Реферат: Гражданское законодательство об ответственности за причинение вреда

Реферат: Гражданское законодательство об ответственности за причинение вреда Реферат

Ответственность за причинение вреда здоровью | дипломная работа — бесплатно

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………….……

Глава 1. История развития
уголовного законодательства  об ответствен-

              ности за
причинение вреда здоровью……………………….……….

Глава 2. Общая характеристика
преступлений против здоровья………….…

Глава 3. Преступления против
здоровья, сопряженные с умышленным 

               причинением вреда…………………………………………………….

Глава 4. Преступления против
здоровья,  сопряженные с неосмотритель — 

              ностью или
наличием смягчающих обстоятельств…………….……

Глава 5. Преступления против
здоровья, сопряженные с совершением  

               неоднократных
насильственных действий против личности………

Заключение………………………………………………………………………

Список использованной
литературы…………………………………………..

.3

.6

18

27

48

60

66

69

                                           
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы обусловлена тем, что преступность в Российской Федерации представляет
собой реальную угрозу охраняемым законом правам и свободам граждан, а также интересам
общества и государства, тормозит проведение реформ. Усиливается ее организованность
и агрессивность. Появляются новые, все более опасные виды преступлений.
Происходит сращивание экономической и насильственной преступности. Повседневной
реальностью становится терроризм.

Остается нераскрытым почти каждое третье
преступление, а из особо тяжких и тяжких преступлений — каждое пятое.

Ухудшилась криминогенная обстановка в подростковой среде, наиболее, идет
процесс вовлечения несовершеннолетних в занятие криминальным бизнесом.
Состояния правопорядка диктует необходимость повышения эффективности борьбы с
преступностью, которую Президент РФ В.В. Путин в обращении к Федеральному Собранию 25 апреля
2005 г. назвал стратегической задачей.

В
современных условиях одной из важных составляющих борьбы с преступностью
является предупреждение и профилактика преступлений против здоровья людей.

Здоровье — это состояние полного физического,
душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и
физических дефектов. Обладание высшим достижимым уровнем здоровья является
одним из основных прав всякого человека без различия расы, религии,
политических убеждений, экономического и социального положения.

Важное место в системе юридического развития
понятия преступления против здоровья личности имеет развития история
государства и права. Благодаря этому можно понять сегодняшнее положение в
области уголовного права.

Конституция РФ закрепила право гражданина на охрану
здоровья и медицинскую помощь.

В данной работе будет рассмотрено положение дел с
защитой граждан от преступлений против здоровья личности в Российской Федерации на сегодняшний день.

Актуальностьданной дипломной работы заключается также и в том, что каждая личность
должна быть юридически образована, знать свои права и уметь их защищать, особенно
если это касается здоровья и все вытекающие последствия которые могут быть
нанесены  в ущерб здоровью.

Цель работы заключается в
рассмотрении непосредственно преступлений против здоровья, а также смежных
составов преступлений связанных со здоровьем.

Задачи работы:

—  изучить историю развития уголовного
законодательства об ответственности причинения вреда здоровью;

— дать общую характеристику преступлениям против
здоровья;

— изучить преступления против здоровья сопряженные
с умышленным        причинением вреда;

— рассмотреть преступления против здоровья  сопряженные,  с
неосмотрительностью или наличием  смягчающих обстоятельств

— рассмотреть  преступления против
здоровья  сопряженные,  с совершением  неоднократных насильственных действий
против личности.

Предметом исследования являются преступления за
причинение вреда здоровью людей.

Объект
исследования
: составы
преступлений против здоровья.

Методологической базой написания данной дипломной
работы является Уголовный Кодекс РФ, комментарии к Уголовному Кодексу, а также
труды видных деятелей в области юридических наук, таких как докторов
юридических наук, профессоров Борзенкова Г.Н. и Комисарова В.С., Козаченко И.Я.,
Незнамова З.А., Новоселова Г.П.

Структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и списка
использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы
работы; определяются цель, задачи, объект и предмет исследования.

Первая глава содержит историю развития уголовного
законодательства об ответственности за причинения вреда здоровью.

Во второй главе дается общая характеристика
преступлений против здоровья.

В третьей главе рассматриваются преступления против
здоровья сопряженные с умышленным причинением вреда.

В четвертой главе изучаются преступления против
здоровья сопряженные с неосмотрительностью или наличием смягчающих
обстоятельств.

Пятая глава рассказывает о преступлениях против
здоровья сопряженных   с совершением  неоднократных насильственных действий
против личности.

Заключение содержит основные выводы и обобщения по
работе.  

 ГЛАВА 1.  ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО

       ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

                  ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

Еще в древнем мире преступления против здоровья
личности считались одними из наиболее тяжких преступлений. Государство брало на
себя функции обычаев кровной мести, хотя в некоторых странах оставалось такое понятие
как денежные выкупы.

Одним из наиболее известных и значительных этапов в
развитии права следует рассматривать появление Кодекса Хаммурапи.
(1792-1750 гг. до нашей эры). Статьи 196-214 содержат положение о
защите личности и ее здоровья, в том числе и ответственность врача за неудачное
лечение. Применялось членовредительское наказание и наказание по принципу
талиона.

В Древней Индии важную роль играло кастовое
построение общества. Сословная, кастовая сущность древнеиндийского права
прослеживается при рассмотрении ответственности за преступления против
личности. В том случае, если преступник и потерпевший принадлежали к одной
варне, то предусматривалось за нанесение ранений — денежное взыскание, за
увечье или перелом кости — изгнание.

Видный вклад в дело развития права внесли Древняя
Греция и Рим. Там уже было классифицированы преступления против личности, помимо
убийств, сюда относились: причинение увечья, нанесение побоев, клевету,
оскорбление.

В начале средних веков, как на Руси («Русская
правда»), так и в Западной Европе (Салическое право (государство франков),
«Кутюмы Бовези» (Франция), «Саксонское зерцало» (Германия), «Швабское зерцало»
(Германия), «Пандектное право» (Германия), «Каролина» (Германия), «Общее право»
(Англия), «Право справедливости» (Англия)) утверждался денежный выкуп за
причинение вреда здоровью.

В более поздние века нанесение вреде здоровью
рассматривалось как уголовное преступление, с наказанием от бичевания до
тюремного заключения.

Вопрос
об ответственности за преступления, посягающие на здоровье человека, в
российском уголовном законодательстве ХХ в. решался в разные периоды неодинаково.
Так, по Уголовному уложению 1903 г. преступлениям, непосредственно причиняющим
вред здоровью, была посвящена гл. 23 – «О телесном повреждении и насилии над
личностью», состоящая из 14 статей (467-480). Это Уложение, в отличие от ранее
действовавшего уголовного законодательства, придерживалось определенных
критериев при конструировании системы преступлений, в том числе и преступлений
против здоровья. Устанавливая ответственность за причинение телесного повреждения,
Уложение понятие его не раскрывало, но подразделяло на виды по степени тяжести:
опасное для жизни (ст. 467), не опасное для жизни (ст. 468), легкое телесное
повреждение (ст. 469). Ответственность за причинение телесных повреждений
дифференцировалась в зависимости от вины и иных обстоятельств, влияющих как на
смягчение, так и на усиление ответственности за них. Так, Уложение
устанавливало ответственность, как за умышленное причинение телесных
повреждений, так и за неосторожное. Оно предусматривало пониженную
ответственность, если телесные повреждения (любой степени тяжести) причинялись
под влиянием сильного душевного волнения (ст. 470), при превышении пределов
необходимой обороны (ст. 473).[1] Если телесное повреждение
было причинено «матери, законному отцу или иному восходящему родственнику; священнослужителю
при совершении им службы; должностному лицу при исполнении или по поводу исполнения
им служебных обязанностей; кому-либо из членов караула, охраняющего Священную
Особу Царствующего Императора или Члена Императорского Дома, или часовому военного
караула», наказание усиливалось вплоть до каторги на срок до десяти лет. В свою
очередь, телесные повреждения закон оценивал с точки зрения характера
наступивших последствий. Последствия от телесных повреждений подразделялись на
тяжкие и весьма тяжкие (ст. 469, 473). Помимо непосредственного причинения
вреда здоровью, Уложение устанавливало ответственность за нанесение ударов и
иных насильственных действий в отношении личности (ст. 475, 476, 477), совершенных
умышленно. Выделяло Уложение и так называемые специальные нормы и устанавливало
специальную ответственность, если: учинено насилие над личностью иностранного
посла, посланника или поверенного в делах (ст. 478); служащий парохода или
морского судна или их пассажир причинил легкое телесное повреждение капитану
парохода или морского судна или учинил насилие над его личностью (ст. 479);
причинено легкое телесное повреждение волостному старшине или лицу, занимающему
соответствующую должность при исполнении или по поводу исполнения ими служебных
обязанностей, либо учинено насилие над личностями этих людей (ст. 480). Все
указанные статьи предусматривали ответственность и наказание за оконченные
действия, в то же время каждая из статей устанавливала ответственность и за
покушение, ограничиваясь лишь словами, что «покушение наказуемо» без указания
вида наказания и его размера. В этих случаях следовало обращаться к ст. 49 и 53
Уложения, где определялись конкретные преступления, наказуемые в стадии
покушения, а также вид и размер наказания.[2]

В
отдельных главах (25 и 26) Уложения предусматривалась уголовная ответственность
за оставление в опасности и за лишение личной свободы. Ответственность за
оставление в опасности возлагалась на лицо, которое «обязано было по закону или
по принятой на себя обязанности или по семейным отношениям иметь попечение о
лице, лишенном возможности самосохранения по малолетству, дряхлости или
вследствие телесного недостатка, болезни, бессознательного или иного
беспомощного состояния, виновный в оставлении с его лица без помощи в таких условиях,
при коих жизнь оставленного заведомо подвергалась опасности» (ст. 489, 490). Уложение
достаточно четко определяло условия и основания ответственности за оставление
лица в опасности, под которым понималось бездействие виновного в случаях, когда
требуется оказание неотложной помощи, при этом оно различало основания, в силу
которых виновное лицо обязано было действовать. Например: а) в силу «принятой
на себя обязанности или семейным отношениям оказывать помощь лицу, лишенному
возможности самосохранения по малолетству, дряхлости или вследствие телесного
недостатка, болезни, бессознательного или иного беспомощного состояния» (ст.
489, 490); б) в силу профессиональных и служебных обязанностей капитана,
лоцмана, служащего морского или железнодорожного транспорта, обязанного принимать
определенные меры для спасения судна, парохода, паровоза, находящихся на них
пассажиров, экипажа, имущества (ст. 492, 493, 494, 495, 496); в) в силу правил,
установленных законом или обязательным постановлениям об оказании помощи
больному или находящемуся в бессознательном состоянии практикующим врачом,
фельдшером, повивальною бабкою, прислугою, коим было известно опасное положение
больного или родильницы (ст. 497). В гл. 25 Уложения предусматривалась
ответственность за неоказание помощи судну, терпящему крушение (ст. 494); за
непринятие капитаном или управляющим надлежащих мер во время опасности для
спасения парохода, судна, поезда или паровоза (ст. 495); за неоказание помощи
больному или находящемуся в бессознательном состоянии (ст. 497). Статья 491 Уложения
устанавливала ответственность за недонесение властям о факте оставления в
опасности для жизни лицом, который был свидетелем оставления в опасности
другого лица, либо если сам не оказал помощь последнему, которую мог оказать без
разумного опасения для себя или других.

Уголовное
уложение насчитывало 687 статей, что придавало ему характер некоторой
расплывчатости и неопределенности в понимании отдельных норм. Эта
характеристика в полной мере соответствует и нормам о телесных повреждениях и
насилии над личностью.

В
Уголовном Кодексе 1922 г. преступления против жизни, здоровья, свободы и
достоинства личности были помещены в главе пятой вслед за хозяйственными
преступлениями. При этом данная глава (как и другие главы Кодекса) подразделялась
на разделы. Раздел 2 гл. 5 Кодекса был посвящен телесным повреждениям и насилию
над личностью, раздел 3 — оставлению в опасности. Правовая регламентация
преступлений против здоровья по этому Кодексу (в отличие от Уголовного
уложения, на смену которому пришел Кодекс) отличалась наиболее глубокой и
всесторонней ее разработкой, конкретностью и доступностью понимания.

Уголовный
Кодекс 1922 г. принял трехчленное деление телесных повреждений: тяжкие, менее
тяжкие и легкие. Это, как отмечалось в литературе того времени, давало
возможность более точно определить степень вреда, причиненного здоровью
пострадавшего, и, как следствие, более правильно дифференцировать
ответственность виновных лиц. К тяжким телесным повреждениям Кодекс относил
такие, которые повлекли опасное для жизни расстройство здоровья, душевную
болезнь, потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо неизгладимое
обезображивание лица (ч. 1 ст. 149). Менее тяжким признавалось телесное
повреждение, не опасное для жизни, но причинившее расстройство здоровья или
длительное нарушение функций какого-либо органа (ст. 150). Кодекс не давал
определения легкого телесного повреждения и не указывал на какие-либо его
признаки (ст. 153 УК), однако исходя из понятий тяжкого и менее тяжкого
телесного повреждения можно сделать вывод, что к легкому телесному повреждению
относились повреждения, не опасные для жизни, не причинившие длительного расстройства
здоровья. Они могли, повлечь кратковременное расстройство здоровья или не были
связаны с расстройством здоровья, но могли вызвать нарушение анатомической
целости тканей. Нанесение ударов, побоев или иных насильственных действий,
причинивших физическую боль, Кодекс выделял в самостоятельный состав
преступления (ч. 1 ст. 157). Часть 2 этой статьи предусматривала повышенную
ответственность, если указанные действия носили характер истязания.

Уголовный
Кодекс 1922 г. предусматривал квалифицированный вид тяжкого телесного
повреждения, в результате которого последовала смерть потерпевшего, или оно
было причинено путем истязаний или мучений, либо являлось последствием
нанесения систематических, хотя бы и легких, телесных повреждений (ч. 2 ст.
149). Квалифицированного вида менее тяжкого телесного повреждения Кодекс не
выделял.[3]

С точки
зрения характера и степени общественной опасности Кодекс 1922 г. наряду с
указанными составами выделял и менее опасные виды причинения телесных
повреждений: умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение,
нанесенное под влиянием сильного душевного волнения (ст. 151); тяжкое телесное
повреждение, причиненное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 152
УК). С субъективной стороны Кодекс устанавливал ответственность не только за
умышленное причинение телесных повреждений, но и за неосторожное. Такую
ответственность предусматривала ст. 154 УК, причем независимо от тяжести
телесного повреждения. Кроме простого неосторожного телесного повреждения ч. 2
ст. 154 УК устанавливала ответственность за квалифицированный вид неосторожного
телесного повреждения, если оно было причинено в результате сознательного
несоблюдения правил предосторожности, установленных законом или законным
распоряжением власти. В разделе 1 «убийство» главы пятой предусматривалась
ответственность за совершение с согласия матери изгнания плода или
искусственного прерывания беременности лицами, не имеющими на это надлежаще
удостоверенной медицинской подготовки или хотя бы и имеющими специальную
медицинскую подготовку, но в ненадлежащих условиях (ч. 1 ст. 146), либо в виде
промысла или без согласия матери или если наступила смерть потерпевшей (ч. 2
ст. 146). Следует отметить, что законодатель это преступление по степени
общественной опасности приравнивал к преступлениям, посягающим на жизнь
человека. В разделах Кодекса «иное насилие над личностью» и «оставление в
опасности» устанавливалась ответственность за заражение другого лица
венерической болезнью (ст. 155), за незаконное лишение свободы (ст. 159), за
помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных
или иных личных видов (ст. 161), за похищение, сокрытие или подмен чужого ребенка
с корыстной целью, из мести или иных личных видов (ст. 162), за неоказание
помощи больному и за отказ медицинского персонала в оказании медицинской помощи
(ст. 165).

К
совокупности названных преступлений в этом разделе УК примыкали и нормы, в
которых речь шла о лишении свободы способом, опасным для жизни или здоровья,
или сопровождалось мучениями для потерпевшего (ст. 160 УК), об оставлении без
помощи лица, находящегося в опасном для жизни положении и лишенного возможности
самосохранения по малолетству, дряхлости, болезни или вследствие иного
беспомощного состояния (ст. 163 УК).

Уголовный
Кодекс 1926 г. прежде всего, существенно изменил место и систему телесных
повреждений в уголовном законодательстве. Если гл. 5 УК 1922 г.  «Преступления
против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» делилась в зависимости
от свойств объекта на пять разделов (убийство; телесные повреждения и насилие
над личностью; оставление в опасности; преступления в области половых отношений
и иные посягательства на личность и ее достоинства), то Кодекс 1926 г. от такой
системы отказался, и
все преступления, посягающие на жизнь, здоровье, честь и досто-

инство, личную свободу, и иные
были помещены в одну шестую главу, без какого-либо подразделения на разделы.
Кроме того, к этой же главе были отнесены все половые преступления, клевета и
оскорбление, преступления против несовершеннолетних, т.е. все преступления,
прямо или косвенно посягающие на личность.[4]

Телесные
повреждения как преступления, посягающие на здоровье, по уголовному Кодексу
1926 г. делились по степени тяжести на два вида: тяжкие (ст. 142) и легкие (ст.
143). Менее тяжкие телесные повреждения не выделялись.

Двучленное
деление телесных повреждений было признано нецелесообразным, и Уголовный Кодекс
РФ 1960 г. вновь возвратился к формуле трехчленного деления, установленной Кодексом
1922 г.

Двучленная
классификация телесных повреждений создала условия для необоснованного
смягчения ответственности за те серьезные повреждения, которые не могли быть
отнесены к разряду тяжких. Эти вопросы вызывали дискуссии в литературе и среди
практических работников. Безусловно, критика двучленного деления телесных
повреждений в литературе сыграла конструктивную роль, помогла впоследствии
создать более совершенную систему телесных повреждений в уголовном
законодательстве России 1960 г.

Тяжким
телесным повреждением, согласно ст. 142 УК 1926 г., признавалось телесное
повреждение, повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо иного
органа, неизгладимое обезображивание лица, душевную болезнь или иное
расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности.
Таким образом, впервые был введен в определение тяжести телесного повреждения
признак утраты трудоспособности. Легкое телесное повреждение различалось двух
видов: а) причинившее расстройство здоровья (ч. 1 ст. 143 УК) и б) не
причинившее расстройство здоровья (ч. 2 ст. 143 УК).

За
неосторожное телесное повреждение Кодекс 1926 г. устанавливал, без достаточного
на то основания, уголовную ответственность лишь в случае, когда причинение
телесного повреждения было результатом сознательного несоблюдения правил
предосторожности (ст. 145). Ответственность за заражение другого лица
венерической болезнью была расширена и конкретизирована. В частности, в ч. 1
ст. 150 УК указывалось, что ответственность за заражение другого лица
венерической болезнью наступает, если лицо (заразившее) знало о наличии у него
этой болезни. Этого указания Кодекс 1922 г. не знал. Часть 2 ст. 150 УК
предусматривала ответственность за заведомое постановку другого лица через
половое сношение или иными действиями в опасность заражения венерической
болезнью.

Остальные
преступления, посягающие на здоровье человека или ставящие его в опасность, по
сравнению с Кодексом 1922 г. принципиальных расхождений не имели Кодекс 1926
г., по существу, повторил те или иные нормы, несколько детализировав их.

Уголовное
законодательство РФ 1960 г. представляло собой более совершенную систему
преступлений против здоровья и ставящих в опасность жизнь и здоровье. Эти
преступления по Кодексу 1960 г. были представлены, по крайней мере, тремя
группами:

а)
преступления против здоровья (ст. 108-115);

б)
преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст. 116, 122, 124,
127-129);

в)
преступления против личной свободы (ст. 125-126).

Все эти
преступления были объединены в одной главе с преступлениями против жизни,
против интересов несовершеннолетних, против чести, достоинства и личной тайны,
с половыми преступлениями и помещены в гл. 3, вслед за преступлениями против
социалистической собственности. В пре-

ступлениях против телесных
повреждений (а они продолжали так называться) были уточнены признаки составов
преступлений, введены некоторые новые составы, проведено трехчленное деление
телесных повреждений на тяжкие (ст. 108), менее тяжкие (ст. 109) и легкие (ст.
112). Причем последние, в свою очередь, делились на легкие, повлекшие за собой
кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности
(ч. 1 ст. 112) и легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой
последствий, указанных в ч. 1 (ч. 2 ст. 112).[5]

С
субъективной стороны тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения могли быть
причинены как умышленно (ст. 108, 109), так и по неосторожности (ст. 114 УК).
Ответственность же за причинение легких телесных повреждений наступала лишь в
случае их умышленного причинения. Удары, побои и иные насильственные действия
по Уголовному Кодексу 1960 г., в отличие от Кодексов 1922 и 1926 гг., не были
выделены в отдельный состав и охватывались признаками ст. 112 УК, которая в
своем названии и в диспозиции части первой включала и побои. Статья 112 УК так
и называлась: «Умышленное легкое телесное повреждение или побои».

Ответственность
за причинение тяжких и менее тяжких телесных повреждений повышалась, если они
совершались с квалифицирующими признаками. К квалифицирующим признакам
умышленного тяжкого телесного повреждения Кодекс РФ 1960 г. относил, если оно:

а)
повлекло за собой смерть потерпевшего;

б)
носило характер мучений или истязаний;

в) было
совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 108 УК).

Квалифицирующим
признаком умышленного менее тяжкого телесного повреждения признавалось, если
оно:

а)
носило характер мучений или истязаний;

б) было
совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 109 УК).

Умышленные
тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения относились к менее опасным видам,
если они причинялись в состоянии сильного душевного волнения (ст. 110 УК) или
при превышении пределов необходимой обороны (ст. 111 УК).

Уголовный
Кодекс 1960 г. выделил новый специальный состав преступления — истязание (ст.
113), систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер
истязаний, если они не повлекли за собой последствий (ст. 108, 109 УК). Следует
напомнить, что в Кодексе 1926 г. истязание рассматривалось как
квалифицированный вид нанесения ударов, побоев и иных насильственных действий,
причиняющих физическую боль (ч. 2 ст. 146).

Наряду с
ответственностью за заражение венерической болезнью (ст. 115 УК), в 1971 г. в
уголовный Кодекс был введен новый состав – «Уклонение от лечения венерической
болезни» (ст. 115.1). Кроме того, в ст. 115 УК были введены такие
квалифицирующие признаки, как: заражение лица венерической болезнью лицом,
ранее судимым за такое же преступление, заражение двух или более лиц либо
заражение несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 115 УК). За эти действия было
установлено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Остальные
преступления анализируемой группы по Уголовному Кодексу 1960 г. принципиально
новых положений по сравнению с прежним уголовным законодательством не имели.
Следует только отметить, что в момент принятия Кодекс не предусматривал
ответственности за незаконное помещение в психиатрическую больницу заведомо психически
здорового лица. Ответственность за это деяние установлена лишь в 1988 г., когда
в Кодекс была введена соответствующая норма — ст. 126.2. Впоследствии была
установлена ответственность за заражение заболеванием ВИЧ-инфекцией и за
похищение человека, в связи, с чем в Кодекс в раздел преступлений против
личности были введены соответствующие составы. В частности, за заражение заболеванием
ВИЧ-инфекцией ст. 115.2, а за похищение человека — ст. 125.1.[6]

Уголовный
Кодекс 1960 г. действовал с 1 января 1961 г. до 1 января 1997 г., а с этого времени
в России действует Уголовный Кодекс 1996 г.

ГЛАВА 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ  

                                   ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ

 Здоровье
является естественным благом и ценностью человека, передается ему генетически и
относится к важнейшему объекту уголовно-правовой охраны. Право на охрану
здоровья — одно из основных прав человека, закрепленное и гарантированное
Конституцией РФ. Согласно ст. 41 Конституции РФ это право обеспечивается
гражданам бесплатной медицинской помощью, оказываемой государственными и
муниципальными учреждениями здравоохранения, финансированием федеральных
программ охраны и укрепления здоровья населения, развитием государственной,
муниципальной, частной систем здравоохранения и т.п.

Государство
гарантирует охрану здоровья каждого человека и иными законодательными актами, в
частности, уголовным законом, предусматривающим ответственность за преступления
против здоровья. Причинение вреда здоровью человека является одним из наиболее
распространенных видов преступлений против личности. Умышленное причинение
тяжкого вреда здоровью отнесено законом к категории тяжких преступлений, а при
наличии отягчающих обстоятельств — к разряду особо тяжких преступлений (ст. 15
УК).

Преступления
против здоровья в Уголовном Кодексе 2004 г. (ст. 111-125), так же как и в предыдущем
Кодексе 1996 г., находятся в одной главе (16) с преступлениями против жизни.
Конкретное содержание преступлений против здоровья рассматривается в
последующих разделах, применительно к каждому преступлению. Общим же для них
является то, что Уголовный Кодекс 1996 г. отказался от использования
традиционного для российского законодательства понятия «телесные повреждения»,
заменив его на «вред здоровью», при этом понятие «вред здоровью человека» в уголовном
законе не раскрывается. Его помогает определить наука уголовного права на основе
положений п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью,
утвержденных приказом Минздрава России от 10 декабря 1996 г. N 407  и с
внесением изменения от 5 марта  1997 г. № 61,  согласованный с Генеральной
прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ.[7]

В
специальной литературе давно дискутировался вопрос о понятии «телесные
повреждения» и «вред здоровью». Одни ученые исключали из понятия существовавшего
тогда в законе термина «телесные повреждения» нанесение ударов, побои,
истязания; другие полагали, что к телесным повреждениям нельзя относить не
только удары, побои и иные насильственные действия, но и действия, нарушающие
целостность тканей, связанные с кровоизлиянием (например, царапины, прокусы),
если они не вызывают общего расстройства здоровья человека; третьи признавали
нанесение ударов, побоев и иных насильственных действий причиняющими вред
здоровью, однако не относили эти действия к телесным повреждениям, так как причиненный
ими вред не может быть определен судебным экспертом.

Рефераты:  Реферат "Мой дедушка - защитник Родины" | Образовательная социальная сеть

Изменение
терминологии с «телесных повреждений» по Уголовному Кодексу 1996 г. на «вред
здоровью» в  Уголовном Кодексе 2004 г. не поставило точку в споре о понятии и
содержании  «вреда здоровью». В специальной литературе по-прежнему
высказываются различные взгляды на понятие «вред здоровью». В целом, соглашаясь
с позицией законодателя об изменении термина «телесные повреждения» на «вред
здоровью», авторы Комментария к Уголовному Кодексу РФ  Рарог А. И. и др. считают,
что далеко не всякий вред здоровью, даже если он возник от воздействия факторов
внешней среды, можно рассматривать как телесное повреждение.[8]

Преступления
против здоровья личности можно условно разделить на следующие категории:


умышленное причинение вреда здоровью (тяжкое средней тяжести, легкого, побои,
истязания, угроза причинения вреда здоровью, принуждение к изъятию органов,
заражение венерической болезнью или СПИДом);


неумышленное причинение вреда здоровью (в состоянии аффекта, при превышении
пределов необходимой самообороны, по неосторожности);


медицинские (незаконное проведение аборта, неоказание медицинской помощи, незаконное занятие частной
медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью
);


оставление в опасности;


опосредствованные, могущие нанести вред здоровью личности (склонение к потреблению
наркотических средств или психотропных веществ
, нарушение
санитарно-эпидемиологических правил
, сокрытие информации об
обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей
, выпуск или продажа товаров,
выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности
).

Отдельные
авторы ко вреду здоровью относят все деяния данной группы преступлений, кроме
истязаний и побоев. Поэтому правильное установление понятия и содержания вреда
здоровью актуально и в настоящее время.

Как
указывалось выше, вред здоровью раскрывается наукой уголовного права на основе
положений медицины. Так, согласно п. 2 Правил от 5 марта 1997 г. № 61 под
вредом здоровью человека следует понимать либо телесные повреждения, т.е.
нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций,
либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате
воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических,
химических, биологических, психических. Следовательно, вред здоровью человека
может заключаться: а) в причинении телесного повреждения, объективно вызвавшего
нарушение анатомической целости органов или тканей организма человека или расстройство
их физиологических функций; б) в том или ином заболевании, включая реактивные
психические и невротические расстройства, наркоманию, токсикоманию,
венерические или профессиональные заболевания, вследствие заражения одного
человека от другого; в) в особом патологическом состоянии, например, шок, кома
различной этиологии, гнойно-септические состояния и т.п. Побои, мучения и истязания
не составляют какого-либо вида повреждений и являются особым способом посягательства
на здоровье человека. Следует учитывать, что побои, удары и иные насильственные
действия, причиняющие физическую боль, всегда связаны с определенными
изменениями в клетках и тканях организма и всегда наносят определенный вред
здоровью. В большинстве случаев побои и удары характеризуются многократностью
причинения, т.е. нанесением определенного их числа одновременно (в одно время,
одному и тому же лицу).

К
преступлениям против здоровья законодатель относит и такие деяния, которые
непосредственно не причиняют вреда здоровью, непосредственно на него не
воздействуют, но ставят в опасное состояние именно здоровье и жизнь человека. К
таким преступлениям относятся угроза убийством или причинением тяжкого вреда
здоровью (ст. 119 УК); принуждение к изъятию органов или тканей человека для
трансплантации (ст. 120 УК); незаконное производство аборта (ст. 123 УК);
неоказание помощи больному (ст. 124 УК); оставление в опасности (ст. 125 УК). В
юридической литературе стало традицией рассматривать данную группу преступлений
за пределами преступлений против здоровья, порой, не давая этому какого-либо
обоснования, оставляя без анализа и упоминания объект преступлений, а если и
называя, то лишь как право на здоровье человека.[9]

С такой
позицией вряд ли можно согласиться. Преступления этой группы носят смешанный
характер, поскольку при их совершении опасности подвергаются как жизнь, так и
здоровье человека в равной мере. Окончательный результат преступлений может
быть различным: при изъятии органов, например, могут наступить и смерть
человека, и вред здоровью различной степени тяжести; угроза убийством может
окончиться и причинением вреда здоровью вплоть до психических расстройств, и
телесным повреждением. Поэтому вполне обоснованно названную группу преступлений
следует относить к преступлениям против здоровья, что находит подтверждение в
законодательстве. Такая позиция получила поддержку и в юридической литературе.

Кроме
того, некоторые преступления из этой группы, например, угроза убийством или
причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), принуждение к изъятию органов
или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК), с объективной стороны
совершаются путем психического воздействия на потерпевшего, что не противоречит
понятию вреда здоровью, вытекающему из Правил от 5 марта 1997 г. № 61, на
которое возможно воздействие различными факторами внешней среды, в том числе и
психическими. Законодатель к преступлениям против здоровья относит и такие
деяния, объективная сторона которых не только не сопряжена с психическим воздействием
на потерпевшего, но и характеризуется отсутствием насилия как такового, хотя и
причиняется вред здоровью человека, например, заражение венерической болезнью
(ст. 121 УК), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК).

Поэтому
в уголовно-правовом смысле причинение вреда здоровью другого человека можно
определить как противоправное умышленное или неосторожное деяние, заключающееся
в нарушении анатомической целостности или физиологических функций тканей и
органов человека или организма в целом, либо причиняющее ему физическую боль, а
также ставящее в опасность здоровье человека.

Таким
образом, преступления против здоровья, предусмотренные Уголовным Кодексом РФ,
можно подразделить на четыре группы:

а)
причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ст. 111-115, 118 УК);

б) побои
и истязание (ст. 116, 117 УК) как преступления, сопряженные с совершением
неоднократных насильственных действий;

в)
преступления, не сопряженные с насилием, но ставящие в опасность здоровье
человека (ст. 121, 122 УК);

г)
преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека (ст. 119-120,
123-125 УК).

Родовым
объектом анализируемых преступлений, а также и непосредственным, является
здоровье другого человека как определенное физиологическое состояние организма
конкретного лица, каким бы оно ни было. Поэтому посягательство на любое
здоровье человека, влекущее ухудшение его состояния, следует рассматривать как
преступление против здоровья. При этом не имеют значения возраст потерпевшего,
наличие у него каких-либо биологических качеств (заболеваний, расстройств),
учитывается фактическое состояние здоровья потерпевшего в данное время.

Посягательство
на собственное здоровье, например членовредительство с целью уклонения от
исполнения обязанностей военной службы, рассматривается как другое
преступление, а не преступление против здоровья, поскольку виновный посягает на
другой объект — порядок прохождения военной службы. Такое деяние образует
самостоятельный состав преступления (ст. 339 УК).

Согласие потерпевшего на
причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от
ответственности, за исключением случаев, когда такое согласие и действия
направлены на достижение социально полезных целей. Например, по Закону РФ «О
трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. с
внесенными изменениями от 20 июня 2000 г. № 91 трансплантация органов (тканей)
допускается исключительно с согласия живого донора. Такое согласие имеет значение
лишь при соблюдении всех условий, предусмотренных законом. В частности, изъятие
органов и (или) тканей у живого донора допустимо, если его здоровью, по заключению
врачебной комиссии, не будет причинен значительный вред.[10]

Здоровье
ребенка может быть объектом преступных посягательств уже во время родов.

Таким
образом, объектом уголовно-правовой охраны от этих преступлений является чужое
здоровье любого человека, независимо от фактического его состояния и возраста.

В
современной специальной литературе мнения на объект уголовно-правовой охраны
преступлений против здоровья не вызывают каких-либо расхождений, исследователи
в основном придерживаются одной точки зрения, что объект этих посягательств —
здоровье человека. В литературе 50-70-х гг. по вопросу об объекте данной группы
преступлений ученые придерживались различных точек зрения.

Объективная
сторона причинения вреда здоровью может выражаться как в действии, так и в
бездействии (что значительно реже), при этом большинство составов
соответствующих преступлений сконструированы в статьях Кодекса по типу
материальных. Это означает, что обязательными признаками объективной стороны
преступлений против здоровья являются указанные в законе преступные последствия
в виде вреда здоровью и причинная связь между действиями (бездействием) и
последствием.

Причинение
вреда здоровью всегда есть результат противоправного деяния, прямо указанного в
законе как преступление. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой
обороны, крайней необходимости, при задержании лица, совершившего преступление,
а также в условиях обоснованного риска, при отсутствии признаков превышения
допустимых пределов всех этих мер правомерно и не влечет уголовной
ответственности. Не является преступлением также причинение вреда здоровью
другого человека в процессе спортивных состязаний, если при этом были соблюдены
все установленные для данного вида спорта правила и меры безопасности. Если причинение
вреда здоровью связано с умышленным нарушением правил с целью совершить
преступление, то ответственность наступает на общих основаниях.

Согласие
или просьба потерпевшего (о чем говорилось выше), по общему правилу, не
исключает преступность причинения вреда здоровью, однако это обстоятельство
может быть учтено при назначении наказания виновному.
Небольшая группа преступлений (те, которые указаны в четвертой группе)
сконструирована по типу формальных составов. Стало быть, объективная их сторона
выражается в выполнении указанных в законе действий и не требует наступления
каких-либо последствий.

Способы
причинения вреда здоровью различаются физическим, механическим и психическим
воздействием на потерпевшего. Место, время, орудия и средства, а также способ
причинения вреда здоровью, по общему правилу, для квалификации значения не
имеют. Однако в некоторых составах такой объективный признак, как способ,
является квалифицирующим обстоятельством (п. «б», «в» ч. 2 ст. 111, п. «д» ч. 2
ст. 117 УК).

Тяжесть
причиненного вреда здоровью определяется судебно-медицинским экспертом и
оценивается следователем и судом исходя из Правил от 5марта 1997 г. № 61. В
соответствии со ст. 79 УПК проведение экспертизы для установления тяжести и
характера вреда здоровью является обязательным. В случае неполноты, неточности
или необоснованности заключения возможно назначение повторной или дополнительной
более квалифицированной экспертизы (ст. 81 УПК).

С
субъективной стороны причинение вреда здоровью по большинству составов
характеризуется умышленной формой вины, однако возможно и по

неосторожности. При этом умысел
может быть как прямым, так и косвенным, когда виновный сознает, что в
результате его действий причиняется вред здоровью другого человека, и желает
этого либо сознательно допускает. Умысел при причинении вреда здоровью по
разновидности может быть конкретизированным и неконкретизированным. При
конкретизированном умысле ответственность определяется направленностью умысла,
например, если виновный желал причинить тяжкий вред здоровью, а причинил средней
тяжести вред, ответственность должна наступать как за покушение на причинение
тяжкого вреда здоровью. При неконкретизированном умысле ответственность
наступает за фактически причиненный вред.

Преступление,
предусмотренное ст. 118 УК, совершается только в результате неосторожной формы
вины, а деяния, указанные в ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124 УК,
совершаются с двумя формами вины: в отношении действий наличествует умысел, а
последствия наступают в результате неосторожности.

Субъективная
сторона отдельных преступлений характеризуется различными мотивами и целями, с
помощью которых те или иные составы превращаются в квалифицированные, например,
п. «д», «е», «ж» ч. 2 ст. 111 УК, п. «д», «е» ч. 2 ст. 112 УК, п. «з» ч. 2 ст.
117 УК.

Субъектом преступлений
против здоровья является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста,
установленного законом за конкретные преступления. Так, субъектом причинения
тяжкого вреда (ст. 111 УК) и средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК) может
быть лицо, достигшее 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 20 УК), а за остальные
преступления против здоровья ответственность наступает с 16 лет. Три состава
преступления предусматривают наличие специального субъекта (ч. 2 и 4 ст. 118;
ч. 4 ст. 122 УК), так как деяния совершаются вследствие ненадлежащего
исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Это могут быть водитель
автомобиля, лица, отвечающие за соблюдение правил по технике безопасности, санитарно-эпидемиологических
правил (ч. 2 и 4 ст. 118 УК), медицинские работники (ч. 4 ст. 122).

ГЛАВА 3.  ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ,

                  СОПРЯЖЕННЫЕ  С  УМЫШЛЕННЫМ

                               ПРИЧИНЕНИЕМ ВРЕДА

К
умышленному причинению вреда здоровья личности относиться собственно умышленное
причинение вреда, угрозы здоровью и заражение венерическими заболеваниями и
СПИДом.[11]

Статья
111 УК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» гласит, что к причинению
тяжкого вреда здоровью относиться причинение тяжкого вреда опасного для жизни
человека, а также повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо
какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности,
психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или
выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную
стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо
для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности. Все эти действия
наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет (ч. 1 от 8.12.2003
г. № 162-ФЗ).[12]

Те
же деяния, совершенные, но при отягчающих обстоятельствах, таких как:

а)
в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом
служебной деятельности или выполнением общественного долга;

 б)
с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в
отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в)
общеопасным способом;

г)
по найму;

д)
из хулиганских побуждений;

е)
по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж)
в целях использования органов или тканей потерпевшего, наказываются лишением
свободы на срок от трех до десяти лет.

Деяния,
предусмотренные частями первой или второй статьи 111, если они совершены:

а)
группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой;

б)
в отношении двух или более лиц.

Деяния,
предусмотренные частями первой, второй или третьей статьи 111 Уголовного Кодекса
РФ, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, — наказываются лишением
свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Примером
применения статьи 111, может стать дело Иваненко П.И., Козырева В.Е. и
Козырев В.В.

Советским
районным судом города Владикавказа 23 апреля 1999 г. Иваненко П. И. осужден по
п. «а» ч. 2 ст. 213, п. «а» ч. 3 ст. 111 Уголовный Кодекс РФ, Козырев В.Е. — по
ч. 3 ст. 213, п. «а» ч. 3 ст. 111 Уголовный Кодекс РФ, Козырев В.В. — по п. «а»
ч. 2 ст. 213 Уголовный Кодекс РФ.[13]

Они признаны
виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

6 декабря 1998 г.
примерно в 17 часов на улице Московской  г. Владикавказа Иваненко П.И., Козырев
В.Е. и Козырев В.В. совместно с неустановленными лицами избили ранее незнакомых
им Алборова и Пагиева. При этом Иваненко ударил Пагиева, а затем Алборова кулаком
по лицу, после чего он совместно с неустановленными лицами продолжал избивать Алборова,
нанося ему удары руками и ногами по различным частям тела. Козыревы совместно с
неустановленными лицами в это время руками и ногами избивали Кудинова и
причинили ему побои. Затем не установленное следствием лицо передало Козыреву
В.Е. газобаллонный пистолет «Корнет», принадлежавший Алборову. Рукояткой
пистолета Козырев В.Е. нанес не менее семи ударов по голове Алборова, отчего
тот потерял сознание. Своими действиями Иваненко, Козыревы и неустановленные
лица причинили Пагиеву побои, а Алборову — тяжкий вред здоровью.

Судебная коллегия по
уголовным делам г. Владикавказа советского районного суда вынесла приговор в
отношении Иваненко П.И. и Козырева В.Е. оставила без изменения.

Заместитель
Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных
решений в части осуждения Иваненко П.И. по п. «а» ч. 2 ст. 213 Уголовный Кодекс
РФ и Козырева В.Е. — по ч. 3 ст. 213 Уголовный Кодекс РФ и прекращении в этой
части дела производством.

Президиум советского
районного суда г. Владикавказа  11 марта 2000 г. протест удовлетворил по
следующим основаниям.

В соответствии со
ст. 213 Уголовный Кодекс РФ хулиганство — это грубое нарушение общественного
порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением
оружия или предметов, используемых в качестве оружия.  

Нанесение
оскорблений, побоев, причинение легких или менее тяжких телесных повреждений и
другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении
родственников, знакомых и вызванные личными неприязненными отношениями,
неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по
статьям Уголовный Кодекс, предусматривающим ответственность за преступления
против личности.

Как видно из
материалов дела, в том числе из показаний, осужденных и потерпевших, накануне
(5 декабря 1998 г.) между Козыревым В.В. и впоследствии потерпевшими Пагиевым и
Алборовым произошел конфликт, во время которого пропала шапка потерпевшего, а
Козыреву был поврежден автомобиль. На следующий день, т. е. 6 декабря 1998 г.,
при встрече Иваненко, Козыревы (осужденные) и Пагиев, Алборов (потерпевшие)
стали выяснять, кто сломал ручку дверцы автомашины и куда пропала шапка, после
чего между ними возникла драка.

Следовательно,
конфликт между потерпевшими и осужденными возник в связи с личными
неприязненными отношениями в отсутствии кого-либо из посторонних граждан, при
этом общественный порядок нарушен не был.

Вывод суда в
приговоре о том, что конфликт вышел за рамки личных отношений и перерос в
нарушение общественного порядка, не основан на материалах дела и является
предположением суда.

Поскольку в ходе
конфликта, возникшего из-за личных неприязненных отношений, Иваненко и Козырев
В.Е. совместно причинили потерпевшему Алборову тяжкие телесные повреждения, и
эти действия образуют состав преступления, предусмотренный п. «а» ч. 3 ст. 111
Уголовный Кодекс РФ, по которой они осуждены, осуждение их по ст. 213 Уголовный
Кодекс РФ необоснованно и дело в этой части подлежит прекращению по п. 2 ч. 1
ст. 5 УПК РСФСР.

Подлежат изменению,
и судебные решения в отношении Козырева В.В. В связи с тем, что он избил Пагиева,
причинив ему, побои из неприязни, эти действия осужденного образуют состав
преступления, предусмотренный ст. 116 Уголовного Кодекса РФ.

 Умышленное
причинение тяжкого вреда здоровью — наиболее опасное преступление, посягающее
на безопасность здоровья человека. Под здоровьем в данном случае понимается
естественное состояние организма, характеризующееся отсутствием каких-либо
болезненных изменений.

Современный
уголовный Кодекс отказался от использования традиционного понятия «телесные
повреждения», под которыми понимаются нарушения анатомической целости органов и
тканей или их физиологических функций, возникшие в результате воздействия
факторов внешней среды.

Замена
в Уголовный Кодекс понятия «телесные повреждения» на «повреждение здоровья» в
некоторых случаях вполне обоснованна. Далеко не всякий вред здоровью, даже если
он возник от воздействия факторов внешней среды, может рассматриваться как
телесное повреждение. Понятие «повреждение здоровья» охватывает и тот
причиняемый здоровью вред, который не связан с нарушением анатомической целости
или физиологических функций органов и тканей. Это, например, такие болезненные
расстройства, как реактивные психические и невротические состояния, возникшие
вследствие неблагоприятного психического воздействия на потерпевшего, либо
инфекционные заболевания от заражения одного человека другим культурой патогенных
микробов. Кроме того, это могут быть профессиональные или венерические
заболевания, отравления, расстройство психики, заболевание наркоманией или
токсикоманией и т.п.

Однако по мысли
первоначальных разработчиков проекта Уголовного Кодекса, использование термина
«причинение вреда здоровью» вовсе не означало вообще отказа от термина «телесные
повреждения» в тех случаях, когда повреждение здоровья было связано с
нарушением анатомической целости или физиологических функций органов и тканей
(нет оснований отказываться и от апробированных длительной практикой применения
Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений). «Причинение
вреда здоровью» предполагалось рассматривать, главным образом, как родовое
понятие, а в отдельных случаях формулировку «или иное повреждение здоровья» —
как «довесок» к «телесным повреждениям».[14]

Поэтому
в проекте Уголовного Кодекса РСФСР умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
трактовалось, как умышленное причинение телесного повреждения, опасного для
жизни или повлекшего за собой ряд конкретных тяжких последствий для здоровья
потерпевшего, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или
вызвавшего указанные последствия.

В
окончательной же редакции ч. 1 ст. 111 Уголовный Кодекс термин «телесное
повреждение» не употребляется, допущена тавтология, которая может создать
серьезные трудности для практического применения указанной нормы. Вначале
говорится об «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни
человека» или повлекшего за собой конкретные тяжкие последствия, а затем — о
еще каком-то «ином вреде здоровью, опасном для жизни», как будто бы речь идет
не об одном и том же. Выход из создавшегося положения единственный — во
внесении законодателем соответствующих изменений в ст. 111 Уголовный Кодекс
путем восстановления редакции проекта Уголовного Кодекса.

Статья
112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» часть 1. гласит, что
к умышленному причинение вреда средней тяжести относится вред здоровью, не
опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111
Уголовного Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или
значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, —
наказывается арестом на срок от трех до шести месяцев или лишением свободы на
срок до трех лет.

Те
же деяние, но совершенные при отягчающих обстоятельствах:

а)
в отношении двух или более лиц;

б)
в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом
служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в)
с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в
отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

г)
группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой;

д)
из хулиганских побуждений;

е)
по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Умышленное
причинение средней тяжести вреда здоровью в отличие от нанесения тяжкого вреда
характеризуется тем, что оно не является опасным для жизни человека в момент
причинения и не влечет последствий, предусмотренных ст. 111 Уголовный Кодекс.
Однако оно вызывает длительное расстройство здоровья потерпевшего или
значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть,
либо приводит к наступлению обоих этих последствий.[15]

Объект
преступления, предусмотренного ст. 112 Уголовного Кодекса, образуют
общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья граждан.

Объективная
сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении
средней тяжести вреда здоровью другого человека.

Объективную
сторону в данном составе образуют:

а) общественно опасное деяние (действие или бездействие);

б) преступное последствие в виде причинения средней
тяжести вреда здоровью человека;

в) причинная связь между деянием и указанным преступным
последствием.

Вред здоровью средней
тяжести заключается в причинении потерпевшему длительного расстройства
здоровья, а также в значительной стойкой утрате им общей трудоспособности менее
чем на одну треть.

Под
длительным расстройством здоровья следует понимать непосредственно связанную с
повреждением временную утрату трудоспособности (заболевания, нарушения функции
и т.д.) продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня).

Под значительной стойкой утратой общей трудоспособности
менее чем на одну треть понимается утрата такой трудоспособности от 10 до 30%
включительно.

К причинению средней
тяжести вреда здоровью относятся, например, трещины и переломы мелких костей,
одного — трех ребер на одной стороне, вывихи в мелких суставах, стойкое
затруднение речи, потеря пальца руки или ноги, сотрясение головного мозга
средней степени и т.д.

Эти деяния наказывается штрафом в размере от пятидесяти до
ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на
срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами
на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

Умышленное причинение легкого
вреда здоровью имеет место в случаях, когда оно вызывает кратковременное
расстройство здоровья потерпевшего или незначительную стойкую утрату общей
трудоспособности, либо приводит к наступлению обоих этих последствий.

Объект преступления,
предусмотренного ст. 115 Уголовный Кодекс, образуют общественные отношения,
обеспечивающие безопасность здоровья граждан.

Объективная сторона
рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении легкого вреда
здоровью другого человека.

Объективную сторону в данном
составе образуют:

а) общественно опасное деяние (действие или бездействие);

б) преступное последствие в виде причинения легкого вреда
здоровью человека;

в) причинная связь между деянием и указанным преступным
последствием.

Легкий вред здоровью заключается в
причинении потерпевшему кратковременного расстройства здоровья, а также незначительной
стойкой утрате общей трудоспособности. Под кратковременным следует считать расстройство
здоровья, непосредственно связанное с повреждением, продолжительностью не свыше
трех недель (21 дня).

Под незначительной стойкой утратой трудоспособности подразумевается
стойкая утрата общей трудоспособности равная 5%.

К причинению легкого вреда здоровью относятся, например,
потеря пальца руки (кроме указательного и большого), ослабление зрения и слуха,
связанное с незначительной стойкой утратой общей трудоспособности, множественные
кровоподтеки и ссадины и т.п.

В отличие от Уголовного Кодекса
РСФСР, (ст. 112) в настоящем Уголовном Кодексе побои разведены с причинением
легкого вреда здоровью в разные статьи. Это самостоятельные преступления,
имеющие различные признаки.

Объект преступления,
предусмотренного ст. 116 Уголовного Кодекса, образуют общественные отношения,
обеспечивающие право человека на физическую (телесную) неприкосновенность, а, в
конечном счете — безопасность здоровья граждан.

Рефераты:  Государственное регулирование экономики. Курсовая работа (т). Основы права. 2014-03-13

Объективная сторона рассматриваемого
преступления состоит:

во-первых, в нанесении побоев;

во-вторых, в совершении иных
противоправных насильственных действий, причиняющих физическую боль.

И те, и другие действия не влекут
последствий, предусмотренных ст. 115 Уголовного Кодекса, т.е. кратковременного
расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Побои — это нанесение многократных
ударов по телу потерпевшего, его избиение. Удары при этом наносятся твердым
тупым орудием многократно (три раза и более).

Иные насильственные действия,
причиняющие физическую боль, состоят в щипании, сечении, выкручивании рук,
защемлении той или иной части тела потерпевшего при помощи каких-либо
приспособлений, воздействии на него огнем или иными природными биологическими
факторами (путем использования, например, животных и насекомых) и т.п., если
все это сопряжено с причинением физической боли.

Побои и иные насильственные
действия могут нарушить анатомическую целость или физиологические функции
органов и тканей человеческого организма (ссадины, кровоподтеки, синяки,
небольшие поверхностные ранки и проч.), а могут и не нарушать их (причинение
только физической боли, слабое недомогание и т.д.).

Если после побоев и иных насильственных действий на теле
потерпевшего остаются повреждения, их оценивают по степени тяжести, исходя из
общих правил. Если побои и иные насильственные действия не оставляют после себя
никаких объективных следов, то судебно — медицинский эксперт в своем заключении
отмечает жалобы потерпевшего, указывает, что видимых признаков повреждений не
обнаружено, и не определяет степени тяжести причинения вреда здоровью. В
подобных случаях установление факта побоев относится к компетенции органов
дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.[16]

В тех случаях, если побои и иные
насильственные действия влекут за собой более тяжкие последствия в виде
причинения вреда здоровью различной степени тяжести либо они представляют собой
истязание потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать соответственно по
ст. 111, 112, 115 или 117 Уголовного Кодекса. В подобных случаях они выступают
в качестве способов совершения более тяжких, чем рассматриваемое преступлений.

Для признания наличия состава побоев или совершения иных
насильственных действий требуется причинение физической боли потерпевшему.
Последний при этом может испытывать и психические страдания, но они
самостоятельного влияния на правовую оценку содеянного не оказывают.

Очень близко по своим свойствам к статье 116 «Побои»
относиться статья 117 «Истязание», она гласит, что причинение физических или
психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными
насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях
111 и 112 настоящего Кодекса, — наказывается лишением свободы на срок до трех
лет.

Те же деяние, но совершенные при отягчающих
обстоятельствах:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких, в связи с
осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением
общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся
в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица,
заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной
или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного
в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору
или организованной группой;

ж) по найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти
или вражды, — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса
понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения
к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в
целях наказания либо в иных целях (примечание введено Федеральным законом от 8
декабря 2003 г. № 162-ФЗ).

Уголовный Кодекс РФ в ст. 113, предусматривавшей ответственность
за истязание, акцентировал внимание лишь на физическое воздействие на
потерпевшего, понимая под этим преступлением «систематическое нанесение побоев
или иные действия, носящие характер истязания». В правоприменительной практике
также бытовало мнение, что истязание — это лишь физическое насилие, совершаемое
систематически или связанное с длительным причинением физического страдания.

Однако психическое насилие воспринимается потерпевшим
иногда даже болезненнее, чем насилие физическое. Психическая травма порой
ощутимее любых побоев. Именно единство физического и психического насилия
наиболее полно характеризует сущность истязания, его общественную опасность. На
эту позицию и встал Уголовный Кодекс, понимая под истязанием особый способ
причинения потерпевшему не только физических, но и психических страданий.[17]

Непосредственно к применению прямого опосредственного
вреда здоровью статья 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»
не относиться, но возможность причинения тяжкого вреда здоровью или
психологического вреда можно смело определить данный вид преступления, как
относящийся к умышленному причинения вреда здоровья.

В отличие от Уголовного Кодекса РСФСР,
который относил данное преступление к числу посягательств на общественный порядок
(ст. 207), Уголовный Кодекс РФ совершенно обоснованно включил его в главу 16 «Преступления
против жизни и здоровья», поскольку оно непосредственно ставит в опасность
жизнь и здоровье человека.

Объектом рассматриваемого
преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни
и здоровья человека. Потерпевшим от преступления может быть любое физическое
лицо.

Объективная сторона данного
преступления выражается в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда
здоровью потерпевшего.

Угроза представляет собой
разновидность психического насилия над личностью. Угроза — это выражение вовне
намерения лишить потерпевшего жизни или причинить тяжкий вред его здоровью. Она
рассчитана на запугивание.

Способы выражения угрозы
разнообразны. Угроза адресуется потерпевшему устно, письменно, с помощью
жестов, по телефону и т.д. Она может быть высказана непосредственно тому, к
кому обращается виновный, а также передана через третьих лиц.

Необходимым признаком состава
рассматриваемого преступления является реальность угрозы. Она считается
таковой, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

На практике определенную сложность
представляет толкование понятия «реальность угрозы» как непременного условия
правильного применения ст. 119 Уголовного Кодекса. При решении этого вопроса
следует исходить из того, что реальность угрозы связывается, прежде всего, с
наличием объективных оснований опасаться приведения ее в исполнение; субъективное
же ее восприятие потерпевшим играет подчиненную роль. На реальность угрозы
указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ей
конкретная ситуация (место, время, вся обстановка этого деяния), способ
осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения
виновного и потерпевшего (например, систематические преследования
потерпевшего), характеристика личности виновного (например, его взрывной
характер, устойчивая насильственная антиобщественная ориентация, бурные
проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство,
прежние судимости за насильственные преступления, экстремальное психическое
состояние и проч.). Вопрос о реальности угрозы решается в каждом случае в
зависимости от конкретных обстоятельств дела. Речь здесь по сути дела идет об
индивидуальном криминологическом прогнозировании.

Рассматриваемое
деяние относится к преступлениям с так называемым формальным составом. Оно
считается оконченным с момента выражения угрозы.

То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для
виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости
от виновного, — наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет с
лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Криминализация принуждения к изъятию органов и тканей
человека в новом Уголовном Кодексе заслуживает всяческого одобрения. В
настоящее время производство трансплантации урегулировано Законом РФ «О трансплантации
органов и (или) тканей» от 20 июня 2000 г.[18]

Объектом данного преступления
являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья
человека.

Потерпевшим от преступления может быть любое физическое
лицо. Объективная сторона преступления характеризуется принуждением, сопряженным
с применением физического насилия либо угрозой его применения, к изъятию
органов и (или) тканей человека для трансплантации.

В настоящее время считается, что такая медицинская
деятельность признана гуманной и справедливой. При операции трансплантации
органов и (или) тканей могут пересаживаться, например, почка, легкое и другие органы
и (или) ткани, перечень которых определяется Министерством здравоохранения РФ
совместно с Российской Академией медицинских наук. Закон о трансплантации органов
и (или) тканей человека «не распространяется на органы, их части или ткани,
имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя
репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники и эмбрионы), а также на кровь
и ее компоненты». Из этого можно было бы сделать вывод, что осуществление
принуждения к изъятию органов и (или) тканей человека, пересадка которых не
регламентируется названным Законом, не составит преступления, предусмотренного
ст. 120 Уголовный Кодекс.

Однако это будет неправильно. Уголовный закон не
конкретизирует, к изъятию каких органов и (или) тканей принуждается
потерпевший, — это, во-первых, а во-вторых — донорство, трансплантирование
регулируется не только Законом о трансплантации органов и (или) тканей
человека, но и другими нормативными актами, в частности, Законом РФ «О
донорстве крови и ее компонентов» от 20 августа 2004 г. Поэтому принуждение
человека к согласию на изъятие любых органов и (или) тканей для трансплантации
образует состав преступления.

Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека была бы в
большей степени реализована, если бы в данной норме не было указано, что органы
и ткани виновный желает получить для трансплантации. Не исключены случаи
принуждения человека к изъятию органов и (или) тканей для проведения экспериментов.
И такие деяния не менее опасны для человека. Поэтому в предлагаемую норму
следует включить указание на запрет противоправного изъятия органов или тканей
для осуществления экспериментов.

Самостоятельным составом следовало бы предусмотреть
понуждение человека к участию в любых экспериментах, опасных для жизни или здоровья,
(ст. 223 – незаконное изготовление орудия).

Общественно опасным действием является понуждение
беременной женщины к аборту в целях использования эмбриональных тканей (материалов)
для, например, изготовления лекарственных препаратов или проведения экспериментов,
а также для трансплантации.

В ст. 120 Уголовный Кодекс следовало бы сформулировать
норму, запрещающую понуждение к изъятию не только органов и (или) тканей, но и
любых принадлежащих человеческому организму частей. Такая редакция нормы будет
в большей степени гарантировать право человека на здоровье.

Принуждение означает приневоливание, склонение к
какому-либо нежелательному для человека поступку. В толковом словаре русского
языка термины «принуждение» и «понуждение» объясняются одинаково. Однако в
теории уголовного права имеются исследования, разграничивающие указанные понятия.

Принуждение к изъятию органов и (или) тканей означает
приневоливание человека к «донорству» путем применения физического насилия либо
угрозы его применения. Физическое насилие может выразиться в нанесении побоев,
причинении легкого вреда здоровью либо вреда средней тяжести.

Виновный может совершить указанное преступление путем
угрозы применения физического вреда любой степени.

Лавиноопасное распространение венерических заболеваний и заболеваний,
передающихся половым путем сделали актуальной статью 121 «Заражение
венерической болезнью», которая гласит, что заражение другого лица венерической
болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, — наказывается штрафом в
размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на
срок  от одного года   до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести
месяцев.[19]

То же деяние, совершенное при отягчающих обстоятельствах,
как то, в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего,
— наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо
лишением свободы на срок до двух лет.

Данное преступление обусловлено
половой распущенностью, эгоизмом, бродяжничеством и т.п. Опасность этого
преступления состоит в том, что оно посягает на здоровье граждан.

Объектом данного преступления
является здоровье человека. Объективная сторона характеризуется как действиями,
так и бездействием виновного. Медицина под заражением венерической болезнью
понимает передачу возбудителей этих инфекционных болезней как через половое
сношение, так бытовым и врожденным путем. Способ заражения венерической
болезнью не имеет значения для квалификации преступления. Обязательным признаком
объективной стороны этого преступления являются преступные последствия в виде
заражения потерпевшего венерической болезнью (сифилис, гонорея, паховой
лимфогранулематоз, мягкий шанкр, хламидиоз и др.). Всего известно восемнадцать
болезней, передающихся половым путем (так называемых БППП). Для квалификации
данного преступления необходимо установить и причинную связь между действиями и
бездействием виновного и заражением потерпевшего венерической болезнью.

Субъективная сторона данного
преступления предполагает наличие прямого или косвенного умысла, а также
неосторожность в виде легкомыслия. В этих случаях исключается преступная
небрежность, так как виновный знает о своей болезни.  Верховного Суд РФ в
Постановлении «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»
от 8 декабря 2003 г. № 162  разъяснял, что при рассмотрении дел данной
категории суду необходимо устанавливать наличие доказательств, подтверждающих,
что подсудимый знал о своей болезни.

Прямой умысел имеет место в тех
случаях, когда виновный знал, что он болен венерической болезнью, предвидит
возможность или неизбежность заражения кого-либо этой болезнью и желает
наступления этих последствий (наступления болезни) или сознательно их допускает
(например, удовлетворяя половую похоть, виновный безразлично относится к
возможному заражению потерпевшего венерической болезнью). Данное преступление совершается
с преступным легкомыслием, если виновный, сознавая наличие у него венерического
заболевания, предвидит возможность заражения другого, однако без достаточных к
тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этого последствия
(например, с помощью предохранительных средств при половом сношении и т.д.).

Мотивом этого преступления может быть половая
распущенность, половое влечение. Этим мотивам иногда сопутствует месть, ненависть,
неприязнь, ревность и т.д.

Субъектом этого преступления могут быть лица, больные
венерической болезнью и знающие об этом.

Практически то же что и статья 121, но только в более
узком применение гласит и статья 122 «Заражение ВИЧ — инфекцией». Она рассматривает,
что:

1.
Заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией
— наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок
от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2.
Заражение другого лица ВИЧ — инфекцией лицом, знавшим о наличии у него
этой болезни, — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяние,
предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершен-

ное в
отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, —
наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

4.
Заражение другого лица ВИЧ — инфекцией вследствие ненадлежащего
исполнения лицом своих профессиональных обязанностей — наказывается лишением
свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности
или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Лицо, совершившее деяния, предусмотренные статьями первой
или второй настоящей статьи, освобождается то уголовной ответственности в
случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное
ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни
и добровольно согласилась совершить действия, создавшие опасность заражения (от
8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ). 

Заражение вирусом ВИЧ — инфекции
представляет наибольшую опасность, так как это заболевание во многом еще не
познано и практически неизлечимо; все зарегистрированные случаи заболевания
кончались смертельным исходом.[20]

Объектом данного преступления
является здоровье человека. В ч. 1 ст. 122 Уголовного Кодекса
предусмотрена ответственность за поставление другого лица в опасность заражения
ВИЧ-инфекцией.

Объективная сторона этого
преступления характеризуется лишь действием, поскольку способы, посредством
которых передается вирус, исключают бездействие. Медициной установлено, что
вирус ВИЧ-инфекции может быть передан в результате полового контакта (чаще при
половых извращениях); при использовании для инъекций нестерильных шприцев;
путем введения донорской крови или ее препаратов, содержащих вирус; с молоком
матери. Это почти исчерпывающий перечень способов заражения ВИЧ-инфекцией. Нельзя
поставить другое лицо в опасность заражения ВИЧ-инфекцией посредством обычного
общения больного со здоровым человеком. Вирус не передается здоровому человеку
на расстоянии. Исходя из этого, нельзя привлечь к уголовной ответственности по
ч. 1 ст. 122 Уголовный Кодекс лиц, больных ВИЧ-инфекцией, если они соблюдали
меры предосторожности.

Данное преступление следует
считать оконченным с момента поставления другого лица в опасность заражения
независимо от самого заражения. Например, сам факт полового сношения со
здоровым человеком считается оконченным преступлением, описанным в ч. 1 ст. 122
Уголовного Кодекса. При этом для решения вопроса об уголовной ответственности
не имеет значения, был или не был осведомлен потерпевший о заболевании
виновного. В этих случаях согласие потерпевшего на половое сношение не может
освобождать от уголовной ответственности лиц, знавших о том, что они ставят в
опасность заражения ВИЧ-инфекцией других.

Заражение другого лица
ВИЧ-инфекцией (ч. 2 ст. 122) является самостоятельным преступлением, которое
считается оконченным с наступлением последствий в виде заражения вирусом
ВИЧ-инфекции.

С субъективной стороны заражение
ВИЧ — инфекцией возможно с прямым или с косвенным умыслом, а также в результате
преступного легкомыслия.

Заражение ВИЧ — инфекцией
отличается от умышленного убийства тем, что у виновного отсутствует цель на
лишение жизни. Субъектом
данного преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста,
зараженное вирусом ВИЧ — инфекции. Совсем не обязательно, чтобы субъект был
болен; достаточно установить, что он был заражен. ВИЧ — инфекция передается не
только от больных, но и от тех, кто инфицирован, но еще остается некоторое
время практически здоровым.[21]

Наряду с вышеназванным лицом
субъектом данного преступления могут быть врачи, медицинские сестры, которые
ставят других в опасность заражения ВИЧ-инфекцией в результате несоблюдения
правил предосторожности (при совершении операции, переливании крови, инъекции).

В качестве отягчающих ответственность обстоятельств в ч. 3
ст. 122 Уголовного Кодекса предусмотрено заведомое поставление в опасность заражения
ВИЧ-инфекцией или заражение двух и более лиц, а также совершение данных
преступлений в отношении лица, заведомо несовершеннолетнего, т.е. не достигшего
18 лет.

ГЛАВА 4. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ, СОПРЯЖЕННЫЕ  

С НЕОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬЮ ИЛИ НАЛИЧИЕМ

СМЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

К неумышленному причинению вреда здоровья личности относиться
неумышленное причинение вреда здоровью в состоянии аффекта, при превышении
пределов необходимой самообороны и по неосторожности.

Причинение вреда здоровью в состояние аффекта, когда
человек под воздействием нервного стресса не может контролировать свои
действия, что является смягчающим обстоятельством, описано в статье 113
«Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта».[22]

В данной статье
предусматривается ответственность за причинение вреда здоровью, подпадающего
под признаки ст. 111 и 112 Уголовный Кодекс, которое совершено в состоянии
аффекта, спровоцированного противоправным или аморальным поведением
потерпевшего. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в таком
состоянии относится к привилегированным видам преступлений против здоровья.
Основанием смягчения ответственности в таких случаях является, прежде всего,
виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им
состояние сильного душевного волнения (физиологического аффекта) у виновного.

Условия применения ст.
113 Уголовный Кодекс те же, что и условия применения ст. 107 Уголовного Кодекса.

Объективная сторона
деяния, предусмотренного ст. 113 Уголовного Кодекса, состоит в причинении
тяжкого или средней тяжести вреда здоровью лица, спровоцировавшего своим
противоправным или аморальным поведением состояние аффекта у виновного.

Понятии тяжкого или
средней тяжести вреда здоровью соответствуют применимым к ст. 111 и 112
Уголовного Кодекса, рассмотренным выше.

Субъективная сторона
рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел может
быть как прямым, так и косвенным. Умысел в данном составе всегда внезапно
возникший и аффектированный.

О понятии
физиологического аффекта необходимо обратиться к комментариям к ст. 107
Уголовного Кодекса.

Причинение тяжкого или
средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта по неосторожности влечет
ответственность по ст. 118 Уголовный Кодекс. Аффектированное состояние при этом
должно учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание.

Смягчающие обстоятельства могут относиться к самым разным
факторам:

— личности виновного (совершение преступления впервые,
либо несовершеннолетним, либо беременной женщиной и т. д.),

— причинам и условиям совершения преступного деяния
(стечение тяжелых жизненных обстоятельств, физическое или психическое принуждение
и др.),

— мотивам (из сострадания),

— постпреступному поведению виновного (явка с повинной,
способствование раскрытию преступления, изобличение соучастников и пр.).[23]

 Мотивы преступления,
предусмотренного ст. 113 Уголовный Кодекс, могут быть различными (месть,
ревность и др.). Их выяснение зачастую необходимо для решения вопроса, было ли
у виновного состояние сильного душевного волнения.

Субъект преступления —
лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Причинение в состоянии
аффекта тяжкого или средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам
квалифицируется также по ст. 113 Уголовный Кодекс. По этой же статье
квалифицируется и умышленное причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда
здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Конкуренция
специальных норм, предусмотренных соответственно ч. 4 ст. 111 и ст. 113
Уголовный Кодекс, разрешается в пользу нормы, предусматривающей состав
преступления со смягчающими обстоятельствами (ст. 113).

Критерии
отграничения убийства от состава причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего
по неосторожности смерть потерпевшего

Значительное число ошибок в судебной практике связано с проблематикой отграничения
причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть
потерпевшего от состава убийства. Как отмечают исследователи, отграничение этих
составов невозможно провести ни по объекту, ни по объективной стороне.

От аналогичного состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108
Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., формулировка состава, предусмотренного ч. 4
ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, выгодно отличается указанием
на неосторожную форму вины по отношению к смерти потерпевшего. Отсутствие
такого указания прежде вызывало споры и приводило к ошибкам в квалификации
содеянного. Данный вид причинения тяжкого вреда здоровью представляет собой
сложный состав преступления с двойной формой вины: умысел (прямой или
косвенный, а также неконкретизированный) по отношению к причинению тяжкого
вреда здоровью и неосторожность (легкомыслие или небрежность) по отношению к
наступившей смерти.

Лишено оснований защищаемое в литературе мнение, что наличие
значительного промежутка во времени между причинением травмы и наступлением
смерти требует квалификации по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской
Федерации и исключает квалификацию содеянного как убийства. Поэтому
разграничение данных составов преступлений может быть проведено только по субъективной
стороне. Однако, чтобы установить, входило ли в содержание умысла виновного
причинение смерти потерпевшему, необходимо исходить не только из его
объяснений, но и из сопоставления их с объективной характеристикой деяния и
всей обстановкой совершения преступления.

В
Постановлении Президиума Верховного Cуда РФ от 27 июня 2001 г. указывается, что, при решении вопроса о
направленности умысла виновного, следует «исходить из
совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и
орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений
(например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее
преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения».[24]

Все обстоятельства дела должны оцениваться в совокупности. При
квалификации содеянного, предпочтение ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса
Российской Федерации должно отдаваться тогда, когда используется орудие,
которым обычно нельзя убить, либо сознательно наносится удар небольшой силы,
либо удар специально направляется в такую часть тела, которая не представляется
жизненно важной. Оценка способа действия складывается из сопоставления орудия
преступления с локализацией повреждения (например, прицельный выстрел из
огнестрельного оружия в ногу не свидетельствует об умысле на убийство, а удары
палкой (значительно менее опасное орудие) по голове могут свидетельствовать о
таком умысле).

Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить
достаточным основанием для вывода о направленности умысла. Если виновный
сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это
свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти. «Сознание опасности
для жизни» и «предвидение возможности смерти» — разные словесные выражения
одного и того же психического отношения виновного к своему деянию.

Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда
здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие,
опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода
проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с
которыми обычно сталкивается судебная практика. Сознательное причинение такого
рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на
причинение смерти, т.е. виновный предвидит возможность смертельного исхода. И,
даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о
том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет
собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. 4 ст.
111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Приведем характерный пример из практики:

«По приговору Ленинского суда г. Владикавказа от 15 сентября 1997 г. Скотаев
осужден по ч. 1 ст. 222, п. «б», «в», «г» ч.2 ст.158, п. «в» ч. 3 ст. 162, п.
«з», «к» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных
заседателей, Скотаев Б. Д.  признан виновным в умышленном убийстве Голованова
Л. И., совершенном 10 января 1997 г. при разбойном нападении, а также в
незаконном приобретении, передаче, перевозке, хранении и ношении огнестрельного
оружия и краже имущества Голованова Л.И.[25]

Кассационной палатой Верховного Суда Российской Федерации приговор в
отношении Селиванова оставлен без изменения.

Рефераты:  🚀 Курсовая работа на тему "Сущность и особенности административной ответственности" - готовая работа бесплатно

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации в протесте
поставил вопрос о переквалификации действий Селиванова с п. «з», «к» ч.2 ст.105
на ч.4 ст.111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 13 мая 1998 г. протест
оставил без удовлетворения, указав следующее.

Как обоснованно утверждается в приговоре и в кассационном определении,
вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Селиванов в
процессе завладения ценностями в магазине и с целью его облегчения выстрелом из
обреза причинил продавцу Гловановой огнестрельное ранение шеи, от которого она
на месте скончалась, и что эти действия Скотаев совершил, не имея намерения
лишить жизни Голованову.

Исходя из изложенных в вердикте коллегии присяжных заседателей
обстоятельств, судья правильно признал установленным, что Скотаев совершил
убийство Голованову с косвенным умыслом, т.е., производя с близкого расстояния
прицельный выстрел в шею потерпевшей с целью облегчить завладение ценностями,
он предвидел наступление ее смерти и к этим последствиям относился безразлично.

Поэтому изложенные в протесте доводы о необходимости переквалификации
действий Скотаева на другой уголовный закон необоснованны».

Поведение виновного после причинения тяжкого вреда здоровью хотя и
находится за рамками состава преступления, но может свидетельствовать об
отсутствии умысла на причинение смерти (например, оказание помощи жертве). В
таком случае неосторожное причинение смерти служит основанием для квалификации
содеянного по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Так, решая вопрос о содержании умысла виновного, суды не всегда принимают
во внимание способ и орудие преступления, характер и локализацию телесных
повреждений, причины прекращения виновным преступных действий, его последующее
поведение.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии
сильного душевного волнения может повлечь уголовную ответственность на общих
основаниях по ст. 115 Уголовный Кодекс. То обстоятельство, что поводом для
совершения аффектированного преступления послужило противоправное или
аморальное поведение потерпевшего, в силу п. «з» ч. 1 ст. 61 Уголовный Кодекс
рассматривается как смягчающее наказание. С учетом конкретных обстоятельств
дела здесь возможно применение ч. 2 ст. 14 Уголовного Кодекса.

Некой разновидностью статьи 113 является статья 114
«Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов
необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица,
совершившего преступление», так как нападение может быть причиной аффекта. Умышленное
причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при
превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —
наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на
тот же срок.[26]

Статья 114 Уголовного Кодекса
устанавливает ответственность за два самостоятельных преступления, совершенных
при смягчающих обстоятельствах:

а) умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при
превышении пределов необходимой обороны, наказывается ограничением свободы на
срок до двух лет или лишением свободы на срок до одного года (ч. 1);

б) умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда
здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего
преступление, наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или
лишением свободы на тот же срок (ч. 2).

В Уголовный Кодекс РФ была предусмотрена ответственность
только за тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненное при превышении
пределов необходимой обороны (ст. 111). Уголовный Кодекс декриминализировал
причинение средней тяжести вреда здоровью при эксцессе обороны. Неправильным
является мнение, согласно которому причинение средней тяжести вреда здоровью
при превышении пределов необходимой обороны следует квалифицировать по ст. 114
Уголовного Кодекса.

Действительно, к такому выводу можно прийти, если
ориентироваться только на название ст. 114. Однако из диспозиции ч. 1 ст. 114
Уголовного Кодекса однозначно вытекает, что причинение средней тяжести вреда здоровью
посягающего в состоянии необходимой обороны теперь укладывается в рамки ее
правомерности.

Условия применения ст. 114 Уголовного Кодекса те же, что и
условия применения ст. 108 Уголовного Кодекса (комментарий к ст. 108).

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 114
Уголовного Кодекса, состоит в причинении тяжкого вреда здоровью посягающего при
защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов
необходимой обороны, т.е. при явном несоответствии защиты характеру и степени
общественной опасности посягательства.

Об условиях правомерности акта необходимой обороны и
превышении ее пределов необходимо обращаться к комментариям к ст. 37 Уголовного
Кодекса.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 114,
состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью задерживаемого
лица, совершившего преступление, при превышении мер, необходимых для задержания,
т.е. когда такой вред явно не соответствовал характеру и степени общественной
опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке
задержания.

Об условиях правомерности акта причинения вреда лицу,
совершившему преступление, при его задержании необходимо обращаться к комментариям
к ст. 38 Уголовного Кодекса.

Субъективная сторона обоих составов преступлений
характеризуется умышленной виной. Умысел может быть прямым или косвенным.
Умысел здесь всегда внезапно возникший.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью
посягающего или задерживаемого по неосторожности не влечет за собой уголовной
ответственности. Состав преступления в таких случаях отсутствует. Это деяние не
может квалифицироваться ни по ст. 114, ни по ст. 118 Уголовного Кодекса.

При превышении пределов необходимой обороны доминирующим является
мотив защиты от общественно опасного посягательства; при превышении мер,
необходимых для задержания лица, совершившего преступление, доминирует цель
задержания и доставления задерживаемого соответствующим органам власти.

Еще одной статьей относящейся разделу, неумышленное
причинение вреда является статья 118 «Причинение тяжкого или средней тяжести
вреда здоровью по неосторожности», которая гласит, что причинение тяжкого вреда
здоровью по неосторожности — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти
тысяч  рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за
период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста
восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до
двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок
от трех до шести месяцев.  

То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего
исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, — наказывается
ограничением свободы на срок до четырех лет либо лишением свободы на срок до одного
года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Причинение средней тяжести вреда здоровью по
неосторожности — наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста
минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на
срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами
на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо
арестом на срок до трех месяцев.[27]

В зависимости от степени тяжести вреда, причиняемого
здоровью потерпевшего, Уголовный Кодекс в ст. 118 предусматривает
ответственность за два самостоятельных преступления:

а) причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч.
1);

б) причинение средней тяжести вреда здоровью по
неосторожности (ч. 3).

По сравнению со ст. 114 Уголовный Кодекс РФ эта норма
устанавливает большую дифференциацию ответственности. В ч. 2 и 4 ст. 118 Уголовный
Кодекс введены такие квалифицирующие обстоятельства, как причинение
соответственно тяжкого и средней тяжести вреда здоровью вследствие ненадлежащего
исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Объектом рассматриваемых преступлений являются
общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья человека.

Объективная сторона данных преступлений выражается в
определенном действии или бездействии, нарушающем те или иные правила предосторожности
и причиняющем соответственно тяжкий или средней тяжести вред здоровью другого
человека. Речь, как правило, идет о грубом нарушении правил бытовой
предосторожности или несоблюдении правил предосторожности в сфере
профессиональной деятельности. Названные преступные последствия должны
находиться в причинной связи с деянием виновного.

Понятие тяжкого вреда здоровью человека раскрывается в
комментарии к ст. 111 Уголовного Кодекса, средней тяжести вреда здоровью — в комментарии
к ст. 112 Уголовного Кодекса.[28]

Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 118
Уголовного Кодекса, характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия
(самонадеянности) или преступной небрежности.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по
легкомыслию имеет место, если лицо предвидело возможность наступления таких
последствий в результате своих действий (бездействия), но без достаточных к
тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по
небрежности означает, что лицо не предвидело возможности наступления таких
последствий в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой
внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Чаще всего причинение указанных в ст. 118 Уголовного Кодекса
последствий является результатом преступной небрежности.

Действующим законом не предусмотрена уголовная
ответственность за причинение легкого вреда здоровью по неосторожности.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью
следует отличать от случайного (невиновного) их причинения. Состав преступления
в таких случаях отсутствует.

Квалифицированные виды рассматриваемых преступлений (ч. 2
и 4 ст. 118) имеют место, если причинение соответственно тяжкого и средней тяжести
вреда здоровью по неосторожности наступило вследствие ненадлежащего исполнения
лицом своих профессиональных обязанностей.

Под ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных
обязанностей в данном случае следует понимать совершение деяний, не отвечающих
полностью или частично официальным требованиям, предписаниям, правилам, в
результате чего причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека.
По делам данной категории должно быть установлено, какие именно
профессиональные обязанности нарушил виновный.

Части 2 и 4 ст. 118 Уголовного Кодекса подлежат применению
только в тех случаях, когда неосторожное причинение вреда здоровью соответствующей
тяжести не образует состава иного преступления, сопряженного с наступлением
данного вреда в результате ненадлежащего исполнения лицом своих
профессиональных обязанностей (см., например, ч. 1 ст. 143, ч. 1 ст. 263,
ч. 1 ст. 264, ч. 1 ст. 266, ч. 1 ст. 267, ч. 1 ст. 268, ч. 1 ст. 269).

Субъект преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 118
Уголовного Кодекса, — любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

ГЛАВА 5. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ,  СОПРЯЖЕННЫЕ

      С
СОВЕРШЕНИЕМ НЕОДНОКРАТНЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ

ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ

Существуют несколько преступления против здоровья,  сопряженных       с
совершением неоднократных насильственных действий против личности.

Например, побои (ст. 116 УК) относятся к группе преступлений против
здоровья, однако их последствия не предусмотрены законом в виде конкретных формализованных
признаков.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит, во-первых, в
нанесении побоев, а во-вторых, в совершении иных противоправных насильственных
действий, которые причиняют физическую боль, но не влекут последствий,
указанных в ст. 115 УК, т.е. кратковременного расстройства здоровья или
незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Побои не составляют
особого вида повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по
телу потерпевшего. В результате побоев могут возникнуть телесные повреждения
(ссадины, царапины, кровоподтеки, синяки и т.д.), однако они не всегда
оставляют видимые повреждения, последствия же могут выражаться в физической
боли как таковой. Физическая боль сама по себе так же причиняет вред здоровью,
поскольку всегда связана с изменениями в клетках и тканях организма, что дает
основание относить побои к преступлениям против здоровья. Если в результате
многократного нанесения ударов возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести
или легкий), то такие действия оцениваются как причинение вреда здоровью
соответствующей степени тяжести и квалифицируются соответственно по ст. 111,
112 или 115 УК. Иные насильственные действия, причиняющие физическую боль,
состоят в щипании, сечении, выкручивании рук, сдавливании той или иной части
тела потерпевшего. Если после побоев и иных насильственных действий у
потерпевшего обнаруживаются повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие
раны), их описывают, но они не расцениваются как вред здоровью и тяжесть их не
определяется. Когда побои и иные насильственные действия не оставили после себя
никаких объективных следов, судебно-медицинский эксперт в заключение отмечает
жалобы потерпевшего, указывает, что видимых признаков повреждений не обнаружено,
и не определяет степень тяжести причинения вреда здоровью. В подобных случаях
установление факта побоев относится к компетенции органов дознания,
предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Для признания наличия состава побоев или совершения иных насильственных
действий требуется причинение физической боли потерпевшему. Последний при этом
может испытывать психические и моральные страдания, но они самостоятельного
значения не имеют и влияния на правовую оценку содеянного не оказывают.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной
виной в виде прямого умысла, что логически вытекает из смысла объективной
стороны. Мотивом преступления могут выступать месть, ревность, неприязненные
отношения и т.д. Неосторожное причинение физической боли не влечет за собой
уголовной ответственности. Субъектом данного преступления может быть лицо,
которому исполнилось 16 лет.

Другой вид преступлений — истязание (ст. 117 УК) как преступление
является традиционным для российского уголовного законодательства, так как оно
было предусмотрено во всех Уголовных Кодексах России. В установлении
ответственности за истязание по действующему Кодексу усматривается стремление
России соответствовать основным международным актам. В настоящее время по
проблемам пыток и других жестоких обращений действует Международный пакт о
гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16
декабря 1966 г., ратифицированный СССР в 1976 г. Статья 7 Пакта гласит: «никто
не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его
достоинство обращению или наказанию». Этому вопросу посвящена также ст. 5
Всеобщей декларации прав человека.

Имеется также Европейская конвенция по предупреждению пыток и
бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Уголовный Кодекс
РФ впервые на законодательном уровне раскрывает понятие «истязание» и называет
его основные признаки.

Согласно ст. 117 УК под истязанием понимается причинение физических или
психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными
насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст.
111 и 112 Уголовного Кодекса. Наказывается лишением свободы на срок до трех
лет.[29]

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в причинении
потерпевшему физических или психических страданий путем систематического
нанесения побоев или иных насильственных действий. Таким образом, сущность
истязания заключается в особом способе причинения физических или психических
страданий потерпевшему путем систематического нанесения побоев и иных
насильственных действий. Под систематичностью деяний понимается многократное их
совершение, не менее трех раз в течение фактического года. При этом каждый из
эпизодов может складываться из многократных ударов. Систематичность нанесения
побоев в истязании означает не только многократность периодически совершаемых насильственных
действий, но их взаимосвязь, внутреннее единство, что образует определенную
линию поведения виновного в отношении одной и той же жертвы. Нанесение побоев,
не носящих характер истязания, во время, например, обоюдных ссор на почве
личных неприязненных взаимоотношений не может быть квалифицировано по ст. 117
УК РФ.

Другим способом истязания являются иные насильственные действия,
причиняющие физические или психические страдания путем длительного лишения
пищи, питья или тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных для
здоровья условиях, а равно действия, связанные с многократным или длительным
причинением боли: щипанием, сечением, причинением множественных небольших
повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другими
аналогичными действиями.

Побои или иные насильственные действия должны быть причиной физических
или психических страданий. Под физическими страданиями понимаются относительно
длительная физическая боль, а под психическими — нравственные переживания или
психическая напряженность достаточно высокой степени. При этом страдания
следует рассматривать как длительную и мучительную боль, которую потерпевший
испытывает от истязаний. Между деянием, носившим характер истязания, и
наступившими последствиями должна быть причинная связь.[30]

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме
прямого умысла, когда виновный сознает, что систематическим нанесением побоев
или иными насильственными действиями причиняет потерпевшему физические или
психические страдания, и желает их причинить. Мотивы преступления различны —
месть, вражда, неприязненные отношения и др.

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее
16-летнего возраста.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 117 УК)
имеет место в случае совершения истязания:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом
служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для
виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной
зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в
качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой;

ж) по найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные п. «а», «б», «в», «е», «ж», «з»
ст. 117 УК, по содержанию аналогичны соответствующим признакам
квалифицированных составов убийства (ч. 2 ст. 105 УК) и причинения тяжкого и
средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 и 3 ст. 111 и ч. 2 ст. 112 УК).

Истязание, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «г»
ч. 2 ст. 117 УК), предполагает совершение этого преступления в отношении лица,
не достигшего 18-летнего возраста, при осознании виновным данного
обстоятельства. Находящимися в материальной или иной зависимости от виновного
считаются лица, находящиеся на его полном или частичном иждивении (содержании);
подчиненные ему по службе, а также лица, находящиеся в любой иной от него
зависимости (она может быть обусловлена брачными, семейными и родственными,
служебными отношениями и т.д.). Другие признаки, указанные в п. «г» ч. 2 ст.
117 УК (лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника), аналогичны
по содержанию признакам, названным в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

Истязание, совершенное с применением пытки (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК),
представляет собой специфическую разновидность данного преступления. При этом
преступление совершается особо изощренным способом для усугубления воздействия
на жертву, в результате чего причиняется сильная боль или страдание, физическое
или моральное.

Все квалифицирующие признаки, установленные ч. 2 ст. 117 УК, при истязании
должны охватываться умыслом виновного.

В соответствии с правилами  судебно-медицинский эксперт не устанавливает,
имели ли место в данном случае мучения и истязания, так как в его компетенцию
решение этого вопроса не входит. Решают его органы дознания, предварительного
следствия и суда. Тем не менее, эксперт должен определить: а) наличие и
характер повреждений; б) давность их нанесения; в) орудия и способ причинения
повреждений по медицинским данным; г) степень их тяжести.

                                        
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 В УК РФ редакции 2004, как и в УК редакции
1996 г.  предусмотрен ряд преступлений против здоровья. Особое место среди них
занимают преступления, заключающиеся в причинении вреда здоровью (ст. 111-115,
118).

Подавляющее большинство статей УК,
раскрывающих составы преступлений против здоровья, сконструированы  по типу
материальных, в которых обязательным признаком объективной стороны должны быть
предусмотрены последствия  в  виде причинения вреда здоровью той или иной
степени тяжести.

Необходимым  условием ответственности за
преступления против здоровья является наличие причинной вязи между деянием и
вызванными последствиями в виде причинения вреда здоровью той или иной степени
тяжести.

Здоровье человека — это определенное
физиологическое состояние организма, при котором все его системы и органы
функционируют нормально.

В работе была
рассмотрена глава 16 УК РФ.  Родовым объектом указанных преступление является
сам по себе человек (личность), рассматриваемый не только как биологический
индивид, но и как существо социальное, то есть участник (субъект) общественных
отношений.

Видовым объектом
преступлений, является жизнь и здоровье человека, независимо от его
национальной  и расовой принадлежности, происхождения и возраста, социального
положения, рода занятий, состояния здоровья и т.п.

При изложении понятий
преступлений против здоровья рассмотрены признаки, характеризующие здоровье
человека, отмечены составы данных преступлений.

Большинство граждан
не совершает преступлений в силу совпадения их моральных взглядов  и
направленности деятельности с требованиями уголовного законодательства. Однако
для общего предупреждения этого недостаточно, необходимо реальное применение
принуждения или наличие угрозы применения такого принуждения.  Вероятность
применения государственного принуждения порождает эмоцию страха перед
неблагоприятными последствиями которые могут наступить в случае совершения
преступления. Возможность привлечения к уголовной ответственности выступает в
качестве субъективной опасности для личности.

Личность в
современном обществе выступает в качестве главного социального блага. Задача
государства – защищать личность от незаконных посягательств.

В последние годы проблема преступности приобрела для
российского общества особое значение, став подлинно социальным бедствием, угрожающим
самим устоям российской государственности и национальной безопасности.
Статистика свидетельствует, что число преступлений в России выросло в четыре
раза. В настоящее время совершается около трех миллионов преступлений.

Таким образом, важнейшей задачей политики в области борьбы
с преступностью в России стало проведение коренной реформы уголовного законодательства,
которая осуществлялась как путем внесения необходимых изменений и дополнений в
действовавшее уголовное законодательство, так и путем разработки проектов и принятия
нового Уголовного Кодекса.

Этот новый Уголовный Кодекс также затронул и смежные
преступления, связанные со здоровьем.  Рассмотренные выше преступления это преступления
против здоровья личности. Право на здоровье, в отличие от других прав человека,
сравнительно недавно стало предусматриваться конституциями многих стран мира. В
конституциях XVIII — XIX вв. не было упоминаний о праве на здоровье, хотя
другие права человека и провозглашались. В международном масштабе право
человека на здоровье было признано в 1948 г.: «Каждый человек имеет право на
такой жизненный уровень, включая питание, одежду, жилище, медицинский уход и
требуемое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и
благополучия его самого и его семьи».

Огромное значение таких благ, как жизнь и здоровье, обусловливает
необходимость их всемерной охраны и заботы о них.

На сегодняшний день одна из важнейших задач государства в области права –
это защита граждан, в том числе их здоровья, как составляющая часть общей
политики государства на укрепления общества.

Таким образом, хотя принятие нового УК РФ положило начало реформе
уголовного законодательства, для реального осуществления ее требуется решить
еще немало проблем. Авторы комментария выражают надежду, что предлагаемый ими
читателю труд поможет глубже осмыслить эти проблемы и наметить конкретные пути
их решения.

                 
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

                                  1. Нормативные акты

1.
Конституция Российской Федерации. – М., 2003.

2.
Уголовный Кодекс РФ. Общая часть. – М., 2004.

3.
Федеральный Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»//СЗРФ,
1998. — № 1.

4.
Федеральный Закон. «О предупреждении распространения в РФ заболевания,
вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ–инфекции): в редакции от 8.
12. 2003 г. № 162 — ФЗ//Собрание законодательства. – 2004.

5.
Федеральный
Закон. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 20 июня 2000 г. №
91//СЗРФ, 2000. — № 14.

6.
Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан. – М., 2002.

7.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о
возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» от 27.01. 1999 г. № 1//Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации, 1999. — № 1.

8.
Постановление
Президиума Верховного Cуда РФ от 27 июня 2001 г//Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации, 2002. — № 2.

9.
Бюллетень
Верховного Суда РФ. — 2001. — № 7.

10.
Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по
уголовным делам. М.: Проспект. – 2000. – с. 156

11. Правила судебно-медицинской
экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденных Приказом Министерства
здравоохранения РФ от 5 марта 1997 г. № 61.

12. Сборник нормативных актов по охране
здоровья граждан РФ. Под ред. Сергеева Ю. Д. — М: Претор, 2003.

                                                       2.
Литература

13. Алексеев С.С. Государство и право. –
М.: Юридическая литература, 2004.

14.
Карлин А.Б. Уголовный процессуальный кодекс РФ: официальный текст: с историко-правовым
комментариям. – М.: Норма, 2004 г.

15.
Клепицкий И. А. Уголовное право. Особенная часть. – М.: ИНФРА – М, 2004
г.

16.
Козлов Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. — М.: Юрист,
2002.

17.
Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, ч. 1. Под ред.
Садиков О.Н. – М.: Юринформцентр, 2003.

18. Комментарий к Уголовному Кодексу. Под
ред. Игнатова А.Н. и др. – М.: Инфра, 2004.

19. Курс уголовного
права: т 3. Особенная часть. Под ред. Борзенкова Г.Н., Комисcарова В.С. — М.,
2002.

20. Материалы Суда Ленинского района г. Владикавказ, 1999.

21. Нерсесян В.А.
Особенности наказания за неосторожные преступления// Законодательство. — № 4. –
2000 г.

22.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.- М., 2002.

23. Перевалов В.Д.
Теория государства и права. М.: Норма, 2004 г.

24. Постатейный
Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. А.В. На-умова – М.: Инфра-Норма.
– 2000 г.

25. Рарог А.И. Комментарий к Уголовному
Кодексу РФ. — М.: Проспект, 2004.

26. Тихомиров М.Ю. Юридическая
энциклопедия. — М.: Юринформцентр, 2004.

27. Ткаченко В.И.
Нелогичные наказания в новом УК//Законодательство. — № 4. – 2004 г.

28. Уголовное право. Особенная часть. Учебник
для вузов. Под ред. Козаченко И.Я., Незнамова З.А.,  Новоселова Г.П. — М.,
2002.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий