Курсовая работа (теория): Социальная работа с неблагополучными семьями

Курсовая работа (теория): Социальная работа с неблагополучными семьями Реферат

Психология работы с людьми, переживающими горе, утрату — киберпедия

ПСИХОЛОГИЯ РАБОТЫ С ЛЮДЬМИ, ПЕРЕЖИВАЮЩИМИ ГОРЕ, УТРАТУ

(Учебное пособие)

Курсовая работа (теория): Социальная работа с неблагополучными семьями УДК 616.89ББК 88

Серия учебных и учебно-методических пособий:

«Библиотечка клинического психолога»

Под редакцией Андреева В.Е. – руководителя курса клинической психологии ФГБУ ДПО «Центральная государственная медицинская академия» Управления делами Президента РФ, кандидата психологических наук, доцента.

С 38 Синицына Т.Ю. Психология работы с людьми, переживающими горе, утрату. — Москва: ФГБУ ДПО «ЦГМА» Управления делами Президента РФ, 2021. – 55 с.

Учебное пособие подготовлено в соответствии с новыми требованиями ФГОС ВПО по специальности (направлению) «Клиническая психология». В пособии рассматриваются понятие горя, тяжелой утраты, специфика процесса горевания взрослых и детей, приемы психологической помощи переживающим горе, утрату.

Пособие предназначено для клинических психологов, а также для психологов и медицинского персонала, обучающихся по дополнительным профессиональным программам профессиональной переподготовки по специальности «Клиническая психология».

Содержание

 
 
1. Тяжелая утрата и горе………………………………………………………………

4

2. Процесс горевания у взрослых…………………………………….

6

3. Особенности переживания горя детьми………………………….

15

4. Психологическая помощь взрослым, переживающим горе, утрату……………………………………………………………….

22

5. Психологическая помощь детям, переживающим горе, утрату…

42

Литература……………………………………………………………

55

Тема 1.

Тяжелая утрата и горе

Термины «утрата», «горе», «горевание» в широком смысле рассматриваются как синонимы.

В узком смысле, «утрата» — это человеческий опыт, связанный со смертью близкого, «горе» — это чувства (страдание), связанные с переживанием утраты, и их проявления (например, плач), а «горевание» — это процесс, при помощи которого человек работает с болью утраты, вновь обретая чувство равновесия и полноты жизни.

Задачи процесса горевания

Дж. В. Ворден выделяет следующие задачи, которые должен решить для себя горюющий (на примере реакции на утрату близкого человека):

1. Признать факт потери. Когда кто-то умирает, даже в случае ожидаемой смерти, нормально возникновение в первую минуту чувства, будто ничего не случилось. Поэтому важно осознать, что любимый человек умер, он ушел и никогда не вернется.

2. Пережить боль потери. Имеется в виду, что нужно пережить все сложные чувства, которые сопутствуют утрате. Если горюющий не может прочувствовать и прожить боль потери, она должна быть выявлена и проработана с помощью психолога, иначе боль проявит себя в других формах, например, через психосоматику или расстройства поведения.

3. Наладить окружение, где ощущается отсутствие объекта утраты. Когда человек теряет близкого, он теряет не только объект, которому адресованы чувства и от которого чувства происходят, он теряет и определенный уклад жизни. Умерший близкий участвовал в быту, требовал выполнения каких-то действий или определенного поведения, исполнения каких-либо ролей, брал на себя часть обязанностей. И это уходит вместе с ним. Эта пустота должна быть восполнена, и жизнь организована на новый лад. Кроме утраты объекта, вызывающего определенные чувства и играющего определенные роли, некоторые люди во время потери переживают чувство утраты себя, своего «я». Работа с таким клиентом должна быть намного шире, чем просто выработка новых навыков и умения справляться с новыми ролями.

4. Выстроить новое отношение к объекту утраты и продолжать жить. Решение четвертой задачи не предполагает ни забвения, ни отсутствия эмоций, а только их перестройку. Чувства к умершему должны сохраниться, но перемениться таким образом, чтобы появилась возможность продолжать жить, вступать в новые эмоционально насыщенные отношения. Эта задача наиболее трудна для завершения. Признаком того, что она не решается, горе не движется и не завершается период траура часто бывает ощущение, что «жизнь стоит на месте», нарастает беспокойство. В некоторых случаях может возникать страх того, что новая связь может тоже закончиться и придется снова пройти через боль утраты – такое бывает особенно часто, если потеря еще свежа. Завершением выполнения этой задачи можно считать возникновение ощущения, что можно любить другого человека, любовь к ушедшему не стала от этого меньше, но после смерти, например, мужа, можно любить новых мужчин. Возможно, чтить память погибшего друга, но в жизни могут появиться новые друзья. Печаль остается, она естественна, когда человек говорит или думает о том, кого он любил и потерял, но печаль спокойная, «светлая».

Горевание можно считать завершённым при условии, что человек, переживший потерю, решит все четыре задачи. Работа горевания завершена, когда горюющий вновь способен вести нормальную жизнь, чувствовать себя адаптированным, проявлять интерес к жизни. Рассмотренные выше задачи горевания, по мнению некоторых авторов могут являться также и стадиями консультационного процесса.

Тема 2.

Стадии горевания у взрослых

Наиболее удобную, на наш взгляд, классификацию этапов горевания приводит в своих работах отечественный психолог Федор Ефимович Василюк. Особое внимание он акцентирует на том, что объект утраты должен быть обязательно сохранен в памяти и его образ должен быть переработан и эстетизирован. Здесь он спорит с З.Фрейдом, по мнению которого существуют два главных компонента для успешной работы горевания: пересмотр отношений, то есть оценка их значения для нас, и затем превращение их в память без будущего. Ф.Василюк считает, что «человеческое горе не деструктивно (забыть, оторвать, отделиться), а конструктивно, оно призвано не разбрасывать, а собирать, не уничтожать, а творить – творить память». И именно в такой перспективе автором рассматриваются все ключевые феномены переживания горя.

Стадии горевания по Ф.Е. Василюку:

1. Шок и оцепенение.

«Не может быть!» – такова первая реакция на весть о смерти. Характерное состояние может длиться от нескольких секунд до нескольких недель, в среднем к 7-9-му дню сменяясь постепенно другой картиной.

Оцепенение – наиболее заметная особенность этого состояния. В сознании человека появляется ощущение нереальности происходящего, душевное онемение, бесчувственность, оглушенность. Притупляется восприятие внешней реальности и тогда, в последующем, нередко возникают пробелы в воспоминаниях об этом периоде. Настоящее сопровождается дереализационными и деперсонализационными ощущениями. Несмотря на внешнее благополучие, человек находится в крайне тяжелом состоянии. И его спокойствие может в любой момент смениться острым реактивным состоянием.

Пример 1: В ДТП погибает молодой человек. Его матери о происшедшем сообщили друзья молодого человека, ехавшие с ним в машине, но получившие лишь легкие травмы. На сообщение женщина отреагировала фразой: «Что это за злые шутки? Как вам не стыдно!». На опознание поехал отец и мать погибшего. Женщина сидела очень тихо, не проявляла практически никаких эмоций, не плакала. На вопросы о самочувствии, ответила лишь с третьего раза, и то очень медленно сказала, что все нормально.

Пример 2: В ДТП погиб мужчина. Его жена в момент аварии находилась с ним в машине, она совсем не пострадала, только несколько царапин и ссадин. Мужчина погиб на месте. Женщина сидела на земле рядом с машиной скорой помощи, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. На вопросы окружающих отвечала не сразу, через несколько секунд. На сообщение о том, что автомобиль не подлежит восстановлению, женщина ответила репликой: «Как же так? На чем мы теперь с мужем поедем на море? Наверное, придется покупать билеты на поезд».

Стадия поиска.

Отличается нереалистическим стремлением вернуть умершего и отрицанием не столько факта потери, сколько постоянства утраты. Временные границы этого периода размыты, поскольку он постепенно сменяет предшествующую стадию шока и затем характерные для него феномены ещё долго встречаются в последующей стадии острого горя. В среднем пик фазы поиска приходится на 5-12-й день после известия о смерти. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной кисеей, вуалью, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия ушедшего.

Пример: В результате авиакатастрофы под городом Донецком никто не выжил. Об этом уже сообщили, и через несколько часов должно было начаться опознание. В толпе родственников погибших можно было заметить мужчину. Он ходил от места к месту, постоянно подходя к людям в форме, будь-то спасатели, психологи или милиция. Ко всем сотрудникам он обращался с одним единственным вопросом: «Может быть, все-таки кто-то остался в живых, может быть, его сын выжил, но его не могут найти?».

3. Стадия острого горя.

Обычно длится 6-7 недель с момента травмирующего события.

Иначе ее именуют периодом отчаяния, страдания, дезорганизации, а некоторые авторы – периодом реактивной депрессии. Это период наибольших страданий, острой душевной боли.

Картина острого горя схожа у разных людей. Наиболее выражены следующие черты: постоянные вздохи, общие для всех клиентов жалобы на потерю силы и истощение, отсутствие аппетита. Могут наблюдаться некоторые изменения сознания – легкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции с другими (их поведение может казаться странным – «как они могут улыбаться, разговаривать, ходить в магазины, когда существует смерть, и она так близко»).

Нормальным для горевания на этой стадии является:

— физическое страдание;

— поглощенность образом умершего;

— чувство вины «я не все сделал для умершего, что мог», «я был невнимателен к нему при жизни», «если бы не мои действия (мысли, чувства, поступки), он бы жил» и т.д.;

— враждебные реакции (утрата теплоты в отношениях с другими, тенденция разговаривать с раздражением или злостью, уход от всяческих контактов с близкими и друзьями);

— утрата моделей поведения: неспособность начинать и поддерживать организованную деятельность, отсутствие интереса к любимым занятиям, нежелание чем-то заниматься и т.п.

Острое горе – это определенный синдром с психологической и соматической симптоматикой, длящийся примерно 40 дней, иногда дольше. Он может возникать сразу же после потери (кризиса), может быть отсроченным, может явным образом не проявляться или наоборот, проявляться в чрезмерно подчеркнутом виде. Вместо типичного синдрома могут наблюдаться искаженные картины, каждая из которых представляет собой какой-нибудь особый аспект горя.

Несмотря на всю тяжесть этой стадии, именно на ней, начинается отделение, отрыв от образа утраченного близкого, готовится, пусть пока зыбкая, опора в «здесь и теперь». Именно в этой точке и появляется острая душевная боль. «Как это ни парадоксально, боль вызывается самим горюющим: феноменологически, в приступе острого горя, не умерший уходит от нас, а мы сами уходим от него, отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И вот этот, своими руками производимый отрыв, этот собственный уход, и вызывают, собственно, душевную боль».

Самое важное в исполненном акте острого горя — не сам факт болезненного отрыва от своей потери, а его продукт. В этот момент не просто происходит отделение, разрыв и уничтожение старой связи, как полагают многие современные теории, а рождается новая связь. Боль острого горя – это боль не только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового. Двух новых «я» и новой связи между ними, двух новых времен, даже миров, и согласования между ними.

Пример 1: Учитель первой школы г. Беслана пришла на консультацию. Марина была классной руководительницей нескольких погибших детей. Она плачет навзрыд, не допуская к себе ни психологов, ни своих родных, ни мужа, ни детей. Из причитаний Марины становится ясно, что она испытывает противоречивые чувства: с одной стороны, она чувствует себя виноватой в том, что не смогла уберечь детей, с другой стороны она испытывает ненависть к родителям погибших детей, которые, как ей кажется, ее обвиняют в случившейся трагедии.

Пример 2: Пожар на шахте. Молодая женщина ждет, когда поднимут тело ее двоюродного брата. Состояние стабильное, она старается поддерживать остальных родственников. После того, как тело ее брата подняли, она уединяется, не проявляет сильных эмоций. Лежит, разговаривает очень медленно. Отказывается от любой деятельности, ссылаясь на слабость и плохое самочувствие.

Чем можно облегчить страдания горюющего на данной стадии?

1. Если на первой фазе вам нужно постоянно быть вместе с горюющем, то здесь можно и нужно дать человеку, если он хочет, побыть одному.

2. Но если он пожелает с вами поговорить, нужно всегда быть в его распоряжении, выслушать его (даже если вы слушаете это в сотый раз и вам тяжело) и поддержать.

3. Как уже говорилось, на этой фазе люди часто раздражительны, тем не менее, понимая их состояние, надо относиться к ним более мягко, прощая многое.

4. Если человек плачет, вовсе не обязательно его утешать.

Что такое «утешение»? Это сделать все, чтобы человек не плакал. У нас есть безусловный рефлекс на чужие слезы. Видя их, мы готовы сделать все, чтобы человек успокоился, перестал плакать. Слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Наши слезные железы устроены таким образом, что слезы способствуют выработке успокоительных веществ. Недаром, поплакав, хорошо спится. Успокаивая человека, мы не даем ему возможности этому процессу свершиться. С другой стороны — как вообще можно утешить горюющего? Какое может быть утешение?

5. В конце этой стадии можно потихоньку приобщать человека к общественно полезной деятельности: отправить в школу или на работу, начать загружать домашними делами. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от своей основной проблемы. Естественно, режим должен быть щадящим, так как человек все еще ослаблен.

6. Считается, что с горюющим человеком надо быть чрезвычайно бережным, трепетным. Но это не так. Попытайтесь представить себя в окружении людей, каждый из которых смотрит на вас жалостливым, сочувствующим взглядом. Да, вам захочется сбежать от них как можно скорее. Потому что все вам будет напоминать о вашей утрате. На самом деле, на этой стадии с человеком можно уже обращаться вполне нормально и иногда даже можно с ним ссориться. Особенно замечательный метод — формирование у человека чувства реальной вины. С виной выжившего вы ничего не сможете сделать, так как она иррациональна по своим механизмам. Зато можно перенести центр тяжести в реальность. Например, можно сказать человеку, слишком на ваш взгляд увлекшемуся переживанием горя, примерно следующее: «Как тебе не стыдно! Ты занят своими переживаниями и не заботишься о тех людях, которые вокруг и которым нужна твоя помощь. Ты — эгоист!» Чаще всего, эти слова будут горюющему, как бальзам на рану. Он не обидится на вас, а даже будет чувствовать благодарность, так как вы как бы «позволили» ему завершить работу по переживанию горя.

7. И, конечно, человеку надо постоянно демонстрировать, что хотя вы и понимаете его проблему, но относитесь к нему как к обычному человеку, не давая ему никаких поблажек и скидок. Это тоже будет высоко оценено и поможет в реадаптации. Конечно, вы должны понимать, что этот человек находится в «состоянии горя», но ничем не показывайте это ему.

Иначе получится как у учительницы, которая каждый раз сообщала классу: «А вот Коле плохих отметок ставить не буду и не буду его спрашивать, так как у него горе».А потом была крайне удивлена, когда Коля в какой-то момент ей нагрубил и убежал из класса.

4. Стадия «остаточных толчков и реорганизации».

На этой стадии жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, профессиональная деятельность, ушедший перестает быть главным сосредоточением жизни. Переживание горя теперь протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события: «новый год впервые без него», «весна впервые без него», день рождения, события повседневной жизни — «обидели, некому пожаловаться», «на его имя пришло письмо». Четвертая стадия, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина утраты является последней датой в этом ряду.

За этот период потеря постепенно входит в жизнь. Человеку приходится решать множество новых задач, связанных с материальными и социальными изменениями, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. Постепенно появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды, оставленности. Словом, высвобождаемый актами горя материал образа утраты подвергается здесь своего рода эстетической переработке.

Основная помощь на этой фазесостоит в том, чтобы помочь, способствовать этому обращению к будущему, помочь строить всевозможные планы.

Стадия завершения.

Смысл и задача работы горя на этой стадии состоит в том, чтобы образ потери занял свое постоянное место в продолжающемся смысловом значении жизни (он может, например, стать символом доброты) и был закреплен во вневременном, ценностном измерении бытия.

Еще раз подчеркнём, что подобным образом, по мнению многих авторов, развивается отношение к любой утрате, а не только к потере близкого человека. Но это вовсе не означает, что именно так и только так протекают процессы печали у каждого горюющего. Перечисленные стадии достаточно условны, не имеют четких границ, и иногда уже прожитый этап дает рецидивы на более поздних этапах. Кроме того, иногда некоторые стадии отсутствуют или бывают так плохо выражены, что их не удается отследить и взять в проработку.

Рекомендации скорбящему: как прожить горе?

1. Примите свое горе. Примите с готовностью телесные и эмоциональные последствия смерти любимого человека. Скорбь является той ценой, которую вы платите за любовь. На принятие может уйти много времени, но будьте настойчивы в стараниях.

2. Проявляйте свои чувства, не скрывайте отчаяния, плачьте, смейтесь, не игнорируйте своих эмоциональных потребностей.

3. Следите за своим здоровьем, по возможности хорошо питайтесь, ибо ваше тело после истощающего переживания нуждается в подкреплении. Депрессия может уменьшиться при соответствующей подвижности.

4. Уравновесьте работу и отдых.

5. Пройдите медицинское обследование и расскажите врачу о потере.

6. Проявите к себе терпение. Вашему уму, телу, душе потребуется время и усилие для восстановления после перенесенной трагедии.

7. Поделитесь болью утраты с близкими друзьями. Став на путь молчания, вы отказываете друзьям в возможности выслушать вас и разделить ваши чувства, и вы обрекаете себя на еще большую изоляцию и одиночества.

8. Посетите людей, находящихся в горе.

9. Можно искать утешение в религии. Скорбь — духовный поиск.

10.  Помогайте другим.

11.  Делайте сегодня то, что необходимо, но отложите важные решения. Начните с малого. Это поможет вам восстановить чувство уверенности. Воздержитесь от продажи дома и смене работы.

12.  Примите решение вновь начать жить. Держитесь за надежду. Восстановление не наступит в течение одной ночи.

Тема 3.

Что делать?

1. Сесть рядом с ребёнком, так, чтобы ваши и его глаза были на одном уровне.

2. [Имя/степень родства для ребёнка] умер. Его больше нет. Мы будем его хоронить [день].

3. Рассказать простыми словами о тех изменениях, которые наступают в связи с этим событием: «Теперь мы будем жить вдвоём», «Теперь ты будешь жить у твоих тёти и дяди» и т.п.

4. Предложить ребёнку задать любые вопросы. Просто и конкретно ответить на них. Будьте готовы к вопросам, которые могут вас шокировать: «Можно его потрогать?», «Будет ли он приходить?», «Что он будет там есть?».

Вот история шестилетнего мальчика.

У него была любимая собака. Он пошел в школу, дома оставался отец. Собака выбежала на улицу и попала под машину. Отец запаниковал. Спрятал труп. Побежал в собачий приют. Нашел похожую. Привел домой, надеясь, что никто не заметит. Ребенок возвращается, удивляется и спрашивает: «А где же Флаппи?» Папа не может сказать сыну о смерти друга. Поэтому отвечает: «Флаппи убежал». Естественно, мальчик говорит: «Так пойдем его искать». Папа точно знает, где Флаппи, но покорно плетется. Во время поисков пытается отвлечь внимание сына: «Пойдем, перекусим», «Пойдем спать». «Не буду ничего есть, не буду спать, пока Флаппи не найдем». Прижатый к стенке отец выдавливает: «Извини. Но собаку сбила машина». Мальчик снова спрашивает: «Но, где же Флаппи?». Атеист отец вдруг начинает видеть свет и говорит: «Флаппи с Богом, на небесах». Ребенок сильно удивляется: «А что Бог делает с мертвой собакой? Зачем она ему?».

Не думайте, что маленькие дети задаются философскими вопросами. Они очень практичны.

Горе.

Ожидаемая утрата — ребенок подготовлен.

   Ожидаемая утрата — ребенок не подготовлен.

       Неожиданная утрата (внезапная болезнь, смерть) — ребенок не присутствует.

            Неожиданная утрата (несчастный случай, катастрофа, война)

                                                                                       — ребенок не присутствует.

                   Неожиданная утрата (убийство, самоубийство)

                                                                                             — ребенок не присутствовал.

                          Неожиданная утрата (внезапная смерть, болезнь)

                                                                                      — ребенок очевидец.

                                 Неожиданная утрата (убийство, самоубийство)

                                                                           — ребенок очевидец.

                                      Неожиданная утрата (несчастный случай, катастрофа).

                                                                                       — ребенок — выживший.

                                                                                                                     Травма.

Как можно помочь детям?

1. Давайте конкретную информацию.

Независимо от того, пришла смерть внезапно или нет, информация, которую ребенок получает, и разговоры, которые с ним ведутся, имеют решающее значение для того, как ребенок справится с несчастьем. Поэтому важно избегать метафор типа «умерший спит», «он (или она) уехал в путешествие». Не ждите до похорон с сообщением о случившемся.

Чтобы доверие к родителям не нарушилось,ребенок как можно скорее должен получить точную информацию. Позвольте ребенку задавать вопросы, и отвечайте на них, если есть ответ, или говорите «не знаю», если ответа нет. Этим вы поможете ребенку лучше понять случившееся.

Дети, как и взрослые, нуждаются в понимании реальности смерти, и этот процесс постепенен. Поэтому необходимо говорить о том, что произошло, много раз.

Избегайте ненужных разлук.

После смерти кого-либо из близких родители часто доверяют другим людям заботу о детях, иногда временно, иногда на более длительный период. Это может усилить беспокойство детей, что их родители тоже исчезнут. Помните, дети испытывают острую нужду в вашей близости первое время после смертного случая.

Если кто-то хочет помочь родителям и позаботиться о детях, лучше, если он будет приходить к детям в их дом, так как они останутся в привычной для них обстановке.

3. Позвольте детям присутствовать на церемонии прощания и похоронах.

Дети не травмируются, если видят умершего или присутствуют на похоронах. Часто детские фантазии о смерти и об умершем могут быть страшнее реальности. Тем не менее, хочется подчеркнуть, что родители должны прислушиваться к своим собственным чувствам. Если у вас нет сил взять с собой детей, не делайте этого.

Перед тем как ребенок пойдет на церемонию прощания, ему надо рассказать, что он там увидит, объяснить, как умерший выглядит, что его тело холодное, если к нему притронуться, как будут вести себя взрослые и т.д. Лучше, если взрослый первый войдет в комнату и потом детально опишет ребенку, как там все выглядит. На церемонии прощания ребенок должен быть рядом со взрослым.

Ребенок может попрощаться с умершим следующим образом: положить в гроб рисунок, игрушку, письмо или что-либо другое, имеющее значение. Можно подсказать ребенку, чтобы тот сказал что-нибудь про себя или прошептал что-то умершему на ухо.

После церемонии прощания нужно выделить время, чтобы вместе с ребенком поговорить о происшедшем, или дать возможность выразить свои чувства другим способом, например, рисуя или играя.

Даже если тело умершего имеет серьезные повреждения, рекомендуется брать ребенка на церемонию прощания, поскольку встреча с умершим делает нереальное реальным, уменьшается риск возникновения мучительных фантазий. Однако очень важно —  хорошо подготовить ребенка.

4. Создайте условия для воспоминания об умершем.

Дети испытывают сильную потребность вспоминать умершего, одновременно осмысливая случившееся. Они могут выражать, это по-разному, например, смотреть на фотографии умершего, брать что-либо из его вещей, носить их с собой, спать с ними.

У детей часто возникает желание посетить те места, где они были вместе с умершим, или его могилу. Если могила недалеко от дома, дети могут ходить туда сами. Посещение места несчастного случая может помочь ребенку лучше понять, как наступила смерть.

5. Отвечайте на вопросы детей.

Дети часто задают такие вопросы, на которые бывает трудно ответить: «А малышке надо ползти до неба?», «А внизу в могиле холодно?». Задавая детальные вопросы, ребенок постепенно начинает лучше понимать, что произошло, и поэтому дать честный ответ очень важно. Если ребенок настолько развит, что может задать вопрос, то он достаточно развит, чтобы получить на него прямой ответ.

Дети 10 лет и старше обычно не хотят говорить о том, что произошло, потому что это слишком мучительно. Иногда должно пройти довольно долгое время, прежде чем они смогут говорить о смерти близкого. Если ребенок хорошо справляется в школе и общается со своими друзьями, то особых причин для волнения нет — обычная реакция, отражающая способ детей справляться с сильными чувствами.

6. Не мешайте детям играть, чтобы лучше понять.

Дети часто имитируют похоронную процессию, в ходе игры хоронят животных и насекомых, рисуют могилы с крестом или вещи, имеющие отношение к умершему. Если дети были свидетелями драматического смертного случая, они могут повторять одну и ту же игру много раз. Для детей это нормальный способ выражения своих чувств, это помогает им лучше понять, что произошло. Поэтому важно не останавливать детей, когда они играют или рисуют.

Таким образом, если у ребенка умер близкий человек:

Говорите об этом открыто и честно:

· незамедлительно сообщите о смертном случае и дайте конкретную информацию о том, что произошло;

· объясните, что умерший никогда не вернется;

· расскажите о церемонии прощания и похоронах.

Избегайте неясностей:

· не говорите о «путешествии» или «сне»;

· избегайте абстрактных объяснений;

· давайте объяснения, соответствующие возрасту ребенка.

Помогите ребенку понять:

· выделите время, чтобы поговорить с ребенком о случившемся;

· отвечайте на вопросы ребенка, даже если он повторяет их много раз;

· расскажите о том, как разворачивались события, несколько раз;

· прислушивайтесь к мыслям и пониманию ребенком того, что произошло;

· не мешайте ребенку рисовать и играть, чтобы он таким образом высказал свои чувства;

· позвольте ребенку старшего возраста написать о произошедшем (дневник, стихотворение, сочинение).

Сделайте потерю реально ощутимой:

· разрешите ребенку увидеть умершего;

· позвольте ребенку присутствовать на похоронах;

· не скрывайте от ребенка своих мыслей и чувств;

· часто вспоминайте ушедшего, сделайте фотоальбом, смотрите на фотографии и видеофильмы;

· берите ребенка с собой на кладбище.

· покажите, что такие чувства, как печаль, тоска, — разрешены, это естественные реакции.

Не отступайте от заведенного порядка:

· постарайтесь не разлучаться с детьми, так как даже кратковременное ваше отсутствие может быть причиной беспокойства;

· попытайтесь сохранить заведенный порядок вашего дома;

· согласитесь, с тем, что ребенок нуждается в вашей близости и защите;

· не затягивайте с возвращением ребенка в школу или детский сад;

· говорите с ребенком об его страхах;

· уверьте ребенка, что смертные случаи бывают очень редко;

· приглушите чувство вины у ребенка;

· уверьте его, что ничего, о чем он думал или что он сделал, не привело к смертному случаю.

Тема 4.

Второй шаг.

Использовать технику «горячего стула», на котором сидит умерший. Человека можно попросить представить себе умершего в том виде, в том образе, каким он его помнит в лучшие моменты их отношений. Для того, чтобы человеку было легче встретиться с чувствами, оживить свой опыт по отношению к ушедшему, возможно использование фотографии или памятной вещи умершего. Стоит попросить клиента выразить в монологе, обращенном к умершему, то, что он испытывает, когда представляет его. Человека необходимо поощрять выражать свои чувства по отношению к умершему максимально экспрессивно, «как если бы он сейчас фантастическим образом мог слышать тебя». Стоит поддерживать в этом разговоре сообщения об обидах и о благодарности, о злости и о нежности, о претензиях и о моральных долгах.

Иногда в этом эксперименте стоит попросить клиента представить себе и рассказать о том, какие чувства, как ему кажется, мог бы испытать тот, к кому адресованы эти слова. И даже предложить «понарошку» ответить от имени, умершего, «как он мог бы тебе ответить».

Во время этого диалога терапевт поощряет телесные (физические) движения, например, прикосновение к подушке (умершему), к пустому стулу, совершение выразительного жеста-послания и т.п.

Третий шаг.

На фазе завершения отношений и перехода к построению новых жизненных планов стоит обратить внимание человека на реальность. Часто клиенты стараются «выбросить все» об умершем, и им буквально можно подсказать, что есть что-то хорошее, что они реально могут взять с собой в новую жизнь. «Расставание с человеком не значит, что вы должны о нем забыть». Для того, чтобы поддержать эту тему, можно задать клиенту и следующие вопросы: «Что ты хочешь взять с собой от этого человека и что ты хочешь оставить в прошлом, похоронить?», «Какую часть отношений ты хочешь унести с собой и что хочешь оставить?», «Какие у тебя любимые воспоминания об этом человеке?».

Когда кажется, что человек закончил послание, терапевт спрашивает, чувствует ли он себя готовым сказать умершему: «До свидания». Это является ответственностью клиента. Если человек готов сказать «до свидания», поощрите его сделать это буквально в форме физической игры в пространстве. Вплоть до того, что можно отнести подушку в соседнюю комнату и произнести (вербализовать) «до-свидания» или какое-либо другое подобное выражение.

Как ни кажется это странным, такой последовательный ориентированный на последовательные этапы процесса подход к работе с горем может быть применён к любой потере, будет ли это потеря человека, отношений, питомца, работы, предмета и так далее.

Прерывание естественного цикла может быть по причинам внешним и внутренним. Близкие люди могут препятствовать прохождению этапов. Или внутренние причины в душе человека могут стать причиной такого «застревания». Поэтому работа терапевта заключается в том, чтобы поддержать прохождение субъектом этапов в их «естественной» последовательности. Сопровождать клиента в его душевной работе.

Семиэтапная работа с горем

При проведении этой техники важно не останавливаться. Даже если пациент плачет, задача психолога — довести работу до конца. Только в этом случае достигается терапевтический эффект. (Однако психолог может разбить эту технику на ряд этапов и посвятить им несколько сессий, но при этом уже проводя ее не в воображаемом плане, а ближе к манере гештальттерапии, например, используя приемы работы с «пустым стулом».)

1.    В случае наличия травмирующих образов, связанных с умершим, проводится техника «стирания», при этом травматический образ заменяется на любимую фотографию с изображением этого человека.

Далее психолог предлагает клиенту:

2. «Представьте себе его (умершего) сейчас как живого, как будто он сейчас находится перед вами. Скажите ему, что вы его любите, скажите, как вам его не хватает». Психолог обязательно оговаривает, чтобы клиент говорил вслух, хотя бы шепотом или просто шевеля губами. Благодаря этому мы можем убедиться, что клиент действительно обращается прямо, говорит во втором лице, а не повторяет вновь и вновь про себя, говоря об умершем в третьем лице: «Мне его не хватает». С другой стороны, это помогает психологу своевременно пере­ходить к следующему этапу.

3. «Если есть что-то, что вы не успели сказать ему при жизни — скажите сейчас. Если вы хотите попросить у него за что-то прощения — попросите сейчас». Ждете, пока клиент говорит. «А теперь — вы ведь прекрасно его знаете, помните его голос — представьте себе, что он вам отвечает». Очень часто клиенты говорят то, что представляют — обычно слова утешения, прощения.

4. «А теперь представьте, что он протягивает вам руку и в своей руке протягивает вам свою любовь, заботу, поддержку, дружбу, силу (перечень определяется тем, в каких отношениях были эти люди). Протяните руку, возьмите его любовь, заботу, поддержку (повторяется тот же набор слов, иногда можно приподнять руку клиента, как бы протягивая ее) и поместите ее в себя, туда, где вы хотите всегда чувствовать его любовь, заботу (тот же набор слов)». Эти слова произносятся с одинаковыми интонациями и в дальнейшем послужат якорем-ресурсом.

5. Резко меняется тон голоса, как будто вы переходите совсем к другому упражнению. «Бывало ли у вас раньше, что кто-то из близких, друзей уезжал надолго, быть может, навсегда? Может, вы сами уезжали? Помните, как вам их не хватало? Было грустно? Не так больно, но грустно, не хватало?». Эти слова могут сопровождаться прикосновением-якорем и интонациями предыдущего якоря.

6. Снова смена тона голоса. «А теперь опять представьте себе его как живого. Попрощайтесь с ним и дайте ему уйти, не держите его. Представьте себе, как он уходит вдаль, в прошлое, унося с собой вашу боль и оставляя вам свою любовь, заботу, грусть, поддержку, ощущение, что его не хватает, печаль, любовь… (многократно повторяются первый и второй наборы слов вперемешку с прикосновением-якорем). Он уходит все дальше, между вами дымка времени, и он уносит вашу боль, оста

§

Иногда кажется, что горе тесно связано с такими переживаниями, как жалость к себе и депрессия. Но это совершенно разные понятия, и по внутренней сущности они отличаются от горя. Так, чувство жалости, в отличие от горя, неподвижно: оно захватывает в свои сети как паук и высасывает из человека жизненную энергию. При этом какой-то внутренней работы, продвижения к разрешению и освобождению не происходит. Как отмечал Г.Уайтед, если вы погрузитесь в горе, то всегда пройдете его, а в жалости, как в болоте, можно застрять надолго. Следует также различать депрессию и горе. Горе включает в себя много разных чувств: гнев, грусть, обиду, вину, и даже, в конечном итоге, радость. Депрессия же — это отсутствие чувств, некая «мертвая точка», неспособность полностью отгоревать свою потерю. Более того, депрессия — это умирание не только чувств, но и воли к жизни. В этом состоянии человек «замораживает» свою жизнь в надежде на то, что «холод» избавит его от страданий. Но, к сожалению, от страданий может избавить только страдание. Это единственный путь к исцелению. Невозможно излечиться от болезни, не пройдя через боль, и как бы мы не стремились обмануть себя, депрессия — это, конечно, надежная ловушка, но не для нашей боли, а для нашей жизни

Здесь необходимо отметить, что утрата может быть вызвана не только смертью близкого человека, она часто связано и с другими событиями:

· развод,

· утрата отношений (в том числе, дружеских привязанностей),

· ссора с близким другом,

· гибель домашнего животного,

· измена,

· предательство,

· утрата невинности (сексуальное насилие),

· аварии или катастрофы,

· события в стране и за рубежом (создают ощущение нестабильности, нарушают состояние базовой безопасности),

· потеря любимой вещи.

Событие как таковое не является стрессовым, оно становится таким, приобретая субъективную значимость для индивида. Если человеку случилось пережить подобного рода травму, то мы говорим о так называемой «работе горя» – о протекании процесса горевания.

Горевание – это процесс, необходимый для психофизиологической реабилитации человека после утраты.

Большинство авторов, занимающихся исследованиями в этой области, считают, что реакция на утрату значимого объекта – это специфический психический процесс, развивающийся по своим законам. Суть этого процесса, на их взгляд, универсальна, неизменна и не зависит от того, что именно утратил субъект. Различается только длительность и интенсивность его переживания в зависимости от значимости утраченного объекта, особенностей личности горюющего человека, а также обстоятельств, при которых произошла потеря.

Задачи процесса горевания

Дж. В. Ворден выделяет следующие задачи, которые должен решить для себя горюющий (на примере реакции на утрату близкого человека):

1. Признать факт потери. Когда кто-то умирает, даже в случае ожидаемой смерти, нормально возникновение в первую минуту чувства, будто ничего не случилось. Поэтому важно осознать, что любимый человек умер, он ушел и никогда не вернется.

2. Пережить боль потери. Имеется в виду, что нужно пережить все сложные чувства, которые сопутствуют утрате. Если горюющий не может прочувствовать и прожить боль потери, она должна быть выявлена и проработана с помощью психолога, иначе боль проявит себя в других формах, например, через психосоматику или расстройства поведения.

3. Наладить окружение, где ощущается отсутствие объекта утраты. Когда человек теряет близкого, он теряет не только объект, которому адресованы чувства и от которого чувства происходят, он теряет и определенный уклад жизни. Умерший близкий участвовал в быту, требовал выполнения каких-то действий или определенного поведения, исполнения каких-либо ролей, брал на себя часть обязанностей. И это уходит вместе с ним. Эта пустота должна быть восполнена, и жизнь организована на новый лад. Кроме утраты объекта, вызывающего определенные чувства и играющего определенные роли, некоторые люди во время потери переживают чувство утраты себя, своего «я». Работа с таким клиентом должна быть намного шире, чем просто выработка новых навыков и умения справляться с новыми ролями.

4. Выстроить новое отношение к объекту утраты и продолжать жить. Решение четвертой задачи не предполагает ни забвения, ни отсутствия эмоций, а только их перестройку. Чувства к умершему должны сохраниться, но перемениться таким образом, чтобы появилась возможность продолжать жить, вступать в новые эмоционально насыщенные отношения. Эта задача наиболее трудна для завершения. Признаком того, что она не решается, горе не движется и не завершается период траура часто бывает ощущение, что «жизнь стоит на месте», нарастает беспокойство. В некоторых случаях может возникать страх того, что новая связь может тоже закончиться и придется снова пройти через боль утраты – такое бывает особенно часто, если потеря еще свежа. Завершением выполнения этой задачи можно считать возникновение ощущения, что можно любить другого человека, любовь к ушедшему не стала от этого меньше, но после смерти, например, мужа, можно любить новых мужчин. Возможно, чтить память погибшего друга, но в жизни могут появиться новые друзья. Печаль остается, она естественна, когда человек говорит или думает о том, кого он любил и потерял, но печаль спокойная, «светлая».

Рефераты:  Декларация 20-летия государственной независимости РК

Горевание можно считать завершённым при условии, что человек, переживший потерю, решит все четыре задачи. Работа горевания завершена, когда горюющий вновь способен вести нормальную жизнь, чувствовать себя адаптированным, проявлять интерес к жизни. Рассмотренные выше задачи горевания, по мнению некоторых авторов могут являться также и стадиями консультационного процесса.

Тема 2.

§

1. Утешать его совершенно бесполезно. Он все равно вас «не слышит», а на все ваши попытки его утешить лишь скажет, что чувствует себя хорошо. Но что действительно можно сделать, так это ходить за ним повсюду «хвостиком», ни на секунду не оставляя человека одного, не выпуская его из поля внимания. При этом не обязательно с ним разговаривать. Можно просто молча быть рядом. Нужно наблюдать, вдруг начнется острое реактивное состояние.

2. Иногда бывает достаточно одних тактильных контактов, чтобы вывести человека из тяжелейшего шока. Особенно, если это такие движения, как поглаживания по голове. В этот момент многие люди чувствуют себя маленькими, беззащитными, им хочется заплакать, как плакали в детстве. Если вам удалось вызвать у горюющего слезы, значит, человек переходит в следующую фазу.

3. Иногда можно вызвать у человека сильные чувства, которые его выведут из шока. Сильную радость вызвать, по-видимому, не удастся. Но сгодится и злость. Даже если вы «вызовите огонь на себя», разозлив горюющего.

Существующие культурные ритуалы способствуют и помогают человеку пережить горе. В народных традициях, если рассмотреть ритуал похорон, поражает, насколько психологически грамотно созданы некоторые обычаи. Например, традиция плакальщиц, когда специально приглашенные и обученные женщины, громко рыдая, говоря тексты типа: «На кого ты меня покинул!» и т.п. То есть то, что чувствует горюющий, но не имеющий возможности выразить. Плакальщицы помогают человеку заплакать, и вызывают катарсис («катарсис» — от греческого слова, «очищение», состояние внутреннего очищения, облегчения, вызванное эмоциональным потрясением в результате сопереживания трагедии.).

Стадия поиска.

Отличается нереалистическим стремлением вернуть умершего и отрицанием не столько факта потери, сколько постоянства утраты. Временные границы этого периода размыты, поскольку он постепенно сменяет предшествующую стадию шока и затем характерные для него феномены ещё долго встречаются в последующей стадии острого горя. В среднем пик фазы поиска приходится на 5-12-й день после известия о смерти. В это время человеку бывает трудно удержать свое внимание во внешнем мире, реальность как бы покрыта прозрачной кисеей, вуалью, сквозь которую сплошь и рядом пробиваются ощущения присутствия ушедшего.

Пример: В результате авиакатастрофы под городом Донецком никто не выжил. Об этом уже сообщили, и через несколько часов должно было начаться опознание. В толпе родственников погибших можно было заметить мужчину. Он ходил от места к месту, постоянно подходя к людям в форме, будь-то спасатели, психологи или милиция. Ко всем сотрудникам он обращался с одним единственным вопросом: «Может быть, все-таки кто-то остался в живых, может быть, его сын выжил, но его не могут найти?».

3. Стадия острого горя.

Обычно длится 6-7 недель с момента травмирующего события.

Иначе ее именуют периодом отчаяния, страдания, дезорганизации, а некоторые авторы – периодом реактивной депрессии. Это период наибольших страданий, острой душевной боли.

Картина острого горя схожа у разных людей. Наиболее выражены следующие черты: постоянные вздохи, общие для всех клиентов жалобы на потерю силы и истощение, отсутствие аппетита. Могут наблюдаться некоторые изменения сознания – легкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции с другими (их поведение может казаться странным – «как они могут улыбаться, разговаривать, ходить в магазины, когда существует смерть, и она так близко»).

Нормальным для горевания на этой стадии является:

— физическое страдание;

— поглощенность образом умершего;

— чувство вины «я не все сделал для умершего, что мог», «я был невнимателен к нему при жизни», «если бы не мои действия (мысли, чувства, поступки), он бы жил» и т.д.;

— враждебные реакции (утрата теплоты в отношениях с другими, тенденция разговаривать с раздражением или злостью, уход от всяческих контактов с близкими и друзьями);

— утрата моделей поведения: неспособность начинать и поддерживать организованную деятельность, отсутствие интереса к любимым занятиям, нежелание чем-то заниматься и т.п.

Острое горе – это определенный синдром с психологической и соматической симптоматикой, длящийся примерно 40 дней, иногда дольше. Он может возникать сразу же после потери (кризиса), может быть отсроченным, может явным образом не проявляться или наоборот, проявляться в чрезмерно подчеркнутом виде. Вместо типичного синдрома могут наблюдаться искаженные картины, каждая из которых представляет собой какой-нибудь особый аспект горя.

Несмотря на всю тяжесть этой стадии, именно на ней, начинается отделение, отрыв от образа утраченного близкого, готовится, пусть пока зыбкая, опора в «здесь и теперь». Именно в этой точке и появляется острая душевная боль. «Как это ни парадоксально, боль вызывается самим горюющим: феноменологически, в приступе острого горя, не умерший уходит от нас, а мы сами уходим от него, отрываемся от него или отталкиваем его от себя. И вот этот, своими руками производимый отрыв, этот собственный уход, и вызывают, собственно, душевную боль».

Самое важное в исполненном акте острого горя — не сам факт болезненного отрыва от своей потери, а его продукт. В этот момент не просто происходит отделение, разрыв и уничтожение старой связи, как полагают многие современные теории, а рождается новая связь. Боль острого горя – это боль не только распада, разрушения и отмирания, но и боль рождения нового. Двух новых «я» и новой связи между ними, двух новых времен, даже миров, и согласования между ними.

Пример 1: Учитель первой школы г. Беслана пришла на консультацию. Марина была классной руководительницей нескольких погибших детей. Она плачет навзрыд, не допуская к себе ни психологов, ни своих родных, ни мужа, ни детей. Из причитаний Марины становится ясно, что она испытывает противоречивые чувства: с одной стороны, она чувствует себя виноватой в том, что не смогла уберечь детей, с другой стороны она испытывает ненависть к родителям погибших детей, которые, как ей кажется, ее обвиняют в случившейся трагедии.

Пример 2: Пожар на шахте. Молодая женщина ждет, когда поднимут тело ее двоюродного брата. Состояние стабильное, она старается поддерживать остальных родственников. После того, как тело ее брата подняли, она уединяется, не проявляет сильных эмоций. Лежит, разговаривает очень медленно. Отказывается от любой деятельности, ссылаясь на слабость и плохое самочувствие.

Чем можно облегчить страдания горюющего на данной стадии?

1. Если на первой фазе вам нужно постоянно быть вместе с горюющем, то здесь можно и нужно дать человеку, если он хочет, побыть одному.

2. Но если он пожелает с вами поговорить, нужно всегда быть в его распоряжении, выслушать его (даже если вы слушаете это в сотый раз и вам тяжело) и поддержать.

3. Как уже говорилось, на этой фазе люди часто раздражительны, тем не менее, понимая их состояние, надо относиться к ним более мягко, прощая многое.

4. Если человек плачет, вовсе не обязательно его утешать.

Что такое «утешение»? Это сделать все, чтобы человек не плакал. У нас есть безусловный рефлекс на чужие слезы. Видя их, мы готовы сделать все, чтобы человек успокоился, перестал плакать. Слезы дают возможность сильнейшей эмоциональной разрядки. Наши слезные железы устроены таким образом, что слезы способствуют выработке успокоительных веществ. Недаром, поплакав, хорошо спится. Успокаивая человека, мы не даем ему возможности этому процессу свершиться. С другой стороны — как вообще можно утешить горюющего? Какое может быть утешение?

5. В конце этой стадии можно потихоньку приобщать человека к общественно полезной деятельности: отправить в школу или на работу, начать загружать домашними делами. Это очень полезно, так как дает возможность отвлечься от своей основной проблемы. Естественно, режим должен быть щадящим, так как человек все еще ослаблен.

6. Считается, что с горюющим человеком надо быть чрезвычайно бережным, трепетным. Но это не так. Попытайтесь представить себя в окружении людей, каждый из которых смотрит на вас жалостливым, сочувствующим взглядом. Да, вам захочется сбежать от них как можно скорее. Потому что все вам будет напоминать о вашей утрате. На самом деле, на этой стадии с человеком можно уже обращаться вполне нормально и иногда даже можно с ним ссориться. Особенно замечательный метод — формирование у человека чувства реальной вины. С виной выжившего вы ничего не сможете сделать, так как она иррациональна по своим механизмам. Зато можно перенести центр тяжести в реальность. Например, можно сказать человеку, слишком на ваш взгляд увлекшемуся переживанием горя, примерно следующее: «Как тебе не стыдно! Ты занят своими переживаниями и не заботишься о тех людях, которые вокруг и которым нужна твоя помощь. Ты — эгоист!» Чаще всего, эти слова будут горюющему, как бальзам на рану. Он не обидится на вас, а даже будет чувствовать благодарность, так как вы как бы «позволили» ему завершить работу по переживанию горя.

7. И, конечно, человеку надо постоянно демонстрировать, что хотя вы и понимаете его проблему, но относитесь к нему как к обычному человеку, не давая ему никаких поблажек и скидок. Это тоже будет высоко оценено и поможет в реадаптации. Конечно, вы должны понимать, что этот человек находится в «состоянии горя», но ничем не показывайте это ему.

Иначе получится как у учительницы, которая каждый раз сообщала классу: «А вот Коле плохих отметок ставить не буду и не буду его спрашивать, так как у него горе».А потом была крайне удивлена, когда Коля в какой-то момент ей нагрубил и убежал из класса.

4. Стадия «остаточных толчков и реорганизации».

На этой стадии жизнь входит в свою колею, восстанавливаются сон, аппетит, профессиональная деятельность, ушедший перестает быть главным сосредоточением жизни. Переживание горя теперь протекает в виде сначала частых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Поводом для них чаще всего служат какие-то даты, традиционные события: «новый год впервые без него», «весна впервые без него», день рождения, события повседневной жизни — «обидели, некому пожаловаться», «на его имя пришло письмо». Четвертая стадия, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщина утраты является последней датой в этом ряду.

За этот период потеря постепенно входит в жизнь. Человеку приходится решать множество новых задач, связанных с материальными и социальными изменениями, и эти практические задачи переплетаются с самим переживанием. Постепенно появляется все больше воспоминаний, освобожденных от боли, чувства вины, обиды, оставленности. Словом, высвобождаемый актами горя материал образа утраты подвергается здесь своего рода эстетической переработке.

Основная помощь на этой фазесостоит в том, чтобы помочь, способствовать этому обращению к будущему, помочь строить всевозможные планы.

Стадия завершения.

Смысл и задача работы горя на этой стадии состоит в том, чтобы образ потери занял свое постоянное место в продолжающемся смысловом значении жизни (он может, например, стать символом доброты) и был закреплен во вневременном, ценностном измерении бытия.

Еще раз подчеркнём, что подобным образом, по мнению многих авторов, развивается отношение к любой утрате, а не только к потере близкого человека. Но это вовсе не означает, что именно так и только так протекают процессы печали у каждого горюющего. Перечисленные стадии достаточно условны, не имеют четких границ, и иногда уже прожитый этап дает рецидивы на более поздних этапах. Кроме того, иногда некоторые стадии отсутствуют или бывают так плохо выражены, что их не удается отследить и взять в проработку.

§

Если тяжелая утрата застает человека во время решения каких-то очень важных проблем или если это необходимо для моральной поддержки других, он может не обнаружить своего горя в течение недели и даже значительно дольше. Иногда эта отсрочка может длиться годы, о чем свидетельствуют случаи, когда клиентов, недавно перенесших тяжелую утрату, охватывает горе о людях, умерших много лет назад.

К примеру, 38-летняя женщина, у которой только что умерла мать и которая очень болезненно отреагировала на эту утрату, как оказалось, лишь в небольшой степени была сосредоточена на смерти матери, она была поглощена мучительными фантазиями, связанными со смертью ее брата, трагически погибшего двадцать лет назад.

Б. Искаженные реакции .

Отсроченные реакции могут начаться после паузы, во время которой не отмечается никакого аномального поведения или страдания, но в которой имеют место определенные изменения поведения клиента, однако обычно не столь серьезные, чтобы служить поводом для обращения за помощью. Эти изменения могут рассматриваться как поверхностные проявления не разрешившейся реакции горя.

Можно выделить следующие виды таких изменений:

1) Повышенная активность без чувства утраты, а скорее с ощущением хорошего самочувствия и вкуса к жизни.

Например, предпринимаемая клиентом деятельность носит экспансивный и авантюрный характер, приближаясь по виду к занятиям, которым в свое время посвящал себя умерший.

2) Появление у клиентов признаков последнего заболевания умершего.

Например, через две недели после смерти отца, последовавшей от болезни сердца, у клиента были обнаружены изменения кардиограммы, наблюдавшиеся в течение трех недель.

3) Психосоматические нарушения, к которым относят в первую очередь язвенные колиты, ревматические артриты и астму.

4) Изменение отношения к друзьям и родственникам.

Человек раздражен, не желает, чтобы его беспокоили, избегает прежнего общения, опасается, что может вызвать враждебность своих друзей своим критическим отношением и утратой интереса к ним. Развивается социальная изоляция и клиенту, чтобы восстановить свои социальные отношения, требуется серьезная поддержка.

5) Особенно яростная враждебность в отношении конкретных лиц.

Такие горюющие, несмотря на то, что они много говорят о своих подозрениях и резко выражают свои чувства, в отличие от параноидных субъектов, почти никогда не предпринимают никаких действий против обвиняемых.

6) Многие горюющие, сознавая, что развившееся у них после утраты близкого чувство враждебности совершенно бессмысленно и очень портит их характер, усиленно борются против этого чувства и скрывают его, насколько возможно.

У некоторых из них, сумевших скрыть враждебность, чувства становятся как бы «одеревеневшими», а поведение – формальным, что напоминает картину шизофрении.

7) С этой картиной тесно связана дальнейшая утрата форм социальной активности.

Клиент не может решиться на какую-либо деятельность, страстно стремясь к активности, он так и не начнет ничего делать, если кто-нибудь не подстегнет его. Утрачена решительность и инициатива, доступна только совместная деятельность, один он действовать не может. Ничто, как ему кажется, не сулит награды и делаются только обычные повседневные дела, причем шаблонно, и буквально по шагам, каждый из которых требует от человека больших усилий и лишен для него какого — бы то ни было интереса.

8) Чрезмерно острое чувство вины, сопровождаемое потребностью наказывать себя.

Иногда такое наказание реализуется посредством самоубийства.

9) Бывает также, что горюющий активен, однако большинство его действий наносит ущерб его собственному экономическому и социальному положению.

Он с неуместной щедростью раздаривает свое имущество, легко пускается в необдуманные финансовые авантюры, совершает серию глупостей и оказывается в результате без семьи, друзей, социального статуса или денег. Такое растянутое самонаказание, по-видимому, не связано с осознанием какого-либо особого чувства вины.

10) Это поведение, в конце концов, приводит к такой реакции горя, которая принимает форму ажитированной депрессии с напряжением, возбуждением, бессонницей, с чувством малоценности, жесткими самообвинениями и явной потребностью в наказании.

Такие клиенты могут совершать попытки самоубийства. Даже если они не суицидоопасны, им может быть присуще сильное стремление к болезненным переживаниям.

11) Трансформация скорби в идентификацию с умершим человеком.

В этом случае происходит отказ от любой деятельности, способной отвлечь внимание от мыслей об умершем.

12) Растягивание процесса скорби во времени с обострениями. Например, в дни годовщин смерти.

Примеры искаженных реакций процесса горевания:

После смерти старшего сына, женщина соорудила дома иконостас из фотографий погибшего, разобрала и разложила по местам все вещи сына, находилась в этой комнате почти все время суток, не давая возможности трогать ни одному члену семьи, ни одной вещи погибшего. Таким образом, женщина проводила почти все свое свободное время. Она устранилась от общения с другими членами семьи, не понимая, что младшему сыну не менее важна забота мамы сейчас, ему так же одиноко без брата. И, самое главное, младший сын видел, что совсем перестал быть интересен маме, что она перестала о нем заботиться, что его могут не замечать днями и неделями. Все мысли матери поглощены только ушедшим сыном. Жизнь без него не представляется ей нужной.

Мужчина умер от сердечного приступа, возвращаясь из командировки. После похорон его жена не может вспомнить, что она делала после того, как ей сообщили о смерти мужа. Ее сын жалуется на то, что мама практически не ест, перестала интересоваться его учебой и личной жизнью. В разговорах об умершем она постоянно винит себя в том, что поддалась уговорам мужа и отпустила его в командировку, когда ему было назначено обследование в больнице.

§

Чаще всего, родственники стараются уберечь детей от страшного известия, но мы считаем, необходимо доводить до детей информацию о случившимся.

И дело не только в том, что эту информацию от детей невозможно утаить (они очень тонко чувствуют изменения в эмоциональном состоянии окружающих), а в том, что ребенку также необходимо проститься с близким человеком и пережить свое горе.

Мы часто лишаем детей шанса начать схватку с их потерей и их представлениями о смерти из-за наших собственных внутренних запретов. Поскольку нам трудно понимать и принимать смерть, мы убеждаем себя в том, что смерть недоступна детскому пониманию. С одной стороны, мы, по-видимому, отрицаем то, что дети — это чувствующие и потенциально страдающие человеческие существа, и воображаем себе, что они недостаточно развиты, чтобы переживать настоящее горе. С другой стороны, мы боимся той глубины, с которой дети могут страдать от потери, и хотим пощадить их или защитить от страданий.

Лучше начать готовить ребенка к встрече со смертью близкого человека задолго до того, как эта встреча произойдет. Большинство людей сталкиваются в детстве со смертью в виде мертвого насекомого, птицы, белки или домашних животных. Эти смерти, обычно не очень тяжелые для детей, но они дают возможность детям и их родителям вместе обсудить вопросы, касающиеся смерти, которые встают перед всеми детьми, даже если ребенок не говорит о них вслух. Вопросы ребенка могут быть такими: «Что такое смерть?», «Почему мы умираем?», «Умру ли я?», «Умрешь ли ты?», «Что случается после смерти?». Если не давать объяснений детям и не обсуждать с ними эти вопросы открыто, они начинают пугать себя, чувствуя свою незащищенность и одиночество.

Дети не должны быть заслонены от процесса умирания близкого человека. Удаление ребенка от умирающего отрицает его возможность продолжать быть близким ему и увеличивает шок, когда приходит смерть. Разделение процесса умирания с близким человеком может быть волнующим и вознаграждающим опытом для обоих. Любимый ре­бенок может принести огромную поддержку умирающему человеку. Возможность разделить последние часы жизни с близким помогает детям узнать о смерти естественным образом.

Когда приходит смерть, детям нужно сказать правду сразу же, в ласковой и естественной форме, причем желательно, чтобы это сделали родители или кто-либо из близких. «Высылка» детей из семьи в ситуации горя или игнорирование их переживаний показывает неуважение к их чувствам и отрицает их право на печаль. Для ребенка быть «высланным» из семьи означает ужасное наказание и увеличивает уже возникшую душевную боль. Горе детей усугубляется страхом удаления от родителей. Потеря может казаться ребенку угрозой выживанию, а отсутствие родителя может провоцировать у маленьких детей сильную тревогу, поскольку без кого-то, кто удовлетворяет их физические и эмоциональные потребности, их жизнь будет в опасности. Детям необходимо убеждение в том, что они не останутся в одиночестве и что их нужды будут удовлетворены.

Конечно, ограниченный словарный запас детей может помешать откровенному обсуждению. Хотя дети часто испытывают те же чувства, что и взрослые, их внешнее вы­ражение бывает более скрытым и непонятным. Детские защитные реакции на потерю могут раздражать и тревожить взрослых. Ребенок, например, может сказать что-нибудь вроде «Гав, гав, ты умер» или «Я все равно его не любил» или разразиться жутким смехом. Дети нередко не способны поделиться своей реакцией на смерть при помощи слов. Иногда они легче выражают себя, рассказывая историю или изображая свои переживания в рисунках. Способность поделиться своими чувствами с помощью рассказов или рисунков является важным способом для горюющего или находящегося в печали ребенка высвободить свои эмоции.

Детскому горю легко помешать. Иногда детям, например, стыдно плакать. Им мешает также неправильное руководство взрослых, которые говорят: «Будь храбрым», «Будь мужчиной», «Будь хорошей спокойной девочкой» или «Не будь плаксой». Дети часто послушно следуют этим указаниям и подавляют свое горе в ущерб себе. Горе — это поведение, которому обучаются. Слова и действия взрослых учат ребенка, как принимать горе, так же как и другому жизненному опыту.

Детей всех возрастов надо поощрять участвовать в ритуалах, обычаях и любых формах траура, принятых в семье, если дети хотят этого сами. Это — возможность узнать о смерти, к тому же это время сближения семьи. Однако никогда не следует заставлять детей присоединяться к каким-то траурным процедурам помимо их воли.

Вина может быть особой проблемой для детей, переживающих потерю. Они могут воспринимать потерю очень личностно и обвинять себя за предшествовавшее плохое поведение или за свои амбивалентные чувства к умершему человеку. Потеря родителей всегда является сложной из-за амбивалентного отношения к ним ребенка. Поскольку воспитание детей часто связано с фрустрированием детей, естественно, что дети иногда выражают негативные чувства по отношению к родителям и даже желают им смерти. Если кто-либо из родителей умирает, ребенок может чувствовать вину и страх, что это он послужил причиной смерти. Это чувство вины могут смягчить понимающие взрослые, если убедят ребенка, что его вины здесь нет.

Пошаговая инструкция для родителей:

«Как говорить с ребёнком о смерти близкого человека?»

Правило 1: Сообщить ребёнку о смерти близкого нужно как можно скорее после события смерти.

Правило 2: Сообщить ребёнку о смерти должен самый близкий человек.

Что делать?

1. Сесть рядом с ребёнком, так, чтобы ваши и его глаза были на одном уровне.

2. [Имя/степень родства для ребёнка] умер. Его больше нет. Мы будем его хоронить [день].

3. Рассказать простыми словами о тех изменениях, которые наступают в связи с этим событием: «Теперь мы будем жить вдвоём», «Теперь ты будешь жить у твоих тёти и дяди» и т.п.

4. Предложить ребёнку задать любые вопросы. Просто и конкретно ответить на них. Будьте готовы к вопросам, которые могут вас шокировать: «Можно его потрогать?», «Будет ли он приходить?», «Что он будет там есть?».

Вот история шестилетнего мальчика.

У него была любимая собака. Он пошел в школу, дома оставался отец. Собака выбежала на улицу и попала под машину. Отец запаниковал. Спрятал труп. Побежал в собачий приют. Нашел похожую. Привел домой, надеясь, что никто не заметит. Ребенок возвращается, удивляется и спрашивает: «А где же Флаппи?» Папа не может сказать сыну о смерти друга. Поэтому отвечает: «Флаппи убежал». Естественно, мальчик говорит: «Так пойдем его искать». Папа точно знает, где Флаппи, но покорно плетется. Во время поисков пытается отвлечь внимание сына: «Пойдем, перекусим», «Пойдем спать». «Не буду ничего есть, не буду спать, пока Флаппи не найдем». Прижатый к стенке отец выдавливает: «Извини. Но собаку сбила машина». Мальчик снова спрашивает: «Но, где же Флаппи?». Атеист отец вдруг начинает видеть свет и говорит: «Флаппи с Богом, на небесах». Ребенок сильно удивляется: «А что Бог делает с мертвой собакой? Зачем она ему?».

Не думайте, что маленькие дети задаются философскими вопросами. Они очень практичны.

§

Детские реакции на смерть отражают не только их собственное горе и тоску, но и реакции родителей. Ребенку мучительно видеть, как его родители плачут и не заботятся о нем, как обычно.

У родителей, переживающих горе, остается меньше сил на своих детей. Они часто становятся нетерпеливыми и сердитыми, когда дети требуют их внимания, и пытаются скрыть свои реакции на горе, чтобы защитить ребенка. Ребенок чувствует себя лучше, когда родители пытаются описать свои чувства. Тогда ребенку легче понять реакции своих родителей и легче показать свои чувства и мысли.

Как можно помочь детям?

1. Давайте конкретную информацию.

Независимо от того, пришла смерть внезапно или нет, информация, которую ребенок получает, и разговоры, которые с ним ведутся, имеют решающее значение для того, как ребенок справится с несчастьем. Поэтому важно избегать метафор типа «умерший спит», «он (или она) уехал в путешествие». Не ждите до похорон с сообщением о случившемся.

Чтобы доверие к родителям не нарушилось,ребенок как можно скорее должен получить точную информацию. Позвольте ребенку задавать вопросы, и отвечайте на них, если есть ответ, или говорите «не знаю», если ответа нет. Этим вы поможете ребенку лучше понять случившееся.

Дети, как и взрослые, нуждаются в понимании реальности смерти, и этот процесс постепенен. Поэтому необходимо говорить о том, что произошло, много раз.

Избегайте ненужных разлук.

После смерти кого-либо из близких родители часто доверяют другим людям заботу о детях, иногда временно, иногда на более длительный период. Это может усилить беспокойство детей, что их родители тоже исчезнут. Помните, дети испытывают острую нужду в вашей близости первое время после смертного случая.

Если кто-то хочет помочь родителям и позаботиться о детях, лучше, если он будет приходить к детям в их дом, так как они останутся в привычной для них обстановке.

3. Позвольте детям присутствовать на церемонии прощания и похоронах.

Дети не травмируются, если видят умершего или присутствуют на похоронах. Часто детские фантазии о смерти и об умершем могут быть страшнее реальности. Тем не менее, хочется подчеркнуть, что родители должны прислушиваться к своим собственным чувствам. Если у вас нет сил взять с собой детей, не делайте этого.

Перед тем как ребенок пойдет на церемонию прощания, ему надо рассказать, что он там увидит, объяснить, как умерший выглядит, что его тело холодное, если к нему притронуться, как будут вести себя взрослые и т.д. Лучше, если взрослый первый войдет в комнату и потом детально опишет ребенку, как там все выглядит. На церемонии прощания ребенок должен быть рядом со взрослым.

Ребенок может попрощаться с умершим следующим образом: положить в гроб рисунок, игрушку, письмо или что-либо другое, имеющее значение. Можно подсказать ребенку, чтобы тот сказал что-нибудь про себя или прошептал что-то умершему на ухо.

После церемонии прощания нужно выделить время, чтобы вместе с ребенком поговорить о происшедшем, или дать возможность выразить свои чувства другим способом, например, рисуя или играя.

Даже если тело умершего имеет серьезные повреждения, рекомендуется брать ребенка на церемонию прощания, поскольку встреча с умершим делает нереальное реальным, уменьшается риск возникновения мучительных фантазий. Однако очень важно —  хорошо подготовить ребенка.

4. Создайте условия для воспоминания об умершем.

Дети испытывают сильную потребность вспоминать умершего, одновременно осмысливая случившееся. Они могут выражать, это по-разному, например, смотреть на фотографии умершего, брать что-либо из его вещей, носить их с собой, спать с ними.

У детей часто возникает желание посетить те места, где они были вместе с умершим, или его могилу. Если могила недалеко от дома, дети могут ходить туда сами. Посещение места несчастного случая может помочь ребенку лучше понять, как наступила смерть.

5. Отвечайте на вопросы детей.

Дети часто задают такие вопросы, на которые бывает трудно ответить: «А малышке надо ползти до неба?», «А внизу в могиле холодно?». Задавая детальные вопросы, ребенок постепенно начинает лучше понимать, что произошло, и поэтому дать честный ответ очень важно. Если ребенок настолько развит, что может задать вопрос, то он достаточно развит, чтобы получить на него прямой ответ.

Дети 10 лет и старше обычно не хотят говорить о том, что произошло, потому что это слишком мучительно. Иногда должно пройти довольно долгое время, прежде чем они смогут говорить о смерти близкого. Если ребенок хорошо справляется в школе и общается со своими друзьями, то особых причин для волнения нет — обычная реакция, отражающая способ детей справляться с сильными чувствами.

6. Не мешайте детям играть, чтобы лучше понять.

Дети часто имитируют похоронную процессию, в ходе игры хоронят животных и насекомых, рисуют могилы с крестом или вещи, имеющие отношение к умершему. Если дети были свидетелями драматического смертного случая, они могут повторять одну и ту же игру много раз. Для детей это нормальный способ выражения своих чувств, это помогает им лучше понять, что произошло. Поэтому важно не останавливать детей, когда они играют или рисуют.

Таким образом, если у ребенка умер близкий человек:

Говорите об этом открыто и честно:

· незамедлительно сообщите о смертном случае и дайте конкретную информацию о том, что произошло;

· объясните, что умерший никогда не вернется;

· расскажите о церемонии прощания и похоронах.

Избегайте неясностей:

· не говорите о «путешествии» или «сне»;

· избегайте абстрактных объяснений;

· давайте объяснения, соответствующие возрасту ребенка.

Помогите ребенку понять:

· выделите время, чтобы поговорить с ребенком о случившемся;

· отвечайте на вопросы ребенка, даже если он повторяет их много раз;

· расскажите о том, как разворачивались события, несколько раз;

· прислушивайтесь к мыслям и пониманию ребенком того, что произошло;

· не мешайте ребенку рисовать и играть, чтобы он таким образом высказал свои чувства;

· позвольте ребенку старшего возраста написать о произошедшем (дневник, стихотворение, сочинение).

Сделайте потерю реально ощутимой:

· разрешите ребенку увидеть умершего;

· позвольте ребенку присутствовать на похоронах;

· не скрывайте от ребенка своих мыслей и чувств;

· часто вспоминайте ушедшего, сделайте фотоальбом, смотрите на фотографии и видеофильмы;

· берите ребенка с собой на кладбище.

· покажите, что такие чувства, как печаль, тоска, — разрешены, это естественные реакции.

Не отступайте от заведенного порядка:

· постарайтесь не разлучаться с детьми, так как даже кратковременное ваше отсутствие может быть причиной беспокойства;

· попытайтесь сохранить заведенный порядок вашего дома;

· согласитесь, с тем, что ребенок нуждается в вашей близости и защите;

· не затягивайте с возвращением ребенка в школу или детский сад;

· говорите с ребенком об его страхах;

· уверьте ребенка, что смертные случаи бывают очень редко;

· приглушите чувство вины у ребенка;

· уверьте его, что ничего, о чем он думал или что он сделал, не привело к смертному случаю.

§

1. Следует побуждать горюющего к обсуждению его переживаний. Позвольте ему просто говорить об утраченном объекте своей любви, вспоминать эмоциональные эпизоды и события прошлого.

2. Не следует останавливать человека, когда он начинает плакать. Слезы, как сейчас известно, содержат анестезирующие вещества, действие которых сходно с действием морфина. Так что рыдания – это, скорее, физиологическая реакция организма, смягчающего душевную боль. Замечательно при этом то, что организм одинаково реагирует на физическую и душевную боль – слезами.

3. В случае потери кого-то из близких, следует постараться обеспечить присутствие небольшой группы людей, которые знали покойного (покойную), и попросить их говорить о нем (о ней) в присутствии клиента. В период утраты страдание облегчается присутствием родственников, друзей, причем существенна не их действенная помощь, а легкая доступность в течение нескольких недель, когда скорбь наиболее интенсивна. Понесшего утрату не надо оставлять одного, однако его не следует перегружать опекой. Горюющему человеку нужны постоянные, но не навязчивые посещения и хорошие слушатели.

4. Следует предпочесть частые и короткие встречи с горюющим редким и длительным посещениям. Роль слушателя может выполнять психолог, психотерапевт. Находиться со скорбящим человеком и надлежащим образом внимать ему – главное, что можно сделать. Чем больше психолог сопереживает скорби и чем адекватнее воспринимает собственные эмоциональные реакции, связанные с помощью, тем эффективнее целебное воздействие. Не следует поверхностно успокаивать скорбящего человека. Замешательство и формальные фразы лишь создают неудобное положение. Клиенту надо предоставить возможность выражать любые чувства, и все они должны быть восприняты без предубеждения. Другая очень важная задача психотерапевта – помочь близким понесшего утрату человека правильно реагировать на его скорбь.

5. Следует учесть возможное наличие у горюющего замедленной реакции горя, которая проявляется через некоторое время после смерти любимого человека и может характеризоваться изменениями в поведении, ажитацией, лабильностью настроения и злоупотреблением психоактивными веществами. Эти реакции могут проявляться также в годовщину смерти (так называемая реакция годовщины).

6. Следует учитывать, что реакция на ожидаемое горе проявляется до наступления утраты и может снизить остроту переживаний. Такая реакция может сыграть положительную роль.

7. Следует учитывать, что клиент, близкий родственник которого покончил жизнь самоубийством, может отказаться говорить о своих чувствах, опасаясь, что это каким-то образом его скомпрометирует.

8. В процессе скорби нередко наступает озлобленность. Понесший утрату, человек стремится обвинить кого-то в случившемся. Вдова может обвинить умершего мужа в том, что он оставил ее, или Бога, который не внял ее молитвам. Обвиняются врачи и другие люди, которые были способны реально или только в воображении горюющего не допустить создавшейся ситуации. Речь идет о настоящей злости. Если она остается, то подпитывает депрессию. Поэтому психолог должен не дискутировать с клиентом и не корректировать его злобу, а помочь ей вылиться наружу. Только в таком случае уменьшится вероятность ее разрядки на случайных объектах.

9. Типичное проявление скорби – тоска по умершему. Человек, переживший утрату, хочет вернуть утерянное. Обычно это иррациональное желание недостаточно осознается, что делает его еще глубже. Навязчивые мысли и фантазии об умершем постоянно лезут в голову. Его лицо видится в толпе, пропадает интерес к событиям, которые прежде казались важными, к своей внешности. Места и ситуации, связанные с умершим, приобретают особую значимость. Психологу следует разобраться в символической природе тоски. Поиск умершего не бесцелен – он явно направлен на воссоздание утраченного человека. Не надо противиться символическим усилиям скорбящего, поскольку, таким образом, он старается преодолеть утрату. С другой стороны, реакция скорби бывает преувеличена, и тогда создается культ умершего.

10. Во время траура происходит значительное изменение идентичности, например, резко меняется самооценка осуществления супружеской роли. Поэтому важная составляющая «работы скорби» заключается в обучении новому взгляду на себя, поиску новой идентичности, психолог должен уделить этому моменту особое внимание.

11. В разные периоды жизни люди испытывают амбивалентные чувства друг к другу. После смерти близкого человека прежняя амбивалентность является источником чувства вины. «Работа скорби» обуславливает возврат к отношениям, которые прервала смерть. Предпринимается попытка понять их значение в перспективе времени. Понесший утрату постоянно задает себе вопросы: «Все ли Я сделал для умершего?», «Достаточно ли уделял ему внимания?» Вспоминаются случаи несправедливого отношения к умершему, и страдающий человек говорит себе, что повел бы себя совершенно иначе, будь возможность все вернуть. Психолог должен с пониманием воспринимать эти сложные переживания как неизбежное изживание скорби.

12. В трауре очень существенны ритуалы. Они нужны скорбящему как воздух. Психологически крайне важно иметь публичный и санкционированный способ выражения сложных и глубоких чувств скорби. Ритуалы необходимы живым, а не умершим, и они не могут быть упрощены до потери своего назначения. Если по какой-либо причине не были совершены некие ритуалы, психолог может порекомендовать их совершить.

§

Рефераты:  Реферат: Цепные передачи. Скачать бесплатно и без регистрации

Этапы психологической помощи выстраиваются в соответствии с этапами переживания горя.

Помощь на стадии шока. Необходимо присутствовать рядом с человеком, понесшим утрату, не оставлять его одного, заботиться о нем. Выражать свою заботу и внимание лучше через прикосновения. Именно таким образом люди выражают свое участие, когда слова им неподвластны. Даже простое пожатие руки лучше, чем холодная изоляция. Страдающий человек всегда вправе не принять руку, так же, как и другое участие, но предлагать помощь необходимо.

Помощь на стадии острого горя. Следует говорить об умершем, причине смерти и чувствах в связи с происшедшим. Спрашивать об умершем, слушать воспоминания о нем, рассказы о его жизни, даже если они неоднократно повторяются. Вопросы: «На кого он был похож?», «Можно ли увидеть его фотографии?», «Что он любил делать?», «Что вы сейчас вспоминаете о нем?» вовсе не бестактны, они позволяют скорбящему выговориться. Если перенесший потерю человек как бы замирает, ничего не говорит, глядя в пространство, не стоит пытаться его разговорить, во что бы то ни стало заполнить тишину словами. Необходимо быть готовыми продолжить разговор, когда тот возвратится к реальности. Не всегда нужно знать, в какие воспоминания погружается человек, о чем он думает. Главное – создать вокруг него атмосферу присутствия и понимания. В случае внезапной или насильственной смерти необходимо неоднократно обсуждать все мельчайшие детали, до тех пор, пока они не утратят своего устрашающего, травматического характера, – только тогда человек, потерявший близкого, сможет оплакивать его. Необходимо дать возможность выплакаться, не стараясь непременно утешать. При этом не следует всем своим видом постоянно подчеркивать сочувственное отношение, подчеркивать особый статус страдающего человека. Постепенно (ближе к концу этого периода) следует приобщать скорбящего к повседневной деятельности.

Помощь на стадии восстановления. Надо помогать заново включиться в жизнь, планировать будущее. Поскольку человек может неоднократно возвращаться к переживаниям острого периода, необходимо давать ему возможность вновь и вновь говорить об умершем. Полезными в этот период могут быть и какие-либо просьбы о помощи со стороны друзей, близких, выполнение которых поможет пережившему утрату «встряхнуться»; иногда эффективны даже упреки в безразличии, невнимании к близким, напоминания об обязанностях.

Психотерапевтическая техника «Трёхшаговая работа с горем»

Первый шаг.

Озаботить клиента его «подвешенным состоянием» — обычно оно хорошо видно в том, что и как клиент говорит, в его телесных движениях или в различных идентификациях с ушедшим человеком. Часто об умершем человеке говорят в настоящем времени, как если бы внутренние беседы с ним продолжались, как если бы он буквально присутствовал «в теле» того человека, который никак не может начать процесс горевания.

Второй шаг.

Использовать технику «горячего стула», на котором сидит умерший. Человека можно попросить представить себе умершего в том виде, в том образе, каким он его помнит в лучшие моменты их отношений. Для того, чтобы человеку было легче встретиться с чувствами, оживить свой опыт по отношению к ушедшему, возможно использование фотографии или памятной вещи умершего. Стоит попросить клиента выразить в монологе, обращенном к умершему, то, что он испытывает, когда представляет его. Человека необходимо поощрять выражать свои чувства по отношению к умершему максимально экспрессивно, «как если бы он сейчас фантастическим образом мог слышать тебя». Стоит поддерживать в этом разговоре сообщения об обидах и о благодарности, о злости и о нежности, о претензиях и о моральных долгах.

Иногда в этом эксперименте стоит попросить клиента представить себе и рассказать о том, какие чувства, как ему кажется, мог бы испытать тот, к кому адресованы эти слова. И даже предложить «понарошку» ответить от имени, умершего, «как он мог бы тебе ответить».

Во время этого диалога терапевт поощряет телесные (физические) движения, например, прикосновение к подушке (умершему), к пустому стулу, совершение выразительного жеста-послания и т.п.

Третий шаг.

На фазе завершения отношений и перехода к построению новых жизненных планов стоит обратить внимание человека на реальность. Часто клиенты стараются «выбросить все» об умершем, и им буквально можно подсказать, что есть что-то хорошее, что они реально могут взять с собой в новую жизнь. «Расставание с человеком не значит, что вы должны о нем забыть». Для того, чтобы поддержать эту тему, можно задать клиенту и следующие вопросы: «Что ты хочешь взять с собой от этого человека и что ты хочешь оставить в прошлом, похоронить?», «Какую часть отношений ты хочешь унести с собой и что хочешь оставить?», «Какие у тебя любимые воспоминания об этом человеке?».

Когда кажется, что человек закончил послание, терапевт спрашивает, чувствует ли он себя готовым сказать умершему: «До свидания». Это является ответственностью клиента. Если человек готов сказать «до свидания», поощрите его сделать это буквально в форме физической игры в пространстве. Вплоть до того, что можно отнести подушку в соседнюю комнату и произнести (вербализовать) «до-свидания» или какое-либо другое подобное выражение.

Как ни кажется это странным, такой последовательный ориентированный на последовательные этапы процесса подход к работе с горем может быть применён к любой потере, будет ли это потеря человека, отношений, питомца, работы, предмета и так далее.

Прерывание естественного цикла может быть по причинам внешним и внутренним. Близкие люди могут препятствовать прохождению этапов. Или внутренние причины в душе человека могут стать причиной такого «застревания». Поэтому работа терапевта заключается в том, чтобы поддержать прохождение субъектом этапов в их «естественной» последовательности. Сопровождать клиента в его душевной работе.

§

Данная методика разработана мастером нейролингвистического программирования Владиславовой Н.В. (г. Москва) и зарекомендовала себя, как очень сильное психотерапевтическое средство в ситуациях при работе с вдовами ОМОНА г. Березняки (32 одновременно погибших военнослужащих), вдовами военных летчиков, проживающих в военном городке аэродрома Чкаловский, членами семей, приехавших на Северный флот, после гибели атомохода «Курск», а также в других случаях, происходящих в силовых ведомствах.

Социально-нравственные ограничения:

— Техника не проводиться раньше 40 дней после потери человека.

— В отдельных случаях, в зависимости от нахождения человека, которому необходима помощь, в трауре, этот срок может быть увеличен.

— В ситуациях обращения за помощью, раньше 40 дней, техника полностью не проводится, и завершается на этапе диалога, при обязательных повторах, вплоть до полного завершения после 40 дней.

Содержание техники:

1. Подготовительный этап.

Включает в себя подготовку рабочего места и уточнение сроков потери близкого, особенностей его захоронения, и возможности посещения этого места нуждающегося в помощи человека.

Требования к рабочему месту. Работа ведется сидя, нуждающийся в помощи должен сидеть в сторону окна, с уходящей вдаль перспективой, так, чтобы в поле его зрения не попадали люди и посторонние предметы. 

Уточнение сроков потери происходит исходя из социально-нравственных требований к психотехнике.

Особенности захоронения и возможность посещения могилы значимы для реализации второго этапа психотехники.

2. Этап проработки места погребения.

Просим комбатанта описать, как выглядит место захоронения потери. Собираем полное описание образа места захоронения.

Примечание: Если нуждающийся в помощи, никогда не видел могилы (захоронение произведено в другом государстве или находится на значительном удалении), то просим его сообщить место, где бы он хотел, чтобы было захоронение. Если у потери нет могилы, то говорим: «А если бы его удалось захоронить, в каком месте бы ты хотел, чтобы это было?». Если нуждающийся в помощи не желает захоронения, то просим описать то место, где находиться потеря (см. первый абзац второго этапа).

Затем просим сообщить, что бы хотелось изменить в этом месте в лучшую сторону, так, чтобы там было спокойно, хорошо и уютно. Помогаем сформировать конкретные сообщения по улучшению места захоронения.

Получив ответ, просим в своем воображении представить, что эти изменения сделаны и запрашиваем ответ на вопрос: «Все ли там теперь хорошо? Уютно ли там?»

Получив утвердительный ответ, говорим значимую, для дальнейшей работы в рамках техники, фразу: «Вот видишь там хорошо и уютно! Ему там хорошо и уютно!»

3. Этап формирования образа утраты.

Просим описать, как выглядела утрата. Запрашиваем образ утраты в состоянии активности, жизни. Спрашиваем, формируя образ: «А где ты его можешь представить, перед окном или за окном? Где ты его здесь представляешь?»

Получив положительный ответ, просим описать образ, и собираем визуальные субмодальности при его описании, уточняя, куда он смотрит, какое у него настроение, что он делает и т.д.

4. Этап диалога.

Сообщаем, что это особая ситуация, в которой возможно сказать ушедшему все что хочется, все что недосказано, все, что произошло за время с момента его потери («скажи, что ты ее (его) любишь, ценишь, хранишь в своем сердце»), при этом инициируем внутреннее сообщение в адрес потери.

Получив ответ о том, что сообщение сделано, запрашиваем, как изменился образ потери, и говорим, что «потеря тоже может разговаривать, послушай, что она тебе скажет, ответ ты поймешь сердцем и душой».

Получив сообщение, что диалог состоялся, мы можем, при необходимости узнать содержание диалога.

Затем говорим значимую для дальнейшего прохождения техники фразу: «Посмотри внимательно на потерю, видишь за ее спиной светлый ореол (образ в воображении всегда имеет незначительный светлый ореол).

5. Завершающий этап. Этап «отпускания».

— «Свет за его спиной – это дорога, уходящая куда-то, посмотри, куда эта дорога ведет? Да вверх, далеко, далеко».

«И чем дальше он уходит, тем ближе к тебе становится. Ты же знаешь, ему там спокойно, хорошо и уютно». (Выделеные фразы, значимы для реализации этапа «отпускания»).

— «Опиши мне каким ты его видишь?».

После описания (потеря должна удаляться), просим нуждающегося в помощи прочувствовать и запомнить свои особые ощущения.

И говорим:

— «Всегда, когда ты будешь чувствовать в себе то, что чувствуешь сейчас, это будет означать, что ты можешь пообщаться со своей потерей, вновь сказать ему что значимое, сердцем и душой понять его ответ».

«И чем дальше сейчас он от тебя уходит, тем ближе к тебе становится! И всегда, когда тебе потребуется, ты сможешь вновь встретиться и поговорить с ним!».

Примечание: слово «потеря» использовано только для описания психотехники, в практике вместо этого слова используется имя ушедшего.

Семиэтапная работа с горем

При проведении этой техники важно не останавливаться. Даже если пациент плачет, задача психолога — довести работу до конца. Только в этом случае достигается терапевтический эффект. (Однако психолог может разбить эту технику на ряд этапов и посвятить им несколько сессий, но при этом уже проводя ее не в воображаемом плане, а ближе к манере гештальттерапии, например, используя приемы работы с «пустым стулом».)

1.    В случае наличия травмирующих образов, связанных с умершим, проводится техника «стирания», при этом травматический образ заменяется на любимую фотографию с изображением этого человека.

Далее психолог предлагает клиенту:

2. «Представьте себе его (умершего) сейчас как живого, как будто он сейчас находится перед вами. Скажите ему, что вы его любите, скажите, как вам его не хватает». Психолог обязательно оговаривает, чтобы клиент говорил вслух, хотя бы шепотом или просто шевеля губами. Благодаря этому мы можем убедиться, что клиент действительно обращается прямо, говорит во втором лице, а не повторяет вновь и вновь про себя, говоря об умершем в третьем лице: «Мне его не хватает». С другой стороны, это помогает психологу своевременно пере­ходить к следующему этапу.

3. «Если есть что-то, что вы не успели сказать ему при жизни — скажите сейчас. Если вы хотите попросить у него за что-то прощения — попросите сейчас». Ждете, пока клиент говорит. «А теперь — вы ведь прекрасно его знаете, помните его голос — представьте себе, что он вам отвечает». Очень часто клиенты говорят то, что представляют — обычно слова утешения, прощения.

4. «А теперь представьте, что он протягивает вам руку и в своей руке протягивает вам свою любовь, заботу, поддержку, дружбу, силу (перечень определяется тем, в каких отношениях были эти люди). Протяните руку, возьмите его любовь, заботу, поддержку (повторяется тот же набор слов, иногда можно приподнять руку клиента, как бы протягивая ее) и поместите ее в себя, туда, где вы хотите всегда чувствовать его любовь, заботу (тот же набор слов)». Эти слова произносятся с одинаковыми интонациями и в дальнейшем послужат якорем-ресурсом.

5. Резко меняется тон голоса, как будто вы переходите совсем к другому упражнению. «Бывало ли у вас раньше, что кто-то из близких, друзей уезжал надолго, быть может, навсегда? Может, вы сами уезжали? Помните, как вам их не хватало? Было грустно? Не так больно, но грустно, не хватало?». Эти слова могут сопровождаться прикосновением-якорем и интонациями предыдущего якоря.

6. Снова смена тона голоса. «А теперь опять представьте себе его как живого. Попрощайтесь с ним и дайте ему уйти, не держите его. Представьте себе, как он уходит вдаль, в прошлое, унося с собой вашу боль и оставляя вам свою любовь, заботу, грусть, поддержку, ощущение, что его не хватает, печаль, любовь… (многократно повторяются первый и второй наборы слов вперемешку с прикосновением-якорем). Он уходит все дальше, между вами дымка времени, и он уносит вашу боль, оставляя любовь, поддержку, печаль, любовь, грусть» и т.д. Во многих религиях, сказках, мифах разных народов часто звучит тема того, что умершему «плохо», если его удерживают, тем самым человек, «отпуская» его, как бы подсознательно старается сделать что-то хорошее для него.

7. Снова резкая смена тона. «А теперь представьте себя через пять лет, каким вы хотите стать, каким вы себе понравитесь. Во что вы одеты там, через пять лет? Какая у вас прическа? (С помощью подобных вопросов мы помогаем визуализации образа.) Там, через пять лет, вы работаете? Кем? Вам нравится? Учитесь? На кого? У вас есть семья? Дети? (То есть задаются вопросы, которые могут помочь человеку начать планировать свое будущее, думать о нем. Вопросы задаются в соответствии с тем, что мы знаем о клиенте.) И там, через пять лет, вы же вспоминаете его (умершего)? Вам ведь приятно его вспоминать? Посмотрите, может быть, вы рассказываете о нем своему сыну (другу, родным и т.д.)? Посмотрите, быть может, вы вспоминаете что-то хорошее, веселое? Может, забавное? Он любил шутить?». Обычно на этом этапе клиенты начинают рассказывать какие-то истории, эпизоды, получив, таким образом, доступ к хорошим ресурсным воспоминаниям.

На этом выполнение техники может быть завершено. Очень часто она способствует возвращению процесса переживания горя в «нормальное» русло и даже некоторому ускорению его.

§

Выполняется под музыку Чайковского.

Первый фрагмент – первая часть Первой симфонии «Угрюмый край».

Примите удобную позу и понаблюдайте за дыханием. Оно должно становиться спокойным.

Почувствуйте расслабление в руках и в ногах, устройтесь поудобней.

Ощущение, как погружаетесь в состояние приятного покоя.

По музыку начинаете вспоминать свою жизнь.

Плывут и плывут ваши воспоминания – далекие и близкие, светлые и темные, медленные и быстрые.

Постепенно начинайте сосредотачиваться на грустных воспоминаниях.

Под грустную музыку хорошо вспоминать грустные события своей жизни.

Посмотрите на ваши воспоминания и страдания в них как бы со стороны, как будто вы смотрите фильм про свою жизнь.

В состоянии легкого онемения души не чувствуете прежней боли.

Но если боль от прежних потерь не прошла, то можно ее выплеснуть – выплакать.

Музыка способна утешить эту боль.

Второй фрагмент музыки Чайковского – Шестая симфония, первая часть, фрагмент разборки.

Теперь вы вспомнили тяжелый удар судьбы в нашей жизни. Забегали, заметались ваши мысли. На душе стало тревожно и беспокойно.

Отчетливо вспоминаете ситуацию потери.

Ясно представляете обстановку, в которой все происходило.

Остро ощущаете несправедливость жизни.

Вы отчаянно боретесь с судьбой.

Полное напряжение всех сил.

Но силы судьбы оказываются сильнее.

Третий фрагмент музыки – Шестая симфония, финал.

Сейчас под эту музыку вы как бы оплакиваете свою горькую учесть.

Вы понимаете, что жизнь может быть и жестока, и несправедлива.

Остро ощущаете свое одиночество и покинутость.

В жизни всегда – горе и страдание, когда человек теряет то, к чему он был привязан.

То ведь бывало и с другими людьми. Почему же вас должна миновать эта чаша?

Будем всегда помнить, что наши страдания – это испытания, которые нам посылает судьба на звание человека.

И как бы ни было тяжело страдание, но оно сплачивает нас с близкими по духу людьми.

Как бы ни было тяжело страдание, через них необходимо пройти, ибо в них человек закаляется. Оно приучает нас быть самодостаточными и надеяться не столько на других, сколько на самих себя.

Тот, кто нечувствителен к страданию, нравственно ущербный.

Поэтому, страдая, мы выявляем самое лучшее в нас.

Рано или поздно, но это страдание пройдет, как проходит все на свете.

Будем уметь ждать и научимся пить из горькой чаши, преподнесенной судьбой.

Отнесемся с уважением к нашему страданию и к переживаниям тех, к которым мы можем испытывать сострадание.

Четвертый фрагмент. Чайковский – Шестая симфония. III часть. Марш.

Теперь постараемся оставить наши грустные воспоминания.

Выйдем из комнаты нашей печали и войдем в летний сад, в летний, цветущий сад жизни, где светит солнце, и поют птицы.

Сейчас представим, как открыто, вдыхаем свежий бодрящий воздух, смотрим на голубое небо и яркое солнце.

Почувствуйте, как светлеет наше настроение и как уходят прочь плохие мысли.

Чувствуете, как рождаются новые силы для борьбы.

Мысленно пошли в активное наступление за свое место в жизни.

Ощутите радостный, победный настрой.

Скажите себе: «Мы еще поборемся, мы еще поживем!»

Жизнеутверждающий ритм марша наполняет каждую клеточку тела энергией и силой.

Смотрите на себя весело и воспринимайте себя хорошо!

С оптимизмом смотрите в будущее, музыка помогает вам это делать.

Прочь, всякое уныние!

Прочь, все жалобы и стоны!

Несокрушимая жажда жизни наполняет все ваше тело.

Грудью идите на ваши жизненные препятствия и побеждайте их!

Могучее чувство собственного достоинства не покидает вас в вашей борьбе!

Испытывайте святой гнев против всего того, что мешает вам жить. Отчетливо видите, как побеждает ваши проблемы, и разрешайте их.

Отчетливо это ощущение и с этой минуты начинайте жить светло, радостно и победно!

Терапия рыданием и плачем

Терапия рыданием и плачем тесно связана с освоением техники так называемого «рыдающего дыхания», основанной на технике глубокого дыхания йогов. Ее главная особенность заключается в том, что при выдохе воздух силой выталкивается из легких резкими движениями диафрагмы, как это происходит при безудержном плаче. Вибрации, создаваемые при этом в грудной клетке, способствуют усиленному газообмену и удалению благодаря этому из крови адреналина, вызывающего депрессию и тоску. Такую же физиологическую реакцию вызывает и выдох со стоном и криками причитания. Все вместе это называется голошением, которое можно наблюдать в отдаленных русских селениях и деревнях на похоронах и проводах усопшего в мир иной. Но подобное отреагирование скорби сейчас не приветствуется.

Для активизации плача и рыдания сегодня широко используется методика глубокого дыхания на биоэнергетическом стуле, которая была разработана А. Лоуэном.

На обычный стул кладется подушка, либо свернутое одеяло. Пациент должен лечь на этот стул спиной и вытянуть руки за голову и начать свободно дышать. Замечено, что люди, подавляющие в себе чувства, в первую очередь пытаются ограничивать свое дыхание через напряжение мышц груди. Лежание на биоэнергетическом стуле усиливает выдох, и это позволяет расслабиться. Во время глубокого выдоха из живота в груди проявляется и спонтанно взрывается глубокая печаль. 

Еще одно высоко эффективное упражнение, разработанное Лоуэном для преодоления скорби, связано с подключением к плачу крика и физических действий. Человек должен лечь на спину и начать ритмично бить ногами по постели, сопровождая эти удары протяжными криками. Крик протеста снимает с сердца тяжесть печали и боль.

Примеры оказания психологической помощи при патологическом горевании

Отрицание. Женщина, потерявшая сына, за несколько лет ни разу не приехала на его могилу. Для себя она решила, что он живет в другом городе. За могилой сына ухаживают другие родственники и ее взрослая дочь.

Помощь. Психокоррекционные техники работы с ПТСР. ДПДГ (десенсибилизация с помощью движений глаз).

Затянувшееся переживание горя (несколько лет). Женщина, потерявшая мужа, уже не работающая, вырастившая детей, ходит на могилу мужа каждый день, приносит еду, чай, иногда вино. Рассказывает о прожитом дне, о детях и внуках. Она не говорит о том, как ей трудно без него, она просто разговаривает с ушедшим, как бы решив для себя раз и навсегда, что он не может встать, ответить, вернуться домой вместе с ней, но он слышит, чувствует и ждет ее каждый день. Она ходила и будет ходить на могилу каждый день и дальше. Можно сказать, что создан некий колпак, в который допускаются только жена умершего, и он сам. Все, что находится за этим колпаком, не имеет смысла, а часто даже право на существование.

Помощь. Психокоррекционные техники работы с ПТСР. ДПДГ.

Потеря ребенка. Женщина соорудила дома иконостас из фотографий погибшего, разобрала и разложила по местам все вещи сына, находилась в этой комнате почти все время суток, не давая возможности трогать ни одному члену семьи, ни одной вещи погибшего – так женщина проводила почти все свое свободное время. Она устранилась от общения с другими членами семьи, не понимая, что младшему сыну не менее важна забота мамы. Сейчас ему так же одиноко без брата, страшно спать в опустевшей без него комнате, очень горько, что он не может с мамой обсудить все то, что его сейчас заботит и тревожит. И, самое главное, он видит, что совсем перестал быть интересен маме, что она перестала о нем заботиться, что к нему могут не обращаться днями и неделями, что и он сам, в итоге, не может подойти, приласкать, обнять маму, хоть чем-то ей помочь. Все мысли матери поглощены только ушедшим сыном. Жизнь без него не представляется ей нужной.

Помощь осуществляется через телесно-ориентированную терапию, эмоционально-образную, НЛП, рациональную терапию, хорошо работают техники арттерапии и музыкотерапии.

Сильная депрессия, сопровождающаяся бессонницей, чувство самоуничижения, напряжения, горьких упреков в свой адрес и необходимости самобичевания. Человек может обходиться почти без сна. Это можно сравнить с двигателем, работающим на повышенных оборотах – недалеко до поломки. Можно привести пример духовного, символического значения, придаваемого депрессии. Две девочки, несмотря на предупреждение матерей, познакомились со взрослыми юношами, были у них дома, пили вино, танцевали. Договорились о следующей встрече. Возвращаясь обратно, девочек сбила грузовая машина. Похоронив подругу, у оставшейся в живых девочки, началась сильная депрессия. Она перестала общаться с родными, закрывалась в комнате, плакала. Считала виноватой в произошедшем их обеих (ведь мамы говорили – не ходите к парням домой – вот и наказание), считала виноватой и себя (не смогла спасти подругу). В итоге – уход от действительности, обращение к Богу, сопровождающееся мольбой о наказании. Отсюда – бессонница, чувство самоуничижения, напряжения, горькие упреки в свой адрес и необходимость самобичевания.

Помощь. Применяем психокоррекционные техники «Девятишаговая работа с депрессией», ДПДГ, техниками эмоционально-образной терапии, телесно-ориентированной, НЛП и др.

Появление болезней психосоматического характера (язвенный колит, ревматический артрит, астма, нередко бывает ослабление чувствительности). Помимо этого, часто могут возникнуть те заболевания, от которых страдал ушедший.

Помощь. Применяем техники «отпускания», техники телесноориентированной терапии, эмоционально-образной терапии, арттерапии и др.

Сверхактивность – перенесший утрату человек начинает развивать бурную деятельность, не думая об утрате (трудоголики). Человек начинает активно заниматься какими-то новыми делами, завершать старые, иногда начинает заканчивать за ушедшим незаконченную им работу, создавать музеи памяти о нем, собирать вещи, записывать диски и прочее. Он погружается в эту деятельность с головой, не помня о необходимости отдыха, соблюдения режима дня, правильном питании, о занятиях спортом, ограничивая себя кругом дел, в который не входит многое из того, что дает человеку радость, делая его жизнь насыщенной и полноценной.

Помощь. Саморегуляция. Режим дня. Тренинговая групповая психокореция.

Неистовая враждебность, направленная против конкретных людей, часто сопровождаемая угрозами, однако только на словах. Женщина, потерявшая сына – наркомана, который повесился в подъезде, так описывала свою жизнь: «Жизнь моя кончена. Всему виной жена сына, такую дрянь можно еще поискать. Это она довела сына о самоубийства! И вот еще что, это она лишает меня встреч с внучкой, это она говорит, что я ненормальная и опасна ребенку. Да я каждый день стою у решетки детского сада, меня каждый день гонит воспитатель, но я все равно добьюсь, и у нее отберут девочку. Я все равно ей отомщу». Женщина совершенно забыла, сколько страданий принес ее сын ей самой, сколько вещей и денег вынес он не только из дома, что из-за страданий, принесших собственной жене и дочери, она вынуждена была за год до этого развестись с ним.

Помощь. Техники работы с ПТСР. Эмоционально-образная терапия.

Примеры оказания экстренной психологической помощи

Пример 1.

«Прилетели на опознание молодые ребята: муж и жена. У мужчины погибла семья его брата, состоящая из 5 человек: трое детей, среди них был грудной ребенок. Родителям они не смогли сказать, а сами уже еле держались на ногах от горя. Женщина была близка к обморочному состоянию. Мы помогли им зарегистрироваться вне очереди, получили пайки с ужином, ключи от номера. Поднялись с ними на 7 этаж. Помогли разместить багаж. На вопрос: что вам сейчас совершенно необходимо, – женщина ответила: мне нужен фен, я собираюсь мыть голову. Конечно, эта была та самая палочка – выручалочка, за которую необходимо цепляться всеми силами. Подняли на ноги весь отель, предлагали самые разнообразные варианты, чем можно вместо фена высушить голову, несли самые нелепые вещи, казалось, что никто не остался равнодушен. Фен не нашли. В общем-то, фен оказался не так и нужен, на самом деле женщине хватило человеческого участия, простой беседы, а волосы высохли и сами» …

Пример 2.

«Родители потеряли единственного 18-летнего сына – красивого, рослого парня, закончившего 1 курс Военно-медицинской Академии в Санкт-Петербурге. Отец – врач, искал тело среди погибших, в одиночку, не допуская жену к телам. Жена – маленькая, хрупкая молодая женщина, спокойная с виду, молчаливо стояла в отведенном ей мужем месте. Было видно, что она сильно замерзла. Подойдя к ней и предложив чаю, мне удалось начать с ней разговор. Она рассказывала о том, что ее сын очень похож на отца, он так же смешно шевелит большими пальцами ног, когда они с отцом лежат на диване, что у него очень красивые руки и длинные музыкальные пальцы, что он очень талантлив. Она рассказывала о том, что у сына есть девушка, которая не полетела вместе с ним, навестить бабушку, что бабушка старой закалки и не одобрила бы такие их отношения. Мать рассказывала, что сын рвался к этой девушке и что у той после известия о гибели сына, сейчас истерика. Она не принимала смерть сына. В разложенных по полю телах она не искала его. Проведя с ней больше часа, мне удалось вывести разговор о предстоящих мероприятиях, которые ей необходимо в ближайшем будущем совершить. О том, что за этими хлопотами придет пора пустоты и отчаянья, о том, как необходима сейчас поддержка ее сильному мужу, о том, какой будет ее жизнь без сына. Мы сидели рядом, соприкасаясь телами. Ирина попросила мой телефон. Как оказалось, она никогда не была в Москве, хотя очень мечтала об этом. Мы договорились, что она позвонит и приедет ко мне в гости. Ирина позвонила через неделю, спросила, где ей могут оказать психологическую помощь – телефон был дан. Позже она звонила еще несколько раз, рассказывая, что с каждым днем ей становилось все тяжелее и тяжелее на душе. И что помощь психологов ВЦЭРМ была очень своевременна» …

Пример 3.

«У женщины при пожаре в наркологической больнице № 17 погибла младшая дочь. За год до этого умерла старшая, наркоман. Младшая дочь периодически лечилась, так и в этот раз мать оформила ее в больницу накануне пожара. Ночные и утренние новости мать не смотрела. Утром, накупив соков, йогурта, еще что-то для передачи, она направилась в больницу. Дойдя до ворот, она увидела толпу людей и пост охраны, не пускавшей в больницу. На вопрос, почему не пускают, ей рассказали о пожаре. Сначала она долго сомневалась, что ее дочь лежала именно в этом корпусе. Потом она показывала сумку с продуктами и говорила, что вот, все свежее, только что приготовлено и купленное в магазине, в ней, в этой сумке все, что любит ее доченька и что она обязательно обрадуется, увидев маму и получив передачу. И что дочь у нее осталась одна, и что живут они после смерти старшей друг для друга. И что она у нее – одна радость на старости лет, и сама она старая и ей, конечно же, нужна помощь и внимание дочери. То есть, здесь налицо пример отрицания смерти. Начали разговор: Где похоронена ваша старшая дочь? Что вокруг? Какие цветы высажены на могилу? Какие вокруг деревья? Приходили ли вы вместе с младшей дочерью на могилу к старшей? (Выслушали целый рассказ). Возможно ли там же похоронить младшую? Как вы считаете, будет ли младшей там спокойно, что еще нужно будет сделать, что бы там было уютно? (Женщина описывает все, что необходимо сделать на месте захоронения). При этом происходит принятие смерти и осуществляется переход в следующую стадию горевания. Далее у этой женщины стала проявляться агрессия на погибших детей (одна из них умерла за год до описанных событий): На кого они обе меня оставили? Как я буду жить одна в четырех стенах? Кто мне стакан воды подаст? На кого я смогу опереться в старости? За что они меня так? Продолжаем разговор: Скажите, сколько лет разницы между вашими детьми? Как восприняла рождение младшей дочери старшая? Расскажите об их отношениях, как они дружили, как росли? Какие были у вас отношения? Вспомните, как они поздравляли вас в ваши праздники? Как помогали вам ежедневно? Как они заботились о вас? Так значит, у вас была дружная семья, девочки очень вас любили. И то, что случились эти трагедии, это не ваша и, конечно же, не их вина. Агрессия на врачей: Почему не были открыты окна, они горели и не могли выбраться. Кто придумал эти решетки? Женщина все время забывала, что в этом отделении находились на излечении больные с диагнозами наркомания или еще более страшным – СПИД, и решетки в больницах с таким профилем просто необходимы. И снова разговариваем: Вы знаете, что из 4 дежурных, находящихся в этом отделении в ночную смену, погибло 2 человека, 2 женщины, у которых тоже есть дети. Но они до последней минуты выводили людей из огня. Несколько позже женщина стала переживать острое чувство собственной вины за произошедшее. Она рассказывала, что дочь словно предчувствовала трагедию и все просила мать: ну давай я лягу в больницу не в пятницу (врачей ведь в выходные нет), а в понедельник. А она, настояв на своем, сказала, что придет к ней в субботу, что они погуляют вместе по территории больницы, что она целый день проведет вместе с ней. Женщине казалось, что это именно она виновата в трагедии, что из-за нее погибла дочь. Ведем разговор: Как часто лежала в больнице ваша дочь? Почему случались рецидивы? Как вы при этом помогали ей? Если бы вы не настояли на том, чтобы дочь легла в больницу в пятницу, могла ли за воскресные дни дочь вообще раздумать ложиться в больницу? Как бы она и с кем провела воскресные дни, если бы не легла в больницу в пятницу? Так значит, вы ее оберегали от «друзей», от той компании, общение с которой приносило вашей дочери сомнительную пользу. Можно ли сказать, что оно приносило ей огромный вред и толкало в пропасть? Ведь старшая дочь тоже погибла из-за употребления наркотиков, и вы желали ей помочь, уберечь ее от гибели, ведь так? Так значит, вы делали все правильно, так случилось, но в этом нет вашей вины. Эта боль не пройдет никогда, вы просто научитесь с ней жить, но винить себя за произошедшее нельзя. Подумайте, какие необходимые процедуры вам нужно выполнить, чтобы вашим девочкам отдать свой последний материнский долг».

§

Приведем содержание 10 занятий группы поддержки.

Занятие 1. На первом занятии важно установить атмо сферу личной безопасности.

Атмосфера покоя обеспечивается следующими предварительными условиями.

Помещение должно отвечать определенным требованиям: уютная обстановка, удобные кресла, отчетливые таблички с именами, отсутствие посторонних шумов и т.д.

На занятии необходимы напитки: чай, минеральная вода (алкоголь и кофе следует исключить, так как они создают дополнительные трудности). Обязательно должна быть коробка бумажных носовых платков, расположенная в таком месте, чтобы всем удобно было до нее дотянуться. Каждое занятие следует заканчивать ритуалом прощания.

Цель первого занятия состоит в том, чтобы добиться по возможности открытого рассказа каждого участника групповой работы о своих проблемах.

Занятие начинается представлением (презентацией) ведущего (ведущих). Самопрезентация состоит из рассказа о квалификации и опыте работы ведущего с интересующими группу или схожими проблемами,

Следующий этап занятия — знакомство. На этом этапе участники представляются и излагают причину своего прихода.

Ведущий должен поощрять каждого рассказывать об утрате, которую он пережил, как можно подробнее. Хорошо, если участник группы называет имя умершего или получившего развод, в противном случае ведущему надо спросить об этом самому. На данной стадии очень важно, чтобы люди просто слушали и не давали советов.

Подводя итоги, ведущий обращает внимание на общие черты (симптомы) в эмоциональных переживаниях и поведении участников группы

Подготовка к следующему занятию: распечатать для всех листки с фамилиями, адресами и телефонами участ­ников группы. Таким образом будет положено начало созда­нию внегруппового контекста взаимодействия и поддержки.

Занятие 2. Подготовка ко второму занятию не отличается от подготовки к предыдущему: удобная мебель, мягкий свет, салфетки.

Возможно, что не все познакомились друг с другом на первом занятии или некоторые не смогли это сделать. В этом случае ведущий организует продолжение знакомства. Если есть новички, то каждый участник первой встречи представляется новичкам и рассказывает о том, какая утрата его постигла. Затем, то же самое следует предложить новичкам,

На этом занятии необходимо приступить к обсуждению ключевых факторов, определяющих горе.

Вот эти факторы;

• чтобы выйти из горя, надо пройти через него;

• нет худшего горя, чем ваше;

• горе — это тяжелая работа;

• эффективно работать над горем нельзя в одиночку.

Занятие 3.Начать занятие нужно со следующего вопроса: «Кто хочет поделиться своими новостями за прошедшую неделю?» Ведущему необходимо следить, чтобы разговор не перешел на тему, напрямую не связанную с личным восстановлением после горя.

Затем можно перейти к упражнению «Диаграмма моего настроения». Данное упражнение близко по смыслу к психобиографическим исследованиям (например, методики А.А.Хроника, Е.Ю.Коржовой). В этих методических приемах происходит возвращение впрошлую жизнь с целью некоторой ревизии ее событий по шкале счастье-несчастье или радость-горе. В данном упражнении следует ограничить воспоминания 2—3 годами.

Инструкция:

Составьте список событий, значительных перемен в вашей жизни за последние 2 (3) года. Расположите на линии эти события в виде точек, при этом в верхней части рисунка отметьте положительные события, а в нижней — отрицательные.

Отметьте последовательно на графике:  

1) событие, с обозначением его негативной или позитивной значимости для вас;

2) болезни, которыми вы болели в это время;

3) настроение, которое вызвало у вас данное событие;

4) цвет, лучше всего выражающий ваше настроение.

В упражнении «Что вы хотите изменить?» группе предлагается подумать и сказать, чтобы каждый из участников группового обсуждения изменил в своей прежней жизни, причем что-то одно, конкретное.

На это задание необходимо дать достаточное количест­во времени; по его выполнении следует обсудить результаты с каждым в группе.

Домашнее задание.

Купите тетрадь и надпишите ее — «Журнал».

В течение всех дней между встречами каждый день надо записывать:

• что важное случилось за этот день;

• имя человека, который в этот день оказался значим для меня;

• какие чувства, мысли меня беспокоили;

• что в моем поведении мне не понравилась в этот день;

• что я собираюсь делать завтра.

Рефераты:  Реферат: Психологические особенности проведения деловых бесед и переговоров

В конце записи укажите дату и время. Журнал нужно принести на следующее занятие.

Занятие 4. Начать занятие следует, как и прежнее, с обсуждения вопроса «Кто хочет поделиться своими новостями за прошедшую неделю?».

Ведущему по-прежнему необходимо следить, чтобы разговор не перешел на тему, напрямую не связанную с личным восстановлением после горя.

Проверка домашнего задания.

Вначале нужно спросить, как кто отнесся к идее вести журнал. Вероятно, что кто-то забыл принести на занятие журнал, другой заполнил не все. Не следует становиться в позу педагога и отчитывать за невыполнение домашнего задания. Надо успокоить «забывчивых» словами, что это поправимо.

Можно предложить желающим прочесть отрывок из журнала. После этого следует напомнить группе о необходимости продолжать вести журнал.

В журнал рекомендуется добавить следующие пункты самоанализа:

• перемены в поведении, мыслях и чувствах, которые я замечаю в себе;

• заметки для себя

Когда группа перейдет к личным разговорам, некоторые члены группы могут пожаловаться на то, что в конце занятия им стало хуже, чем было в начале. Следует успо­коить их, сказав, что это плата за возможность улучшения состояния в будущем, что это нормально, что это признак роста, что это положительное явление, хотя и неприятное. Необходимо убедить их, что они будут чувствовать себя лучше, если будут продолжать работу.

Уже на этом этапе работы могут появиться люди, которые бросят занятия. Следует сохранять с ними контакт и помочь найти им другие виды поддержки.

На этом этапе групповых занятий важно обратить внимание на то, как происходит процесс горевания. Как пишет Боб Дейте, «горе — это ядерная энергия наших эмоций. Если его понять, обуздать и направить, оно станет созидательной силой. Но если оно выходит из-под контроля, если оно искажено и не понято, оно может стать деструктивной силой».

Занятие 5. Занятие начинается, как обычно, с предложения поделиться событиями, которые произошли за время, прошедшее с предыдущей встречи.

На этом занятии ведется работа по восстановлению жизненного баланса сил. Сначала следует обсудить проблему горя. Важно уяснить, что у горя есть начало, цель и окончание.

Начало горя.Ведущий должен подтолкнуть участников группового обсуждения вспомнить и рассказать, когда они начали горевать, что сопровождало процесс горя, через какие переживания они прошли.

Цель горя.Это достаточно парадоксальная фраза. Выходит, что у несчастья имеется какая-то цель. Если рассматривать цель как создание невыносимых страданий, то это еще можно понять. Однако у горя есть и какая-то позитивная цель. Этот тезис следует обсудить в группе. Что каждый участник думает о горе? Что в горе есть позитивного?

Окончание горя.Горе можно определить, как работу, которую необходимо сделать. Как и всякая работа, она имеет начало и, безусловно, окончание. Сигналом завершения этой тяжелой работы будет восстановление баланса сил.

Занятие 6. Начать занятие следует, как обычно, с предложения поделиться новостями, которые произошли за время, прошедшее с предыдущей встречи. Ведущий группы предлагает прочесть вслух записи в журнале, сделанные за неделю.

Обсуждение на шестом занятии можно проводить по следующей схеме:

• Нет ли у кого-либо мыслей, что только он вынужден так сильно страдать, преодолевая горе?

• Не стало ли кому-то труднее делать привычную работу дома или на работе?

• Нет ли у кого-либо ощущения, не приходит ли в голо­ву, что он сошел с ума?

• Не замечаете ли вы за собой забывчивости (забываются номера телефонов, ключи от квартиры, имена друзей и знакомых и т.д.).

Перечисленные симптомы горя обнаруживаются у многих. Это называется фрагментарной амнезией, что вполне нормально в течение первых 3-6 месяцев после тяжелой утраты.

Обсуждение данных симптомов в ходе занятий и осознание, что у других было так же, снимает гнетущую тяжесть с плеч за счет механизма «снятие уникальности происходящего со мной».

На этой встрече можно обсудить вопрос об отношениях с теми, кто не горюет, так как в отношениях с этими людьми могут возникнуть трудности.

Следует помнить, и это может быть предметом обсуждения в группе:

• нельзя ждать от других, что они за вас будут горевать и справляться с горем;

• люди в основном хотят вам помочь, у них чаще всего добрые намерения, но они не знают, как выразить поддержку, и часто говорят глупости;

• люди не представляют, как вам помочь и потому вы должны сами им говорить то, в чем вы нуждаетесь;

• надо постараться быть с людьми таким же терпеливым, как вы хотите, чтобы они были терпеливы с вами.

Занятие 7. Занятие можно начать с обсуждения вопроса «Кто за эту неделю был для меня важнейшим человеком?».

Следующая тема для обсуждения — это проблемы с засыпанием или пробуждением. Всем присутствующим дается возможность проговорить личные проблемы, связанные со сном. Для участников группового обсуждения огромную ценность имеет возможность услышать о переживаниях других людей в отношении сна.

В восстановлении после горя роль питания занимает исключительно важное место. Наличие в пище необходимых питательных веществ имеет большое значение для здоровья во время стресса. Эту тему обязательно нужно затронуть на занятии.

Первое, на что следует обратить внимание, это вес. Люди по-разному реагируют на стресс. Некоторые начинают много есть и, как следствие, набирают в весе. Другие теряют интерес к еде и худеют. В любом случае, если вес изменился больше чем на 10%, в питании недостает каких-то элементов, и у человека будут уменьшаться силы, необходимые для борьбы со стрессом.

Существует множество диет и советов по правильному питанию. Важно убедиться, что питание помогает, а не вредит процессу восстановления.

Занятие 8. В начале занятия участникам предлагается зачитать выдержки из журналов. Каждому дается время, чтобы он мог поделиться своими успехами и неудачами за неделю.

Затем следует перейти к упражнению «Письмо горю».

Участникам раздается по листу бумаги, а затем диктуется текст, примерно следующего содержания:

Дорогое горе!

Грусть, которую я испытываю, это не наказание, это мой орден. Я с гордостью ношу его как знак разби той жизни. Проявление горя для меня важ но, так как… (написать о важности).

Я хочу прочувствовать всю боль моего горя, как по следнюю дань моей любви к (каждый пишет имя).

Я пройду через это переживание. Я не убегу от него.

С уважением подпись

Подпись на документе ставится после того, как все поговорят об этом документе.

В каком смысле участники понимают горе не как наказание, а как символ ордена? Что они вообще думают о составлении такого документа?

Возможно, кто-то захочет внести какие-то изменения в этот документ, что-то добавить — все это следует приветствовать.

Когда все подпишут свои письма, следует приклеить их скотчем на стену — по одному, и, по мере того как чье-либо письмо вывешивается, автор зачитывает его вслух, вместе с внесенными изменениями.

После обнародования текстов участники группового обсуждения снимают свои листочки и складывают в общую папку.

Домашнее задание

На следующей неделе приступите к переписке с горем. Если у вас умер близкий человек, это упражнение особенно полезно в течение первых трех месяцев после трагического события.

Вам следует написать два письма.

Первое письмо — от вас горю. Форма письма может выглядеть следующим образом.

Письмо первое

Дата_ _          Время__________

Горю….

С уважением                               Подпись

Для написания такого немного странного письма необходима небольшая подготовка. Вначале спросите себя: «Если можно было бы поговорить с горем, что бы я сказал(а) ему о том, какое влияние оно оказывает на мою жизнь?».

Важно быть предельно искренним.

Письмо второе

Через 24 часа напишите ответное письмо, от горя — вам. Адресат — вы сами, подпись: «Искренне ваше, Горе».

Перед написанием второго письма спросите себя: «Что горе может мне сказать? Чего оно хочет от меня? »

Занятие 9. Начать занятие следует, как обычно, с предложения поделиться чем-то, что произошло за время, прошедшее с предыдущей встречи.

Членов группы просят рассказать, как они отнеслись к переписке с горем. Те, кто принес с собой эти письма, если хотят, могут прочесть их вслух.

Важно поддержать тех, кто не смог выполнить данное задание. Можно уделить внимание тем чувствам, которые помешали выполнить задание. Также следует рассказать о чувствах, сопровождавших человека, когда он писал эти письма.

Когда все выскажутся, следует провести одно из упражнений на релаксацию, что является наградой за пере­несенный труд и напряжение.

Занятие 10. Для последнего занятия необходимо специально подготовиться. Возможно, следует приготовить какие-то внешние атрибуты комнаты, освежающие напитки. Участникам напоминают, что это последняя встреча, дают время на общение перед расставанием.

Необходимо попросить всех высказать мнение, что они получили от занятий и как относятся к их окончанию.

Некоторые участники могут пожелать продолжить занятия. Ведущий должен заранее решить, будет ли он и дальше руководить группой. В любом случае необходимо сделать перерыв не менее чем в две недели.

Если группа решила продолжать встречаться, необходимо выяснить в этот же день, принимать ли в группу новых членов. Следует помнить, что новички не выполняли пройденные «ветеранами» упражнения.

Важно никого не принуждать к продолжению занятий. После того как все высказались на данную тему, можно предложить группе сделать упражнение «Лучший друг — злейший враг».

Инструкция.

Разделите лист бумаги пополам вертикальной чертой.

Слева вверху напишите: «Злейший враг», справа — «Лучший друг».

Теперь поразмышляйте над следующими утверждениями: В некотором роде каждый из нас — злейший враг самому себе. В качестве собственного врага мы создаем внутренние конфликты и затрудняем себе то, что хотим или должны делать.

И, наоборот, в некотором смысле каждый из нас — лучший друг самому себе. В качестве собственного друга мы вносим свое личное умение, таланты, энергию во все, что делаем.

Далее, на левой стороне листа запишите, как вы себе вредите. На правой стороне запишите, как вы себе помогаете в качестве друга.

Сравните списки. Не может ли «лучший друг» помочь «злейшему врагу»?

Возможно, некоторые качества «злейшего врага» может исправить психолог-консультант?

После окончания упражнения участники группы собираются в кружок, благодарят друг друга за помощь и заботу. Ведущий или кто-либо из участников может в заключение произнести какое-нибудь короткое положительное заявление.

Тема 5.

§

Уложить в домашние пакеты несколько предметов домашнего обихода, никак, казалось бы, не связанных между собой, например, воронку, молоток, шарф, ручку, старую шляпу, большую ложку. В каждом пакете не должно находиться более четырех-пяти предметов. Небольшая группа детей может разыграть с помощью этих предметов целый спектакль.

Дайте детям обыграть несколько различных ситуаций.

Например, к вам приходит коммивояжер. Он настаивает на том, чтобы продемонстрировать вам пылесос, хотя вы говорите, что пылесос у вас уже есть. Как вы справляетесь с такой ситуацией?

Вы разносите почту. Вы бросаете на порог дома сверток с почтой, но он разбивает окно. Хозяин и хозяйка выбегают посмотреть, что случилось.

Дети могут разыгрывать и такие ситуации, которые отражают подлинные или воображаемые эпизоды их жизни. Конфликт, характеризующий такие ситуации, непосредственно проявляется в драматическом творчестве. Обычно дети сами придумывают лучшие темы и распределяют между собой роли.

Детям нравится применять в постановках шляпы, маски и костюмы. Обеспечьте им разнообразие шляп, и они будут менять характеры с той же быстротой, что и шляпы. Зеркало помогает ребенку, надевшему определенную маску, увидеть персонаж, который он представляет. Маска, так же, как и марионетка, позволяет ребенку говорить вещи, которые он не сказал бы от собственного имени.

Во время индивидуальных занятий ребенок может просмотреть все маски, выбрать одну из них и разговаривать как чудовище или черт, ведьма или принцесса. Иногда можно попросить ребенка надевать разные маски и говорить от имени каждого персонажа.

Упражнение «Продолжи рассказ».

Это упражнение и диагностическое, и коррекционное одновременно.

Терапевт читает рассказ. Останавливается на одном из предложений. Ребенок (или дети по очереди) предполагает, что произойдет далее (можно предложить рассказ А. Гайдара «Совесть»).

Рисуем с помощью клубка.

Ребенок клубком на полу «рисует» какие — то буквы, фигуры, цифры, еду, людей, события. Рассматриваем. Предполагаем. Выслушиваем.

Упражнение «Отгадай слово».

Карточки со словами (или рисунками) раздать по 1 на каждого ребенка.

Сочинить рассказ, используя это слово, как «отправную точку».

Другие должны угадать, что это за слово.

Слова: мама, папа, пещера, страх, горе, одиночество, и т.д.

Упражнение «Коробка со значками».

Ребенок перебирает значки в коробке, выбирает 1-2 себе. Прикалывает к одежде, объясняя при этом свой выбор. Можно попросить ребенка придумать девиз дня сегодняшнего и т.п.

Упражнение «Сочинение истории с помощью шарфа».

Шарф полупрозрачный из шифона (2,5 на 3 метра).

Вначале 2 взрослых, раскачивая шарф вверх и вниз, постоянно накрывают ребят с головой.

Психолог начинает рассказ — историю, при этом поясняет, что должен делать ребенок. Ребенок должен двигаться, когда шарф поднимается, и замереть, когда шарф опускается. Шарф позволяет контролировать движения ребенка и давать ему определенные сигналы.

Упражнение «Коллаж».

Это слово французского происхождения означает наклеивание или прикрепление чего-либо (ткани, бумаги или газетных вырезок) на плоскость таким образом, что создается композиция или картина. Иногда коллаж выполняется в сочетании с рисунком, картинами или некоторыми видами письма. Коллаж — это занятие, хорошо известное в детских садах, где кусочки нарезанной или оторванной бумаги, а иногда также и другие материалы наклеиваются на большой лист бумаги так, чтобы образовалась композиция. Коллаж — захватывающее средство самовыражения для детей всех возрастов.

Для коллажа можно использовать многие материалы: бумагу всех видов (гофрированную, папиросную, чертежную, оберточную, ста­рые открытки, газеты, салфетки, обои), самые различные ткани (хлопок, шерсть, фланель, шелк, кружево), мягкие материалы (перо, вата, кусочки меха), грубые материалы (тонкая стальная стружка, наждак, губка). Могут быть использованы и другие предметы: пряжа, бечевка, пуговицы, алюминиевая фольга, сетка от комаров, пакеты из-под сока, формочки для хранения яиц, пластиковые пакеты, пробки от бутылок, скорлупа, листья, ленты, зерна всех сортов, лапша и макароны, обрезки дерева, галька, пробки, любые легкие предметы, которые можно прикрепить, приклеить, привязать каким-либо образом к плоской поверхности.

Упражнение «Картинки».

Мы создали коллекцию картинок, которые показались нам интересными — картинок, которые бросились нам в глаза в газетах или журналах. К этой коллекции мы добавила ряд картинок на почтовых открытках, иллюстраций из книг, очень маленьких художественных фотографий, гадальных карт, карточек с написанными на них словами типа «любовь», «ненависть», «тишина» и «шум», а также картинок из иллюстрированных календарей. Ребенка просят выбрать ряд картинок — может быть, штук десять — и разложить их на полу, столе или большом листе бумаги (но не наклеивать, так как мы потом собираем картинки). Мы можем предложить ребенку выбрать их наугад (просто те, которые привлекают внимание) или попросить подобрать их в определенной последовательности, под определенным названием, по теме. Многое, можно выявить через подбор картинок. Выбор картинок, отражающих настроение, может рассказать о том, что ребенок чувствует в эти минуты или в своей жизни вообще.

§

Можно пролить свет на жизнь ребенка, попросив его нарисовать картину своей недели, дня или жизни. Картинка открывает нам путь для беседы.

Упражнение «Семейные портреты».

Очень полезны упражнения, при котором дети должны нарисовать свою семью с помощью символов или животных. «Закройте глаза и войдите в свое собственное пространство. Теперь представьте себе каждого члена своей семьи. Если бы вы нарисовали их на листе бумаги в виде изображения, напоминающего скорее какую-нибудь вещь, чем реальных людей, что бы это было? Если бы кто-нибудь из вашей семьи напоминал вам бабочку, потому что много порхает повсюду, изобразите ли вы его в виде бабочки? Или, может быть, какие-то лица напоминают вам круг, потому что они всегда окружают вас? Начинайте с того, кого вы представили первым. Если вы зашли в тупик, закройте глаза, вернитесь обратно в свое пространство и снова представьте себе свою семью. Вы можете использовать капли краски, абстрактные формы, предметы и животных, и всё что угодно, всё, что придет вам на ум.

Упражнение «Сквигл».

Сквигл — термин, которым обозначают изображение на листе бумаги беспорядочных знаков, обычно черного цвета.

Ребенка просят закончить картинку. Ребенок может потом рассказать историю, связанную с картинкой, стать картинкой, поговорить с картинкой и т.д.

Метод заключается в том, чтобы сесть вместе с ребенком за стол, положив перед собой два карандаша и бумагу. Терапевт закрывает глаза, изображает сквигл на бумаге и предлагает ребенку превратить его во что-нибудь, а ребенок в свою очередь делает для терапевта изображение, которое тот превращает во что-то. По мере продолжения игры они рассказывают друг другу о содержании своих картинок и обо всем, что они об этом думают.

Упражнение «Групповой рисунок».

Иногда у нас бывает семья или двое детей, или даже один ребенок, с которыми мы вместе рисуем картинку на одном листе. «Изобразите просто ряд кругов, разнообразных форм и цветов на листе бумаги. Понаблюдайте, как вы чувствуете себя, занимаясь этим, а затем мы обсудим результаты». Иногда возникает борьба за пространство на бумаге, и интересно наблюдать, как решается эта проблема. Уступает ли один дорогу другому, существует ли согласие, вторгается ли один на территорию другого? Детям постарше может быть дана инструкция выполнять это упражнение молча, в то время как с детьми младшего возраста нужно разговаривать. Можно спросить: «Какие чувства возникают у вас, когда вас вытесняют из вашего пространства? Испытываете ли вы такого рода чувства в жизни? Чувствуете ли вы себя подобным образом дома?». Состояние ребенка во время этого упражнения часто достаточно хорошо отражает его состояние в жизни.

Просим большую группу детей вместе нарисовать картинку. Существует несколько способов выполнения этого задания. Например, в группе из восьми детей мы раздаем каждому по листу бумаги и просим начать рисовать. Затем по моей команде рисование прекращается, и лист бумаги передается следующему, который добавляет к картинке что-то свое. Цикл повторяется, пока не будут закончены все восемь рисунков. Затем можно рассматривать их и рассказывать о них. Дети получают удовольствие от этого упражнения. Они веселятся, рассказывая о том, какой им представляется картинка, и делятся впечатлениями о том, какие штрихи к групповой картинке они добавили.

Другой способ создания групповой картинки требует только одного листа бумаги, но каждый должен ждать, пока другой ребенок в свою очередь добавляет что-то к изображению. Как и при рассказе в групповом варианте, ребенок может рассказывать о том, что он делает, в то время как другие наблюдают за ним и слушают. Иногда мы начинаем рисунок сами с какой-либо специфической темы. Или начинаем с изображения линии, формы или пятна краски и рассказываю об этом. Один из детей продолжает рассказ, по ходу добавляя что-то к рисунку психолога, и так по кругу

Упражнение «Корзина».

Это упражнение показывает отношение ребенка к родителям, друзьям, значимым для него людям, полнее раскрывает отношения между членами семьи ребенка.

Камешки, ракушки, кусочки дерева, мох, веточки и другой природный материал сложить в корзину. Ребенок должен выбирать из корзины предметы, соответствующие значимым для него людям и разложить их по отношению к себе: близко, далеко, вверху, внизу т.п.

Состояние ребенка во время этого упражнения часто достаточно хорошо отражает его состояние в жизни.

Карты.

Очень подходящее средство для идентификации — колода гадальных карт, которую можно использовать с детьми любого возраста. Маленькие дети могут выбирать карту, которая покажется им привлекательной и рассказать о ней какую-нибудь фантастическую историю. При занятиях с детьми старшего возраста мы предлагаем выбрать две или три карты, которые можно оценить в значениях «хорошее» или «плохое» и идентифицировать эти понятия с выбранными иллюстрациями.

§

Дети, встречаясь в группе, друг с другом, получают возможность увидеть в других, как в зеркале, свои собственные переживания и осознать связь между своими ощущениями и смертью родного человека. Их нельзя назвать «потерявшими от страдания разум», у них вполне нормальная реакция на сложнейшую ситуацию.

Цель работы группы: поощрять детей в их желании поделиться своим опытом, мыслями и переживаниями, потому что так они глубже осознают всевозможные обстоятельства и самих себя в них. Дети воспроизводят на словесном уровне собственные действия и, узнавая друг друга ближе, могут анализировать свой собственный случай, свои реакции на утрату и то, каким образом это влияет на их личностные особенности, на их концепцию. Группа помощников, состоящая из взрослых, предлагает конструктивно расширить умение воспроизводить недавнее прошлое, что делает более благотворным процесс переживания горя. В группе анализируется различная тематика, которая объединяет проблемы горя и концепции целостности, четкости, самоанализа и самосознания.

Правила подбора группы.

В группы приглашаются дети школьного возраста — от 7 до 18 лет.

Можно использовать две разные модели для работы в группе.

Первая модель — это группа, собирающаяся 8 раз еженедельно (для детей младшего возраста) и 1 раз в две недели (для подростков). Занятия длятся 2 часа с перерывом.

Другая модель — это группа, работа в которой ведется в течение 2 или 3 дней с 9.00 до 16.00, с несколькими короткими перерывами и одним перерывом на прием пищи.

Как по процедуре, так и по содержанию эти модели схожи друг с другом.

Первое, что необходимо сделать, — это послать письмо с приглашением в форме просьбы в те семьи, в которых произошло горе, либо в школы и больницы. В течение целого дня в группе, состоящей из 10—15 мальчиков и девочек, работают 3 взрослых помощника. Важно иметь в группе представителей обоих полов (как среди детей, так и среди психологов). Девочки и мальчики часто выражают свое горе по-разному и могут учиться друг у друга. Руководители группы используют свои эмпатические способности, чтобы поддержать детей.

Занятие 1. Знакомство.

В известном смысле это самое важное занятие. На нем происходит знакомство специально организованным способом.

Устанавливается несколько правил, например, правило психологической безопасности (конфиденциальности), которые помогают детям свободно высказываться, не подвергаясь риску, что кто-то выдаст их тайну. Родители часто хотят знать, о чем рассказывают их дети, как они ведут себя в группе, Следует посвятить их в групповые правила.

Другое правило: каждый сам решает, как много и что именно он или она хотят рассказать. Необходимо сразу договориться сидеть тихо и слушать других. Некоторым деям сложно начать разговор, но им станет легче это сделать, если они вначале выслушают других. Кто-то всегда более разговорчив, чем остальные. Во время первой встречи с группой следует определить детей сильным противодействием, для которых анализ ситуации горя может быть опасен в это непростое для них время.

В начале занятия детям сообщается о цели работы группы. Нужно суметь откровенно рассказать им о том, почему они находятся здесь: потому что кто-то в их семьях умер.

Здесь психологу важно сообщить об изменениях, которые обычно происходят в жизни после потери и о переживаниях, связанных со смертью.

Большое значение имеет четкая, ясная форма начала разговора, чтобы в дальнейшем можно было говорить с детьми откровенно.

Необходимо использовать вводные упражнения или, скорее, игры, которые применяются, чтобы ближе узнать друг друга.

Одна игра связана с именем и проводится с целью знакомства с присутствующими; вторая игра — интервью: дети в течение нескольких минут (2-5) интервьюируют друг друга, задавая вопросы о возрасте, любимой пище, в какую школу он или она ходят и т.д. Затем каждый представляет того ребенка, которого он интервьюировал.

Первое упражнение по теме «Горе» заключается в том, что маленькая группа (3-5 человек) рисует семью. Это дает возможность поговорить о человеке, который умер, о причине смерти и ситуации непосредственной близости смерти. Что знает ребенок? Существуют ли вопросы, которые необходимы и должны быть им заданы? Здесь можно столкнуться с первой проблемой по вопросу смерти и с проблемой четкости, с той информацией, которую сообщает ребенок.

Необходимо проводить также работу с прошлым. Какова была семья накануне смерти? Как она выглядит сейчас? Часто после смерти близкого происходят некоторые изменения (появление отчима, мачехи, новых сестер или братьев; новая семья, переезд в новый дом, в новый город). Об этом тоже следует говорить.

Рисунки развешиваются на стене, и каждый ребенок коротко представляет свою семью всей группе, рассказывая о том, кто из изображенных умер, а также о причине его смерти.

В каждом занятии существует перерыв, когда можно предложить чай. Неплохо заканчивать каждое занятие, установив какой-либо ритуал, например, поиграть в какую-нибудь игру на прощание, особым образом подчеркивая конец занятия.

Занятие 2. Что произошло?

Каждое занятие рекомендуется начинать одинаково, например, с игры в имя. Это очень помогает быстрее войти в работу.

На втором занятии проводится такое упражнение: ребенок рассказывает о потере и реакциях на нее. Можно дать немного психологической информации о том, что случается с человеком, когда кто-то из близких ему людей умирает. Сначала происходит шок, на который ребенок, возможно, отреагировал далеко не так, как должен был бы отре­агировать: например, смехом или чувством оцепенелости, неспособностью заплакать. Позже такие реакции часто влекут за собой чувство вины. Детям полезно услышать, что подобные проявления — в порядке вещей. Не следует читать лекции, работа должна быть больше похожа на дискуссию, в которой дети принимают участие, делясь своим собственным опытом.

Следующее упражнение — мозговая атака: «Что изменилось?» На большом листе бумаги, висящем на стене, нужно нарисовать четыре больших круга и в них написать: фамилия, школа и друзья, тело, чувство и мысли. Дети высказывают свои мнения по поводу того, что стало характерно для их жизни после смерти близкого человека. Например, какие новые мысли появились у них (страх, что кто-то из членов семьи также может умереть, кошмары и т.д.). Следует не забыть подчеркнуть, что соматические симптомы, такие, как бессонница, чувство постоянной усталости, головные боли, боли вжелудке и т.д. являются нормальной реакцией на горе. Слушание рассказов других детей, возможность увидеть все, о чем говорилось, на бумаге, может повлиять на то, как дети смогут понять свои реакции и самих себя.

Занятия 3-4. Беседа о чувствах.

Некоторые дети очень хорошо осознают свои настроения и в состоянии легко отличить одно впечатление от другого. Но многие дети, особенно маленькие, не имеют ясного представления о том, что с ними происходит. При работе с маленькими детьми можно использовать силуэт человека, «человека-манекена», чтобы выяснить, где именно в человеческом теле находятся эмоции. Выполнение другого упражнения направлено на то, чтобы определить, как меняются чувства с течением времени. Детям предлагается распределить по 4 кругам собственные эмоции — печаль, гнев, страх, счастье:

1) во время смерти близкого человека;

2) на групповом занятии;

3) сегодня;

4) в будущем.

Можно использовать также упражнение «Семья». В секторах круга ребенок обозначает горе мамы, дедушки, родных братьев и сестер, а также свое личное горе. Некоторые дети считают, что места для их собственного горя просто не хватает, потому что мамино горе гораздо больше, чем их. Ситуация может восприниматься совсем по-другому: ребенок, оказывается, чувствовал себя совершенно одиноким в своем горе, а из семьи никто не понимал, насколько тяжело его страдание.

Следующее упражнение называется «Чувства и маски». Иногда, в горе, мы предпочитаем скрыть некоторые мучительные состояния и спрятаться за маской. Дети рисуют 3 ощущения, которые, как они считают, им трудно было выразить открыто; потом они рисуют маску, под которой они прятали выражение лица вместе с реальными ощуще­ниями. Для упражнений на ощущения часто бывает мало одного занятия, поскольку в этой проблеме возможно развертывание содержания.

Занятие 5. Воспоминания.

Воспоминания являются важной частью нашей личности, нашими внутренними образами. Известно, что дети лелеют воспоминания, нуждаются в них, потому что они связаны с человеком, которого уже никогда не будет, особенно если это кто-то из родителей. Ушедший человек необходим ребенку для психологического развития, ребенок как бы связывает свое настоящее с умершим. На этом занятии можно использовать большой лист бумаги, вывешенный на стене (так же, как в упражнении «Что изменилось?»). Внутри того или иного круга записываются различные детали памяти: «Личные вещи», «То, что мы делали вместе», «То, чему он/она научили меня», «Он/она в моей личности и наше физическое сходство». Существуют также и такие круги: «Запу­танные воспоминания» и «Воспоминания после его/ее болезни и смерти».

Некоторые дети боятся, что забудут того, кто умер, или чувствуют вину перед ним из-за того, что меньше думают о нем с течением времени. Кто-то тратит много сил на сохранение в себе воспоминаний, но в этом и заключаются трудности для ребенка: ведь нужно пополнять запас энергии и концентрироваться на настоящем, например на учебе в школе. Упражнение, касающееся воспоминаний, может служить дополнением к тем средствам, с которыми дети имеют дело, анализируя свою жизнь после трагического события. Следующее упражнение — это сочинение книги об умершем человеке. В этой книге следует оставить несколько пустых страниц для того, чтобы ребенок заполнил их рисунками, рассказами, фотографиями и другого рода воспоминаниями. Но книга может быть и очень простой, больше похожей на скоросшиватель, куда можно прибавлять страницы по мере заполнения.

Занятие 6. Письмо.

Неоконченные дела, события, о которых никогда не говорили, — все это можно описать в письме к ушедшему. В этом упражнении ребенок выражает переживания, которые, будучи зафиксированы на бумаге, проясняют мысли, делают их более легкими для понимания. Дети младшего возраста, возможно, выразят желание, чтобы взрослые сотрудники группы помогли им написать письмо, или обратятся к рисованию. Это упражнение индивидуально, в нем проявляется связь с ушедшим человеком. Следует обсудить планы детей, что они хотели бы сделать с письмом впоследствии. Кто-то предпочтет зарыть его в могилу, кто-то сжечь и развеять пепел по воздуху или бросить в воду.

Занятие 7. Что помогает?

Это маленькое групповое упражнение, где используется тест «легкого удара». У детей бывает нелепая идея, будто им помогает та ситуация, когда они переполнены тягостными ощущениями. Важно сохранить баланс между страданием и выходом из него. Когда идет работа с детьми, обладающими большим эмоциональным опытом, то плач, прикосновение чего-то любимого, близкого — игрушки или предметов домашнего обихода, обращение к маме заподдержкой, мысли об умершем человеке перед сном — это примеры того, что снимает напряжение у детей. Игра в футбол, другие виды физической нагрузки помогают сбросу эмоций; просмотр ТВ, сон, стремление вести себя так, будто ничего не случилось, — все это пути к освободительному просвету в ситуации горя.

Занятие 8. Детская система поддержки, общая социальная работа.

В этом упражнении дети представляют самих себя в виде круга в центре листа, затем рисуют возле круга «Я» окружности, где изображают людей, значимых для себя. «Кто может поговорить с тобой, если ты будешь нуждаться в поддержке?», «Кто необходим тебе?». Часто дети даже не догадываются, что рядом с ними есть те, кто действительно может помочь и утешить их. Упражнение проясняет ребенку подобную ситуацию, он видит, что вовсе не одинок. Однако если система поддержки выглядит крайне слабой, если практически невозможно обнаружить тех людей, которых можно было бы ввести в данную ситуацию, тогда важно поинтересоваться, разрешит ли ребенок кому-либо из группы быть в этой выстраиваемой им самим схеме.

На этом завершается программа группы поддержки детям в горе. Однако через несколько месяцев следует провести еще 1 или 2 занятия.

Есть еще одно занятие, предназначенное исключительно для родителей (или опекунов). На нем происходит информирование их о том, что происходило в группе, проводится беседа об особенностях детского горя.

Надо осознавать, что ведущий психолог включается в ситуацию переживания горя детьми на весьма короткий период, но он должен привнести в нее нечто такое, что сделает этот процесс менее болезненным. Он не может полностью охватить все детали этого явления, потому что горе продолжительно, оно переживается долго, может быть, несколько лет, и поэтому дети должны преодолевать горечь самостоятельно, с помощью своей семьи. Однако дети и родители должны знать, что они всегда могут получить помощь психолога.

Тренинг Р. Нельс

(могут быть приглашены родители вместе с детьми).

Упражнения направлены на то, чтобы помочь ребенку преодолеть негативные последствия пережитого горя.

Занятия проводятся в форме игры, но реализуются серьезные цели.

Вот некоторые из них:

— минимизация психологического страдания;

— перевод негативной установки в отношении к себе в позитивный творческий план;

— поиски индивидуальных и групповых стратегий преодоления горя:

— формирование групповой сплоченности для оказания психологической поддержки друг другу:

Ход тренинга:

Упражение.

Детям предлагается разделиться на группы по 3-4 человека и каждой группе придумать игру без правил. Специальные инструкции не даются, но нужно следить, чтобы дети меньше говорили, а больше играли, демонстрируя в игре то, что бы они действительно хотели бы сказать. Время игры не ограничивается. Взрослый должен следить, чтобы никто никого не обижал.

Упражнение.

а) члены группы ложатся на пол и закрывают глаза.

б) все ползут по направлению к центру с закрытыми глазами.

в) они начинают ощупывать друг друга с закрытыми глазами, ползти друг на друга и образуют «кучу-малу»

После команды «Подъем!» вся группа встает и идет от центра на свои места.

3. Упражнение .

Ведущий собирает группу вокруг себя и предлагает всем сидя попридумывать, пофантазировать.

Он говорит примерно следующее: «Я хочу, чтобы вы придумали, что бы вы хотели сделать в будущем. Выберите место и время действия и перенестись мысленно в это время и место.

Сосредоточьтесь на том месте, где вы находитесь. Обратите на все детали вокруг вас — ландшафт, дома, людей и т.д.

Обратите внимание на себя, во что вы одеты. Кто вас окружает, что это за люди? Опишите время и место, выбранные вашим воображением. Как вы себя чувствуете? Что вы чувствуете в выбранном времени? Когда вы там побудите, перемещайтесь опять сюда, к нам, в настоящее».

Предложите детям устроиться поудобнее, закрыть глаза, сосредоточиться на дыхании. И тогда, может быть, у них всплывет какой-нибудь образ.

Далее ведущий говорит детям: «Когда он у вас возникнет, расскажите о нем, опишите его».

Другие могут дополнять, но не перебивать. Продолжать игру, пока не иссякнет воображение.

Включите нежную музыку и предложите детям нарисовать свои образы на бумаге. Потом потанцевать и в танце изобразит этот образ.

4. Упражнение.

Проведите обсуждение на тему о фантазии. Предложите представить, что вы бы хотели из того, чего здесь нет. Как вы можете превратить фантазию в реальность?

Упражнение.

Каждый ложится лицом вниз, образуя прямые линии, параллельные друг другу. Первый в линии перекатываются по спинам остальных до конца строя. Затем следующий.

6. Упражнение .

Образовать так называемого дракона. При этом каждый ребенок держит другого за кисть руки. У последнего есть яркий платок в кармане. Это и будет хвост дракона. Образовать также и второго дракона. Игра состоит в том, чтобы первый дракон поймал второго за хвост, но так, чтобы не потерять свой.

7. Упражнение .

Группа делится на 2-3 подгруппы. Каждая из них выбирает тему для короткой импровизации (например, «пожар»). Далее они выбирают три чувства, которые будут включены в разыгрываемую ситуацию таким образом, что ситуация будет развиваться от первой эмоции через вторую и заканчиваться третьей. Но третья эмоция всегда должна быть позитивной (например: «беспокойство», «паника», «облегчение»).

8. Упражнение .

После того, как каждая группа, поучаствовав в импровизации, реализуя свои идеи, она должна представить три живые картинки, каждая из которых соответствует определенной эмоции.

9. Упражнение :

Члены группы, стоя в кругу, заканчивают следующее предложение: «Я горжусь, что…».

Литература

  1. Баканова А.А. Смерть и работа горя// Кораблина Е.П., Акиндинова И.А., Баканова А.А.., Родина А.М. Искусство исцеления души: Этюды о психо-логической помощи: Пособие для практических психологов / Под ред. Е.П. Кораблиной. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. — С.182-212.
  2. Малкина-Пых И. Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 960 с. – (Справочник практического психолога).
  3. Синицына Т. Ю. Кучер А. А. Экстренная психологическая помощь пострадавшим в чрезвычайных ситуациях. – М.: НИИ школьных технологий, 2021. – 568 с.

Электронные ресурсы

1. Лента.ру [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://m.lenta.ru/articles/2021/10/13/linn/amp/ Его оденут, положат в ящик. Специалист по смерти Линн Халамиш о том, как прощаться с любимыми. – (Дата обращения: 18.12.2021)

2. Психолог Ирина Камаева [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://m.facebook.com/irinakamaeva.ru?fref=nf&ref=bookmarks Видео: Ирина Камаева: как говорить с ребёнком о смерти близкого. – (Дата обращения: 18.12.2021)

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий