Институциональные ловушки российской экономики

Институциональные ловушки российской экономики Реферат

Дискуссия о профсоюзах (1920—1921 гг.) — мегалекции

Едва закончилась гражданская война, как в коммунистическом стане разгорелась борьба за власть. Поражение белых усилило позиции Троцкого — руководителя Красной Армии. Для того, чтобы подорвать его авторитет, Ленин поручил ему заведомо невыполнимое в рамках военного коммунизма дело — восстановление транспорта. В 1920 г. Троцкий, в дополнение к своим военным должностям, был назначен исполняющим обязанности наркома путей сообщения и председателем Центрального комитета союза транспортных рабочих. Как и следовало ожидать, Троцкий стал претворять в жизнь свою программу милитаризации труда, создавая железнодорожные трудовые армии. Сразу же он столкнулся с сопротивлением профсоюзных лидеров. Воспользовавшись этим конфликтом, против методов Троцкого выступили Ленин и Зиновьев. Так возникла дискуссия о профсоюзах.

Различие в позициях Ленина и Троцкого было чисто словесным. Применяя более мягкие формулировки, Ленин, как и Троцкий, был сторонником полного подчинения профсоюзов государству. Но особую платформу выдвинула «рабочая оппозиция» — течение в компартии, возглавленное А.Шляпниковым, наркомом труда в первом Советском правительстве, и А.Коллонтай, заведующей женским отделом ЦК РКП(б). Опираясь на тезис Маркса о диктатуре пролетариата, рабочая оппозиция требовала передать профсоюзам управление экономикой. Внешне демократичное, это требование было также продиктовано интересами борьбы за власть — рабочая оппозиция объединяла в основном профсоюзных работников.

Победу в дискуссии одержал Ленин. Х съезд компартии (1921 г.) одобрил его платформу, а главное, в ЦК не прошли виднейшие сторонники Троцкого — Крестинский, Серебряков, Преображенский. (С тех пор Троцкий теряет влияние в партийном аппарате. Руководство транспортом он оставил в конце 1920 г.) В специальной резолюции осуждалась рабочая оппозиция, поставившая под сомнение ведущую роль партии. Пытаясь сплотить партию перед лицом народных волнений и не допустить критики коммунистами новой экономической политики, съезд почти единодушно принял предложенную Лениным резолюцию «О единстве партии». Резолюция запрещала образование в партии фракций, т.е. групп с самостоятельными платформами, и грозила исключением из партии за фракционную деятельность. В условиях однопартийной системы это означало конец карьеры, а то и жизни. Эта резолюция была призвана искоренить остатки демократии, еще сохраняющиеся в партии (в отличие от страны). Теперь любое меньшинство можно было обвинить во фракционности и запретить его деятельность. Сталин впоследствии широко использовал эту резолюцию для борьбы со своими противниками; ее первой жертвой стала рабочая оппозиция, многие члены которой были сосланы на второстепенные должности в провинцию.

Ленин — Сталин (1922—1923 гг.)

Вторая стычка — на этот раз между Лениным и Сталиным — произошла в 1922—1923 гг. В апреле 1922 г. по предложению Зиновьева и Каменева и с одобрения Ленина Сталин был назначен Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Этот пост казался чисто техническим. Однако Сталин сумел в полной мере использовать то обстоятельство, что партия являлась в стране руководящей силой. Назначения на мало-мальски важные посты осуществлялись через партийный аппарат, а следовательно, с санкции Сталина. Постепенно он расставляет на ключевые должности своих людей. Ленин же весь 1922 г. тяжело болел и к работе возвращался урывками. Тем не менее, поняв, что власть уплывает из его рук, он при первой возможности выступил против Сталина.

Подходящий случай представился осенью 1922 г. В конце гражданской войны на территории бывшей Российской империи оказался десяток советских республик. Формально самостоятельные, в действительности они полностью подчинялись Москве.

Нужно было закрепить фактическое единство юридически. Сталин предложил включить все республики в РСФСР* в качестве автономных. Ленин считал необходимым, чтобы ведущие республики, в том числе РСФСР, на равных правах образовали новое союзное государство. В обоих вариантах создавалось унитарное государство, где все полномочия сосредоточивались в руках центральных партийных органов. Но ленинский план более отвечал интересам коммунистической пропаганды и мировой революции: он подчеркивал равноправие народов и держал дверь Союза открытой для новых социалистических стран. В письме в Политбюро Ленин не преминул упрекнуть Сталина в торопливости в национальном вопросе.

________________________________

* Название Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика было принято III съездом Советов в 1918 г.

В связи с тем же делом возник другой спор. ЦК компартии Грузии во главе с Б.Мдивани настаивал на том, чтобы республика вошла в союзное государство самостоятельно, а не как часть Закавказской федерации (ЗСФСР), созданной в 1922 г. и объединявшей Азербайджан, Армению, Грузию. Этому противились Сталин и первый секретарь Закавказского краевого комитета партии С.Орджоникидзе. Страсти накалились до того, что Орджоникидзе ударил оскорбившего его грузинского коммуниста А.Кобахидзе. Направленная для расследования инцидента комиссия во главе с Дзержинским приняла сторону Орджоникидзс. Не сочувствуя целям грузин, Ленин использовал этот конфликт для очередной атаки на Сталина. 30 декабря 1922 г. I съезд Советов СССР в соответствии с ленинским планом постановил объединить РСФСР, Украину, Белоруссию, ЗСФСР в новое государство — Союз Советских Социалистических Республик. Казалось, грузинский вопрос закрыт. Но в тот же день Ленин, уже частично парализованный, продиктовал письмо, где обвинил Сталина, Дзержинского, Орджоникидзе в великорусском шовинизме.

5 марта 1923 г. Ленин предложил Троцкому «взять на себя защиту грузинского дела». В тот же день Ленин направил Сталину письмо, где угрожая разрывом отношений, потребовал, чтобы тот извинился перед Н.Крупской за оскорбление, которое он ей нанес 22 декабря 1922 г. (И для предотвращения слухов о болезни вождя, и раздраженное его указаниями. Политбюро под предлогом заботы о здоровье Ленина установило строгий режим его изоляции. Свидания с ним позволялись только членам Политбюро, персоналу было запрещено с ним разговаривать. Ленину разрешалось диктовать не более 10 минут в день. Крупская же записала письмо к Троцкому, продиктованное сверх этого лимита, за что была обругана Сталиным.) Сталин был вынужден принести извинения. Весьма вероятно, что Ленин давно знал об этой ссоре. Как заметила сама Крупская, «он бы никогда не пошел на разрыв личных отношений, если бы не считал необходимым разгромить Сталина политически» ([12] с.461).

Этой же цели посвящены несколько последних писем и статей Ленина, продиктованных в конце 1922 — начале 1923 гг. Он резко критикует работу наркомата рабоче-крестьянской инспекции (главного контрольного ведомства), которым до своего назначения Генеральным секретарем руководил Сталин. В статье «Лучше меньше, да лучше» Ленин пишет, что «Наркомат Рабкрина не пользуется сейчас ни тенью авторитета» ([2], т.45, с.346). Год назад Ленин придерживался противоположного мнения. На XI съезде компартии Е. Преображенский, приведя в пример Сталина, выразил сомнение в том. может ли один человек руководить двумя наркоматами (рабоче-крестьянской инспекции и по делам национальностей) и, кроме того, выполнять разовые партийные поручения. В ответ Ленин заявил, что не видит иной кандидатуры на эти должности.

Главный же удар Сталину наносило «Письмо съезду» (23 декабря 1922 г. — 4 января 1923 г.). Утверждая, что Сталин «слишком груб», Ленин предложил «обдумать способ перемещения его с поста Генерального секретаря» ([2], т.45, с.393). Выступи Ленин в апреле 1923 г. на XII съезде РКП(б), которому адресовалось это письмо, карьере Сталина пришел бы конец. Авторитет вождя был несоизмерим с влиянием одного из его сподвижников. Однако 10 марта Ленина разбил уже полный паралич, сопровождавшийся потерей речи. 21 января 1924 г. Ленин скончался.

Сразу же партия устанавливает его культ, служивший идеологической подпоркой всем коммунистическим режимам. Его тело бальзамируется ставится в Мавзолей, повсюду помещаются его памятники и портреты, в честь его называются города и села, Петроград переименовывается в Ленинград. Его работы провозглашаются официальной доктриной, марксизм превращается в марксизм-ленинизм.

Но Сталин уцелел. По воспоминаниям его секретаря Б. Бажанова, Сталин был «чрезвычайно рад смерти Ленина. У себя в кабинете и в присутствии секретарей он в прекрасном настроении, сияет. На собраниях и заседаниях он делает трагически скорбное лицемерное лицо, говорит лживые речи, клянется с пафосом в верности Ленину» ([13], с.88-89). Спастись Сталину помогли его союзники по борьбе с Троцким — Зиновьев и Каменев. Огласив «Письмо к съезду» на Пленуме ЦК РКП(б), они заявили, что опасения покойного вождя относительно Сталина, к счастью, не оправдались и добились его переизбрания Генеральным секретарем. Против голосовали только Троцкий и небольшая группа его сторонников. Решение Пленума превратило обсуждение «Письма…» на XIII съезде (1924г.) в откровенный фарс. Оно зачитывалось не на пленарном заседании съезда, а на заседаниях отдельных делегаций. Читки завершались успокоительными комментариями Зиновьева и Каменева. Став, однако, известным широкому кругу людей, «Письмо к съезду» уже в 1925 г. проникло на Запад. Его опубликовал последователь Троцкого американец Макс Истмен. В СССР же оно распространялось подпольно и было обнародовано лишь в 1956 г. после XX съезда КПСС.

Левая оппозиция (1923—1927 гг.)

Борьба за наследие Ленина началась при его жизни. В 1923 г. в партийном руководстве складываются враждебные группировки. Одну — так называемую «тройку» — составляли три члена Политбюро: Зиновьев, председатель Исполкома Коминтерна* и Петроградского Совета, Каменев, заместитель председателя Совнаркома и председатель Моссовета, и Сталин. Именно Зиновьев претендовал на роль преемника Ленина. Зиновьев выступал с отчетными докладами на XII и XIII партийных съездах. Менее проницательный, чем Ленин, он недооценивал Сталина, до поры державшегося в тени.

_____________________

* Коммунистический интернационал, созданный Лениным в 1919 г., объединял компартии всего мира.

Другую группировку возглавлял Троцкий. Фанатик-революционер, по авторитету уступавший в партии только Ленину, он не обладал ленинской волей к власти и способностью к интригам. Троцкий не прилагал ни малейших усилий для завоевания высшей власти, считая, что революционные заслуги автоматически сделают его первым лицом в государстве.

Тройку отличал больший реализм. По ее настоянию в сентябре 1923 г. Пленум ЦК РКП(б) ввел в Реввоенсовет противников Троцкого, и он потерял там большинство. Только тогда Троцкий начал борьбу. 8 октября он направил в ЦК письмо, где обвинил партийную верхушку, а точнее Секретариат, в установлении диктатуры в партии. Вслед за тем в ЦК поступило заявление 46 видных коммунистов, возлагавших на партийное руководство вину за экономический кризис и «совершенно нетерпимый» внутрипартийный режим. Наконец, в статье «Новый курс», опубликованной в «Правде» в декабре 1923 г., Троцкий заявил о бюрократическом перерождении партийного руководства.

До сих пор Троцкий нс грешил особым либерализмом. Его призыв к демократии был чисто демагогическим, рассчитанным на приобретение популярности. Об этом свидетельствовало хотя бы то. что он не распространялся на экономику. Наоборот, Троцкий и его сторонники упрекали партийное руководство в «кулацком уклоне», т.е. в потворстве частному предпринимательству.

Но в партии было много недовольных. Одни были разочарованы коммунизмом, другие — отступлением от него в нэповские времена. Тройке пришлось разрешить внутрипартийную дискуссию, в которой Троцкий почти не участвовал, сказавшись больным. Несмотря на давление сверху, резолюции оппозиции очень часто получали в партячейках большинство. Это, впрочем, не имело значения. Как сказал Сталин, «совершенно неважно, кто и как будет в партии голосовать, но вот что чрезвычайно важно, это — кто и как будет считать голоса» ([13], с.80). По распоряжению Сталина «Правда» публиковала фальсифицированные результаты голосования.

Добиться своей цели — большинства в партийном руководстве — оппозиции не удалось. Ее лидеры были либо отправлены в дипломатическую ссылку, либо на работу в провинцию. Всевластие партийного аппарата, где после Х съезда влияние Троцкого было минимальным, стало причиной проигрыша оппозиции.

С поражением общего врага начались раздоры внутри тройки — между Сталиным, с одной стороны, Зиновьевым и Каменевым, с другой. Ее единство на время восстановил сам Троцкий, издав к 7-й годовщине Октябрьской революции сборник своих статей «1917» с предисловием, названным «Уроки Октября». В этом предисловии Троцкий утверждал, что революция предана «справа» — теми, кто, подобно Зиновьеву и Каменеву, занимал «меньшевистскую», колеблющуюся позицию в 1917 г.

Живешь в стеклянном доме — не бросайся камнями. Троцкому припомнили его меньшевистское прошлое, его дореволюционные споры с Лениным. Мало беспокоясь об истине, оппоненты Троцкого утверждали, что никакой особенной роли в революции он не играл. Его обвинили и в том, что он только потому так радеет о мировой революции, что не верит в способность советского народа и коммунистической партии построить социализм «в одной, отдельно взятой стране».

Распространение «Уроков Октября» было запрещено, возможности отвечать Троцкий был лишен. Да он и не рвался в бой, ведя себя так же пассивно, как год назад. В январе 1925 г. он был снят с поста председателя Реввоенсовета и наркома по военным и морским делам. Однако, вопреки Зиновьеву и Каменеву, Сталин оставил Троцкого в Политбюро — как противовес коллегам по тройке.

Вслед за тем Сталин повел кампанию против Зиновьева, снимая с должностей его людей. В ответ в Ленинграде были отстранены от работы сторонники Центра. Эта борьба сопровождалась идеологическим антуражем. Повторяя Троцкого, Зиновьев с левых позиций критиковал нэп, утверждал, что нужно опираться не на зажиточных крестьян, а на пролетариат и деревенскую бедноту, объявил ошибочной сталинскую теорию победы социализма в одной стране и, наконец, потребовал демократии, что обычно делали большевики, когда находились в меньшинстве или терпели поражение.

Основным оппонентом «новой оппозиции», как окрестили Зиновьева и его соратников — Каменева, Сокольникова, Крупскую и др. — на этот раз выступил Бухарин, член Политбюро, главный редактор «Правды», ведущий идеолог партии. В прошлом левый коммунист, он активно защищал новую экономическую политику, призывая крестьян «обогащаться».

Решающее столкновение обеих фракций произошло в декабре 1925 г. на XIV съезде, переименовавшем, кстати, РКП(б) в ВКП(б) — Всесоюзную коммунистическую партию (большевиков). Каменев предложил снять Сталина с поста Генерального секретаря. Год назад у этого предложения был шанс, и немалый. Но наXIII съезде Зиновьев и Каменев спасли Сталина. Теперь же, контролируя партийный аппарат, он сумел обеспечить послушный себе состав съезда. Платформу «новой оппозиции» поддержала только ленинградская делегация. Вскоре Зиновьев, Каменев и другие лидеры оппозиции были сняты со своих важнейших постов.

Поражение заставило Троцкого, Зиновьева и Каменева объединиться в апреле 1926 г. В «объединенную оппозицию» вошла и «рабочая оппозиция» во главе со Шляпниковым. Это показало беспринципность оппозиционных лидеров: ведь еще год назад они были врагами. Стало очевидным, что их сплотила борьба за власть. Идеологической базой «объединенной оппозиции» стало утверждение Троцкого, что стране грозит «термидор» — ползучий переворот, когда правящая бюрократия уничтожит революционные завоевания и установит свою власть над пролетариатом (во времена Великой французской революции, в 1794 г. в месяце термидоре была свергнута диктатура якобинцев, которых большевики считали своими предшественниками). Власти отвечали репрессиями и обвинениями в левом уклоне и фракционности.

«Объединенная оппозиция» оказалась слабее разрозненных: ее лидеры были лишены властных рычагов. С угрозой термидора она воевала не слишком последовательно, будучи неспособной окончательно порвать с установленной ею же властью. Оппозиционные лидеры то публично клялись и обещали подчиниться партийной дисциплине, то возобновляли борьбу.

После неудачной попытки организовать контрдемонстрации 7 ноября 1927 г., в десятую годовщину Октябрьской революции. Троцкий и Зиновьев были исключены из партии. В декабре 1927 г. XV съезд исключил из партии других лидеров оппозиции, завершив тем самым ее организационный разгром. Однако этим дело не ограничилось. Многие оппозиционеры были репрессированы: сосланы, заключены в тюрьму. Вскоре Зиновьев, Каменев и их сторонники вновь покаялись, были восстановлены в партии и получили второстепенные руководящие должности. Не сдался только Троцкий и немногие из его последователей. В январе 1928 г. он был выслан в Алма-Ату, а спустя год — за границу.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Коллективизация (1928-1937 гг.)

Поражение оппозиции значительно укрепило личную власть Сталина. Одновременно зимой 1927—1928 гг., несмотря на хороший урожай, разразился кризис хлебозаготовок (см. раздел «Новая экономическая политика»). Сталин решил использовать эти два обстоятельства для того, чтобы уничтожить частный сектор в деревне и создать полностью подчиненные государству колхозы и совхозы, распространив тем самым свою власть на сельское хозяйство. Так началась вторая попытка коммунистического строительства.

Во время поездки в Сибирь в январе 1928 г. Сталин потребовал изымать хлеб без колебаний. Против крестьян были применены «чрезвычайные меры». За «мягкотелость» по отношению к крестьянам были сняты со своих постов многие партработники. Впрочем, если бы они раньше проявляли «твердость», их бы сняли за троцкизм. Разбив левых, Сталин мог проводить их политику, не рискуя укрепить их позиции.

Зерно было собрано, но крестьяне сократили посевы. Государство ответило новым витком «чрезвычайных мер» и форсированной коллективизацией.

Сталинский курс соответствовал коммунистическому учению, однако противоречил новой экономической политике, одобренной партийными съездами. И он столкнулся с оппозицией, которую возглавили три члена Политбюро: Н.Бухарин, А.Рыков — председатель Совнаркома, М.Томский — председатель ВЦСПС (Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов). Не сочувствуя крестьянам, оппозиция опасалась, что сталинская политика вызовет всеобщее сопротивление, способное смести Советскую власть. Бухаринцы выступали за продолжение нэпа, прекращение реквизиций, повышение закупочных цен и, возможно, импорт зерна.

Эти взгляды соответствовали интересам широких слоев народа. Но обратиться к народу — значило поставить под сомнение власть партии. На это Бухарин и его соратники пойти не могли. В закулисных же интригах Сталин, контролировавший партийный аппарат, был много сильнее. Большинство партийных руководителей, кстати, поддержало его вполне добровольно: им, прошедшим гражданскую войну, было привычней вновь затеять войну с крестьянством, нежели учиться премудростям рыночной экономики.

Апрельский и ноябрьский Пленумы 1929 г. осудили позицию Бухарина и его группы как правый уклон. После публичного покаяния правые были сняты с руководящих постов, хотя не исключены из партии. Их места заняли верные сталинцы. Председателем Совнаркома был назначен В.Молотов (Скрябин, 1890—1987). Теперь уже ничто не могло остановить Сталина.

7 ноября 1929 г. в 12-ю годовщину Октябрьской революции Сталин опубликовал статью «Год великого перелома». В ней утверждалось, что в колхозы пошли середняки, составлявшие большинство крестьян. На самом деле колхозы тогда объединяли около 7% крестьянских хозяйств. Эта статья явилась идеологическим обоснованием форсированной коллективизации.

5 января 1930 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) и Советского правительства «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Постановление намечало осуществить сплошную коллективизацию и на этой основе ликвидировать кулачество как класс. Предполагалось, иными словами, что все необходимое продовольствие дадут колхозы и совхозы и потому можно будет разорить кулаков.

Сплошную коллективизацию было решено завершить в основном к концу 1932 г., а в важнейших зерновых районах — Северном Кавказе, Среднем и Нижнем Поволжье — не позднее весны 1931 г. Она была проведена как военная операция. Партийные комитеты формировали и держали в боевой готовности «коммунистические отряды». В деревню было направлено 100 тысяч коммунистов ([14], т.1, с.319), названных «двадцати пятитысячниками» по количеству первоначального призыва. Действуя при поддержке органов ВКП (б) и ОГПУ, они угрозами репрессий и раскулачивания принуждали крестьян вступать в колхозы. Уже в начале марта 1930 г. в колхозах числилось более половины крестьянских хозяйств, зачастую, правда, лишь на бумаге.

Были сформулированы следующие признаки кулака: систематическое применение наемного труда, торговля своими продуктами, наличие ветряной мельницы или маслобойки с механическим двигателем. Но не ими руководствовались колхозные активисты. Постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 г. определило, что в каждом районе должно быть раскулачено не более 3—5% хозяйств района. Столько и раскулачивали, выбирая обычно самых зажиточных. Но не случайно родился термин «подкулачник»: репрессировали и середняков, и бедняков — всех, кто сопротивлялся принудительной коллективизации. Крестьян сажали в тюрьмы и лагеря или ссылали с семьями, их имущество, включая избы, конфисковывали. Ссыльные крестьяне включались в категорию «спецпереселенцев», уже и формально лишенных гражданских прав. Раскулачено было около миллиона крестьянских дворов, т.е. пять — шесть миллионов человек.

Крестьяне бунтовали, убивали организаторов колхозов, коммунистов, резали скот, подлежащий сдаче в колхозы, поджигали колхозные сооружения, бежали в города, на стройки. Однако отсутствие политической оппозиции — вот где сказалось преимущество тоталитарного режима! — не позволило стихийным волнениям перерасти в организованное восстание. Тем не менее Сталин решил взять тайм-аут. В начале марта 1930 г. — всего два месяца спустя после постановления «О темпе коллективизации…» — он выступил со статьей «Головокружение от успехов». В ней осуждались перегибы в колхозном строительстве, хотя то, что Сталин назвал перегибами, составляло суть его аграрной политики. Вину за эти «перегибы» Сталин возложил на местных руководителей, и многие были наказаны, хотя они являлись лишь исполнителями указаний сверху.

Сразу же распалось две трети колхозов. Но осенью 1930 г. кампания коллективизации возобновилась с прежней силой. К концу 1932 г. колхозы и совхозы объединяли 60%, к концу 1937 г. — 93% крестьянских хозяйств.

Параллельно с колхозами создавались государственные машинно-тракторные станции (МТС). Они существовали с 1928 по 1958 г. Здесь, а не в колхозах, сосредотачивались техника, тракторы и комбайны, и обслуживающий ее персонал. Услуги МТС колхозы оплачивали продуктами, что служило дополнительным началом их высасывания из деревни.

В 1933 г. при МТС образуются политические отделы. Начальник политотдела был заместителем начальника МТС и агентом ОГПУ. Политотделы являлись «государевым оком» в деревне.

До самой смерти Сталин гордился проведенной им коллективизацией, называя ее второй революцией после Октябрьской. Эта вторая революция разорила деревню. Урожай сократился до самого низкого после 1921 г. уровня, а поголовье скота уменьшилось вдвое. Лишь в 50-х годах сельское хозяйство достигло уровня нэповских времен.

Подобно военному коммунизму, коллективизация породила массовый голод. Несмотря на падение урожая, заготовки зерна увеличились. Государство отбирало его у колхозов и совхозов подчистую, включая семенной фонд. Зерно шло на снабжение городов и экспорт, в основном в Германию. На вырученные деньги приобреталась техника, необходимая для индустриализации. Пытаясь выжить, крестьяне были вынуждены тайком уносить колоски и зерно с колхозных полей и хранилищ. Но в 1932 г. появился закон, названный в народе «законом о пяти колосках». Он карал любое хищение колхозной собственности тюремным заключением на срок не менее 10 лет или расстрелом, причем с конфискацией имущества. По этому закону были осуждены десятки тысяч человек.

Результатом был страшный голод на Украине, Южном Урале, Северном Кавказе, в Казахстане, Среднем и Нижнем Поволжье. Власти не подумали помочь голодающим, сократив, например, хлебный экспорт. О голоде было запрещено даже упоминать. Он был нужен Советской власти, чтобы сломить сопротивление крестьянства. Сталин выдвинул лозунг «сделать колхозы большевистскими, а колхозников зажиточными». А в это время войска оцепляли голодающие районы, чтобы крестьяне не могли проникнуть в города и своим появлением разрушить миф о счастливой жизни колхозной деревни. Тем самым миллионы людей обрекались на смерть. В 1932—1933 гг. от голода умерло 3—4 миллиона человек.

Но коллективизация внесла и свой вклад в развитие страны. Изгнав миллионы людей из деревни, она способствовала формированию дешевой рабочей силы — главного источника советской индустриализации.

Индустриализация (1927—1941 гг.)

Если коллективизация была порождена коммунистическим мировоззрением правящей элиты, то индустриализация отвечала интересам страны, уступавшей по уровню промышленного развития ведущим западным державам. Вопрос был только в том, как осуществлять индустриализацию. Левые выступали за ускоренную индустриализацию (темпами до 20% в год), предлагая финансировать ее за счет деревни: высокого сельскохозяйственного налога, высоких цен на промышленные и низких на сельскохозяйственные товары. Бухарин был сторонником умеренного, сбалансированного развития промышленности и сельского хозяйства, производства средств производства и производства предметов потребления. Пока шла борьба с левыми, Сталин придерживался бухаринской позиции. С поражением левых, а затем и правых, он стал проводить линию троцкистов и зиновьевцев, причем в еще более радикальном, чем они предлагали, варианте. «Нет крепостей, которые не могли бы взять большевики», — заявил вождь и приказал, чтобы промышленное производство увеличивалось на 32—48% в год. Это и стало государственным планом.

Вера в невиданные возможности социализма, основанные на воле партии и энтузиазме трудящихся, оборачивались обнищанием (реальная зарплата за первую пятилетку сократилась вдвое), хроническим дефицитом и авариями. В качестве козлов отпущения были избраны «буржуазные», т.е. получившие образование до революции специалисты, обвиненные в шпионаже и вредительстве. В подтверждение этих ложных обвинений состоялись фальсифицированные судебные процессы. Это, например, Шахтинскос дело (1928 г.) — процесс инженеров и техников города Шахты в Донбассе. Пять человек было расстреляно, одиннадцать заключено в тюрьму на длительные сроки. Это дело Промышленной партии (1930 г.), в действительности не существовавшей. Ее руководителем был объявлен известный теплотехник профессор Л.Рамзин. Обвиняемые по этому делу ученые и инженеры были приговорены к тюремному заключению, но за «хорошее поведение» на суде, т.е. точное исполнение сценария ОГПУ (Объединенного Государственного Политического Управления — наследника ЧК), вскоре выпущены на свободу. Рамзин впоследствии был награжден Сталинской премией и орденом Ленина.

Первый пятилетний план, начатый в 1928 г. и утвержденный V съездом Советов СССР в 1929 г., Сталин объявил выполненным досрочно, к концу 1932 г., за 4 года и 3 месяца. Известно, однако, что за пятилетку было произведено 13,4 млрд. квт.ч электроэнергии вместо 22 млрд. по плану ([14], т.1, с.336). Но бесспорным является значительное развитие тяжелой промышленности и особенно оборонной — она росла втрое быстрей промышленности в целом. Были построены тысячи предприятий, в том числе такие крупные, как Днепрогэс, Магнитогорский металлургический комбинат, Сталинградский тракторный завод, возникли новые отрасли: производство тракторов, автомобилей, танков, самолетов. Производство предметов потребления развивалось много медленней.

Подобно индустриализации Петра I, сталинская основывалась не на частном предпринимательстве, а на государственном принуждении, и ее главным источником была дешевая рабочая сила. Ее составляли тысячи энтузиастов, готовых ради социализма трудиться хоть бесплатно круглые сутки, миллионы крестьян, изгнанных из деревни коллективизацией, миллионы заключенных (кампании массовых арестов приурочивались к началу больших строек), полтора миллиона бывших безработных (в 1930 г. безработица исчезла), наконец, миллионы кадровых рабочих.

Большие средства давали принудительные займы, распространившиеся среди всех слоев населения, экспорт нефти, леса, пушнины, зерна, несчетного множества картин, икон, предметов декоративно-прикладного искусства, изымавшихся из церквей, музеев и считавшихся пережитками старой эпохи.

Дешевизна и многочисленность рабочей силы компенсировали низкую в сравнении с Западом производительность труда. Между тем официальная доктрина утверждала, что социализм — строй более эффективный, чем капитализм. Для доказательства этого во второй пятилетке (1933—1937 гг.) было инспирировано стахановское движение, названное так по имени одного из его зачинателей, забойщика шахты А. Стаханова. Оно заключалось в установлении производственных рекордов, призванных продемонстрировать потенциал нового строя. Скорей они демонстрировали организационные возможности властей: рекордсменам предоставлялись лучшая техника, вспомогательные рабочие, особые условия труда, премии, ордена, квартиры и т.д. Такого рода достижения носили чисто пропагандистский характер; производительность труда даже упала за годы первых пятилеток.

Тем не менее своей цели сталинская индустриализация достигла. Подобно петровской, она существенно укрепила военную мощь государства — ценой уровня жизни народа.

Террор 30-х годов

С 1929 г. ленинская олигархия сменяется сталинской диктатурой. Волевой и жестокий, коварный и хладнокровный, никому не доверяющий и считающий месть высшим наслаждением, Сталин шаг за шагом шел к абсолютной власти.

Между тем еще в начале 30-х годов в партии сохранялись оппозиционные группировки. В 1930 г. кандидат в члены Политбюро, председатель Совнаркома РСФСР С.Сырцов и первый секретарь Закавказского крайкома партии Б.Ломинадзе, до сих пор не дававшие повода усомниться в их верности вождю, подвергли критике политику индустриализации и коллективизации и, видимо, стали готовить какое-то выступление против Сталина. Оба были сняты со своих постов и выведены из ЦК. Вопреки Уставу, это решение было принято не Пленумом ЦК, а Политбюро и руководством Центральной контрольной комиссии (ЦКК).

В 1932 г. антисталинскую группировку создал М.Рютин, ранее первый секретарь Краснопресненского районного комитета партии Москвы, активист правой оппозиции. Он написал и распространял документ, известный как платформа Рютина, где с бухаринских позиций критиковался проводимый курс, а в качестве важнейшей задачи значилась «ликвидация диктатуры Сталина и его клики». Узнав об этом, Сталин потребовал расстрелять Рютина. Однако это нарушало неписанный закон — коммунистов, в отличие от остальных граждан, не расстреливали. Поэтому большинство членов Политбюро — Киров, Орджоникидзе, Куйбышев, Косиор, Калинин, Рудзутак, — не лишенное коммунистической солидарности, высказалось против. Безоговорочно Сталина поддержал только Каганович. Рютин был исключен из партии, посажен в тюрьму, а расстрелян только в 1937 г. Сталин не забыл этого своего поражения, продемонстрировавшего, что его власть имеет пределы. В январе 1934 г. состоялся XVII съезд ВКП(б). Официальная пропаганда назвала его «съездом победителем». В значительной мере это соответствовало действительности, но две трети «победителей» погибли в эпоху большого террора (1937—1938 гг.). В кулуарах съезда шли разговоры о том, чтобы заменить Сталина Кировым, тогда первым секретарем Ленинградского областного комитета партии. Они велись без ведома Кирова, однако стали известны Сталину. Участь Кирова была решена.

1 декабря 1934 г. у своего кабинета в Смольном Киров был убит. Его застрелил некий Л.Николаев, в прошлом рядовой партийный работник, в тот момент безработный. Для самого Николаева выстрел в Кирова был актом протеста, хотя, несомненно, вызванным личными неудачами. По свидетельству А.Орлова, советского разведчика — невозвращенца, на допросе Николаев сказал Сталину: «Я стрелял в партию». Но Николаев оказался пешкой в руках Наркомата внутренних дел. (Летом 1934 г. ОГПУ вошло в состав НКВД). Агенты НКВД достали ему пистолет и пропуск в Смольный, а 2 декабря в инсценированной автомобильной катастрофе убили начальника личной охраны Кирова. За «преступную халатность», отсутствие должной охраны, были наказаны руководители ленинградского НКВД. Приговоры были непропорционально мягкими: 2—3 года заключения. Такая гуманность могла иметь лишь одно объяснение — «преступную халатность» они проявили по указанию свыше. В 1937—1938 гг. эти люди были все же расстреляны — лишние свидетели были не нужны. Распоряжения об убийстве не отдаются в письменном виде, и прямые улики против Сталина отсутствуют. Однако если убийство Кирова организовал НКВД, то соответствующий приказ он мог получить от одного человека — Сталина.

Об этом свидетельствует еще одно обстоятельство. 2 декабря 1934 г. было обнародовано постановление Президиума ЦИК Советов СССР, датированное, кстати, 1 декабря, об ускоренном рассмотрении дел по обвинению в совершении террористических актов, диверсий и т.п. Очевидно, оно было подготовлено заранее. Сталин убивал двух зайцев: избавлялся от возможного соперника и получал предлог для массовых репрессий.

Новый порядок лишал подсудимых всех юридических прав. Сроки следствия по политическим делам сокращались до 10 дней, обвинительное заключение вручалось подсудимому за сутки до суда, процесс происходил без участия адвоката, обжалование и просьбы о помиловании не допускались, приговоры к высшей мере наказания должны были исполняться немедленно.

Виновными в убийстве Кирова объявили сначала белогвардейцев, затем зиновьевцев. Белогвардейцев не нашли, несколько десятков зиновьевцев расстреляли. Сами Зиновьев и Каменев, ранее сосланные за «недоносительство» о платформе Рю-тина, теперь были приговорены к тюремному заключению по обвинению в том, что своей прежней деятельностью способствовали убийству.

Состоялась чистка партии; еще ранее, в первой половине 30-х годов, прошли фальсифицированные судебные процессы уже упоминавшейся Промпартии, бактериологов, руководителей пищевой промышленности, обвиненных во вредительстве, а также историков, чтобы искоренить желание оспаривать официальную историческую концепцию.

Но то были лишь репетиции тех грандиозных политических спектаклей, что устроил Сталин в 1936—1938 гг.

В августе 1936 г. был проведен первый из трех больших московских показательных процессов — бывших лидеров левой оппозиции Зиновьева, Каменева и троцкистов второго эшелона Смирнова, Мрачковского и др. Обвиняемые были подобраны по принципу амальгамы: старые большевики на скамье подсудимых оказались рядом с платными агентами НКВД. Обвиненные в убийстве Кирова, подготовке убийства Сталина и других руководителей страны, подсудимые признали свою вину, связь с Троцким, Пятаковым, Радеком, Бухариным, Рыковым и прочими оппозиционерами, после чего были расстреляны.

Вероятно, нарком внутренних дел Г.Ягода не стремился расширять террор. И через месяц после этого процесса Сталин и Жданов, находясь на отдыхе в Сочи, направили телеграмму в Политбюро, где заявили, что ОГПУ отстает на 4 года в разоблачении троцкистско-зиновьевской оппозиции и что поэтому необходимо заменить Ягоду секретарем ЦК и председателем ЦКК Н.Ежовым. Это и было сделано.

Именно 4 года прошло с дела Рютина. Именно тогда Сталин хотел развязать террор во всей его мощи. Теперь он мстил тем, кто ему помешал.

Страна не сразу поняла смысл перемен. Смещение Ягоды, принятие в декабре 1936 г. Конституции, написанной, к слову, Бухариным и содержавшей демократические положения, создавали иллюзию смягчения режима.

Действительность оказалась обратной. 1937—1938 гг. стали пиком террора и вошли в историю под названием ежовщины.

Новый нарком быстро доказал свои способности, организовав в январе 1937 г. второй большой процесс — бывших троцкистов Г.Пятакова, К.Радека и др. После публичного покаяния в конце 20-х годов они и не помышляли об оппозиционной деятельности. Пятаков был заместителем наркома тяжелой промышленности Орджоникидзе и фактическим руководителем политики индустриализации. Фанатик-коммунист, он вызвался расстрелять коллег по процессу и свою бывшую жену, также арестованную, чтобы доказать свою преданность партии. Радек, человек на редкость циничный, превратился в советского публициста № 1. Именно с его статей начался культ Сталина.

Подсудимые были обвинены в заговоре с целью захвата власти, убийства Сталина и его соратников, намерении реставрировать капитализм, подарить Германии и Японии часть советской земли, связях с Троцким, будто бы управляющим из-за границы антисоветским подпольем, шпионаже и диверсиях. Последнее проясняло причины экономических трудностей. Все подсудимые признали себя виновными, большинство было расстреляно, остальные умерли в заключении.

Через три недели после процесса покончил с собой (или был убит) Орджоникидзе, безуспешно пытавшийся спасти своего заместителя и остановить террор.

А еще через несколько дней открылся знаменитый февральско-мартовский Пленум ЦК, где Сталин заявил, что по мере укрепления социализма классовая борьба обостряется, что не все руководители проявляют должную бдительность, что вредители, диверсанты, шпионы будут разгромлены беспощадно. Под давлением Сталина и его окружения (В.Молотова, Н.Ежова, А.Жданова, Н.Хрущева) Пленум дал санкцию на арест Бухарина и Рыкова, тогда кандидатов в члены ЦК. (Томский застрелился после процесса 1936 г.). Немногие выступления против террора — П.Постышева, В.Чубаря, Я.Рудзутака — оказались гласом вопиющего в пустыне и лишь привели к скорой гибели самих протестовавших. Отныне даже членство в этом высшем партийно-государственном ареопаге не гарантировало безопасности. Террор получил зеленый свет.

Были истреблены сотни тысяч руководителей разного ранга. Почти целиком была уничтожена «ленинская гвардия» — большевики с дореволюционным стажем. После закрытого процесса и расстрела в июне 1937 г. восьми военачальников во главе с заместителем наркома обороны Тухачевским, усмирителем кронштадтского и антоновского мятежей, террор обрушился на армию. Были репрессированы 43 тысячи командиров, почти целиком истреблен высший командный состав. В годы террора погибли:

все 11 заместителей наркома обороны,

3 из 5 маршалов,

13 из 15 командующих армиями,

8 из 9 флагманов (адмиралов),

50 из 57 командиров корпусов,

154 из 186 командиров дивизий ([14], т.2, с.91).

Репрессии не миновали НКВД — Ежов убирал людей Ягоды. Советские разведчики, работавшие за границей, получили приказ возвращаться домой. Понимая, что их ждет, перешли на положение невозвращенцев резидент в Швейцарии И. Рейсе, резидент в Голландии В.Кривицкий, руководитель группы НКВД в Испании А.Орлов. Двое первых были убиты советскими агентами. В убийстве Рейсса принимал участие С.Эфрон, муж поэтессы М.Цветаевой, завербованный советской разведкой. Эфрону пришлось бежать на Родину, за ним вернулась и его жена. Вскоре он был расстрелян; в 1941 г. Цветаева повесилась в Елабуге. Мемуары Кривицкого ([16]) и Орлова ([17]) стали одними из немногих свидетельств по истории сталинизма.

Коминтерн постигла общая участь. В той или иной степени репрессии коснулись всех иностранных коммунистов, находившихся в СССР. Были разгромлены компартии Югославии, Польши, Литвы. Латвии, Эстонии, погиб легендарный Бела Кун, генеральный секретарь ЦК компартии Венгрии, вождь венгерской революции, участник гражданской войны в России, прославившийся своей жестокостью.

Были расстреляны или погибли в заключении тысячи представителей интеллигенции. Среди них были режиссер В.Мейерхольд, писатель И.Бабель, поэт О.Мандельштам. Почти год провел в заключении физик Л.Ландау, будущий лауреат Нобелевской премии. Он был освобожден благодаря настойчивым обращениям к Сталину академика П.Капицы, лично поручившегося за Ландау. Были арестованы выдающиеся инженеры А.Туполев и С.Королев. Но такие люди были нужны для обороны страны, и инженеры-заключенные работали в тюремных конструкторских бюро, на блатном жаргоне именуемых «шарагами».

В марте 1938 г. состоялся третий показательный процесс — лидеров сфабрикованного НКВД «Правотроцкистского блока» Н.Бухарина. А.Рыкова, И.Крестинского и др. На скамье подсудимых были и Ягода, и три врача, связанных с НКВД.

Обвинения и результат были традиционными, но присутствие Ягоды придавало достоверность обвинению в убийстве Кирова. Бывший руководитель НКВД не мог не приложить руку к организации этого дела. Теперь Сталин судил его за то, что ранее поручил исполнить.

Центральные процессы сопровождались множеством периферийных. На всех этих судилищах единственной уликой против подсудимых служили их собственные признания. Еще Дзержинский считал признание преступника самым убедительным доказательством его вины. Генеральный прокурор, государственный обвинитель на трех показательных процессах А.Вышинский провозгласил признание «царицей доказательств». Задача следователей, таким образом, сводилась к тому, чтобы выбить из обвиняемых нужные признания. Они и выбивались любыми методами.

В 1937 г. ЦК ВКП(б), т.е. Сталин, разрешил применять пытки; фактически они использовались со времен гражданской войны. Излюбленным методом НКВД был «конвейер» — непрерывный допрос арестованного сменяющимися следователями. Конвейер мог длиться часами и сутками — пока человек не даст необходимые показания. Иногда при этом ему не давали ни сесть, ни лечь.

Сильнодействующим средством была угроза расправиться с семьей — заложницей в руках вождя. В 1935 г. особым указом наказания Уголовного кодекса были распространены на детей с 12-летнего возраста. Отныне 12-летнего ребенка можно было расстрелять на законных основаниях. Расправа же с семьями приговоренных стала обязательной практикой — жена и дети могли мстить за мужа и отца. Формулировка «член семьи изменника Родины» была обычным основанием для ссылки или заключения в концлагерь.

Фанатики вроде Пятакова поддавались призывам к коммунистической сознательности. Свою роль на суде они рассматривали как партийное поручение.

Всем, кто шел на сотрудничество со следствием, обещали сохранить жизнь. Зиновьеву и Каменеву Сталин лично дал подобное обещание, забыв о нем по окончании процесса.

Ну, а тех, против кого оказывался бессильным подобный арсенал, расстреливали без суда. Не появились на показательных процессах соратник Бухарина, бывший первый секретарь Московского комитета партии Н.Угланов, лидер «рабочей оппозиции» А.Шляпников, не удалось провести процесс над комсомольскими деятелями — А.Косаревым и др.

Абсурдность обвинений и саморазоблачений подсудимых, заявлявших, что не заслуживают снисхождения, однообразие улик, обнаружившиеся на суде фактические ошибки следствия, — скажем, один из подсудимых на процессе Пятакова — Радека утверждал, что встречался с сыном Троцкого Львом Седовым в Копенгагене в отеле «Бристоль», снесенным в 1917 г., — все это указывало, что процессы шиты белыми нитками. Но чем нелепей ложь, тем охотней ей верят. Многие люди и в Советском Союзе, и на Западе считали, что нет дыма без огня, что-то, да затевали оппозиционеры против Сталина.

Процессы шли под аккомпанемент мощной пропагандистской кампании. Организованные властями бесчисленные собрания и митинги принимали резолюции с требованием казнить подсудимых. Тех, кто осмеливался воздержаться или проголосовать против, немедленно арестовывали. Подобно вожаку бандитов, связывающему их общим преступлением, Сталин весь народ превращал в своего подельника. Одновременно воспевались рекордные полеты летчиков, героизм полярников, успехи промышленности. «Добру», воплощенному в Сталине, противопоставлялось «зло» в лице его противников.

Было бы ошибкой думать, что террор был направлен против правящей бюрократии или интеллигенции. Он был направлен против всей страны. В свое время Дзержинский, поддержанный Троцким, требовал, чтобы коммунисты доносили в ЧК на нелояльных товарищей по партии. Теперь донос был провозглашен почетной обязанностью советского человека. Национальным героем стал пионер Павлик Морозов, доносом погубивший своего отца, председателя колхоза, и убитый родственниками. Заводы и институты, кинотеатры и автобусы кишели платными («сексотами» — секретными сотрудниками) и бесплатными осведомителями НКВД. В подобной атмосфере любое неосторожное слово грозило потерей свободы или жизни.

Расправа была короткой. Политические дела (по 58-й статье Уголовного кодекса) рассматривались не обычным судом, а «тройкой», напоминавшей трибунал времен гражданской войны. В «тройку» входили первый секретарь местного территориального партийного комитета, представитель НКВД и прокурор. Большая же часть приговоров по 58-й статье вообще выносилась заочно — Особым совещанием, которое составляли руководители НКВД и Прокуратуры. Срок не имел принципиального значения. Когда он заканчивался, как правило, добавлялся новый.

В 1937—1938 гг. было арестовано 1,4 миллиона человек, из которых половина была расстреляна ([17], с. 120). Синонимом расстрела была формулировка «10 лет без права переписки». Для семьи заключенный как бы пропадал без вести.

Ликвидация шла в плановом порядке. Р.Конквест приводит телеграмму Ежова в киргизское управление НКВД: «Вам поручено ликвидировать 10000 врагов народа» и ответ на нее: «сообщаем ликвидацию следующих врагов народа». Далее идет список имен с порядковыми номерами ([18], т.2, с.362).

Те, кого миновал смертный приговор, попадали в тюрьмы и лагеря. Первым крупным лагерем был Соловецкий лагерь особого назначения, созданный в 1923 г. в известном монастыре на Белом море. Самый знаменитый лагерь эпохи индустриализации находился на Беломорканале, соединившем Белое море с Онежским озером. Именуемые исправительно-трудовыми, лагеря были воспеты Горьким как образец гуманного и эффективного перевоспитания заключенных. Перед войной в этой «гуманной» империи ГУЛАГ (Государственное управление лагерей, подведомственное НКВД) с ее систематическими истязаниями заключенных, хроническим голоданием, работами на 50-градусном морозе, содержалось 2,3 миллиона человек ([19], с.60).

В середине 1938 г. террор достиг масштабов, непосильных для страны и НКВД. Не хватало следователей и тюрем. Из-за массовых арестов замедлился промышленный рост. К тому же цель террора — создание атмосферы страха, исключающей появление оппозиции, — была достигнута. Именно этой цели служили и казни бывших оппозиционеров, призванные отбить охоту следовать их примеру, и лотерейный, как в опричнину Ивана Грозного, характер репрессий — никто, от члена Политбюро до дворника, не должен был чувствовать себя в безопасности. О царившем страхе свидетельствовали слухи, в пять — шесть раз преувеличивавшие число расстрелянных и заключенных. В качестве непреложной истины они впоследствии перекочевали в работы профессиональных историков.

В декабре 1938 г. Сталин сместил сделавшего свое дело Ежова с поста наркома внутренних дел. Собственно, тот мог догадываться о своей участи, ибо в апреле 1938 г. был назначен по совместительству наркомом водного транспорта. Год спустя Ежов был арестован, а в феврале 1940 г. — расстрелян. НКВД возглавил Л.Берия.

На XVIII съезде ВКП(б) в 1939 г. Сталин заявил, что чистка партии проведена не без ошибок и что чисток больше не будет. Количество арестов сократилось на порядок, кое-кто был выпущен на свободу, но вскоре многие из освобожденных были арестованы повторно. Полностью террор и не мог прекратиться — страх жизненно необходим тоталитарному строю. В 1940 г., например, был расстрелян член ЦК П.Постышев, арестован академик Н.Вавилов, биолог с мировым именем, через три года умерший в тюрьме от дистрофии, наконец, в Мексике агент НКВД испанец Рамон Меркадер ледорубом зарубил Троцкого. Убийца получил 20 лет мексиканской тюрьмы и (секретно) звание Героя Советского Союза. Отсидев полностью свой срок, он скончался в СССР в 1965 г. Орденов Ленина были удостоены мать Меркадера, участница операции, и организатор покушения полковник НКВД Н.Эйтингон.

Сталинский режим поделил население страны на две категории: рабов и крепостных.

Рабами были заключенные. Они не имели никаких прав, их можно было безнаказанно убивать. Они были ничем иным, как «говорящими орудиями труда».

Остальные были крепостными. В 1933 г. были введены паспорта и прописка, ликвидировавшая свободу передвижения. Разрешение на прописку выдавалось местной администрацией в соответствии с установленными сверху лимитами. Без нее нельзя было ни жить, ни работать ни в городе, ни в деревне. Крестьяне же паспортов не получили. Без разрешения начальства они не могли покинуть деревню. За уклонение от работы или невыполнение нормы им грозило тюремное заключение либо ссылка. Недаром они расшифровывали аббревиатуру ВКП(б) как «второе крепостное право большевиков».

Указы 1940 г. ввели уголовную ответственность за прогулы и опоздания, запретили рабочим и служащим увольняться или менять место работы без разрешения администрации, предоставив ей право переводить их с одного предприятия на другое. Отчасти это было связано со строительством и пуском множества военных заводов, нуждавшихся в рабочей силе.

Свобода творчества и независимые творческие организации были ликвидированы. Были созданы единые и полностью подчиненные государству Союз писателей. Союз художников, Союз композиторов. Интеллигенция должна была исполнять заказ государства. Единственно правильным стилем в литературе и искусстве был провозглашен социалистический реализм, заключавшийся в восхвалении коммунистической политики и идеологии. Произведения иного рода («Реквием» Ахматовой, «Мастер и Маргарита» Булгакова) при сталинской цензуре не имели шансов увидеть свет.

Тот же подход распространялся на любую науку, где появлялась официальная доктрина. Когда таковым стало отрицавшее генетику учение Т.Лысенко, генетиков начали изгонять с работы и сажать в тюрьму.

Опубликованные сочинения, по каким-либо причинам не потрафившие вкусам вождя, ждал суровый прием. В напечатанной без подписи в «Правде» статье с запоминающимся названием «Сумбур вместо музыки» Сталин подверг разносной критике оперу Д.Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда».

Она была мгновенно снята с репертуара всех театров, а Шостакович больше опер не писал.

Коллективизация и индустриализация сопровождались очередной серией репрессий против церкви — нужно было лишить народ традиционной идеологии. Планировалось изгнать из народного сознания «само понятие бога как пережиток средневековья и средство угнетения народных масс». К войне действующих храмов почти не осталось. Они были уничтожены либо переоборудованы под промышленные предприятия, склады и клубы. В 1931 г. был взорван храм Христа Спасителя. На его месте началось строительство Дворца Советов (по проекту архитекторов Б.Иофана, В.Щуко, В.Гельфрейха). Это здание, общей высотой в 415 метров, увенчанное 100-метровой статуей Ленина, должно было символизировать мощь Советского государства. Был сооружен фундамент, но завершению строительства помешала война.

По мере того как государство укреплялось, а революция уходила в прошлое, революционная фразеология заменялась государственно-националистической. В середине 30-х годов была отвергнута школа марксиста-догматика М.Покровского, объявлявшая царскую Россию тюрьмой народов и служившая ранее официальной. Стали прославляться цари и полководцы прошлого: Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван Грозный, Петр Великий, Суворов, Кутузов, стала подчеркиваться цивилизаторская миссия России. Основным же идеологическим документом, обязательным к всеобщему изучению, был сталинский «Краткий курс истории ВКП(б)», содержавший набор марксистских истин и сводивший ее к деятельности двух положительных героев — Ленина и Сталина.

Итак, вторая попытка коммунистического строительства оказалась более успешной. Был создан социализм — согласно марксистскому учению, первая фаза коммунизма, лишенная, в отличие от второй, завершающей, материального изобилия. Но эта черта для партийных вождей имела мало значения. Они получили главное — тотальную, неограниченную власть над народом.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА 1921—1941 гг.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

22 июня 1941 г. в 3.30 утра Германия без объявления войны напала на Советский Союз. В войну против СССР вступили Румыния и Финляндия, имевшие к нему свои счеты после аннексий 1940 г., а позднее Италия, Венгрия, Испания и Словакия. Армия вторжения насчитывала 5,5 миллионов человек, 3800 танков, 4600 самолетов, 48000 орудий и минометов.

По плану «Барбаросса» намечалось разбить Красную Армию, захватить (и уничтожить) Москву и Ленинград, выйти на линию Архангельск—Волга и разбомбить промышленные города Урала. Оккупированные территории предполагалось включить в состав Германии или поставить под ее протекторат (в зависимость) и заселить их немецкими колонистами.

Советские войска в западных округах имели 3,3 миллиона человек, 10400 танков, 8600 самолетов, 47000 орудий и минометов. Однако по качеству вооружений и профессиональной подготовки Красная Армия уступила германской. Последствия «большого террора» не были преодолены. Три четверти командиров менее года занимали свои посты. Самолеты и танки новейших моделей (Т-34, KB), превосходящие немецкие аналоги, только начинали поступать в войска. Выступая перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 г., Сталин сказал, что Красная Армия пока не готова к ведению современной войны. Но в той же, неопубликованной речи он впервые заявил о неизбежности войны СССР с Германией и ее поражения. Судя по многочисленным высказываниям Сталина своим приближенным о том, что раньше 1942 г. война не начнется, именно в этом году он надеялся завершить перевооружение армии, дополнив ее количественное преимущество качественным, и напасть на Германию. Советские войска подтягивались к западным границам. А пока надо было маскировать свои планы и не провоцировать противника. 6 мая 1941 г. Сталин занял пост Председателя Совнаркома, по мнению большинства исследователей, для того, чтобы иметь официальную возможность подписать общее соглашение с Гитлером. 14 июня 1941 г. ТАСС (Телеграфное агентство Советского Союза) опубликовал заявление, опровергавшее сообщения западной прессы о предстоящем нападении Германии на СССР.

Мысль о том, что Гитлер может его опередить, Сталин не допускал. Многочисленные предупреждения о скором нападении Германии, в частности, донесения Рихарда Зорге, советского разведчика в Японии, Сталин считал английскими провокациями и игнорировал. При тоталитарном режиме мнение вождя не подлежало обсуждению и становилось государственной политикой. Позиция Сталина, впрочем, была небезосновательной. Трудно было поверить, что Гитлер, как и в проигранной Германией первой мировой войне, отважится воевать на два фронта, оставив в тылу непокоренную Англию. Гитлер, однако, не считал ее способной к наступательным операциям. Решающая ошибка Сталина заключалась в недооценке степени авантюризма Гитлера, в конце концов его погубившего, но ценой мировой войны.

Полным сюрпризом для советского командования явилась та огромная масса войск, которую Гитлер сразу бросил в бой. Наконец, направлением главного удара немцев стала Москва, тогда как если он и ожидался, то на Украине. Германия обладала весьма ограниченными ресурсами и не могла вести длительной войны без украинского зерна, донбасского угля, кавказской нефти. Но Гитлер и не думал долго воевать, рассчитывая закончить всю компанию за 1,5—2 месяца.

Армия, готовящаяся к наступлению и не находящаяся в обороне, крайне уязвима для неожиданного удара. То, что немцы смогли застать Красную Армию врасплох и сосредоточить решающий перевес на направлениях главных ударов, стало важнейшей причиной их побед в 1941 г.

Какое-то время Красная Армия панически отступали, а военное командование не контролировало обстановку. О растерянности советского руководства свидетельствует и то, что о фашистском нападении радиостанции СССР сообщили лишь в 12 часов дня 22 июня — через восемь с половиной часов после начала боев, и то, что с правительственным заявлением выступил не Сталин, а Молотов.

Вождь любил сообщать лишь приятные вести. Поступившие в конце июня сведения о разгроме советских войск повергли его в состояние шока. Уехав на дачу в Кунцево, он перестал появляться в Кремле и управлять страной. 30 июня к Сталину прибыла целая делегация из членов Политбюро. Сталин подумал, что его собираются арестовать. Возможно, он вспомнил, что поражения русской армии в первой мировой войне привели к революции 1917 г. Но вождь предусмотрительно уничтожил оппозицию (не успевшие погибнуть в тюрьмах и лагерях оппозиционеры, в том числе М.Спиридонова, были казнены в сентябре 1941 г.), и цель визита его соратников заключалась в другом. Они хотели вернуть Сталина к руководству. Молотов предложил ему создать и возглавить Государственный Комитет Обороны (ГКО), в руках которого должна была сосредоточиться вся полнота власти. Сталин согласился и с этого момента стал самим собой, обретя прежнюю решимость. 10 июля он сменил наркома обороны С.Тимошенко на посту председателя Ставки Верховного Командования, созданной на второй день войны и переименованной в августе в Ставку Верховного Главнокомандования. 19 июня он стал и наркомом обороны.

Возвращение к делам Сталин, в своем обычном стиле, отметил поиском козлов отпущения. Эта роль была отведена командующему Западным фронтом генералу Д.Павлову и его начальнику штаба генералу В.Климовских, расстрелянным по приказу вождя.

Возглавив оборону страны, Сталин превратился в символ национального сопротивления. 3 июля он по радио обратился к народу. Его первые слова: «Братья и сестры!» были призывом к национальному единению. Считая немцев «расой господ», Гитлер вел войну на уничтожение и порабощение советских народов. Нацистский «новый порядок» нес истребление, обращение в рабство или выселение за Урал славян, поголовное уничтожение коммунистов, цыган, евреев (последних на оккупированных территориях было казнено 1 миллион 250 тысяч человек ([14], т.2, с.394), лагеря смерти для неблагонадежных, захваты и расстрелы заложников, беспощадную ликвидацию деревень и их жителей, заподозренных в связях с партизанами.

За всю свою историю Русь не сталкивалась с подобной опасностью. Завоевать ее стремились и монгольский хан Батый в 13 в., и польский король Сигизмунд III в 17 в., и французский император Наполеон в 19 в. Но они не собирались ни ликвидировать ее государственные институты, ни выселять ее жителей, ни отдавать их в рабство завоевателям — колонистам.

Смертельная угроза подняла весь народ на борьбу с фашистским нашествием. Война 1941—1945 гг. по праву называется Великой Отечественной.

Угроза фашизма вынудила США и Англию поддержать СССР; расчет Гитлера на его международную изоляцию не оправдался. С октября 1941 г. СССР получал из Англии и в основном из США танки, самолеты, машины, продовольствие. С 1942 г. американские поставки осуществлялись по закону о ленд-лизе, т.е. взаймы. Советский Союз присоединился к «Атлантической хартии», провозглашенной в августе 1941 г. США и Англией. 1 января 1942 г. эти три и 23 других государства подписали в Вашингтоне «Декларацию Объединенных наций» о совместной борьбе против агрессоров. Так оформилась антигитлеровская коалиция.

Пока же немцы добивались все новых и новых успехов. Только за первые три недели боев советские войска потеряли 3500 самолетов (1200 было уничтожено 22 июня, главным образом на аэродромах), 6000 танков, 20000 орудий и минометов. Наступая по трем основным направлениям: группа армий «Север» — к Ленинграду, самая сильная группа армий «Центр» — к Москве, группа армий «Юг» — на Украину, фашисты разбили советские войска у Минска, взяв в плен 320 тысяч человек, у Киева, пленив, из-за отказа Сталина разрешить отступление, 650 тысяч, оккупировали Прибалтику, Белоруссию, Молдавию, большую часть Украины, значительную часть РСФСР. Однако местами они сталкивались с ожесточенным сопротивлением, какого не встречали на Западе, а победы на южном фланге, достигнутые ценой переброски войск из центра, затормозили наступление на Москву.

Оно, под кодовым названием «Тайфун», началось 30 сентября — с опозданием на два месяца против первоначального графика. Немцы прорвали советскую оборону под Вязьмой, захватив 600 тысяч пленных, нанесли два удара в обход Москвы — на Клин и на Тулу, заняли Калугу и Калинин (Тверь). Сталин решил предложить немцам заключить нечто вроде Брестского мира: отдать территорию — Прибалтику, Молдавию, часть Украины и Белоруссии — в обмен на перемирие. По его приказу Берия попросил болгарского посла Стаменова стать посредником. Тот отказался от этой роли, заявив, что русские все равно победят, даже если отступят за Урал. Да и вряд ли пошел бы на мировую Гитлер, считавший, что победа у него в кармане.

15 октября правительственные учреждения и иностранные представительства стали эвакуироваться из Москвы в Куйбышев. Это послужило причиной паники. На восток устремились десятки тысяч беженцев. Управление городом было утрачено. Мародеры грабили магазины. Ликвидационные команды минировали заводы, мосты и железные дороги. Покинуть столицу собирался и сам Сталин. Его поезд был наготове. Но Жуков, после Вязьмы возглавлявший оборону Москвы, уверил Сталина, что немцам ее не взять. Сталин остался в Москве, и постепенно паника улеглась.

19 октября в городе было введено осадное положение. Началось круглосуточное строительство оборонительных рубежей. 7 ноября 1941 г., в годовщину Октябрьской революции, на Красной площади состоялся парад, откуда войска шли прямо на фронт. Сталин произнес речь, где взывал к образам русских полководцев: Александра Невского, Дмитрия Донского, Суворова, Кутузова. Это была демонстрация решимости стоять до конца.

Между тем наступление немцев находилось на излете. Осенняя распутица затормозила продвижение техники, грянувшие морозы обнаружили нехватку зимнего обмундирования и топлива, резервы были исчерпаны в кровопролитных боях. В середине ноября немцы предприняли отчаянную попытку завладеть Москвой. Их передовые части достигли Химок, расположенных в 25 километрах к западу от столицы. Но это был предел возможностей германской армии.

Понеся большие, чем Германия, потери, СССР обладал еще большими, чем она, материальными и людскими ресурсами. Из Сибири и Дальнего Востока к Москве были переброшены подкрепления — 750 тысяч человек. 5—6 декабря войска Калининского фронта (командующий И.Конев), Западного фронта (командующий Г.Жуков), Юго-Западного фронта (командующий С.Тимошенко) под общим руководством Жукова перешли в наступление и к концу января 1942 г. отбросили немцев от Москвы на 150—200 километров. Они закрепились на линии Вязьма—Гжатск—Ржев.

Цель советского контрнаступления — разбить немцев между Москвой и Смоленском — не была достигнута, тем не менее это было первое их крупное поражение за всю вторую мировую войну. Миф о непобедимости германской армии был развеян, план молниеносной войны против СССР провалился.

7 декабря 1941 г. японские самолеты морского базирования атаковали американскую военно-морскую базу в Перл-Харборе на Гавайских островах в Тихом океане, уничтожив 247 самолетов, в основном на земле, и 14 кораблей. Важнейший итог этого налета заключался, однако, не в тех потерях, которые понесли американцы, а в том, что им пришлось вступить в войну; войну им, помимо Японии, объявили Германия и Италия, т.е. все «державы оси».

События 5—7 декабря 1941 г. — победа русских под Москвой и поражение американцев в Перл-Харборе — явились ключевым пунктом второй мировой войны. Они знаменовали, что война отныне будет вестись на истощение. Шансы Германии и ее союзников в такой войне были невелики, ибо их совокупные ресурсы значительно уступали потенциалу антигитлеровской коалиции.

Победу под Москвой Сталин, вопреки мнению высших военачальников, более реально оценивающих обстановку, решил использовать для перехода в наступление по всему фронту. Рассредоточение советских войск обернулось их поражениями весной—осенью 1942 г. Они не смогли разблокировать Ленинград; под Волховом была разбита 2-я ударная армия и взят в плен ее командующий генерал А. Власов. Самодурство и некомпетентность сталинского комиссара Л.Мехлиса привели к разгрому советских войск под Керчью, где в плен попало около 175 тысяч человек.

Рефераты:  Как оформлять электронный ресурс в списке литературы — Дуплом.Журнал

Катастрофа постигла наступавшие на Харьков войска Юго-Западного фронта под командованием С.Тимошенко. Сталин не внял предупреждению члена Военного совета фронта Н.Хрущева о том, что советским войскам грозит окружение, и не разрешил отступать. Дело закончилось их разгромом и пленением 200 тысяч человек.

Всего в немецкий плен попало 5,7 миллионов советских воинов, причем 3,4 миллиона — в 1941 г. ([21], с.153). Но, как заявил Сталин: «Русских в плену нет. Русский солдат сражается до конца. Если он попадет в плен, то автоматически перестает быть русским». Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 г. объявлял всех военнопленных «изменниками Родины». Нацисты же вообще считали славян «недочеловеками». Расстрелы, голод, болезни, истязания унесли жизни 3,3 миллиона человек (цит. по [21], с.153).

Не имея иного пути для выживания и понимая, что их ждет на Родине, десятки тысяч вступили в созданную генералом Власовым «Русскую освободительную армию». В боевых действиях власовцы, впрочем, участвовали мало, ибо Гитлер им не доверял. В 1945 г. Власов был захвачен советскими войсками и казнен.

Победа под Харьковом позволила немцам перейти в наступление на южном участке фронта. Они заняли Севастополь, оборонявшийся 250 дней, Воронеж, Ростов, достигли Сталинграда и Большого Кавказского хребта, водрузив на вершине Эльбруса знамя со свастикой. Момент был исключительно опасным. Захват Гитлером кавказских нефтяных месторождений подорвал бы боеспособность Красной Армии.

Именно тогда, 27 июля 1942 г. появился знаменитый сталинский приказ № 227 «Ни шагу назад!». Он запрещал отступать без распоряжения командования, грозя суровым наказанием не только нарушившим этот приказ воинам, но и их семьям. Согласно этому приказу, формировались штрафные роты и батальоны, направлявшиеся в самые опасные места, и заградительные отряды, расстреливавшие отступавших.

Однако ошибки Сталина Гитлер воспроизводил, как в зеркальном отражении. Стремясь захватить и Сталинград, и Кавказ, он рассредоточил силы и не получил ни того, ни другого.

Решающие сражения кампании 1942 г. развернулись в Сталинграде. В августе фашисты вышли к Волге. У дравшейся за каждый дом 62-й армии генерала В.Чуйкова оставался лишь небольшой плацдарм на правом берегу. Но повторилась ситуация битвы под Москвой: потери немцев были настолько велики, что для завершающего броска у них не хватило сил.

Пока шли уличные бои, советское командование наращивало резервы. Германское вторжение повлекло за собой 50%-й спад промышленного производства. Однако советское руководство сумело организовать беспримерную в мировой истории эвакуацию людей и оборудования. На восток было перемещено 10 миллионов человек и 2600 предприятий. То, что невозможно было вывезти, уничтожалось — в соответствии с объявленной Сталиным тактикой «выжженной земли». Заводы вступали в строй в кратчайшие сроки, станки начинали работать под открытым небом. Уже в середине 1942 г. эвакуированные предприятия работали на всю мощность, почти полностью перейдя на выпуск военной продукции. Ее производство возросло в несколько раз в сравнении с мирным временем. Главным арсеналом страны стал Урал. В конце 1942 г. Красная Армия превосходила немецкую не только по численности, но и по количеству и качеству вооружений», этот разрыв увеличивался с каждым месяцем войны.

Создав необходимый перевес на флангах, где располагались итальянские, румынские, венгерские части, хуже вооруженные и менее стойкие, чем немецкие дивизии, советские войска под общим руководством генерала Жукова, назначенного в августе 1942 г. заместителем Верховного Главнокомандующего, перешли в контрнаступление. 19 ноября севернее Сталинграда ударили войска Юго-Западного фронта (командующий Н.Ватутин) и Донского фронта (командующий К.Рокоссовский). 20 ноября южнее Сталинграда атаковали войска Сталинградского фронта (командующий А.Еременко). Советские войска соединились близ города Калач. Отступления Гитлер (как прежде Сталин под Харьковом) не разрешил, и 22 вражеские дивизии численностью в 300 тысяч человек попали в окружение.

На помощь им была направлена группировка под командованием Манштейна. Двойной удар — и извне, и изнутри — советское кольцо едва ли бы выдержало. Но для того, чтобы пойти на прорыв, немцы должны были покинуть Сталинград. Гитлер не хотел и слышать об этом. В результате армия Манштейна была отброшена и гибель окруженных войск стала неизбежной. Советский ультиматум о капитуляции Гитлер, как и следовало ожидать, приказал отклонить.

Тогда советские войска ворвались в Сталинград и расчленили окруженную группировку на южную и северную части. 31 января 1943 г. была разбита южная, 2 февраля капитулировала северная. В плен попало 90 тысяч человек во главе с генерал-фельдмаршалом Ф.Паулюсом. Это звание ему было присвоено несколькими днями ранее — как приглашение к самоубийству: ни один германский фельдмаршал до сих пор не сдавался в плен. Паулюс предпочел капитуляцию.

В ноябре 1942 г. 200-тысячная английская армия генерала Монтгомери разбила под Эль-Аламейном в Египте 100-тысячный германский корпус фельдмаршала Роммеля, не позволив, таким образом, немцам прорваться к ближневосточной нефти.

Еще раньше, в июне 1942 г., у атолла Мидуэй в Тихом океане американцы нанесли поражение японцам, уничтожив их четыре лучших авианосца, один крейсер и 275 самолетов.

С этих побед во второй мировой войне начинается перелом. Стратегическая инициатива переходит в руки СССР, США и Англии.

Развивая успех, достигнутый под Сталинградом, Красная Армия отбросила немцев от Волги и Кавказа на 600—700 километров, освободила Краснодар, Воронеж, Курск, Белгород, Харьков, прорвала блокаду Ленинграда, за время которой от голода умерло около миллиона человек.

Но весной 1943 г. немцы вновь взяли Харьков и Белгород, после чего решили разгромить советские войска на Курском выступе — Курской дуге. По плану операции «Цитадель» они намеревались ударить на Курск с севера — из-под Орла и с юга — из-под Белгорода, а затем разгромить все южное крыло Красной Армии. Советские части в районе битвы превосходили немцев и в живой силе, и в технике. Они насчитывали 1330 тысяч человек, 3600 танков, 2400 самолетов. У немцев было 900 тысяч человек, 2000 танков, 900 самолетов ([22], с.277). Однако советское командование планировало сначала обороняться, с тем чтобы нанести противнику максимальный урон, а уж потом перейти в наступление.

Из донесений разведки стало известно и точное время немецкой атаки. 5 июля за два часа до нее советская артиллерия нанесла удар по позициям противника. Добиться заметных успехов немцам не удалось. На северном направлении они продвинулись на 10—12, на южном — на 35 километров. Крупнейшее в истории танковое сражение произошло 12 июля под Прохоровкой. С обеих сторон в нем участвовало 1200 танков и самоходных установок. В тот же день немцы перешли к обороне. Их последнее крупное наступление на Восточном фронте провалилось. Контрнаступление Красной Армии завершилось освобождением Орла, Белгорода, Харькова.

К концу 1943 г. она взяла Киев, Смоленск, Витебск, форсировала Днепр, который Гитлер рассчитывал превратить в «неприступный вал», освободила от захватчиков более половины ранее оккупированной ими советской земли.

Регулярным частям помогали партизаны. Во время Курской битвы, например, они устроили «рельсовую войну», взорвав железные дороги в тылу немцев. Это существенно сократило их перевозки в районе сражения. Сталин, впрочем, как и Троицкий в гражданскую войну, не особенно доверял партизанам: за ними невозможно было наладить постоянный контроль. Партизанские отряды, оказавшиеся на занятой советскими войсками территории, разоружались и отправлялись в фильтрационные пункты, где их лояльность проверяла военная контрразведка — СМЕРШ («смерть шпионам»).

После побед под Сталинградом и Курском Сталин решил поощрить армию. В 1943 г. были восстановлены погоны и офицерские звания, упраздненные революцией. Были повышены в звании командующие фронтами и армиями. Сталин, Жуков и еще несколько военачальников стали Маршалами Советского Союза. Ранее, в октябре 1942 г., Сталин ликвидировал институт политических комиссаров.

С января 1944 г. Красная Армия наступала по всему фронту. Немалую роль в ее успехах сыграла помощь союзников, поставивших СССР 22 тысячи самолетов (18% советского самолетного парка), 13 тысяч танков (12% советского производства), 427 тысяч грузовиков (вдвое больше советского выпуска в годы войны), 189 тысяч полевых телефонов, миллион километров телефонные кабеля, 2,6 миллиона тонн нефтепродуктов, 4,3 миллиона тонн продовольствия ([23], с. 176-194).

Поставки шли через Иран, Дальний Восток и Сибирь, Северную Атлантику, где англо-американские конвои прорывались к Архангельску и Мурманску ценой тяжелых потерь.

Неудовлетворенный, однако, действиями союзников, Сталин с 1941 г. требовал открытия второго фронта. Наконец, 6 июня 1944 г., в соответствии с решениями Тегеранской конференции (ноябрь—декабрь 1943 г.) Сталина, президента США Ф.Рузвельта, премьер-министра Великобритании У.Черчилля второй фронт был открыт: войска США и Англии под командованием американского генерала Эйзенхауэра высадились на севере Франции. Это была крупнейшая десантная операция («Оверлорд») второй мировой войны. Темп советского наступления вырос вдвое. Тем не менее Восточный фронт оставался главным. Здесь находилось две трети фашистских войск.

Скоординированно с высадкой союзников советские войска ударили по немецким частям в Белоруссии (операция «Багратион»), окружив и разгромив в районе Минска группировку в 100 тысяч человек.

С открытием второго фронта положение Германии, и без того тяжелое, стало совершенно безнадежным. Она держалось лишь фанатичной волей Гитлера, предпочитавшего смерть уступкам. Пал режим Муссолини, и сам он был повешен итальянскими партизанами, была освобождена Франция. Красная Армия, изгнав немцев с советской земли, вступила на территорию европейских стран: Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии. Германские контрудары по американцам и англичанам в Арденнах в Бельгии в декабре 1944 г., по советским войскам у озера Балатон в Венгрии в январе 1945 г. могли иметь лишь временный успех.

У Гитлера тем не менее сохранялась надежда — на разногласия между его противниками. Их единство подверглось суровому испытанию в польском вопросе. В отличие от США и Англии, СССР не признавал польское эмигрантское правительство, находившиеся в Лондоне, и подчиненную ему Армию Крайову, воевавшую в Польше. 1 августа 1944 г., когда советские войска подошли к Варшаве, Армия Крайова подняла в городе восстание. Она стремилась установить свою власть в польской столице до ее оккупации Красной Армией. Вооруженные лишь стрелковым оружием и самодельными гранатами, повстанцы недооценили решимости немцев к сопротивлению и были вынуждены просить советской поддержки. Сталин не только не оказал помощи полякам, но и не позволил сделать это союзникам. Немцы подавили восстание с крайней жестокостью, погибло 22 тысячи повстанцев и 225 тысяч мирных жителей. Возобновив наступление в январе 1945 г., советские войска взяли Варшаву за несколько дней.

Однако наличие общего врага заставляло союзников до поры забывать свои споры. В феврале 1945 г., когда союзные войска вышли к германским границам, Сталин, Рузвельт и Черчилль встретились в Ялте. Они договорились вести войну до капитуляции Германии и согласовали военные планы, условились о временном разделе ее и Берлина на зоны оккупации, решили после поражения Германии расформировать ее вооруженные силы, ликвидировать или взять под контроль ее военную промышленность, взыскать с нее репарации, половина которых причиталась СССР, запретить нацистскую партию, привлечь к суду германских лидеров как военных преступников. США и Англия согласились с установленной в 1939 г. советско-польской границей, признав, таким образом, законность аннексии Советским Союзом Восточной Польши. СССР обязался вступить в войну против Японии через 2—3 месяца после капитуляции Германии. За это он должен был получить Курилы, Южный Сахалин, аренду Порт-Артура. Наконец, союзники постановили создать Организацию Объединенных Наций (ООН).

12 апреля Рузвельт скончался. Гитлер и Геббельс решили, что это ниспосланное небом чудо, которое спасет Германию, подобно тому, как смерть русской императрицы Елизаветы помогла сохранить трон прусскому королю Фридриху II, проигравшему Семилетнюю войну (1756—1763). Унаследовавший престол Петр III, горячий поклонник Фридриха, вывел русские войска из Пруссии, ничего не потребовав взамен.

Но чуда не произошло. Смерть Рузвельта не внесла перемен в ход событий. В марте советские войска форсировали Одер, и 16 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов под командованием соответственно Жукова и Конева, не считаясь с потерями, повели наступление на Берлин. Их превосходство над противником было подавляющим, и 2 мая берлинский гарнизон капитулировал. Еще ранее, 30 апреля, Гитлер застрелился. За Берлином, на Эльбе, советские части встретились с американцами.

Последним очагом германского сопротивления оставалась Прага. 5 мая здесь вспыхнуло восстание. В военном отношении повстанцы явно уступали фашистам. Но неожиданно восставшим помогла одна из дивизий власовской армии, надеясь, вероятно, тем самым заслужить прощение. 9 мая в Прагу вступила Красная Армия. Немецкие войска сдались.

7 мая в Реймсе (Франция) и 8 мая в Берлине немецкие, советские, американские, английские, французские представители подписали пакты о капитуляции Германии. От СССР Берлинский акт подписал Жуков.

После капитуляции Германии следовало определить принципы ее послевоенного устройства. В июле-августе 1945 г. руководители союзных держав встретились в Потсдаме (пригороде Берлина). Выбор места встречи имел символическое значение: победители собирались в столице поверженного врага. СССР представлял Сталин, США — президент Трумэн (Рузвельт скончался в апреле 1945 г.), Великобританию — сначала Черчилль, затем его сменил Эттли, ставший премьер-министром после победы на выборах лейбористской партии. Союзники подтвердили решения Ялтинской конференции, согласились передать часть немецкой территории Польше, установив новую польско-германскую границу по рекам Одер и Нейсе, а Восточную Пруссию с Кенигсбергом (ныне Калининград) — Советскому Союзу.

8 августа 1945 г., через день после того, как американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, СССР начал войну против Японии. Обладая подавляющим превосходством в живой силе и технике, советские войска под командованием маршала А. Василевского за несколько дней разгромили японскую Квантунскую армию. 15 сентября Япония заявила о своей капитуляции. Красная Армия продолжила наступление, ликвидируя отдельные очаги сопротивления. Она захватила Манчжурию, Южный Сахалин, Курильские острова. Южные Курилы были заняты 3—4 сентября — после подписания акта о капитуляции Японии, состоявшегося 2 сентября на борту американского линкора «Миссури». Саму Японию оккупировали американцы. Так закончилась вторая мировая война.

Разгром фашизма, угрожавшего самому существованию человечества, был ее важнейшим результатом. СССР в этой войне потерял более двадцати миллионов жизней.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Внешняя политика

С исчезновением общего врага лагерь победителей, как и следовало ожидать, раскололся. Борьба с фашизмом сменилась противостоянием коммунизма и демократии, Востока и Запада.

Восточный блок возглавлял Советский Союз. С победой в войне господство Кремля распространилось на Восточную Европу и Юго-Восточную Азию. Власть коммунистов установилась почти во всех государствах, оккупированных Красной Армией: Восточный Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Северной Корее. Стандартной тактикой в Восточной Европе было формирование коалиционных правительств, в которых коммунисты сначала занимали отдельные посты, а затем вытесняли своих конкурентов — при прямой или косвенной поддержке советских штыков. В Западной Европе, где этот ключевой элемент отсутствовал, подобная тактика не сработала: коммунисты были удалены из правительств Италии и Франции.

С советской помощью, но собственными вооруженными силами коммунисты захватили власть в Югославии, Албании и Китае; именно эти страны первыми отпали от советской империи. Сталин не особенно радовался победе своих единомышленников в Китае, понимая, что со временем тот станет соперничать с СССР за лидерство в коммунистическом движении. Стремясь усыпить его подозрения, китайский вождь, Мао Цзедун, демонстрировал полную преданность Сталину. Иначе повел себя Председатель Совета Министров, Генеральный секретарь компартии Югославии Тито. Ортодоксальный марксист, он не пожелал подчиняться сталинскому диктату и, хуже того, стал строить социализм несоветской модели, основанный не на тотальной государственной собственности, а на самоуправлении предприятий. Сталин добился единодушного осуждения Тито коммунистическими странами и партиями как «гитлеровско-троцкистского агента», в 1949 г. разорвал дипломатические и торговые отношения с Югославией, заставив сделать то же самое своих союзников, но не смог ни сместить Тито, ни принудить его капитулировать, ни убрать его руками своей агентуры. Это был один из немногих эпизодов в карьере Сталина, когда он потерпел поражение, не сумев взять реванш.

Важнейшим последствием советско-югославского конфликта было крушение культивируемого коммунистами мифа о монолитном единстве их рядов и идей. В попытке предотвратить появление новых ересей Сталин организовал показательные процессы типа московских 1936—1938 гг. над руководителями социалистических стран. Были заключены в тюрьму Генеральный секретарь Польской рабочей партии Гомулка, заместитель Генерального секретаря Венгерской партии трудящихся Кадар, был казнен Генеральный секретарь компартии Чехословакии Сланский. Оригинальным аспектом последнего процесса было обвинение Сланского в шовинизме: он был евреем, а процесс происходил в разгар антисемитских репрессий в СССР.

Победу в войне Сталин решил использовать для осуществления вековой мечты русских царей — выхода к Индийскому океану и захвата проливов Босфор и Дарданеллы. В августе 1941 г. русские и англичане оккупировали Иран, поскольку через него проходил важный канал американских и британских поставок в СССР. После войны, вопреки заключенным соглашениям, Сталин не торопился выводить свои войска. В то же время на севере Ирана были образованы просоветские Азербайджанская и Курдская народные республики. Американский нажим, заставил, однако СССР уйти из Ирана, после чего пали и эти республики.

От Турции СССР потребовал передать ему провинции Каре и Ардаган и разрешить построить военно-морскую базу близ проливов. В Греции шла гражданская война: партизаны-коммунисты пытались свернуть правительство. Турецкое и греческие власти держались благодаря английской военной и финансовой помощи. Однако для разоренной войной Англии эти обязанности становились невыносимым бременем, и она предложила заменить ее Соединенным Штатам, значительно усилившимся, как и СССР, после второй мировой войны.

Раздавшийся в марте 1946 г. в американском городе Фултоне призыв Черчилля остановить советскую экспансию всколыхнул западное общественное мнение, но не имел практических последствий. Прошедшие за тем месяцы сделали очевидными советские намерения. Поначалу не собиравшиеся активно вмешиваться в европейские дела, США в марте 1947 г. по инициативе президента Трумэна приняли английское предложение и возглавили борьбу Запада с Советским Союзом. Опираясь на американскую поддержку, греческое правительство подавило коммунистическое восстание, а Турция отвергла советские требования.

Но даже не внешняя угроза, а собственные экономические трудности были главной проблемой Европы. Из-за нехватки средств могла остановиться промышленность, вполне реальной была угроза голода. Стремясь предотвратить экономический крах, США выдвинули план помощи европейским государствам, включая СССР, в размере 13 млрд. долларов. Он был назван планом Маршалла по имени предложившего его государственного секретаря США. СССР, однако, не мог принимать подобные подарки — это значило признать лидерство США. Он не мог позволить принять их и своим сателлитам — тогда бы они выходили из-под его влияния. Под советским давлением восточноевропейские государства отказались от американской помощи. Западноевропейские ее с благодарностью приняли. План Маршалла явился индикатором сфер влияния.

Для ужесточения контроля над своими союзниками Сталин в 1947 г., одновременно с одобрением Западной Европой плана Маршалла, учредил Коммунистическое информационное бюро — Коминформ. (Коминтерн Сталин распустил в 1943 г., демонстрируя свою лояльность Западу). В это бюро вошли восточноевропейские компартии и две крупнейшие западные — итальянская и французская, вопреки советским ожиданиям, так и не захватившие власть. В качестве альтернативы плану Маршалла социалистические страны в 1949 г. образовали Совет Экономической Взаимопомощи, но их закрытость не дала им достичь той степени экономической близости, что возникла на Западе. Внутри СЭВа не существовало, например, свободного перетока капитала и рабочей силы.

В конце сороковых годов главной ареной борьбы оказалась Германия. США стали направлять экономическую помощь в свою, английскую и французскую зоны оккупации, стремясь создать в них демократическое и союзное Западу государство. Опасаясь возрождения германской мощи, Сталин попытался сорвать этот план. СССР установил блокаду Западного Берлина, который контролировался, согласно Ялтинской и Потсдамской договоренностям, американской, английской и французской администрации, однако находился внутри советской зоны оккупации. Около года США и Великобритания снабжали город по воздушному мосту, а западные берлинцы мужественно терпели лишения, пока Сталин не снял блокаду, только повредившую советским интересам. Она способствовала переизбранию на второй срок упорно противостоявшего СССР президента Трумэна, победе демократических партий на выборах в Западной Германии и Западном Берлине и провозглашению на этих территориях в сентябре 1949 г. Федеративной Республики Германии, образованию демократическими государствами в апреле того же года военного блока НАТО (Организации Североатлантического договора).

СССР ответил созданием в октябре 1949 г. в своей зоне оккупации Германской Демократической Республики. Но было очевидно, что попытки Сталина расширить свою сферу влияния в Европе отбиты. Центр противоборства переместился в Азию. В 1950 г. войска Северной Кореи под командованием Ким Ир Сена с санкции советского и китайского правительств вторглись в Южную и почти всю ее захватили. Усвоившие уроки умиротворения Гитлера американцы реагировали мгновенно. Их части высадились на полуострове и перешли в наступление. Китай послал свои войска (под видом добровольцев) на помощь северокорейцам, Сталин поставлял им оружие, однако не направил даже военных советников. Война окончилась в 1953 г., после смерти Сталина, тем же, с чего началось: делением Кореи на 38-й параллели на Северную — коммунистическую и Южную — капиталистическую.

Осторожность Сталина принесла ему моральные дивиденды. В сознании многих людей сформировался образ агрессивного американского империализма. Инспирированное СССР в демократических странах движение за мир собрало миллионы подписей под Стокгольмским воззванием за запрещение ядерного оружия.

У США оно появилось в 1945 г., у СССР в 1949 г. Работы по его созданию велись в нашей стране с 1942 г. После войны их возглавил Берия, научным руководителем проекта был академик И.Курчатов. Советские ученые и инженеры изобрели оригинальные конструкции атомного оружия, раньше американцев, в 1953 г., испытали водородную бомбу. Но первая советская атомная бомба была копией американской. Один из разработчиков последней, физик и коммунист Клаус Фукс, передал информацию о ней советской разведке.

Важнейшим недостатком Гитлера как политика Сталин считал то, что тот не знал, когда остановиться. Сталин, напротив, чувствовал это очень хорошо. Балансируя на грани войны, он не переступал эту грань. Однако действовал и более существенный сдерживающий характер. Вопреки мнению борцов за мир, таковым являлось ядерное оружие, с его колоссальной разрушительной мощью. Именно его наличие у обоих сверхдержав ограничивало их борьбу пропагандистскими обличениями, подрывной деятельностью, региональными конфликтами, гонкой вооружений, словом, всем тем, что было названо «холодной войной», и не дало ей перерасти в войну «горячую».

Экономика

Победа в Великой Отечественной войне сохранила советский народ и его государство, но также и сталинский режим. Это предопределило пути восстановления экономики. Как и в эпоху индустриализации, развитие получила прежде всего тяжелая промышленность, за три-четыре года превысившая довоенный уровень. В немалой степени ее подъему способствовала вывезенная из Германии в качестве репараций техника на сумму в 4,3 млрд. долларов — треть экономической помощи по плану Маршалла.

С началом войны вся промышленность была переведена на выпуск военной продукции. Однако государство не препятствовало местной администрации создавать частные кустарные мастерские, выпускавшие продукцию для населения. После войны они были закрыты или национализированы. Само же государство в легкую и пищевую промышленность средств почти не вкладывало, и люди жили бедней, чем даже в 1913 г. В 1947 г. были отменены введенные в войну продовольственные карточки, что не привело к исчезновению дефицита и очередей. Чисто пропагандистскими спектаклями были систематические снижения цен. То, что государство давало одной рукой, оно отбирало другой — через столь же регулярные принудительные займы.

Необеспеченная денежная эмиссия, имевшая место в военные годы, вынудила правительство провести денежную реформу. Старые деньги обменивались на новые из расчета 10:1. Реформа оказалась успешной — треть денежной массы не была предъявлена для обмена. Люди скрывали свои доходы, полученные вне государственного сектора — такой заработок считался преступлением.

Деревня влачила нищенское существование. Урожайность была ниже, чем в 1913 г. Засуха 1946 г. привела к голоду и гибели одного миллиона человек (124], с.43). Во время войны, когда контроль государства ослаб, крестьяне сумели прихватить к своим личным участкам немного колхозных земель. В 1946—1947 гг. эти земли были изъяты. Были повышены старые налоги, например, на приусадебные участки и введены новые. Был, скажем, установлен налог на каждое фруктовое дерево, независимо от того, плодоносило оно или нет. Со своих дворов крестьяне были обязаны поставлять государству определенные количества мяса, молока, яиц и т.д. В 1948 г. колхозников стали принуждать продавать государству по символическим ценам мелкий рогатый скот, который колхозный устав держать разрешал. За полгода крестьяне забили 2 миллиона голов скота. Торговать на рынке могли лишь те крестьяне, чьи колхозы выполняли план. Закупочные цены были крайне низкими, не покрывавшими затрат.

В 1948 г. Сталин выдвинул грандиозный план преобразования природы. Предусматривалось, в частности, создание лесозащитных полос площадью в миллионы гектаров, которые бы ограждали советскую территорию от сухих южных ветров, улучшили климат и повысили урожайность. (Не один миллион заключенных потребовали бы эти «зеленые насаждения».) Однако даже для СССР этот план был чересчур фантастичен, и постепенно он был забыт.

Внутренняя политика

Война была неподходящим временем для массового террора. Единственной крупной репрессивной акцией в военные годы было «великое переселение народов», осуществленное Берией по указанию Сталина. В августе 1941 г. были депортированы в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию около 600 тысяч немцев Поволжья. Происходившие в войну восстания мусульманских народов Кавказа — карачаевцев, кабардинцев, балкарцев , формирование фашистами тюркских, казацких, кавказских подразделений, видимо, привели Сталина к мысли, что не все народы заслуживают его доверия и что необходимо обезопасить свой тыл перед походом к проливам и Индийскому океану (так и не состоявшемуся). В 1943—1944 гг. в малопригодные для жизни области Сибири, Казахстана и Средней Азии были выселены крымские татары, чеченцы, ингуши, калмыки, карачаевцы, балкарцы, всего 900 тысяч человек (1251, с. 102-103). После XX съезда КПСС в 1956 г. одни народы были реабилитированы и возвращены на свою Родину (чеченцы и калмыки), другие нет (крымские татары и немцы Поволжья); проблемы, связанные с «великим переселением», не решены и поныне.

При всей масштабности и жестокости этой акции, погубившей сотни тысяч человек, она носила изолированный характер, ибо была направлена против относительно немногочисленных национальных меньшинств. Затухание репрессий само по себе опасно для диктатуры, основанной на насилии. Но она столкнулась и с другой опасностью. Война привела на Запад множество советских граждан. Это 10 миллионов военнослужащих Красной Армии. Это 5,5 миллионов выживших военнопленных и людей, угнанных на работы в Германию. (Многим удалось остаться, но десятки тысяч, и в их числе три тысячи старых эмигрантов, имевших гражданство других стран, англичане и американцы по требованию Сталина выдали СССР. Они опасались, что иначе им не получить своих пленных, оказавшихся на оккупированной Красной Армией территории). Знакомство миллионов людей с богатым Западом подрывало главный постулат советской идеологии — о преимуществах социализма.

Воссоздание атмосферы страха, который подрастерял «народ-победитель», и изоляция его «железным занавесом» от остального человечества были жизненно необходимы для сохранения сталинского режима. Под аккомпанемент шовинистической пропаганды начался новый тур репрессий.

На банкете в Кремле 24 мая 1945 г. Сталин поднял тост не за советский, а за русский народ, назвав его «руководящей силой Советского Союза». Россия была провозглашена родиной чуть ли не всех открытий — самолета, радиоприемника, электрической лампочки и т.д. Началась борьба с «космополитизмом», с «низкопоклонством перед Западом».

Современные открытия, совершенные на Западе, провозглашались ложными. Была объявлена реакционной лженаукой кибернетика, подвергнута критике квантовая физика, теория относительности названа реакционным эйнштейнианством . Физиков ждал разгром. Их спасла бомба — они были нужны для создания ядерного оружия.

В биологах столь острой нужды не было. Сессия ВАСХНИЛ (сельскохозяйственной академии) в 1948 г. завершилась торжеством Т.Лысенко и разгромом генетики. Она была заклеймена как буржуазная лженаука, генетические исследования были закрыты, генетики были уволены с работы; лишь пройдя обряд покаяния, они могли рассчитывать на работу в биологических учреждениях.

Победа Лысенко была связана не только с его обещаниями добиться с помощью своей теории в кратчайший срок небывалых урожаев, что оказалось блефом. Дело, скорей, заключалось в идеологии. Существование единицы наследственности — гена, влияющего на качества человека, означало, что не все в нем подвластно партии и государству. С этим было трудно смириться советским руководителям, претендующим на абсолютную власть и воспитывающим человека нового общества.

О воцарившемся мракобесии свидетельствовала и теория О.Лепешинской. Она отрицала роль клетки как элементарной живой системы и доказывала, что жизнь порождается неким «живым веществом». Собственно, так считали именно до обнаружения клетки. Но благодаря своему отечественному происхождению учение Лепешинской было провозглашено величайшим достижением научной мысли, сравнимым разве что с открытиями Лысенко. Она же рекомендовала содовые ванные как средство омоложения и предупреждения старости, что привело к исчезновению соды из магазинов.

Литература и искусство были сферой постоянной заботы партии и лично члена Политбюро, секретаря ЦК ВКП(б) по идеологии А.Жданова. Под его руководством развернулась очередная проработочная кампания. В августе 1946 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», бранившее поэтессу А.Ахматову и писателя М.Зощенко. Как безыдейные были осуждены фильм В.Пудовкина «Адмирал Нахимов» и вторая серия фильма С.Эйзенштейна «Иван Грозный». Эйзенштейна обвинили в том, что он показал Грозного «бесхарактерным человеком»: любимец Сталина не мог испытывать колебаний. В 1948 г. постановление ЦК осудило оперу В.Мурадели «Великая дружба». Вслед за тем критика обрушилась на крупнейших композиторов: Д.Шостаковича, С.Прокофьева, А.Хачатуряна, Н.Мясковского, обвиненных в «декадентстве» и «формализме». Умевший играть на пианино и потому слывший в Политбюро интеллигентным человеком, товарищ Жданов, вызвав к себе композиторов, учил их, как писать музыку.

В рамках компании борьбы с космополитизмом последовали антисемитские репрессии. Образование Израиля — после фашистского геноцида — вызвало рост национальных чувств среди советских евреев. Израильского министра иностранных дел Голду Меир в 1948 г. с энтузиазмом приветствовали тысячи людей в московской синагоге. Но тот же визит показал, что это государство, созданное при поддержке СССР, в том числе военной, не собирается проводить просоветский курс. И в евреях Сталин увидел потенциальных вражеских агентов. Прокатились массовые увольнения евреев. Был разогнан Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) и убит его руководитель народный артист СССР С.Михоэлс, по официальному сообщению, погибший в автомобильной катастрофе. После процесса 1952 г. были расстреляны 13 членов ЕАК, в частности, писатель П.Маркиш, поэт И.Фефер, еврейский националист и осведомитель службы госбезопасности. К пяти годам ссылки была приговорена П.Жемчужина, еврейка и жена Молотова. Возможно, это был подкоп под Молотова, впавшего в немилость у вождя. Сразу после смерти Сталина П.Жемчужина была освобождена и реабилитирована.

Вообще вождь любил арестовывать жен своих соратников. В лагере, например, умерла жена М.Калинина — Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Культ Сталина в послевоенное время достигает апогея. Его «военный гений» был объявлен чуть ли не важнейшей причиной советской победы; в июне 1945 г. ему было присвоено звание «Генералиссимус»; о его просчетах 1941—1942 гг. не упоминалось; не упоминались и имена других полководцев; Жуков, чья популярность соперничала с авторитетом самого вождя, именно по этой причине был отправлен в почетную ссылку — командовать Одесским военным округом.

Для того, чтобы продемонстрировать, кому в СССР принадлежит право на истину, Сталин организовал дискуссии по языкознанию и политэкономии, где выступал с завершающим словом. Тем, кто оказывались его оппонентами, приходилось каяться в своих ошибках. Вмешательство Сталина всегда было неожиданным, трудно было предугадать, чью сторону он займет.

В дискуссии по языкознанию Сталин подверг критике учение академика Н.Марра (1865—1934), утверждавшего, что язык возник в результате классовой борьбы, что все языки имеют четыре общих элемента — сал, бер, йон, рош — и при коммунизме сольются в один. Ранее эта теория являлась официальной, ссылки на нее носили ритуальный характер, а антимарристов сажали в лагеря и тюрьмы. Теперь репрессии обрушились на марристов.

Свое участие в этой дискуссии Сталин использовал и для ревизии марксистского тезиса об отмирании государства при коммунизме. В СССР имела место прямо противоположная тенденция. Приспосабливая теорию к практике, Сталин заявил, что государство необходимо, пока сохраняется капиталистическое окружение.

Репрессии не миновали и высшую бюрократию. В ней не прекращалась борьба за положение наследного принца, которую поощрял сам Сталин, действуя в соответствии с правилом «разделяй и властвуй». Борьба эта шла с переменным успехом, но смерть Жданова в 1948 г., дала решающий перевес его противнику Г.Маленкову — члену Политбюро, секретарю ЦК и заместителю Председателя Совета Министров (в 1946 г. наркоматы были переименованы в министерства). По сфабрикованному в 1949 г. «ленинградскому делу» были расстреляны десятки руководителей всесоюзного ранга, как и Жданов, выходцев из Ленинграда. Среди них Был Н.Вознесенский, член Политбюро, председатель Госплана. Была репрессирована вся верхушка ленинградской парторганизации.

Послевоенный террор не был направлен исключительно против интеллигенции или бюрократии. Его объектом был весь народ. Неосторожное слово влекло за собой арест. Сократившаяся во время войны численность заключенных ГУЛАГа вновь возрастает. Смертность в лагерях, однако, снизилась — власти берегли заключенных как рабочую силу, используя ее на строительстве железных дорог, разработке месторождений и т.д.

Сменился и контингент. Сотни тысяч бывших советских военнопленных были перемещены как «предатели» и «преступники» из немецких в советские концлагеря. Во время войны свое же государство бросило их на произвол судьбы (англичане и американцы, например, регулярно направляли своим пленным соотечественникам через Красный Крест посылки с одеждой, продовольствием, медикаментами), а теперь и вовсе лишило свободы. Эти люди не чувствовали никакой связи с Советской властью, а с другой стороны, умели воевать. Бывшие офицеры и возглавили многочисленные восстания, происходившие в лагерях в 1948—1954 гг. Подавленные военной силой, они тем не менее демонстрировали, что потенциал гулаговского рабовладельческого уклада, а значит, всей системы террора на исходе.

Генералиссимус придерживался иного мнения. 13 января 1953 г. «Правда сообщала об аресте девяти высокопоставленных врачей, в большинстве евреев. Среди арестованных был и личный врач Сталина академик В.Виноградов, посоветовавший вождю, уже старому и больному человеку, поменьше работать. Сталин расценил это как попытку отстранить его от власти. Из этой рекомендации и возникло «дело врачей». Они были обвинены в том, что, действуя по заданиям иностранных разведок, неправильным лечением довели до смерти Жданова и готовились подобным образом убить маршалов Конева, Василевского и др. Врач кремлевской больницы Лидия Тимашук, объявленная разоблачительницей «вредителей», была награждена орденом Ленина. По всей стране прокатились организованные властями митинги, требовавшие смертной казни для «врачей-убийц».

Между тем вождь, вероятно, преследовал более далекие цели, нежели репрессии против врачей и евреев. Недоверчивость Сталина к концу жизни превратилась в манию преследования. Хрущеву и Микояну он однажды заявил, что «сам себе не верит». Молотова, одного из немногих искренне преданных ему людей, по его поручению говорившего «нет» представителям западных держав, в то время как Сталин на переговорах разыгрывал роль хорошего парня , он заподозрил в том что тот стал американским шпионом. После XIX съезда (переименовавшего ВКП(б) в КПСС) Молотов не вошел в состав высшего партийного органа — Бюро Президиума ЦК. Но, как обычно, в действиях Сталина присутствовало рациональное зерно. Подолгу занимая руководящие посты, его соратники стали слишком влиятельными и потому опасными для самого вождя. И он решил провести новую чистку партии и сменить свое окружение. Видимо, для этого и фабриковался грандиозный заговор, где роль ведущих заговорщиков отводилась его ближайшим подручным, а врачам — исполнителей их воли.

Смерть Сталина, последовавшая 5 марта 1953 г., сорвала этот план. Дело врачей было немедленно прекращено, арестованные врачи были освобождены и реабилитированы. За всю советскую историю это было первое публичное признание органов безопасности в своей ошибке. Оно произвело ошеломляющее впечатление. Поползли слухи, что евреев освободили за взятку.

В народе Сталин вызывал полярные чувства. Одни его ненавидели, другие обожествляли. Прощаться с вождем пришли сотни тысяч, если не миллионы людей. В невероятной давке сотни погибли. Похороны тирана превратились во «вторую Ходынку»*

Продолжив дело Ленина, верным учеником которого Сталин себя считал, он создал могущественное государство и крайне деспотичный строй, не знающий аналогов в мировой истории. Но держался этот режим именно сталинской волей и жестокостью и ненадолго пережил своего отца-основателя.

_______________________________

* 1896 г. на празднестве в честь коронации Николая II на Ходынском поле в Москве возникла давка, в которой погибло полторы тысячи человек.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Внутренняя политика

После смерти Сталина власть оказалась в руках триумвирата: Маленкова, Хрущева, Берии.

Маленков стал Председателем Совета Министров и руководителем Секретариата ЦК. Под давлением Президиума ЦК, полагавшим, что Маленков получил слишком большие полномочия, уже к середине марта он был поставлен перед выбором: либо то, либо другое. Маленков предпочел Совет Министров, что впоследствии стоило ему карьеры. В стране, где партии принадлежала руководящая роль, именно контроль над партийным аппаратом давал решающие преимущества в борьбе за власть.

Единственным секретарем ЦК, являвшимся к тому же и членом его Президиума, остался Хрущев. Он и возглавил Секретариат. Подобно Сталину в 1922 г., Хрущев не казался своим коллегам опасным конкурентом.

Берия был заместителем Председателя Совета Министров и вновь стал министром внутренних дел. К МВД отошли все службы упраздненного министерства госбезопасности. (В 1946 г. органы безопасности и внутренних дел были разделены).

Олигархия, или «коллективное руководство», по советской терминологии, непрочна. В ней сразу начинается борьба за власть. Руководство страны не могло чувствовать себя в безопасности, пока Берия возглавляет террористическую машину.

Против него составился заговор, включивший почти всех членов Президиума ЦК и возглавленный Маленковым и Хрущевым. По их распоряжению группа офицеров во главе с маршалом Жуковым 26 июня на заседании Президиума ЦК арестовала Берию. (У Жукова были свои счеты к Берии. Тот собирался арестовать полководца, но не получил санкции Сталина.) После закрытого суда в декабре 1953 г. Берия был казнен. Были расстреляны, заключены в тюрьму, отстранены от должности почти все более или менее влиятельные руководители бериевского министерства.

Расправа над Берией свершилась в лучших традициях сталинской эпохи, в сопровождении петиций и митингов, одобряющих казнь «предателя». Обвинения против него либо могли быть предъявлены свергнувшим его коллегам — в истреблении руководящих кадров и стремлении захватить власть после смерти Сталина, либо носили фантастический характер — в чудовищном разврате и покровительстве агентам иностранных, либо свидетельствовали о его либерализме — в продвижении национальных кадров в союзных республиках и противодействии строительству социализма в ГДР. Берия, действительно, старался приобрести репутацию либерала: по его инициативе было прекращено «дело врачей», было амнистирование и выпущено на свободу около половины из 2,3 миллионов заключенных.

Однако в этих попытках Берия не был одинок. Так же вели себя и Хрущев, и Маленков. После сталинского террора смягчающие режим меры были верным средством набрать очки и обойти конкурентов в борьбе за власть. Если Берия ярче других выказывал свой «либерализм», то лишь потому, что активнее других стремился к власти. За это он и поплатился.

Его устранение оказалось этапным в эволюции коммунистического режима. До сих пор он имел две опоры: партийный аппарат и служба безопасности. Теперь она была поставлена под партийный контроль. Тоталитарный строй сохранился, но прекращался террор.

Он прекращался потому, что разрушал государство, а главное, уничтожал и правящий класс. Однако отсутствие террора несло угрозу диктатуре, способной существовать лишь в атмосфере страха. В обоих случаях крах коммунизма был вопросом недолгого времени, что, впрочем, осознавали немногие современники.

Свержение Берии укрепило позиции Хрущева. В сентябре 1953 г. он был избран Первым секретарем ЦК. В феврале 1955 г. он добился перевода Маленкова на пост заместителя Председателя Совета Министров. Председателем Совмина стал Н.Булганин — давний соратник Хрущева.

В феврале 1956 г. на закрытом заседании XX съезда КПСС Хрущев прочитал доклад, где подверг резкой критике то, что назвал «культом личности Сталина». Хрущев обвинил Сталина в истреблении невиновных людей, датировав, однако, репрессии 1937—1953 годами, и в поражениях 1941—1942 годов.

На производственных собраниях с докладом были ознакомлены советские граждане, сразу же он стал известен и за рубежом. но в СССР был опубликован только в 1989 г.

В 1956 г. завершилось освобождение политзаключенных, начатое еще 1953 г. и продолженное в 1954—1955 гг.

Но вскоре власти стали трубить отбой. Постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. «О преодолении культа личности и его последствий» подчеркивало заслуги Сталина в индустриализации, коллективизации, разгроме оппозиции, победе над фашизмом, послевоенном восстановлении экономики. «Культ личности» и связанные с ним репрессии объяснялись плохим характером вождя, а отнюдь нс природой коммунистического режима.

Хрущевская критика сталинизма и не могла быть последовательной. Во-первых, сам Хрущев был продуктом сталинской системы. В ней он делал карьеру. Во-вторых, и ему было что скрывать. Как первый секретарь Московского комитета партии, первый секретарь ЦК Украинской компартии, он руководил кампаниями чисток в своих епархиях.

Тем не менее и столь ограниченная десталинизация, наряду с начатыми Хрущевым хаотичными экономическими реформами, столкнулась с сопротивлением консерваторов. Их ядро составили ближайшие сподвижники Сталина: Молотов, Маленков. Каганович. Они добились большинства в Президиуме ЦК. и в июне 1957 г. Президиум принял решение о смещении Хрущева с поста Первого секретаря ЦК. Хрущев не подчинился этому решению, заявив, что Первым секретарем его избрал нс Президиум, а Пленум ЦК. и только Пленум может его снять.

Сталинисты нс смогли помешать созыву Пленума. В руках Хрущева была реальная власть. Его поддерживали партийный аппарат, Комитет госбезопасности (отпочковавшийся в 1954 г. от МВД) и его председатель Серов, армия и министр обороны Жуков, выделивший военные самолеты для доставки в Москву членов ЦК.

Пленум собрался 22 июня. Он осудил «фракционную деятельность антипартийной группы» Молотова, Маленкова, Кагановича, хотя умолчал об участии в ней Ворошилова, Булганина и многих других. Молотов, Маленков, Каганович были выведены из ЦК, вскоре свои посты потеряли и их сторонники. Их места заняли те, кто поддержал Хрущева: Брежнев, Жуков, Фурцева и др.

В отличие от сталинского времени, побежденные не были расстреляны или заключены в концлагерь. Они были только смещены на второстепенные руководящие должности. Молотов стал послом в Монголии, Маленков — директором электростанции. В советскую политическую жизнь внедрялись элементы легальности.

Услуга, оказанная Хрущеву Жуковым, стала причиной падения полководца — Первый секретарь счел его чересчур могущественным. Обвиненный в культе личности, авантюризме, бонапартизме, противодействии партийному контролю над армией и флотом, Жуков в ноябре 1957 г. был отстранен от должности и вынужден публично каяться в «Правде». С той искренней любовью. которую, как к «спасителю Отечества», питали к нему миллионы людей, он не вписывался в строго иерархическую и обезличенную коммунистическую систему и казался опасным советским правителям. Опала с маршала не была снята до самой его смерти в 1974 г.

После отстранения Булганина в феврале 1958 г. Хрущев становится и Председателем Совета Министров. С этого времени воцаряется культ «дорогого Никиты Сергеевича», весьма смахивающий на сталинский. В сущности, единственное отличие между ними заключалось в том, что Хрущев был «добрым» тираном, тогда как Сталин был «злым».

В октябре 1961 г. во время XXII съезда КПСС и по его решению гроб с телом Сталина был вынесен из Мавзолея и захоронен у Кремлевской стены. Но это был пропагандистский жест. Тот же съезд заявил, что «партия сказала народу всю правду о злоупотреблениях в период культа личности». Разоблачения, следовательно, прекращались.

Подобная зигзагообразность была свойственна всей политике Хрущева.

Культура

Относительная либерализация хрущевской эпохи, смягчение цензуры получили название «оттепели» — по заглавию романа И.Эренбурга, опубликованного в 1954 г. Были изданы ранее запретные сочинения западных писателей, в частности Ремарка и Хемингуэя, прекратились гонения на композиторов, открылись новые, в частности, «Современник», осторожно, с либерально-социалистических позиций, стал критиковать режим и приобрел огромную популярность журнал «Новый мир» под редакцией А.Твардовского — автора «Василия Теркина», любимой книги советского народа времен войны.

В 1957 г. в Москве прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов. В нем участвовали только коммунисты и им сочувствующие, и все же он приподнял «железный занавес». Но приподнял немного — сохранился, например, введенный Сталиным запрет на браки между советскими и иностранными гражданами.

Оттепель ограничивалась социалистическими рамками, что отчетливо показало дело Б.Пастернака. Советские издательства отказались печатать его роман «Доктор Живаго», где он описывал события революции и гражданской войны, равным образом дистанцируясь от белых и красных. Тогда Пастернак опубликовал свой роман за границей. Книга имела колоссальный успех, и в 1958 г. Пастернак был удостоен Нобелевской премии.

Не только идеология романа, но и сам факт того, что советский писатель осмелился миновать контроль государства, вызвали гнев властей. Против Пастернака была организована кампания травли в духе сталинских. Массовые собрания и коллективные петиции клеймили его как внутреннего эмигранта и требовали изгнать из СССР. Он был исключен из Союза писателей, а его фактическая жена О.Ивинская арестована как заложница. Пастернак был вынужден отказаться от Нобелевской премии. Удовлетворенные этим власти мигом свернули «народное возмущение». Смягчение нравов выразилось в том, что опальный поэт не лишился свободы и жизни.

Видимо, история Пастернака побудила Хрущева заняться воспитанием интеллигенции. В правительственных резиденциях он провел несколько пиров-собраний с сотнями известных деятелей культуры, как отец родной, наставляя их на путь истинный, хваля одних и ругая других (Евтушенко, Вознесенского), забывающих, что должны служить партии и народу.

После выставки в Манеже в 1962 г. Хрущев устроил форменный разнос художникам-абстракционистам. В том же году он разрешил опубликовать в «Новом мире» повесть Солженицина «Один день Ивана Денисовича» — первое в легальной литературе описание сталинских лагерей.

Прекращение террора, но сохранение тоталитаризма привели к возникновению в среде молодых интеллектуалов диссидентского движения и самиздата. После XX съезда возникли оппозиционные кружки — Пименова в Ленинграде (1956), Красно-певцева в Москве (1957), быстро разгромленные властями. Пока шла реабилитация осужденных в сталинское время, тюрьмы и лагеря потихоньку заполнялись новыми политзаключенными. На рубеже 50—60 годов площадь Маяковского в Москве стала местом стихийных литературных вечеров. И чтение запретных стихов, и то обстоятельство, что люди осмеливаются собираться без официального разрешения, были в глазах властей недопустимой крамолой. Сходки были пресечены, их активисты арестованы. Покончить с самиздатом оказалось невозможным: из рук в руки передаются машинописные копии не дозволенных цензурой сочинений Ахматовой, Пастернака, Булгакова, воспоминаний узников советских концлагерей и т.д.

Экономика

Уже в августе 1953 г. на сессии Верховного Совета СССР Маленков заявил о необходимости повернуть экономику «лицом к человеку». Месяц спустя на Пленуме ЦК КПСС Хрущев подчеркнул, что без материального стимулирования сельское хозяйство не поднять.

Были увеличены капиталовложения в сельское хозяйство, легкую и пищевую промышленность, повышены закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, уменьшены нормы ее обязательных поставок, в 2,5 раза снижен налог на личные участки крестьян, отменен налог на их коров и свиней, сокращен налог на продажи на рынке, списаны недоимки, вдвое снижена сумма подписки на займы.

Августовский доклад Маленкова, где содержались эти предложения, явился сенсацией, подобной освобождению врачей. Газеты с этим докладом крестьяне зачитывали до дыр, говоря: «Вот этот за нас».

В 1954—1956 гг. руками молодых добровольцев в Казахстане, Сибири, Южном Урале было освоено 36 миллионов гектаров целинных и залежных земель — почти треть всей пашни страны. В 1956 г. целина дала рекордный урожай, составивший половину всего сбора зерна. За 1956—1958 гг. сельскохозяйственное производство выросло на треть. Быстро развивалась и промышленность. СССР первым в мире запустил искусственный спутник Земли (4 октября 1957 г.) и космический корабль с человеком на борту (Ю.Гагариным, 12 апреля 1961 г.). Запуск спутника вызвал шок на Западе: там и не подозревали, что СССР располагает столь значительным научным и промышленным потенциалом.

Повысилось благосостояние народа, выросли зарплата, пенсии, стипендии, увеличилось потребление мяса, рыбы, молочных продуктов, овощей и фруктов, развернулось огромное жилищное строительство. Его символом стал московский район Черемушки. Построенные типовые дома, в основном панельные и блочные пятиэтажки, малоудобные по современным стандартам, позволили расселить из бараков и подвалов миллионы людей.

Были отменены сталинские антирабочие законы, прикреплявшие людей к предприятиям. Работники получили право увольняться, за две недели предупредив администрацию об уходе. Был сокращен рабочий день, снижен пенсионный возраст — до 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин.

Энтузиазм и оптимизм, порожденные оттепелью, явились источником быстрого экономического роста. Май—июнь 1957 г., когда Хрущев начал свои экономические преобразования и разгромил сталинистскую оппозицию, оказались тем водоразделом, за которым последовало падение темпов. Его причинами стали уже ничем не ограниченные самодурство и экспериментаторство Хрущева, бившегося над проблемой «квадратуры круга»: как поднять экономику, сохраняя ее в государственной собственности.

В мае 1957 г. он децентрализовал руководство промышленностью и строительством. Министерства, кроме оборонных, были заменены десятками территориальных органов управления — советами народного хозяйства (совнархозами). Это был обмен шила на мыло. Монополизм отраслевых ведомств был ликвидирован, но его сменила региональная замкнутость. Нарушились связи между регионами. Для их восстановления были созданы республиканские совнархозы и Высший Совет Народного Хозяйства СССР. Структура управления промышленностью получилась запутанной и громоздкой.

В том же мае 1957 г. Хрущев выдвинул лозунг «Догнать и перегнать Америку!», ставший идеологическим обоснованием семилетнего плана (1958—1965 гг.) К 1970 г. СССР должен был выйти на первое место в мире по объему промышленного и сельскохозяйственного производства в расчете на душу населения.

Производство мяса за три года должно было утроиться. Первый секретарь Рязанского обкома партии Ларионов пообещал сделать это в своей области за год. Была забита большая часть молочного и племенного скота, был изъят личный скот у крестьян, за счет средств, выделенных на строительство и реконструкцию школ, больниц, учреждений культуры, был закуплен скот в других областях, и в 1959 г. план был выполнен. Ларионов получил звание Героя Социалистического Труда. Между тем поголовье скота в области за рекордную кампанию сократился втрое. Колхозники, у которых был экспроприирован скот, отказывались выходить на работу. В I960 г. область смогла выполнить план по поставкам зерна только на 50%, мяса — на 15%. Ларионов покончил самоубийством.

Тогда же в целях полной и окончательной победы социализма начались очередное сокращение приусадебных участков и принудительный выкуп личного скота у крестьян.

Результатом стало повышение в 1962 г. цен на мясо (на 30%) и масло (на 25%). Это произошло на фоне пустых прилавков и систематического снижения расценок на промышленных предприятиях. По многим городам прокатились забастовки и митинги протеста. В Новочеркасске рабочую демонстрацию подавили войска. 23 человека было убито, многие заключены в тюрьму, семеро расстреляно по приговору суда.

Не ожидавшие массовых протестов власти попытались разрядить обстановку, и на треть повысили зарплату. Но общий курс не изменился. Хрущев продолжал искать волшебную палочку, способную вывести из кризиса социалистическое сельское хозяйство. Невзирая на климатические условия, он приказывал сеять повсюду кукурузу, провозглашенную «царицей полей», и ее урожаи оказались ничтожными. Началось сокращение чистых паров, т.е. той части пашни, что временно выводится из севооборота для восстановления плодородия. Это привело к истощению почв, и потому засуха 1963 г. обернулась катастрофическим неурожаем. На целине, где так и не была создана необходимая для сельского хозяйства инфраструктура, в частности дороги, урожай упал втрое в сравнении с 1956 г. Во всех городах, кроме привилегированно снабжавшейся Москвы, выстраивались длинные очереди за хлебом. Во избежание голода правительство — впервые в истории России — закупило зерно за границей. Импорт зерна отныне оказывается постоянной статьей расходов Советского государства.

Экономический кризис сопровождался поиском козлов отпущения и пропагандой успехов. Состоялись показательные процессы по обвинению в хищениях, взяточничестве, спекуляции, в том числе валютой. Сотни человек были приговорены к смертной казни или длительным срокам лишения свободы. Среди этих процессов было печально знаменитое дело Рокотова-Файбышенко. Арестованные в то время, когда максимальное наказание за торговлю валютой составляло восемь лет, они были расстреляны: по распоряжению Хрущева закон во время судебного разбирательства был изменен.

Был принят закон об уголовной ответственности за тунеядство, возрождавший сталинское крепостное право. Все трудоспособные граждане были обязаны работать на государство. По этому закону несколько лет ссылки получил поэт И.Бродский, будущий лауреат Нобелевской премии.

Перед страной же была поставлена великая цель. Согласно третьей программе партии, принятой в 1961 г. XXII съездом КПСС, к 1980 г. в СССР должна была быть построена материально-техническая база коммунизма — общества морально-идейно-политического единства, тотальной государственной собственности и материального изобилия.

Отсутствие демократических свобод и массовых репрессий, контраст между жизнью и пропагандой явились источником расцвета устного народного творчества. Но сказки и былины сменяются анекдотами, место Ильи Муромца и скатерти-самобранки занимают Хрущев и коммунизм.

Внешняя политика

Внешняя политика Хрущева началась с попыток смягчить международную напряженность. Он способствовал прекращению войны в Корее, вывел войска из Австрии в обмен на ее обязательство соблюдать нейтралитет, установил дипломатические отношения с ФРГ и вернул немецких военнопленных, восстановил отношения с Югославией, принеся извинения Тито и свалив вину за разрыв на Берию. Он резко уменьшил численность армии, но это отнюдь не свидетельствовало о его миролюбии. Хрущев недооценивал значение обычных войск и вооружений, считая, что исход борьбы сверхдержав определится исключительно их ядерной мощью.

Однако миролюбие Хрущева имело свои пределы. Они диктовались твердым намерением не допускать сокращения социалистического лагеря, а по возможности его увеличивать. Это было непростой задачей. Провозгласившая себя выразительницей интересов трудового народа коммунистическая власть постоянно сталкивалась с его сопротивлением. В июне 1953 г. советские и восточногерманские войска подавили восстание в ГДР. XX съезд КПСС вызвал кризис мирового коммунизма. Летом—осенью 1956 г. антиправительственные волнения происходили в Польше. Хрущеву удалось погасить конфликт мирными средствами. Он отозвал из Польши советского наместника — маршала Рокоссовского, занимавшего пост ее министра обороны, но удержал ее в сфере влияния СССР.

Гораздо серьезней обернулось дело в Венгрии, где в октябре 1956 г. вспыхнуло восстание. Председатель правительства И.Надь не увидел иного способа удержать власть, кроме как возглавить революцию. Он объявил о нейтралитете Венгрии и ее выходе из военно-политической Организации Варшавского Договора, созданной в 1955 г. и объединявшей все европейские социалистические страны, кроме Югославии. Советские танки вошли в Будапешт и подавили восстание. Погибло 20 тысяч венгров, Надь был расстрелян. (С этими событиями связан вошедший в историю дипломатии эпизод, когда Хрущев на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, сняв ботинок колотил им по столу, стремясь сорвать обсуждение «венгерского вопроса»).

Вслед за Маленковым Хрущев заявил, что в ядерной войне победителей не будет, добавив, что социализм победит в мирном соревновании, Этот тезис послужил одной из причин разрыва с Китаем. Мао Цзедун предпочитал мировую войну капитализму, называя его «бумажным тигром». Возможно китайский лидер рассчитывал столкнуть СССР и США, чтобы править миром, после того, как сверхдержавы уничтожат друг друга. Другой причиной была критика сталинизма в Советском Союзе — абсолютно непримиримая для Мао Цзедуна, являвшегося китайским Сталиным. Но при любой политике разрыв был неизбежен: такая гигантская страна, как Китай, не могла долго мириться с ролью младшего партнера.

В третьем мире, однако, советское влияние достигает максимума. Правление Хрущева совпало со временем распада колониальных империй западных государств, каковому он всемерно содействовал. Пытаясь ослабить Запад, СССР оказывал материальную и моральную поддержку националистическим движениям в колониях и добившимся независимости странам. Подобная деятельность рассматривалась советским руководством как один из аспектов мирного соревнования. Дружеские, почти союзнические отношения СССР установил с Индией, Индонезией, Египтом, Сирией, Алжиром и многими другими азиатскими и африканскими государствами, именуемыми в советской прессе «прогрессивными».

Вслед за Сталиным Хрущев прилагал неустанные усилия, чтобы поглотить Западный Берлин и ликвидировать эту «раковую опухоль» в теле социализма. Он настаивал на предоставлении Берлину статуса вольного и демилитаризованного города, надеясь удалить из Западного Берлина американские, английские и французские войска и присоединить его к ГДР.

Затем он сделал другой ход. Потсдамские соглашения обязывали СССР обеспечивать свободный доступ в Западный Берлин. ГДР же не имела таких обязательств. И Хрущев угрожал заключить с ней мирный договор и передать под ее юрисдикцию связывающие Западный Берлин с ФРГ дороги. Берлинский вопрос должен был обсуждаться на встрече лидеров СССР, США, Англии, Франции в мае 1960 г. Но за две недели до совещания над территорией СССР был сбит американский самолет-разведчик У-2. Американский президент Эйзенхауэр распорядился прекратить подобные полеты, но не стал приносить извинения. Воспользовавшись этим как предлогом, Хрущев сорвал встречу, покинув первое ее заседание.

Однако осуществить свою угрозу он не отважился: перед его глазами был урок неудачной сталинской блокады. А тем временем в «раковую опухоль» толпами убегали восточные немцы. С 1949 по 1961 гг. населения ГДР уменьшилось на 1,5 миллиона человек. И 13 августа 1961 г. по распоряжению правительства ГДР и с санкции советского руководства на границе между Западным и Восточным Берлином за одну ночь была сооружена бетонная стена. Она стала символом раскола Европы и мира.

Противостояние Востока и Запада, СССР и США достигло кульминации в октября 1962 г., когда разразился Карибский кризис. СССР начал завозить на Кубу ядерные ракеты, стремясь защитить социалистический режим Фиделя Кастро, захватившего власть тремя годами ранее, и в какой-то степени компенсировать ядерное превосходство США. У них. например, было 5000 ядерных боеголовок, у СССР — 300. Стартуя с кубинской территории, эти ракеты могли уничтожить Вашингтон, Нью-Йорк, Чикаго, да и все атлантическое побережье Соединенных Штатов.

Рефераты:  Планирование деятельности на предприятии. Реферат. Менеджмент. 2011-06-12

С помощью аэрофотосъемки США обнаружили ракеты. Президент Кеннеди потребовал их удалить и установил военно-морскую блокаду Кубы. Между тем к ней двигались советские грузовые суда с ракетами на борту.

Советские дипломаты отрицали наличие ракет на «острове свободы», советские газеты пестрели заголовками: «Обуздать зарвавшихся агрессоров!», «Положить конец бесчинствам пиратов!», «Усмирить разбойников!», ничего не сообщая о том, из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор, а Кастро призывал нанести по США ядерный удар.

Столкновение советских и американских кораблей могло привести к мировой войне. Однако Хрущев решил уступить, осознавая последствия атомной войны и ядерное преимущество США. СССР убрал свои ракеты с Кубы. Американцы же дали обещание на нее не нападать, позволившее советскому лидеру спасти лицо.

В 1963 г. СССР, США и Великобритания подписали договор о прекращении ядерных испытаний в атмосфере, космосе и под водой. Но это не восстановило престиж Хрущева, подорванный поражением в карибском кризисе.

Падение Хрущева

Экономических и внешнеполитических неудач самих по себе хватило бы для смещения Хрущева. Однако этому способствовало еще одно обстоятельство — бесконечные реорганизации, малоэффективные для того, чтобы подорвать влияние правящей бюрократии, но вполне достаточные, чтобы вызвать ее раздражение.

Устав КПСС, принятый ее XXII съездом, ввел предельные сроки пребывания в выборных партийных органах и обязательные нормы их обновления, хотя установил исключение для ЦК КПСС и его Президиума.

В 1962 г. по предложению Хрущева обкомы и райкомы партии и комсомола были разделены на промышленные и сельские. Власть провинциальных правителей ослабла, однако ее не заменило выборное самоуправление. Результатом был хаос в структурах местной власти.

В конце концов руководство страны взбунтовалось. Заговор против Хрущева составил чуть ли не весь Президиум ЦК. Октябрьский (1964 г.) Пленум сместил Хрущева со всех его постов. Первым секретарем ЦК был избран Л.Брежнев (1906—1982), Председателем Совета Министров назначен А.Косыгин (1904— 1979).

Хрущев внес в советскую политическую жизнь элементы легальности. При Сталине политическая борьба велась по законам уголовного мира, поражение означало смерть. При Хрущеве оно влекло за собой только конец карьеры. Может быть, самое важное из того, что я сделал, сказал он своим домашним, заключается в том, что они смогли снять меня простым голосованием, тогда как Сталин велел бы их всех арестовать.

ГОДЫ ЗАСТОЯ (1964—1985 гг.)

Экономика

После Сталина и Хрущева правящая бюрократия нс желала ни репрессий, ни реорганизаций. Но она не собиралась и демонтировать социализм. Это обусловило консерватизм правления Брежнева, Андропова, Черненко.

Хрущевские новшества были ликвидированы, промышленные и сельские обкомы и райкомы слиты, совнархозы заменены министерствами. В 1965 г. началась экономическая реформа, предполагавшая расширение материального стимулирования и самостоятельности колхозов и государственных предприятий. Однако она была свернута уже в конце 60-х годов, после чехословацких событий, когда власти резонно рассудили, что экономическая либерализация может повлечь за собой политическую.

Не получил развития и «бригадный подряд» или «метод Злобина», по фамилии предложившего его бригадира строителей. Он заключался в том, что бригада брала определенные обязательства и получала оплату по их исполнении, которую сама и распределяла. Но тогда становилось непонятным, для чего нужны директивное планирование и руководящая роль партии.

Социализм отныне существовал за счет «теневой экономики», т.е. нелегального частного сектора, а главным образом за счет сырьевых отраслей, прежде всего нефтяной. Экспорт нефти давал более половины дохода от всего советского экспорта. Это позволяло закупать промышленное оборудование на Западе, одежду. обувь, мебель в Восточной Европе.

Огромные средства вкладывались в сельское хозяйство, позволявшие, однако, держать колхозы и совхозы не более чем на плаву. Из доноров они превратились в бремя. В то же время на приусадебных участках, занимавших 2% обрабатываемых земель, производилась четверть продукции аграрного сектора (кроме зерновых).

Повседневным явлением были дефицит и очереди. Лучше других городов снабжалась Москва: изо всех уголков страны люди ездили в столицу за товарами.

С каждым годом увеличивалось отставание от Запада гражданского сектора экономики. Но за его счет совсем неплохо развивалась военная промышленность: был достигнут паритет с США по ракетно-ядерным вооружениям.

Внутренняя политика

Консерватизм режима обусловил прекращение критики сталинизма — о Сталине вообще перестали упоминать — и подавление оппозиции. В 1966 г. по 70-й статье Уголовного кодекса за «распространение… клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» были приговорены к нескольким годам лагерей и ссылки писатели А.Синявский и Ю.Даниэль, опубликовавшие за рубежом свои произведения, где высмеивались советские порядки. (Впоследствии эта статья широко использовалась для расправ с диссидентами.)

Цель этого первого в послесталинское время показательного политического процесса заключалась в том, чтобы запугать интеллигенцию. Эффект оказался обратным. В сталинские и даже хрущевские времена мало кто осмеливался защищать гонимых. Заступничество сводилось к просьбам о смягчении участи. Теперь десятки интеллигентов в письмах в высшие партийные и государственные инстанции потребовали отменить приговор.

Другой вехой диссидентского движения стала демонстрация 25 августа 1968 г. на Красной площади в Москве 7 человек — П.Литвинова, внука покойного наркома иностранных дел, Н.Горбаневской, известной в будущем поэтессы, и др., — протестовавших против советской оккупации Чехословакии.

Диссиденты настаивали на строгом соблюдении советской Конституции и «прав человека» — неприкосновенности жилища. свободы убеждений, передвижения, мирных собраний и ассоциаций и т.д. — зафиксированных в подписанных Советским Союзом международных документах: Декларации ООН, Заключительном акте Хельсинкского совещания 1975 г. и др. По виду умеренное, это требование носило революционный характер и было равносильно призыву к свержению режима: для того, чтобы соблюдать «права человека», коммунизм должен перестать быть коммунизмом. Комитет госбезопасности под председательством Ю.Андропова (1914—1984) ответил систематическими репрессиями, правда, менее жестокими, чем сталинские. Одних уволили с работы, других отправили в тюрьмы и лагеря, третьих вынудили эмигрировать под угрозой ареста.

Последнее было новым элементом борьбы с оппозицией. В семидесятых годах власти немного облегчили выезд, решив избавиться от недовольных и испытывая давление Запада. Под предлогом воссоединения семей в США и Израиль выехали сотни тысяч людей, в основном евреев.

Два участника диссидентского движения доставляли властям постоянную головную боль. Это лауреат Нобелевской премии по литературе А.Солженицын — автор изданных на Западе и широко распространенных в самиздате романов «Раковый корпус» и «В круге первом», человек умеренно-националистических взглядов, и академик А.Сахаров — один из «отцов» советской водородной бомбы, впоследствии лауреат Нобелевской премии мира. моральный лидер либерального крыла диссидентства.

Мировое имя этих людей в определенной мере защищало их от преследований Но в 1974 г. агенты КГБ обнаружили экземпляр рукописи Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Тогда писатель издал ее на Западе, куда предварительно был переправлен другой экземпляр. Злоба властей была беспредельной: в этой книге раскрывалась главная советская «военная тайна» — масштаб, история и методы репрессий. Источниками информации для Солженицына были официальные издания, рассказы сотен очевидцев и личный опыт. Он 10 лет провел в лагерях и ссылке за неосторожный отзыв о Сталине в письме к фронтовому другу.

Политика разрядки международной напряженности, которую тогда проводил Советский Союз, требовала респектабельного облика на мировой арене, и власти не нашли иного выхода, кроме как депортировать Солженицына на Запад. Это был чуть ли не единственный случай, когда человек вышел победителем в поединке с коммунистическим режимом: после «Архипелага ГУЛАГа» уже никто не верил в светлый образ СССР как оплота прогрессивного человечества и защитника всех угнетенных.

Вторжение в Афганистан покончило с разрядкой. С исчезновением этого сдерживающего фактора власти обрушили новые репрессии на оппозицию. В 1980 г. без суда был сослан в Горький (ныне Нижний Новгород) и помещен под домашний арест Сахаров, разгромлены «хельсинкские группы», созданные диссидентами для наблюдения за выполнением СССР Хельсинкского акта. Аресты прервали издание подпольной «Хроники текущих событий», сообщавшей о преследованиях и акциях протеста.

Диссидентское движение было подавлено. Впрочем, оно всегда было настолько сектантским и малочисленным, что не представляло угрозы советскому строю. Более опасным для него было другое — полнейшее отчуждение народа от власти. Не обращая внимание на официальную пропаганду, люди жили своей жизнью: зарабатывали деньги, добывали товары, растили детей, слушали магнитофонные записи песен Высоцкого и Окуджавы, вели на кухнях своих небольших квартир пессимистические беседы о судьбах России — режим казался вечным.

Это ощущение нашло отражение даже в официальных установках. Из речи Брежнева советские люди неожиданно узнали, что «СССР находится в начале исторически длительного пути совершенствования развитого социализма». Обещанное Программой партии к 1980 г. коммунистическое изобилие отодвигалось за горизонт.

Власть между тем дряхлела и в переносном, и в прямом смысле слова. Средний возраст членов Политбюро* в 1980 г. равнялся 71 году. С середины 70-х годов Брежнев был уже тяжелобольным человеком и хотел уйти в отставку. Он остался лишь по просьбе своих коллег, видевших в его имени залог стабильности.

_________________________________

* 1966 г. были восстановлены названия «Политическое бюро» и «Генеральный секретарь» ЦК КПСС.

Не управление государством, а коллекционирование наград и титулов стало главной страстью Генерального секретаря. С принятием в 1977 г. новой Конституции, откровенно демагогической, понадобившейся Брежневу только для того, чтобы увековечить свое правление, он занял пост Председателя Верховного Совета СССР. Его мемуары — «Малая земля», «Возрождение», «Целина», — написанные за него особо доверенными журналистами, издавались миллионными тиражами, были обязательны к всеобщему изучению и удостоились Ленинской премии. Он получил звание Маршала Советского Союза и — в мирное время — четыре золотые звезды Героя Советского Союза.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Реформы и кризис явились причинами возникновения консервативного блока. Подписание новоогаревского соглашения должно было привести к созданию более либерального правительства и углублению преобразований. Не собираясь терять власть, консерваторы решили осуществить государственный переворот и предложили возглавить его самому Горбачеву. Сочтя это авантюрой, он отказался, после чего был интернирован в своей резиденции в Форосе в Крыму. (Изоляция не была слишком строгой. В распоряжении Президента оставалась многочисленная вооруженная охрана. Тем не менее он не попытался покинуть Форос.)

19 августа 1991 г. путчисты ввели в Москву танковые и десантные войска и заявили о переходе всей полноты власти в руки образованного ими Государственного Комитета по Чрезвычайному Положению, восстановлении цензуры, запрещении всех газет, кроме коммунистических. В состав ГКЧП вошли премьер-министр В.Павлов, председатель КГБ Крючков, министр внутренних дел Б.Пуго, министр обороны Д.Язов, всего 8 человек — членов ЦК КПСС. Председателем ГКЧП стал вице-президент СССР Янаев, с трясущимися руками сообщивший на пресс-конференции, что из-за тяжелой болезни Президент СССР не может исполнять свои обязанности. Поддержку перевороту оказал А.Лукьянов, чьей задачей было законодательно оформить новый режим.

Но сразу возникли трудности, которых не предвидели путчисты. Они делали карьеру в брежневскую эпоху — эпоху полнейшей безответственности и не привыкли заботиться о последствиях своих решений или контролировать их исполнение, считая, что бумажный приказ воплощается в реальные дела как бы автоматически. Планируя нечто вроде «бархатной контрреволюции», они не ожидали сопротивления.

Оно же возникло мгновенно. Его очагом стал Белый дом, где располагались органы власти России. В 12.30 утра 19 августа у Белого дома, с брони танка, чей экипаж перешел на сторону российских властей, Ельцин огласил свой первый указ. Поименно назвав членов ГКЧП, он обвинил их в совершении государственного переворота, насильственном отстранении от должности Президента СССР, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР Горбачева, объявил их вне закона, заявил, что распоряжения ГКЧП не имеют силы на территории России, а выполняющие их должностные лица будут преследоваться по закону.

Действия российского Президента встретили массовую поддержку. Люди не захотели расставаться с той свободой, что приобрели за годы перестройки. Десятки тысяч москвичей строили баррикады и образовали живое кольцо вокруг Белого дома, убеждали солдат и офицеров не проливать кровь своих соотечественников.

Среди мятежников не нашлось никого, кто отважился бы взять на себя ответственность и отдать приказ о штурме Белого дома. Уже 21 августа войска покинули Москву, а ГКЧП распался. Организаторы мятежа были арестованы.

Потерпевший поражение путч, обернувшийся победоносной народной революцией, привел к краху КПСС. Указом Президента Ельцина ее деятельность была запрещена на всей территории России. Коммунизм, так много обещавший, просуществовал весьма недолгий по историческим меркам срок — семь десятилетий. Его быстрое падение было обусловлено коренным пороком тоталитарного строя — полной зависимостью от лидера. Огромная власть коммунистического вождя крайне ограничивает возможности противодействия его политике, даже если она оказывается настолько неудачной, как у Горбачева, что разрушает сам режим.

Но за избавление от коммунизма пришлось заплатить распадом государства. Путч и его провал показали все ничтожество центральной власти и резко усилили позиции России. СССР мог теперь сохраниться только в форме конфедерации при доминирующей роли России, много превосходящей остальные союзные республики, вместе взятые, по площади, численности населения, экономическому и военному потенциалу. Однако это было неприемлемо ни для других союзных республик, ни для Горбачева, не желавшего превращаться в номинального правителя.

Царящий разброд не позволил удержать в СССР Литву, Латвию и Эстонию. Горбачев был вынужден признать их независимость. Украина отказалась участвовать в возобновившемся новоогаревском процессе, что делало его бессмысленным. Распад СССР был необратим.

Пытаясь удержать его в ненасильственных рамках, Президент России Б.Ельцин, Президент Украины Л.Кравчук и Председатель Верховного Совета Беларуси С.Шушкевич — лидеры трех из четырех республик, образовавших в 1922 г. Советский Союз, заключили 8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще под Минском договор о роспуске СССР и создании СНГ (Содружества Независимых Государств). 21 декабря подобное соглашение подписали в Алма-Ате руководители 11 бывших союзных республик (кроме трех прибалтийских и Грузии). 25 декабря сложил свои президентские полномочия Горбачев, потерявший всяческую поддержку. 26 декабря 1991 г. Совет Национальностей Верховного Совета СССР признал роспуск Союза и заявил о своей самоликвидации.

Крах Советов

С декабря 1991 г. Россия существует как независимое государство. Независимость позволила начать реформы, блокированные союзным руководством. Рост денежных доходов при фиксированных государством ценах привел к исчезновению товаров из магазинов. Эта ситуация имела два выхода: военный коммунизм либо экономическая свобода. 2 января 1992 г. Е.Гайдар, назначенный Ельциным исполняющим обязанности премьер-министра, осуществил меру, на которую не отважились союзные власти: либерализацию цен. Государство прекратило контролировать цены, предоставив право определять их производителям и продавцам. Этот шаг, возможно, спас страну от голода, но резко усилил инфляцию: цены взлетели в сотни раз.

Президент и правительство России стали проводить и другую радикальную реформу — приватизацию государственной собственности. Были приватизированы квартиры; частные фирмы появились во всех секторах экономики. Каждый гражданин страны получил приватизационный чек — ваучер — и право обменять его на акции предприятий. Позднее, в 1993 г., указом Президента, а затем и новой Конституцией, была введена частная собственность на землю.

Однако беспрецедентная в мировой истории дележка собственности породила огромное имущественное неравенство. Не удалось справиться и с инфляцией. Она была вызвана и высокой степенью монополизации российской экономики, и массовыми требованиями о повышении зарплаты, и борьбой законодательной и исполнительной власти, каждая из которых покупала поддержку тех или иных социальных групп. Парламент раздавал субсидии и льготы, наращивая необеспеченную денежную массу. Летом 1992 г. по тому же пути пошло правительство. Первоначально декларировавшее приверженность жесткой финансовой политике, теперь оно боялось отстать в этой гонке за популярность.

Экономический кризис всегда служит питательной средой для усугубляющих его политических распрей. Дополнительный стимул им придавала противоречивость российской конституции. Одна ее статья устанавливала разделение властей, другая провозглашала Съезд народных депутатов высшим органом политической власти. Как и в 1917 г., в России возникло двоевластие.

Борьба Президента и Съезда шла с переменным успехом. Под давлением консервативного большинства депутатов, объединившего коммунистов и националистов, Ельцин отправил в отставку Гайдара. Его сменил В.Черномырдин, оказавшийся, к неудовольствию консерваторов, верным Президенту. В марте 1993 г. Ельцин объявил о введении особого порядка управления страной, по которому не имели силы все акты парламента, противоречащие указам Президента, и назначил референдум о доверии Президенту и его проекту Конституции.

Сопротивление Председателя Верховного Совета Р.Хасбулатова, вице-президента А.Руцкого (соратников Ельцина по борьбе с ГКЧП), Председателя Конституционного Суда В.Зорькина помешало ввести в действие этот указ. Срочно собравшийся Съезд едва не вынес Президенту импичмент (отрешение от должности). Президент, действительно, нарушил Конституцию, но дело в том, что Съезд с его неограниченными полномочиями вообще стоял выше закона. Большинством голосов он менял Конституцию, как ему заблагорассудится, внося в нее бесчисленные поправки. Депутаты не решились запретить референдум, однако сами сформулировали его вопросы.

Большинство принявших участие в голосовании высказало доверие Президенту и одобрило его экономическую политику. Но предложение переизбрать парламент не прошло. Единственным практическим результатом референдума стало созванное Ельциным Конституционное совещание, разработавшее новую Конституцию.

Тем временем непримиримая оппозиция продолжала добиваться отставки Президента. 1 мая 1993 г. произошло столкновение демонстрантов-оппозиционеров с милицией, с обеих сторон были пострадавшие, один милиционер был убит. Законодатели же подготовили новые поправки к Конституции, превращавшие Президента в церемониальную фигуру.

Ельцин решил разогнать парламент. Первоначальный план переворота строился по классическим образцам. Предполагалось в воскресенье 19 сентября оккупировать пустующий Белый дом с тем, чтобы лишить парламент его резиденции. Но произошла утечка информации, и в воскресенье в Белом доме собралось все парламентское руководство. Тогда Президент стал действовать без применения силы.

Указом № 1400 от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в России» он объявил о роспуске Съезда и Верховного Совета и проведении 12 декабря референдума по новой Конституции и выборов парламента. Через несколько дней на 12 июня 1994 г. Ельцин назначил выборы Президента.

Как и следовало ожидать, Верховный Совет не подчинился указу и созвал Съезд народных депутатов. В отсутствие кворума Съезд постановил отстранить Ельцина от должности и избрал Руцкого исполняющим обязанности Президента. Депутаты решили также снять министра обороны П.Грачева, министра внутренних дел В.Ерина, министра безопасности Н.Голушко и назначить на эти посты своих сторонников, соответственно А.Ачалова (бывшего начальника Генерального штаба), А.Дунаева (бывшего первого заместителя министра внутренних дел), В.Баранникова (бывшего министра безопасности).

Наличие двух президентов исключало мирный исход конфликта, но смещение действующих и назначение собственных силовых министров было крупной тактической ошибкой съезда. Это привязало действующих министров к Ельцину, а высших чиновников силовых министерств — к своим министрам: новые руководители привели бы свою команду.

Стремясь запугать своих противников, депутаты дополнили Уголовный кодекс «расстрельной статьей»: попытки «насильственного изменения конституционного строя» карались смертной казнью. Однако они слишком рано обнаружили свои намерения. Такие действия могли только сплотить соратников Президента. Депутаты ставили их в положение людей, которым нечего терять. Президент вел себя куда умней. Он обещал и предоставлял перешедшим на его сторону депутатам всевозможные посты и льготы. Перебежчиков набралось несколько десятков.

Конфликт между тем затягивался, что было на руку парламенту, игравшему роль пострадавшей стороны. Отключение в Белом доме связи, воды и электроэнергии не заставило депутатов покинуть свою резиденцию. В здании сосредоточилось несколько сот боевиков, готовых защищать парламент с оружием в руках.

Правительство установило оцепление вокруг Белого дома, впрочем, довольно прозрачное, и потребовало, чтобы боевики сдали оружие. При посредничестве патриарха в Свято-Даниловом монастыре между представителями Президента и парламента начались переговоры.

Использовав их как прикрытие, в воскресенье 3 октября коммунисты подняли восстание. Десятитысячная толпа, собравшись на Октябрьской площади, прорвала милицейские кордоны на Садовом кольце, оцепление у Белого дома и захватила расположенное рядом здание мэрии. Хасбулатов и Руцкой призвали повстанцев взять Кремль и Останкинский телецентр. На его штурм отправились несколько сот человек под командованием генерала А.Макашова.

Вечером между повстанцами и оборонявшим телецентр отрядом спецназа разгорелся бой. Все московские каналы прекратили вещание, но ни одна трансляция не могла произвести столь сильное впечатление, как внезапно возникшая телевизионная сетка. То был знак беды, постигшей страну.

Вскоре телевидение возобновилось из резервной студии. Егор Гайдар, незадолго до путча вернувшийся в правительство на должность первого вице-премьера, призвал приверженцев демократии собраться у Моссовета, помочь властям продержаться до подхода войск и оказать армии моральную поддержку. Позднее он сказал, что власти были готовы раздать народу оружие, если бы не выступила армия. Гайдара сменяли другие, известные стране люди, почти единодушно звавшие к сопротивлению. Тридцать тысяч человек собрались у Моссовета.

К ночи, когда бой стих, выяснилось, что успехи повстанцев много скромней, чем тот страх, что они внушили вначале. Штурм телецентра был отбит, и они контролировали лишь Белый дом и мэрию. На этом клочке земли, как и в августе 1991 г., решилась судьба государства. Войска вошли в Москву и 4 октября после обстрела из танков и бронетранспортеров заняли пылающий Белый дом. Хасбулатов, Руцкой, Макашов и другие руководители парламента и мятежа были арестованы. Около 150 человек погибло, но альтернативой этим жертвам была всероссийская гражданская война.

Путч был авантюрой, хотя закономерной: насилие свойственно коммунизму. Если бы не это восстание, неизвестно, чем кончилось бы дело — армия не желала вмешиваться в политику. Однако еще больше она не хотела гражданской войны. Поскольку первый выстрел сделала оппозиция, армия, после небольших колебаний, выступила на стороне Президента.

Провал мятежа привел к крушению власти Советов. Конституция, одобренная минимальным большинством на референдуме 12 декабря 1993 г., определила четкие рамки компетенции ветвей власти, предоставив огромные полномочия Президенту. Только он имеет право формировать и отправлять в отставку правительство. Прерогативы парламента ограничены принятием законов, бюджета, объявлением амнистии, ратификацией международных договоров.

Принятие Конституции сделало недействительным решение Ельцина назначить президентские выборы на 12 июня 1994 г. (на что он и рассчитывал). Срок его полномочий истекает в 1996 г., а Конституция предусматривает досрочные президентские выборы только в случае импичмента или смерти Президента.

Неудача второй Октябрьской революции не завершила смуты. Большинство в нижней палате парламента — Государственной думе — оказалось у тоталитарных партий: коммунистической, аграрной, либерально-демократической В.Жириновского. Продолжающийся кризис, сформированная тысячелетним деспотизмом привычка к государственной опеке, пассивность демократов, расценивших военную победу как гарантию успеха на выборах, явились причинами их поражения. Первым важным решением Думы стала амнистия всем обвиняемым по делам ГКЧП, первомайской демонстрации, событий 21 сентября — 4 октября 1993 года.

Амнистированные деятели, правда, не смогли вернуться на первые роли: они уже были заняты другими вождями оппозиции.

Итак, противоборство диктатуры и демократии, составляющее одну из осей русской истории, продолжается. Если здесь и возможен исход, то он определится способностью народа заменить государственное попечительство частной инициативой.

Литература

1. Шапиро Л. «Коммунистическая партия Советского Союза». Пер. с англ. — Лондон, 1990.

2. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. — М.: Политиздат, 1969—1970.

3. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. — Вопросы истории, 1991, № 4/5, с. 129-143.

4. Рабинович А. Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде. Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1989.

5. Второй съезд РСДРП: Протоколы. — М.: Госполитиздат, 1959.

6. Бонч-Бруевич В.Д. На боевых постах Февральской и Октябрьской революций. 2-е изд. — М.: «Федерация», 1931.

7. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия. — М.: Сов. энцикл., 1983.

8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 8-е изд. Т.2: 1917—1924. — М.: Политиздат, 1970.

9. Поляков Ю.А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. — М.: Наука, 1986.

10. Ленин В.И. Письмо В.М.Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б). — Известия ЦК КПСС. 1990, № 4,. с. 190-195.

11. Волкогонов Д.А. Ленин. Политический портрет. Кн. 1-2. — М.: Новости, 1994.

12. Троцкий Л.Д. Моя жизнь: Опыт автобиографии. — М: Панорама, 1991.

13. Бажанов Б. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. — Ь.м.: СП «Софинта», 1990.

14. Буллок А. Гитлер и Сталин: Жизнь и власть: Сравнит, жизнеописание. Пер. с англ. Т. 1-2. — Смоленск: Русич, 1994.

15. Кривицкий В. «Я был агентом Сталина»: Записки советского разведчика. Пер. с англ. — М.: Изд.Центр «Терра», 1991.

16. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. — СПб.: Всемирное слово, 1991.

17. Вестник Архива Президента Российской Федерации. — Источник 1995,. № 1, с. 113-160.

18. Конквест Р. Большой террор. Пер. с англ. Т. 1-2. — Рига: Ракетниекс, 1991.

19. ГУЛАГ в годы войны: Докл. нач. ГУЛАГа НКВД СССР В.Г. Наседкина. Авг. 1944 г. (публ. и предисл. А.И.Кокурина). — Исторические архивы, 1994,. № 3. с. 60-86.

20. Дажилов В. Горькая победа в финских сугробах. —»Сегодня», 1994, 30 нояб., с. 9.

21. БорознякА.И. 22 июня 1941 г.: взгляд с «той» стороны. — Отечественная история, 1994, № 1. с. 148-156.

22. Верт Н. История Советского государства, 1900—1991. Пер. с фр. — М.: Прогресс. Прогресс—академия, 1992.

23. Орлов А.С., Кожанов В.П. Ленд—лиз: взгляд через полвека. — Новая и новейшая история, 1994, № 3. с. 176-194.

24. Зима В.Ф. Голод в России 1946—1947 годов. — Отечественная история, 1993, № 1, с. 35-52.

25. Спецпереселенцы СССР в 1944 году, или Год большого переселения. — Отечественные архивы, 1993, № 5, с. 98-111.

Основные даты

1917—1922гг. — гражданская война

1917 г.,23 февраля — 2 марта (8—15 марта) — Февральская революция

1917г., 2(15) марта — отречение Николая II

1917г., 3—4(1617) июля — большевистское восстание в Петрограде

1917г., 27—31 августа (9—13 сентября) — Корнилове кий мятеж

1917 г.,21—26 октября (3—8 ноября) — Октябрьская революция

1917 г.,25—26 октября (7—8 ноября) — свержение Временного правительства

1918 г., 5—6 (18—19) января — разгон Учредительного собрания

1918г., 3 марта — Брестский мир

1918г., 16—17 июля — расстрел Николая II и его семьи

1921 г., март — введение новой экономической политики

1921—1922гг. — голод в Поволжье

1922 г.,30 декабря — образование СССР

1924 г.,21 января — смерть В.И.Ленина

1927 г. — начало индустриализации

1928 г.— начало коллективизации

1929 г., ноябрь — поражение группы Н.И.Бухарина. Начало диктатуры И.В.Сталина

1932—1933гг. — голод на Украине, Южном Урале, Северном Кавказе, в Казахстане, Среднем и Нижнем Поволжье

1934 г.,1 декабря — убийство С.М.Кирова

1936 г., 19—24 августа — процесс Зиновьева — Каменева

1937—1938 гг.— ежовщина

1937 г., 23—30 января — процесс Пятакова — Радека

1937 г., 23 февраля — 5 марта — Пленум ЦК ВКП(б), санкционировавший массовый террор

1938 г., 2—13 марта — процесс Бухарина — Рыкова

1939 г., 23 августа — советско-германский пакт о ненападении

1940 г., 21 августа — убийство Л.Д.Троцкого ‘ ‘

1941 г., 22 июня — нападение Германии на СССР

1941 г., 5—6 декабря — контрнаступление Красной Армии под Москвой

1942 г., 19—20 ноября — контрнаступление Красной Армии под Сталинградом

1943 г.,2 февраля — капитуляция немецких войск в Сталинграде

1943 г.,5 июля — 23 августа — Курская битва

1945г., 8— 9 мая — капитуляция Германии

1945г., 8 августа — 2 сентября — война с Японией

1949г., 29 августа — первое испытание атомной бомбы в СССР

1953 г.,январь — дело врачей

1953г., 5 марта — смерть Сталина

1953г., 26 июня — арест Л.П.Берии

1956г., 24—25 февраля — доклад Н.С.Хрущева на XX съезде КПСС с критикой «культа личности» Сталина

1956 г.,октябрь — подавление советскими войсками восстания в Венгрии

1957 г.,4 октября — запуск в СССР первого в мире искусственного спутника Земли

1961 г., 12 апреля — запуск в СССР первого в мире космического корабля с человеком на борту (Ю.А.Гагариным)

1962 г.,22—28 октября — Карибский кризис

1964г., 14 октября — смещение Н.С.Хрущева и избрание Л.И.Брежнева Первым секретарем ЦК КПСС

1968 г.,21 августа — оккупация Чехословакии советскими, восточногерманскими, польскими, венгерскими, болгарскими войсками

1979 г.,декабрь — оккупация советскими войсками Афганистана

1985 г.,11 марта — избрание М.С.Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС

1986 г.,26 апреля — авария на Чернобыльской АЭС

1989 г.,15 февраля — завершение вывода советских войск из Афганистана

1989 г.,26 марта — выборы Съезда народных депутатов СССР

1991 г.,12 июня — избрание Б.Н.Ельцина Президентом России

1991 г.,19—21 августа — августовская революция

1991 г.,декабрь — распад СССР

1992 г.,2 января — либерализация цен

1993 г.,21 сентября — указ Б.Н.Ельцина о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета

1993 г.,3—4 октября — коммунистический мятеж в Москве и его поражение

1993 г.,12 декабря — принятие на референдуме новой Конституции России и избрание Федерального собрания

1994 г.,26 февраля — амнистия обвиняемым по делам ГКЧП, первомайской демонстрации 1993 г., мятежа 3—4 октября 1993 г., объявленная Государственной Думой


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Меняются смыслы идеалов и понятий, но есть и неизменные факторы. Человек рожден Природой и несет в себе те вечные родовые метки прошлого, которые возникли в процессе его эволюции. Эти факторы называются законами социума, или социальными законами. Может быть, даже лучше их назвать биосоциальными законами, ибо они связаны с сохранением гомеостаза индивида и социума времен нижнего палеолита. Их корни уходят в эпоху «первобытного стада», в те бесконечно далекие времена, когда наш предок только еще превращался в человека. Они рождались условиями жизни в течение тех сотен тысяч лет, когда он еще жил жизнью животных. Цивилизация, культура, система государственных законов, мораль, нравственность — все это заслоны против их проявлений теперь, когда мы стали жить совершенно иначе, когда нет саблезубых тигров и каждодневной опасности быть съеденным. Когда вместо тех «палеолитических» опасностей, требовавших агрессивной энергии, возникло ядерное оружие и другие способы стереть человечество с лица Земли, и только рассудок и общее согласие могут оказаться способными сохранить цивилизацию. Вот почему сегодня противоречия между биосоциальными законами и действительностью достигли особой остроты. И дальше она может только нарастать!

Чем более полон анализ любого явления, тем более отчетливую картину мы видим; чем разнообразнее используемые интерпретации, тем в большем числе ракурсов мы его рассматриваем. Не существует абсолютного знания, как и единственно верной интерпретации. Вот и история прошедшего века, а значит и представления об ожидаемых тенденциях ее дальнейшего развития могут быть изложены, например, как результат рассмотрений событий в ракурсе анализа противоречий между биосоциальными законами и попытками цивилизации удержать их действие в определенных рамках. Нельзя отбрасывать учения Маркса, Канта, других мыслителей прошлого (как и их интерпретации), понимая одновременно и недостаточность ими сказанного.

Главенствующим (монопольным) положением в природе человек обязан не только развитию мозга, интеллекта, но и чрезвычайному разнообразию своих стремлений, желаний и способностей. Это важнейший биосоциальный фактор. Он имеет множество важнейших следствий. На одном из крайних полюсов этого спектра стремлений и желаний — неуемная энергия индивидуальности, не признающая никаких ограничений; на другом — покорность стаду, рождающая идеал термитника, где каждый — лишь винтик, где даже пищеварение общее, но зато гарантированное. Такое разнообразие рождает не только удивительную способность к адаптации, выживаемость в экстремальных условиях, но и внутренние противоречия социума. Они интенсифицируют его развитие, но они же способны его исковеркать и разрушить.

«Порядок» XX века» обычно трактуется в духе идеологического противостояния коммунизма и капитализма. Такая интерпретация вполне уместна и ее раскрытие несет важнейшую информацию. Но, вероятно, идеологическое противостояние (если оно есть на самом деле) — лишь отражение глубинных противоречий социальных сущностей человека, извечно присущих обществу и с особой остротой обнажившихся в нынешнее время.

Во все времена, во все эпохи противоречия, рожденные неодинаковостью людей, разнообразием их стремлении, были важнейшим движителем исторического процесса. Ибо они порождали разные представления о ценностях. Человечество не могло бы развиваться без свойственного ему проявления неуемной энергии, толкающего человека к непрерывному поиску, порой подверженному смертельному риску, влекущего его к новым свершениям, к приобретению все новых благ, к подчинению себе других людей… Важно и то, что такое стремление порождает очень своеобрашое представление о свободе, о свободе для безграничной инициативы и проявления своего собственного Я, которое возникло задолго до эры буржуазных революций. Такое свойство человека наиболее ярко проявляется в особенностях современной западной культуры.

Но не менее глубоко заложено в человеке и другое стремление. Человеку также свойственно ограничиваться малым, тем более, если это малое ему гарантировано, если его получение лежит в рамках традиций и не требует от него сверхусилии и риска, и если окружающие живут по тому же правилу. Последнее особенно важно. И для миллионов людей во все времена подобная позиция была привлекательна. Она тоже рождает представление о свободе. Но свободе совершенно иного типа. И о равенстве, но не равенстве денег, как в буржуазном обществе, преследующим принцип laissez faire, а равенстве убогих условий существования. И привлекательность такой позиции для значительной части людей во все времена была питательной почвой различных идей коммунистического толка и большинства религиозных доктрин.

Происходящее ныне в мире уместно трактовать в свете извечного противостояния этих тенденций. «Коммунизм» никуда не ушел, ибо он никогда не появлялся, а всегда в той или иной форме присутствовал в спектре человеческих стремлений. В условии одних цивилизационных норм «коммунистические» или, лучше сказать, «социалистические» тенденции были сильнее, а в других, как, например, в протестантских странах, — слабее. Но они присутствовали всюду и всегда! Не учитывая этой особенности общественного развития, нельзя правильно оценить происходящее. А тем более принимать ответственные решения, меняющие судьбы многих людей.

На каждом этапе развития общества возникали и устанавливались свои «правила игры», свои формы компромисса между «коммунизмом» и «соборностью», с одной стороны, и фонтанирующей энергией индивидуализма, с другой стороны. Формы такого компромисса — одни лучше, другие хуже — соответствовали традициям и особенностям нации, ее культурным и ментальным особенностям, вызывая или гася социальные напряженности, содействуя или тормозя развитие страны и благополучие общества.

А что складывается у нас сегодня? В какой степени мы можем содействовать установлению той формы компромисса, того сочетания (той меры) индивидуализма и соборности, которая в наибольшей степени соответствует нашим российским традициям, нашим потребностям и нашим возможностям?

Я глубоко убежден, что на современном этапе развития исторического процесса, при современной организации планетарного сообщества, основным направлением развития будет его движение по пути утверждения социально ориентированной либеральной экономики. Я об этом неоднократно писал* и обосновывал подобное утверждение особенностями современного этапа научно-технического прогресса, развития производительных сил и действием «Вселенского Рынка», отбраковывающим в XX веке любые формы организации общества, развитие которых игнорирует возможность либерализации и социальной ориентации экономики.

_______________________________

* Моисеев Н.Н. Человек, среда, общество. — М.: Наука, 1982.

Моисеев Н.Н. Восхождение к разуму. — М.: ИздАТ, 1993.

Но такое утверждение может разве что объяснить разрушение системы, сложившейся в Восточной Европе и Советском Союзе, но вряд ли достаточно для интерпретации происходящего в настоящее время, а тем более, для предсказания возможных тенденций развития. Во всех бывших «социалистических» странах объявлен курс на либерализацию и утверждение системы свободного предпринимательства. Однако проводимые сверху реформы пока не дали ощутимого результата нигде — не только в России, но и в странах, раньше нас начавших процесс либерализации, в которых, к тому же, «этика протестантизма», если следовать терминологии Макса Вебера*, имеет определенные традиции.

_________________________________

* Вебер М. Протестанская этика. Ч. 1-3. — М, 1972-1973.

И в Польше, и в Венгрии, и в других странах происходит спад промышленного производства, снижается жизненный уровень, растет безработица и социальная напряженность.

Это связано, конечно, и со многими объективными причинами — разрушением установившихся межстрановых отношений, отсутствием необходимой финансовой инфраструктуры, разрушением традиционной производственной кооперации, отсутствием подготовленного персонала для управления экономикой в рыночных условиях и многими другими причинами. Но немаловажным обстоятельством является и то, что в течение жизни двух-трех поколений у людей выработалась привычка и склонность жить в условиях гарантированной стабильности — гарантированной работы, гарантированного медицинского обслуживания и т.д. Такая ситуация оказалась привлекательной для многих лиц наемного труда, тем более, что они еще и составляли «привилегированное сословие».

Тем не менее, во всех бывших социалистических странах либерализация уже началась и обратного хода нет и не может быть. Такое утверждение, однако, несет еще очень немного информации. Всех волнует — сколько времени будет длиться процесс перехода к либеральной экономике, какой сложится в конце концов эта самая «либеральная экономика», каково будет место человека в этой экономике? На подобные вопросы у нас пока ответов нет!

Одно ясно — она не будет копией западных образцов, и сказать сейчас, какой она сложится в Венгрии, на Украине, а тем более в России, еще очень трудно — почти невозможно! Неудачи преследовали перестройку во всех соцстранах — неудачи в том смысле, что желаемый образец западного благополучия не достигался за обозримое время. Теперь уже можно думать, что он и не получится в рафинированном западногерманском или американском виде. Очень важно понять, почему даже в таких «квазизападных странах» (странах, которым очень хочется быть «западными»), как Польша или Венгрия, не работают в полную силу традиционные ценности Запада.

Я убежден — повторю это еще раз: «социалистические ценности», о которых говорилось выше, а особенно гарантированная работа без большого напряжения, стали весьма привлекательными для очень широких слоев населения. Они уже вошли в сознание людей и будут рождать разнообразную оппозицию начавшимся процессам интенсификации рыночных механизмов. Да, мы идем к либеральной экономике. Она будет похожей на известные образцы — но только похожей, а на деле окажется иной, как иной она оказалась не только в Японии, но и в других быстро прогрессирующих странах Тихоокеанского региона, сумевших даже избежать этапа первоначального накопления в его европейском обличье. Понять, какие могут возникнуть формы либеральной экономики на месте социалистического хозяйства России, очень непросто — для этого, во всяком случае, необходимы тщательные социологические исследования как база для последующего прогностического анализа вариантов возможного развития.

К сожалению, сегодня у нас не существует удовлетворительного научного фундамента, объединяющего социологические и экономические исследования, и нам не на что опереться. Вот почему следует с большой осторожностью делать какие-либо категорические утверждения.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Россия не раз помогала Европе избегать опасностей и найти себя. Так случилось во времена монгольского нашествия, когда растоптанная Россия не дала прорваться на Запад ордам Чингисхана. Нечто подобное произошло и во времена Наполеона и Гитлера. А 1917 год (с его последствиями) был грозным предупреждением уже всем народам мира, а не только Европы. И в этом контексте он сыграл положительную роль для цивилизации в целом.

У Октябрьской революции нет и не может быть однозначной интерпретации. Марксисты видят в ней кульминацию классовой борьбы, когда победившие пролетарии устанавливают на огромной территории новый порядок жизни. В результате возникает непримиримое идеологическое противостояние государств, сделавших свой «социалистический выбор», и государств, развивающихся по капиталистическому пути. Возникает антагонизм, не допускающий компромиссов. Отсюда неизбежность утверждения приоритета внешней опасности, необходимость жесткой централизованной власти, единства мировоззрения и т.д. Они отодвигают все остальные интересы на второй план. Идеологическое противостояние и нагнетание внешней опасности было необходимо государству «рабочих и крестьян» как своеобразное оправдание тоталитаризма и того пути к рабству, о котором так блестяще писал Хайек*.

__________________________________

* Хайек Ф.А. Дорога к рабству. Пер. с нем. — М.: Экономика, 1992.

Но закономерна и другая интерпретация истории нынешнего века.

Начальная эра капитализма — условимся называть ее эрой Клондайка или дикого рынка — апофеоз свободы ничем неограниченной инициативы, того самого принципа laissez faire, который был провозглашен французской революцией и за утверждение которого было пролито море крови. Бесчисленные мерзости начальной фазы капитализма описаны Диккенсом, Бальзаком и другими великими писателями прошлого. Ее системный анализ был проведен Марксом и его последователями. Эпоха дикого рынка это крайнее, гипертрофированное проявление ничем не ограниченной энергии и самодеятельности личности — если угодно, предельное проявление антисоциальной сущности биосоциальных законов. И люди видели уродливость порядка эры Клондайка и искали альтернативы. Марксизм предложил лишь одну из них.

Но были и другие провидцы. Одним из них стал, может быть, лучший из учеников Маркса — Эдуард Бернштейн, которого поносил не только Ленин, но даже и «ренегат» Карл Каутский. Видя всю нерациональность «порядка XIX века», Бернштейн не предлагал его уничтожить насильственным, революционным путем. Он был уверен в его неизбежной трансформации, постепенном вырастании в нем самом социалистических начал. Теперь бы я сказал несколько по-иному: в общество свободного предпринимательства самой жизнью должны были постепенно вноситься элементы социальной ориентированности. И в его экономику, и в его общественные отношения. Но не только это. Рузвельт однажды сказал, что еще никто толком не знает, что представляет собой общество свободного предпринимательства. О таких вопросах думали не только Рузвельт и Бернштейн. О том же самом размышлял и Кейнс, и другие интеллектуалы, понимая, что в процесс общественного развития должны быть внесены «элементы очеловечивания» и направляющие начала коллективного Разума. Эта необходимость диктуется развитием производительных сил, непрерывным усложнением техники, технологий, требующих все более и более квалифицированного персонала. Именно в этом направлении идет развитие общества, и оно диктуется множеством причин, а не только перечисленными. И роль гражданского общества, его важнейшего института — государства — должна расти по мере роста могущества цивилизации. А вместе с ней должна утверждаться и свобода, но не в духе протестантского капитализма, а в соответствии с формулой Фомы Аквинского — как свобода в освобождении от зла.

Вот с такой позиции русская революция смотрится совершенно иначе. Вместо поисков компромисса между двумя началами (что только и можно считать естественным путем развития) был декларирован, а затем и насильственно реализован в нашей стране крайний вариант порядка, диаметрально противоположный порядку эры Клондайка. Я бы сказал — «порядок термитника». Он и мог возникнуть только как антитеза мерзостям эпохи дикого рынка. Но на примере России Природа как бы продемонстрировала бесперспективность этого крайнего варианта разрешения извечного противоречия. Мир ужаснулся происходящему в нашей стране, и никто не рискнул повторить в чистом виде наш опыт. Разве что Китай. Но мировое сообщество не отказалось, как теперь мы видим, и от нашего положительного опыта — от понимания того, что без государственного вмешательства, особенно в трудные периоды истории, экономика страны обойтись не может. Россия в какой уж раз оказалась испытательным полигоном и еще раз уберегла Европу от возможных ошибок (а может и крови), дав бесценный опыт цивилизации. Вряд ли современные формы либеральной экономики смогли бы утвердиться в Европе без опыта СССР.

А теперь у нас снова революция, и Россия снова выступает в своем извечном качестве «экспериментального полигона». Я — непримиримый оппортунист и глубоко убежден, что никогда никакая революция не приносила и не могла принести людям счастье, что любое реформаторство должно производиться крайне осмотрительно и учитывать возможность срыва в революционную катастрофу, неизбежно отбрасывающее общество назад. В 1986 году еще могли быть пути для реформ сверху, для постепенной либерализации экономики и деидеологизации страны. Еще какие-то шансы были в период новоогаревского процесса, когда мне (и не только мне) казалось, что появился свет в конце туннеля. Но все эти возможности рухнули после опереточного путча, организованного группой политических импотентов, и последующим распадом Великого Государства. Перестройка окончилась, началась революция с ее принципиально непредсказуемым исходом. Начался самый страшный период в истории России — дележ народного имущества, когда все вопросы нравственности, благополучия Родины, патриотизма отходят на второй план и звериный оскал биосоциальных законов начинает диктовать свои правила и условия жизни. Это и означает, что мы ступили в эпоху смутного времени.

Однако в эти «минуты роковые», когда происходит смена жизненной парадигмы (или, по-научному, в условиях бифуркации), даже ничтожные обстоятельства могут круто изменить весь ход истории. Троцкий справедливо писал, что — не окажись он и Ленин в Питере летом 17-го, — не было бы у нас и Октября. Война окончилась бы в январе 18-го, и вся история покатилась бы по другим рельсам. Черчилль сказал об этом немного иначе: «Русский дредноут затонул при входе в гавань». Вот в такие времена особенно велика ответственность интеллигенции.

В нынешнее время интеллигенция, точнее слой людей, занимающихся интеллектуальной деятельностью, имеет все возрастающее значение в жизни общества. И если бы у этого слоя людей возникло некое общее понимание ситуации, сформировалось бы общее представление о желаемом будущем, о системе приоритетов, это могло бы оказать самое серьезное влияние на судьбу страны и помогло бы сформировать ту систему взглядов, которую называют общенациональными целями.Для народа трагично, когда идеология пронизывает все формы общественной жизни. Однако и без представления о общенациональных целях, без определенного видения перспектив, без мировоззрения любому народу выжить очень трудно, а сохранить культуру — невозможно… Общество, народ становятся беззащитными. Это мировоззрение — нельзя не согласиться с Руссо — не может быть навязано, оно вызревает в народе. Но ускорить его созревание, уберечь от диких крайностей можно и необходимо. И это — дело интеллекта нации!

Для выполнения такой роли необходимо не только просветительство, но и собственный пример. Когда же люди, претендующие на то, чтобы иметь право называться интеллигенцией, совестью народа, добившись определенного уровня власти, рвутся к куску общественного пирога и неспособны внятно объяснить, во имя чего происходит полная реорганизация всего общества, когда они хотят достичь лишь собственного благополучия, такая ситуация поистине трагична! Тем более, в условиях, когда основная масса людей интеллектуального труда делает в это время судорожные усилия, чтобы уберечься от элементарного голода, чтобы уцелеть в этом хаосе безвластия и прогрессирующей нищеты.

И тем не менее, именно интеллигенция только и может сформировать представление о «желаемом будущем».

Но надо, чтобы такое представление не оказалось утопией, а отражало реальность, ибо утопические иллюзии опаснее любого безыдейного хаоса. Утопия в любой ее форме, как только превращается в догму, порождает тот или иной вариант тоталитаризма — утопическое мышление отвергает либерализм в принципе — ибо не допускает альтернатив. Для того чтобы снова не впасть в утопию, необходимо рассматривать различные варианты или, как теперь принято говорить, возможные сценарии развития событий и реально оценивать тс усилия, которые могут быть предприняты. И прежде всего теми, кто стоит в стороне от общего дележа (или разграбления, что более точно!). А их, все-таки, большинство. И только их давление на людей, которые участвуют в дележе общего пирога, может оказать какое-то влияние на судьбы страны и ее народов.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Происходящее ныне в России не вписывается ни в какую теорию — ни Кейнса, ни Фридмана, ни Маркса… И никакая из них неспособна дать рецепта выхода из кризиса. Ибо все эти теории — экономические. Страна же находится в ситуации быстрого перехода из одного социально-экономического и политического состояния в другое. Такие состояния всегда уникальны. Перестраивается вся система, а не только экономика. И в условиях такого быстрого перехода выделить чисто экономические факторы нельзя принципиально, а предсказать возможный ход событий и особенно его детали невероятно трудно. В нашей стране происходит формирование новых собственников — теперь уже настоящих собственников и настоящих частных капиталов. Происходит размежевание различных социальных групп и классов. Идет пресловутый процесс первоначального накопления. И все это происходит «одномоментно» на всех этажах социальной иерархии. И одновременно же происходит перестройка,которая, увы, не закончилась. Ничего подобного в Западной Европе, а тем более в Америке не было, и ориентироваться на них крайне опасно. Надо думать самим!

Подобные процессы перераспределения общественных благ, общественной собственности всегда связаны с насилием и, как правило, безнравственны по своему содержанию. Но то, что происходит сейчас в нашей стране, отличается от всего, что знала история. Прежде всего масштабами, стремительностью грабежа и образованием миллиардных состояний, возникающих на пустом месте. А при дележе фантастического богатства огромной страны, возможность «урвать» имеют прежде всего властные структуры. Отсюда и такая острая борьба за власть, когда еще нет классов, но зато уже образовались клики. А чисто экономические соображения являются не более, чем фоном. Они начнут играть роль позднее, когда произойдет раздел мафиозных и компрадорских (торгово-посреднических) структур. Поэтому сегодня сказать что-либо о том, какое общество может возникнуть в результате происходящего вселенского передела, крайне трудно. Тем более, что фактически не участвующий в нем народ еще не сказал своего слова.

Но он его пока может и не сказать. Народ бесконечно устал от демагогии и беспросветности, а интеллигенция и вообще думающие люди все более и более отстраняются от политики. Рейтинг политиков стремительно падает — никто никому не верит! В подобных условиях огромна роль случайности. И даже порой — легковесного популистского лозунга, что особенно опасно. Вспомним события недавнего прошлого — весь Союз проголосовал за его сохранение, а несколько человек все решили по-своему!

Мне представляется, что в ближайшие годы наиболее вероятны два варианта развития событий. Условно я их назову вариантом «слабой власти» и вариантом «сильной власти». Такие термины, разумеется, весьма условны. Но всем понятно, например, что нынешняя власть слабая, законов мало, да и те не уважаются, управы ни на кого не найти невозможно и т.д.

При современной дешевизне наших природных ресурсов (связанной с фантастически несправедливым курсом рубля, в частности) продавать что-либо у нас в стране элементарно невыгодно. Все те, у кого есть деньги, стремятся не вкладывать их в производство, а покупать все, что можно купить — нефть, уголь, металлы, — и продавать их за границей. Полученную валюту либо помещать в западные банки, либо продавать у нас на рубли по существующему грабительскому курсу. Затем снова покупать за бесценок все, что только подвернется под руку, и повторять операцию, имея на каждом обороте сотни процентов прибыли. А при таких прибылях люди готовы идти на любые подлости — это заметил, кажется, еще Маркс. И мы наблюдаем псе это каждодневно.

В стране началась цепная реакция перекачки наших ценностей за рубеж, остановить которую, крайне трудно, если вообще возможно без каких-либо крайних мер. Тем более, что эта «перекачка» наложилась на процесс приватизации, который носит характер неприкрытого грабежа и стремительного роста компрадорской буржуазии.

В этих условиях сценарий «слабой власти» просматривается достаточно отчетливо. Это хорошо известный «аргентинский вариант», когда эксплуатация людей, земли, недр и вывоз ресурсов за границу погружает богатую страну в пучину нищеты. Внутренний рынок станет непрерывно сужаться, а компрадорская буржуазия в этих условиях будет невероятно богатеть на выкачивании из страны ее природных богатств. Капиталы станут оседать в «благополучных» странах, где у российских нуворишей появятся виллы и яхты (они уже появились), их дети станут студентами самых престижных университетов, а страна, се народ и его культура будут непрерывно деградировать. Коррумпированное чиновничество и компрадорская буржуазия во все большей степени будут чувствовать свою абсолютную безнаказанность. И составят тот слой, в интересах которого и будут развиваться процессы в нашей стране.

Особенно опасно происходящее разрушение внутреннего рынка, когда что-либо продавать внутри страны становится все более невыгодным, а покупать не на что. Возникают как бы две сферы денежного обращения, все меньше пересекающиеся между собой. На верхнем ярусе денежного обращения те, кто связан с продажей на внешнем рынке, и те, кто их так или иначе обслуживает. Они обедают в ресторанах, строят загородные особняки, скупают предметы искусства и путешествуют по заграницам. Другая сфера денежного обращения связана с деградирующим производством, пустующими рабочими столовыми, закрывающимися детскими садами. И эти две сферы все более и более отдаляются друг от друга, как и в те времена, когда власть имущие были отделены от всех остальных зелеными заборами. Только теперь все это приобретает форму гротеска, причем все открыто — фиговые листки идеологии исчезли. Различие в уровне жизни становится чудовищным и многие даже не стремятся скрывать наворованное богатство.

Такой сценарий очень опасен для остального мира, ибо Россия не Аргентина. И мощь ее ядерного арсенала вряд ли заметно уменьшится в ближайшие юды. А социальная напряженность неизбежно станет расти при таком развороте событий… Сейчас народ пассивен — он просто устал. Но это спокойствие временное, как перед бурей. Виллы на Лазурном берегу у одних и нищета, какой народ не знал со времен гражданской войны, не могут долгое время существовать вместе. Их сочетание неизбежно должно будет взорвать общество. Уже сейчас его стабильность весьма относительна. Ситуацию будет усугублять отсутствие лидеров — я не говорю о национальных псевдовождях вроде Гамсахурдия или Дудаева. Людей с высоким общенациональным рейтингом в России сейчас просто нет! Значит и некому будет удержать общество от падения в Мальстрем!

Логичным развитием такого сценария будет дальнейшее ослабление власти, усиление центробежных тенденций, при которых нельзя исключить окончательный распад государства и переход от аргентинского сценария к его югославскому варианту в бесконечно более страшном исполнении.

Но судьба страны может повернуться и по-другому. Однако для этого необходимо появление сильного правительства, обладающего доверием народа. В наших условиях такая власть не может возникнуть одномоментно, в результате, например, военного переворота, как в Чили. Любое насилие приведет лишь к крови, сбросит народ в пучину хаоса и уничтожит Россию как государство. Понимают ли это политики? Пока они отмалчиваются.

Власть должна созреть. И если такой процесс вызревания возникнет, то он будет проходит в условиях нынешнего российского безвластия. Поэтому новая власть постепенно может утвердиться лишь опираясь на какую-то общественную силу, на систему взглядов — систему общенациональных целей, привлекательных для огромных масс населения. В стране происходит сейчас смена ценностей, и власть, если она хочет стать настоящей властью, должна будет иметь настоящую поддержку граждан. А для этого она должна сама понять характер этих ценностей и сама сказать народу, чем мы жертвуем и ради чего.

Без этого сценарий «социальной власти» невозможен. И в тоже время только сильная власть, обладающая ясными целями, способна остановить развитие коррупции и разворовывание национального достояния. Только она способна сплотить народ, вселить в его душу веру в будущее, а следовательно, и желание работать, остановить падение производства и создать внутренний рынок — основу процветания национальной экономики. И любого государства.

Но пока не видно ядра, из которого такая власть могла бы вырасти. Не видно и интеллектуальных групп, способных формировать общенациональные цели. Авторитет политических деятелей, которые сейчас вершат дела, непрерывно падает. И среди ведущих политиков не видно никого, кто был бы способен формировать какие-либо объединяющие идеи. Когда в 91-м году начался новоогаревский процесс и мы стали с надеждой думать о будущем, было видно, как растет популярность некоторых политиков, которые понимали трагедию возможного распада и искали альтернативы. Например, всесоюзный рейтинг Назарбаева, которого многие видели желанным премьер-министром или даже следующим Президентом будущею Союза (может быть, уже и не советского и заведомо не социалистического) непрерывно возрастал именно потому, что он высказывал объединяющие идеи. Но тут произошел этот нелепый августовский путч и последующая катастрофа распада, восторженно встреченная Бурбулисом и прочими, единственная цель которых была «не иметь никого над собой», по выражению самого Геннадия Эдуардовича. Путч, превративший эволюционный перестроечный процесс в революционный хаос с непредсказуемыми результатами, катастрофическими для самих разрушителей Великого Государства. Может быть, и сейчас будущих популярных, умных и энергичных руководителей следует искать среди республиканских или областных политиков?


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

По какому бы сценарию ни разворачивались события, какие бы ни возникли непредвиденные ситуации, развитие России неизбежно будет направлено на утверждение социально ориентированной либеральной экономики — такова поступь человеческой истории. Но какова окажется цена такого перехода, быстро ли он произойдет или растянется на многие десятилетия, какие из нынешних ценностей нам удастся сохранить — это уже другой вопрос. Да и в какой форме утвердится на русской земле эта либеральная экономика, каким окажется у нас и России тот компромисс между полярными устремлениями людей, о которых я говорил в начале главы, сказать очень трудно. Каково будет направление усилий государства и народа, удастся ли их объединить? Многое будет зависеть от того, насколько народ, насколько мозг нации — ее интеллигенция, да и правительство страны, поймут особенности современной ситуации и какой будет сделан выбор экологической, экономической и политической ниши в мировом сообществе. Выбор реалистичный, лишенный иллюзий.

Я думаю, что любому правительству сейчас очень важно понять особенности современной геополитической ситуации и суметь целенаправленно ею воспользоваться. Это один из наших шансов, упустить который мы не имеем права.

А сейчас на планете действительно разворачивается совершенно новая «игра». Ни на что прежнее не похожая. Рождаются новые тенденции, и их еще мало кто осознал. Хотя они уже начинают «работать».

Прежде всего, вместо двух центров военной силы реально возникают три центра экономической власти: США и их американские сателлиты, Объединенная Европа (точнее, Европейский Полуостров) и Тихоокеанский регион. Подчеркну — не Япония, а весь Тихоокеанский регион, поскольку в современной технологической революции кроме Японии участвуют не только «новые тихоокеанские тигры» — Тайвань и Корея, — но и стремительно прогрессирующий Китай — двенадцать процентов годового роста его ВНП весомо заявляют об этом. Отношения между этими тремя центрами экономического могущества будут очень сложными, многоплановыми и неоднозначными. Будут и противоречия, и конфронтации, но будет и вес возрастающая кооперация — ибо таково веление времени, требование экономики, глобальной экологии и самой возможности сохранения цивилизации на планете.

Рефераты:  Безработица, ее типы, экономические последствия (Реферат)

Россия в этом треугольнике занимает совершенно особое место: она связывает его в единое целое. Через российские просторы проходят самые короткие и дешевые пути сообщения и связи. Но дело не только в ее географическом и очень выгодном сегодня «северном расположении». Ее ресурсы — это один из важнейших источников процветания всего мирового сообщества.

Наконец, Россия продолжает оставаться второй ядерной державой мира и продолжает обладать могучей аэрокосмической промышленностью, тоже нужной всему миру. Но все это может стать источником процветания России лишь в том случае, если народ России осознает себя как нацию, осознает свои возможности и сможет преодолеть то состояние безнадежности, в которое он ввергнут в последние годы борьбой политиканов. Если народ снова почувствует к себе уважение, как к народу-созидателю!

Да, для реализации потенциальных возможностей необходимо честное, энергичное, образованное и умное правительство, которому народ бы поверил. Но и этого еще недостаточно. За будущее в ответе и интеллигенция, которая на протяжении всех перестроечных лет занимала в целом деструктивную позицию, содействовала не только ликвидации единомыслия (в чем ее бесспорная заслуга), но и развалу промышленности и государственности. Сейчас подобная позиция гибельна для страны и самой интеллигенции. Понимает ли она это? Понимает ли она, что сегодня нужны идеи, нужна «картина мира», видение возможностей в ней самой и понимания того, что означает сегодня само слово Россия!Не Россия времен Романовых и не Советская Россия, а страна, несущая бремя, славу и ответственность тысячелетней государственности.

Мне кажется, что состояние «эйфории свободы» начинает проходить, а интеллигенция понемногу приходит в себя и снова готовится к созидательной работе. Все большее количество людей начинает осознавать необходимость превращения территории Российской Федерации в целостный могучий хозяйственный и политический организм — единственную защиту против экономического, политического и физического геноцида, которому подвергаются те страны третьего мира, которые не усвоили подобного принципа.

Необходимы энергия и мужество для принятия реальности и формирования нового мировоззрения. Можно начать с публичного разъяснения смысла происходящего, преодоления синдрома униженного и оскорбленного своим собственным правительством, своим парламентом, своими соседями. А дальше необходима конструктивная разработка серии конкретных проектов и программ, способных цементировать Федерацию и обеспечить ее постепенное превращение в целостный организм. И, конечно, изыскание способов их реализации, даже если мы сейчас не сможем сформировать правительство, которое окажется способным это сделать. Теперь уже существует частный капитал, возникает средний класс. Страна должна стать привлекательной и для внешних инвесторов. И наконец самое главное — наступило время прямой апелляции к обществу.

Один из таких проектов я называю «северный обруч». Этот проект очень многоплановый. О его фрагментах я уже кое-что писал. Мои статьи имели определенный резонанс в Америке, Европе но, к сожалению, не дома. В чем смысл проекта или программы «северный обруч».

Когда воины ислама перекрыли путь на Восток по Средиземному морю, когда самым безопасным путем из Европы в Византию стал путь из «варяг в греки», Киевская Русь сделалась первоклассным европейским государством. Русские князья с успехом использовали геополитическое положение древней Руси. Сегодня происходит нечто подобное. Самый короткий, самый быстрый и самый дешевый путь, связывающий Тихоокеанский и Атлантический регионы, лежит через Россию. Переоценить значение этого факта нельзя. Открытие налаженного пути из Европы в Тихий океан (из англичан в китайцы!) откроет не только транзит грузов, но и полуфабрикатов, переработка которых может дать сотни тысяч рабочих мест и валютные миллиарды. Так, например, многие оборонные заводы Петербурга смогут стать терминалами по сборке высокотехнологичной продукции Японии, Тайваня, Кореи… А Северный морской путь не только в два раза короче, но и в 1,6 раза дешевле других морских путей. Я уж не говорю о перспективах воздушного транспорта. И надо начать немедленно прокладывать оптоволоконный кабель между Петербургом и Токио. Иначе он пойдет обходным путем через Ближний Восток и мы потеряем многие миллиарды долларов. Планета нуждается в кабельной связи двух океанов — никакая спутниковая связь не способна соперничать с ее пропускной способностью и дешевизной. Только волоконная оптика способна обеспечить требуемые потоки информации.

Столь же масштабными представляются проблемы, связанные с прямым выходом за рубеж ресурсов Сибири и промышленности Урала. Я имею в виду создание нового варианта Персидского залива в незамерзающем устье реки Индига. Этот проект активно обсуждался еще в 20-е годы. Но тогда еще не было воркутинской магистрали, которая проходит от Устьиндиги в 200—300 километрах. Тогда еще ничего не было известно о нефтяных и газовых богатствах Севера и не было промышленности Урала. Был только печерский лес. Сегодня этот проект необходимо реанимировать.

Но проект «северный обруч» охватывает не только чисто экономические проблемы. Северный полярный бассейн является одним из самых экологически уязвимых мест Земного шара, и его состояние влияет на ситуацию во всем Северном полушарии. А ответственность за него несут США, Канада и Россия, т.е. страны обруча.

И наконец, последнее утверждение, которое вызвало особый интерес на Западе — безопасность будущего интегрированного мира. Это большая и специальная тема. Тем не менее, об этом тоже следует кое-что сказать, ибо есть один сюжет, который органически должен войти в проект «северный обруч». Речь идет о создании космической информационной системы. Без нее говорить об экологической, политической, а тем более военной безопасности планеты особого смысла не имеет. Заметим, что такая система может играть положительную (т.е. стабилизирующую) роль лишь в том случае, если она будет коллективной. Национальные информационные системы только усиливают эффективность и наступательного и оборонительного оружия и тем самым содействуют военной дестабилизации.

Создание космической информационной системы, нужной для всей планеты, может быть реализовано только на основе кооперации русской и американской ракетно-космической техники. И конечно, такая система не может быть закрытой собственностью двух ракетных «сверхдержав». Ею должен владеть открытый консорциум, к которому может присоединиться любое государство и деятельность консорциума должна проходить под контролем, например, Организации Объединенных Наций.

«Северный обруч» (даже в форме отдельных проектов) — это огромный национальный капитал. А его реализация может вдохнуть жизнь в целый ряд регионов от Балтийского моря до Тихого океана, цементируя одновременно организм страны.


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

§

Я рассказал лишь об одном из возможных проектов развития российского потенциала, сочетающего его ресурсные и интеллектуальные возможности с развивающимися тенденциями изменения геополитической обстановки. Существует и целый ряд других, не менее масштабных и многообещающих замыслов. Их публичное обсуждение уже само по себе очень важно для нации. Страна, обсуждающая крупномасштабные проекты собственного развития, страна, способная смотреть вперед, — это уже не развалины коммунистического фаланстера. Это значит, что нация начинает чувствовать уверенность в своих силах. А уверенность и самоуважение — уже огромный шаг вперед по сравнению с нынешней смутой и безнадежностью.

Формирование крупномасштабных программ, вернее совокупности проектов, и анализ перспектив их реализации представляется мне важнейшей обязанностью государства. Но надо понять, что работа над подобными проектами не имеет ничего ) общего с той работой, которую проводил бывший Госплан, когда разрабатывал проекты «великих строек коммунизма». Цель анализа возможных проектов и их следствий, корреляция их с общенациональными целями — это прежде всего всесторонняя оценка перспективы, именно оценка и именно перспективы. И не больше! Такая проектная деятельность — основа для выработки определенных государственных предпочтений, структуры региональной и налоговой политики, указание направлений наиболее эффективных капиталовложений, своеобразная научная гарантия риска для частного капитала.

Последнее особенно важно. Такие масштабные проекты, как «северный обруч», не могут не привлечь внимания иностранных инвесторов и инвестиционных фондов. Но им необходимы не просто идеи, а глубокие всесторонние проработки. Причем на государственном уровне. И четкие рекомендации о необходимой внутренней политике государства. Нужно широкое публичное обсуждение подобных программ развития. Общество должно почувствовать перспективу, почувствовать собственные мускулы, почувствовать, что во главе государства стоят государственные мужи, а не политиканы. Все это и позволит поверить в будущее и стать стимулом к настоящей работе, а не только к дележу народного добра! Может быть, это и есть самое главное в подобной проектной деятельности.

Такая деятельность требует энергичного правительства и интеллигентного парламента. Заметим, что при этом существует и положительная обратная связь: проектная деятельность «цивилизует» власть. А следовательно, содействует ее укреплению. Она меняет направление мыслей власть имущих, переключая их с проблем политиканства на конкретную практическую деятельность. И еще одно соображение: такие проекты имеют четкую объединяющую направленность. Особенно, если они будут объединены с инициативами, которые идут из разных регионов огромной страны, превращая ее в единый организм — и хозяйственный, и политический.

Но это — лишь одно из направлений в сложном становлении общенациональных целей. Чаще всего они возникают как бы сами собой, отражая реальные устремления людей и их миропредставление. Но обсуждая проекты и перспективы, пробуждая энергию людей, способствуя превращению жителей страны в граждан, в нацию, интеллигенция многократно ускоряет эти процессы.

Не менее важно увидеть Россию и как культурное пространство с собственным видением своего места в развивающемся мире — мире XXI века.

Россия в мире XXI века

Сегодня многие в России смотрят на Запад. И не без основания, ибо западные страны открыли страницу либерализации не только экономики, но и всей общественной жизни, показали необходимость интеграции и, наконец, первыми поняли, что означает социальная ориентация экономики для образа жизни миллионов граждан этих стран. И у многих экономистов, и у людей, занимающихся проблемами развития цивилизации (у экологов, в частности), создается представление о существовании некоторых универсальных рецептов, жизненных универсалиях XXI века, если угодно. Я боюсь, что такое представление ошибочно и опасно.

Безусловно, определенные универсалии существуют. Их не может не быть, ибо человечество взаимодействует с Природой как единый биологический вид. И такие универсалии рождались в сознании людей независимо от их расовой принадлежности, места обитания и других обстоятельств их жизни, как проявление той логики универсального эволюционизма, которая привела к появлению на Земле «человека разумного». Одна из этих великих универсалий — заповедь «Не убий!»,которая, в той или иной форме возникла у всех народов. Универсалии рождаются и сегодняшней практикой жизни. Разве не является универсалией — универсальность технического развития или утверждение элементов планирования в либеральной экономике.

Но, между тем, закон дивергенции (т.е. непрерывное «расхождение» особенностей человеческого общества) — это тоже универсалия. В процессе эволюции непрерывно изменяются, множатся различные формы человеческого общежития, организационные структуры деятельности, особенности духовного мира людей. Вот почему любое слепое подражание не только вредно, но и опасно.

Вот почему Запад (любой запад!) — это лишь опыт, но не объект для подражания. Так же как и Восток. Особенно для нас, для России, связывающей эти два региона экономики и культуры, два важнейших центра будущего информационного общества.

Мы говорим о XXI веке. Но отдаем ли мы себе отчет в том, что означает выражение «мир XXI века».Нам предстоит еще разобраться в том, что означает такое словосочетание, каким мы видим и хотим видеть планетарное общество на грани тысячелетий. Но одно уже очевидно — в авангарде истории окажутся не те народы, у которых сегоднянаиболее устроена производственная жизнь, а те, менталитет которых окажется наиболее настроенным на потребности цивилизации XXI века.

Вот с этих позиций и следует думать о национальных интересах, наших трудностях и возможностях. И, прежде всего, попытаться ответить на вопрос — что такое Россия? Без иллюзий, со всей жесткостью и беспощадностью истинных патриотов: только так интеллигенция сможет нащупать истинное понимание ситуации, понять реальную обстановку. Только так мы окажемся способными понять, как в процессе невероятного перемешивания людей и стремительного этногенеза, охватившего всю территорию Советского Союза, огромная часть нашей нации обрела психологию люмпенов, как в ее толще рождалась «коммунальная сволочь» — и вообще все то, сегодня стоит на пути к обретению русским народом достойной ниши в сообществе XXI века. Только беспощадная честность поможет нам выработать иные стандарты, соответствующие российской реальности конца века, столь непохожего на его начало.

***

Я называю свою позицию позицией «ограниченного пессимизма». Такой термин я оправдываю тем, что вижу огромные возможности моей страны и моего народа. Но у меня глубокие сомнения в том, что мы сможем ими сегодня умело воспользоваться. Сталкиваясь с людьми, которые всю жизнь посвящали себя политике, я вижу такую ориентированность их мысли, которая не дает возможности спокойного обсуждения будущности страны, обсуждения, исключающего ориентацию на собственный и притом сиюминутный успех. Это свойство политиков современной волны, может быть одно из самых страшных наследий коммунистической эпохи.

И тем не менее, мы должны сообща думать о месте нашей Родины в мире XXI века. И делать все возможное, чтобы оно было достойным!


Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Институциональные ловушки российской экономики

Проблемы соотношения монополии и монопсонии на рынке труда региона. дипломная (вкр). эктеория. 2021-11-02

Министерство
образования и науки Российской Федерации

Федеральное
агентство по образованию

Костромской
государственный технологический университет

Кафедра
экономической теории

КУРСОВАЯ
РАБОТА

по
экономической теории

на
тему: Проблемы соотношения монополии и монопсонии на рынке труда региона

Студент:

Шокшин Дмитрий
Анатольевич

Группа: 09-Э-4(Б)

Научный
руководитель:

Бекенёва Любовь
Александровна

Кострома

Содержание

Введение

. Рынок
труда

1.1 Сущность
рынка труда

1.2 Функции рынка труда

.3 Особенности рынка труда в России

. Монополия
на рынке труда

.1 Сущность
монополии на рынке труда

.2 Государственное
регулирование монополии на рынке труда

. Монопсония
на рынке труда

.1 Сущность
монопсонии на рынке труда

.2 Государственное
регулирование монопсонии на рынке труда

. Соотношение монополии и монопсонии
на рынке труда региона

Заключение

Список литературы

Введение

Нынешний мир невозможно представить себе без
рынков, а рынки, в свою очередь, невозможно
представить без конкуренции. Однако, рынки и, соответственно,
конкуренция не одинаковы.

Рынки совершенной конкуренции. На таком рынке
имеется много продавцов и покупателей, а поэтому ни один отдельно взятый
продавец или покупатель не оказывает значительного влияния на цену. Большинство
сельскохозяйственных рынков близки к рынкам совершенной конкуренции. Например,
тысячи фермеров выращивают пшеницу, которую покупают тысячи покупателей. В
итоге ни один фермер и ни один покупатель не могут существенным образом
повлиять на цену пшеницы.

Актуальность темы выражается в том, что в
настоящее время экономика России испытывает существенный дефицит инвестиционных
ресурсов. В то же время на руках у населения находятся сбережения, размер
которых, по различным экспертным оценкам, составляет несколько десятков миллиардов
долларов США. Это преимущественно наличные деньги — рубли и иностранная валюта.

Многие другие рынки достаточно конкуренты, чтобы
рассматривать их как рынки совершенной конкуренции. Мировой рынок меди,
например, имеет несколько десятков поставщиков. Этого достаточно, чтобы в
случае, если один из поставщиков выходит из дела, влияние на цену было бы
незначительно.

Такая же картина наблюдается на многих рынках
минерального и природного сырья — таких, как уголь, железо, олово или
пиломатериалы. Ряд рынков с небольшим числом поставщиков рассматривается
все-таки как конкурентные в целях анализа. Например, авиационные перевозки в
США обслуживаются несколькими десятками компаний, но большая часть авиационных
перевозок приходится лишь на нескольких из них. Тем не менее конкуренция между
ними (но не всегда) достаточно жесткая, а поэтому в некоторых случаях (но не во
всех) рынок рассматривается как конкурентный.

Доходы совершают в экономике своеобразный
кругооборот: поступая в семью в обмен на принадлежащие ей факторы производства
(труд, землю, капитал, предпринимательскую деятельность), они превращаются в
доходы производителей, создавших и предложивших товары и услуги семье. Часть
средств аккумулируются в виде сбережений (домохозяйств) и накоплений
(предприятие). Свою долю доходов — через налоги — получит и государство,
средства, которые оно использует для поддержания экономически слабых и
неимущих, создание лучших условий для функционирования экономики в целом.
Вопрос распределения доходов достаточно широко освещен в литературе по
экономической тематике, а также в периодике, посвященной вопросам экономики.

Кроме рынков совершенной конкуренции существуют
рынки несовершенной конкуренции, о них, а именно о несовершенной конкуренции,
далее и пойдет речь. Такая (несовершенная) конкуренция может существовать в
условиях монополии, олигополии, монопсонии, а также на рынке дифференцированных
продуктов. Эти понятия мы и попробуем раскрыть в главной части нашего реферата
(кроме рынка дифференцированных продуктов из-за недостатка бумаги и
информации).

Целью данной работы является комплексное
изучение структуры функционирования монополий и монопсоний на рынке труда и
сравнение и детальное изучение их, на рынке труда региона.

Задачи:

определение сущности монополии и монопсонии;

анализ деятельности государства на рынке труда;

изучение особенностей монополии и монопсонии на
рынке;

соотношение монополии и монопсонии на рынке
труда региона.

ГЛАВА I.
Рынок труда

1.1.Сущность рынка труда

Рынок — обязательный компонент товарного хозяйства.
Без товарного производства нет рынка, без рынка нет товарного производства.
Объективная необходимость рынка вызвана теми же причинами, что и товарное
производство: развитием общественного разделения труда и экономическим
обособлением субъектов рыночных отношений. Эти условия зарождались и
развивались как единое целое, как единый процесс взаимодействия производства и
сбыта продукции. [2,с.16]

Рынок многолик и столь же разнообразно его
определение. В учебнике политэкономии под редакцией В. Медведева и Л. Абалкина
дается такое определение рынку: «Рынок — это обмен, организованный по
законам товарного производства и обращения, совокупность отношений товарного и
денежного обращения». Здесь возникает ряд других вопросов: Что это за
законы товарного производства и обращения? Как понимать совокупность отношений
товарного и денежного обращения? Есть упрощенное толкование рынка как места
продажи, где встречаются продавцы и покупатели. [2,с.28]

Рынок — есть тип хозяйственных связей между
субъектами хозяйствования, это общественная форма функционирования экономики.
Рынок — это форма движения общественного продукта и услуг. [2,с.89]

П. Самуэльсон определяет рынок как «процесс
конкурентных торгов». Можно (а может быть и лучше) определять рынок как
механизм, сводящий вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов
(поставщиков) отдельных товаров и услуг. Под это определение подходят магазин,
закусочная, АЗС, парикмахерская, фондовая и товарная биржи, отдел кадров любого
предприятия и т.д. [2,с.85]

Рынки принимают самые разные формы. Восточный
базар и отечественная «толкучка» представляют собой шумное токовище,
где каждый продавец надеется заполучить покупателя на свой товар и по
возможности обмануть его. [3, с.45]

Организаторы аукционов сводят вместе покупателей
и продавцов предметов искусства, антикварных ценностей, скаковых лошадей и т.д.
Многие развозят или разносят свой товар по домам и квартирам в удобное для
хозяев время. Представитель крупной фирмы помогает выпускникам Университета
получить работу. Он связывает потенциальных покупателей с потенциальными
продавцами рабочей силы. Одни рынки являются локальными, другие носят
национальный, международный характер. Рынок возник еще на стадии варварства и
на протяжении всей истории выполнял созидательную функцию. Он открывал простор
для предпринимательской деятельности, активно воздействовал на формирование
производственных и личных потребностей населения. Конкуренция между продавцами
вела к тому, что нежизнеспособный предприниматель выбывал из рыночных
отношений, разорялся. Преуспевающий становился еще сильнее, еще богаче.
Выбрасывался из трудового процесса и опускался на «дно» неумелый,
мало знающий или нерадивый работник. Механизм рынка — это механизм прогресса.
Его оборотная сторона заключается в его жестокости. Последняя суть всего
живущего по законам естественного отбора.[3,с.56]

На экономическом рынке постоянно совершаются
революции. Выросли цены на мясо и другую продукцию животноводства, — покупатель
переключился на картофель и хлеб; выросли цены на картофель, — и теперь уже, не
находя подходящей замены, потенциальный покупатель, гонимый нуждой, вернулся в
исходное для общества положение — сам добывает себе пропитание на неудобных
землях. У потенциального продавца в связи с этим изменяется структура производства.
По мере того как изменяются человеческие потребности и желания, технология
производства, запасы природных богатств и другие производственные факторы,
рынок регистрирует изменение цен, количества реализуемых товаров и производимых
услуг. [3,с.76]

Сводный рынок.

Свободный рынок характеризуется следующими
чертами:

неограниченным числом участников рыночных
отношений и свободной конкуренцией между
ними;

свободным доступом к любым видам хозяйственной
деятельности всех членов общества;

неограниченной свободой продвижения капитала и
рабочей силы;

наличием у каждого участника полной информации о
рынке;

стихийным установлением цен в ходе свободной
конкуренции;

на свободном рынке ни один участник не в
состоянии изменить рыночную ситуацию по
своему усмотрению.

В известной мере можно говорить, что свободный
рынок представляет саморегулирующийся механизм. Однако, любая система наряду с
достоинствами имеет и свои недостатки. Применительно к свободному рынку эти
недостатки заключаются в следующем:

Рынок ведет к дифференциации доходов, а
следовательно, и уровней жизни населения;

Не создает условий для реализации права на труд;

Не гарантирует полную занятость населения;

Не создает стимулов для производства товаров и
услуг коллективного пользования;

Не создает мотиваций для фундаментальных научных
исследований;

Не защищает среду обитания человека от
загрязнения;

Рынок готов удовлетворить любую потребность,
вплоть до патологической.

В чистом виде капитализм и свободный рынок
никогда не существовали и, вероятно, никогда не будут существовать. Свобода
рынка всегда была относительной. Правительства вмешивались в рыночный механизм
и стремились использовать его для достижения определенных конкретных целей.
Что-то запрещалось к продаже, что-то облагалось налогом, что-то поощрялось. С развитием
общества регулирующая роль государства в организации хозяйственной жизни
возрастала. С переходом к машинному производству этот процесс стал протекать
особенно заметно. На рубеже XIX и XX столетий стало очевидным, что крупное
высококонцентрированное производство стало просто не в состоянии успешно
развиваться без прямой поддержки со стороны государства.

.2 Функции рынка труда

Функции рынка труда определяются ролью труда в
жизни общества, когда труд выступает важнейшим источником дохода и благосостояния.
С экономической точки зрения труд — важнейший производственный ресурс (фактор).
В соответствии с этим выделяют две главные функции рынка труда. Социальная
функция заключается в обеспечении нормального уровня доходов и благосостояния
людей, нормального уровня воспроизводства производительных способностей
работников. Экономическая функция рынка труда заключается в рациональном
вовлечнии, распределении, регулировании и использовании труда. Рынок труда
выполняет ряд стимулирующих функций, способствующих развертыванию
конкурентоспособности между его участниками, повышению заинтересованности в
высокоэффективном труде, повышении квалификации и перемены профессии. [7, с.23]

Рынок труда характеризуется совершенной
конкуренцией, реализуемой через механизм гибких рыночных цен, когда ни
отдельные работодатели, ни отдельные работники не могут влиять на рыночную
ситуацию в целом; равновесные ставки заработной платы не зависят от поведения
отдельных фирм или групп работников, а определяются общей конъюнктурой, т. е.
общим взаимодействием всех участников рыночного процесса. [15,с.324]

Объединяя все вышеперечисленные функции, можно
составить следующую таблицу:

Институциональные ловушки российской экономики

.3 Особенности рынка труда в России

Отечественный рынок труда в значительной степени
разбалансирован. Причем это относится ко всем его срезам — региональному,
профессиональному, квалификационному, отраслевому, демографическому. Причины
коренятся в несовершенстве законодательства, которое, несмотря на свою
«разветвленность», не образует целостной системы. [6,с.23]

В первые пореформенные годы одной из наиболее
сложных была задача перераспределения рабочей силы, занятой на несостоятельных
предприятиях. В интересах ее решения государство отказалось от регулирования
уровня заработной платы, отменило гарантии занятости, сняло формальные барьеры,
ограничивающие мобильность рабочей силы. Чтобы смягчить негативные последствия
ожидавшегося резкого всплеска безработицы, а также снизить неопределенность в
сфере занятости, государство начало осуществлять программу защиты от
безработицы работающего населения. [6,с.56]

Прогнозы крупномасштабного высвобождения рабочей
силы не оправдались. Более того, падение уровня занятости оказалось меньшим,
нежели можно было ожидать, учитывая глубину спада производства. Ограниченная по
своим масштабам реструктуризация занятости и высокие темпы инфляции
способствуют снижению реального уровня заработной платы. Несмотря на факты,
свидетельствующие о довольно значительной мобильности рабочей силы, работники в
своей массе не переходят на более эффективные рабочие места, а количество вновь
создаваемых рабочих мест ограничено. [6,с.98]

Правовые пробелы (например, отсутствие трудового
миграционного законодательства), несогласованность отдельных норм и
половинчатость ряда положений сказываются на практике трудовых отношений.

Основой государственного управления рынком труда
должны были стать принятые правительством Концепция действий на рынке труда на
2003-2005 гг. и план мероприятий по ее реализации. Однако к заметным подвижкам
это не привело. [6,с.345]

Недостаточная действенность упомянутых
документов, по-видимому, связана с отсутствием в Концепции четко обозначенной
ответственности государства применительно к регулированию рынка труда. На мой
взгляд, она должна охватывать:

обеспечение занятости населения, направленной на
повышение гибкости рынка труда, развитие эффективной занятости, создание
условий для снижения уровня безработицы и социальную поддержку безработных
граждан;

устранение межрегиональных диспропорций на рынке
труда;

повышение конкурентоспособности рабочей силы;

поддержку малого предпринимательства;

регулирование трудовой миграции;

создание условий для профессиональной подготовки
впервые вступающих в трудовую деятельность и развитие профориентации;

введение трудовых стандартов (разработка
общероссийского классификатора профессий, профессиональных стандартов).

Выделение именно этих направлений
государственного регулирования диктуется особенностями отечественного рынка
труда.

Во-первых, неблагоприятной демографической
ситуацией. Предыдущее десятилетие отмечено повышением предложения рабочей силы:
численность трудоспособного населения увеличилась с 83,7 млн. человек в 1993 г.
до 90,1 млн. человек в 2004 г. Выход на пенсию относительно малочисленного
контингента «детей войны» и вхождение в трудоспособный возраст
среднего по численности поколения, родившегося в 80-е годы, иммиграция из
ближнего зарубежья обусловили количественное увеличение трудоспособного
населения. 2005 г. станет последним годом роста численности населения
трудоспособного возраста. В 2003 г. прирост (максимальный) трудоспособного
населения достиг 674 тыс. человек, в 2004 г. — 542 тыс., в 2005 г. (прогноз) —
лишь 258 тыс. С 2006 г. начнется абсолютное сокращение численности населения
трудоспособного возраста (согласно прогнозам, 89,9 млн. человек в 2007 г. и
89,1 млн. — в 2008 г.).

В предыдущие годы существенным фактором
увеличения численности населения являлась миграция. Однако в настоящее время
она существенно сократилась и составляет только 0,1%. [6, с.56]

Снижение иммиграции и вступление в
трудоспособный возраст поколения 90-х, которое характеризуется низкой
рождаемостью, предопределяет количественное сокращение трудоспособного
населения и его качественное ухудшение, связанное с началом старения
экономически активной части населения. [6, с.321]

Во-вторых, низким качеством национальной рабочей
силы. Качественная структура российской рабочей силы в целом уступает западной.
Так, в начале 90-х годов соотношение долей занятых преимущественно умственным
трудом и преимущественно физическим трудом у нас составляло приблизительно 40 :
60, тогда как в США, к примеру, 58 : 42 (1995 г.). Включение России в мирохозяйственные
процессы сделало очевидными низкую культуру отечественного труда, недостаточную
профессиональную подготовку (которая адекватна преобладающему в стране
технологически устаревшему производству), разрыв между профессиональным
образованием, прежде всего высшим, и требованиями рынка труда. Крайне негативно
на качестве рабочей силы сказалось разрушение системы начального
профессионального образования (школа, ПТУ) и внутрифирменной переподготовки.
Ярко выраженная тенденция увеличения количества лиц с высшим профессиональным
образованием (доля граждан, имеющих высшее профессиональное образование, в
экономически активном населении за 1992 — 2003 гг. повысилась с 17,6% до 25,8%)
не связана с экономическим ростом на основе технологической модернизации. То, что
более половины выпускников вузов работают не по специальности, свидетельствует
о несоответствии предложения спросу на квалифицированные кадры.
Профессиональный уровень значительной части российских работников не отвечает
международным стандартам, что делает их неконкурентоспособными на глобальном
рынке труда. [6, с.34]

Отсутствие прогнозов потребностей рынка труда в
специалистах определенных профессий (квалификации) и программ подготовки
необходимых экономике специалистов уже сегодня порождает дефицит кадров на
локальных рынках труда (судя по всему, он будет расти). [6,с.234]

В-третьих, слабой мобильностью рабочей силы.
Учитывая масштабы территории, она порождает существенные региональные различия
— избыток рабочей силы в одних регионах и нехватку в других. [6,с.239]

В ряде субъектов РФ (Республика Марий Эл,
Дагестан, Чувашия, Адыгея, Мордовия, Псковская, Ярославская, Ивановская
области) возможности трудоустройства на фоне высокой безработицы крайне
ограничены — на одно вакантное место претендуют несколько десятков человек.
Такое положение обусловлено различными причинами, но в первую очередь
моноспециализацией регионов, зависимостью от нескольких крупных предприятий,
переживающих трудности в условиях кризиса.

Ограниченность внутренней мобильности рабочей силы,
связанная с отсутствием доступного рынка жилья и большим количеством поселений
с градообразующими предприятиями, военных городков, закрытых
административно-территориальных образований (в таких населенных пунктах в
настоящее время проживает свыше 24 млн. человек), приводит к неравномерному
распределению трудовых ресурсов, высокому уровню неэффективной занятости,
усилению напряженности на региональных рынках труда, росту общей и
регистрируемой безработицы, увеличению нелегальной миграции (по официальным данным
— 1,5 млн. человек, по экспертным оценкам — более 4 млн.). [13, с.345]

В-четвертых, неэффективной занятостью населения.
При сокращении ВВП в 1991-1999 гг. на 41,5% численность занятых уменьшилась
всего на 15,3%. Показателем неэффективной занятости является неполная занятость
(работающие в течение года неполное рабочее время по инициативе администрации
или находившиеся в вынужденных отпусках). Превышавшая в 1995-1999 гг. 12 млн.
человек, в настоящее время она снизилась до 3 млн.

Одним из факторов сохранения уровня занятости
при серьезном спаде производства явилась «эластичность заработной
платы», что характерно для российского рынка труда. Преобладающая в
настоящее время безработица, вопреки расхожему представлению о ней, — в
основном «синеворотничковая». В 1994 г. 63% безработных составляли
рабочие. Среди специалистов безработными были 20,5%. В 1996 г. среднее общее
или специальное образование имели 70% безработных, высшее — 8,3%, не закончили
среднюю школу около 20%. Спрос на дефицитные рабочие профессии во многих
отраслях не удовлетворен и сегодня. [7, с.123]

Прямым следствием неэффективной занятости
является низкая производительность труда (которая в настоящее время в России в
3 раза ниже, чем в экономически развитых странах), скрытая безработица и фактическое
снижение численности работающего населения. [17,с.345]

Неэффективная занятость самым непосредственным
образом влияет на снижение оплаты труда. В-пятых, существованием значительного
неформального сектора экономики. По оценкам Минздравсоцразвития России,
неформальная занятость является единственной для более чем 7,5 млн. человек, а
ее общие масштабы оцениваются в 10-12 млн. человек. Речь идет, в частности, о
так называемых челноках, лицах, занятых мелкорозничной торговлей, сотрудниках
незарегистрированных охранных структур, людях, вовлеченных в нелегальный бизнес
(проституция и т.д.). Кроме того, существует немало видов деятельности
(консультативные услуги, репетиторство, ремонт жилья и автомобилей,
строительство дач и садовых домиков и т.п.), которые нередко осуществляются без
какой-либо регистрации и уплаты налогов. [17, с.34]

В-шестых, незначительной долей занятых в малом
бизнесе. Мировой опыт свидетельствует, что именно он является главным резервом
создания новых рабочих мест и важным источником повышения жизненного уровня
населения. В нашей стране только 11% ВВП производится предприятиями малого
бизнеса (на Западе этот показатель — не менее 60%). [6, с .324]

В-седьмых, ситуацией в сельской местности.
Сравнительно более высокие темпы роста численности трудоспособного населения,
недостаточное количество создаваемых новых рабочих мест, специфика труда и
условий жизни формируют ряд особенностей сельской занятости. Например, в
2000-2002 гг. количество сельских безработных, зарегистрированных в органах службы
занятости, возросло с 325,3 до 455,9 тыс. человек. [6, с.287]

Вместе с тем, если в 1992-1999 гг. численность
занятого сельского населения уменьшилась на 3,1 млн. человек, то в 1999-2004
гг. она увеличилась более чем на 2 млн. В последние годы отток рабочей силы из
села снижается: в 2003 г. — более чем в 2 раза по сравнению с 1992 г.

Наряду с относительно более высокой смертностью
и ростом заболеваемости на селе миграция молодежи из деревень (около 5%
выбывшего сельского населения) обостряет проблему восполнения трудовых
ресурсов. [17,с.345]

Эффективно функционирующий рынок рабочей силы
требует соблюдения ряда условий, в частности: продолжения приватизации и
равенства форм собственности; реальной, а не формальной отмены прописки,
препятствующей свободному перемещению рабочей силы; создания рынка жилья;
организации эффективной системы содействия найму, переквалификации и
материальной помощи безработным.[17, с.176]

ГЛАВА II.
Монополия на рынке труда

2.1 Сущность монополии на рынке труда

Монополия исключительное право в определенной
области государства, организации, фирмы. Монополии — крупные хозяйственные
объединения (картели, синдикаты, тресты, концерны и так далее), находящиеся в
частной собственности (индивидуальной, групповой или акционерной) и осуществляющие
контроль над отраслями, рынками и экономикой на основе высокой степени
концентрации производства и капитала с целью установления монопольных цен и
извлечения монопольных прибылей. [10,с.56]

Однако, в рамках монополии на рынок труда, можно
рассматривать, пожалуй, лишь деятельность профсоюзов. Ведь, если рабочие
объединены в мощный профсоюз, то они действуют как монополисты, в случае же
существования нескольких профсоюзов — как олигополисты. В то же время
монопольный спрос на труд называется монопсонией и будет рассмотрен в следующей
главе.

Поэтому в данной главе будет рассмотрена роль,
деятельность и значение профсоюзов на рынке труда. Так же будет рассмотрен
пример монопольной власти профсоюза.

Итак, важную роль на рынке труда играют
профсоюзы. Профсоюзы — это объединение работников, обладающее правом на ведение
переговоров с предпринимателем от имени и по поручению своих членов.[18, с.456]

Цель профсоюза — максимизация зарплаты своих
членов, улучшение условий их работы и получение дополнительных выплат и льгот.
На конкурентном рынке профсоюзы действуют двояким образом: они стремятся либо к
повышению спроса на труд, либо к ограничению предложения труда.[16, с.134]

Повышение спроса на труд достигается путем
увеличения спроса на продукт (реклама, использование политического лобби).
Повышению спроса на труд способствует также рост эффективности и качества
труда. В результате повышения спроса на продукт кривая спроса сдвигается вверх.
Если кривая предложения имеет положительный наклон, то это приводит к росту
занятости и увеличению зарплаты. К способам влияния профсоюза на спрос на труд
можно отнести следующие:

·    увеличение спроса на производимые фирмой товары
и услуги (реклама продукции со стороны профсоюза);

·        повышение производительности труда;

·        изменение цен других факторов
производства — рост цен взаимозаменяющих и снижение цен взаимодополняющих
факторов.

Рост зарплаты может быть достигнут и другим
путем: ограничением предложения труда. Этого можно добиться включением данной
специальности в список лицензируемых профессий, сокращением рабочей недели,
запрете или уменьшении объема сверхурочных работ, понижении пенсионного
возраста, сдерживании иммиграции иностранных рабочих. В результате этих
действий кривая предложения сдвигается влево, что приводит к сокращению
количества занятых и повышению их зарплаты.

Методы, позволяющие достичь сокращения рыночного
предложения труда на рынке:

·    ограничение иммиграции (воздействие на
правительство); ограничение использования детского труда;

·        поддержка обязательного ухода на
пенсию;

·        поддержка сокращения рабочего дня и
рабочей недели;

·        сокращение численности членов в
профсоюзе;

·        принуждение предпринимателей
нанимать на работу только членов профсоюза;

·        лицензирование профессий.

Успех деятельности профсоюзов в значительной
мере зависит от степени эластичности кривой предложения труда. Чем менее
эластична кривая предложения, тем больше увеличится зарплата при несущественном
росте числа занятых. Чем более эластична кривая предложения, тем меньше
возрастет зарплата, но больше увеличится занятость.[18,с.21]

Одним из направлений деятельности профсоюза
является борьба за расширение государственного нормирования и регулирования
труда. Важной составной частью такого нормирования является законодательство о
минимуме зарплаты. Цель его заключается в установлении минимума зарплаты выше
равновесного уровня. Средний уровень зарплаты при этом повышается, однако
сокращаются и масштабы найма рабочих.[16, с.67]

Несколько слов хотелось бы сказать о профсоюзном
движение в России. Предшественниками профсоюзов в России принято считать
стачечные комитеты, которые возникали в 1890-е. Профсоюзы в собственном смысле
слова появились в нашей стране только во время революции 1905-1907. Именно в
этот период сложились профсоюзные комитеты на крупных питерских заводах —
Путиловском, Обуховском. 30 апреля 1906 в российской столице состоялось первое
общегородское собрание рабочих — металлистов и электриков. Эту дату принято
считать точкой отсчета истории профсоюзов нашей страны.[18, с.98]

Однако, прошло более ста лет и в российских
профсоюзах наблюдается следующее.

Во-первых. Нет сплоченности и между разными
профсоюзными организациями. Хотя известны отдельные примеры координированных
действий (забастовки Российского профсоюза докеров во всех портах России и
Федерации профсоюза авиадиспетчеров во время Дней единых действий за сохранение
КЗоТа в 2000 и 2001), но в целом взаимодействие между различными профсоюзами
(даже на одном предприятии) минимально. Одной из причин этой раздробленности
являются амбиции профсоюзных лидеров и непрекращающиеся взаимные упреки в
невыполнении тех или других функций. [12,с.12]

Во-вторых. Несмотря на то, что современные
российские профсоюзы объединяют очень большую долю работников наемного труда,
их влияние на экономическую жизнь остается довольно слабым. Эта ситуация
отражает как общемировой кризис профсоюзного движения, так и специфические
особенности постсоветской России как страны с переходной экономикой.[12,с.90]

Далее перейдем к рассмотрению ситуации, при
которой профсоюз оказался монополистом на рынке труда.

Итак, предположим, что профсоюз сформировался на
неконкурентном рынке труда. Рассмотрим крайнюю ситуацию, когда профсоюз
оказался в роли монополиста. Как покупатели факторов производства обладают
монопсонической властью, так и продавцы этих факторов могут иметь монопольную
власть. Монопольная власть профсоюза позволяет ему сократить число занятых с
LCK до LM и увеличить, таким образом, заработную плату с WСК до WM.[16, с.76]

Институциональные ловушки российской экономики

Рис. 1 — Монопольное предложение труда
профсоюзом

Кривая спроса на рабочую силу (DL) отражает
предельные доходности фирм, конкурирующих за приобретение рабочей силы на
данном рынке труда. Кривая предложения рабочей силы (SL) показывает, как
работники предлагали бы свой труд, если на рынке не существовало бы монопольной
власти профсоюза. В условиях совершенной конкуренции равновесная ставка
заработной платы составила бы W ск и было бы нанято Lск рабочих.

Поскольку профсоюз обладает монопольной властью,
то профсоюз может выбрать любую ставку заработной платы и соответст­вующее
количество труда. Если бы профсоюз максимизировал количество нанятых
работников, то он выбрал бы ситуацию, соответствующую конкурентному равновесию.
Если же профсоюз намерен максимизировать ставку заработной платы, то он пойдет
путем ограничения количества своих членов. Профсоюз выбирает количество
нанимаемых работников таким образом, чтобы его предельный доход (дополнительная
заработная плата) равнялся дополнительным издержкам по привлечению его членов к
работе. На рисунке это соответствует ситуации, когда кривая предельного дохода
(mr) пересекает кривую предложения. В результате в условиях монопольной власти
профсоюза будет нанято LM работников, заработная плата которых составит
Wm.[16,с.87]

2.2 Государственное
регулирование монополии на рынке труда

В условиях монопольного положения покупателя
рабочей силы он сокращает число нанимаемых работников и увеличивает
интенсивность труда.

В ряде случаев федеральное правительство России
является единственным покупателем продукции оборонного значения, а
соответствующие предприятия — фирмы выступают в качестве единственного
покупателя услуг труда. В таких случаях государство совместно с профсоюзами и
покупателями услуг труда должно ограничивать монополистический характер
действий единственных фирм-производителей. Отсутствие в такой ситуации
конкуренции между покупателями услуг труда должно становиться предметом
регулирования со стороны Министерства по антимонопольной политике. В практике
регулирования рынка труда в США, отсутствие конкурентных отношений среди
покупателей услуг труда рассматривается как картельное соглашение с
соответствующей оценкой Министерства юстиции и официального арбитражного суда
юстиции как недопустимого явления.[18, с.134]

На рынке труда может наблюдаться деятельность
профсоюзов как коллективных агентов, имеющих исключительное право для ведения
переговоров от имени своих членов по вопросам заработной платы. Каждый профсоюз
может контролировать предложение услуг труда, его производительность и
заработную плату членов объединения. В настоящее время контроль профсоюзов над
указанными параметрами рынка услуг труда может осуществляться на основе
Трудового кодекса Российской Федерации.[22, с.187]

В условиях двухсторонней монополии на рынке
услуг труда установление государством минимального уровня заработной платы
может служить средством установления более высокой заработной платы (в
сравнении с конкурентным рынком) и найма большего числа работников.

Глава III.
Монопсония на рынке труда

3.1 Сущность
монопсонии на рынке труда

Монопсония на рынке труда — модель рынка, на
котором фирма «диктует заработную плату». В этом случае ставка
заработной платы, которую фирма должна выплачивать, находится в прямой
зависимости от количества нанимаемых работников. Такая ситуация характерна для
рынков, на которых ограниченно представлена покупающая сторона (один или
несколько нанимателей), согласованно действующая при найме работников. В
условиях монопсонии кривая предельных издержек на ресурс (МРС) будет
располагаться выше кривой предложения ресурса, так что фирма должна повышать
ставки заработной платы при найме дополнительных работников. Максимизируя
прибыль, фирма будет нанимать меньше работников и выплатит им более низкую
заработную плату, чем на конкурентном рынке труда.[14, с.32]

Монопсония на рынке труда возникает при
следующих условиях:

1)   на рынке труда взаимодействуют, с одной
стороны, значительное количество квалифицированных рабочих, не объединенных в
профсоюз, а с другой — либо одна крупная фирма-монопсонист, либо несколько
фирм, объединенных в одну группу и выступающих как единый наниматель труда;

2)      данная фирма (группа фирм) нанимает
основную часть из суммарного количества специалистов какой-то профессии;

)        этот вид труда не имеет высокой
мобильности (например, из-за социальных условий, географической разобщенности,
необходимости приобрести новую специальность и т. п.);

)        фирма-монопсонист сама устанавливает
ставку заработной платы, а рабочие либо вынуждены соглашаться с такой ставкой,
либо искать другую работу.

Рынок труда с элементами монопсонии не является
редкостью. Особенно часто подобные ситуации складываются в небольших городах,
где действует только одна крупная фирма — наниматель труда. При совершенном
конкурентном рынке труда предприниматели имеют широкий выбор специалистов,
мобильность труда абсолютна, любая фирма нанимает труд по неизменной цене, а
кривая предложения труда в отрасли отражает предельные издержки на наем ресурса
— труда. Такой рынок труда характеризуется следующими условиями: [14, с.59]

) работники, занятые определенным видом труда,
сосредоточены в основном на одной фирме;

) данный вид труда является относительно
немобильным либо в силу географических факторов, либо ввиду того, что при
имеющейся у работника специальности и квалификации он не может найти другое
место работы, не пройдя переподготовку;

) фирма «диктует заработную плату» в
том смысле, что ее ставка находится в прямой зависимости от числа нанимаемых
работников.

При недискриминирующей монопсонии работодатель
всем работникам платит одинаковую заработную плату, равную средним издержкам на
труд, но для найма дополнительной единицы труда он должен предложить более
высокую заработную плату, чем уже платит, и новому работнику, и прежним.
При
монопсонии ставка заработной платы и предельные издержки на труд являются
возрастающими функциями от количества используемого труда. Кривая предельных
издержек на труд отклоняется от кривой предложения труда и расположена
круче.[23, с.214]

К основным признакам монопсонии следует отнести:

) сосредоточение основной части (или даже всех) занятых
в сфере определенного вида труда на одной фирме;

) полное (или почти полное) отсутствие
мобильности работников, не имеющих реальной возможности сменить работодателя
при продаже своего труда;

3) установление монопсонистом (единственным
работодателем) контроля за ценой труда в интересах максимизации прибыли.
Проиллюстрируем вначале монопсоничеекую ситуацию на рынке труда с помощью
условных данных.

Графическое изображение монопсонии на рынке
труда выглядит так, как это показано на рис. 2 [23, с.40]

рынок труд монопсония
монополия

Институциональные ловушки российской экономики

Рис. 2 — Монопсония на рынке труда

Кривая спроса DL для монопсониста представляет
собой кривую предельного продукта труда в денежном выражении MRPL, а кривая
предложения труда SL — линию средних издержек на ресурс (в данном случае на
труд) ARCL. Кроме того, следует напомнить, что у монопсониста предельные
издержки на фактор MRCL растут быстрее по мере увеличения закупок услуг труда,
чем средние издержки ресурса, то есть ARCL. [23, с.56]

Монопсонист, нанимающий дополнительное
количество работников, вынужден не только привлекать вновь нанимаемых рабочих
более высокой ставкой заработной платы, но и устанавливать эту повышенную
ставку и для работников, нанятых ранее. Равновесие на рынке труда в случае
монопсонии определяется точкой пересечения кривых предельных издержек на фактор
(MRCL) и предельным доходом от продукта используемого фактора (MRPL), то есть
точкой E. Поэтому в отрасли будет нанято меньше работников, чем в условиях
совершенной конкуренции (на величину LеLм ) и по более низкой ставке заработной
платы (на величину We Wm).
[23, с.46]

Главное, что отличает ситуацию при монопсонии от
совершенной конкуренции, — рост ставок заработной платы при найме
увеличивающегося числа работников. Другими словами, если для компании —
совершенного конкурента предложение труда абсолютно эластично и фирма может
нанять любое потребное ей число работников по одной и той же ставке, то при
монопсонии график предложения имеет обычный, повышающийся с ростом цен вид. И
это непонятно: монопсонист-фактически фирма-отрасль. Увеличение его спроса на
труд автоматически означает и рост общеотраслевого спроса. Чтобы привлечь
дополнительных рабочих, их приходится переманивать из других отраслей.
Соотношение спроса и предложения в экономике меняется, цены на труд растут.
[23, с.135]

Монопсония на рынке труда выражается также в
том, что для фирмы-монопсониста предельные издержки, связанные с оплатой
трудовых ресурсов, растут быстрее ставки заработной платы. Действительно, пусть
фирма решила нанять дополнительно к двум рабочим третьего. Каковы будут ее
дополнительные издержки? Во-первых, придется платить зарплату третьему рабочему
(предположим 6 единиц), т.е. в этой части предельные издержки вырастут в
соответствии с ростом ставки заработной платы. Но этим добавочные расходы не
ограничатся. Во-вторых, фирма должна будет повысить ставку заработной платы
двум уже работавшим (с 4 единиц до того же уровня в 6 единиц). В итоге
заработная плата вырастет только с 4 до 6 единиц, но предельные издержки
увеличатся с исходного уровня в 6 единиц до 10 единиц (действительно: 6 [2 х
(6 — 4)] = 10). [23, с.472]

.2 Государственное
регулирование монопсонии на рынке труда

Государственное регулирование рынка труда —
необходимость для России. Все более настоятельной необходимостью для России
является целенаправленное и эффективное государственное регулирование рынка
труда. Уповать и надеяться лишь на позитивные результаты саморегуляции рынка
трудовых ресурсов ни в коей мере нельзя. Ведь в нашей стране широко
распространена монопсония, достаточно слабы профсоюзы, отсутствуют традиции
поиска компромиссов и социального партнерства между трудом и капиталом, словом,
крайне велика степень несовершенства рынка и, следовательно, крайне ограничены
возможности автоматического устранения существующих диспропорций. В этих
условиях государство должно быть гарантом обеспечения нормальной
жизнедеятельности лиц наемного труда, выступать в роли главного
«социального контролера».

Государственное регулирование рынка труда —
комплекс экономических, законодательных, административных и организационных
мер, направленных, на:

во-первых, на стимулирование роста занятости;

во-вторых, на подготовку и переподготовку
работников;

в-третьих, на содействие найму рабочей силы;

в-четвертых, на введение системы социального
страхования безработицы и обязательного пенсионного обеспечения.

В России формирование конкретных механизмов
этого регулирования идет в настоящее время параллельно со становлением самого
рынка трудовых ресурсов. Определенные шаги здесь уже сделаны: принят Закон о
занятости, создана государственная служба занятости, развертывается система
переподготовки кадров, официально устанавливаются прожиточный минимум и
минимальная заработная плата. Впрочем, пока два последних индикатора являются в
России (в отличие от высокоразвитых стран с рыночной экономикой) лишь условными
показателями. Дело в том, что минимальная заработная плата установлена на таком
низком уровне, что любая — даже откровенно грабительская ставка — легко укладывается
в этот норматив. [5, с.73]

Глава IV.
Соотношение монополии и монопсонии на рынке труда региона

На рынках благ фирмы могут обладать той или иной
рыночной властью, а значит, действовать в условиях монополии, олигополии или
монополистической конкуренции.

Фирмы могут также обладать рыночной властью при
найме труда. Если фирма является единственным нанимателем рабочей силы, то
такая ситуация называется монопсопией. Если нанимателей несколько — то перед
нами олигопсония.

С другой стороны, если рабочие объединены в
мощный профсоюз, то они действуют как монополисты, в случае же существования
нескольких профсоюзов — как олигополисты.

Наконец, на рынке труда может возникнуть
ситуация двусторонней монополии (когда одному мощному профсоюзу противостоит
фирмамонополия). Предыдущие ситуации были рассмотрены в предшествующих главах,
поэтому именно эта ситуация и будет рассмотрена в данной главе.

Итак, что же произойдет, если на рынке труда
монопсонист наниматель рабочей силы будет иметь дело с монополистом поставщиком
труда (крепким профсоюзом, активно отстаивающим права своих членов)? Эта
ситуация так же известна как двухсторонняя монополия.

Двухсторонней монополией (англ, bilateral
monopoly) называют такой тип строения рынка, при котором на стороне предложения
имеется единственный продавец (монополист), а на стороне спроса единственный
покупатель (монопсонист). Наиболее распространенным примером двухсторонней
монополии считают обычно «город одного предприятия», в котором спрос
на труд предъявляется единственным имеющимся в городе предприятием, а
предложение труда осуществляется хорошо организованным и сильным профсоюзом.
Хотя в России существует множество таких городов и рабочих поселков, рынок
труда в них все же нельзя (сейчас) считать двухсторонней монополией из-за
недостаточного развития профсоюзов; в них на рынке труда единственному
нанимателю (заводу, шахте, руднику) противостоит «атомизированная»
сторона предложения труда. Тем ни менее изобразим данную ситуацию на рис. 3. И
приведем несколько примеров двусторонней монополии из зарубежного опыта, ввиду
вышеописанного. [23,
с.235]

Институциональные ловушки российской экономики

Рис. 3. Двусторонняя монополия

Для максимизации прибыли монопольный продавец
должен оценить спрос на услуги рассматриваемого ресурса. Затем он будет
стремиться установить такую цену, которая побудит нанимателя ресурса приобрести
количество услуг ресурса, соответствующего точке, где предельный доход от
реализации
услуг продаваемого фактора производства равен предельным издержкам на него. При
условии, что кривая предложения услуг ресурса отражает предельные издержки на
него, цена, максимизирующая прибыль, будет соответствовать точке E2, где MR =
МС. В этой точке монополия захочет продать LU единиц услуг ресурса. Для того
чтобы заставить нанимателя ограничить закупку услуг ресурса этим количеством,
монопольный продавец захочет установить цену, равную wU. [23, с.46]

На рассматриваемом рынке не существует
равновесия, так как wU > wM и LM < LU. Сделка не может состояться, пока
не будет достигнуто соглашение о цене. Результат зависит от стратегии на
переговорах как у продавцов, так и у покупателей. Вероятно, цена установится на
уровне где-то между wU и wM. Каждая сторона будет пробовать обмануть другую.

Одна может попробовать скрыть цену,
максимизирующую прибыль. Может последовать угроза прервать переговоры. Но ни у
одной стороны нет другой альтернативы, кроме как вести переговоры с другой
стороной, так как на рынке находятся только один продавец и один покупатель.
Для предсказания конечного равновесия нужно было бы применить подход из теории
игр. [23, с.66]

Ситуация чистой двусторонней монополии
встречается редко. Время от времени она
имеет место, когда государственная монопольная компания (например, по табаку,
алкоголю) закупает продукцию у единственного продавца, которому разрешено
торговать ею на территории страны. Эта модель также может быть применена к
переговорам профсоюзов с ассоциациями предпринимателей. Ассоциация
предпринимателей — это организация нанимателей услуг ресурса, которые
объединяются в группу для ведения переговоров, чтобы установить заработную
плату, которую будут выплачивать все члены ассоциации. Например, ассоциация
собственников битуминозного угля — это национальная ассоциация
предпринимателей, которая ведет дела преимущественно с двумя основными
профсоюзами, включая профсоюз Объединенных шахтеров. Другой пример — Корпорация
грузовых перевозок, представляющая собой национальную американскую ассоциацию
владельцев грузовых автотранспортных средств, которая ведет переговоры с
профсоюзом водителей США. Ассоциация нанимателей для максимизации своих
прибылей может попытаться установить зарплату на уровне wM. Если профсоюз не
согласится на такую заработную плату, фирма может
сократить операции и уволить работников. Профсоюз, хотя и не добивается в
каком-либо определенном смысле максимизации своих прибылей, будет требовать
установления заработной платы на уровне wU, что значительно выше wM, т. е.
зарплаты, предложенной ассоциацией нанимателей. Профсоюз сможет угрожать
забастовкой до удовлетворения его требований. Если разница между зарплатой,
требуемой профсоюзом и предлагаемой ассоциацией нанимателей, будет велика, то
может последовать длительная забастовка или увольнение работников. Издержки
забастовки или увольнений как для
нанимателей, так и для работников, вероятно, окажут воздействие на достижение
компромисса. [23, с.43]

Двусторонняя монополия подобного типа также
часто встречается в профессиональном спорте, где организация собственников
команд ведет переговоры с союзом игроков с целью оговорить уровень оплаты и
условий труда на период действия контракта между ними. Например, в США
ассоциация игроков Национальной футбольной лиги (NFLPA) ведет переговоры с
Советом управляющих Национальной футбольной лиги, который представляет
собственников команд. Когда две эти группы не могут договориться об оплате и
условиях труда, часто результатом оказывается забастовка. Например, осенью 1987
года игроки NFLPA бросили работу, когда обе ассоциации не смогли договориться
об оплате труда и в других пунктах — особенно, касающихся прав «свободных
агентов» вести переговоры о повышении зарплаты. NFLPA, чьи члены
зарабатывали в среднем 230 000 долларов за сезон, стремилась установить минимум
оплаты для игроков в 90 000 долларов, предусматривая оплату игроков с опытом
игры в 13 лет и более вплоть до 320 000 долларов. Эта зарплата соответствует wU
на рис. 3. Совет управляющих NFL стремятся установить минимальную оплату на
уровне 60 000 долларов, допуская зарплату вплоть до 180 000 долларов для
игроков с 13-летним стажем и до 200 000 долларов для игроков с 15-летним
стажем. Такая зарплата соответствует wM на рис. 3. Кроме того, по оплате труда
имелись и другие спорные пункты. Так как в итоге не было достигнуто
компромиссного соглашения, осенью 1987 года игроки объявили забастовку.

Заключение

В данной работе было рассмотрено понятие
«рынок руда», как развивается рынок труда в России, что такое
монополия и монопсония. Исходя из всего вышесказанного, можно сделать некоторые
выводы.

Итак, рынок труда — это не только отношения
между наемными работниками как субъектами предложения труда и предпринимателями
как субъектами спроса, возникающие по поводу купли-продажи труда. Ведь рынок
труда испытывает колоссальное влияние со стороны различных субъектов трудовых
отношений: это и профсоюзы, отстаивающие интересы наемных работников и
государство, поддерживающее интересы как работников, так и работодателей
посредством специализированных организаций и законодательного регулирования
трудовых отношений, и предпринимательские объединения, создающиеся в противовес
профсоюзам. Также нельзя замыкаться на каком либо отдельном сегменте рынка
труда, считая ситуацию на нем общей для рынка труда в целом. Ведь политика
государства на рынке труда в целом только тогда может быть результативной, когда
она осуществляется дифференцированно для каждого из его сегментов. Примером
может быть необходимость коренного преобразования существующей системы
подготовки и переподготовки кадров, которая по сути входит в состав
потенциального рынка труда. Целенаправленное государственное регулирование в
этой области в совокупности с другими мерами на остальных сегментах может быть
по-настоящему эффективной.

В работе был так же поставлен вопрос о
необходимой степени вмешательства государства в рыночную экономику, и конкретно
в сферу трудовых отношений.

Современная рыночная организация, а так же
основные модели рынка имеют довольно сложную структуру. Экономическая теория
предполагает наличие как совершенной, так и несовершенной конкуренции. Вообще,
конкуренция — это экономическое соревнование между гражданами , фирмами и
странами, направленное на то, чтобы получить в свое распоряжение наибольшее
количество (или лучшие виды) ограниченных ресурсов и добиться от их
использования максимальной выгоды. Однако, в условиях современного мира
наблюдаются только различные виды несовершенной конкуренции: монополия,
монополистическая конкуренция, олигополия. Соответственно, чистая монополия
встречается довольно редко. К чистой монополии можно отнести предоставление
коммунальных услуг, компании кабельного ТВ, телефонные компании, монополию
книгоиздательства на реализацию учебников и другое.

Итак, чтобы начать эффективно решать проблемы на
рынке труда, нужно сначала реформировать все сферы экономической, политической
и социальной жизни общества.

Список литературы

1. Архипов А.И. Монополия на рынке
труда: учеб. пособие / А.И. Архипов, Г.Д. Сенчагов. -5-е изд.,-М.: Кнорус,
2008. — 256с.

. Архипов А.И. Рынок труда в России:
учеб. пособие / А.И. Архипов, Сенчагов В.А. -2-е изд., — М.: Экономистъ, 2008.
-259с.

.Александров И.М. Рынок труда: учеб.
пособие / И.М. Александров. -4-е изд., — М.: Дашков и К., 2009. -298с.

. Афанасьева Л.П. Монопсония:
учеб.пособие / В.И. Богатырев, Н.Г. Журкина; под ред. Л. П. Афанасьевой. -3-е
изд., — СПб.: Питер, 2007. -302с.

. Агабекян О.В. Монопсония на рынке
труда: практ. пособие / О.В. Агабекян К. С. Макарова. — М.: Финансовая газета,
2007. — 47с.

. Агузов Б.А. Актуальные проблемы
рынка труда в России / Б.А. Агузов //Рос. экон. журнал. — 2006. — N 8.-.С.46-50.

.Врублевский О.В. Рынок труда: учеб.
пособие / О.В. Врублевский; под ред. М.В. Романовского.-3-е изд.,
-М.:Юрайт-Издат, 2009. -343с.

. Дробышевский С. А. Рынок труда
России 2021 / С. А. Дробышевский, П.Кадочников, С.Синельников-Мурылев //
Вопросы экономики. — 2007. — N 2. — С.26-45.

. Жуков Е.Ф. Деньги, кредит, банки.
Ценные бумаги: практикум (учебное пособие) / Е.Ф. Жуков.-7-е изд.,- М.:
Книгодел,2007.-24с.

.Ионов В.М. Монополия и монопсония/
В.М. Ионов // Деньги и кредит. — 2007. — N 4. — С.40-45.

.Ионов В.М. Развитие рынка труда в
период кризиса / В.М. Ионов // Деньги и кредит. — 2021. — N 1. — С.21-26.

. . Козлов А.И. Рынок труда: учеб.
пособие / А.И. Козлов, М.П. Владимирова . — 2-е изд., стер. — М.: КНОРУС, 2007.
-523с.

. Курьянов А.И. Особенности рынка
труда в России: учеб. пособие / А.И. Курьянов -3-е изд.,-М.: Академический
Проект; Альма Матер,2009. -123с.

. Лаврушин О.И Монопсония на рынке
труда/ О. И. Лаврушин, О.Н. Афанасьева, С.Л. Корниенко.-3-е изд., доп. — М.:
КНОРУС, 2008. — 399с.

. Поляк Г.Б. Рынок труда: учебн.
пособие / Г.Б. Поляк. -4-е изд. перераб. и доп., — М.: Юнити-Дана, 2008. —
567с.

. Соколов Б. И. Особенности рынка
труда в России: учеб. пособие / Б. И. Соколов, В. В. Иванова. -2-е изд.,- М.:
ТК Велби, Проспект, 2008. -86с.

.Степыкина А.В Монополия и
монопсония / А.В. Степыхина // Финансы и кредит.-2009.-№6.-С.45-56.

. Улюкаев А.В. Современный рынок
труда и его перспективы: учеб. пособие / А.В. Улюкаев.-2-е изд.,перераб. и доп.
-М.:Высш.шк,2008. -204с.

. Фетисов Г.Г. Рынок труда: учеб.
пособие / Г.Г. Фетисов.-7-е изд.,- М.: МФПА,2009. -512с.

. Чикарова М.Ю. Изменения рынка
труда в период 2008-2021 / М.Ю. Чикарова //Финансы и
кредит.-2008.-№34.-С.56-64.

. Щеголева Н.Г. Рынок труда: учеб.
пособие / Н.Г. Щеголева. -8-е изд.,- М.: МФПА,2007. -164с.

. Эдвин Дж. Долан. Монополия и
монопсония.Сравнение.: учеб. пособие / Дж.Д. Эдвин. -6-е изд., -М.: ГроссМедиа.
2005. -36с.

24.
Исследовано в России [электронный ресурс]:электрон. жур. / Моск. высш. школа
экономики. -Электрон. журн. — 2009.- Режим доступа:
<http://www.cbr.ru/statistics/?Prtid=dkfs>

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий