Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи. — Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи Ф. Пинель, Д. Конолли, С. С. Корсаков. Феномены госпитализма иантипсихиатрического движения в хх веке

Психиатрия и психотерапия в современном культурном контексте россии и мира

ПСИХИАТРИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ КОНТЕКСТЕ РОССИИ И МИРА

В настоящее время психиатрия и психотерапия — это те виды духовной практики, которые, с одной стороны, наиболее востребованы населением раз­ных стран мира, а с другой — предмет разногласий и ожесточенных споров в профессиональных кругах.

Психиатрия в настоящее время обретает черты гуманной профессии: на смену стеснению в рамках больниц, жесткому патернализму пришли отно­шения партнерства между врачом-психиатром, врачом-психотерапевтом, кли­ническим психологом и пациентом и его родными.

В. Н. Краснов (2000) говорит, что современная психиатрия представля­ет собой триалог: к лечению привлекаются помимо больных их родственни­ки и схематически эти отношения представляют следующим образом (рис. 1).

С точки зрения системного подхода эти отношения можно изобразить так (рис. 2).

Психиатрия и психотерапия взаимно обогащают друг друга. Современ­ный психиатр умеет учитывать особенности семейного психологического кон­текста, других социальных сред, в которых функционируют психически боль­ной ребенок, подросток и взрослый.

Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи. - Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи Ф. Пинель, Д. Конолли, С. С. Корсаков. Феномены госпитализма иантипсихиатрического движения в хх веке

Современное лечение психически больных детей и подростков может осу­ществлять только врач, имеющий профессиональную подготовку в области психиатрии, психотерапии и клинической психологии.

Поэтому, задумывая написание настоящего учебника, коллектив авторов старался соединить вместе данные о психологических особенностях детей и подростков, методах диагностики психических расстройств и их комплекс­ном лечении, которое включает в себя психотерапию и биологические мето­ды лечения.

В трехтомном Американском руководстве по психиатрии под редакцией Сильвано Ариети (1959), помимо описания общей и частной психопатологии, биологических методов лечения психических заболеваний, большое место было отведено описанию различных методов психотерапии.

Нам хочется, чтобы наш учебник имел сходство по структуре изложения с классическим Американским руководством по психиатрии, и мы постара­лись это воплотить, создавая учебник по детской психиатрии.

Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи. - Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи Ф. Пинель, Д. Конолли, С. С. Корсаков. Феномены госпитализма иантипсихиатрического движения в хх веке

Введение ? 17

Содержание учебника отражает современные представления о месте и роли психиатрии, психотерапии и клинической психологии в лечении психи­ческих расстройств у детей и подростков (мы говорим о детской психиатрии, подразумевая, что объектом ее являются дети в возрасте от 0 до 18 лет).

Более 30% объема учебника занимает освещение современных и тради­ционных методов психотерапии, доказавших свою эффективность в детской и подростковой практике, а также основных принципов и методов психоло­гической диагностики.

К сожалению, во многих руководствах по психиатрии описанию мето­дов психотерапии отводится всего несколько страниц.

Учебник написан сотрудниками кафедры детской психиатрии и психо­терапии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного об­разования и другими известными специалистами, поддерживающими твор­ческие контакты с нашей кафедрой.

Коллектив авторов позволил себе изменить сложившийся порядок изло­жения методов лечения.

Принципы медикаментозного лечения нервно-психических расстройств у детей и подростков и характеристики основных классов психотропных пре­паратов, за исключением антиконвульсантов (см. главу 11), приведены в гла­ве 20. Это было сделано потому, что лечение медикаментами детей и подро­стков вообще, а психически больных в частности, требует большой осторож­ности и сугубо индивидуального подхода как в выборе препарата, так и его доз. Психотропные препараты имеют, помимо лечебного, мощные и разнооб­разные побочные эффекты, искажающие как физическое, так и личностное развитие детей и подростков.

Мы согласны с мнением Жан-Пьера Лежандра (1997), директора детского психиатрического и психотерапевтического центра им. Жана Итара в г. Ан-нмасс (Франция): «В лечении психически больных детей необходимо исполь­зовать все возможные психологические средства воздействия на психику, чтобы как можно дольше избегать госпитализации и применения фармакотерапии, которые являются не первым, а последним выбором — выбором отчаяния».

Изучение схем и алгоритмов медикаментозного лечения студентами, ин­тернами и клиническими ординаторами требует непосредственного руковод­ства и контроля со стороны преподавателей.

Задача авторов учебника заключалась в том, чтобы построить его как синтез психиатрии, клинической психологии и психотерапии, оттенив возрастные осо­бенности детей и подростков, находящие свое отражение в клинике нервно-психических расстройств, механизмах психологической защиты, приспособи­тельных эмоционально-поведенческих реакциях и др. Именно поэтому ав­торы допускают повторы с перестановкой акцентов в изложении данных о пе­риодизации психического развития детей.

В настоящее время психотерапия в России переживает бум в своем раз­витии и превращается в новую самостоятельную специальность. Психотера­пия широко интегрируется в различные области медицины. Психиатрия не исключение.

18 ? Введение

К сожалению, до настоящего времени в России не было учебника по дет­ской психиатрии, предназначенного для студентов, интернов и клинических ординаторов. Учебник «Детская психиатрия» Г. К. Ушакова (1973) был по­священ психиатрии вообще, а детской лишь в частности.

История становления психиатрии как клинической дисциплины, ее транс­формация в современную полимодальную медицинскую специальность, ин­тегрировавшую в себя основополагающие принципы медицины, психологии, неврологии и психотерапии, хорошо известны.

Становление новой специальности (субспециальности «психотерапия» в соответствии с приказом МЗ РФ № 337), определение ее параметров но­сит в настоящее время драматический характер.

В связи с этим возникает ряд вопросов.

Психотерапия — это медицина или гуманитарная практика? Теоретичес­кими концептами психотерапии является естественно-научная парадигма (каузальная модель) и/или гуманитарная парадигма?

Психотерапия, несмотря на ее длительный исторический путь становле­ния и развития, новая междисциплинарная специальность, основанная на естественно-научной и гуманитарной парадигмах, интегрирующая в себе та­кие духовные практики (по мере их возникновения), как религия, этика, медицина, философия, педагогика, психология, политика и др.

Психотерапевтическая деятельность в нашей стране, вероятно, не должна быть привилегией одних лишь врачей, но должна осуществляться и психо­логами, и специалистами по социальной работе, то есть профессионалами, име­ющими соответствующую додипломную и последипломную подготовку и не­сущими юридическую ответственность за свою деятельность.

Следует сказать, что вне зависимости от того, кто будет проводить пси­хотерапию — врач, психолог или специалист по социальной работе, все эти специалисты должны иметь углубленную подготовку по психиатрии и не­врологии.

Приведем пример. На занятия групповой психотерапии приходил муж­чина 40 лет, который лечился в психиатрическом стационаре с диагнозом: не­вротическое расстройство. Психолог, проводившая групповую психотерапию, обратила внимание, что мужчина, едва успев сесть в кресло, тут же засыпал. Сон был настолько глубоким, что первоначальная гипотеза, что сон является своеобразной формой защитного поведения, была отринута. Психолог поде­лилась своей тревогой по поводу необычного поведения пациента в группе с его лечащим врачом. Проведенные рентгенологические исследования выя­вили опухоль головного мозга, и возникла необходимость в нейрохирурги­ческом лечении.

Знание психиатрии и неврологии позволяет психотерапевту увидеть за заявленными клиентом психологическими проблемами признаки болезни, если она есть, и признаки здоровья, спрятанные за психологическими коллизия­ми в жизни клиента.

Мы почти не пользуемся термином пациент, а говорим клиент. Когда се­мья приходит на прием, психиатру и/или психотерапевту предстоит отве-

Рефераты:  Возникновение и сущность сознания - Философия | Рефераты

Введение ? 19

тить на вопрос: кто здоров, а кто болен? Симптомы у ребенка — фобии, тики, манкирование учебой, упрямство, грубость — очень часто являются отраже­нием дисфункции семейной жизни.

Что такое психотерапия? Психотерапия — это система психологических воздействий на клиента /клиентов как открытую живую систему с целью оп­тимизации его /их функционирования. С нашей точки зрения, это опреде­ление, психологическое по своей сути, опирается на основные положения си­стемного подхода, которыми наиболее плодотворно пользуются в семейной психотерапии [Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В., 1999; Эйдемиллер Э. Г., Александрова Н. В., Юстицкис В., 2000].

Наконец, можем предложить еще одно определение психотерапии, кото­рое тоже относится к психологическим, но в нем в лучшей степени подчерк­нуты партнерские отношения психотерапевта и клиента: психотерапия — это психологическое взаимодействие психотерапевта/психотерапевтов и клиен­та /клиентов, в результате чего осуществляются конструктивные изменения и личностный рост каждого участника взаимодействия.

Можно продолжить ряд определений психотерапии, и это сделают не менее эффективно другие специалисты, но возникает очередной вопрос: почему наши определения являются по своей сути в большей степени психологичес­кими, нежели медицинскими? На это я отвечаю, будучи врачом по образова­нию и по специальности, что хочу поддержать психологов, оказывающих пси­хотерапевтические услуги, поскольку их роль и место в современном куль­турном и административном контекстах России являются весьма значитель­ными, но они неравноправны по сравнению с врачами.

Законодательство РФ, регулирующее оказание медицинских услуг, зак­репляет это право лечить только за специалистами медицинского профиля и оставляет за скобками деятельность психологов, педагогов, специалистов по лечебной физкультуре без медицинского образования, работающих в орга­нах здравоохранения и вне их. Законодательная база о здравоохранении была создана на основании редукционистских теорий здоровья и болезни и в настоящее время требует существенной модернизации.

Для того, чтобы понять роль и место психиатрии и психотерапии в куль­турном контексте современной России, необходимо осветить сам культурный контекст в его развитии вообще и в России, в частности.

В развитии культуры выделяют три эпохи [Эйдемиллер Э. Г., 2000; Алек-сандер Ф., Селесник Ш., 1995; Зельцер В., 1999, 2000].

  1. Премодерн.

  2. Модерн.

  3. Постмодерн.

В эпоху премодерна мышление человека было магическим, поэтому гла­венствующими методами психиатрии и психотерапии, сохранившими свое значение и сейчас, были различные религиозные ритуалы, гипноз и методы психотерапии, основанные на феномене внушения и самовнушения.

Для эпохи модерна, которая условно начинается с работ Р. Декарта и Д. Локка, характерно стремление отыскивать или приписывать причинно-

20 ? Введение следственные связи как в природе, так и в поведении людей. Важным инст­рументом в познании психики становится метод. Это психоанализ 3. Фрей­да, основанный на наблюдении и интроспекции, и теория условных рефлек­сов И. П. Павлова и основанные на ней методы поведенческой психотера­пии. Психоневрология, понятие, ассоциирующееся с фигурой В. М. Бехтерева, была попыткой целостного понимания человека и его здоровья, болезней.

Психоневрология была предшественницей биопсихосоциальной модели болезни и здоровья человека Т. Юкскюля и В. Везиака (1963, 1990), соглас­но которой каждое заболевание рассматривается как страдание на биологи­ческом, психологическом и социальном уровнях.

Здесь следует более подробно остановиться на основных положениях, которые вызывают дискуссии в методологии современной психиатрии и пси­хотерапии: метод, направление, школа и техники.

Метод — это определяемые границы единства и взаимодействия теории и практики. Применительно к психотерапии можно сказать, что, к примеру, психоанализ являет собой две ипостаси — мировоззрение и метод психотера­пии.

Направление — это группа методов в психиатрии и психотерапии, име­ющих больше сходства, чем различий в теории; имеющих сходство и разли­чие в практическом, то есть технологическом воплощении этих теорий.

В качестве примера сошлемся на психобиологию Адольфа Майера. А. Майер использовал основные положения психоанализа для объяснения психосоциогенеза психических расстройств. Он описал типы реагирования — параноидный, шизофренический, депрессивный и др. В ответ на определен­ные нарушения во внутриличностном и межличностном пространствах че­ловека формируются так называемые психоневрозы в форме, например, ши­зофренического типа реагирования с соответствующей клинической карти­ной [Ариети С, 1959]. В настоящее время многие теоретические положения этого направления в психиатрии подвергнуты ревизии, но близкое к нему на­правление — динамическая психиатрия — успешно развивается [Аммон Г., 1996; Кабанов М. М., 1998].

Школа — это персонификация направления или метода психотерапии (есть основоположник теории, есть ее методология, концепция и программы обучения, система верификации результатов, исследования эффективности и т. д.). К примеру, психоанализ 3. Фрейда, аналитическая психодрама Д. Л. Морено, гештальт-терапия Ф. Перлса, патогенетическая психотерапия неврозов В. Н. Мясищева, динамическая психиатрия Г. Аммона и др.

Техники — это конкретные технологические действия в рамках психо­терапевтического процесса, определяемого параметрами направления или ме­тода. Следует сказать, что техники часто не имеют специфических призна­ков, позволяющих относить их к тем или иным методам психотерапии. К при­меру, работа со стульями в равной степени относится как к аналитической психодраме, так и к гештальт-терапии.

Культура эпохи постмодерна не только включает в себя признаки пре­дыдущих эпох, но и имеет свои характерные признаки.

Введение ? 21

Принцип ризомы * [Делез Ж., Гваттари Р., 1976] предполагает новый способ структурирования как в отношении знания, так и мировосприятия в це­
лом. Для понимания этого принципа в наибольшей степени подходят понятия
«контекст переживаний», «взаимодействия», «семейный контекст», которые пришли из семейной психотерапии [Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В., 1999;
Nichols M., 1984, Brown J. H., Christensen D. N., 1999]. Контекст бытия — это поле описания всего того опыта, которое входит в рамки исследования или описания. При этом отсутствует классическое деление на целое, частное, под­
чиняющее и соподчиненное. Речь идет о неоднородном поле идентичности.

Контекст характеризуется несимметричностью, вследствие чего так назы­ваемая периферия бытия может оказаться более значимой, чем «центр». В ана­литической психодраме, которой я занимаюсь много лет и которую считаю одним из наиболее универсальных и эффективных методов психотерапии, пригодных для детей, подростков и взрослых, «маленькие» детали, напри­мер, уточнение цвета обоев, времени суток, открыты или закрыты двери в ком­натах, в психодраме протагониста имеют подчас большее значение для дос­тижения им инсайта и катарсиса, чем формулирование и проговаривание им основной темы. Ризома пришла на смену структуре.

  • Время становления эпохи постмодерна — весьма подвижная грани­ца, охватывающая конец 20-х годов XX века и наши дни.

  • Критика абсолютизма разума, так называемого научного познания, ос­нованного на догмате измерения. Помимо измерений в современной психо­логии наиболее важным стало вслушивание, вчувствование, взаимная эмпа-тия. Диктатура рационального объяснения, действия, последействия и след­ствия уступила место созданию и воссозданию контекста множественной ин­терсубъективности.

  • Критика классической противопоставленности субъекта и объекта. Согласно этому критерию взаимоотношения психотерапевта и клиента сле­дует рассматривать как интерсубъективные.

Рефераты:  Реферат: Определенный интеграл -

На сеансе индивидуальной аналитической психотерапии в случае явле­ний переноса и противопереноса происходит взаимное выстраивание обра­зов друг друга психотерапевтом и клиентом (рис. 3).

В начальной фазе психотерапии специалист, имеющий личную биогра­фию, соответствующие профессиональные качества, опыт самораскрытия и ин­вентаризации личного психологического пространства, проницаемые внутрен­ние и внешние границы «Я», демонстрирует клиенту эмпатию, принятие его таким, какой он есть, инициативу. Клиент же предъявляет психотерапевту свои страхи, тревогу, ригидные паттерны эмоционально-поведенческого реа­гирования, а также — веру и надежду, что психотерапевт ему поможет. Гра­ницы личностного пространства клиента либо размыты, либо жесткие, боль­шая часть его потенциала оказывается невостребованной.

* Ризома — особое строение корневой системы некоторых растений, при которой эле­менты этой системы так переплетены с почвой, что чрезвычайно трудно распознать, отно­сятся эти элементы к почве или к корням.

Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи. - Эволюция этических и правовых стандартов психиатрической помощи Ф. Пинель, Д. Конолли, С. С. Корсаков. Феномены госпитализма иантипсихиатрического движения в хх веке

Введение ? 23

В средней фазе психотерапии продолжается процесс взаимодействия, в ко­тором важнейшими сенсациями являются взаимовосприятие, взаимная акцеп­тация личного материала психотерапевта и клиента, причем психотерапевт, и в этом его сила и профессионализм, усваивает для себя лишь то из матери­ала клиента, что способствует умножению его потенциала и опыта. Границы клиента становятся более проницаемыми, вследствие чего он способен осуще­ствлять инвентаризацию и коррекцию своего и чужого опыта.

На заключительной фазе психотерапии клиент завершает «встраивание» в себя того материала, который образовался в процессе взаимоотношений/ взаимодействий с психотерапевтом, инвентаризацию и коррекцию своего опы­та. Наличие проницаемых внешних и внутренних границ позволяет клиен­ту осуществить интеграцию уже имевшегося опыта и вновь приобретенного. Это полностью самостоятельная аутентичная личность, освободившаяся от за­висимости от психотерапевта. Психотерапевт в результате общения с клиен­том либо подтверждает, либо подвергает сомнению тот опыт переживаний, ко­торый был у него ранее. При профессиональном занятии психотерапией пси­хотерапевт всегда оказывается в выигрыше в выстраивании собственной лич­ности. В случае непрофессионализма противопереносы часто разрушают его личность («синдром эмоционального сгорания специалиста»).

  • В эпохе постмодерна подвергается критике принцип функциональ­ности, который предполагает жесткое слияние предназначения личности, ее судьбы и аутентичности с выполнением социальных ролей. В тоталитарных обществах принцип функциональности был жестко самодовлеющим, и каж­дый человек рассматривался как элемент большой государственной машины.

  • Преобладающими теориями в философии и психотерапии становится теория социального конструктивизма и нарративный (повествовательный) подход [Efren J. S., Lukens M. D., 1992, Seltzer W. J., 2000]. Благодаря ра­ботам чилийских биологов Умберто Матурана и Франсиско Варела стало понятным, что так называемые «очевидные» в биологии факты далеко не все­гда являются таковыми. Очень трудно отнести тот или иной вид животных, организмов на определенные позиции классификаций. К примеру, большую панду одно время относили к медведям, потом к енотам, потом снова к мед­ведям, причем, оказалось, что и еноты, и медведи являются представителями одной большой семьи.

Суть конструктивизма заключается в осознании того, что наши предпо­ложения о мире невозможно непосредственно подтвердить.

«Язык — это самое главное, без него невозможны были бы такие слож­ные согласования действий в социальном сообществе, и именно поэтому кон­структивисты настаивают на том, что человеческие жизни, в сущности, явля­ются «разговорами». Следовательно, конструктивистская психотерапия в фи­гуральном и буквальном смысле представляет собой особую форму «разго­вора» [Эйдемиллер Э. Г., Александрова Н. В., Юстицкис В., 2000].

Основное допущение конструктивистских и нарративных психотерапев­тов заключается в том, что все, что мы говорим, опирается на какую-то тради­цию, на то, что мы привыкли что-то понимать каким-то определенным обра-

  • 24 ? Введение зом, и все сказанное имеет смысл только в рамках этой традиции. Если что-то вырвать из контекста, то оно потеряет смысл. Если мы поместим фрагмент сообщения в новый контекст, то он будет означать что-то другое. Понимание между людьми возникает в условиях взаимосозданного и взаиморазделяе-мого контекста переживаний. «Стол — это то, что наиболее часто обознача­ется этим словом» — это утверждение справедливо лишь тогда, когда обща­ющиеся договорились о границах контекста взаимоотношений и о способах проверки качества понимания. При нарушении этих условий «стол» в на­шем понимании может трансформироваться в «стул». Основной тезис кон­структивистского и нарративного подходов — «практичность» вместо «ис­тинности». Наверно, из всех сфер социального функционирования общение в семье и в ситуации психотерапии имеет больше всего шансов иметь при­знаки «понимающего общения».
  • Ответственность за свое самоопределение, самоактуализацию яв­
    ляется прерогативой самой личности.
    Речь идет об ответственном самофор­
    мировании (Петер Козловски).

Главенствующей ценностью эпохи постмодерна является свобода, которая предполагает, помимо всего прочего, отказ от завоевательности и расшири­тельное™ в области духовных практик. К сожалению, опыт общения и вза­имоотношений психотерапевтов в России является противоречивым: все го­ворят об объединении, но при этом продолжается конкурентная борьба пред­ставителей разных школ, ассоциаций, учреждений и просто отдельных пси­хотерапевтов.

Тема, которая волнует всех, но о чем никто не говорит вслух — это власть и деньги. Кто будет определять параметры специальности, стандарты обуче­ния и сертификации, кто будет иметь большее влияние — это тот неявный в декларировании, но более чем явный в поступках лейтмотив развития пси­хотерапии в современной России.

Преодоление научного монизма и декларация множественности форм познания. Отношения традиционной медицины, в частности, так на­
зываемой научной психотерапии с альтернативной медициной и психотера­
пией характеризуются закрытостью и враждебностью. Причем большую враждебность демонстрирует официальная медицина, а альтернативная ме­
дицина отвечает игнорированием официальной медицины.

Даже если мы не знаем механизмов лечебного действия методов нетра­диционной медицины, то мы должны констатировать, что многие целители об­ладают такими важными качествами, как умение осуществлять присоедине­ние, наводить трансы, стимулировать переносы, вселять веру и надежду. Весь вопрос в том, как будут использованы эти возможности, с какой степенью профессионализма.

Наконец, в эпоху постмодерна актуализируются качества готичес­
кой культуры с ее стремлением к чистоте.
Функциональность заменяется принципом органичности. Все многообразие природы, человеческого бытия по­
нимается как взаимосвязанное, как живое, которое развивается по своим за­
конам. Метафорой этого принципа может служить ландшафт, в котором есть

Введение ? 25

река, луга, кустарники, деревья, различная живность, которая является само­ценной, но ни в коем случае не выступает в роли «младших братьев», небо, солнце и человек, который пытается обучиться неагрессивному существованию.

В настоящее время исследователи насчитывают от 600 до 1000 методов психотерапии [Карвасарский Б. Д., 2000; Макаров В. В., 2000]. Совершен­но очевидно, что методов психотерапии значительно меньше, а увеличение ко­личества методов связано с тем, что каждый психотерапевт стремится скорее персонифицировать свой опыт, нежели признаться в том, что он является уче­ником и последователем другого психотерапевта.

Рефераты:  Правила техники безопасности при проведении занятий по легкой атлетике

Для того чтобы лучше ориентироваться во всем многообразии методов и техник психотерапии, лучше воспользоваться предложением М. М. Решет­никова (2000) и подразделить методы психотерапии по следующим направ­лениям [Эйдемиллер Э. Г., 2000]:

  1. методы психотерапии, основанные на внушении и самовнушении;

  2. поведенческая психотерапия;

  3. когнитивная психотерапия; последние два направления многие иссле­дователи объединяют [Федоров А. П., 1998; Холмогорова А. Б., 2000];

  4. психоаналитическая (психодинамическая) психотерапия;

  5. экзистенциальная (гуманистическая) психотерапия;

  6. семейная психотерапия.

Разумеется, в современной России одни направления психотерапии луч­ше развиты, как скажем, первое, второе, а другие — хуже, например, психо­анализ и семейная психотерапия.

Отнесение семейной психотерапии к самостоятельному направлению дос­таточно спорно и имеет больше противников в нашей стране, чем сторонников.

Какие у меня есть основания выделить семейную психотерапию в само­стоятельное направление?

Во-первых, собственный психотерапевтический опыт. Мне повезло быть вместе с В. К. Мягер, А. И. Захаровым, Т. М. Мишиной, В. М. Воловиком, В. В. Костеревой и А. С. Спиваковской основоположником семейной психо­терапии в СССР и России. Мы поняли, что семья является уникальным со­циальным организмом, имеющим свои уникальные специфические призна­ки и свои механизмы функционирования:

  1. структура базисных семейных ролей;

  2. учение о вертикальных и горизонтальных стрессорах — концепция «патологизирующего семейного наследования» [Эйдемиллер Э. Г., 1990; Nichols M., 1984, Brown J. H., Christensen D. N.. 1999];

  3. семья как живая открытая система, функционирующая в неравновес­ных условиях;

  4. семейные подсистемы и границы;

  5. семейные мифы;

  6. семейные когнитивные сценарии, «наивная семейная психология» В. Юстицкиса и Э. Г. Эйдемиллера (1990; 1999).

Во-вторых, наличие разнообразных теорий, объясняющих функциониро­вание семьи как целого.

26 ? Введение

В-третьих, близость и взаимопроникновение этих теорий в объяснении функционирования семей — психодинамические, системные, структурные, коммуникативные и стратегические теории семейной психотерапии — ско­рее дополняют друг друга, чем опровергают.

В-четвертых, именно в семейной психотерапии впервые получили свое развитие конструктивистский и нарративный подходы, которые, с моей точ­ки зрения, явились своеобразной интеграцией философии постмодерна, тео­рии и практики психоанализа, системного подхода (общей теории систем Людвига фон Берталанфи), психотерапии, основанной на опыте, по В. Са­тир и К. Витикеру.

В настоящее время является доказанным факт, что использование семей­ной психотерапии в комплексном лечении и реабилитации больных с пси­хозами, невротическими и психосоматическими расстройствами повышает эффективность на 40 % [Эйдемиллер Э. Г., 2000; Макарова О. Ф., 2002].

Авторы учебника построили изложение материалов в соответствии с тре­бованиями МКБ-10, но при этом мы пользовались отечественными традици­ями преподавания психиатрии и придерживались традиционной классифи­кации психических расстройств у детей и подростков. Из-за этого возникли большие трудности, которые, с моей точки зрения, удалось лишь минимизиро­вать. Некоторые классы расстройств, например, аутизм, энурез, энкопрез и другие, пришлось излагать дважды в главах. Это связано с тем, что данные расстройства полиэтиологичны, и в одних главах акцент сделан на роли психогении в происхождении расстройств, а в других — на биологических (органических) факторах.

В МКБ-10 отсутствует раздел «Психосоматические расстройства», кото­рый есть в данном учебнике в связи с их чрезвычайной актуальностью.

Периодизацию психического развития детей и подростков пришлось из­лагать разным авторам в разных главах (не только в главе 1) в связи с тем, что включение этого материала позволило воспринимать более рельефно фор­мирование психопатологических расстройств, сексуальности и др.

Некоторые классы расстройств не нашли своего отражения на страницах учебника, а некоторые изложены лишь конспективно. Мы отважились вклю­чить в учебник в качестве самостоятельной главы «суицидальное поведение». Это связано с тем, что суициды стали в настоящее время одной из самых глав­ных проблем не только и не столько психиатрии, сколько всего человечества.

Надеемся, что это привнесет некоторый аспект дискуссионности, который обычно отсутствует в учебниках.

К сожалению, в России отсуствуют специальности «детская психиатрия» и «детская психотерапия», что сдерживает экспансию соответствующих спе­циалистов в учреждения здравоохранения, образования, социальной защиты, а это в свою очередь негативно влияет на качество предоставляемых меди­цинских услуг.

Надеюсь, что выход в свет данного учебника хотя бы в малой степени бу­дет стимулировать процесс рождения этих специальностей и, соответственно, столь нужных подрастающему поколению специалистов.

Введение ? 27

Вряд ли этот учебник был бы написан, если бы не дружеская поддержка наших родных и близких. Большое им спасибо!

Особая благодарность нашим учителям и коллегам — тем, кого уже нет с нами: Г. Б. Абрамовичу, Е. С. Авербуху, К. М. Варшавскому, С. И. Кога­ну, А. Е. Личко, Н. А. Михайловой, С. С. Мнухину, В. Н. Мясищеву, Д. С. Озерецковскому, А. М. Свядощу, И. Ф. Случевскому, Ф. И. Случев-скому, П. И. Ивайкову и О. И. Тарасовой, К. Витикеру, В. Сатир (США), С. Лебовиси (Франция), Р. Эчкамб (Великобритания).

Для всех нас большая честь, что мы учились и пользовались советами тех учителей и коллег, опытом которых мы имеем счастливую возможность пользо­ваться и сейчас, благодаря непосредственному контакту с ними: Л. И. Вас-сермана, В. Д. Вида, А. И. Вовка, В. И. Гарбузова, Р. М. Грановской, Ю. М. Губачева, А. И. Захарова, Д. Н. Исаева, Г. Л. Исуриной, В. Е. Кага­на, Б. Д. Карвасарского, С. С. Либиха, Ю. В. Попова, Л. П. Рубиной, Б. Е. Микиртумова, В. К. Мягер, В. С. Плаксиной, В. К. Смирнова, В. А. Ташлыкова, А. П. Федорова, В. Д. Менделевича, А. С. Спиваковской, А. Б. Холмогоровой, А. 3. Шапиро, Ю. С. Шевченко. Большое спасибо!

Мы не можем не упомянуть словами благодарности замечательных пси­хотерапевтов, которые живут за пределами России и которые щедро дели­лись с нами своим опытом: Ю. Аалтонена (Финляндия), Джил Горел Барнс, Аллана Куклина, Д. Робертса (Великобритания), Ж.-Б. Гильомина и Ж.-П. Лежандра (Франция), Д. Киппера (США), С. Кратохвила (Чехия), Г. Лейтц (ФРГ), К. Хааланд (Норвегия) и многих других.

Этот перечень имен лишний раз подтверждает мнение: никто никого не может научить. Научиться может лишь тот, кто хочет этого. Мы выбрали именно этих людей в качестве Учителей.

Настоящий учебник предназначен для студентов старших курсов меди­цинских и психологических вузов, интернов и клинических ординаторов.

В заключение хочется пожелать коллегам и ученикам учиться понима­нию, терпению и толерантности, расти самим и не мешать росту других.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий