Речевая агрессия: от коммуникативных ошибок до правонарушений – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Речевая агрессия: от коммуникативных ошибок до правонарушений – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка Реферат

Реферат: речевая агрессия в детской речи —

ГЛАВА I. ПРОЯВЛЕНИЕ АГРЕССИИ В ДЕТСКОЙ РЕЧИ.

1.1 Что такое речевая агрессия
.

« Эй ты! Ща как тресну тебе по башке! Ну-ка, быстро отдал мою машинку! – Ха-ха-ха! Так тебе и надо, нытик несчастный! Попробуй, отними, я тебе знаешь, как дам! – Ну ладно же, Мишка! Я тебе потом отомщу! Я всех подговорю – с тобой никто играть не будет! – Ой, как страшно, ха-ха-ха!..»

«А-а-а!!! А чего он ко мне лезет?! Ну ты, урод, отойди быстро! – Сама дура! Ещё раз обзовешься – получишь! Поняла?! – Да пошел ты на фиг!..»

«Татья — я — на Сергее-е-евна! Ну, Татья — я — на Сергее-е-евна!!! А Сашка мне не дает карандаши-и-и! У-у-у. гад! Вот пожалуюсь папе, он приедет и изобьет тебя!..»

«Ой, смотри, какая классная машинка.… Давай купим! Ну пожалуйста! Ну ма — а-ам!.. Ну почему — у?.. Вот ты какая, значит! Ну ку-пи-и эту маши-и — нку!! Купи!!!! Никогда мне ничего не покупаешь! Вот Славке папка давным-давно купил робота! Управляемого! Ромке мама подарила рейнджеров крутых! Да!! Подарила!!! А ты меня не любишь!!!»

Это список классических словесных «агрессивностей» легко может продолжить любой взрослый, работающий с детьми: от школьного учителя и воспитателя детского сада – до педиатра районной поликлиники и продавца игрушек в « Детском мире».

Как показывают наблюдения за поведением детей, многие из них уже в дошкольном возрасте демонстрируют потенциальную готовность, а иногда даже очевидную склонность к агрессии. Психологи утверждают, что уже четырехмесячный ребенок, если ему не давать некоторое время шевелить ручками, реагирует недовольным криком и гневной мимикой.

И если трехлетка отчаянно лупит совком товарища по песочнице, то старшие дошкольники начинают активно пробовать силы уже в словесных баталиях: оскорбляют более слабых сверстников, запугивают робких, высмеивают «не таких, как все», ябедничают на «вредных» и, конечно, яростно восстают против бесконечных требований, придирок, запретов взрослых.

Проявление грубости в речи, отрицательное речевое воздействие, обидное общение, выражение негативных эмоций и намерений в неприемлемой, оскорбительной для собеседника форме можно обобщенно определить как речевая (вербальная, словесная) агрессия.

Речевую агрессию детей – ситуативные, эпизодические, избирательные «вспышки» злости, грубости, дерзости в конкретных условиях общения («дразнилки», «обзывательства», «визг», «нытье» и т.п.) – следует отличать от агрессивности – общей склонности ребенка к проявлению враждебности, негативных чувств, стремления к насильственным действиям по отношению к окружающим в целом.

Детская агрессивность возникает преимущественно как «ответ» на психологическое напряжение, нередко – в результате педагогической запущенности или неправильного воспитания; часто от недостатка любви, внимания со стороны взрослых, интереса и понимания со стороны сверстников; в ряде случаев – вследствие внутреннего неудовлетворения потребностей, возникновения длительных препятствий (недостатка жизненного опыта, отсутствие необходимых практических умений, многочисленные запреты, непосильные требования и т.п.); иногда – по причине определенных психопатологий, задержки и искажения раннего развития т.п.

Поэтому необходимо отличать действительно агрессивного малыша от ребенка, проявляющего агрессию в своей речи нечасто и ситуативно.

Выделяются следующие наиболее типичные ситуации возникновения агрессии в речи детей:

-игры со сверстниками (отказ принять в игру, распределение ролей в игре, нежелание чем-то делиться и т.п.);

-разговоры со сверстниками (различные споры, приводящие к ссорам, сплетни, провоцирующие насмешки, и т.п.);

-запреты со стороны взрослых (съесть конфету, посмотреть телевизор, подольше погулять на улице и т.п.);

-отказы со стороны сверстников и взрослых (чаще всего – поделиться какой- то вещью, игрушкой или купить её);

— ограничение свободы (самостоятельно одеться, переходить улицу, нести покупки из магазина и пр.);

-принуждение к выполнению различных дисциплинарных требований (связанных с режимом, самообслуживанием, учебой, поддержанием порядка и пр.);

-собственные неудачи (например никак не получается завязать шнурки, дотянуться до игрушки, нарисовать картинку);

-невнимание со стороны старших (не слушают, перебивают, игнорируют, формально реагируют на просьбу);

-любая несправедливость (ложное обвинение, необоснованная претензия, неправильное распределение подарков);

-кажущиеся ненужными поучения, наставления, советы взрослых

-усталость

-иногда – беспричинно («из вредности», «назло»)

Насколько подобные действия распространены в речевом поведении детей дошкольного и младшего школьного возраста? Вот несколько цифр.

В среднем ребенок в коллективе сверстников принимает участие в 7-11 актах речевой агрессии в час – от отдельных реплик («Дурак!»; «Отстань!») до развернутых диалогов-ссор и монологов обвиняюще-угрожающего содержания.

88% произвольно опрошенных 40 мам утверждают, что речь их 50 детей возраста от 2,5 до 9 лет отмечена агрессивными высказываниями, причем преимущественно в адрес сверстников, родителей и – реже – в адрес других взрослых (воспитателей, учителей, знакомых, родственников).

Около 15% опрошенных родительниц вообще охарактеризовали своих чад как склонных к так называемой недифференцированной агрессии слова. То есть к грубости «вообще» — в любых ситуациях, независимо от тех или иных условий общения, без учета «фактора адресата» (пола, возраста, социального статуса собеседника). [Материалы исследования С. Комковой (факультет дошкольной педагогики и психологии МПГУ, 2003).]

1.2. Психология агрессии в детской речи

Для объективной оценки характера и механизмов выраже­ния детьми отрицательных эмоций и воплощения негативных намерений чрезвычайно важен учет психологических особен­ностейих поведения.

Общей предпосылкой проявления детьми речевой агрессии можно считать, во-первых, так называемые возрастные психо­логические кризисы личностного развития (3 года, 6-7 лет, подростковый возраст и т. д.), которые, как известно, характе­ризуются повышенной возбудимостью, конфликтностью, неус­тойчивостью настроения, изменениями в отношении к миру, людям, своему «я». Все эти внутриличноаные преобразования находят естественное отражение в речи. Не случайно детские психологи рассматривают «переломные» моменты развития личности как критические периоды, обостряющие проблемы построения правильных взаимоотношений с окружающими.

Кроме того, словесную агрессию детей (особенно дошколь­ников) провоцируют ограниченные физические возможности, несовершенство моторных навыков, отсутствие необходимого жизненного опыта (не могут самостоятельно завязать шнурки, дотянуться до игрушки, внятно объяснить что-то и т. п.).

Подоб­ная «злость от бессилия» проявляется в самых разнообразных типах агрессивных высказываний: оскорблениях, враждебных замечаниях, грубых требованиях, обвинениях: «Дурацкий шкаф — опять от меня куколку спрятал!»; «Блин, да что ж за де­бильные шнурки такие!»; «Идиоты! Вы ничего не понимаете!»

Вообще любое непонимание взрослым действий, намерений, желаний маленького ребенка и соответствующие высказывания «не в кассу» (недоуменные уточняющие вопросы, язвительные комментарии, неуместно восторженные оценки и пр.) становятся серьезной помехой на пути к установлению гармонии в отноше­ниях с малышом.

В связи с этим, оценивая речевое поведение ребенка в каж­дом конкретном случае, важно учитывать не только общие пси­хологические особенности его возраста, но и понимать частные психологические мотивы возникновения словесной агрессии в данной ситуации.

Основными из таких мотивов можно считать, прежде всего, те, которые связаны с потребностями ребенка в самоутвержде­нии, самореализации, самозащите.

Первая потребность связана с типичным детским протестом против гиперопеки и ограничения свободы («Отстань, я все равно буду играть с Сережкой!»), отстаиванием самостоятель­ности и независимости («Нет, я все-таки пойду на этот фильм, и ничегошеньки вы мне за это не сделаете!»), стремлением к достижению­ авторитетного положения в группе сверстников («Ну че пацаны, кто тут у нас самый главный? Я спрашиваю!.. »).

Проявлению­ агрессии в детской речи не в последнюю очередь «по­могают» и активное познание мира, стремление к признанию другими людьми. «Я сам!» — категорично заявляет трехлетка, решительно отвергающий помощь в кормлении, одевании, освоении навыков пользования различными предметами – от вилки и зубной щетки до карандаша и самоката.

Достижение потребности в самореализации объясняет возможную экспансию (вторжение) ребенка в чужое личностное (в том числе – коммуникативное, речевое) пространство: «Ха-ха! Хлюпик, гляди, как надо подтягиваться на турнике!». Эта же потребность объясняет нередкое стремление маленького человечка к достижению своих целей через ущемление интересов других, причинение вреда: «Заткнись, дай мне сказать!» и т.п.

Психологическая потребность в самозащите может прояв­ляться в стремлении ребенка оградить себя от словесных напа­док (оскорбления, осмеяния, угроз) со стороны других детей с помощью «возврата грубости» по принципам «Лучшая защита» нападение (различные провокации, вроде «Эй ты!.. ») и «Тронешь — получишь!» («Ну-ка, кто тут против меня? .. »).

Важную роль в реализации перечисленных потребностей иг­рает взаимодействие ребенка со сверстниками, в процессе ко­торого у каждого неизбежно появляется отрицательный личный опыт общения. Вопрос: почему это происходит?

Не секрет, что для детской речевой субкультуры в целом ха­рактерны дразнилки, издевки, жестокие шутки, игра в «кто кого переспорит», навешивание «словесных ярлыков» («ябеда», «врун», «воображала», «очкарик», «тормоз» и т.п.).

И речевая агрессия опять же выступает здесь весьма действенным инстру­ментом для самоутверждения, самореализации и самозащиты, используясь для:

— повышение самооценки («Ты хуже меня – я лучше тебя»);

— демонстрация лидирующей позиции («Я могу позволить себе сказать то, чего не можешь ты!»)

— укрепление авторитета в группе сверстников («Я заставлю тебя подчиниться, даже если ты этого совсем не хочешь»).

Поэтому вполне очевидно, что сама патологическая речевая среда в замкнутом детском сообществе неизбежно формирует установку на негативный речевой контакт и создает реальные предпосылки для проявления агрессии в общении даже семейно благополучного и врожденно не склонного к грубости ребенка.

Наконец, становление ребенка как языковой личности («че­ловека говорящего») происходит через постепенное постиже­ние и расширение границ дозволенного / недозволенного, ко­торое нередко приобретает форму порицаемых действий (в том числе и речевых): «Интересно, а что мне будет, если я скажу ма­ме «дура» (посмеюсь над бабушкиной привычкой вечно искать очки, разочек ругнусь матом и т. п.)?»

С одной стороны, подобное речевое поведение вызвано неодо­лимой тягой малолетнего «агрессора» самостоятельно ощутить «на зуб» (точнее — «на язык») остроту конфликтного взаимодействия со старшими и заодно проверить их «на вшивость» (терпение, вы­держку): накажут — не накажут? Вспомним знаменитую присказку из детского фольклора: «Старших нужно уважать и немножко … ос­корблять!»

С другой стороны, грубость, направленная на старшего, взрослого, часто демонстрирует недостаток жизненного опыта ребенка, незнание многих неписаных правил «игры в обще­ние».

Получается, что столь часто употребляемые малышами оскор­бительные слова вроде «дурак», «идиотский», «отстань!», — за­кономерный результат недостаточного развития навыков обще­ния. Отсюда вроде бы напрашивается простенький вывод: «Не стреляйте в пианиста — он играет, как умеет!» Добавим, однако: «играет на нервах». Ведь особенно возмущает дерзость юного «пианиста» по отношению ко взрослым: «Мам, отстань от меня, надоела уже своими вопросами!»; «Почему эта дурацкая тетка не продает нам куклу?!»; «Наша училка по музыке — полная дура!»; «А возьму и не покажу язык твоему тупому врачу!» и т. п.

Итак, в силу личностной незрелости, недостаточной сформи­рованности механизмов самооценки, представлений об умест­ности речи, границах «дозволенного» И «недозволенного» В об­щении, агрессия нередко возникает в речи детей как следствие элементарного неумения цивилизованно, корректно, необидно выразить свои отрицательные эмоции, чувства, переживания. Поэтому, общаясь с ребенком, важно понять, когда еще нельзя и когда уже можно от него «требовать» знания правил речевого поведения, основ взаимодействия с другими людьми.

1.3. Как проявляется агрессия в детской речи.

Речь детей младшего возраста отмечена самыми разными типами агрессивных высказываний.

Оскорбления

Оскорбления, которые можно определить как слова выражения, содержащие обидную характеристику адресата, прочно удерживают первую строчку «агрессивных чартов» и достаточно точно определяются детьми как «плохие слова», «обзывательства», «ругань» и т.п.

Прибегая к оскорблениям, младшие и средние дошкольники чаще всего просто воспроизводят высказывания старших, копируя агрессивное поведение других людей. Оскорбления в речи детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста носят уже более осмысленный и целенаправленный характер.

Основу детских оскорблений составляют слова, преимущественно связанные с понятиями «психическая болезнь» («больной», «псих», «крезанутый», «безбашенный» и т.п.) и «экскременты» («дерьмовый», «засранец», «какашка»). Помимо этого, именно детские оскорбления часто строятся на основе разного рода уничижительных преуменьшений – возраста, роста, статуса в группе сверстников и пр. («малявка», «коротышка», «козявка», «червяк», «салага»).

Отдельно следует упомянуть «обзывательства», направленные на осуждение действий, поступков, противоречащих кодексу поведения в детской среде: «рева-корова», «ябеда-корябеда», «жадина-говядина» и т.п. Такие оскорбления часто выполняют функцию «справедливого возмездия» и переходят в рифмованные насмешки – путем добавления, приращения слов, обязательно сходных по звучанию, но часто лишенных смысла и никак не связанных между собой, например: «Плакса — вакса-гуталин – на носу горячий блин»

Помимо этого, в детской речи нужно различать защитноеи намеренное оскорбления.

Первое чаще всего является ответом ребенка на предшествующее проявление грубости в его адрес (то же оскорбление или угрозу, грубое требование, насмешку).

Такого рода обидные выражения, как правило, отражают не реальное отношение к обидчику, его личности в целом, а содержат в осуждение конкретного действия, поступка, высказывания («дурак», «идиот», «псих», «гад» и т.п.). Эмоциональность преобладает здесь над отрицательной характеристикой или негативной оценкой адресата.

Намеренное же оскорбление реализует целенаправленную речевую агрессию. Чаще всего это более-менее осознанно отбираемые и наиболее обидные для «жертвы» слова, которые произносятся с целью «побольнее уколоть», «задеть за живое» («нищета», «жирдяй», «коротышка»).

По характеру отрицательного воздействия оскорбления могут быть прямыми и косвенными.

Прямое оскорбление непосредственно воздействует на личность, реализует прямой словесный выпад, заключает в себе конкретное обидное слово (« Ты – скотина, гад, урод» и т.д.). Косвенное же оскорбление – непрямое, смягченное, опосредованное, оно чаще используется детьми с достаточно высоким уровнем социализации (сдерживания, контроля) агрессии. Такое оскорбление может строиться на замене обидного существительного местоимением («Сам такой!», «Это ты о себе сказал!»); обидным сравнении («пишет, как курица лапой»); сопоставлении с отрицательными или внешне непривлекательными персонажами («уши, как у Чебурашки», «нос, как у Бабы-яги»)

Враждебные замечания

К оскорблениям тесно примыкают часто используемые детьми враждебные замечания – отрицательные суждения о собеседнике, выражения негативного отношения к его поступкам, качествам, личности в целом.

Рефераты:  Центральный Банк РФ: его функции и роль. Правовая основа деятельности ЦБ РФ. Реферат. Банковское дело. 2009-01-12

Содержание такого замечания сводится, главным образом, к словесному обозначению агрессивной позиции: «Ненавижу тебя!»; «Как вы меня достали!» и т.п. Враждебные замечания, как правило. Воплощаются в форме целых предложений, а не в отдельных словах или словосочетаниях, как оскорбления. Ср.: « Ты мне до пупка достанешь!» (враждебное замечание) // «дурак», коротышка» (аналогичные по смыслу оскорбления).

От оскорблений и враждебных замечаний следует отличать необидные прозвища, распространенные практически в любой детской группе и составляющие неотъемлемую часть детской субкультуры.

Насмешка

Колкость, издевка, язвительное замечание – так можно определить насмешку.

Обратим внимание, что насмешка предполагает не только преднамеренность и целенаправленность речевого воздействия, но и искусность воплощения, особую словесную изощренность. Этим она и отличается от оскорбления.

Насмешка может быть открытой, злой, язвительной (сарказм) или скрытой, более изощренной (ирония).

Чаще всего объектом детских насмешек выступают:

— все непонятное, необычное, не укладывающиеся в рамки стереотипных представлений, (мотивация такой насмешки образно сформулирована в сказке «Гадкий утенок» Г. Андерсена: «Он не такой как мы, поэтому надо клюнуть его…»);

— физические недостатки

— отрицательные черты характера и неблаговидные поступки (жадность, тупость, высокомерие и т.п.)

Грубое требование

Грубое требование, воплощение намеренья ребенка избавиться от адресата («Пошел вон от сюда!»), или повлиять как-то на него, принудить к совершению какого-либо действия в своих интересах («Быстро освободил моё место за партой»)

Этот тип агрессивных высказываний отличается от вежливой просьбы следующими признаками:

— особо неприемлемая, обидная для адресата форма побуждения;

— повышенный, грубый, резкий тон высказывания;

— отсутствие у говорящего необходимой степени власти над адресатом (социальный статус, позиция в коллективе, межличностные взаимоотношения).

-несоответствующий содержанию требования возраст говорящего (младше адресата или ровесник).

В грубых детских требованиях преобладают глаголы со значениями «иди» («иди», «уходи», «вали», «катись», «уматывай) и «молчать» (замолчи», «заткнись», «засохни»).

Не менее «популярны» и так называемые «отсылочные» фразы («Отвяжись от меня!»; «Пошел вон!»)

Для младшего школьного возраста характерны также изощренные словесные формы грубых требований, многие из которых, впрочем, могут носить не столько агрессивный, сколько игровой характер («греби ушами в камыши», «крути педали, пока не дали», закрой паяльник» и пр.).

Агрессивный протест, возражение, отказ

Грубым требованиям противостоят агрессивные протесты, возражения и отказы (« Сами убирайте эти дурацкие игрушки», «Ни за что не буду, есть твою гадкую кашу!»)

От вежливых отказов и выражений несогласия эти типы высказывания отличаются следующими признаками:

— отсутствие необходимых формул вежливости («извините», «пожалуйста» и пр.);

— агрессивная интонация: повышенный, грубый, резкий, враждебный тон;

— отсутствие объяснения причины отказа.

Угроза

Угроза (запугивание, устрашение) – еще одна типичная форма проявления агрессии в речи дошкольников и младших школьников.

Характерно, что данный тип агрессивных высказываний так же, как и оскорбления, ограничен рамками детской среды и не так часто используется в общении со взрослыми.

Вот «классические» модели детских диалогов, в которых присутствует угроза как ответ на оскорбление, грубое требование, враждебное замечание:

· – Дурак! – За дурака получишь!

· – Пошел вон отсюда! – Сейчас как врежу – сам пойдешь вон!

· – Ты несешь полный бред! – Вот не буду с тобой водиться – тогда посмотрим!

Для детских угроз характерно наличие, помимо самого угрожающего, обещание каких-либо действий со стороны третьих лиц: «Если не уступишь место, тебя побьют мои друзья»; «…то мои родители пожалуются твоим»; «…тебя накажет учитель» и т.п.

Специфической особенностью именно детских угроз является также то, что дети часто угрожают не по каким-то видимым причинам, а «просто так», испытывая неприязнь к самой личности адресата (его привычкам, образу жизни, манере поведения ит.п.).

Цель такой угрозы – примитивный выплеск отрицательных эмоций или достижение скрытой цели (повысить самооценку, занять ведущую позицию в ссоре, защититься от предшествующей грубости).

Упрек, обвинение

Многие дети нередко склонны к упрекам, обвинениям: «Ты меня не любишь!»; «Это вы во всем виноваты!» «Они все плохие!» и т.п.

Жалоба

Особое место среди проявлений агрессии в детской речи занимают агрессивные жалобы (детск. «ябедничество»), предполагающие «переадресацию наказания» полномочному или влиятельному лицу (более старшему, сильному, опытному и т.д.).

Агрессивное содержание подобных высказываний можно разделить на следующие составляющие:

— сообщение неизвестной адресату информации о действиях, словах, поступках обидчика (« А Петька меня обозвал!»; «Знаете, а Марина грозится не дружить со мной»);

— выражение отрицательной оценки излагаемой информации — демонстрация неудовольствия по поводу действий (слов, поступков) обидчика («Я на него обиделась!»; «Сколько можно терпеть!»);

— побуждение к воздействию на обидчика – замечание, выговор, наказание («А скажите ему…»; «Пусть он больше не обзывается!»).

Последние два компонента могут отсутствовать или выражаться опосредованно: в самой интонации жалобы (ноющая, обличающая); жестах (тычет пальцем в обидчика, крутит пальцем у виска, показывает кулак); мимике (хмурится, дуется, ухмыляется, кривится); позе (враждебной, презрительной, отстраненной).

Неоднозначную оценку вызывают случаи использования детьми жалоб с целью «восстановления справедливости». К таким словесным действиям можно отнести не имеющие цели отомстить сообщение о «по-настоящему» (объективно, а не только с позиции «обиженного») отрицательных действиях, поступках. Сравним, например высказывания: «Поставь Мишку в угол – он у меня машинку отнял!» // «Пусть он отдаст мою машинку!».

Подобная разновидность жалоб, будучи широко распространенной, в речи младших школьников, объясняется обостренным чувством справедливости у детей данного возраста и, одновременно, недостатком жизненного опыта, вследствие чего возникают психологическая незащищенность, потребность в поиске более опытной личности для разрешения проблем общения.

1.3. Типы речевого поведения маленьких «агрессоров»

Завершая описание основных проявлений агрессии в речи до­школьников и младших школьников, не претендуя на строгую на­учность и исчерпывающую полноту, предлагаем игровую класси­фикацию наиболее ярких типов речевого поведения маленьких «агрессоров», основой, которой послужил сюжет столь любимой всеми детьми сказочной повести А. К. Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино».

1. Арлекин — обзывается, дразнится, насмехается, задирает­ся первым, часто угрожает («- Ты чего хнычешь, дуралей?… — Он схватил палку и отколотил Пьеро … »).

2. Пьеро — обижается, упрекает, почти не нападая, чаще защи­щается, заявляет претензию на «особенность» и исключитель­ность, нередко «упивается» ролью жертвы («Меня будут колотить палкой, давать пощечины и подзатыльники. Это очень смешная комедия … »).

Возможно смещение речевой агрессии в область фантазий («Я дрался, как лев!… »).

3. Буратино — прибегает к ситуативной речевой агрессии: терпит воспитательное влияние «плаксы и приставалы» Мальви­ны, однако легко «срывается», будучи запертым в темном чулане («Очень мне нужно раскаиваться! Не дождетесь … »). Редко напа­дает первым, но любит «поворчать» («Вот дура девчонка … На­шлась воспитательница, подумаешь … У самой фарфоровая голо­ва, туловище, ватой набитое … »). Часто наивен, склонен безо­глядно увлекаться, подвержен негативным влияниям (« … Верю! Верю!… Идемте скорее в Страну Дураков! .. »). Иногда неоправ­данно самоуверен, склонен к словесной рисовке, позерству («Что мне кот, что мне лиса, что мне полицейские собаки, что мне сам Карабас-Барабас — тьфу!»).

Более внимательные наблюдения за детской средой и анализ речи дошкольников и младших школьников в различных услови­ях общения позволяют выделить наиболее распространенные типы личности детей, склонных к тем или иным проявлениям ре­чевой агрессии.

1. Нападающий (боец)

Проявляет сильную, открытую, инициативную, направленную речевую агрессию как средство самоутверждения, достижения ли­дирующей позиции. В словесной (и в физической) форме нападает на сверстников, обзывает их, угрожает (часто без последующего приведения угрозы в исполнение), насмехается (наиболее зло, же­стоко, изобретательно), намеренно употребляет грубые слова и вы­ражения (иногда — как имитацию возможного нападения). Одним словом, такой ребенок становится «грозой» всего детского коллектива, «подарком» для педагогов и «головной болью» для родителей.

Коммуникативная установка-девиз: «Лучшая защита — на­падение».

Фразеологизмы, раскрывающие сущность речевого поведе­ния: бить в лоб; идти войной (на кого); поднимать меч (на кого); рубить сплеча; лезть на рожон; лезть в бутылку; подносить пилюли.

2. Обвиняющий (обличитель)

Проявляет сильную, открытую, инициативную, переходную и непереходную («рассеянную» вокруг, без указания на конкретно­го адресата) речевую агрессию как способ разрешения внутрен­них конфликтов и психологических проблем — в форме обвине­ний, упреков, порицаний, враждебных замечаний.

Девиз: «Все вокруг плохие — один я хороший!»

Фразеологизмы: ругать весь белый свет; брать в переплет (ко­го); обливать грязью (кого); бросать камень (в кого); вешать собак (на кого); колоть глаза (в значении «сильно попрекать»); разделы­вать под орех; склонять во всех падежах; снимать стружку (с кого); тыкать носом (кого во что).

3. Демонстративный (позер)

Проявляет открытую, защитную, направленную и непереход­ную (на неодушевленные предметы и вещи, принадлежащие со­беседнику) речевую агрессию в форме грубых требований, на­смешек обидных намеков-сравнений как способ подчеркнуть собственные достоинства, доказать свою исключительность, до­стичь признания со стороны окружающих.

Девиз: «Я на свете всех милее!.. »

Фразеологические обороты: строить из себя важную пти­цу; пуп земли.

4. Провоцирующий (подстрекатель)

Использует агрессию слова как средство привлечения внима­ния, получения эмоционального отклика. Как правило, чрезвы­чайно ярко и демонстративно выражает свои отрицательные пе­реживания (кричит, громко ругается, употребляет нецензурные слова, обзывает и дразнит других детей). Добившись внимания (даже негативного!), чаще всего быстро успокаивается и прекра­щает вызывающие высказывания.

Агрессивные моменты в речи спонтанны, импульсивны, су­губо ситуативны и не отличаются особой жестокостью, однако могут быть достаточно изощренными (в отличие от типа 1). Гру­бые высказывания (колкости, обидные намеки, язвительные насмешки) могут быстро сменяться ласковыми, а словесные выпады — готовностью сотрудничать.

Девиз:«Для достижения целей все средства хороши».

Фразеологизмы: выводить из себя (кого); подливать масла в огонь; сталкивать лбами (кого с кем); нарываться на грубость; бросать перчатку; дразнить гусей; колоть глаза (в значении «вы­зывать раздражение, озлобление»).

5. Протестующий (аутсайдер)

Проявляет открытую, прямую, но чаще защитную речевую аг­рессию как средство достижения самостоятельности, избежания гиперопеки — в форме грубых протестов, враждебных замеча­ний, отказов или игнорирования просьб.

Девиз: «Кто они все, чтобы учить меня?!»

Фразеологизмы: как с гуся вода; в штыки (воспринимать что-либо); все до лампочки; все по барабану; пропускать мимо ушей; ноль внимания.

Безусловно, речевое поведение каждого конкретного ребенка значительно сложнее по содержанию и разнообразнее по формам словесного воплощения. Поэтому предложенные классификации скорее дают повод и предоставляют материал для размышления над теми или иными детскими словами и поступками.

ГЛАВА II. ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ

2.1. Сложности преодоления речевой агрессии

Возможно ли устранение словесной агрессии из общения с детьми? Каким образом можно эффективно контролировать – своевременно предупреждать и оперативно устранять речевую агрессию ребенка, а также избегать агрессивных высказываний в собственной речи?

Очевидно, полностью устранить агрессию слова как из жизни современного общества в целом, так и из повседневного общения не представляется возможным. Причины вполне очевидны:

1. Наличие врожденных предпосылок агрессии и, как следствие, неизбежность тех или иных её проявлений в речи.

2. Многообразие видов и форм проявления агрессии слова.

3. Лояльность современного российского общества к данному явлению.

4. Негативные условия существования человека в современном мире (экономическая нестабильность, высокий темп жизни), определяющие повышенный уровень конфликтности.

5. Индивидуальные психические и психологические особенности отдельной личности, конкретного человека (потребность в эмоциональной разрядке, выплеске отрицательных эмоций, снятии стресса и т.п.).

Однако, несмотря на это сложно опровергнуть и утверждение о том, что контролировать проявление агрессии в детской речи и сдерживать грубость в собственном поведении – вполне посильная задача для каждого цивилизованного человека.

2.2. Основы контроля агрессии в детской речи

Сформулируем основные принципы успешного преодоления агрессии во взаимодействии взрослого с ребенком и в общении между самими детьми.

1. Принцип «Начни с себя»

Успешность преодоления агрессии в детской речи зависит, в первую очередь, от самоконтроля взрослых над собственным речевым поведением. Именно речь старших в значительно большей степени, нежели речь сверстников, выступает моделью для наблюдения и эталоном для подражания ребенка, языковая личность которого изначально формируется в рамках общения с родителями, а позднее – активно развивается в коммуникативном взаимодействии с воспитателями и учителями.

2. Принцип «Малых шагов»

Стоит предостеречь родителей и педагогов от излишнего энтузиазма, рвения в отношении активного и прямого воспитательного воздействия на детей, проявляющих словесную агрессию.

Пытаться изменить нежелательное речевое поведение ребенка следует:

· постепенно (от акцентирования внимания на однозначно неприемлемом, грубом слове, высказывании до подробного разъяснения нюансов правил общения);

· последовательно (усложняя требования к речи по мере естественного взросления и целенаправленного усвоения коммуникативных норм).

3. Принцип «Карусели»

Нередко попытки обучить детей успешно разрешать конфликты, достойно реагировать на словесное нападение со стороны сверстника ограничиваются эпизодическими и абстрактными замечаниями родителей, «Днями вежливости» в детском саду, классным часом «для галочки» в школе и «воспитательным моментом» со смакованием «имен и фамилий» на родительском собрании. Однако зададимся хотя бы такими простыми вопросами.

· Всегда ли мы интересуемся у детей, понравились ли им не только содержание и оформление книги, фильма спектакля, но и словесное воплощение, язык персонажей?

· Часто ли обращаем детское внимание не только на то, кто какие подарки получил на празднике, но и на то как ребята благодарили за них (если вообще благодарили!)?

· Интересуемся, запомнили ли ребята не только ссору Миши с Катей на большой перемене, но и то, каким образом одноклассники помирились? и т.п.

Иными словами: распространяются ли наши требования к речи ребенка на все возможные ситуации его общения (с другом в песочнице, с воспитателем в саду, с бабушкой в гостях, с врачом в поликлинике и т.п.), или ограничиваются лишь рамками семьи, школы, дошкольного учреждения?

Рефераты:  бионика - Реферат Предмет биология Бионика это интересно Ловягин Георгий Дмитриевич Класс 11

Ответы на подобные вопросы очевидны, и здесь можно провести аналогию с катанием на карусели: пока карусель вращается – малыш может последовательно разглядеть все находящееся в поле его зрения; как только карусельные лошадки останавливаются – он видит только один сегмент круга. Чем чаще ребенок катается на этих каруселях – тем больше он имеет возможностей тщательно разглядеть и запомнить окружающие элементы пейзажа, обстановки; чем реже мы сажаем его на вертящуюся лошадку – тем меньше деталей и подробностей он запоминает.

Таким образом, в случае неправильно выбранной линии педагогического воздействия – ситуативного «одергивания», эпизодических «придирок» и фрагментарных воспитательных бесед в момент, «пока я все равно варю суп», – у ребенка не будет сформирована система основных этических представлений и мировоззренческих контроля над собственным речевым поведением.

2.3. Основные пути предупреждения и ограничения агрессии в детской речи

В настоящее время в педагогике, психологии, риторике все чаще говорят о таких понятиях, как «санация общения», «оздоровление общения», «способы общения, безвредные для психического здоровья людей и способствующие повышению уровня их жизнедеятельности».

Мышление, которое способствует уменьшению внутреннего конфликта личности, устранению напряженности в общении, в психологии называют саногенным.

Для формирования и воплощения в общении модели саногенного мышления необходимо осознание основных фундаментальных моментов взаимодействия с другими людьми: рефлексия, эмпатия, толерантность. Рассмотрим эти понятия более подробно.

Рефлексия – размышление о своем внутреннем состоянии, склонность анализировать собственные переживания, способность личности к самоконтролю поведения.

Она предполагает самонаблюдение человека над своей речью, систематическую работу по выявлению её недостатков, причем не только в плане грамотности, но и в аспекте этических и этикетных норм.

Рефлексия как общий подход к преодолению и предупреждению склонности к обидному общению в детском коллективе позволяет реализовать позитивную коммуникативную «стратегию на осознание»:

· «агрессором» — причин собственного поведения ( «Ты дразнишь Лену потому, что…»);

· «жертвой» — причин поведения «агрессора» ( «Как ты думаешь, почему Игорь тебя обидел?..»).

Используя рефлексию как общий мировоззренческий принцип и опираясь на идеи современной педагогики ненасилия, процесс преодоления склонности к агрессии слова можно представить следующим образом:

· оценка собственного состояния во времени или после нанесения психического «удара» (раздражительности, обиды и т.п.);

· сохранение спокойствия и доброжелательности отношения к противоположной стороне;

· поиск рационального зерна в предъявляемых обвиненениях, оценка их как справедливых или несправедливых;

· активный поиск ответного действия, снижающего агрессивный потенциал противоположной стороны.

Эмпатия – способность к сопереживанию. Сочувствию, состраданию; умение понять другого человека, осознать его проблемы и переживания. Необходимо как можно раньше развивать у ребенка способность к сопереживанию, умение гибко реагировать на самые различные, в том числе и явно негативные моменты речи других людей.

В ситуации, когда вербальная агрессия уже имела место (ссора между детьми, словесный вызов со стороны сверстника и т.п.), это позволит реализовать стратегию проявления гуманных чувств:

· у «агрессоров» — по отношению к обиженному («Неужели тебе не жалко…»);

· у обиженного – по отношению к обидчику («Ты простишь Петю, хотя тот поступил плохо?»);

· у свидетеля акта агрессии – к «жертве» («Кто может помочь Оле справиться с обидой?»).

Толерантность – терпимость, снисходительность. Толерантность предполагает корректность оценок, умение прощать другого человека за его резкость, несдержанность в речи, признание права собеседника на собственное мнение, что позволяет избежать словесного давления и сделать общение дружески равноправным.

Толерантность не имеет ничего общего с лояльностью к агрессии слова, попустительским отношением к грубости речи. Речь идет о понимании причин слабостей, проступков, негативных моментов в поведении ребенка, терпимости к возможным недостаткам его характера, но не к приемлемым словесным формам воплощения этих недостатков.

В ряду наиболее общих методов, позволяющих предупреждать агрессию в детской речи или «сглаживать» уже возникшие проявления грубости, следует выделить убеждение, внушение и коррекционно –профилактическую беседу. Рассмотрим подробнее каждый из них.

Убеждение

Этот метод можно определить как разъяснение детям правил дисциплинарного поведения с той целью, чтобы на основании понимания и соответствующих чувств приучить их к соблюдению этих правил; разъяснение и доказательство правильности или необходимости определенного поведения либо недопустимости какого-то поступка.

Выделим ряд требований, относящихся как к формальной, так и к содержательной стороне убеждающего высказывания, нарушение которых, во-первых, делает убеждение неэффективным, во-вторых, может вызвать у ребенка непонимание, раздражение, враждебность.

Так, не следует:

· разъяснять очевидное (например, почему нельзя оскорблять другого человека), лучше корректно напомнить («На эти слова Маша может обидеться»; «Мы же знаем с тобой, что это плохо»);

· морализовать отвлеченно, убеждать в абстрактном (например в том, что «надо вести себя хорошо», «нужно быть умницей» и т.п.);

· убеждать в недоступном («больше никогда не надо ссориться», всегда необходимо подходить мириться первому», «никогда не надо спорить» и т.п.)

· повышать тон, говорить раздраженно, пафосно («Михаил, я до глубины души возмущена твоим ужасным поведением!» — ребенку); интонация речи должна быть спокойной, но уверенной;

· убеждать «между делом», походя; следует специально выбирать место и планировать время убеждения (лучше – наедине с ребенком и сразу же после проявления негативных моментов в речи).

Рассмотрим конкретные способы и приемы убеждения, позволяющие устранить или предотвратить агрессию как непосредственно в самой в детской речи, так и в общении с детьми.

Так, описание достоинства ребенка предполагает словесное представление его положительных сторон, личностных качеств, творческих достижений с целью снять эмоциональное напряжение, настроить на позитивное общение, снизить возможность протеста, несогласия.

Аргумент в форме сравнения подводит ребенка к объективной оценке собственного поведения без прямого воспитательного воздействия и переключает его внимание на позитивную деятельность.

Опора на личный речевой пример – словесная демонстрация желаемых форм речевого поведения, конкретных высказываний: «А вот мы с папой никогда не произносим таких слов»; «Ты же помнишь, что сказала мама, когда ты поссорился с Мишей из-за машинки и как вы сразу же помирились»; «В таких ситуациях я никогда не кричу, а (описание желаемых действий)…» и т.п.

Прием смены ролей – словесное моделирование ситуации, в которой «агрессор» оказывается на месте «жертвы», с целью добиться осознания неправильности речевого поведения через эмпатию.

1. Внушение

Внушение можно определить как убеждение, принимающее характер косвенного воздействия. Во многих ситуациях педагогического и семейного общения внушение выступает более действенным способом предупреждения или устранения речевой агрессии, чем убеждение, поскольку такое воздействие является более мягким, скрытым, опосредованным и, следовательно, менее обидным для адресата.

Внушение может выражаться в различных формах:

· совет («В этой ситуации было бы лучше поступить так-то…»);

· выражение мнения, отношения к поступку («Я бы сделала не так, а так…»);

· указание на положительные результаты выполнения требования («Если не будешь обзываться, все станут с тобой дружить») и пр.

2. Коррекционно-профилактическая беседа

Коррекционно-профилактическая беседа – разновидность устной диалогической формы педагогического общения, которая может рассматриваться как развернутая форма убеждения, комплексное речевое воздействие с целью изменения нежелательного поведения ребенка.

Коррекционная беседа может быть индивидуальной, если ребенок уже неоднократно проявлял агрессию в своей речи, и групповой, которая чаще имеет профилактическую направленность. При подготовке к индивидуальной беседе необходимо обратить особое внимание на следующие моменты:

· проводить индивидуальную беседу целесообразно только в том случае, если имел место конкретный случай речевой агрессии со стороны ребенка, а не потому, что ребенок вообще отличается склонностью к грубости;

· учитывать обстоятельства проявления словесной агрессии, ее разновидность (восстановить приблизительное содержание диалога, последовательно проследить этапы развития ситуации общения);

· знать индивидуальные личностные особенности ребенка (черты характера, способствующие / препятствующие проявлению агрессии слова, тип поведения в конфликтных ситуациях).

2.4. Частные приемы контроля агрессии в детской речи

Существуют частные коммуникативно-педагогические приемы – способы непосредственного словесного реагирования, позволяющие предотвращать и устранять агрессию в конкретных ситуациях её возникновения.

Итак, рассмотрим варианты вспомогательных приемов контроля агрессии в повседневно-бытовом и профессионально-педагогическом общении с детьми младшего школьного возраста.

Игнорирование

Вероятно, самый известный и интуитивно применяемый родителями и воспитателями частый способ угашения детской речевой агрессии –игнорирование: не игнорировать на грубость, дерзость («Ты плохой – не купил мне машинку!»), не отвечать на словесный вызов, демонстрировать внешнюю незаинтересованность, делая вид, что «хамство» не замечено, — в тех случаях, когда подобное «контролируемое попустительство» не несет не несет непосредственной угрозы окружающим и самому ребенку.

Механизм действия этого метода достаточно прост. Очень часто общение в конфликтной ситуации строится по принципу: «он мне – слово, а я ему – ему десять». Так – слово за слово – и вспыхивает ссора, словесная перебранка, каждый участник которой пытается «переговорить» противника, стремясь оставить за собой «последнее слово». Игнорирование же представляет собой альтернативную коммуникативную стратегию, которая, во-первых, оказывает психологическое воздействие на «агрессора» (эффект неожиданности) и разрушает его «негативный сценарий» (эффект обманутого ожидания).

Во-вторых, игнорирование в ряде не очень острых ситуаций способствует постепенному «свертыванию» агрессивного высказывания и позволяет не усугубить остроту конфликта.

Нужно подчеркнуть, что с одной стороны, игнорирование – самый простой способ «уйти» от словесных нападок, поскольку для этого не требуется никакой специальной коммуникативной подготовки, речевой изобретательности. С другой стороны, для того, чтобы не замечать грубость, нужны сила воли, умение проявлять терпение, выдержку, спокойствие – качества, которые необходимо развивать в себе упорно и целенаправленно.

Переключение внимания

В ситуации, когда ребенок не проявляет очень сильную или явно преднамеренную речевую агрессию, но его негативные высказывания многократно повторяются, приобретают навязчивый характер или же агрессия возникает как внезапная вспышка гнева, возмущения, можно попытаться переключить его внимание – изменить враждебное настроение и / или отвлечь от нежелательных высказываний, действий.

Данный прием можно использовать в двух направлениях: с целью переключения маленького «агрессора на противоположное поведение или прекращения речевого нападения и, и одновременно, переключение ребенка «жертвы» на иное, более позитивное состояние, действие (прощение обидчика, обдумывания достойного, но неагрессивного ответа, забывание обиды и т.п.).

Основные способы переключения внимания:

· задать неожиданный вопрос (« А что ты думаешь о?..»; « Угадай, сколько времени мы уже потратили на ссору?» и т.п.);

· внести интересное предложение (Давай лучше сходим в кино!»; «Поищем ответ на этот вопрос в энциклопедии» и т.п.);

· в процессе педагогического общения, учебного взаимодействия – предложить интересное, необычное, увлекательное задание (дидактическая или ролевая игра, решение учебного кроссворда, просмотр учебного фильма и пр.);

· чередование различных видов речевой деятельности (говорение, слушание, чтение, письмо).

Проецирование положительных личностных качеств

Еще один достаточно действенный в общении с младшими школьниками способ избежать агрессии – метод проецирования положительных личностных качеств и поведенческих реакций.

Частными разновидностями этого метода можно считать приемы подзадоривания и тактического сомнения.

Так, подзадоривание (провоцирование, косвенное «подталкивание» к желаемому поведению) предполагает следующие способы речевого воздействия:

· напоминание («Ты уже взрослая, умная, рассудительная девочка (терпеливый и способный мальчик)!»);

· выражение уверенности («Уверена, что именно ты легко справишься с этим заданием»);

· сопоставление достоинств ребенка с его поведением («Ты такой хороший, а … (указание на поступок)»);

· вопрос, требующий заведомо отрицательного ответа («Значит, тебе очень нравится обзываться?; «Ты, конечно, хочешь, чтобы с тобой никто больше не дружил?»), иногда особенно эффективно – со ссылкой на личный пример («Ты хоть раз замечал, что я говорю такие гадости»; «Разве мы с папой обзываем тебя?»).

«Тактическое сомнение», в свою очередь, направлено на то, чтобы затронуть самолюбие ребенка, апеллировать к его лучшим чувствам и побуждениям, бросить вызов способностям, амбициям. Формами таких проецирующих высказываний могут быть:

· выражение мнимого недоверия, сомнения в возможностях, способностях – «взять на слабо» («Слабо первому подойти мириться?»);

· выражение удивления («Неужели это говорит наш Миша?!»; «Ну, Маша никак не ожидала от тебя такого!»);

· выражение притворного разочарования («Мне стыдно за тебя!»; «А я то думала, ты поступишь по-другому… видимо, ошиблась…») и т.п.

В качестве возможного способа словесного проецирования позитивных личностных качеств ребенка можно использовать прием смены ролей – моделирование ситуации, в которой «агрессор» оказывается на месте «жертвы», с целью добиться осознания неправильности поведения через сопереживание (эмпатию). Это позволит избежать словесного давления, сделать общение с детьми дружески равноправным.

Формы реализации такого приема:

· провокационный риторический вопрос («А тебе самому было бы приятно услышать то, что ты сказал Саше?»; «Значит, ты хочешь, чтобы игрушки убрал кто угодно, только не ты?»);

· словесное рисование («Представь, что ты оказался на месте Саши…»);

Наконец, в целях коррекции агрессивного речевого поведения и закрепления навыков доброжелательного, этикетного общения в детском коллективе можно попробовать использовать долговременную проекцию через игровые элементы речевого взаимодействия – соревнование, инсценирование и т.п.

Юмор, шутка

Достаточно эффективный способ противостоять агрессии слова и избежать её в собственной речи – юмор, шутка. Психологами установлено, что юмор и вызываемый им смех не совместимы с открытой агрессией могут использоваться как быстрый и эффективный способ единения участников общения.

Однако необходимо заметить, что, во-первых, педагогическая шутка – особый и весьма сложный прием, требующий высокого уровня речевой подготовки, умения быстро и нестандартно реагировать на реплики ребенка, большой наблюдательности и самокритичности. Во-вторых, следует всегда, а в общении с детьми особенно, помнить, что шутка предполагает добродушный смех без оскорбления личности.

С особой осмотрительностью следует относится также к такой разновидности шуток, как имитирование нежелательных высказываний, действий ребенка – подражание, воспроизведение в смешном, гротескном виде, например: «Ой, каки-и-е мы капри-и-изные-е-е!!!» (пародирование протяжной интонации, «нытья»);

Рефераты:  Предпринимательство. Понятие. Экономические и социальные функции. Курсовая работа (т). Эктеория. 2014-11-14

«Как же противно ты просишь – просто собака гавкает!» (произнесение с соответствующей «рычащей» интонацией) и т.п. подобный прием может восприниматься детьми как обидное высказывание передразнивание их речи, грубое указание на ошибки произношения, намек на глупость и вызвать обратную реакцию усиления агрессии.

Поэтому необходимо выделить специальные требования к примиряющей шутке:

· шутка не должна нарушать общую тональность общения, диссонировать с настроением, психологическим состоянием ребенка, группы детей;

· содержанием шутки должно быть юмористическое переосмысление какого-то явления, события, но не характеристика отдельного ребенка;

· содержание шутки и её направленность (речевое воздействие) не должны вызывать отрицательных эмоций и чувств у адресата – обиды, раздражения, недоумения, ощущения двусмысленности и т.п.;

· шутка не должна выступать приемом ухода от диалога с ребенком, демонстрировать нежелание вникнуть в его проблему, вопрос, понять его переживания;

· лучше, если шутка будет адресована группе детей, а не отдельному ребенку, поскольку конкретный адресат может негативно воспринять даже самое безобидное высказывание, если оно как-то выделяет его из группы;

· шутка должна быть действительно смешной, в противном случае она вызовет у детей лишь разочарование, непонимание или даже раздражение.

Доведение до абсурда

Комическое переосмысливание негативных условий общения с детьми младшего школьного возраста предполагает и такой способ противостоять или даже вовсе избежать грубости, как доведение до абсурда, обессмысливание агрессивной реакции.

Данный прием предполагает намеренное усиление отрицательной реакции, утрирование нежелательного действия, доведение до «высшей точки», что иногда неожиданно оказывается весьма успешным во взаимодействии с группой детей.

Однако, особое внимание нужно обратить на то, что, как и при использовании шутки, агрессивные проявления опасно предельно утрировать: «Спорим, долго ты не продержишься так орать?» — «Спорим продержусь!» Результат: срывает голос, привлекает нежелательное внимание и вызывает гнев окружающих.

Частичное согласие

В случаях так называемого детского упрямства (гневных протестов, грубых отказов, враждебных замечаний в ответ на предложение, просьбу взрослого) иногда неожиданно положительный результат дает использование приема частичного согласия («Да, но…»).

Необходимо внимательно выслушать и понять претензии, сомнения, возражения ребенка, по возможности частично (ограниченно, в определенных пределах) удовлетворить их, но в целом сохранить свою линию требований, добиться общего выполнения распоряжения, просьбы.

Преимущество частичного согласия заключается, прежде всего, в том, что оно позволяет точно установить для ребенка рамки ограничений и запретов путем указания на границе разрешенного: «Да, нельзя… но можно…».

Кроме того, при помощи подобной формулировки можно пытаться изменить речевое поведение ребенка через взаимную эмпатию – сочувствие маленькому «агрессору» – для стимулирования ответного понимания ситуации и изменения нежелательного поведения. Для этого целесообразно использовать следующие словесные конструкции: «Да, я прекрасно понимаю твои чувства: ты обижен (рассержен, возмущен, недоволен и т.п.), но… (указание на желаемое поведение)»; «Я бы и сам на твоем месте… Но ведь от этого не должны страдать другие люди, правда же?»; «Конечно, в этой ситуации не возможно… однако…» и т.п.

Привлечение «союзников»

В аналогичных же ситуациях при общении с младшими детьми можно попробовать использовать прием привлечения «союзников» — ссылку на мнение авторитетного для ребенка лица:

· родителей, родственников, знакомых, людей из его близкого окружения («Папе бы очень не понравилось то, что ты говоришь!»);

· киногероев или литературных персонажей («Крокодил Гена не лазил по лестницам, когда был маленьким крокодильчиком!»);

· сверстников («По-моему, ребята не одобряют тебя… Правда же?»);

· просто оказавшихся рядом людей – безмолвная «группа поддержки» («Не кричи, пожалуйста – на тебя уже тетя смотрит!»).

Поиск позитивных альтернатив

Каждый, кто работает с маленькими детьми, прекрасно знает, какие затруднения могут вызвать ситуации, в которых так или иначе возникает необходимость сравнения: кому первому отвечать у доски, кто будет играть в детском спектакле роль принцессы, у кого лучше получился домик на рисунке и т.п.

Поиск альтернатив предполагает быстрое нахождение и озвучивание взрослым такого варианта решения проблемы, который позволяет всем маленьким участникам общения почувствовать свою значимость, нужность, незаменимость, предпочтительность в данной ситуации.

Он предполагает также другой путь преодоления разногласий – переосмысление самого содержания речевой ситуации, изменение способов и средств достижения тех или иных целей, что позволяет сделать общение дружески равноправным и успешным для всех его участников.

Быстро генерировать идеи для поиска «иных» решений непросто, но стоит попробовать хотя бы по двум причинам. Во-первых, приемлемое для всех решение проблемы надолго запоминается ребенком, повышает его самооценку, дает стимул для более тесного взаимодействия со взрослым и повышения результатов собственной деятельности. Во-вторых, наблюдая, как верно найденный способ преодоления разногласий сближает участников ситуации, ребенок усваивает его как эталон речевого поведения, приобретает необходимый опыт разрешения конфликтов.

Апелляция к жалости

Апелляция к жалости – достаточно примитивный и поэтому часто отвергаемый, но иногда весьма действенный прием словесного реагирования на речевую агрессию детей (дерзит, «огрызается», капризничает и т.п.).

Используя этот прием, можно добиться от ребенка прекращения нежелательного поведения через проявление эмпатии. Для этого при оценке ситуации необходимо акцентировать внимание не на самом поступке или конкретных агрессивных высказываниях, а на собственном эмоциональном состоянии (недовольство, огорчение, дискомфорт, стыд).

Варианты соответствующих высказываний: «Ты делаешь мне очень больно!», «Твои слова меня очень огорчили!» и т.п.

Ритуализация негативного высказывания

Достаточно оригинальным приемом воспитательного воздействия в целях предупреждения агрессии в общении с ребенком можно считать ритуализацию негативного высказывания.

Ритуализация предполагает, что в момент возможного проявления речевой агрессии, в «преддверии» ссоры (вспышки грубости, выражения недовольства, реакции возражения, несогласия, отказа и т.п.) следует попытаться перевести нежелательный разговор в какое-то символическое (формальное, игровое, переключающее) действие, выступающее своеобразным коммуникативным предупреждением, «сигналом опасности», условно принятым и одинаково понимаемым всеми участниками общения. Однажды использованный ритуал в дальнейшем при многократном повторении делается все более эффективным способом «снятия» эмоционального напряжения, «разрядки» конфликтной ситуации.

Возможными ритуальными действиями «перевода» словесной агрессии в символический план общения между взрослым и ребенком могут выступать какие-то понятные только им двоим («секретные», «тайные», «зашифрованные») высказывания, жесты, движения: «волшебное» слово, особый взмах рукой, появление в руке определенного предмета и т.п.

С помощью ритуализации агрессивных высказываний можно также попытаться нейтрализовать речевую агрессию в ситуациях общения между самими детьми. Придумать вместе с детьми рифмованную фразу – «оберег» от словесных нападок сверстников:

· «Кому нравится дразниться – с тем не буду я водиться!»;

· «Кто не хочет дружно жить – с тем не стану я дружить!»;

· «С тем, кто любит обзывать, мы не будем все играть!» и т.п.

«Мусорная корзина»

Иная линия речевого поведения в ситуации сильно выраженной или неуправляемой речевой агрессии ребенка может строиться на основе использования приема отсроченного диалога или метода «мусорной корзины».

В этом случае попытаться пресечь поток агрессивных высказываний в детской речи можно путем выражения нежелания принимать их на свой счет, отказа учувствовать в самой ситуации проявления грубости. Негативные переживания как бы на время «сбрасываются в мусорную корзину» памяти взрослого, с тем чтобы по истечении некоторого времени, достаточного для восстановления эмоционального равновесия ребенка, вместе спокойно и не торопясь «рассортировать» (вспомнить, проанализировать, изжить) эти состояния.

Стандартными словесными реакциями при выборе метода «мусорной корзины» могут быть такие высказывания: «Ты сейчас разозлен. Давай поговорим позже!»; «Я вижу, ты всем недоволен и потому сейчас грубишь мне. Лучше отложим наш разговор до…»; «Прости, пожалуйста, но я не могу разговаривать с тобой в таком тоне…» и т.п.

Самонаказание

Достаточно необычным и потому часто эффективным приемом воспитательного воздействия на реального или потенциального «агрессора» может выступать его самонаказание.

Можно передоверить ребенку собственную карательную функцию – предложить самостоятельно придумать себе наказание за поступок, проявляя не только сознательность, но и фантазию. Возможные речевые конструкции для выражения такого побуждения: «Ты же любишь справедливость во всем. Вот и придумай себе наказание за…»; «Как бы ты сам поступил с человеком, сделавшим то-то и то-то?». Для менее «смелого» и «творческого» ребенка можно заранее составить «список» таких «самонаказаний» и предложить выбрать для себя наиболее «подходящее» (справедливое, действенное), обязательно объяснив свой выбор.

Приложение

Тест «В два новых дома – поселим знакомых!

С целью установить характер отношений ребенка со сверстниками, его симпатии и антипатии к членам группы, возможность проявления (в том числе и в словесной форме) агрессии с его стороны можно предложить использовать проективную методику «Два дома».

Стимульный материал: лист бумаги, на котором нарисованы два небольших домика. Один из них – больше размером – красного цвета; другой – поменьше – черного.

Инструкция. Ребенку предлагается рассмотреть домики и представить, что красный домик принадлежит ему и он может приглашать к себе всех, кого хочет («Подумай, кого из ребят своей группы ты пригласил бы к себе, а кого поселил бы в черный домик»). Сообщаем также, что в красном домике много разных игрушек, книжек, конфет, а в черном игрушек и конфет нет.

После инструкции записываем тех детей, которых ребенок берет к себе в красный дом, и тех, кого он хочет поселить в черный домик. После окончания беседы можно спросить у ребенка, не хочет ли он кого-то поменять местами, уточнить, не забыл ли он кого-нибудь.

Анализ результатов. Интерпретация результатов теста достаточно проста: симпатия и антипатия ребенка прямо связана с размещением сверстников в красном и черном домиках. Особое внимание следует обратить на тех детей, которые основную массу сверстников отправляют в черный дом, оставаясь в одиночестве или окружая себя взрослыми. Это может говорить о повышенной конфликтности ребенка.

Проведение данной методики позволяет установить, что чаще всего вербально-агрессивные дети имеют низкий социальный статус в группе сверстников, о чем свидетельствовало размещение их в черном домике другими детьми.

Сами дети, проявляющие речевую агрессию, предпочитают обычно брать с собой в красный дом мало детей, причем преимущественно сверстников, поддающихся влиянию, более слабых по сравнению с агрессивным ребенком, которому в этой ситуации, очевидно, легче занять лидирующие позиции.

Тест «К началу предложения придумай продолжение…

С целью выявления ведущих коммуникативных установок и возможных поведенческих (в том числе и вербально-агрессивных) реакций ребенка в проблемных ситуациях можно использовать методику незаконченных фраз.

Инструкция. Ребенку предлагают вопросы, на которые он должен ответить не задумываясь (например: «Я буду начинать предложение, а ты заканчивай, как хочешь»). Ответы фиксируются дословно.

Возможные вопросы:

1. Если ты кого-то обидел(-ла), то…

2. Если ты заметил(-ла), что у мальчика (девочки) не получается нарисовать красивый рисунок, то…

3. Ты стоял (-ла) и плакал(-ла), потому что…

4. Тебя похвалили за то, что…

5. Тебя наказали за то, что…

6. Ты стоишь один (одна), потому что…

7. Ты поссорился(-лась) с другом (подругой), потому что…

8. Учительница сделала тебе замечание, потому что…

9. Ребята не дали тебе (ты не даешь ребятам) игрушку, потому что…

10. Ты обиделся(-лась) на ребят, потому что…

11. У тебя много (мало) друзей, потому что…

12. Ты часто ссоришься со сверстниками из-за…

13. Если на тебя кричат взрослые (ребята), то ты…

Анализ результатов. Ответы позволяют установить как общие причины, так и конкретные мотивы проявления агрессии в речи ребенка (№3-12), спрогнозировать его речевое поведение в типичных конфликтных ситуациях общения (№1,2,13). При этом учитываются спонтанная реакция ребенка на каждый из заданных вопросов (затруднение, непонимание, раздражение, радость и т.п.) и характер каждого ответа (краткость / развернутость, степень содержательности, возможные признаки неискренности и т.п.).

Кроме того, использование данной методики позволяет, во-первых, расширить круг интересующих нас вопросов, связанных с детской речевой агрессией, путем выхода на конкретные ситуации её проявления, обращения к литературным сюжетам и персонажам, ссылок на личный опыт общения. Во-вторых, анализ детских ответов дает возможность более вдумчиво и деликатно подготовиться к коррекционно-профилактической беседе с ребенком (группой детей) – путем перехода от отдельных вопросов к совместному обсуждению проблем общения, реальных случаев («А теперь, ребята, давайте вместе подумаем над…», «Что же мы можем с тобой сделать, если?..», «Неужели нельзя?..» и т.п.).

Тест «Любишь ты с людьми ругаться? – тест поможет разобраться

Часто ли вы проявляете агрессию в собственной речи, становитесь участником обидного общения, ссоры, словесной перебранки? Проверти себя по следующему тесту. Даны 13 утверждений, с которыми вам следует согласиться («да» / ) или не согласиться («нет» / – ).

1. Если я не одобряю друзей, я даю им это почувствовать.

2. Я часто бываю не согласен с людьми.

3. Я не могу удержаться от спора, если люди не согласны со мной.

4. Я требую, чтобы люди уважали мои права.

5. Даже если я злюсь, я не прибегаю к грубым высказываниям.

6. Если кто-нибудь раздражает меня, я готов сказать все, что о нем думаю.

7. Когда на меня кричат, я начинаю кричать в ответ.

8. Я употребляю в своей речи бранные слова и выражения, только когда сильно разозлен или обижен.

9. Я не умею поставить человека на место, даже если он этого заслуживает.

10. Я часто просто угрожаю людям, хотя и не собираюсь приводить угрозы в исполнение.

11. В споре я часто повышаю голос.

12. Я стараюсь скрывать плохое отношение к людям.

13. Я лучше соглашусь с чем-либо, чем стану спорить.

Начислите по 1 баллу за ответы «да» на вопросы 1,2,3,4,6,7,10,11 и «нет» на вопросы 5,8,9,12,13. Результаты: 0-4 – слабая склонность к речевой агрессии; 5-8 – средняя; 9-10 – повышенная; 11-13 – сильная.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий