Реферат: Демографический фактор регионализма —

Реферат: Демографический фактор регионализма - Реферат

Реферат — демография как наука

учетавовремявойны,частойфальсификациейданныхсостороны

победителя и побежденного.

Один из разделов военной демографии – исследование военной

мобилизацииидемобилизациивоеннослужащих,отмасштабовкоторых

непосредственнозависятсоциальнаямобильность,миграция,

воспроизводствонаселения.Такв1914–1918вдействующиеармиибыло

мобилизованоок.70млн.,ав1939–1945более110млн.мужчин

трудоспособных возрастов [1, С.36].

Людскиепотериввойнахприводятктакимдемографическим

последствиям,каксокращениечисленностинаселения, изменениеего

возрастно-половойструктуры,неравномерностьприроста.Военная

демографияисследуетнарядуспрямымвлияниемвойннанаселение,его

здоровье, косвенные потери населения, выражающиеся взначительных

измененияхрождаемости,брачности,смертности,заболеваемости,атакжев

его физическом развитии.

Методыисчисленияпрямыхлюдскихпотерьввойнахнельзясчитать

окончательноразработанными.Подпрямымивоеннымипотерямипонимают

всеслучаигибелилюдейипотериимитрудо-ибоеспособностивследствие

боевыхпораженийилипоболезнивовремявойны,атакжепленения

неприятелем.Приэтомвоенныепотериобычноделятсянапотерисреди

военнослужащихипотерисредигражданскогонаселения.Кбезвозвратным

потерямотносятвсехубитых,пропавшихбезвести,попавшихвплен,

умершихвлечебныхучреждениях(надому)отвсехпричин,связанныхс

применением боевых средств поражения или умерших в плену. К временным

потерямнаселениятомчислеисредивоеннослужащих)относятлиц,

находящихся на излечении (на фронте и в тылу), уволенных из ВС

вследствиепораженийиболезней,инвалидовтруда,потерявших

боетрудоспособность полностью или частично.

Предметом военно-демографических исследований является также

анализ ближайших и отдаленных демографических последствий войн;

§

смертей,браковиразводов,атакжематериалымикропереписейи

выборочныхобследованийкаксобственнодемографических,таки

социологических,этнодемографическихидругихвтоймере,вкакойони

освещаютвоспроизводствонаселенияилиегосоциальныефакторы.

Теоретические подходыи методикисбора, обработки иобобщения массовых

данныхдемографиязаимствуетизстатистикиисоциометрии.Перепись

населенияпредоставляетсведенияовозрастно-половом,брачном,семейном

составенаселения,ораспределениилюдейпотемилиинымсоциальными

экономическимпризнакам,одемографическихсобытияхвихжизнив

прошлом, а текущий учет демографических событий – о числе таких событий

помереихвозникновениявразныхгруппахнаселения.Привыборочных

обследованияхобычноподвергаютсяизучениюотдельныеаспекты

воспроизводстванаселения,например,влияниеусловийжизнина

демографическиепроцессы,отношениеженщинкрождениюдетей,

формирование и разделение семей. Для анализа воспроизводства населения в

отдаленномпрошломдемографияпривлекаетзаписивметрическихкнигах,

жизнеописанияродовигенеалогическиехроники.Теоретическиеобобщения

закономерностей воспроизводства населенияосновываются также на анализе

вторичной информации, вчастности, данных литературныхи других

источников.

Описаниедемографическихпроцессовобщаяхарактеристика

численности,возрастно-полового,брачногоисемейногосоставанаселения,

общегоуровня итенденцийдемографическихпроцессоввконкретных

условияхместаивремени.Онопроводится,какправило,наосновании

статистическихданныхилижеихреконструкцииподругимисточникам;

частодаетсявсравнениисдругимитерриториямиипериодамивремени.

Такое описание дает представление о ситуации демографической.

Чистая (формальная) демография – рассмотрение количественных

соотношенийдемографическихявлений,процессов,структурироста

населения под их влиянием.

Реферат: демографический фактор регионализма —

на тему:

“Демографический фактор регионализма”

( по материалам России)

Содержание

Введение 1

Характеристика демографической ситуации в Российской Федерации 4

Демографические индикаторы социальных процессов 8

Заключение 22

Список литературы 24

Приложение 25

Введение.

В последние годы демографическая ситуация в России входит в перечень не просто острых и актуальных социальных проблем, а занимает ведущий рейтинг в числе фундаментальных стратегических целей развития страны. На фоне катастрофического сокращения численности населения, особенно, за счет его естественной убыли, связанной с низким уровнем рождаемости и высоким смертности, происходит деформация практически всех демографических структур и институтов, обеспечивающих обществу жизненное воспроизводство человеческого потенциала. Инерция складывающихся демографических тенденций еще не исчерпала себя и, по оценкам ведущих демографов, только набирает силу. Более того, истинный размах и полнота демографических потерь не ограничиваются только количественными показателями. Одновременно с убылью населения происходит разрушение трудового потенциала страны. Происходит уменьшение занятого населения, снижается удельный вес его экономически активной части, а одновременно с этим возникают различные асимметрии на рынках труда. Отличительная особенность российской экономики состоит в том, что все складывающиеся проблемные ситуации теснейшим образом вплетены в региональную специфику. Происходит своеобразная регионализация складывающихся негативных тенденций, которые, накладываясь на геополитическое и социально-экономическое своеобразие, обретают свою уникальность и региональный колорит. Уральский регион не является исключением из этой макроэкономической закономерности. Оценка роли демографических факторов в разработке и осуществлении региональной политики стала одной из важных задач отечественной науки. Демографическая ситуация является в настоящее время остро кризисной не только для России в целом, но и для всех ее регионов. Поэтому для успешной реализации демографической политики немаловажную роль играет разработка ее на региональном уровне.

Демографическая политика Российской Федерации направлена на увеличение рождаемости и продолжительности жизни населения в целом сокращение уровня смертности, регулирование внутренней и внешней миграции, сохранение и укрепление здоровья населения, и улучшение на этой основе демографической ситуации в стране. Региональную демографическую политику понимают как системную деятельность местных органов власти в сфере развития населения, направленную на согласование, с одной стороны, интересов страны и региона, с другой стороны, целей развития населения и текущих вопросов социально-экономического развития региона. В масштабах регионов сложилась совокупность естественных, экономических, социально-бытовых, национально-культурных и других относительно устойчивых связей, которые должны быть учтены при реализации демографической политики РФ.

Разработка демографической политики в каждом регионе соответствовать стратегическим целям регионального развития. Инструментом, способствующим комплексному решению задач регионального развития, могут быть региональные программы воспроизводства населения. Эти программы должны являться составной частью комплексного плана социально-экономического развития территории и финансироваться за счет местных источников. При недостатке материальных возможностей для проведения демографической политики ее отдельные направления могут реализовываться в рамках программ по социальной поддержке наиболее уязвимых категорий населения, а также исходить из приоритетности мероприятий по стабилизации демографической ситуации для тех районов и городских поселений, где она наиболее неудовлетворительна.

Для преодоления негативных последствий демографического кризиса на рынок труда и экономическое развитие страны и регионов необходимо осуществлять комплекс мер государственного регулирования происходящих демографических и социально-экономических процессов, включающих:

1) активную демографическую политику (семейная, миграционная, увеличения продолжительности жизни и укрепления здоровья);

2) обеспечение возможностей для территориальной и профессиональной мобильности населения;

3) управление внутренней миграцией в соответствии с потребностями

в кадрах региональных рынков труда;

4) гибкую налоговую политику;

5) политику поддержки малого бизнеса;

6) политику возрождения села (инвестиции, налоговые льготы,

распространение Интернета в сельской местности, жилищное строительство,

привлечение специалистов);

Непосредственно в области социально-демографической политики для

обеспечения равновесия на рынке труда должны быть расставлены

следующие акценты:

а) сокращение смертности в трудоспособных возрастах;

б) повышение уровня жизни, самосохранительных установок населения

и ценности здоровья в общественном сознании;

в) развитие системы здравоохранения и образования;

г) миграционная политика, включающая репатриацию

соотечественников и привлечение трудовых мигрантов из ближнего

зарубежья;

д) пропаганда межнациональной и межрасовой толерантности;

е) эффективное использование человеческого потенциала;

ж) внедрение принципов социально-ориентированной экономики.

Политика увеличения рождаемости имеет свои недостатки, т.к. простое увеличение рождения детей не позволяет решать в комплексе проблемы социально-экономического характера, т.к. избыток детей еще не гарантирует приток в экономику полноценных членов общества и работников, если не обеспечены условия для их всесторонней социализации.

В Послании Президента РФ В.В.Путина Федеральному Собранию в мае 2006 года самой острой проблемой современной России была названа демографическая. Президент заявил, что нужна активная демографическая политика по всем трем направлениям: снижение смертности, эффективная миграционная политика, повышение рождаемости.

Российская Федерация отличается высокой степенью территориальной дифференциации экономических, социальных и этнических процессов. Все это и многое другое сказывается на демографическом поведении многонационального населения России, вносит существенную дифференциацию в характер демографических процессов, влияет на глубину депопуляции, охватившую большинство регионов страны. Реальное улучшение демографической ситуации – это проведение эффективной демографической политики, учитывающей все многообразие процессов воспроизводства населения в российских регионах, а они отличаются и по уровню рождаемости и смертности, и по характеру миграции и демографической динамики в целом. Таким образом, выход России из режима депопуляции – это преодоление её в российских регионах на основе проведения эффективной демографической политики, формируемой как на федеральном, так и на региональном уровнях.

В современных условиях изучение демографических процессов при регулировании и планировании социально-экономического развития регионов приобретает все большую актуальность. В связи с дальнейшим развитием депопуляции необходима адекватная оценка тенденций развития демографических процессов, определения их социально – экономических последствий. Каждый регион России, несмотря на негативные тенденции в демографическом развитии, отмеченные в последнее время на территории практически всех субъектов РФ, является уникальным демографическим объектом, движение населения которого имеет свои особенности (в первую очередь, внутрирегиональные) и

требует пристального наблюдения и изучения. Население, живущее в пределах ограниченной территории, испытывает воздействие значительно большего количества факторов, влияющих на его воспроизводство, чем население страны. Региональные

различия в характере демографических процессов обусловлены экономическими преобразованиями и переменами в образе жизни, а также этническими особенностями, сохраняющимися национальными обычаями и традициями в семейно-бытовых отношениях. В настоящее время остро стоит проблема исследования воздействия негативных изменений в демографических структурах на различные экономические сферы, в том числе и на региональные рынки труда.

Недостаточная изученность и чрезвычайная актуальность регионализации регулирования демографических процессов на основе изучения типических и индивидуальных особенностей воспроизводства населения обусловили выбор темы исследования.

Цель исследования
состоит в рассмотрение механизма реализации демографической политики на региональном уровне и выявление тенденций дальнейшего демографического развития региона. В соответствии с поставленной целью сформулированы следующие задачи
:

– обосновать необходимость выделения в региональном анализе демографических процессов, помимо индивидуальных, также типологических особенностей, показать влияние тех и других на формирование характера, интенсивности и результативности воспроизводства населения;

– выявить специфику региональных процессов воспроизводства населения на фоне общего демографического кризиса в России и установить, с чем связаны эти особенности и в чем проявляется их воздействие на демографическое развитие;

– уточнить и раскрыть сущность и особенности проявления теории демографического перехода как в целом по России, так и на отдельных территориях;

– проанализировать региональную дифференциацию рождаемости в России, определить влияние на неё изменения возрастной модели рождаемости и распространения альтернативных форм семьи;

– установить факторы, под влиянием которых сложился российский региональный профиль смертности, его дифференциацию по зонам благополучия и неблагополучия, распределить регионы по типам смертности;

– определить, за счет чего на российских территориях формируются показатели высокой и низкой продолжительности жизни, раскрыть их гендерные и возрастные особенности;

– выявить сущность и характер региональной дифференциации демографической политики и факторы, обусловливающие специфику целей регионального демографического развития;

– разработать методические подходы к типологизации российских регионов как в целом по особенностям демографической ситуации, так и по отдельным видам демографической динамики: рождаемости, смертности.

Характеристика демографической ситуации в Российской Федерации

Демографическая ситуация в Российской Федерации остается сложной. В результате предшествующего демографического развития наступила и продолжает усиливаться депопуляция населения. Этот процесс начался в первой половине 90-х годов и совпал с экономическим кризисом в стране.

Региональная социально-экономическая политика должна исходить из того, что между социальной и экономической системами должно поддерживаться системное равновесие, предполагающее соответствие состояния социальных факторов (качество жизни, уровень профессионального образования населения, устойчивость института семьи, являющегося ядром, генератором демографического развития) характеру основных экономических факторов (отраслевая структура, производственный потенциал экономики региона и уровень занятости). При этом взаимовлияние этих двух составных частей происходит как прямое, так и обратное. Позитивный или негативный характер социально-демографических процессов будут отражаться на характеристиках экономической системы и, наоборот, состояние экономики будет влиять на качество жизни, здоровье населения, его трудоспособность, устойчивость семейной структуры и т.д.

С 1986 года происходит устойчивое сокращение общего прироста населения, который к 1991 году уменьшился почти в 8 раз. С 1993 года естественная убыль населения находится на стабильно высоком уровне (0,7 — 0,9 млн. человек в год). Численность населения страны за 1992-2000 годы сократилась на 3,5 млн. человек и к началу 2001 года составила около 145 млн. человек.

За 1992-2000 годы число жителей сократилось в 65 из 89 субъектов Российской Федерации.

В 27 регионах страны число умерших в 2-3 раза превышает число родившихся. Это все территории Центрального федерального округа (кроме г.Москвы), Вологодская, Ленинградская, Новгородская, Псковская, Кировская, Нижегородская, Пензенская и Самарская области, г. Санкт-Петербург, Республика Мордовия.

Естественный прирост населения в 2000 году имел место только в 15 регионах. Среди них — северокавказские республики и Калмыкия, ряд субъектов Российской Федерации восточной части страны и северные автономные округа.

В последние 2 года ситуация с естественным воспроизводством населения еще больше обострилась. В 1999 году превышение числа умерших над родившимися составило в целом по стране 930 тыс. человек, в 2000 году — 958 тыс. человек. Депопуляция затронула (в разной степени) практически все территории Российской Федерации и почти все этнические группы.

Особую остроту приобрела проблема низкой рождаемости. В 2000 году родилось 1260 тыс. человек, что на 730 тыс. человек, или в 1,6 раза меньше, чем в 1990 году. Это сокращение произошло, несмотря на существенное увеличение репродуктивных контингентов. Только за пятилетие (1994-1999 годов) численность лиц в возрасте 18-25 лет увеличилась на 1,4 млн. человек.

Еще с конца 60-х годов рождаемость опустилась до уровня, немногим ниже необходимого для простого воспроизводства населения. Современные параметры рождаемости в 2 раза меньше, чем требуется для замещения поколений. В настоящее время в Российской Федерации в среднем на 1 женщину приходится 1,2 рождений при уровне, необходимом для простого воспроизводства населения, в 2,15.

Экстенсивные факторы, хотя и привели в 2000 году к некоторому увеличению числа родившихся, практически не изменили уровня рождаемости.

В ряде регионов Европейской части России суммарный коэффициент рождаемости составляет около 1,0 рождения на женщину. Очень низок этот показатель в г. Санкт-Петербурге, Ленинградской, Ивановской и Смоленской, Московской и Ярославской областях.

Характер рождаемости в Российской Федерации определяется массовым распространением малодетности (1-2 ребенка), сближением параметров рождаемости городского и сельского населения, откладыванием рождения первого ребенка, ростом внебрачной рождаемости. Такие уровень и характер рождаемости не могут сохранить демографический потенциал страны.

Ситуация с рождаемостью осложнена ухудшением положения с брачностью. По сравнению с 1990 годом общий коэффициент брачности в 2000 году снизился почти на треть.

Молодые пары все чаще отказываются от официальной регистрации брачных отношений. Как результат — распространение добрачных сожительств и не оформленных юридически браков. В 2000 году каждый четвертый ребенок рождался вне брака.

Депопуляция в Российской Федерации обусловливается не только низкой рождаемостью. Крайне острой проблемой является высокая смертность населения. Некоторое улучшение ситуации со смертностью в 1995-1998 годах оказалось непродолжительным. С 1999 года смертность населения страны вновь начала расти.

В 2000 году рост числа умерших наблюдался в 78 регионах России.

Общие тенденции динамики смертности населения страны во многом определяет ситуация со сверхсмертностью людей рабочих возрастов, среди которых около 80% составляют мужчины. Уровень мужской смертности в 4 раза выше уровня женской и в 2-4 раза выше, чем в развитых странах. При сохранении современного уровня смертности в рабочих возрастах, из числа россиян, достигших в 2000 году 16 лет, доживут до 60 лет лишь 58% мужчин.

Растут показатели смертности от инфекционных и паразитарных болезней, в том числе от туберкулеза, болезней органов дыхания, системы кровообращения, несчастных случаев, отравлений и травм (в том числе от случайных отравлений алкоголем, автотранспортных травм, убийств, самоубийств).

Низкий уровень здоровья населения репродуктивного возраста, высокая распространенность абортов, патология беременности и родов обуславливают высокие показатели материнской (44,2 случая на 100 тыс. родившихся), перинатальной смертности, мертворождаемости (7,2 случаев на 1000 родившихся живыми и мертвыми).

Состояние здоровья и уровень смертности населения отражаются на показателях ожидаемой продолжительности жизни населения страны, которая в настоящее время составляет 65,9 лет (1992 год — 68,8 лет). Ожидаемая продолжительность жизни мужчин на 12 лет ниже, чем у женщин.

Снижение рождаемости и сокращение численности и доли детей в населении ведет к демографическому старению. В 1998 году впервые по стране в целом численность людей пенсионного возраста превысила численность детей и подростков в возрасте до 16 лет на 110 тыс. человек. На 1 января 2000 года лиц пенсионного возраста было больше, чем детей на 1,1 млн. человек (на 3,9%). В 41 регионе страны на долю детей и подростков приходилось менее пятой части жителей.

Рефераты:  Реферат Тема: БИОЛОГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ РАДИАЦИИ | Kursak.NET

Кризисные явления в демографической и социальной сфере во многом связаны с ухудшением миграционной ситуации в стране. Вследствие изменения внутренних миграционных потоков в течение 1990-х годов интенсивно сокращается численность населения северных и восточных регионов России. За 1992-1999 годы только районы Севера потеряли за счет миграционного оттока более 1 млн. человек, или 8,5% населения.

Остаются острыми проблемы внутриперемещенных лиц, связанные с последствиями вооруженных конфликтов на Северном Кавказе. Общая численность граждан, временно покинувших места постоянного проживания и размещенных на территории Чечни и соседних субъектов Российской Федерации, в настоящее время составляет 401,7 тыс. человек. Неустроенность части вынужденных переселенцев, беженцев и внутриперемещенных лиц (отсутствие работы, жилья, средств существования), создает социальную напряженность, ведет к возникновению межнациональных конфликтов.

Ограниченный миграционный потенциал русского населения в государствах — участниках СНГ не позволяет рассчитывать на значительное увеличение переселения в Россию. Если в 1991-1995 годах миграционный прирост населения России в обмене со странами СНГ и Балтии составлял 2541 тыс. человек, то в 1996-2000 годах он снизился до 1739 тыс. человек.

В дальнейшем будет происходить усложнение этнической структуры иммигрантов, а, следовательно, всего населения России, за счет роста диаспор народов, проживающих преимущественно за пределами Российской Федерации.

Несмотря на принимаемые меры, сохраняет значительные масштабы незаконная миграция из стран дальнего зарубежья. За последние 5 лет количество задержанных на границе России незаконных мигрантов возросло в 10 раз. Согласно экспертным оценкам, в настоящее время в России находится от 700 до 1500 тыс. иностранных граждан и лиц без гражданства с неопределенным правовым статусом. По договорам гражданско-правового характера в России работают не менее 1,5-2 млн. иностранцев, что существенно осложняет ситуацию на рынке труда.

Нерешенной проблемой до последнего времени остается интеграция вынужденных мигрантов в социальную среду. В 1992-2000 годах статус вынужденного переселенца и беженца получили более 1,6 млн. человек. На начало 2001 года их численность составляла более 850 тыс. человек, из которых более 300 тыс. нуждаются в государственной поддержке и жилищном обустройстве.

Определенную опасность для национальных интересов России представляет эмиграция населения. Если до середины 80-х годов численность выбывающих на постоянное жительство за границу ежегодно составляла 3 тыс. человек, то в 1990 году — превысила 100 тыс. и на этом уровне удерживается все последующие годы. Особенно негативен для страны выезд профессионально подготовленной молодежи, на обучение которой затрачены значительные средства.

В условиях сократившихся в последние годы объемов переселений, миграция населения не в полной мере выполняет свою основную функцию — перераспределение населения по территории страны с целью сбалансированности спроса и предложения на общефедеральном и локальных рынках труда. Оживление экономики, неизбежные при этом территориальные и отраслевые диспропорции вызовут необходимость более активного перераспределения населения и трудовых ресурсов в пределах страны.

Анализ миграционной и демографической ситуации свидетельствует о наличии в ряде регионов специфических проблем народонаселения, требующих особого подхода к их решению. Это относится, прежде всего, к районам Севера и приравненным к ним местностям, приграничным районам Дальнего Востока и некоторым южным субъектам Российской Федерации. С этих территорий в последние годы происходит интенсивный миграционный отток, сокращается численность населения, ухудшается его демографическая структура.

В настоящее время на территории Российской Федерации в 5 республиках, краях, 10 областях и 8 автономных округах проживают около 200 тысяч человек, относящихся к 30 коренным малочисленным народам Севера. Однако общее сокращение численности отдельных этнических групп, особенно коренных малочисленных народов, может привести к их полному исчезновению. Из 30 малочисленных народов Севера с 1995 года сократилась численность 21, наблюдается резкое снижение рождаемости, значительный рост смертности, средняя продолжительность жизни на 10-15 лет ниже, чем в среднем по России. Как следствие, сокращаются их численность и удельный вес в населении страны.

К остро проблемным регионам относится также Центральная Россия, где естественная убыль населения настолько велика, что положительный миграционный прирост не компенсирует естественных потерь населения. Демографический потенциал Центра России, в особенности его сельских районов, в результате имевшего место многие десятилетия интенсивного оттока и старения населения в значительной мере подорван.

Сформировавшиеся тенденции в области естественного и миграционного движения населения предопределяют дальнейшее сокращение численности населения.

Согласно прогнозу Госкомстата России, население страны к 2021 году сократится по сравнению с началом 2001 года на 10,4 млн. человек или на 7,2%. и составит 134,4 млн. человек. Положительный миграционный прирост не компенсирует естественной убыли населения.

При условии сохранения существующих тенденций распределение населения по территории страны претерпит дальнейшие изменения: увеличится доля россиян, проживающих в европейской части страны, при сокращении населения северных и восточных территорий. За период с 2001 по 2021 годы численность населения Сибири и Дальнего Востока сократится на 7,6%, северных и приравненных к ним территорий — на 12,0%. Географический сдвиг расселения населения в западном и южном направлении обусловит уменьшение плотности заселения азиатской части России, приграничных регионов, что весьма нежелательно с точки зрения национальной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации.

Процесс старения населения страны выразится в ухудшении соотношения возрастных групп моложе и старше трудоспособного возраста. Изменение соотношения в трудовой структуре населения приведет к тому, что численность выходящих за пределы трудоспособного возраста к 2021 году будет почти в два раза превышать численность вступающих в трудоспособный возраст.

Демографические индикаторы социальных процессов

Демографические показатели могут быть индикаторами социальных изменений, как позитивных, так и негативных. Один из таких индикаторов — внебрачная рождаемость, уровень которой в России в середине 2000-х достиг 30%. С одной стороны, рост внебрачных рождений не имеет ничего общего с ростом числа неформальных брачных союзов в развитых странах, где они обусловлены трансформацией института семьи и ростом экономической самостоятельности женщин. «Рекордные» показатели фиксировались в деградирующей сельской местности Северо-Запада Европейской части и Урала, где доля внебрачных рождений составляет 35-40%, а в Коми-Пермяцком АО — 62%. На Урале, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке высокая внебрачная рождаемость характерна для депрессивно-индустриальных городов-заводов, рудничных поселков, не имеющих развитой социокультурной городской среды, она превышает 40% в городских поселениях Пермской, Иркутской, Магаданской, Сахалинской областей. Социализация нежеланных детей, живущих в бедности и заброшенности, в перспективе приводит к воспроизводству маргинальных форм адаптации.

В то же время в более благополучных регионах наметились тенденция к модернизации отношений в этой сфере. В 2006 г. 44% внебрачных рождений были зарегистрированы по совместному заявлению супругов, а по данным РиДМиЖ (2004 г.) доля детей, рожденных материями-одиночками, не состоящими как в формальных, так и в неформальных союзах не превышает 7%.

Еще один социальный индикатор – возраст матери при рождении ребенка, который, начиная с 1990 по 2007 г., вырос с 25,3 до 27,0 лет. В России начинает проявляться характерное для развитых стран откладывание рождения детей
на более поздний срок в связи с приоритетностью профессионально-карьерного роста для женщин с высоким уровнем образования. Как и любая инновация, этот процесс начинается с крупнейших городов. В 2000 году на 1000 женщин в возрасте 25-29 лет в целом по стране родилось 67,3 детей, а в Москве — 82,9 ребенка. По мере нормализации социально-экономической ситуации тот процесс в середине 2000-х гг. несколько затормозился, но только в крупногородских центрах: в 2006 г. на 1000 женщин в возрасте 25-29 лет в целом по РФ родилось 78,2, а в Москве – 77,8).

Российские женщины в этих возрастах рожают детей на четверть реже по сравнению с возрастами 20-24 года, а в Москве и Санкт-Петербурге, наоборот, на 15-20% чаще. В федеральных городах смещение рождений в сторону более старших возрастов было заметно еще в первой половине 1990-х годов, а сейчас эта тенденция быстрее всего развивается в Москве. В других крупных городах и регионах еще не сложились экономические условия, обеспечивающие значительный рост числа высокооплачиваемых рабочих мест для женщин и способствующие смещению рождаемости в более старшие возраста.

По всей стране начала снижаться рождаемость у юных матерей
. В Москве уже в первой половине 1990-х годов раннее материнство в возрастах 15-19 лет было более редким, чем в стране в целом. В последние годы сокращение рождаемости в самой молодой возрастной группе быстрее всего шло в регионах с крупными городским агломерациями. В них уже широко распространилось планирование семьи даже в низкостатусных и низкодоходных группах населения, что способствует сокращению ранней рождаемости. В республиках Северного Кавказа и юга Сибири, не завершивших демографический переход, рождаемость у юных матерей сокращается медленней. Структура рождений по возрасту матери смещена в сторону более старших возрастов, но по другой причине — сохраняющейся многодетности. Однако динамика рождений в возрастах 25-29 лет, в отличие от остальной России, была в основном отрицательной (80-90% к уровню 1994 года в расчете на 1000 женщин), что говорит о тенденции сокращения многодетности. Однако после введения «материнского капитала» в 2007 г. появились признаки повторного омоложения рождаемости.

Региональную динамику возрастных показателей смертности
можно рассматривать как индикатор социальной деградации. Около 2/3 общего прироста смертности в начале 1990-х годов было обусловлено ее ростом среди трудоспособного населения, общий коэффициент смертности для трудоспособных возрастов увеличился с 4,9% в 1990 г. до 8,4% в 1994 г. Основной причиной смертности трудоспособного мужского населения стала смертность от внешних причин, она высока на Северо-Западе, Европейском Севере и части Урала, в регионах Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и почти во всех автономных округах востока страны (5,5-7,8%). Максимальная смертность мужчин в трудоспособных возрастах по-прежнему характерна для наиболее социально проблемных регионов – республики Тыва и Коми-Пермяцкого АО (9,6-12,6% в 2006 г.).

Различия в смертности мужчин — основная причина региональной дифференциации ожидаемой продолжительности жизни
. Можно выделить три фактора, воздействующих на этот показатель. Первый связан с природно-климатическими условиями, это так называемый «северо-восточный градиент» — сокращение продолжительности жизни в направлении с юго-запада на северо-восток. Второй фактор — образ жизни и распространенность асоциальных явлений, прежде всего алкоголизма. В мусульманских республиках Северного Кавказа, где он выражен минимально, ожидаемая продолжительность жизни наиболее высока. И только третьим фактором является модернизирующее воздействие более высоких доходов и образования: в Москве ожидаемая продолжительность жизни мужчин на 6-10 лет выше, чем в соседних областях Центра, а население северных нефтегазовых автономных округов Тюменской области живет на 3-7 лет дольше, чем население областей Центральной России. Самую низкую продолжительность жизни мужчин в 2006 г. имели Корякский АО (52 года) и Тыва (53 года). В этих регионах суммируется негативное воздействие всех факторов, поэтому мало живут не только мужчины, но и женщины (62 года). Столь низкие показатели долголетия обоих полов – очевидный пример социальной деградации (рис. 5).

Рис. 5. Ожидаемая продолжительность жизни в регионах с разной демографической ситуацией в 2006 г.

Рис. 6. Естественный и миграционный прирост (убыль) населения в субъектах РФ в 2001–2007 гг. (на 1000 населения)
Примечание.
Данные по Чеченской Республике за 2003-2007 гг.

Миграционный обмен с дальним зарубежьем имеет устойчивое отрицательное сальдо, хотя по сравнению с началом 1990-х годов к 2003-2005 годам оно уменьшилось вдвое (с 100-120 тыс. человек до 30-40 тыс. человек в год). Изменилась и география выезда, вместо столичных городов лидером стал юг Западной Сибири, особенно Омская область и Алтайский край (рис. 7), которые стабильно дают более трети выезжающих из России. Из этих регионов эмигрируют российские немцы, в связи с чем значительно выросла доля сельских жителей среди покидающих Россию.

Рис. 7. Доля основных регионов выезда эмигрантов

На фоне мало меняющейся с начала 2000-х гг. структуры эмиграции по регионам выезда обращает на себя внимание сокращение доли столиц, немного приостановившееся в середине 2000-х гг. в связи с исчерпанием эмиграционного потенциала российских немцев и заметным снижением доли Западной Сибири. Эмиграцию из крупнейших городов обычно связывают с «утечкой мозгов», отъездом образованной молодежи. Однако официальная статистика показывает, что в возрастной структуре эмигрантов из федеральных городов повышена доля не молодежи, а пенсионеров, которые оформляют выезд на ПМЖ (26-28% при средней доле среди всех эмигрантов 14-15%). Столичная молодежь покидает Россию не по каналам официальной эмиграции, а через выезд на учебу или временную работу, туристические поездки, однако достоверные данные об этих формах выезда отсутствуют. Угроза утечки мозгов из «закрытых» городов ракетной и ядерной промышленности оказалась преувеличенной. Исследования В. Тихонова показали, что интенсивность перехода в бизнес без смены места жительства была в 6 раз выше эмиграционного оттока, причем чаще всего меняли работу специалисты в самом продуктивном возрасте — 30-39 лет. В целом, несмотря на более чем двукратное сокращение объемов миграции в дальнее зарубежье, она внесла значительный вклад в вымывание из страны наиболее активных и образованных жителей.

Эмиграция в дальнее зарубежье значительно сократилась, но для большинства регионов, за исключением Москвы и С.-Петербурга, «переключающихся» на более широкий круг стран, все еще сохраняет традиционную этническую окраску. Для регионов юга Западной Сибири и Урала абсолютно преобладает немецкое направление. Израиль занимает заметную нишу в регионах с высокой долей крупногородского населения (рис. 8). В Краснодарском крае и Ростовской области основная страна выезда – США (в значительной степени за счет армян). Доля русских среди «дальних» эмигрантов стабилизировалась на уровне половины.

Рис. 8. Страновая структура выезда в дальнее зарубежье в 2006 г., чел.

Воспроизводство населения регионов России

Хотя Россия – большая по территории страна, региональные различия в воспроизводстве населения далеко не всегда были заметными. Их почти не бывает, если на всей территории страны господствует один тип воспроизводства — либо традиционный, либо современный. В России 100 — 150 лет назад господствовал традиционный тип воспроизводства, суммарные коэффициенты рождаемости почти не отличались ни по регионам, ни по социальным группам населения. Когда сейчас говорят, что высокая рождаемость — «национальная особенность» народов Северного Кавказа или других районов, это не корректно: у всех народов был период таких «особенностей» — у русских 100 лет назад рождаемость была гораздо выше, чем в современном Дагестане.

Демографический переход (снижение рождаемости и смертности и постепенный переход к простому воспроизводству) в России начался в наиболее индустриализированных и урбанизированных районах — в Центре и на Северо-Западе, т.е. в зонах влияния Москвы и Петербурга. Отсюда «волны» демографического перехода шли на север, на восток и на юг. Быстрее переходили к новому типу воспроизводства населения районы более урбанизированные, медленнее — более традиционные аграрные, особенно мусульманские.

Региональные различия были максимальными в тот период, когда районы Центра и Северо-Запада уже завершили демографический переход и перешли к одно-двухдетной семье, а в республиках Северного Кавказа и Южной Сибири он еще был в самом разгаре. В конце 1960-х годов суммарный коэффициент рождаемости был минимальным в Москве (1,4 ребенка на одну женщину), Московской и Ленинградской областях (1,5-1,7), а максимальным — в Тыве (4,2) и Дагестане (4,9). Впоследствии разница сокращалась, главным образом из-за падения рождаемости в регионах, ранее отличавшихся ее высоким уровнем: в 2001 г. минимум по-прежнему наблюдался в Центре и на Северо-Западе (около 1 ребенка на женщину), а максимум — в Дагестане и Ингушетии (2,1-2,3) и Тыве (1,9).

За 2000-2006 гг. суммарный коэффициент рождаемости немного вырос в целом по стране (с 1,2 до 1,3) и во всех субъектах РФ. При этом более заметно увеличились показатели рождаемости у матерей в возрастах 25-29 лет и 30-39 лет. По данным демографа С.В. Захарова, этот рост произошел за счет «отложенных» рождений, реализованных в годы экономического подъема и некоторой социальной стабилизации, а не под влиянием демографической волны. В 2007 г. зафиксирован еще более значительный рост суммарного коэффициента рождаемости – до 1,4, выросли и все региональные показатели (см. карту). Но можно ли cчитать этот рост устойчивым, покажет только время.

В 2007 г. к прежним лидерам — республикам Тыва (2,6) и Алтай (2,3) — добавились Чечня (3,1) и автономные округа Азиатской части страны с более высокой долей коренного населения (Агинский и Усть-Ордынский Бурятские – 2,4), которые уже вошли в состав других регионов. В то же время в Ингушетии и Дагестане суммарный коэффициент рождаемости сначала резко уменьшился — до 1,6 в 2006 г., а в 2007 г. вырос не так несущественно – до 1,8.

Рефераты:  Цифровой протокол дупликации съемного протеза (2239) - Ортопедия - Новости и статьи по стоматологии - Профессиональный стоматологический портал (сайт) «Клуб стоматологов»

Региональные различия общего коэффициента рождаемости
уже не так велики: от 8-10 (на 1000 населения) в областях Центра, Северо-Запада и федеральных городах до 16-17 в Дагестане, Ингушетии и Якутии, и до 20-24 в республиках Алтай и Тыва (данные 2007 г.). По сравнению со второй половиной прошлого века различия в рождаемости постепенно сглаживались, но в 2007 г. (после введения материнского капитала) этот процесс затормозился.

Общий коэффициент смертности
различается в большем диапазоне, но с «обратной» географией — от 17-20 (на 1000 населения) в областях Центральной России до 3-6 в Ингушетии и Дагестане, тюменских автономных округах. Однако измерять различия общими коэффициентами не совсем корректно — они зависят от возрастной структуры населения, поэтому максимальные показатели смертности имеют постаревшие области Центра и Северо-Запада, а самые низкие — республики и автономные округа с молодой возрастной структурой; для рождаемости все наоборот.

Соотношение рождаемости и смертности в последние десятилетия менялось в сторону распространения естественной убыли населения на все большее число регионов России. В 1990 г. она охватывала только наиболее постаревший Центр и Северо-Запад страны, а к середине 2000-х гг. распространилась на подавляющей части территории – в 75 из 89 субъектов РФ. Благодаря росту рождаемости в последние годы число таких субъектов к 2007 г. сократилось, убыль отмечалась в 65 субъектах из 85. Естественный прирост сохранился только в республиках Северного Кавказа и в некоторых регионах Сибири, причем по разным причинам. Максимальные значения на Северном Кавказе имеют Чечня, Ингушетия Дагестан, а в Калмыкии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии, после некоторого перерыва, вновь фиксируются небольшие положительные значения. В республиках Тыва и Алтай, Агинском Бурятском и Чукотском округах положительный естественный прирост также связан с незавершенностью демографического перехода и более высокой рождаемостью, а в северных автономных округах (Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком и других) — с более молодой возрастной структурой населения благодаря миграционному притоку прежних лет. Самая большая естественная убыль сохраняется в областях Центра и Северо-Запада, особенно в Псковской, Тверской и Тульской областях (минус 10-12 на 1000 населения).

Некоторое улучшение демографических показателей, наблюдавшееся в начале 2000-х гг., эксперты связывали его как с влиянием демографической волны, так и с реализацией отложенных рождений. Предпринятые государством активные меры, прежде всего введение программы «материнского капитала», позволили поддержать положительную тенденцию в динамике показателей рождаемости. Пока не известно, насколько продолжительным будет эффект от этих мер: вызовут ли они лишь временный подъем за счет уплотнения календаря рождений, вслед за которым может наступить стабилизация или некоторое снижение рождаемости, или же окажут более длительное воздействие.

Миграция населения

Миграционные процессы в России и ее регионах в 1990-е годы значительно усложнились в сравнении с советским временем. С одной стороны, российское население не упустило появившихся реальных возможностей для включения в глобальные миграционные процессы (заговорили даже об «утечке умов»). С другой стороны, широкий размах на пространстве бывшего СССР получили вынужденная миграция и репатриация, в результате чего Россия стала центром миграционного притяжения постсоветского пространства.

Усложнение форм и проявлений миграционных процессов привело к значительному ухудшению статистического учета миграций. Внешние миграции поддаются статистическому учету в настоящее время лишь в небольшой степени11
. Недоучет прибытий в Россию весьма значителен. Тем не менее, можно утверждать, что приток мигрантов в Россию на постоянное место жительства сейчас меньше пикового 1994 года, когда он составил более 1 млн. человек. Регионами массового притока мигрантов из стран СНГ и Балтии в середине — конце 1990-х годов были территории равнинного Предкавказья (особенно Краснодарский и Ставропольский края), области Черноземной России (в первую очередь, Белгородская) и Приволжья, юг Урала (Оренбургская обл.) и Западной Сибири (Алтайский край). В эти же регионы были направлен и т.н. «западный дрейф» внутрироссийских миграций, мощность которого была максимальна в середине 1990-х годов.

Таким образом, миграционный приток населения распределялся по стране неравномерно: принимающими были центральные и юго-западные регионы страны. Регионами массового оттока стали «севера». За межпереписной период (1989-2002 годы) Чукотский автономный округ лишился 67% населения, Магаданская обл. — 54%, вклад миграции в этой убыли огромен. Ощутимы потери регионов Восточной Сибири и европейского Севера. Потери «северов» во внутренних миграциях в середине — конце 1990-х годов частично (на 9-25% в разные годы) возмещались мигрантами из стран СНГ и Балтии. Начиная с 1999 года эти регионы имеют отрицательный миграционный баланс в обмене и с этими странами.

В отличие от севера европейской части страны, Сибири и Дальнего Востока большинство российских регионов (64 из 89) в настоящее время имеет, как правило, слабо выраженный внешний миграционный прирост.

В миграционном обмене со странами Дальнего Зарубежья наблюдается устойчивая убыль. Ее размеры невелики, но повсеместны. Наиболее значительна она на юге Западной Сибири, особенно из Алтайского края и Омской обл., откуда выезжают немцы.

Роль миграции в компенсации естественной убыли, которой охвачена большая часть страны, в 1990-е годы неоднократно менялась. В начале и середине 1990-х годов, когда миграционный прирост страны был велик, миграция в значительной степени покрывала естественную убыль населения регионов Центра и Черноземья, Поволжья, Западной Сибири. В 2000-е годы параллельно падению официально фиксируемого органами статистики притока в Россию мигрантов на постоянное место жительства роль миграционного прироста в компенсации естественной убыли снижалась.

Миграционный прирост (убыль) регионов складывается из разницы прибытий и выбытий во внутрироссийском и внешнем миграционном обмене. Суммарный (внешний и внутренний) миграционный прирост в 2004 году имели 34 российских региона (табл. 1). Однако только в двух — Москве и Московской области — его масштаб таков, что может компенсировать естественную убыль населения (табл. 1, тип 4а). Еще в 6 регионах — Белгородской, Калининградской, Ленинградской областях, Краснодарском крае, Адыгее и Татарстане миграционный прирост замещает естественную убыль больше чем наполовину; в Калужской, Свердловской областях, Санкт-Петербурге, Хакассии, Ставропольском крае — на четверть. В остальных 15 регионах миграционный прирост столь незначителен, что способен лишь не ухудшать демографическую ситуацию (тип 4б).

Однако на большей части страны — в половине регионов Центра и Сибири, большинстве Приволжья и Дальнего Востока естественная убыль дополняется миграционным оттоком (тип 3). Миграционная убыль в европейской части страны пока невелика, в Сибири и на Дальнем Востоке — значительна.

В республиках Северного Кавказа, некоторых автономных округах и республиках Сибири сохраняющийся естественный прирост сочетается с миграционной убылью населения. В результате в 2-х северо-кавказских и 2-х сибирских республиках (тип 2а) наблюдается общий прирост численности населения; в других регионах естественный прирост уже не может компенсировать миграционный отток, численность населения падает (тип 2б).

Только в 6 российских регионах естественный прирост подкрепляется миграционным (тип 1), три из них — нефтегазодобывающие северные округа, три другие аттрактивны скорее всего временно или локально.

Таблица 1. Соотношение естественного и миграционного прироста в общем приросте (убыли) населения в регионах России

Типы сочетаний естественного и миграционного прироста

1

3

Естественный прирост

_

Миграционный прирост

Общий прирост

Количество

представленных регионов

6

4

6

45

2

26

Примеры регионов

Ненецкий,

Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий,

Агинский Бурятский автономные округа, Ингушетия, Алтай

Дагестан, Чечня, Саха (Якутия), Тыва

Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкессия, Чукотский, Таймырский, Эвенкийский автономные округа

Курская, Смоленская, Тульская, Архангельская, Астраханская, Волгоградская, Ростовская области, Башкортостан, Оренбургская, Пермская, Челябинская, Иркутская, Магаданская области Красноярский, Приморский края

Москва, Московская обл.

Белгородская, Ярославская, Кемеровская, Новосибирская, Краснодарский край,Санкт-Петербург

Положительный общий миграционный баланс регионов в последние годы складывается почти исключительно за счет положительного внутреннего сальдо миграции. Статистически регистрируемый вклад внешней миграции в 2000-е годы повсеместно в России стал столь незначителен, что чаще всего не может компенсировать миграционную убыль во внутренней миграции.

Во внутрироссийском миграционном обмене наиболее аттрактивны столицы и пристоличные области, отдельные экономически развитые регионы Северо-Запада (Калининградская обл.), Центра (Ярославская, Белгородская обл.), Приволжья (Татарстан, Нижегородская, Самарская об.), Урала (Свердловская обл.), Западной Сибири (Кемеровская обл.). Чем восточнее на карте страны находится регион, тем менее привлекателен он для внутренних мигрантов. В целом поток внутренних мигрантов устойчиво ориентирован с севера и востока в центр и на юго-запад и находится во власти так называемого «западного дрейфа». Притягательность Центра для внутренних мигрантов с течением времени усиливается. Дальний Восток и почти вся Восточная Сибирь стабильно непривлекательны. За период 1989-2002 годов Центральный федеральный округ за счет обмена населением с другими федеральными округами получил почти 1 млн. человек, а Дальний Восток отдал в пользу других округов около 765 тысяч чел. Данные Всероссийской переписи населения 2002 года позволяют говорить о еще больших масштабах перемещений населения между крупными частями страны.

При том что вообще число привлекательных для мигрантов регионов невелико, Москва с ее огромным рынком труда, далеко превосходит их все по части «аттрактивности» и реализует почти 60% миграционного прироста Центрального округа во внутренних миграциях и значительную часть внешнего прироста. Более того, в связи с сокращением притока населения из СНГ в Центре восстановился миграционный ландшафт, характерный для 1980-х годов, когда Москва стягивала на себя население со всей ближайшей округи. Влияние Санкт-Петербурга значительно меньше, зона его миграционных притязаний — север и северо-запад европейской части страны.

Таким образом, следует констатировать наличие значительной дифференциации российских регионов по складывающейся в них миграционной ситуации. Около десятка регионов отличаются значимым положительным миграционным приростом и во внутренней, и во внешней миграции. Подавляющее же большинство регионов имеют либо нулевой, либо отрицательный миграционный баланс. Социально-экономическая поляризация регионов, влияющая на миграцию чрезвычайно сильно, проявляется в том, что по-настоящему аттрактивными становятся только регионы, возглавляемые крупными городами с емкими рынками труда; из остальных с разной активностью население выезжает.

В целом, в период экономического роста миграции стали более четким индикатором социально-экономической привлекательности того или иного региона. Выбор мигрантов более тесно коррелирует с такими объективными критериями как уровень дохода и бедности в регионе, стоимость жизни, состояние рынка труда и качество социальной среды.

Динамика демографических показателей различна по регионам, часть из которых являются экономическими лидера­ми, а другие «депрессивными» тер­риториями. Под регионом понимается «часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации либо объединять территории нескольких субъектов российской Федерации» .

Несмотря на существующие негативные тенденции в демографическом развитии, отмеченные в последнее время на территории практически всех субъектов РФ, каждый регион является уникальным демографическим объектом, движение населения которого имеет свои особенности и требует пристального наблюдения и изучения. Региональные различия в характере демографических процессов обусловлены спецификой социально-экономического развития региона, географическими различиями в обеспечении природными ресурсами, инфраструктурным оснащением, этническими особенностями, сохраняющимися национальными обычаями и традициями, различиями в качестве и образе жизни населения, в культуре, искусстве и пр.

Региональные различия наблюдаются в величине показателей рождаемости, смертности населения и, соответственно, в величине естественного прироста населения. Отрицательный естественный прирост, то есть превышение смертности над рождаемостью остается главной причиной сокращения численности населения в регионах. Минимальный естественный прирост населения на 1 января 2007 года отмечен в Псковской и Тульской областях. Сложная демографическая ситуация сложилась в Тверской, Ивановской, Новгородской, Ленинградской, Московской, Свердловской областях и т.д. При этом численность сельского населения сокращается более быстрыми темпами по сравнению с численностью городского населения, что объясняется социальной необустроенностью сельских жителей, низкими доходами в сельскохозяйственном секторе экономики, отрицательным миграционным сальдо и пр. В то же время на некоторых территориях РФ наблюдается положительный естественный прирост населения. Наибольший показатель естественного прироста населения отмечен в Республике Дагестан, Республике Ингушетия и Чеченской Республике.

Анализ показателей естественного прироста населения субъектов Российской Федерации свидетельствует о том, что наряду с регионами с высоким уровнем естественного прироста и довольно благоприятной ситуацией в демографическом развитии в подавляющем большинстве ее субъектов сложилась ус­тойчивая убыль населения. В зависимости от величины показателя естественного прироста населения [7, с. 64–84.] можно выделить три группы регионов (табл. 1). В каждой группе представлены регионы с минимальным, средним и максимальным показателем естественного прироста населения.

Первая группа – «растущие» регионы – территории с позитивным трендом демографического развития. Численность населения этих регионов имеет стабильную тенденцию к увеличению, рождаемость значительно превышает смертность, т.е. в данном случае речь идет о расширенном типе воспроизводства населения. К данной группе целесообразно отнести регионы, показатель естественного прироста населения которых имеет значение выше 5 на 1000 человек населения.

Вторая группа – «статические» регионы – показатель естественного прироста населения колеблется вокруг нулевой отметки (простое воспроизводство). Учитывая то, что демо­графические характеристики реального населения изменяются во времени, значение показателя естественного прироста населения для этой группы регионов целесообразно установить в пределах от – 5 до 5 на 1000 человек населения.

Третья группа – «угнетенные» регионы, значение показателя естественного прироста населения которых ниже – 5 на 1000 человек населения. Демографическое развитие таких регионов характеризуется резким снижением численности населения, продолжающимся ухудшением демографической си­туации, несмотря на государственные меры по ее исправлению. Эта группа регионов характеризуется суженным типом воспроизводства населения, при котором каждое новое поколение не восполняет предыдущее.

В соответствии с данной классификацией, регионы Уральского федерального округа распределились следующим образом:

· к «растущим» регионам можно отнести Ямало-Ненецкий автономный округ ( 7,6) и Ханты-Мансийский автономный округ – Югра ( 6,9);

· к «статическим» – Свердловскую область (- 4,6), Челябинскую область (- 4,6) и Тюменскую область( 3,9);

· к «угнетенным» – Курганскую область (-5,8).

Размах и полнота демографических потерь не ограничиваются только количественными показателями. Сокращение численности населения сопровождается ухудшением здоровья нации. Серьезной демографической проблемой остается изменение возрастной структуры населения. Низкая рождаемость и рост ожидаемой продолжительности жизни приводят к увеличению в структуре населения доли лиц старших возрастов и уменьшению доли детей. Наблюдается тенденция старения населения, в результате чего происходит разрушение трудового потенциала страны – уменьшение доли занятого населения, снижение удельного веса его экономически активной части.

Таблица 1.Рейтинг регионов в зависимости от показателя естественного прироста населения, на 1000 человек населения

Реферат: Демографический фактор регионализма -

Складывающаяся социально-экономическая ситуация в стране такова, что кризисные явления в демографической сфере остаются пока одними из основных проблем, сдерживающих развитие России. Необходимо провести ряд кардинальных мер с учетом специфики регионального развития Российской Федерации. Демографическая политика, направленная на поддержание простого или расширенного воспроизводства населения должна проводиться с учетом социально-экономических задач, исторических условий формирования населения и потребностей регионов. Необходима адекватная, научно обоснованная оценка тенденций развития демографических процессов и определение их социально-экономических последствий с учетом региональной специфики. Без учета и определения природы всех существенных демографических факторов, их значимости, наиболее характерных для каждой из выявленных групп регионов России, невозможно выработать эффективные меры преодоления депопуляции страны. Повышение эффективности демографической политики в социально-экономической, социальной, социально-психологической сферах должно сопровождаться соблюдением требований становления гражданского общества и не носить «наказательный» или принудительный характер.

Половозрастная структура населения

Процесс постепенного старения идет с 1920-х годов, он сопровождается ростом среднего возраста населения (динамика за последний межпереписной период дана выше) и изменениями возрастной структуры населения — снижением доли детей и ростом доли старших возрастов. Особенно заметные сдвиги произошли в последние десятилетия: доля лиц пенсионного возраста (мужчины 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше) выросла с 11,7% в 1959 г. до 20,6% в 2006 г., а доля детей до 16 лет уменьшилась с 30,0 до 16,0%.

Особенно сильно постарело население регионов с более ранним началом демографического перехода и с многолетним миграционным оттоком. Максимальная доля лиц пенсионного возраста (23-27%) – в староосвоенной зоне: во всех областях Центра, Псковской и Новгородской областях Северо-Запада и в С.-Петербурге, а также в прилегающих к Центру Нижегородской и Пензенской областях (рис. 9). Население Москвы также продолжало стареть, однако мощный приток более молодых мигрантов смягчил эту тенденцию, поэтому доля населения старше трудоспособного возраста– 22,5%. В последние годы по доле пенсионеров к ним вплотную подтянулись края и области Юга России (Ростовская, Волгоградская области, Краснодарский край).

Таблица 4. Половозрастная структура городского и сельского населения отдельных регионов
(по данным переписи населения 2002 г.)

Городское население

Сельское население

мужчины

женщины

мужчины

женщины

Псковская область

Моложе трудоспособного

17

15

17

14

В трудоспособном возрасте

62

58

60

42

Старше трудоспособного

21

27

23

44

Дагестан

Моложе трудоспособного

29

26

35

32

В трудоспособном возрасте

64

62

56

54

Старше трудоспособного

7

12

9

14

В среднем по РФ

Моложе трудоспособного

19

15

23

20

В трудоспособном возрасте

68

59

62

51

Старше трудоспособного

13

26

15

29

Рефераты:  Как переделать курсовую, чтобы она прошла Антиплагиат

Минимальная доля пожилых до сих пор сохраняется в районах Крайнего Севера, откуда пенсионеры уезжают. Но в начале реформ инфляция «съела» сбережения северян, и отток пенсионеров уменьшился, что привело к заметному росту доли населения старше трудоспособного возраста (в Ямало-Ненецком АО — с 2 до 6,5%, в Ханты-Мансийском и Чукотском — с 3 до 8% за 1990-2006 гг.). Пониженная доля пожилого населения характерна также для республик с незавершенным демографическим переходом (Тыва, Ингушетия, Дагестан – 8-11%). Доля детей минимальна в федеральных городах (12,3%) и постаревших областях Центра (13-16%), а максимальна в Чечне, Ингушетии, Дагестане и Тыве (29-33%), хотя в этих республиках она постепенно сокращается.

Рис. 9. Возрастная структура населения в регионах с разной демографической ситуацией в 2006 г.

С середины 1990-х годов в России снижалась демографическая нагрузка – с 0,75 до 0,58 на одного трудоспособного за 1995-2006 гг., поскольку во всех регионах росла доля населения трудоспособного возраста. Причина не только в заметном спаде рождаемости, но и во влиянии «демографической волны» — в трудоспособный возраст вошло многочисленное поколение родившихся в 1970-е годы, а на пенсию выходит малочисленное поколение родившихся в военные годы. Доля населения в трудоспособном возрасте была максимальной в 2006 г. – более 63,4%. Но с 2008-2009 гг. она начнет сокращаться, т.к. в пенсионный возраст войдет многочисленное поколение послевоенного «бэби-бума» (рождений конца 1940-х — 1950-х годов), а на смену ему со второго десятилетия нового века придет крайне малочисленное поколение родившихся в годы кризиса. Региональные различия в доле трудоспособных значительно меньше по сравнению с детьми и пожилым населением, особенно среди городского населения.

Социальные последствия региональных и поселенческих различий в возрастной структуре и их динамике весьма ощутимы. В слаборазвитых республиках, не завершивших демографический переход, на региональный рынок труда выходят все более многочисленные когорты молодого трудоспособного населения, предложение рабочей силы резко превышает небольшой спрос. Напряженность на рынке труда очень велика, и молодежь выталкивается за пределы своего региона. Наоборот, в сильно депопулирующих регионах приток молодежи на рынок труда невелик, и ее трудоустройство происходит быстрее. В этих регионах уже сейчас спрос на рабочую силу в промышленности превышает предложение. Демографическая динамика показывает, что при сохранении высоких темпов экономического роста большинство регионов страны в ближайшие годы столкнется с растущим дефицитом рабочих рук, и только отдельные, наиболее привлекательные субъекты РФ смогут решить эту проблему с помощью мигрантов.

В целом демографические различия между регионами сокращаются, хотя и медленно, а изменившаяся картина миграций, наоборот, поляризует территорию страны, формируя локальные ареалы притока и расширяющиеся зоны миграционного оттока, идущего с разной интенсивностью. Наложение этих тенденций в перспективе приведет к весьма негативным социальным последствиям — «сжатию» освоенного и обжитого пространства не только на востоке и севере страны, но и во многих областях Европейской части, расположенных вне зоны притяжения крупнейших агломераций.

Для снижения уровня смертности и увеличения продолжительности жизни, которые позволят более эффективно использовать в экономике человеческий потенциал необходимо руководствоваться следующими приоритетами демографической политики в области охраны здоровья и увеличения продолжительности жизни населения:

1) укрепление состояния здоровья детей и подростков, прежде всего за счет совершенствования профилактических мероприятий по снижению травм и отравлений, курения, алкоголизма и наркомании, развития физической культуры, отдыха и оздоровления;

2) сохранение репродуктивного здоровья населения путем совершенствования профилактической и лечебно-диагностической помощи;

3) улучшение состояния здоровья населения в трудоспособном возрасте, в первую очередь за счет профилактических мероприятий по снижению травм и отравлений, а также раннему выявлению болезней системы кровообращения, новообразований и инфекционных болезней;

4) сохранение здоровья пожилых людей, для которых наиболее важны профилактика сердечно-сосудистых, онкологических, эндокринных и инфекционных заболеваний. В проведении профилактической работы необходимо скоординировать действия органов исполнительной власти всех уровней с общественными, благотворительными и религиозными организациями, а также предусмотреть активное участие самого населения.

5) Активное внедрение и популяризация в массовом сознании принципов самосохранительного поведения одновременно с обеспечением условий для повышения ценности и качества жизни у всех категорий населения. Организация и проведение в связи с этим пропагандистской работы, в том числе через средства массовой информации, направленной на пропаганду здорового образа жизни, а также развитие учреждений

физической культуры, отдыха и туризма, досуговых центров (особенно для детей, подростков и молодежи).

6) Систематическое проведение мероприятий государственного и общественного характера, направленных на снижение потребления алкоголя на ослабление последствий пьянства и алкоголизма, используя при этом сочетание фискальной политики, административных ограничений, информационных воздействий, включающих ограничение рекламы алкоголя.

7) Для улучшения психического здоровья населения необходима государственная программа по предотвращению и профилактике самоубийств, включающих как прикладные меры по созданию новых и поддержку существующих социально-психологических служб, телефонов доверия, совершенствование работы психиатрических лечебных учреждений, так и структурные изменения в социальной сфере, направленные на гармонизацию всего общества.

8) В области охраны и укрепления общественного здоровья требуется повысить ответственность региональных и федеральных органов государственной власти за качество организации и развитие государственной и негосударственной форм оказания медицинской помощи населению, реализацию федеральных программ. Необходимо обеспечить доступность медицинской помощи больным с тяжелыми заболеваниями, нуждающимся в обследовании и лечении с применением дорогостоящих технологий.

9) Развитие консультационно-диагностических служб областных, краевых и республиканских учреждений здравоохранения, восстановить практику выездных медицинских бригад для медицинского обслуживания труднодоступных территорий, а также укрепление материально-технической базы лечебно-диагностических комплексов, работающих в сельской местности.

Заключение.

На основании многостороннего анализа процессов воспроизводства и миграции населения России разработаны концептуальные методические подходы к типологии российских регионов как по особенностям демографической ситуации в целом, так и по отдельным видам демографической динамики: рождаемости, смертности и миграции; определены стратегические направления по совершенствованию региональной демографической политики в плане повышения рождаемости и ожидаемой продолжительности жизни, укрепления семьи, рационализации миграционных потоков

Главным следствием депопуляции является падение экономического потенциала регионов, стагнация социально-экономического развития страны, поэтому одной из основных задач государственного регулирования социально-демографического регулирования является преодоление дефицита рабочей силы, требующее проведение грамотной демографической политики, развития инновационных технологий и эффективного использования человеческого потенциала. Государственное регулирование демографического развития необходимо для формирования региональной кадровой стратегии, призванной обеспечить оптимальный баланс процессов обновления и сохранения численного и качественного состава рабочей силы в соответствии с потребностями региона, требованиями действующего законодательства и состоянием рынка труда, учитывающей складывающиеся и прогнозируемые тенденции развития демографической ситуации. При этом следует оптимально использовать возможности процессов воспроизводства человеческих ресурсов, трудовой миграции, с одной стороны не перегружая рынок труда избыточным предложением рабочей силы, а с другой – постоянно обеспечивать процесс восполнения высвобождающихся специалистов в соответствии с их профессионально-квалификационной характеристикой. Следовательно, государственная стратегия в социально- трудовой сфере в условиях рыночных трансформаций должна быть направлена в первую очередь на кадровые реформы и достижение управляемости процессами демографического развития.

Цели, задачи и приоритеты, определяемые ими меры, включаемые в типовые региональные демографические программы, должны:

– определяться общим состоянием демографического развития страны и спецификой региона, его местом в общероссийском демографическом пространстве и необходимостью повышения вклада в преодоление Россией демографического кризиса;

– способствовать осуществлению приоритетных национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, жилищной политики, развития АПК и, в конечном счете, обеспечивать рост и оздоровление народонаселения России;

– соответствовать целям и задачам, поставленным в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации в октябре 2007 года;

– обеспечивать комплексное решение демографических проблем субъекта РФ, охватывая все компоненты воспроизводства и миграции населения;

-определять направленность мер на рост рождаемости и укрепление институ­та семьи, снижение смертности и рост продолжительности жизни населения;

-способствовать ускорению социально-экономического развития региона, вести к сокращению бедности и улучшению материального благосостояния семей с детьми, улучшению качественных характеристик населения и т. д.;

– быть направлены на снижение материнской и младенческой смертности, укрепление репродуктивного здоровья населения, здоровья детей и подростков;

– обеспечивать усиление государственной поддержки семей, имеющих детей, включая поддержку семьи в воспитании детей, в т.ч. и после достижения ре­бенком возраста полутора лет, расширять поддержку неполных семей с детьми и многодетных семей с низкими доходами, а также семей, принимающих на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей;

– предусматривать в связи с начавшимся сокращением численности трудоспо­собного населения и ожидаемым уменьшением к 2021 году количества женщин репродуктивного возраста принятие дополнительных мер, направленных на стимулирование рождений второго и третьего ребенка при одновременном со­действии занятости женщин, имеющих детей.

Реализация изложенных рекомендаций, по моему мнению, будет способствовать более успешному осуществлению мер эффективной демографической политики по всем трем направлениям для выполнения целей, изложенных в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025года.

Список литературы.

1. Социально-демографическое развитие села: региональный анализ. Под ред. Т.И.Заславской, Новосибирск, 1980.

2. Население России 2003-2004. Одиннадцатый — двенадцатый ежегодный демографический доклад. Отв. ред. А.Г.Вишневский. М.: Наука, 2006. с. 240-241.

3. Зайончковская Ж.А. Демографическая ситуация и расселение. М.: Наука, 1991. с. 70 -73

4. Г.М.Федорова «Геодемографическая типология» Л., 1985.

5. М.Н.Халкечев. Демографическая дифференциация регионов России: динамика и развитие. М., ЦСП, 2006.

6. Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974. С.303; Демографическая политика. М., 1974. С.82.

7. Исследование сотрудников Института географии РАН «Россия и ее регионы в ХХ веке: территория – расселение – миграции», 2005 г.

8. Л. Карачурина «Региональные особенности российской демографической ситуации» (Опубликовано в журнале «Отечественные записки» №4, 2006) http://www.demoscope.ru/weekly/2007/0273/analit05.php

9. Распоряжение правительства РФ «О Концепции демографической политики РФ на период до 2021 года» от 24 сентября 2001 г. № 1270-р.

10. Указ президента РФ «Об утверждении Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года» от 9 октября 2007 г. № 1351.

11. Борисов В.А. Демография. М., 1999, 2001. – 272 с.

12. Домчева Е. Курс на демографию / Е. Домчева // Российская газета. –2006. –№4176 – С. 13.

13. «Демография» (учебник), под общей редакцией Волгина Н.А.; Издательство РАГС, Москва 2003.

14. Демографический энциклопедический словарь. / гл. ред. Д.И. Валентей. М., «Сов. Энциклопедия», 1985. – 608 с., илл.

15. Демографический ежегодник России. Официальное издание. М., 2001. – 403 с.

16. Демография и статистика населения. Под ред. И.И.Елисеевой. М., 2006. – 688 с.

17. Журнал «Вопросы статистики», №11, 2003; С.В. Захаров – Демографический переход и воспроизводство поколений в России.

Приложение

Таблица 1

Численность населения и основные компоненты ее изменения в России по разным сценариям прогноза

(По Кваша А.Я., Ионцевой В.А.)

Годы

Численность населения (тыс.)

Число родившихся (тыс.)

Число умерших (тыс.)

Число иммигрантов (тыс.)

Число эмигрантов (тыс.)

Прирост (убыль)

(тыс. человек)

Всего

В том числе

Естест.

Миграц.

Пессимистический сценарий

2021

2021

147205

143777

1644,3

1484,0

2356,7

2386,7

1200,0

1095,0

1137,0

1106,0

-649,4

-913,7

-712,4

-902,7

63

-11

Средний сценарий

2021

2021

149912

148856

1838,2

1709,4

2078,5

2073,0

1254,0

1195,0

1169,0

1161,0

-155,3

-329,6

-240,3

-363,6

85

34

Оптимистический сценарий

2021

2021

153230,2

153661

2039,7

1941,6

1940,2

1952,1

1226,4

1230,4

1209,0

1214,0

117,0

5,9

99,6

-10,5

17,4

16,4

Таблица 2

Изменение численности населения регионов России за период между переписями населения 1989 и 2002 гг.

Регионы

Численность населения, тыс. чел.

Увеличение ( ) или уменьшение (-) численности населения в процентах к численности на начало периода

1989

1992

2002

1989/ 1992

1989/ 2002

1992/ 2002

Россия в целом

147 022

148 326

145 164

0,9

-1,3

-2,1

Европейская часть России

118 004

119 007

118 408

0,8

0,3

-0,5

Азиатская часть России

29 018

29 319

26 756

1,0

-7,8

-8,7

Центральный федеральный округ

37 920

37 960

38 000

0,1

0,2

0,1

Северо- Западный федеральный округ

15 237

15 259

13 972

0,1

-8,3

-8,4

Южный федеральный округ

20 536

21 097

22 907

2,7

11,5

8,6

Приволжский федеральный округ

31 785

32 082

31 155

0,9

-2,0

-2,9

Уральский федеральный округ

12 526

12 609

12 374

0,7

-1,2

-1,9

Сибирский федеральный округ

21 068

21 281

20 063

1,0

-4,8

-5,7

Дальневосточный федеральный округ

7 950

8 043

6 693

1,2

-15,8

-16,8

Численность населения по переписи населения 1989 г. (на 12 февраля).

Расчетная численность населения на начало года (1 января).

Численность населения по переписи населения 2002 г. (на 9 октября).

Таблица 3 Динамика численности, брачности и рождаемости населения России в 1988— 2005 гг.

Годы

Численность населения на начало года

(тыс. чел.)

Число браков,

(тыс.)

Число разводов

( тыс.)

Число родившихся

(тыс.)

Общие коэффициенты:

(1) — брачности;
(2) — разводимости;
(3) — рождаемости.

СКР

(1)

(2)

(3)

1990

147 662,0

1 319 928

559 918

1 988 858

8,9

3,8

13,4

1,887

1995

147 938,5

1 075 219

665 904

1 363 806

7,3

4,5

9,3

1,344

1996

147 608,8

866 651

562 373

1 304 638

5,9

3,8

8,9

1,281

1997

147 137,2

928 411

555 160

1 259 943

6,3

3,8

8,6

1,230

1998

146 739,4

848 691

501 654

1 283 292

5,8

3,4

8,8

1,242

1999

146 327,6

911 162

532 533

1 214 689

6,3

3,7

8,3

1,171

2000

145 559,2

897 327

627 703

1 266 800

6,2

4,3

8,7

1,214

2001

144 819,1

1 001 589

763 493

1 311 604

6,9

5,3

9,1

1,249

2002

143 954,4

1 019.8

853.6

1 397,0

7.1

6.0

9.8

1.322

2003

144 963,7

1 091.8

798,8

1 477,3

7.6

5.5

10.2

1.319

2004

144 168,2

979,5

635,9

1 508,0

6,8

4,4

10,5

1-ый квартал

143 941,1

176,2

160,1

372,0

4,9

4,5

10,4

1-ое полугодие

143 754,7

392,3

318,2

748,4

5,5

4,4

10,5

2005

143 474,2

1-ый квартал

143 250,0

203,0

142,7

360,0

5,7

4,0

10,2

За 1990—2001 гг. — Демографический ежегодник России. М. Госкомстат РФ. 2002. С. 55, 119.

Роль демографии в обществе

В современном мире прикладная демография ориентирована на использование демографических знаний для решения различных практических задач.

Демографический менеджмент, составной элемент прикладной демографии, основан на использовании количественных данных о народонаселении для принятия управленческих решений.

Знание состава и численности населения имеет большое практическое значение во всех сферах жизнедеятельности: производство, распределение финансовых ресурсов и материальных благ, потребление благ и услуг.

Демографическая информация имеет особое значение для процессов управления в стране, что обусловлено рядом причин, а именно, вызовы и угрозы, связанные с развитием общества. Внешние угрозы социально-экономического роста согласуются с обстановкой, присутствующей на международном рынке, вне государства; оказывают активное влияние на состояние экономики, определяя параметры и направления ее развития. Внутренние угрозы характеризуются с позиций социально-экономического роста самого государства.

Существуют демографические факторы, которые могут значительно повлиять на параметры социально-экономического развития. Они способны затормозить общественное воспроизводство и снизить его эффективность, оказать значительное влияние на все государство.

Актуальную роль играет демографический фактор в формировании внешней и внутренней политики государства, что связано с объективными причинами: территория проживания людей имеет строго определенные границы, поэтому возникает проблема исчерпаемости разных ресурсов.

В большинстве стран демографическая обстановка превратилась в фактор развития такой социально-экономической ситуации, которая оказывает негативное влияние на все стороны общественной жизни:

  • стремительный рост населения Земли, ведущий к росту безработицы, неблагополучному материальному положению, нелегальной миграции;
  • старение населения экономически развитых стран, создающее проблемы на рынке труда;
  • неравномерное развитие в демографическом плане отдельных регионов планеты, отражающееся на размещении трудовых ресурсов, обеспечении производства рабочей силой.

Демографические процессы и явления имеют исключительное практическое значение. Во-первых, это роль населения как базы для создания трудовых ресурсов, занятого в экономике контингента, являющегося основным и фактическим производителем материальных благ и услуг.

Роль демографического компонента в создании облика и содержания основных общественных явлений, взаимосвязанных с процессами производства, распределения и потребления, трансформируют его в обязательный элемент исследований. Характер и тип воспроизводства населения определяются воздействием социально-экономических условий жизнедеятельности человека.

Изменения, протекающие в структурах населения, уровнях демографических процессов оказывают обратное воздействие на социально-экономическое развитие.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий