Курсовая работа: История развития и современное положение информационного общества —

Курсовая работа: История развития и современное положение информационного общества - Реферат

Информационная культура как фактор развития информационного общества

Информационная культура как фактор развития информационного общества

Пронина Людмила Алекссевна — профессор Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

Аннотация: Рассматриваются теории информационного общества, где предмет аналитики —

культура. Осуществлен факторный анализ и раскрывается роль и место информационной культуры в развитии современного общества и личности.

Ключевые слова: теории информационного общества, информационная культура, факторы развития общества и личности.

В ХХ веке среди основных направлений информатизации стали выделять:

• применение микропроцессоров и ЭВМ для управления разнообразными процедурами на производстве, в транспорте, быту и т.п.;

• автоматизацию интеллектуальных работ в целях сокращения сроков их выполнения, повышения качества и т.п. (автоматизированный поиск информации, в том числе для принятия управленческих решений, машинный перевод, автоматизированное проектирование, создание и использование экспертных систем, автоматизация проведения научных исследований и т.п.);

• частичную или полную замену многих видов печатных изданий их электронными аналогами, что увеличит их эффективность как средства передачи информации и обеспечит экономию бумаги, дефицит которой в мире непрерывно возрастает;

• создание все более совершенных систем и сетей электронной коммуникации, позволяющих значительно быстрее и с меньшими затратами решать широкий спектр разнообразных транспортных задач (электронная почта, покупки и финансовые расчеты по каналам электросвязи, телеконференции и т.п.).

Данные процессы особенно активизировались в 70-80-е годы, и именно они стали оказывать глобальное влияние на культуру. В качестве основных составляющих интенсификации информационных процессов мы выделяем: неуклонное возрастание скорости передачи

сообщений, увеличение объема передаваемой информации, ускорение обработки информации, все более полное использование обратных связей, увеличение объема добываемой новой информации и ускорение ее внедрения, рост технической оснащенности управленческого труда. Многие ученые в данном явлении усмотрели признаки перехода к новому этапу в развитии общества, что привело к появлению различных концепций, известных как теории информационного общества. И теоретики, и практики признавали, что в обществе существенно меняется роль информации и информационных ресурсов.

Сегодня мы имеем дело с новым качеством окружающего нас мира, сферы. Так, В.И. Вернадский рассматривал проявления исторического единства культуры, ее планетарный характер как ноосферный процесс [5, с.63]. Опираясь на философские идеи, социокультурные и

естественнонаучные сведения предшественников, он выделил три основные позиции возможного перехода от биосферы к ноосфере: вселенскость, идея единства человечества и усиления роли народных масс в общественной жизни. В настоящее время идеи В.И. Вернадского получили широкое распространение, а его учение о ноосфере используется как базовое.

Так, Р.Ф. Абдеев выделяет следующие черты информационной цивилизации. Сокращается число занятых в промышленном производстве и сельском хозяйстве. Однако уменьшение числа работников «у станка» приводит не к упадку производства, а к росту его эффективности за счет применения передовых технологий, роботизации и повышения квалификации работающих. Эффективный труд увеличивает массу свободного времени граждан -для досуга, туризма, повышения культуры, самообразования. Информация становится новым ресурсом человечества. Наукоемкие производства с минимальным использованием сырья и энергии позволяют даже малым государствам, многие из которых не имеют собственных природных ресурсов, добиваться впечатляющих успехов в экономике (например, Голландия, Дания, Тайвань, феномен Сингапура). Государство в новой цивилизации не «отмирает»: оно

может иметь процветающую экономику и прогресс в социально-культурном плане лишь при

взаимодействии пяти независимых властей — законодательной, исполнительной, судебной, власти информации и власти интеллекта, причем последние две власти должны пронизывать все остальные. Здесь власть информации означает свободу печати, гласность, обилие общедоступных банков данных, причем невиданно возрастает динамизм экономики, создаются глобальные рыночные механизмы. Перемены в сфере материального производства ослабляют значение ряда социальных категорий (классовой борьбы, противоречия между трудом и капиталом, безработица, обнищание пролетариата). Но возникают новые: … вновь актуализируются факторы времени и компетентности. В хорошо поставленные системы образования и здравоохранения вкладываются капиталы для их совершенствования. Несомненны успехи в охране природы [1, с.95].

Из данного перечня видно, что кардинальные изменения в различных направлениях развития общества связаны с информацией, информационной деятельностью. Страны, не вступившие своевременно на путь информатизации, обречены не только на экономическое, технологическое и политическое, но и на культурное отставание, причем это отставание, начиная с некоторого момента, может стать исторически необратимым.

Мы попытаемся охарактеризовать ряд концепций развития общества для определения характерных признаков и приоритетов современного развития, прежде всего, культуры. Рассмотрим концепцию постиндустриального общества Д. Белла [3], главный смысл которой -преодоление проблем технико-экономического роста и переход к развитию культуры и человека, стимулирование социальной динамики и этики свершения. Исторически сложившаяся культура содержит в себе особые информационные структуры, которые, с одной стороны, обеспечивают управление системой, ее саморегуляцию, а с другой — отражают достаточно полную информацию о культуре в контексте создания образовательных моделей, причем эволюция последних должна соответствовать основным фазам и характеристикам эволюции культуры [24]. Теория Д. Белла стала первой попыткой понять суть информации (применительно к развитию общества) и развивающихся коммуникативных технологий, в его новаторской работе выведены принципы, которые актуальны и по сей день. Он полагает, что мы входим в новую систему, которая характеризуется главным образом возрастанием количества и значения информации. Д. Белл считает, что информация и в количественном и в качественном отношении является ключевой категорией для постиндустриального общества, а постиндустриализм ведет к увеличению информации, находящейся в пользовании. Он утверждает, что в обществе происходит качественный сдвиг, особенно заметный в связи с возрастанием роли того, что он называет теоретическим знанием. В мире становится не просто больше информации, здесь вступает в игру другой тип информации — знание (во многом он был прав, ибо сегодня современное общество все чаще называют обществом знания). Д. Белл утверждает, что продвинутые общества «радикально разъединены» [3], при этом выделяются независимые «сферы» — социальная структура, политика и культура, которые существуют автономно. Один из критериев развития общества, по его мнению,

— это распад «общей системы ценностей» [24, с.12], ранее поддерживаемой обществом в целом. В его работе [24] главной темой стал именно такой распад некогда интегрированного этноса и потребностей социальных структур. Он уделяет особое внимание возрастающему числу специалистов-профессионалов, предлагает типологию общественного устройства, которая определяется доминирующим типом наемного труда: главенствующую роль играет занятость в сфере услуг. Он пишет, что жизнь в «постиндустриальном обществе основана на услугах. и является взаимодействием с людьми. Главную роль играет не грубая мускульная сила, не энергия, а информация» [24, с.127]. Работа в сфере услуг — это информационная работа, а доминирование занятости в сфере услуг неизбежно ведет к возрастанию количества информации.

Одна из наиболее интересных и разработанных философских концепций информационного общества (она довольно часто рассматривается в различных работах) принадлежит И.Масуде [30, 31], который в качестве фундамента нового общества рассматривает компьютерные технологии. Он особое внимание уделяет трансформации человеческих ценностей в глобальном информационном обществе.

Работа М. Кастельса «Информационная эпоха»[26] представляет собой

энциклопедический анализ роли информации. Он утверждает, что современная цивилизация носит действительно универсальный характер, рассматривая социальные структуры — технологии, экономику, трудовые процессы, которые присущи информационной эпохе, социологии «сетевого

общества», политику [27]. Его главный аргумент состоит в том, что «информационная эпоха» возвещает появление «нового общества», которое возникает благодаря развертыванию сетей (обеспечиваемых информационно-коммуникативными технологиями) и в котором приоритетное значение имеют информационные потоки. Он никогда прямо не говорит о возникновении информационного общества. По его мнению, все общества использовали информацию (и с этим следует согласиться) и соответственно термин «информационное общество» не имеет большой аналитической ценности для определения особенностей наступившей эры [9, с.21]. Описывая наше время, он предпочитает термин «информационный капитализм». Информационализм (ключевой для М. Кастельса термин) означает «воздействие знания на знание как основной источник производительности» [26, с.17], переход к «новой экономике», а также к «новому обществу». По его словам, «знание и информация стали главным сырьем современного производственного процесса, а образование — основным качественным показателем труда, (а потому) новыми производителями при информационном капитализме являются те генераторы знаний и обработчики информации, чей вклад в экономику. наиболее значим» [27, с.345].

Большой интерес для нас представляет теория Т. Уэбстера, который, в частности, рассматривал информацию как товар и анализировал рынок сетевых услуг. Рыночный подход к информационной сфере, по его мнению, привел к уменьшению финансовой поддержки информационных центров, урезанию бюджетов музеев, художественных галерей, библиотек, органов государственной статистики, системы образования [37]. С середины 1970-х годов правительственная политика Великобритании состояла в том, чтобы наиболее эффективным путем осуществить в стране «информационную революцию», и таким путем превратить информационное обслуживание в бизнес. С этой целью бюджетное финансирование информационной сферы было сокращено, в ряде центров стал насаждаться коммерческий подход к деятельности. Г.Шиллер стал свидетелем аналогичного развития событий в США. Все это казалось «попыткой распространить коммерческий подход к информации на всю социальную сферу» [37, с.195]. В результате библиотеки сократили часы работы, стали испытывать нехватку средств на приобретение книг, платным стал доступ на выставки, на которые раньше был свободный вход и т.д. Цены на информацию органов власти повышались, опережая инфляцию, в университетах сокращались курсы, не пользующиеся большой популярностью. Г.Шиллер все это называет «постепенной деградацией социальной сферы и общественных служб», которая в будущем серьезно скажется на способности общества создавать и потреблять информацию.

По мнению Х. Юргена, публичная сфера, возникшая в эпоху зарождения капитализма, в середине и конце ХХ века пришла в упадок. Он рассматривает проблемы управления информацией и манипулятивных технологий. Ряд аналитиков пришли к выводу, что создание и распространение информации подчинено целям рекламных кампаний, стало делом специалистов по дезинформации из министерства обороны, экспертов по связям с общественностью, парламентских лоббистов, развивается общество, в котором несоразмерно большую роль играют «надежные источники», близкие к правительственной Даунинг-стрит. Концепция информационной сферы была использована для анализа изменений в трех взаимосвязанных областях. Первой стали такие институты публичной сферы как Би-Би-Си и сеть библиотек. Авторы утверждали, что информационным функциям этих учреждений был нанесен ущерб. Вторая область связана с общим беспокойством, которое вызывает превращение информации в товар. Третья — это общее состояние системы коммуникаций в современном обществе, в которой, по мнению аналитиков, в силу разных причин создается и распространяется все больше недостоверной и искаженной информации. Публичные библиотеки в Великобритании — это лучшее приближение к тому, что называется публичной сферой. Исчезновение публичных библиотек приведет к существенному обеднению информационной среды жизни [37, с.246].

Следует остановиться еще на одной тенденции — на формах присутствия корпораций в информационной сфере. В связи с этим Т.Уэбстер выделяет три основные черты управления с помощью информации — придание информации искусственного глянца, запугивание и цензуру [37], но одновременно проявляется и другая тенденция: у людей появились средства и желание шире участвовать в публичной сфере, а сама она приобретает более открытый характер, существенно повышается образовательный уровень населения, улучшается качество информации -она стала полнее и глубже, а количество участников — больше, чем когда-либо в прошлом, да и участвовать во всем, что связано с публичной сферой, теперь гораздо легче, чем прежде. Таким

образом, авторы различных концепций пытаются определить последствия информатизации для развития культуры и образования.

К теме информационного общества неоднократно обращались и отечественные ученые. Так, А.И.Ракитов писал, что переход к информационному обществу предполагает превращение производства и использования услуг и знаний в важнейший продукт социальной деятельности, причем удельный вес последних будет возрастать. Главной целью такого общества является обеспечение правовых и социальных гарантий того, что каждый член, находясь в любом месте и в любое время, сможет получить любую информацию. А критерием развития такого общества могут служить количество и качество имеющейся в обработке информации, ее эффективная передача и переработка, а также доступность информации для каждого человека [13, 14, 15]. Следовательно, утверждается главенство информационного критерия для оценки развития общества, где в качестве базового признака выделана доступность информации.

И.С. Мелюхин констатирует, что концепция информационного общества может послужить объединяющим идейным началом для России, ибо она дает целостное видение целей и задач общественного развития, предлагает конкретные пути их достижения, имеет не идеологизированный характер [10, с.5].

Следовательно, опираясь на анализ существующих концепций, можно выделить пять признаков современного общества, которые связаны с параметрами идентификации новизны: технологический; экономический; связанный со сферой занятости; пространственный; культурный. В рамках первого подхода, утверждается, что множество технологических инноваций, появившихся в конце 1970-х годов, кабельное и спутниковое телевидение, компьютерные сети, персональные компьютеры, новые офисные технологии, онлайновые информационные услуги и текстовые редакторы, CD-ROM должны привести к социальному переустройству, ибо их воздействие на общество очень значительно. Яркий представитель — Э. Тоффлер, который утверждает, что мир постепенно формируется тремя волнами технологических новаций. Первой была сельскохозяйственная революция, второй -промышленная, третьей — информационная, которая предвещает новый образ жизни. Здесь главная роль отводится информационно-коммуникативным технологиям, но их появление, как отправная точка нового общества, просто утверждается [35]. Представители данного течения утверждают, что новые технологии оказывают влияние на все аспекты социальной жизни, а информационным технологиям в социальных переменах принадлежит главенствующая роль. С этим согласиться трудно, так как технологии — это совокупность приемов, операций, это средство, которые мы используем в различных целях, а сами цели определяются отнюдь не технологиями.

Экономический критерий предполагает учет роста экономической ценности информационной деятельности. Если человек может предположить увеличение доли информационного бизнеса в валовом национальном продукте, то он может прийти к выводу, что экономика стала информационной. Первым об этом заговорил Ф. Махлуп из Пристонского университета (1962 г.). К информационным отраслям он отнес образование, право, издательское дело, средства массовой информации и производство компьютеров, постарался установить их меняющуюся экономическую ценность. Позднее в решение этой проблемы большой вклад внес М. Порат. Он ввел различие между первичным и вторичным информационным сектором экономики.

Рефераты:  🚀 Курсовая работа на тему "Ограничение дееспособности и признание граждан недееспособными" - готовая работа бесплатно

Критерий, связанный со сферой занятости, присутствует в работах Д.Белла. Он рассматривает структуру занятости населения и модели наблюдаемых изменений в обществе: большинство населения работает в информационной сфере. Здесь информация продвигается и производится в сфере занятости и реализуется в людях через обучение и опыт. Хотя сегодня, на наш взгляд, уже невозможно выделить ту занятость в информационной области, которая занимает стратегически центральное место, а информационный аспект присутствует в любой сфере занятости.

Пространственный критерий выделяют в тех концепциях, которые основываются на географическом принципе. Главный акцент делается на информационные сети, которые связывают различные места, а потому могут оказать воздействие на организацию времени и пространства. «Проводниковое общество», функционирующее на национальном, международном

и глобальном уровнях, обеспечивает «информационная кольцевая магистраль». Мы все больше вовлекаемся в работу сетей. Распространена мысль, что появление электронных «супермагистралей» изменило отношение к потоку информации (М. Кастельс), что приведет, возможно, к пересмотру отношений время-пространство. В сетевом обществе затруднения, связанные со временем и пространством, во многом преодолеваются, а это знаменует трансформацию социального устройства. Информационные сети — отличительная черта современных обществ, но возникает вопрос: что же является сетью, ибо рассматривать это только с технической позиции сегодня уже нельзя. Да, мы живем в сетевом, с информационной точки зрения, обществе.

М. Кастельс предлагает свой вариант. По нему, ядром такой новой формы коммуникационной организации общества является не информация, а «сетевая логика его базисной структуры», придающая распространяемой информации особые качества и функции, системно преобразующие все основные сферы жизнедеятельности людей — от экономики и политики до образования и культуры [9]. Он стремится продемонстрировать роль компьютерных линий связи, которые пронизывают жизнь мира горизонтально и вертикально, внутри стран и регионов, трансконтинентально и транснационально.

Наконец, критерий культуры. Значение информации в социальной жизни сегодня резко возросло: телевидение с множеством каналов, доступ в Интернет, радиостанции, кино — важный элемент окружающей среды, где все больше афиш, рекламы. Мы живем в медиа нагруженном обществе, где все теснее связи с информационной средой, а информационное содержание социальных отношений стало гораздо более значимым. Мы существуем в медиа насыщенном пространстве, что означает: жизнь существенно символизируется, она проходит в процессах обмена и получения (или попытках обмена и отказа от получения) сообщений о нас самих и о других. Информация обладает свойством взаимодействия, как с духовным, так и с материальным миром человека. Это значит, что информация определяет социокультурную жизнь человека и его материальное бытие. В связи с этим, можно утверждать, что современная культура более информативна, чем любая предшествующая. Признаком третьей волны является культ знания и отождествление уровня культуры с количеством информации, доступной человеку для ее практического применения. С этой точки зрения, прогресс культуры совпадает с накоплением информации, и ее распространением. «Сегодня один человек узнает за день больше нового, чем его предок, живший в саване, узнавал за всю жизнь» [18, с.15].

По мнению футурологов, высказанных в начале 70-х годов прошлого века, развитие информационной техники вызовет более глубокие социальные изменения, чем те, которые имели место в результате появления книги или кино. Будущая информационная техника позволит, например, использовать новые методы обучения, установить новый ритм жизни, коренным образом изменить облик мира, связанного с выполнением работы, свети до минимума различие, существующее между высокоиндустриальными и развивающимися странами в области образования. Дальнейшее развитие нашей цивилизации подтвердило многие прогнозы того времени.

В конце 70-х-начале 80-х годов получили широкое распространение прогнозы по модернизации вычислительной техники, практической реализации идей искусственного интеллекта и внедрению новой информационной технологии во все сферы человеческой деятельности. Эти прогнозы в значительной степени связаны с социологической концепцией ряда футурологов, получившей название «информатизация общества». Среди данных работ следует выделить проекты, поддержанные правительствами Франции и Японии. Так, доклад С.Нора и А. Мэнка так и называется «Информатизация общества», где во вводной части говорится: «Информационная революция вычислительных машин будет иметь далеко идущие последствия. Она не является единственным техническим новшеством последних лет, но она создает общий фактор, позволяющий ускорить действие всех остальных. Она в такой степени изменила методы переработки и хранения информации, что это повлечет перемены в «нервной системе» всех организаций и всего общества. До недавнего времени вычислительная техника была дорогой, трудно управляемой, доступной лишь сильным мира сего. Именно поэтому она оставалась элитарной, выполняла немногие функции в ограниченном числе предприятий, применялась лишь в самых крупных и мощных из них. Но теперь появилась массовая вычислительная техника, она

наводнит общество, как некогда электричество. Два фактора лежат в основе этого превращения. Прежде существовали лишь большие вычислительные машины, теперь имеется множество мощных и недорогих миниЭВМ. И они перестали быть изолированными, они связаны друг с другом «сетями». Растущее смыкание вычислительных машин и телекоммуникации, которые мы называем «телематикой» (а в США «коммуникацией»), открывает совершенно новые горизонты» [33]. Составители обращают внимание на изменение занятости населения в таких областях, как банковское дело, страхование, социальное обеспечение, почтовая связь, делопроизводство, торговля и т.д. Полная автоматизация способна обеспечить новые темпы экономического роста за счет стимулирования внутреннего спроса не только в обычных видах потребления (жилье, автомобили, электроприборы и т.п.), но и в удовлетворении потребностей в области культуры, организации досуга, туризма. Таким образом, базовой концепцией в этом случае является социально-культурная, где полезность информации рассматривается как удовлетворение социальных и культурных потребностей, а сущность информации — коммуникационная. В результате формируется единое информационное единство всей человеческой цивилизации, где реализован свободный доступ каждого человека ко всем информационным ресурсам.

Э. Тоффлер отмечает, что человечество живет в мире клип-культуры, то есть в мире, где распространены клипы информации: объявления, команды, обрывки команды, обрывки новостей. Вместо того, чтобы заимствовать готовую идеальную модель реальности, люди должны сами снова и снова изобретать ее. Он одним из первых подметил произошедшие коренные изменения в культуре общества. Нарастающая сила потока информационного обмена между людьми породила новый тип культуры, в которой все подчинено необходимости классификации, унификации с целью наибольшей компрессии и повышения эффективности при передаче от человека к человеку, будь то лично или через средства массовой информации [21].

С точки зрения Э. Гидденса (автора теории структуризации) мы живем в эпоху «радикальной модернизации», отмеченной масштабным проявлением особенностей. Он утверждает, что современное общество было «информационным» с самого своего начала, произошла лишь «информатизация» социальных связей. Ключевым в его теории рефлексивной модернизации является положение о возрастающей организации социальной жизни.

Модернизация общества — это увеличение возможностей выбора для его членов, но она же требует на каждом уровне организации общества повышения рефлексивности. Под ростом рефлексивности Э. Гидденс понимает все более полное отслеживание ситуации (состоящее в сборе информации), которое позволяет нам накопить знание, необходимое для того, чтобы совершать выбор, как в отношении себя, так и общества, в котором мы живем. На основе сбора и анализа информации мы получаем возможность выбирать свое будущее, руководствуясь принципами оценки рисков [37].

Современный период развития общества ряд исследователей определяют как

постмодернизм и постсовременность. Философы-постмодернисты рассматривают роль

информации (и коммуникации) как отличительную черту новой эпохи. Так, Ж. Бодрийяр и Р. Барт анализируют понятие информации в совершенно иных терминах, когда пишут об

информационном обществе. Информация интересует их как система знаков и символов. Они пишут о быстром развитии средств массовой информации, гипнотическом воздействии этих средств, разнообразии медийных форм, видеозаписях и кабельном телевидении, рекламе и моде, об интересе к человеческому телу, тату и граффити. Они привлекают наше внимание к особенностям повседневной жизни, в котором мы окружены океаном знаков и символов [37]. В принципе речь идет в первую очередь о культуре, поскольку постмодернисты интересуются в основном изобразительным искусством, эстетикой, музыкой, архитектурой, кино и т.д. Ж. Бодрийяр утверждает, что наша жизнь сегодня — это беспрерывная циркуляция знаков о том, что произошло в мире. Это знаки новостей, какое впечатление мы хотим произвести на окружающих (знаки самого себя), какое положение в обществе мы занимаем (знаки статуса и уважения), какую функцию выполняет данное здание (архитектурные знаки), какие существуют эстетические предпочтения (афиши, сервировка, реклама) и т.д. Насыщенность нашего общества знаками представляет собой «фундаментальное отличие нашего общества от предшествующих. За один час перед телевизором человек получает больше образов, чем в доиндустриальном обществе он получал за всю жизнь. Отправным пунктом многих теорий является положение, что дело не столько в количественном росте информации, сколько в том, что она стала играть основную,

стратегическую роль в нашей деятельности, начиная с отдыха, включая деловую активность и работу правительства. Все это приводит к сдвигам в структуре профессий, появлению новых средств распространения информации, «оцифрованию» всего вокруг, изменениям в сфере профессионального образования и т.п. Общее, что есть в концепциях информационного общества,

— это убеждение, что исследованию подлежит информатизация нашего образа жизни. Можно сделать вывод о том, что постепенно пришло признание глобальной роли информатизации в развитии общества.

В настоящее время большинство работ, рассматривающих современный этап развития общества, посвящены информационно-технологическим новшествам и их социальноэкономическим последствиям, причем доминируют технические, технологические и экономические аспекты. Но информатизация, безусловно, социокультурный процесс, оказывающий значительное влияние на образование, культуру, социальную сферу и т.п. Проблема информатизации культуры носит фундаментальный характер, о чем неоднократно говорил А.И. Ракитов, который утверждал, что здесь завязываются в один узел культурные процессы создания информационно-индустриального общества и принципиально новой технологической базы его духовной и социальной модернизации [13-15].

Информатизация общества может рассматриваться как феномен культуры, что связано с исследованием феномена информации, являющейся общественным отражением природной и социальной действительности. Информатизация значительно изменила среду обитания человека.

Н.П.Ващекин утверждает, что именно с позиций концепции социальной информации следует подходить к анализу роли и функций среды как глобального носителя этой информации, обеспечивающего его накопление и использование в обществе [4]. Сама по себе информатизация не решает социальных проблем, но происходят изменения в производительных силах и в производственных отношениях, которые неизбежно связаны с данным процессом.

Таким образом, большинство авторов используют информологический и информационнокультурологический подход к исследованию информатизации, причем в качестве базового параметра выделяют доступность всей совокупности информационных ресурсов. На наш взгляд, последние 10-15 лет показали, насколько утопична данная идея, ибо в этом случае информационно-организационная основа общества подвергается энтропийным явлениям, которые приводят к различным информационным угрозам и рискам. Большинство авторов анализируют происходящие изменения в культуре в едином ряду с экономикой, политикой, социальной сферой и т.п.

Последние 30-40 лет мы являемся свидетелями социально-экономического процесса создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан и организаций на использование информационных и информациологических ресурсов цивилизации с использованием информационных технологий. Сегодня возникают условия для материализации идеи динамично развивающегося общего разума, к которому может быть приобщен любой человек. По мнению Ю.А.Агешина, появляется новый значимый элемент, который обогащает культуру — это информационная культура. «.Исходным является общее признание верховенства универсальных ценностей, обеспечивающих выживание человечества, универсальной ценности знаний и понимание преимуществ творческого взаимодействия во имя общих целей и интересов …» [2, с.11]. Информатизация стимулировала развитие той части культуры, которая получила название «информационной». Постараемся выделить факторы, влияющие на появление данного феномена.

В связи со стремительным развитием средств информатики, телекоммуникационных систем и новых информационных технологий возникает новая культурная среда обитания и жизнедеятельности людей. В новых реалиях значение социализации для каждого индивидуума и общества в целом возрастает. Вопросы существования и развития личности в современных условиях представляют собой проблемы социализации человека в условиях информатизации общества, которое значительно изменилось, что требует интеллектуального и эмоционального развития личности. Развитие сущностных сил человека образует систему универсальных способностей: способность к образному мышлению, к общению, к творчеству. Потенциальные способности человека реализуются и опредмечиваются в продуктах культуры, причем

универсальные способности воплощаются в создании общечеловеческих ценностей. В условиях информатизации универсальные способности человека входят в стадию расширенного воспроизводства. Социальное развитие включает передачу и усвоение норм, знаний, ценностей и установок формирующегося информационного общества, результатом чего является культура личности и это делает человека составной частью сообщества. Перевод потенциальных возможностей личности в продукт культуры происходит под воздействием ценностных систем общества, различных социальных групп, установок самого человека. В современных условиях главной ценностью становится информация, поэтому необходим инструмент социализации личности в современном быстро меняющемся мире. Таким инструментом выступает информационная культура. В связи с высокой динамикой информационных процессов в обществе недопустимо опираться на случайные факторы социализации в условиях информатизации, необходимо целенаправленно готовить личность к жизнедеятельности в информационном обществе.

Появление термина «информационная культура» в отечественной науке связано с работой Г.Г.Воробьева «Информационная культура управленческого труда» (М., 1971). Управление относится к интеллектуализированной сфере деятельности, где информационные процессы занимают значительное место. Поэтому обращение автора к проблеме вполне обосновано. Г.Г.Воробьев расширил позднее рамки применения понятия и стал включать в него знания, способности и практические навыки, способствующие повышению производительности труда, а в качестве компонентов информационной культуры — умения взаимодействовать со службами информации, формулировать свои информационные потребности, целенаправленно использовать информацию. Г.Г.Воробьев предложил отнести к компонентам также понимание роли компьютерной техники в преобразовании общества, отношение к возрастающим информационным потокам и т.д. [6].

Рефераты:  Государство и личность: взаимная ответственность

Несколько иной подход сложился у специалистов библиотечно-библиографической сферы, которые первоначально отождествляли понятие с библиотечно-библиографической культурой и культурой работы с книгой. Но даже самые первые работы по данной проблеме рассматривали ее в контексте профессиональной деятельности. Это было связано, в частности, с тем, что в этой сфере информационные процессы осознавались как наиболее значимые. В результате проблема информационной культуры отождествлялась с профессиональной деятельностью специалиста, его профессиональной культурой. Лишь намного позже акцент сместился в плоскость рассмотрения «информационной культуры личности» и «информационной культуры общества». В дальнейшем увеличивается количество подходов к изучению представлений об информационной культуре. Одним из первых философско-мировоззренческий подход начинает использовать А.П.Суханов, позднее — Э.П.Семенюк, А.Д.Урсул, Ю.А.Шрейдер и др.

90-е годы ХХ века можно считать новым этапом в развитии представлений об информационной культуре. Она стала анализироваться как один из аспектов культурной деятельности, связанной с социальной сущностью человека. Информационная культура рассматривается как фактор освоения человеком культурной реальности, овладения достижениями человечества. На дальнейшее развитие представлений об информационной культуре большое влияние оказал процесс распространения информационных представлений на явления культуры.

Представляя важнейший сегмент культуры эпохи информатизации, информационная культура как бы пронизывает все остальные культурные фрагменты, функционирование которых невозможно вне зависимости от информационной культуры. Анализ работ начала 90-х годов показывает, что преимущественно был распространен подход, связывающий информационную культуру с умениями и навыками оперирования информацией. Отмечалось, что информационная культура включается в общую структуру наряду с интеллектуальной, мировоззренческой, эстетической, нравственной, коммуникативной и т.п. культурой личности. Формирование и развитие информационной культуры ассоциировалось с информационно-культурологическим образованием. В этот период разрабатывается и исторический подход к проблеме, что позволило изучать ее с двух позиций: как совокупность информационных возможностей доступных специалистам в определенный период развития цивилизации и как способность отдельного специалиста использовать имеющиеся возможности. В целом подчеркивалась важность

информационной культуры как компонента общей культуры личности и общества, который проявляется в получении, переработке, создании и использовании культурной информации, при этом выделялись теоретические, практические, психоэмоциональные, технические, организационные средства оптимизации информационных процессов, умение отбирать нужную информацию и адекватно реагировать на нее. Но уровень информационной культуры (как показывали социологические исследования) повышался крайне медленно. Был сделан вывод, что более важным является формирование нового мировоззрения, основанного на информационной культуре. Специалисты стали выделять два уровня существования информационной культуры -общественный и личностный. В первом случае она представляет собой совокупность ненаследственной поведенческой информации, своеобразный социокод, в котором накапливается, хранится и передается культурная информация необходимая для существования общества. На личностном уровне — это часть общей культуры личности.

Многообразие подходов и концепций выражается в многочисленных определениях информационной культуры. Выделим некоторые из них.

Таблица 1 Результаты терминологического анализа понятия «информационная культура»

Автор Определение «информационной культуры»

И.Г.Хангельдиева качественная характеристика жизнедеятельности человека в области получения, передачи, хранения и использования информации, где приоритетными являются общечеловеческие духовные ценности

А.А.Гречихин информационная деятельность аксиологического характера, то есть обусловленная ценностями культуры

Е.А.Медведева уровень знаний, позволяющий человеку свободно ориентироваться в информационном пространстве, участвовать в его формировании и способствовать информационному взаимодействию

Э.Л.Семенюк степень совершенства человека, общества или определенной его части во всех возможных видах работы с информацией: ее получении, накоплении, кодировании и переработке любого рода, в создании на этой основе качественно новой информации, ее передаче, практическом использовании

Э.И. Хитарова область культуры, связанная с функционированием информации в обществе и формированием информационных качеств личности

Е.Г. Силяева Информационная культура как особый аспект социальной жизни выступает в качестве предмета, средства и результата социальной активности, она отражает характер и уровень практической деятельности людей. Информационная культура — это результат деятельности субъекта и процесс сохранения, создания, производства, распространения, потребления культуры

Н.А.Сляднева методика, методология и мировоззрение общества эпохи информатизации

Н.И. Гендина целенаправленная самостоятельная деятельность по оптимальному удовлетворению индивидуальных информационных потребностей с использованием как традиционных, так и новых информационных технологий. Является важнейшим фактором успешной профессиональной и непрофессиональной деятельности, а также социальной защищенности личности в информационном обществе.

Г.Г. Воробьев — новый тип мышления, формирующийся в результате освобождения человека от рутинной информационноинтеллектуальной работы, среди черт, определяющих его, уже сегодня ярко проявляется ориентация последнего на саморазвитие и самообучение — информационная культура личности — сложное системное качество личности, представляющее собой упорядоченную совокупность гуманистических идей, ценностно-смысловых ориентаций, собственных позиций и свойств личности и проявляющееся в реализации универсальных способов познания, взаимодействий, взаимоотношений, деятельности в информационной среде и определяющее целостную готовность человека к освоению нового образа жизни на информационной основе.

Культурологический подход к решению проблемы использует С.Д.Каракозов. Он опирается на культурологические исследования, выделяющие функции культуры личности, основные структурные составляющие культуры человека (знания, нормы, ценности и т.д.); процессуальный аспект культуры личности в единстве культуроосвоения и культуротворчества; результаты присвоения культуры человеком, выражающийся во взаимосвязи обученности, воспитанности и уровня развития. Он утверждает, что «информационная культура личности представляет собой составную часть базисной культуры личности как системной характеристики человека, позволяющая ему эффективно участвовать во всех видах работы с информацией: получении, накоплении, кодировании и переработке любого рода, в создании на этой основе качественно новой информации, ее передаче, практическом использовании и включающая грамотность и компетентность в понимания природы информационных процессов и отношений, гуманистически ориентированную информационно ценностно-смысловую сферу (стремления, интересы, мировоззрение, ценностные ориентации), развитую информационную рефлексию, а также творчество в информационном поведении и социально-информационной активности» [8, с.55]. На наш взгляд, автор попытался дать в одном определении и характеристику подхода, и содержание компонентов, развести понятия «грамотность» и «компетентность», и даже последствия влияния на поведение. В тоже время нельзя сказать, что здесь учтены последние достижения в этой сфере. Н.Б. Зиновьева выделяет сложную структуру информационной культуры, куда входят элементы следующих культур: коммуникативной (культуры общения); лексической (языковой, культуры письма и оформления деловой документации); книжной, читательской (культуры чтения); интеллектуальной (культуры научного исследования и умственного труда); информационно-технологической (культуры использования современных информационных технологий); информационно-правовой; мировоззренческой и нравственной; библиографической [7].

Терминологический анализ показывает, что понятие «информационная культура» имеет неустоявшийся объем, характеризуется разным составом компонентов. Если обобщить существующие терминологические наработки, то можно сделать следующие выводы.

Информационная культура определяется как:

• совокупность знаний и представлений, накопленных в процессе развития человечества, которыми овладевает субъект на определенных этапах формирования собственной информационной культуры.

• компонент общей культуры личности, общества или определенной его части, проявляющийся во всех возможных видах работы с информацией (получение, накопление, переработка, создание на этой основе качественно новой информации, ее трансляция, практическое использование);

• особый аспект социальной жизни, предмет, средство и результат социальной активности, а также процесс сохранения созданного и производства, распространения и потребления объектов культуры;

• сложившийся в ходе эволюции общества методический аппарат оперирования социальной информацией;

Анализ развития проблемы информационной культуры показал также, что она рассматривается различными авторами с самых разнообразных позиций: в динамике и статике; как элемент макропроцессов и как элемент микроуровня человеческого бытия; как самостоятельный феномен и как инфраструктурное явление. Обобщая накопленный материал, констатируем, что проблема затрагивает мировоззренческие, когнитивные, социальные и другие аспекты распространения культурной информации в обществе и использования ее субъектом. Терминологический анализ показывает, что первоначально сущностные характеристики информационной культуры отражали информологический подход, причем точнее было бы говорить об информационной грамотности и информационной компетентности. Затем пришло время деятельностного, информациологического и собственно культурологического подходов. Данный процесс вполне закономерен, ибо менялись задачи, стоящие перед информационной культурой.

Информационная культура связана с такими понятиями, как «информация» и «культура». В зависимости от приоритета исследователи и пытаются определить содержание информационной культуры. Таким образом, в настоящее время активно используются два подхода к трактовке понятия «информационная культура» — информологический и собственно культурологический. Большинство определений в рамках первого подхода делают упор на совокупность знаний, умений и навыков поиска, отбора, анализа информации, то есть всего того, что включается в информационную деятельность, направленную на удовлетворение информационных потребностей. Культурологический подход расширяет содержание понятия, и мы придерживаемся данного подхода. Но все сходятся в одном: именно информационная культура является феноменом, определяющим жизнедеятельность в условиях информационного общества.

На любом этапе развития общества человек выступает своеобразным индикатором уровня зрелости культуры, ее характера, достоинств и недостатков, цивилизационного и гуманистического содержания. Любой акт деятельности, сохранение и развитие культуры протекают в определенном пространстве-времени и способствуют его динамичной трансформации. Жизнедеятельность человека сегодня осуществляется в специфической культурной среде, имеющей свои закономерности, особенности развития и функционирования (например, суперсимволический характер). Адаптация, ориентация личности затрудняется в связи с резко возросшим объемом информации, циркулирующей в социуме и воздействующей на личность. Инсфраструктура общества дает человеку возможности для творческого развития в связи с доступом ко всему многообразию знаний и ценностей. Однако использовать эти возможности может только человек со сформированными информационными умениями и навыками. Таким образом, можно говорить о появлении новых видов грамотности (информационной) в связи с изменением среды обитания человека, а ее формирование является частью процесса развития информационной культуры.

В условиях возрастания информационных потоков человечество попало в ситуацию неопредленности, которая выступает как норма социальной жизни, как закономерность

протекающего на Земле и в Космосе эволюционного процесса. Критерий, который позволяет выстраивать глобальную стратегию действий, направленных на уменьшение неопределенности, установление связи времен, осмысление картины реального мира (причем информационной картины мира) и сохранение преемственности духовного развития человечества — это информационная культура. Постепенно приходит осознание необходимости следовать общим принципам и правилам независимо от социального положения, национальных, возрастных, половых и иных различий, и это осознание можно рассматривать как элемент информационной культуры.

В современных условиях необходимо создание развитого механизма саморегуляции общества, способного выявлять, предвосхищать кризисные ситуации, обострение социальных противоречий и проблем, тенденции противодействия и торможения, разрешать их, исходя из принципов и закономерностей информационного общества. Таким механизмом социальной эволюции, обеспечивающей саморегулирование и самоуправление политической, идеологической, информационной общественных подсистем является информационная культура.

Информационная культура способствует реальному пониманию человеком самого себя, своего места и роли в окружающем его мире, истории, системе современных мировых связей. Развивающееся на основе высокой информационной культуры взаимодействие народов способствует не только универсализации материального и духовного производства на основе прогрессивных технологий, но и формированию прочных предпосылок всеобщей безопасности. Главная задача — это изменить взгляд на информационную культуру как на средство в жизни общества, осознав ее как цель и смысл жизни. В этих условиях человечество должно изменить глубинные, ценностные установки, гармонизировать миры культуры и информации.

В условиях информатизации происходит широкое внедрение техники и технологии, которые все более влияют на культуру, а олицетворением связи между культурой и техникой является информационная культура. К.Э Разлогов утверждает, что «ХХ век не только и не столько породил конфликт между техникой и культурой, сколько углубил взаимодействие между ними, ибо современные формы культуры (кино, радио, звукозапись, ТВ, видео, компьютеры в сфере досуга и творчества) связаны с техникой, вырастают из техники» [12, с.17]. Таким образом, информационная культура, как явление, существует длительное время и ее становление и развитие обосновано эволюционным развитием цивилизации.

Информационная культура личности пронизана информационной деятельностью -процессом, в ходе которого личность преобразует и познает культурную среду. В результате человек предстает как деятельный субъект, а осваиваемые объекты, процессы, явления среды выступают объектом деятельности. Личность наиболее полно реализует в такой деятельности свои способности, потребности и стремления (как в интересах собственного развития, так и с пользой окружающих). Информационная культура представляет собой двойственный процесс: с одной стороны — это использование накопленной информации, а с другой — ее создание и закрепление на различных материальных носителях. В этом случае информационная культура включает следующие элементы: совокупность социальной информации, накопленной обществом за весь период исторического развития (инфофонд) и ее освоение личностью; способ переработки, накопления, хранения, трансляции информации в обществе -информационные и информациологические ресурсы и коммуникации; степень массовости использования культурной информации в обществе и ее доступности для личности (т.е. инфовзаимодействие).

Одновременно все эти элементы информационной культуры есть как в общей культуре личности, так и в культуре труда, быта, общения, политической, нравственной и других ее разновидностей, в зависимости от роли культурной информации в развитии и воспитании личности. Если рассматривать информационную культуру в этом плане, то нужно говорить о ней, как об инструменте адаптации личности к условиям внешней среды, как о способе гармонизации внутреннего мира человека в ходе освоения всего объема социально значимой культурной информации.

В качестве компонентов информационной культуры можно выделить:

• совокупность знаний, умений и навыков, необходимых для существования в мире культурной информации;

• способ жизнедеятельности человека в информационном обществе;

• методику оперирования всеми видами культурной информации;

• методологию и мировоззрение информационного общества.

Понимание сущности информационной культуры личности предполагает, прежде всего, ее осознание как одного из проявлений общей культуры человека. Человек — творец, созидатель культуры и вместе с тем ее пользователь. В этой двуединой связи с деятельностью человека заключено своеобразие информационной культуры. С одной стороны, обретение информационной культуры требует значительных усилий личности, с другой — открывает современному человеку доступ к накопленным цивилизацией информационным и информациологическим ресурсам. Именно в связи с этим об информационной культуре человека судят не по тому, что он думает о себе сам или каким он кажется окружающим, а по реальным результатам его самостоятельной информационной деятельности, информационному поведению, информационному образу жизни.

Общепризнанно, что процесс потребления и переработки информации составляет содержательную основу процесса личностного развития. Сведение проблемы только к использованию новых информационных технологий, характерное для 80-х — начала 90-х годов, в настоящее время уступает место использованию культурологического подхода к ее решению. Давление технологии, техники явно уменьшается. Проблема формирования и развития информационной культуры переходит на личностный уровень, поэтому возрастает значение системы образования в ее решении. Информационный компонент становится основным в любом виде деятельности, а оперирование информацией является важнейшей методологией человеческой деятельности в целом и в любых ее разновидностях и вариантах. Информационная культура личности проявится в его информационном поведении, отражающем информационное мировоззрение субъекта. Информационное поведение характеризуется умениями и навыками осуществления информационных операций, оперирования информацией, способностью к саморегуляции и самоанализу собственного информационного поля и собственного поведения. Информационная культура позволяет человеку строить комфортные и эффективные взаимоотношения с окружающей культурной средой.

Рефераты:  Суть обработки врачебных инструментов

Информационная культура, являясь частью культуры, развивается по синергетическим законам. Информационная культура — открытая, самоорганизующаяся система, находящаяся в неравновесном состоянии, что связано с непрекращающимися потоками культурной информации Космоса. Она способна к стабилизации, что связано с периодами стабильности информатизации, когда происходит окончательное закрепление форм культурной информации. В тоже время она -диссипативна, так как существует в состоянии постоянного информационного обмена.

Информационную культуру человечества в разное время потрясали информационные кризисы, каждый раз выводившие ее на более высокую ступень развития. Один из наиболее значительных информационных кризисов привел к появлению письменности, когда устные методики сохранения знания не обеспечивали полной сохранности растущих объемов информации, и фиксация информации на материальных носителях ознаменовала собой новый, следующий период информационной культуры — документальный. Необходимость

включения в систему информационных феноменов документа, единства носителя и содержания, изменило содержание информационной культуры. В ее состав вошли культура общения с документами; культура кодирования и фиксации информации; культура документографического поиска и т.д. Оперирование информацией облегчилось, претерпел изменение образ мышления, но устные формы информационной культуры не только не утратили своего значения, но и обогатились системой взаимосвязей с письменными.

Очередной информационной кризис вызвал к жизни компьютерные технологии, модифицировавшие носитель информации и автоматизировавшие некоторые информационные процессы. Современная информационная культура вобрала в себя все свои предшествующие формы и соединила их в единое целое. На каждом качественно новом этапе предшествующие формы информационной культуры функционируют, обогащаясь новыми.

Данные кризисы можно рассматривать как точки бифуркации информационной культуры. Каждый период развития цивилизации имеет свою форму господствующего материального

носителя информации, который определяет степень и скорость распространения информации в обществе, формы накопления, хранения, возможности передачи и поиска. Соответственно информационная культура личности (общества) прошла в своем развитии этапы, соответствующие периодам господства форм материальных носителей информации. Информационная культура сегодня тесно связана современными средствами коммуникаций -спутниковая связь, межконтинентальные компьютерные сети, network (информационные сети конкретной локальной направленности), которые способны преодолевать пространство и время. Таким образом, для информационной культуры характерны следующие свойства: открытость, неустойчивость, стохастичность и т.д. Информационную культуру следует рассматривать как свойство личности, позволяющее адекватно и эффективно реагировать на процесс информатизации общества в целях саморазвития и влиять на процесс формирования культуры (информационной) общества, как гуманистической основы информатизации.

Информационную культуру можно рассматривать как двухкомпонентную структуру, состоящую из ядра и защитного пояса. К ядру мы относим систему информационных ценностей, информационных норм, информационных знаний, информационных значений и символов. В качестве защитного пояса выступают умения и навыки информационной деятельности, развитое восприятие информации. Тогда пояс выполняет следующие функции: самосохранения,

интеграции, достижения цели, адаптации. Функции же ядра — социально-регулятивная, коммуникативно-репродуктивная, ценностно-ориентационная. В целом информационная культура, как система, выполняет защитную, креативную, коммуникативную, сигнификативную, нормативную функции и является стандартом информационного поведения и информационного образа жизни. Культурная среда и культурное пространство побуждают пользователя постоянно оценивать свои знания и знания, зафиксированные в инфосфере, диагностировать себя как создателя и потребителя информации, осознать складывающуюся информационную ситуацию. Факторами развития информационной культуры являются: система образования, определяющая общий уровень интеллектуального развития людей, информационная инфраструктара общества, демократизация общества, развитие экономики [19]. Образование мы рассматриваем как сензитивный период в формировании базиса информационной культуры.

По мнению Э.П. Семенюка, существует имманентная взаимозависимость между информационной культурой субъекта и тем информационным пространством (а значит и культурным), в котором он функционирует, постоянно испытывая на себе его влияние и в известной мере воздействуя на его эволюцию. Достаточный уровень информационной культуры дает возможность субъекту информационной деятельности лучше ориентироваться в информационном пространстве и его особенностях, адекватно дешифровать и использовать даже сложнейшие его компоненты, реализовать необходимые преобразования в направлении его оптимизации и т.п. [16, 17].

Уровни информационной культуры зависят от активности взаимодействия индивида с окружающим миром, информационной насыщенности взаимообмена. Если информационные возможности, объем информации и скорость ее обмена с внешней средой у личности находятся на низком уровне, то нет необходимости ни в культуре научного исследования, ни в культуре использования современных информационных технологий, ни в информационноправовой культуре и т.д. В этом случае взаимодействие человека с окружающим миром предстает в простом виде.

Указанные компоненты в полном объеме закрепляются в структуре информационной культуры лишь в том случае, если личность активно взаимодействует с культурной средой и культурным пространством. Высокий уровень информационной культуры личности должен включать все компоненты, которые взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Информатизация разрушает традиционные циклы жизнедеятельности людей и сам ритм их жизни, вытесняет ценность межличностного общения, заменяет реальный мир виртуальным, усиливает возможности манипулирования индивидуальным и массовым сознанием. В связи с этим возникает проблема гуманизации как возврата человека к его естественному состоянию и гармоничному развитию. Тогда информационная культура выступает гуманитарной составляющей информатизации. Современное общество нацелено на развитие творчества субъектов, процесс его

становления сопровождается возрождением высокой культуры. Качественные изменения в культуре информационного мира повышают ее роль в развитии и функционировании общества. Культура может рассматриваться как ключ к инновациям и общественному развитию.

Итак, исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы. Во-первых, информационную культуру нельзя рассматривать отдельно от других типов культур, так как элементы, входящие в нее, присутствуют и в культуре труда, и в культуре общения, политической культуре и т.д. Во-вторых, для полноценного понимания такой культуры необходимо создание ее исторической модели, где будут сочетаться временной фактор и перечни основных компонентов информационной культуры, которые возникли или уже существовали в определенный исторический период.

Общество с высоким уровнем информационной культуры предполагает толерантность, терпимость к мнению любой личности, ее поведению, информационному мировоззрению, лояльность к уровню информационной культуры личности, отношение к ней как к самоценному феномену. Развитие информационной культуры личности происходит на протяжении всей жизни под воздействием прессинга инфосферы. Информационная деятельность личности позволяет ей включиться в информационный процесс всемирно-исторического масштаба: освоение и развития информационной базы — Культуры. Для вхождения в Культуру необходимы определенные информационные предпосылки: развитая инфопотребность как нужда в знаниях, наличие системы передачи и владение теми или иными языками как системами передачи. Информационная культура — часть общей культуры, один из важнейших аспектов культурной деятельности вообще. Она имеет черты, общие для всей культуры: ее неразрывную связь с социальной природой человека, является продуктом человеческой деятельности, результатом активного отношения людей к природе, обществу и друг другу, выступает в качестве фактора освоения человеком культурной реальности культурного потенциала общества.

Информационная культура — это совокупность принципов и реальных механизмов, обеспечивающих позитивное взаимодействие этических и национальных культур, их соединение в общий опыт человечества. Она является средством формирования мирового культурного сообщества, создания мирового культурного пространства, определяет уровень информационного общения — принципиально новые формы связей без личного присутствия индивидов в режиме диалога. Информационная культура предстает как степень совершенства человека, общества в целом или определенной его части по использованию информации во всех возможных формах жизнедеятельности. Овладение информационной культурой есть путь универсализации качеств человека, которая находит свое конкретное выражение в различных формах духовного совершенствования, профессиональной и общественной деятельности.

Информатизация, как интеллектуально-гуманистическая перестройка жизнедеятельности человека и общества на основе все более полного использования информации как ресурса развития, резко повысила значимость становления и развития информационной культуры человека. Информационная культура общества и личности должна обеспечивать возможность непрерывного образования человека и повышения его ответственности за принимаемые решения. В первом случае информационная культура выступает средством социальной защиты личности, способной к постоянному наращиванию знаний, изменению сферы деятельности, регулированию собственного поведения на основе всестороннего анализа ситуации. Во втором — информационная культура является средством защиты общества от непродуманных действий человека, гарантом того, что любой в сфере (социальной, экономической, технологической и т.д.) решения принимаются лишь после глубокого анализа всей имеющейся информации.

Информационная культура может служить интегральным показателем уровня развития общества и индивида. Она является важнейшим движущим фактором этого развития. Информационная культура — условие устойчивого и безопасного развития в принципиально новом культурно-образовательном пространстве.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Абдеев, Р.Ф. Философия информационной цивилизации: диалектика

прогрессивной линии развития как гуманитарная общечеловеческая философия для ХХ в. /Р.Ф.Абдеев. — М: ВЛАДОС, 1994. — 334 с.

2. Агешин, Ю.А. Информационная культура /Агешин Ю.А. // НТИ. Сер.1. -1998. — № 3. — С.10-12.

3. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования /Д.Белл. — М.: Academia , 1999. — 786 с.

4. Ващекин, Н.П. Информатизация общества и устойчивое развитие / Ващекин Н.П., Пасхин Е.Н., Урсул А.Д. — М., 2000. — 267 с.

5. Вернадский, В.И. Размышления натуралиста. Пространство и время в неживой и живой природе /В.И. Вернадский. — М.: Наука, 1975. — 174 с.

6. Воробьев, Г.Г. Твоя информационная культура /Г.Г.Воробьев. — М.: Мол. гвардия, 1988.- 303 с.

7. Зиновьева, Н.Б. Информационная культура личности: Введение в курс /Н.Б. Зиновьева; под ред. И.И. Горловой. — Краснодар, 1996. — 135 с.

8. Каракозов, С.Д. Информационная культура в контексте общей теории культуры личности /С.Д.Каракозов //Пед. информатика. — 2000. — № 2. — С.41-54.

9. Кастельс, М. Могущество самобытности //Новая постиндустриальная волна на Западе: антология /под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Academia, 1990.

10. Мелюхин, И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции

развития /И.С. Мелюхин. — М.: Изд-во Мос. ун-та, 1999. — 208 с.

11. Наука, техника, культура: проблемы гуманизации и социальной

ответственности //Вопр. философии. — 1989. — №1. — С.3-26.

12. Разлогов, К.Э. Культура — глобальная и/или массовая /К.Э. Разлогов

//Обществ. науки и современность. — М., 2003. — № 2. — С. 143-156.

13. Ракитов, А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях /А.И. Ракитов. — М., 1998. — 104 с.

14. Ракитов, А.И. Наш путь к информационному обществу /А.И.Ракитов // Теория и практика общественно-научной информации. — М.: ИНИОН РАН, 1989.

15. Ракитов, А.И. Новый подход к взаимосвязи истории, информации и

культуры: пример России /А.И. Ракитов //Вопр. философии. — 1994. — № 4. — С.14-34.

16. Семенюк, Э.П. Информатизация общества, культура, личность /Э.П. Семенюк // НТИ. Сер.1. — 1993. — № 1. — С.1-8.

17. Семенюк, Э.П. Информационная культура общества и прогресс информатики /Э.П. Семенюк // НТИ. Сер. 1. — 1994.- № 1. — С. 1-8.

18. Скворцов, Л.В. Информационная культура и национальная безопасность /Л.В. Скворцов //НТИ. Сер.1. — 1997. — № 9. — С.34-38.

19. Скворцов, Л.В. Информационная культура и проблема метаобразования /Л.В. Скворцов // Культурология: дайджест /ИНИОН. — М., 1999. — № 3.

20. Скворцов, Л.В. Информационная культура и цельное знание: избр. тр. /Л.В. Скворцов /РАН. ИНИОН. — М., 2001. — 288 с.

21. Тоффлер, Э. Шок будущего /Э. Тоффлер; пер. с англ. — М.: ООО «изд-во АСТ», 2003. — 557 с.

22. Brief History of the Internet / B.M.Leiner, V.G.Cerf, D.D.Clark, R.E.Kahn, L. Kleinrock, D.C.Lynch, J.Postel, L.G.Roberts, S.Wolff.[Электронный ресурс]. — Электрон. дан.

— Режим доступа: http://www.isoc.org/internet/history/brief.html, свободный. — Загл. с экрана.

— Яз. англ.

23. Bawden, David J. Information and digital literacies: a review of concepts /Bawden David J. //Doc. — 2001. — 57, N2. — P.218-259.

24. Bell, D. The coming of Post-industrial Society. A Venture in Social Forcasting /D.Bell. — N.Y., Basic Books, Inc., 1973. — 760 p.

25. Caravello, P. S. Library instruction and information literacy for the adult learner: a course and its lessons for reference work /Caravello Patti Schifter //Ref. Libr. — 2000. — N 6970. — P.259-269.

26. Castells, M. The Information Age: economy, society and culture /Castells M. -N.Y., 1998.

27. Castells, M. The Information Age: Economy, Society and Culture: End of Milenium. Malden (Ma.) — Oxford: Blackwell Publ., 1998.

28. Lyytinen, K. Two views on Information Modeling /Lyytinen K. // Information and management. — 1987. — Vol. 12, N 1. — P. 9-19.

29. Macklin, A. S. Integrating information literacy using problem-based learning /Macklin A. S. // Ref. Serv. Rev. — 2001. — V.29, N 4. — P. 306-313.

30. Masuda, Y. Managing in the Information Society: Releasing Synergy Japanese Style /Masuda Y. — Oxford, 1990.

31. Masuda, Y. The Information Society as Post-Industrial Society /Masuda Y. -Wash., 1983. — 171 p.

32. Media and Cultural Regulation /Ed. Thompson. — L.etc: Sage Open University, 1997. — 248 p.

33. Nora, S. Informatisation de la societe /Nora S., Minc A.. — Paris: Documentation Francaise, 1978.

34. Pickering, J.M. Hardwiring weak ties: interorganizational computer-mediated communication. Occupational communities and organizational change /Pickering J.M., King J.L. //Organization Science.- 1995. — V.6, № 4.

35. Stoner, T. The wealth of information /Stoner T. — London, 1983. — 224 p.

36. Turkle, Sh. Parallel lives: working on identity in virtual space /Turkle Sh. //Constructing the self in a mediated world: inquiries in social construction. — N.Y., 1996.

37. Webster, T. Theories of the Information Society. — London-N.Y.,1997. — 257 p.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий