Реферат: Личность подчиненного как объект управления 2 —

Реферат: Личность подчиненного как объект управления 2 - Реферат

Борис годунов в отечественной исторической литературе | статья по истории на тему: | образовательная социальная сеть

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского»

Исторический факультет

Кафедра истории

Борис Годунов

в отечественной исторической литературе

.

                                                                                 Автор: Вологдина Н.Л.

Чита, 2021 год

Оглавление

Введение—————————————————————————————3

Глава I. Личность Бориса Годунова в исторических сочинениях

              дореволюционного периода—————————————————-8

  1.  Борис Годунов в исторической литературе второй

      половины XVI-XVII вв.——————————————————————8

1.2 Историческая литература XVIII — начала XX вв. о Борисе Годунове———26

Глава II. Оценка личности Бориса Годунова в  советской и

                современной историографии————————————————39

2.1. Советская историография о Борисе Годунове————————————39

2.2. Борис Годунов в современной исторической литературе———————45

Заключение————————————————————————————53

Библиография———————————————————————————57

Приложения———————————————————————————-60


Введение

      К числу наиболее трудных и сложных эпох, которых в истории нашей Родины было немало, относится и так называемое Смутное время – тридцатилетие с конца XVI в. — начала XVII в., время, ставшее переломным в судьбах страны.

      В эти бурные  годы все общественные силы страны оказались вовлеченными в быстро меняющиеся события. Особенно острой была политическая борьба, за время Смуты на русский престол претендовало 14 человек, 8 из них правили страной.

      18 марта 1584 г. умирает грозный царь Иван Васильевич. Его длительное правление (с 1533 г.) было и славным, и бурным, и трагическим. Начав провозглашение Московского царства с прогрессивных реформ «Избранной рады», победоносного взятия Казанского и Астраханского ханств, он довел страну до опричного террора, длительной и безрезультатной Ливонской войны, полного хозяйственного разорения.

       Тяжелое наследие досталось его среднему сыну Федору (старший сын Иван погиб от рук самого царя). Правление Федора началось с Московских восстаний 1584 и 1586 гг., связанных с борьбой за власть и политическое влияние различных группировок при дворе. Они закончились победой шурина царя Бориса Годунова и его сторонников. Фактически Борис стал соправителем Фёдора и сосредоточил в своих руках почти всю полноту власти.

      Еще одним событием, повлекшим за собой трагические последствия, стала смерть в Угличе, в 1591 г. последнего сына Ивана Грозного, от седьмой жены, царевича Дмитрия. Обстоятельства его смерти так и остались до конца невыясненными, хотя этим занималась следственная комиссия во главе с Василием Шуйским. Официально было заявлено, что царевич погиб в результате несчастного случая: упал на нож во время припадка эпилепсии.

      Однако потом Василий Шуйский заявил, что вывод комиссии был продиктован Борисом Годуновым, пытавшимся скрыть свою причастность к убийству царевича. Свои показания Василий Шуйский менял многократно, поэтому сейчас невозможно узнать, когда он лгал, а когда говорил правду. Истина была неизвестна и современникам, поэтому в их сочинениях версии и толкования весьма противоречивы.

     Смерть царевича Дмитрия была самым тесным образом связана с вопросом о престолонаследии. Дело в том, что царь Федор не имел наследников: его единственная дочь умерла в возрасте 2 лет, а жена Федора, царица Ирина, пробыла на престоле весьма недолгий срок, поскольку приняла решение стать монахиней. Основными претендентами на престол являлись: брат царицы Ирины Борис Годунов, родственники царя Федора до матери бояре Романовы, наиболее знатные и родовитые князья Шуйские и Мстиславские. Однако, к моменту смерти Федора в январе 1598 г. только Борис Годунов мог реально взять власть, поскольку уже длительное время был соправителем царя.

     17 февраля 1598 г. был созван Земский собор, который в полном согласии с законом (что потом будет оспариваться противниками Б. Годунова) избрал Бориса новым царем. Таким образом, впервые на Руси появился царь, получивший престол не по наследству, а по «единодушному решению всего народа».

       Личность Бориса Годунова, его неслыханное возвышение и трагический конец поразили воображение современников и привлекли внимание историков, писателей, художников, поэтов, музыкантов.

       В этом нет ничего удивительного. Начав службу заурядным дворянином, Борис стал властелином огромной державы.

       Кто же в действительности был Борис Годунов? Какое значение для истории России имела его деятельность?

       Ответ на эти вопросы пытались дать современники, многие из них оставили свои воспоминания о пережитом, высказали к нему свое отношение. Все это нашло отражение в многочисленных летописях, хронографах, повестях, сказаниях, житиях, и т. п.

      Однако содержание их, значительно отличается друг от друга: противоречивы описания одних и тех же событий, оценки явлений, фактов и деятельности людей.  

     Чтобы определить, чьи характеристики ближе к правде, необходимо выяснить личность писавшего, его симпатии и антипатии, условия и время создания его сочинения.

     Понятно, что писатели, современники Смуты, не могли быть в стороне от событий. Они сами нередко были их активными участниками и своими сочинениями пытались воздействовать на окружающих, давая оценку происходящему в соответствии с собственными политическими и классовыми убеждениями, не забывая при этом и о прославлении самих себя.

        Авторы более позднего времени обычно менее пристрастны. Создавая произведения о том, чему сами не были очевидцами, они использовали творения своих предшественников. В итоге их сочинения превращались в собрание противоречивых версий, по-разному оценивающих одни и те же факты.

        Таким образом, для выяснения истины необходим глубокий и многосторонний историографический анализ.

        Историография по данному вопросу, традиционно, делится на три периода: дореволюционная, советская и современная.

         Актуальность работы заключается в том, что сам факт избрания первого русского выборного царя и в наши дни остается в ряду важнейших проблем  истории в отечественной историографии. Ни политические события, ни появление новых исторических теорий и течений не исчерпали интереса к этому вопросу. Если и не появляются в самые последние годы труды, где систематически рассматривалась бы  личность и деятельность Бориса Годунова, то возрастает интерес к использованным им методам и средствам на пути к достижению  власти.

      В процессе работы использовались,  следующие литературные источники: летописные сказания, повести и хронографы  XVI-XVII вв., среди которых «Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Иоановича»,  «Сказание о Гришке Отрепьеве, «Повесть како отмсти»,  «Историей в память сущим», «Повесть Катырева-Ростовского», «Хроника», «Повесть 1626 г.», «Новый летописец».

      Современники обвиняют Бориса Годунова,  в незаконном захвате власти, убийстве царевича Дмитрия, усилении крепостнического режима. 

       Среди  исследований XVIII-начала XX в., монографии Татищева, Карамзина, Костомарова, Соловьева,  Платонова, Ключевского и др.  

       Советская историческая наука представлена трудами В.П. Корецкого, Б. Д. Грекова,  Е.Н. Кушевой,  А.Н. Сахарова, А. Я. Шпакова.                                

        Хотелось бы, особо, отметить работу Л.Н. Гумилева «От Руси к России», в которой автор, поднял вопрос о происхождении  Бориса Годунова.

        Более подробную характеристику Бориса составил Руслан Скрынников в книге «Борис Годунов». Он, единственный, среди отечественных историков, когда-либо, изучавших деятельность Годунова, опровергал его татарское происхождение и все остальные обвинения.

        Для современной литературы характерен  интерес к Борису Годунову как к первому выборному царю в России, рассматриваются  методы и средства на пути к достижению власти.

         Хотелось бы отметить статью В.И. Курносова «Борис Годунов как двигатель прогресса». Автор,  рассказывая о том, как Борис Годунов стал русским царем, уже не обходится без современной лексики: элита, олигархи, административный ресурс, пиар, креатив.  Он считает, что в конце XVI века Годунов провел классическую избирательную кампанию, которая стала хрестоматийной, так как была первым опытом проведения выборов в России.

      Научная новизна работы заключается в том, что была  сделана попытка анализа дореволюционной, советской и российской историографии, с последующим сравнением.

        Цель работы: изучение личности Бориса Годунова в отечественной исторической литературе.

      Задачи исследования:

1) рассмотреть личность Бориса Годунова в исторических сочинениях дореволюционного периода;

2) дать оценку деятельности Бориса Годунова в советской историографии;

3) проанализировать взгляды современных авторов  на личность и деятельность Бориса Годунова;

     При написании работы были использованы следующие методы: анализ и синтез, исторический и логический метод (изучение исторического материала в обозначенных хронологических рамках на основе логических операций), метод сравнения и аналогии.

В качестве методов собственно исторического исследования выступают хронологический (рассмотрение событий, фактов в их последовательности), историко-генетический (анализ исторической подоплеки исследуемых процессов) и историко-сравнительный.

Практическая значимость данной работы заключается в том, что при изучении темы «Смутное время», которую учащиеся изучают в 7-ом и 10-ом классах, учитель может использовать работу для знакомства с личностью Бориса Годунова. Кроме того, некоторые фрагменты урока, можно использовать и на уроках обществознания, при изучении темы «Становление демократического режима в России».  Так как в дипломной работе показаны различные подходы изучения по данной теме, то учащиеся познакомятся и с советской точкой зрения и современной.

Глава I. Личность Бориса Годунова в исторических сочинениях

     дореволюционного периода

  1.  Борис Годунов в исторической литературе XVI-XVII вв.

       События Смутного времени оставили в умах современников яркий след. Одним из первых сочинений, возникших в начальный период Смуты, стала «Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Иоановича»

       Автор ее — первый русский патриарх Иов (с 1586 г. он был митрополитом, в 1589 г. стал патриархом, в 1605 г. Лжедмитрий сверг его). Иов был верным соратником царя Федора и Бориса Годунова и поэтому создал произведение, прославляющее и того, и другого.

      Точная дата написания повести неизвестна. Но по содержанию можно предположить, что она появилась в промежутке между 6 января 1598 г. (дата смерти царя Федора)  и 3 сентября этого же года (дата венчания на царство Бориса Годунова),  поскольку в «Повести» сообщено о смерти Федора, но не сообщено о том, что новым царем стал Борис. Получается, что Иов создавал свое произведение в период борьбы Бориса Годунова за корону.

     Воздав должное мудрости, добродетели и умелому управлению державой царя Федора,  Иов обращает свой взор на Бориса Годунова: «…достойным соправителем Федора,  был его шурин, слуга и конюший, старший боярин, Борис Федорович Годунов, который, зело преизрядною мудростию украшен и саном паче всех и благим разумом превосходя»  (Корецкий Н.М. История русского летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 143).

    При совместном правлении, Борис, в описании  Иова ни в чем не уступал Федору, поэтому, иностранные державы оказывали ему честь, равную самому царю.

     Особенно знаменит был Борис каменным строительством: при нем было возведено много храмов, обителей, купеческих палат, торговых рядов, укреплений. Замечательны ратные подвиги Годунова. В 7-е лето царствования Федора он успешно сражался в Карелии со шведами, потом вместе с царем в Ливонии. Ругодивский (Нарвский) поход был особенно удачным для России, т. к. позволил присоединить ряд прибалтийских городов. Эта победа была торжественно отпразднована в Москве (Там же).

        И тут Иов не забыл упомянуть себя как главного вдохновителя ратных подвигов. Особенно прославился Борис Годунов успешной обороной Москвы от внезапного набега крымского хана в 1591 г. Опасность была весьма велика, поскольку основные войска находились в Новгороде. Борис применил особую военную хитрость. На пути татар он поставил обоз — телеги с пушками и ратными людьми и приказал постоянно палить из пушек, чтобы создалось впечатление о больших военных силах. Эта мощная пальба напугала хана, он решил, что на помощь москвичам пришли войска из Новгорода, и в страхе отступил. Все сочли это  «чудом и знамением божьим» (Корецкий Н.М.  История русского летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 146).

      Многократное обращение к «божественным сюжетам» является особенностью «Повести». И это не случайно, поскольку автор — верховный правитель русской церкви.

      В поздних произведениях возникает версия, что Федор был отравлен Борисом Годуновым, однако правильнее считать, что он умер своей смертью, поскольку от природы был болезненным человеком.

      Иов не пишет о последнем завещании Федора, но отмечает, что скипетр и державу он вручил своей жене, царице Ирине, так как детей у него не было. Факт вручения царского скипетра Ирине Иов подтверждает и словами царицы: «Кому свой царский скипетр вручаешь? Увы, мне!» (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 148).

     Этот акт царя имел принципиальное значение для последующих событий, поскольку решал вопрос о том, кому править после его смерти. В более поздних произведениях проромановского направления возникают другие версии: на смертном одре на вопрос бояр, кому править, Федор якобы сказал: «Брат Федор», т. е. Федор Никитич Романов. (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.154).

       В антигодуновских сочинениях писалось, что Федор отдал скипетр боярам, но поскольку никто не решался взять его, то его схватил Борис Годунов. Царице же Ирине Федор якобы завещал постричься. Получалось, что она не могла править после смерти мужа и потом передать престол брату (Морозова Е.Н.  Смутное время в России.  М.:  2002.  с.158). Эти версии, скорее всего, были ложными, поскольку известно, что царица Ирина правила страной какое-то время,  даже будучи монахиней (с января по сентябрь 1598 г.), и, значит, имела право на престол.

       Таким образом, в «Повести» мы встречаемся с описанием правления Федора Ивановича, сделанным современником и непосредственным участником многих событий, горячим поклонником царя и его «изрядного правителя» Бориса Годунова. Этим объясняется желание автора всячески их прославить. Поскольку «Повесть» писалась уже после смерти Федора, в период борьбы Бориса за престол, то ее цель заключалась в том, чтобы доказать законность прав Бориса  Годунова на царство, представить его достойным преемником благочестивого, мудрого и милостивого царя Федора.

       О правлении Бориса Годунова (1598—1605 гг.) до нас не дошло ни одного произведения его современников, поэтому мы сразу перейдем к сочинениям, появившимся после свержения Лжедмитрия в 1606 г. Это «Сказание о Гришке Отрепьеве», «Повесть како отмсти» и ее редакция «Повесть како восхити».

       «Сказание о Гришке Отрепьеве» — одно из первых произведений, созданных в период правления В. И. Шуйского. Ни автор, ни точное время его создания неизвестны (в тексте данных на этот счет нет). Начинается «Сказание» со смерти Ивана Грозного в 1584 г. Кратко сообщив о воцарении Федора, автор приступает к основной своей задаче — опорочить Б. Годунова: «… Все правление Федора — это козни Бориса против великих российских бояр. Получается, что в царствование Федора единственным полновластным правителем был царев шурин Борис Годунов. Возжелав высшей власти, он стал изводить царский род и великих бояр. Первое, что сделал он после смерти Ивана Грозного,— отослал в Углич царевича Дмитрия с матерью и с отцом царицы Федором. Других же Нагих определил в заточение по разным городам» (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.:  2002. с.159)

        В этом сообщении автора «Сказания» множество ошибок. Царевича Дмитрия послал в Углич не Борис — в то время он не обладал таким могуществом. Сам Иван Грозный выделил младшего сына на удел в Углич. Отец царицы не мог поехать с ней, так как к тому времени уже умер. Нет никаких данных и о том, что кто-то из Нагих был сослан и умер в заточении в это время. Их ссылка произошла позднее, после смерти царевича и Угличского восстания. Думается, что автор, желая очернить Бориса, не слишком заботился об исторической правде. Далее говорится об опале на князя И. Ф. Мстиславского, на Шуйских, на торговых людей. Единственная причина этого — властолюбие Бориса.

     Из других источников выясняется, что Шуйские и их сторонники выступили с требованием развода царя с «неплодной Ириной Годуновой» (Морозова Е.Н. Смутное время в России. М.: 2002. с.160). Это, естественно, вызвало резко отрицательную реакцию со стороны  Бориса и, вероятно, самого царя. Кроме того, обвинение в неплодии было не совсем правомерным, царица рожала детей, но они погибали в младенчестве. Все это говорит не в пользу Шуйских (Там же).

      Следующий эпизод, который, по мнению автора Сказания, призван опорочить Б. Годунова, — смерть царевича Дмитрия (вспомним, что Иов вообще обошел это событие молчанием).

     Автор «Сказания» пишет, что после расправы над боярами Борис Годунов стал «умышляти об убиении царевича Дмитрея» (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 163)

      Для исполнения своих планов он послал в Углич «зверообразного злодея» Михаила Битяговского с сыном и «с товарищи» (Там же).

На самом деле М. Битяговский выполнял в Угличе функции государева дьяка. Угличское следственное дело показало, что в момент смерти царевича М. Битяговский с сыном находились у себя дома и обедали, то есть сами они не могли быть убийцами Дмитрия. На них, как на убийц, указала царица Мария. Сделала она это, видимо, из-за неприязненного отношения к дьяку. Нагим постоянно казалось, что он ущемляет их финансовые интересы. Вероятнее всего, царевич зарезался сам, но царица в бессильной ярости возвела поклеп на своих недругов. Ее версия была поддержана всеми недругами Бориса Годунова и отразилась на страницах многочисленных литературных сочинений.

      В «Сказании» есть косвенное указание на время его создания. Это сообщение о том, что мощи царевича были положены в Угличе в храме «всемилостивого Спаса» (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 162).  Дело в том, что там они находились до 3 июня 1606 года, а затем были перенесены в Москву и торжественно открыты как мощи нового святого великомученика. Объявить Дмитрия святым можно было только при условии его убийства. Как известно, самоубийцы резко осуждаются церковью, их даже не разрешают хоронить на общем кладбище.

        Таким образом, «Сказание» могло быть написано в промежутке между 17 мая 1606 г. (последняя дата в Сказании) и 3 июня, то есть в тот период, когда Василий Шуйский боролся за трон. Избрание Бориса на царство он представляет не как «всенародное волеизлияние», а как результат всевозможных происков и лукавства Годунова: одних он привлек к себе лаской и милостью, других запугал «грозами и свирепством». Ничего примечательного  не находит он в правлении Годунова, кроме появления самозванца «в пятое лето царствования», то есть в 1603 г. (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 170).

     Описывая поход Лжедмитрия на Русь, автор большое внимание уделяет вопросу о том, как беглый монах сумел обмануть и «прельстить» целое государство. Главным, по его мнению, были грамоты самозванца, в которых тот пытался обосновать законность своих притязаний на русский престол и всячески очернить Бориса  Годунова. В них Отрепьев называл себя прирожденным государем, а Бориса — своим холопом, который поднял руку на господина. Это и стало главной причиной «смятения умов» и в северских городах, и в правительственных войсках, и в самой столице. Самозванец победил Бориса Годунова не на полях сражения, а в умах людей (Там же).  

     Еще одним сочинением, прославляющим Василия Шуйского, является «Повесть како отмсти» и ее редакция «Повесть како восхити». Начало «Повести»  сходно со «Сказанием о Гришке Отрепьеве: «19 марта 1584 г. умирает царь Иван Васильевич, оставляя после себя двух сыновей — Федора и Дмитрия»  (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.165).

   Дальше идет отличие. В «Повести» сказано, что царь Иван оставил своих сыновей на попечение Ивана Петровича Шуйского, Ивана Федоровича Мстиславского и Никиты Романовича Юрьева. Об этом же сообщают Хронограф 1617 г. и иностранцы. Правда, последние указывают, что опекунов было четверо. Не был ли четвертым Борис Годунов, к которому В. Шуйский и Романовы питали весьма недружественные чувства? По их указанию имя Бориса могло быть опущено в позднейших сочинениях (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.170)

     Еще одно отличие от Сказания — царевича Дмитрия отправляет в Углич сам царь Федор, а не Б. Годунов (как в «Сказании»). Кроме Шуйских, здесь не названы имена других бояр, которые пострадали от Годунова. По-иному описан и конфликт Бориса с Шуйским. В «Повести» говорится о том, как Борис затаил злобу на И. П. Шуйского и его сыновей, как сначала «был, тих и кроток, для видимости помирился с ними, а потом в удобный момент расправился со всеми (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.172)

 Если в «Сказании» подробно перечислено, куда кого сослали и как кто пострадал, то в «Повести» больше эмоций по поводу коварства Б. Годунова и злой судьбы Шуйских.

      Особое возмущение автора вызывает смерть царевича Дмитрия, по его мнению, от рук Бориса: «О люте! да како о сем слезы моя не пролью? или како может десница моя начертати тростию о сем» (Там же). Чувствуется, что автор «Повести» был весьма искусен в литературных трудах и, скорее всего, принадлежал к церковным кругам, поскольку часто прибегает к цитированию Священного писания и библейским сравнениям (например, Борис у него — второй Иуда по предательству). В «Повести» нет никаких подробностей, связанных со смертью царевича: ни даты, ни места захоронения. Но имена убийц те же, что и в Сказании. Автор, прямо обвиняет Бориса в насильственной смерти Федора, но как это произошло, не сообщает.

       Венчание Бориса на царство объяснено тем, что тот запугал все государство: «никто не смеяше вопреки глаголати». Став царем, он сначала был «тих, кроток и милостив», но потом проявил свой лютый нрав и заточил всех родственников царя Федора, многие из которых умерли «злой смертью» (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.175). Здесь, автор намекает на Романовых, которые были обвинены в колдовстве и сосланы в дальние города и монастыри.

       За все злодеяния Б. Годунов был наказан богом, и орудием наказания стал царевич Дмитрий. Прежде всего, начались чудеса у его гроба. Здесь автор явно искажает факты. В правлении Бориса, ни о каких угличских чудесах и речи быть не могло, поскольку официально царевич был признан самоубийцей. Эта история Гришки Отрепьева несколько, отличается от официальных данных, полученных в ходе следствия па его делу, проведенного сначала (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 180).

     Создавая «Повесть», автор, очевидно, не стремился к документальной точности. Повесть — не хроника событий, а литературное произведение, созданное с определенной целью, в данном случае доказать, что появление самозванца было божьим наказанием за преступления Бориса Годунова. Прекрасное оправдание для всех, кто предал царя Бориса! Даже трагическая гибель жены Годунова и его сына Федора, а также горькая судьба царевны Ксении, которую самозванец сделал своей наложницей, не вызывают возмущения автора.

      Тему божьего наказания за грехи всех людей продолжают первые шесть глав «Сказания» Авраамия Палицына, которые первоначально существовали как отдельное яркое публицистическое произведение, созданное в период между 19 июля 1610 г. (свержение В. Шуйского) и декабрем этого же года (смерть Лжедмитрия II). Это произведение назовем «Историей в память сущим», поскольку так она названа в рукописях, где данные главы существуют отдельно от «Сказания» Авраамия.

        «История в память сущим» начинается со смерти Ивана Грозного. Весьма кратко сообщено, что после кончины царя Ивана скипетр и державу воспринял его сын Федор Иванович, названный почему-то «юнейшим» в 27 лет. За особое благочестие  Бог дарует Федору «немятежно земли Российстей пребывание» (Корецкий Н.М. История русского летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 179). Такая концепция вполне согласуется с произведениями, которые рассмотрены выше. Сходство прослеживается и в характеристике Бориса Годунова. Отмечено, что он, вознесся во славе Федора и получал почести от иностранных держав, равные царю, «разумен бе в царских правлениях» (Там же).

       Автор «Истории» не слишком склонен обвинять Бориса. «Во-первых, — пишет он, — царевича Дмитрия отправили в Углич, советом всех начальнейших вельмож, а во-вторых, своим агрессивным отношением к Борису Годунову царевич сам спровоцировал организацию своего убийства. Не последнюю роль сыграли и ласкатели Бориса, которые доносили ему заведомо ложные сведения о царевиче»  (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 180).

        Убийство царевича стало первым грехом, за который потом бог так жестоко наказал Россию. Второй грех заключается в том, что « ни во что же положиша сю кровь неповинную вся Россия», то есть все как бы не заметили, что царевич погиб (Там же).

       Автор  не приписывает Борису смерть царя Федора, и восшествие его на престол считает вполне законным, поскольку многие захотели, чтобы он стал царем. Вполне правдиво в «Истории» описано, как сначала Борис Годунов отказывался от престола, уйдя вместе с сестрой в Новодевичий монастырь. Много дней он не поддавался на уговоры, на мольбы народа. Наконец, патриарх со всем «священным собором» взял икону Владимирской богоматери и с ее помощью стал призывать Бориса стать царем. Современник резко осуждает этот поступок патриарха, считая, что негоже Богоматери умолять тленного человека и просить у него милости. Именно с этого момента, по его мнению, и начались все беды для России: «Двигнут бысть той образ нелепо, двигнута же и Россия бысть нелепо!» (Корецкий Н.М.  История русского  летописания.  К-1. М.: «Эксмо» 2005. с. 190).

        В «Истории» в отличие от рассмотренных выше уделяется внимание государственной  деятельности  Бориса. Автор пишет, что два года Россия «цвела всеми благими: царь пекся о всяком благочестии, исправлял недостатки в управлении, заботился о бедных и нищих и всем был любезен. Но невзлюбил он, оставшееся племя царя Федора и постепенно стал изводить его: четверых предал смерти, Федора Никитича постриг. Остался один Иван. Все это Борис сделал для того, чтобы оставить престол за своими детьми. Не доверяя окружающим, он разрешил холопам доносить на своих господ» (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.199)

Рефераты:  Реферат на тему: Российская система предупреждения и ликвидации ЧС"

       Именно, за неповинные жертвы и «безумное молчание всего мира», по мнению автора,  Бог покарал Русь.  Три года стояло такое дождливое и ненастное лето, что хлеб не вызревал. В стране начался голод. Царь Борис пытался помогать голодающим, «творил милостыню», давал работу тем, кто приходил в город за пропитанием. Но этого было, конечно, мало. Многие погибали на пути к столице, многие умерли в самой Москве. Автор пишет, что число умерших было больше 127 тысяч только в столице, а всех же и не счесть! Однако бедствовали только неимущие — у богатых были сделаны запасы зерна, что обнаружилось через 14 лет, во время нашествия поляков. За этот огромный грех перед своими соотечественниками сребролюбцы — многие из них — были пленены врагами, понесли наказание божье (Там же).

      Автор «Истории» пытается найти причины последующих бедствий, обрушившихся на Россию, в предшествующей истории. Так, причину появления множества разбойников и воров по всей России он видит, в желании царя Бориса создать многочисленные военные поселения и гарнизоны на окраинах страны, которые состояли, как правило, из беглецов. Их число особенно возросло во время трехлетнего голода, когда господа не желали кормить своих слуг и выгоняли их из дома. Те находили пристанище на окраинах страны, начинали воровать и разбойничать, чтобы как-то пропитаться. Потом, пишет автор, эти воры влились в армию Болотникова, которая сражалась с царскими войсками под Калугой и Тулой. Крестьянская война, вызванная гнетом крепостничества, всколыхнула страну, показав, что в лагере неимущих зреют мощные силы, способные потрясти все русское общество.

     Автор «Истории» отчасти понял причины, приведшие страну к многочисленным бедам: ненасытное сребролюбие имущих, их чванство, отсутствие милости к «меньшой братии». Например, пишет он: «…когда народ тысячами умирал от голода, сильные мира сего, стремились к чрезмерной роскоши, устраивали пиры, одевались в золото и серебро» (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.172)

       За все эти грехи правящего класса Бог покарал Русь страшными бедами. Первой карой стало появление самозванца Гришки Отрепьева. Автор не видит в нем грозного соперника царю Борису, поскольку «смеху достоин и плача».    Вспомним, что авторы Повестей како и Сказания о Гришке Отрепьеве считали его единственным возмездием Бога за грехи одного Бориса. Они еще не знали о будущих более тяжких бедах, которые обрушатся на Россию, поэтому были склонны обвинять во всем только Бориса Годунова.

      В последующее время такое простое объяснение уже не могло никого устроить. Борис умер, его жена и сын погибли, дочь в монастыре, а бедствия не прекратились, напротив, положение в стране становилось все более критическим. Перед всеми мыслящими людьми возникал вопрос: кто виноват, в чем причина? Ответ, вернее попытку ответа, мы и обнаруживаем в «Истории в память сущим». (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.220))

      Еще одним обобщающим произведением о Смуте, созданным современником и участником событий после стабилизации обстановки в стране, стала так называемая «Повесть Катырева-Ростовского». Название ее, условно, потому что истинное имя автора этого произведения неизвестно — Катырев-Ростовский являлся лишь создателем одной из редакций. Существует список с именем С. Шаховского как автора, но есть ранние списки без всяких указаний на авторство. С. Шаховской и М. Катырев-Ростовский, очевидно, являлись редакторами первоначального текста, весьма существенно изменив его.

      Сравнение редакций показывает, что наиболее ранним являлся текст, носящий название «Хроника» (исследователи считают его второй редакцией), более поздним — «Повесть 1626 г» (первая редакция). Под такими условными названиями мы и будем рассматривать редакции данного произведения.

     Автор хроники пишет «Соправитель Федора Борис Годунов был “разумен в правлениях” и честь получал, равную царю, однако, будучи властолюбив и слушая ложные шептания, велел убить царевича Дмитрия. Для прекращения слухов о смерти царевича велел поджечь Москву» (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.230) Последнее обвинение Бориса не встречается в других ранних сочинениях о Смуте, поэтому, думается, что сходство свидетельствует о взаимосвязи данных произведений.

        Некоторое сходство «Хроники» с «Повестями» можно обнаружить в сюжетах, связанных с царевичем Дмитрием. Так, в обоих текстах указано, что сам Федор отправил своего «юнейшего» брата в Углич (не отец, не Борис и не вельможи, как в других произведениях), оба автора в сходных выражениях оплакивают смерть царевича. Вполне вероятно, что автор «Хроники» использовал и «Повести, и «Сказание» при создании собственного труда.

      Воцарение Бориса Годунова представлено в «Хронике» как акт единодушного решения всего народа. Правда, автор замечает: многие «от препростого ума своего», «а многие были научены самим Борисом, выкрикивать его имя» (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.233) Так или иначе, но Борис был наречен на царство вполне законно.

      Правление Бориса выглядит в «Хронике» и хорошим, и плохим. Пока новый царь заботился о своих подданных, в стране были тишь и всеобщее благоденствие, сам «Бог возвысил его десницу». Но когда Борис «возлюбил доносы» и стал расправляться с родовитыми боярами и дворянами, Бог покарал его царство ужасным голодом. Потом появился самозванец. (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.236)

       Автор четко проводит мысль о том, что Лжедмитрий стал орудием божьего мщения за убийство царевича Дмитрия как «ласкатели» самозванца.  

       Шаховской неоднократно подвергался опалам, поэтому, вполне вероятно, что у него возникло желание представить события Смуты в собственной интерпретации, по возможности оправдывая действия «вельмож от бога» и осуждая грехи неправедных царей. Для этого он мог воспользоваться некой хроникой событий, созданной до него, но в собственной подаче фактов и событий.

       Другая редакция Повести Катырева-Ростовского условно названа нами «Повесть 1626 г». Ее полное название: «Повесть книги, сея от прежних лет: о начале царствующего града Москвы, и о корени великих князей московских, и о пресечении корени от Августа царя, и о начале инаго корени царей…» Цель «Повести», судя по ее названию, показать, как пресеклась одна династия и началась другая. В заглавии же Хроники отмечено, что в ней рассказано о «самодержавстве» царя Ивана Васильевича, «христолюбивом царствии» Федора, «властолюбии» Бориса Годунова и т. д., т. е. предполагается, что в данном произведении будет дана оценка правлению царей.

       В одном из списков «Повести» есть такая запись: «Написана бысть сия книга в лето 7134-го июля в 28 день» (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.245).

        Некоторые исследователи решили, что данная дата указывает на время создания «Повести» — 1626 г., возможно, что эта дата создания одного из списков — книги, где эта «Повесть» была помещена.

        Сравним «Повесть» с «Хроникой». В соответствии с названием она мало уделяет внимания оценке деятельности царей. Так, в ней отсутствует описание страха Ивана IV во время нашествия С. Батория, его неспособности организовать оборону страны. Меньше обличений и в адрес Бориса Годунова — в Углич Дмитрия посылает сам царь Федор, а не Борис. Родство его с Федором названо единокровным, хотя он был только братом жены. Нет в Повести сообщения о голоде в стране и появлении самозванца как карах господних за преступления Бориса. Смерть Годунова — естественна, от болезни, а не результат «божьего мщения» (Там же)

     Центральным памятником, рассказывающим о событиях Смуты, считается «Новый летописец». Исследователи полагают, что он был создан около 1630 г. лицом, близким к патриарху Филарету, по официальному заказу новой династии.

      «Новый летописец» известен во множестве списков. Очень часто он встречается как продолжение Никоновской летописи, официального летописного произведения эпохи Ивана Грозного. Считается, что в никоновской редакции «Новый летописец» наиболее близок к тексту, первоначально созданному автором.

       Естественно, что раз Новый летописец создавался около 1630 г., то собственно летописцем, т. е. погодной хроникой событий, он не является. Фактически, это своеобразное компилятивное произведение, написанное на основе данных других источников: повестей, сказаний, разрядных записей, грамот и т. д.

      Начинается «Новый летописец» с описания взятия Сибирского ханства Ермаком. Такое начало, весьма необычное для общерусского летописца о Смуте, наталкивает на предположение о том, что автор имел какое-то отношение к Сибири. Как бы то ни было, «Новый летописец» содержит одно из первых письменных известий об этом событии.

    Далее летописец пишет о правлении царя Федора. Здесь обнаруживается большое сходство с «Повестью о честном житии Федора», написанной Иовом. Одинаково представлена последовательность событий, одинаковы хвалебные эпитеты в адрес «благоверного и христолюбивого царя» Федора, сходно описание возвышения при нем Бориса Годунова. Однако в качестве, дополнительных, использовались и другие источники. Например, из «Сказания о Гришке Отрепьеве» появилась отрицательная характеристика Бориса: устраивал гонения на бояр, организовал убийство царевича Дмитрия. Правда, автор по возможности старался подойти нейтрально к некоторым вопросам. Например, конфликт Бориса Годунова с Мстиславскими и Головиным объяснял «рознью и недружбой боярской» (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.250). Несправедливым он считал лишь ссылку митрополита Дионисия, который вступился за изгнанных бояр.

      Обилие ошибок в повествовании о царе Федоре указывает на то, что автор не был очевидцем всех событий, а данными источников пользовался несколько небрежно. Так, явно из «Сказания о Гришке» попали в летописец недостоверные сведения о репрессиях в отношении Нагих сразу после смерти Ивана IV. Перепутаны имена в главе об отъезде царевича Дмитрия в Углич: мамку звали не Марией, а Василисой, ее сына не Данилкой, а Осипом и т. д. При описании мятежа Б. Бельского названа «царь-пушка», которая была отлита значительно позже. Характер какой-то легенды носят главы о крымском царевиче Малат-Кирее, поскольку не находят подтверждения в разрядных записях. Много вымысла и в главе о смерти царевича Дмитрия, например, явно легендарным выглядит рассказ о попытке Бориса организовать настоящий заговор против царевича с большим числом участников.

       Несколько глав «Нового летописца», несомненно, списаны с Пискаревского летописца: о походе под Выборг, о пожаре в Москве, о гибели Печерского монастыря и др. Последняя глава о смерти царя Федора почти буквально списана с «Повести о честном житии». Но есть и некоторые изменения. Например, в «Повести» указано, что, согласно воле царя, после него правила жена Ирина. В «Новом летописце» Федор запретил ей садиться на трон и велел сразу уйти в монастырь. Такое изменение автор сделал, видимо, для того, чтобы читатели усомнились в законности выбора царем брата царицы Бориса: если Ирина правила по воле мужа-царя, то по своей воле она могла передать власть брату. Если же ей было велено стать монахиней, то вопрос о престолонаследии она не могла решать.

           В «Летописце» искажен возраст царя Федора. Указано, что он умер в 33 года, а правил почти 16 лет. Получается, что он взошел на престол в весьма юном возрасте. Это оправдывало самоуправство при нем Бориса Годунова (на самом деле он умер в 40 лет, а правил около 14). Все эти ошибки и неточности указывают на компилятивный характер летописца, на тенденциозный подход к источникам его автора.

         Правлению Бориса Годунова в «Новом летописце» уделено несколько меньшее внимание, чем правлению Федора. Наиболее подробно описано его восшествие на престол. Здесь источником стала Утвержденная грамота, которая была составлена после венчания Бориса на царство. В ней подробно рассказано, как умер Федор, как некоторое время правила Ирина, как вместе с братом она ушла в монастырь и народ многократно, устраивал шествия для «умоления» Бориса стать царе. Подробно описан обряд наречения, серпуховской поход Бориса, венчание на царство. (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.250).

       Многие главы, относящиеся к правлению Бориса, не имеют дат, в некоторых сообщены события за несколько лет. Все это указывает на нелетописный характер произведения. Чувствуется, что у автора было мало материала, и тот, что имелся, он старался расположить в хронологической последовательности, придавая произведению вид летописца.

       Наиболее точные сведения и всевозможные подробности содержат главы, повествующие о репрессиях в отношении Романовых. Несомненно, что они были написаны при участии Филарета.

        Описание трехлетнего голода явно взято из Сказания Авраамия: те же детали и подробности. Главы о приезде датского принца, жениха царевны Ксении, очевидно, списаны с Пискаревского летописца. Здесь сходство дословное и одинаковые ошибки: по брачным делам в Данию не ездил А. Власьев, как сообщается в данных произведениях. Посольство состояло из И. Ржевского и П. Дмитриева. ( Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.: 2002. с.260).

          Правда, в «Новом летописце» смерть принца представлена как насильственная, от происков царя Бориса и его брата Семена, в Пискаревском летописце она естественная, от болезни (Корецкий Н.М.История русского летописания» М.: 2005. с.270).

           Последующие главы о походе на Кавказ царских войск, о смерти вдовы царицы, об истории Гришки Отрепьева имеют много общего с тем же Пискаревским летописцем и отчасти со «Сказанием» Авраамия. При описании сражений войск царя с самозванцем использованы разрядные записи. Правда, автор дает их в пересказе и допускает ряд неточностей и ошибок. Чувствуется, что он далек от военных дел и всевозможные сражения и походы его мало интересуют.

           Таким образом, анализ исторических сочинений XVI-XVII вв. о царствовании Бориса показывает, что в их основе не лежат записи современника. Все повествование строится на основе соединения разрозненных данных разных источников, которым пытались придать летописный вид.

          Авторы уделяли внимание только методам, использованным Борисом Годуновым на пути к достижению власти, обходя вопрос о его государственной деятельности. Согласно этим источникам, обозначилась следующая характеристика личности Бориса Федоровича.

           Борис Годунов принадлежал к младшей ветви костромского дворянского рода, представители которого почитали своим родоначальником татарского мурзу Чета. Рано лишившись отца, Борис Годунов воспитывался дядей Д. И. Годуновым, имевшим при дворе царя  Ивана IV  чин постельничего.

            Годунов,  начал службу в 1567 г., когда был принят в опричный двор Ивана Грозного. Положение его при дворе упрочилось благодаря женитьбе на дочери Малюты Скуратова

            Борис Федорович сохранил расположение царя, и после отмены опричнины и смерти Малюты, в восстановленном царем в 1575 г. особом дворе он занял высокую должность кравчего, в 1578 г. получил боярский сан.

             В 1575 г. сестра Бориса, Ирина вышла замуж за царевича Феодора. Несмотря на высокий сан и родственную связь с царской семьей,  Годунов не получал административных или военных назначений.  О его участии в событиях этого времени практически ничего не известно.      

            Вскоре после смерти  Ивана IV, Годунов получил от царя Феодора Иоанновича высокий сан боярина конюшего.

           После тяжелой болезни в 1585 г. царского дяди Н. Р. Юрьева, он, фактически стал правителем Русского государства, при не способном вести государственные дела царе

             В 1585-1586 гг. правитель отстоял свое исключительное положение в борьбе с другими  вельможами: князем И. Ф. Мстиславским, затем князем И. П. Шуйским. Мстиславский был подстрижен в монахи постриг, Шуйский  сослан в Каргополь и там убит. Подверглись опалам и разным наказаниям также их сторонники. В отличие от Ивана IV Борис Годунов, устраняя политических противников, не подвергал гонениям их родственников.

            Авторы исторических сочинений  XVI-XVII вв. считают Бориса Федоровича человеком, готовым, ради власти и денег, совершить любое преступление.

Они предъявляют ему ряд, конкретных обвинений, совершенных после смерти Ивана Грозного:

  • сослал царевича Дмитрия и Нагих в Углич;
  • организовал покушение на Федора Ивановича;
  • призвал жену Магнуса, «короля Ливонского», дочь Старицкого князя Владимира Андреевича — Марью Владимировну, чтоб насильно постричь ее в монастырь и убить дочь ее Евдокию;
  • велел «перебить» бояр и удушить всех князей Шуйских;
  • учредил патриаршество, чтобы на патриаршем престоле сидел «доброхот» его Иов;
  • убил Дмитрия, подделал извещение об убийстве, подтасовал следствие и постановление собора об этом деле;
  • поджег Москву, призвал Крымского хана, чтобы отвлечь внимание народа от убийства царевича Дмитрия и пожара Москвы;
  • подтасовал Земский собор, и «плетьми сбивая народ кричать, что желают именно его на царство»;
  • убил сестру свою царицу Ирину за то, что она не хотела признать его царем;
  • отравил жениха своей дочери, не смог вынести самозванца и отравился сам.

       Первые годы правления Бориса Годунова(1598-1601) современниками считаются удачными, а последующие (1601-1605)-наказанием за все совершенные преступления.

       Трагические события Смутного времени,  воспринимались современниками

божьим наказанием за то, что допустили на трон незаконного царя.

1.2. Историческая литература XVIII — начала XX вв. о Борисе Годунове

         Исследователи XVIII — начала XX вв. менее пристрастны, чем современники. Создавая произведения о том, чему сами не были очевидцами, они использовали творения своих предшественников. В итоге их сочинения превращались в собрание противоречивых версий, по-разному оценивающих одни и те же факты.

         Известный русский историк В.Н.Татищев (1686-1750), автор первого научного труда по истории России, один из соратников Петра I, не просто переписал летописи: он передал их содержание языком более доступным современникам, дополнил летописные известия другими материалами, а, кроме того, в специальных комментариях дал собственную оценку событий. В этом новизна его труда.

           По манере расположения материала «История Российская» Татищева, напоминает древнерусские летописи — события изложены в строгой хронологической последовательности. Вот почему это произведение историка иногда называют «последним летописным сводом»

        В вопросе о личности Бориса Годунова, В.Н.Татищев,  во многом соглашался  с авторами летописей.  Однако заслуга историка в том, что он пытался, серьезно осмыслить роль Бориса Годунова как государственного деятеля.

        В силу событий своего времени, когда, Российское государство приобщалось к западноевропейским традициям, выявлялись причины экономического отставания страны от европейских держав, В.И. Татищев, большое внимание уделял вопросам крепостного права.

       Он считал Годунова «творцом крепостного режима, закрепостившим крестьян  специальным законом 1592 года. После смерти злосчастного Бориса,  текст его закона был затерян, да так основательно, что никто не смог его разыскать» (Татищев В.Н. История Российская. Т-1. М.:1966.  с.135)

      Татищев, обращает внимание, что, хотя текст закона и был потерян, но сохранилась последняя грамота, упоминавшая о «заповедных летах», адресованная Никольскому монастырю на Двине и датированная 1592 годом (Там же).

      Автор отмечает, что запрет переходов крестьян, введенный в конце правления  Ивана IV, в качестве чрезвычайной временной меры, стал при Борисе Годунове постоянно действующей нормой права.  (Татищев В.Н.  История Российская. Т-1. М.:1966.  с.234)  

        Последователем  В.И. Татищева, был Н.М. Карамзин (1766-1826).Главным творением его жизни является «История государства Российского»

        Огромный труд, созданный историком за сравнительно короткое время, имел ошеломляющий успех у русской публики.

        Создавая «Историю государства Российского», Карамзин использовал огромное количество летописей и других исторических документов.

        Однако, в его работе, можно выделить недостаток, автор стремился «оживить»  повествование, художественно окрашивая некоторые факты.

          Н.М. Карамзин считал Бориса Годунова человеком умным, щедро одаренным талантом государственного деятеля, далеко превосходящего своих противников. Он дает яркую характеристику Борису: «…Сей муж знаменитый, находился тогда в полном расцвете жизни, в полной силе телесной и душевной, имел 32 года от рождения. Величественною красотою, повелительным видом, смыслом быстрым и глубоким, сладкоречием обольстительно превосходя всех Вельмож, Борис не имел только… добродетели; хотел, умел благотворить, но единственно из любви ко  славе и власти; видел в добродетели не цель, а средство к достижению цели; если бы родился на престоле, то заслужил бы имя одного из лучших Венценосцев в мире; но, рожденный  подданным, с необузданной страстию к господству не мог одолеть искушений там, где зло, казалось для него выгодою, — проклятие веков заглушает добрую славу для Бориса» (Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: «Альфа-Книга» 2008. с.969)

        Автор соглашается с летописными обвинениями в адрес Годунова. Продолжая В.И Татищева,  упоминает закон 1592г., закрепощающий крестьян.

        Однако, в отличие от предшественников, он четко выделяет прогрессивные направления государственной деятельности Бориса.

         Н.М. Карамзин указывает на то, что современники замечали мудрость Бориса в государственных делах: «…хвалили его также за ревность  искоренять грубые пороки народа. Несчастная страсть к крепким напиткам, долгое время была осуждаема в России единственно учителями христианства и мнениями людей нравственных…. Борис запретил сию вольную продажу крепких напитков». (Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: «Альфа-Книга» 2008. с. 1082)

         Среди положительных тенденций правления Бориса Федоровича, историк выделял, также «…намерение завести школы, и даже университеты.…Но, оставив эту мысль, царь, послал 18 молодых Боярских людей в Лондон, в Любек и во Францию учиться языкам иноземным. …Умом естественным поняв великую истину, что народное образование есть сила государственная…он звал к себе их Англии, Голландии, Германии не только лекарей, художников, ремесленников, но и людей чиновных в службу» (Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: «Альфа-Книга» 2008. с.1083)

        Автор рассматривает и внешнюю политику Бориса Федоровича, отмечая его разумность и продуманность: «В делах внешней политики Борис следовал правилам лучших времен Иоановых, изъявляя благоразумие и решительность, осторожность в соблюдении целости, достоинства, величия России» (Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: «Альфа-Книга» 2008. с.973)

        Однако, по мнению Н.М. Карамзина, плохие поступки царя перевешивают хорошие. Подводя итог правлению Бориса, он пишет: « Достигнув цели, возникнув из ничтожности рабской до высоты Самодержца, усилиями неутомимыми, хитростью неусыпною, коварством, происками, злодейством,  Годунов на время благоустроил державу, на время возвысил ее во мнении Европы, но не он ли и ввергнул Россию в бездну злополучия почти неслыханного — предал в добычу ляхам и бродягам, вызвал на феантр сонм мстителей и самозванцев истреблением древнего племени царского? Не он ли, наконец, более всех содействовал уничтожению престола, восев на нем святоубийцею» (Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: «Альфа-Книга» 2008г. с. 1084)

       Исторические взгляды  Н.М.Карамзина, полностью исходили из рационалистического представления о ходе общественного развития и в этом смысле совпадали с взглядами  В.М. Татищева. Все его усилия были направлены на то, чтобы определить политические и моральные мотивы деятельности Бориса Годунова.

        В дальнейшем, ученые долго были настроены против Бориса как в деле избрания его на престол, так и в деле смерти царевича Дмитрия.

        Итоги устоявшейся традиции, которая велась с XVI-XVII вв., подвел С.М. Соловьев (1820-1879). Главное его сочинение «История России с древнейших времен» Издание ее началось в 1851 года.

         Историк совершил гигантский шаг вперед по сравнению со своими предшественниками. Сочинение Н. М. Карамзина заканчивалось описанием событий начала XVII века. Для того чтобы написать историю страны XVII –XVIII вв., Соловьеву пришлось не один год провести в архивах, отыскивая и обрабатывая новые документы и материалы. В результате его исследование стало, по выражению В.О. Ключевского, своеобразной энциклопедией.  

           Рассматривая правление Бориса Годунова, он не обвиняет  его, а, просто констатирует события.

           С.М. Соловьев уделяет большое внимание государственной деятельности Бориса в «голодные годы»  (1601-1605гг.): «Зло увеличилось тем, что Борис велел раздавать в Москве ежедневно деньги бедным  …Наконец для прекращения голода употребили действительные меры: послали в отдаленные области, отыскали там запасы хлеба от прежних годов, привезли в Москву и в другие города и продавали за половинную цену бедным, вдовам и сиротам  …Чтобы дать работу людям, стекшимся в Москву, построены были каменные палаты в Кремле…»(Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: «Эксмо» 2008, с.281).

         Исследование историка показывает, что чем больше Борис пытался стабилизировать социально — экономическое положение в стране, тем больше  оно ухудшалось. Все подозрительнее становился и сам Годунов, который стал поощрять доносительство, выплачивая за доносы денежное вознаграждение.

         Автор пишет: «…это  поощрение произвело действие страшное: люди начали умышлять всякий над своим боярином; сговорившись между собою человек по пяти, один шел доводить, а других поставлял в свидетели. И от таких доносов была в царстве большая Смута: доносили друг на друга попы, пономари, Жены доносили на мужей, дети – на отцов, от такого ужаса мужья от жен таились, и в этих окаянных доносах много крови пролилось неповинной, многие от пыток умерли, других казнили, иных по тюрьмам разослали – ни при одном государе таких бед не было». (Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: «Эксмо» 2008, с.280).

         Таким образом, главной причиной падения Бориса Годунова, автор видит, его нравственное падение, что повлекло за собой падение нравственности всего государства,  и, в конечном счете, вовлекло Россию в Смуту.

         Однако историческая прозорливость С.М. Соловьева позволила ему рассмотреть в Борисе не одни черты драматического злодея, но и качества истинно государственного деятеля. Со времени именно «Истории» Соловьева, Борис стал предметом не столько обличения, сколько серьезного изучения.

         Самым непримиримым исследователем в отношении Бориса Годунова, был Н.И. Костомаров(1817-1885). В  книге: « Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей» он приводит характеристику Бориса Федоровича Годунова.

         Однако критиками была отмечена слабая сторона этой книги,  не характерная для биографического направления,  на первом плане у автора стояла, прежде всего, нравственная организация человека, а не его деяния.

         Н. И. Костомаров убежден в том, что «вся деятельность Бориса сведена к обогащению, к возвышению своего рода… Ничего творческого в его природе не было. Он не способен был сделаться ни проводником какой-то  ни было идеи, ни вожаком общества по новым путям, эгоистичные натуры менее всего годятся для этого» (Костомаров Н.И.Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: «Эксмо» 2005 г. С.476).

Рефераты:  Вирусология. Природа, происхождение, эволюция вирусов : Farmf | литература для фармацевтов

         Автор не находил в Годунове ни одной симпатичной черты и  даже хорошие его поступки готов объяснить дурными мотивами: «Люди хоть и видели, что все это ложь, но не смели не только ничего сделать, но даже чего-нибудь помыслить против Годунова. Он отнял у всех власть и всех держал в страхе. В Алексине начали ходить толки, что Борис сам навел хана, чтобы отвлечь русских от убийства Дмитрия.  Годунов тотчас приказал разыскать злословивших его, предавать пыткам, заключать в темницы, резать языки, но действовал так, как будто бы все это шло не от него» (Там же).

          Центральным было обвинение в  убийстве царевича Дмитрия: « Следствие было проведено бессовестным образом. Все натягивалось к тому, будто царевич зарезался сам. Годунов подал это следствие на обсуждение патриарха и духовенства. Патриарх, всем обязанный Борису, произнес такое мнение, какое угодно его покровителю» ((Костомаров Н.И.Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: «Эксмо» 2005 г. С.478)

         Иного взгляда на личность Бориса придерживались до сих пор только М. П. Погодин, К. С. Аксаков и Е.А. Белов. Однако,  с изменением научных интересов, внимание историков направилось от личности Бориса к изучению той эпохи в  целом. Серьезное и свободное исследование времени Бориса повело к тому, что с достоверностью выяснился большой правительственный талант Бориса и в его характеристику вошли новые, благоприятные для его оценки черты. Правда, не всех историков новые материалы расположили в пользу Годунова; но как только явилась возможность перейти от летописных повествований к «документальным данным», у Годунова стали множиться в науке защитники и почитатели. Не говорим об «историографе» Миллере, который в XVIII веке прямо-таки не смел, быть откровенным в отзывах о Годунове из боязни выговоров и взысканий от начальства. Более свободный и смелый историк николаевского времени М. П. Погодин должен быть признан первым открытым апологетом Годунова. По отзыву его университетского слушателя «голос его принимал живое, сердечное выражение, когда он говорил о Борисе Годунове и с увлечением доказывал нам (студентам), что Борис Годунов не был убийцей царевича Дмитрия и не мог быть». (Зимин  А.С. Россия на пороге Нового времени. М.: Издательство «Мысль» 1972. с.20)

      С кафедры и в печать переносил М.П. Погодин свою симпатию к Борису. За Погодиным следовал Н. С. Арцыбашев (1830) с его оправданием Бориса от обвинения в покушении на царевича, А. А. Краевский (1836) с общей панегирической характеристикой Бориса и П. В. Павлов (1850) с его указанием на положительное значение всей деятельности Годунова как правителей и политика. Позднее в пользу Бориса по разным поводам высказывались К. С.Аксаков (1858), Е. А. Белов (1873), А. Я. Шпаков (1912) и некоторые другие писатели.

(Зимин А.С.  Россия на пороге Нового времени. М.: Издательство «Мысль» 1972. с.25)

       Новую традицию в оценивании деятельности Бориса Годунова, в начале XX века открывает В.О. Ключевский (1841-1911). В главном своем труде «Курс русской истории», он  выдвигает новый фактор развития общества. Ранее решающей силой исторического процесса виделась деятельность отдельных царствующих лиц или же государства. Ключевский же доказывал, что развитие общества зависит то сочетания различных факторов — как внешних, так и внутренних: экономического, социального, географического, этнического.  Обвинения Годунова во многих кровавых преступлениях он отмёл как клевету. Яркими красками нарисовал  портрет человека, наделённого умом и талантом, но всегда подозреваемого в двуличии, коварстве и бессердечии. Загадочная смесь добра и зла — таким виделся ему Борис. (Ключевский В.О.  Полный курс лекций по русской истории. М.: «Мысль» 1993. с. 156)

        Владимир Осипович пишет: «Борис не был наследственным вотчинником Московского государства, он был народным избранником, начинал особый ряд царей с новым государственным значением» (Ключевский В.О.  Полный курс лекций по русской истории. М.: «Мысль» 1993. с. 160)

        Таким образом, впервые был поднят вопрос об историческом значении самого факта избрания царя. В отличие от предшественников, он не сводит деятельность Бориса только к незаконным методам прихода к власти.

        Кроме того,  В.О. Ключевский не согласен с тенденцией, считать Годунова творцом крепостного права. В  своей работе  «Происхождение крепостного права в России», он  старался детально проследить,   как складывались крепостнические отношения на Руси, выявить их суть с экономической и юридической точек зрения. Он доказывал, что крепостная зависимость в России была порождена экономической задолжностью крестьян землевладельцам и развивалась на основе отношений между частными лицами. Государство же лишь оформило их законодательно.  

        Отметив это обстоятельство, В.О.Ключевский назвал исторической сказкой мнение об установлении крестьянской неволи Годуновым.  «Не правительственные распоряжения, — утверждал он, — а реальные условия жизни, задолженность крестьян положили конец крестьянским переходам» (Ключевский В.О.  Происхождение крепостного права. М.: «Мысль» 1986. с. 123).

        Но эта теория была поколеблена, когда в архивах обнаружились документы о «заповедных летах». Источники рисуют картину достаточно неожиданную. В правление Годунова крепостной режим стал впервые приобретать четкие контуры. Механизм «заповедных лет» возник не из закона дательного акта, а из практических распоряжений властей. Финансы стали одной из главных пружин этого механизма!!! И сыграть зловещую роль крепостника суждено было Борису Годунову. Авторы исторической справки 1607 года утверждали, что благочестивый Федор закрепостил крестьян по наговору Бориса. В действительности все произошло иначе. Основы крепостнического режима были заложены приказным ведомством дьяка Андрея Щелколева. Сместив фактического соправителя, Борис присвоил плоды его многолетних усилий. Через три года после отставки дьяка Годунов облек установления Щелколева о 5-летнем сроке сыска крестьян в форму развернутого законодательного акта. Издание закона 1597 года означало, что система мер по упорядочению финансов окончательно переродилась в систему прикрепления к земле. Таким был механизм закрепощения многомиллионного русского крестьянства. Крепостной закон 1597 года был издан от имени царя Федора. Но Федор доживал свои последние дни, и современники отлично знали, от кого исходил именной указ. Крепостнический курс доставил Борису широкую поддержку со стороны феодального дворянства (Корецкий Н.М. Формирование крепостного права в России.  М.: 1986. с.270).

        Еще одним защитником Бориса Годунова является С.Ф. Платонов (1860-1933). Он считал, правление Бориса Годунова «переходным этапом к более высокой ступени — государственно-национальному порядку после Смутного времени, то есть государству для всего русского общества: нового класса (дворянства) и среднего класса – торговых людей, капиталистых, то есть зажиточных, богатых» (Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. Ростов «Феникс» 2000. с.232)

       Цель автора, смотреть на личность Бориса не через призму убийства царевича Дмитрия», а дать объективную оценку его государственной деятельности. Сергей Федорович утверждает:  «…историческая роль Бориса была чрезвычайно симпатична. В своей политике он выступал как поборник общегосударственной пользы, связавший свою судьбу с интересами среднего класса» (Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. Ростов «Феникс» 2000. с.236)

         Автор выделяет следующие положительные черты в правлении Годунова:

  • миролюбивое направление  внешней политики (таким образом, народ получил столь долгожданный покой после правления Ивана Грозного);
  • гуманная черта внутренней политики, это, выражаясь языком того времени, «защита вдов и сирот», забота о нищих, широкая благотворительность во время голода и пожаров, освобождение от податей многие местности на три, на пять и более лет;
  • проведение мер, направленных на оживление торговли и промышленности. (Там же)

       С.Ф. Платонов реабилитирует личность Бориса в глазах потомком: «История поставили ему (Борису) задачей умиротворение взволнованной страны, и он талантливо решил эту задачу. В этом именно и заключается историческое значение личности Бориса как царя правителя. Решая, однако, свою задачу он ее не разрешил удовлетворительно, не достиг своей цели: за ним последовали не мир и покой, а смута, но в этом была не его вина. Боярская среда, в которой ему приходилось вращаться, с которой он должен был работать и бороться, общее потрясение государственного организма, несчастное совпадение исторических случайностей – все слагалось против Бориса и со всем сладить, было не по силам даже его большому уму. В этой борьбе Борис и был побежден»  (Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. Ростов «Феникс» 2000. с.250)

           Таким образом, к началу XX в., в исторической литературе, критике подвергаются исследования, основанные на обвинениях Бориса Годунова.

            Рассматривая правление Бориса, профессор А. Я. Шпаков(1925) был изумлен обилием обвинений против него и их легкомыслием: «История Бориса Годунова, — говорит он, — описана в летописях и различных памятниках, а оттуда и у многих историков, весьма просто. После смерти Ивана Грозного,  Борис Годунов сослал царевича Дмитрия и Нагих в Углич, Богдана Бельского подговорил устроить покушение на Федора Ивановича, потом сослал его в Нижний, а И. Ф. Мстиславского в заточение, где повелел его удушить;  призвал жену Магнуса, “короля Ливонского”, дочь Старицкого князя Владимира Андреевича — Марью Владимировну, чтоб насильно постричь ее в монастырь и убить дочь ее Евдокию. Далее он велел перебить бояр и удушить всех князей Шуйских, оставив почему-то Василия да Дмитрия Ивановичей; затем учредил патриаршество, чтобы на патриаршем престоле сидел “доброхот” его Иов; убил Дмитрия, подделал извещение об убийстве, подтасовал следствие и постановление собора об этом деле, поджег Москву, призвал Крымского хана, чтобы отвлечь внимание народа от убийства царевича Дмитрия и пожара Москвы; далее он убил племянницу свою Феодосию, подверг опале Андрея Щелкалова, вероломно отплатив ему злом за отеческое к нему отношение, отравил Федора Ивановича, чуть ли не силой заставил посадить себя на царский трон, подтасовав земский собор и плетьми сбивая народ кричать, что желают именно его на царство; ослепил Симеона Бекбулатовича; после этого создал дело о заговоре “Никитичей”, Черкасских и других, чтобы «извести царский корень», всех их перебил и заточил; наконец, убил сестру свою царицу Ирину за то, что она не хотела признать его царем; был ненавистен всем «чиноначальникам земли» и вообще боярам за то, что грабил, разорял и избивал их, народу — за то, что ввел крепостное право, духовенству — за то, что отменил тарханы и потворствовал чужеземцам, лаская их, приглашая на службу в Россию и предоставляя свободно исповедовать свою религию, московским купцам и черни — за то, что обижал любимых ими Шуйских и Романовых и пр. Затем он отравил жениха своей дочери, не смог вынести самозванца и отравился сам. Вот и все». (Шпаков А.Я. Преступление и наказание Бориса Годунова.  М.: 1983.с.215)

         Итак, для исторических исследований XVIII-XIX вв., характерно разделение на две группы: продолжателей летописной традиции  (В.Н.Татищев, Н.М. Карамзин, Н.И. Костомаров, С.М. Соловьев и др.) и новых направлений,  которые пытались объективно оценить деятельность Бориса Годунова  (В.О. Ключевский, С.Ф.Платонов, А. Я. Шпаков)

       Продолжатели летописной традиции, в оценке личности Бориса, уверены в преступлениях, совершенных им как в годы Федора, так и в годы собственного правления:

  • сослал царевича Дмитрия и Нагих в Углич;
  • организовал покушение на Федора Ивановича;
  • призвал жену Магнуса, «короля Ливонского», дочь Старицкого князя Владимира Андреевича — Марью Владимировну, чтоб насильно постричь ее в монастырь и убить дочь ее Евдокию;
  • велел «уничтожить» бояр и удушить всех князей Шуйских;
  • учредил патриаршество, чтобы на патриаршем престоле сидел “доброхот” его Иов;
  • убил Дмитрия, подделал извещение об убийстве, подтасовал следствие и постановление собора об этом деле;
  • поджег Москву, призвал Крымского хана, чтобы отвлечь внимание народа от убийства царевича Дмитрия и пожара Москвы;
  • подтасовал Земский собор, и «плетьми сбивая народ кричать, что желают именно его на царство»;
  • убил сестру свою царицу Ирину за то, что она не хотела признать его царем;
  • отравил жениха своей дочери, не смог вынести самозванца и отравился сам.

        Подкрепленный точными ссылками, этот перечень обвинений на Годунова нисколько не преувеличен. Он только собирает вместе все то, чему верили и чему не верили историки, что они излагали, как факт, что опускали по несообразности и невероятности. Несчастье Бориса состояло в том, что в старые времена,  писавшие о нем, не выходили из круга перечисленных обвинений. Дело стало меняться, когда с изменением научных интересов, внимание историков направилось от личности Бориса к изучению той эпохи в  целом. Серьезные и свободные исследования времени Бориса, проведенные   М. П. Погодиным,

К. С. Аксаковым и Е.А. Беловым, привели к тому, что с достоверностью выяснился большой правительственный талант Бориса и в его характеристику вошли новые, благоприятные для его оценки черты. 

      Новый взгляд на деятельность Бориса Годунова появляется в работах В. О. Ключевского, который считает, что роль и значение деятельности Бориса для российской истории велика, «он был народным избранником, начинал особый ряд царей с новым государственным значением»

      Таким образом, представители второй группы,  отмечают  правительственный талант Бориса и выделяют  прогрессивные направления его политики, такие как:

Глава II. Оценка личности Бориса Годунова  советской и современной

Историографией

2.1 Советская литература о Борисе Годунове

          Советская историческая наука, вооруженная марксистско-ленинской методологией, за 50 лет своего существования достигла значительных успехов в изучении личности Бориса Годунова.  В центре ее внимания находились, прежде всего, социально-экономическая политика, положение  трудящихся масс и их напряженная борьба за освобождение от социального гнета. Первостепенное внимание, стало уделяться  роли Бориса Годунова, в формировании крепостнического режима.                                                                                

        Очень плодотворной была попытка В.П. Корецкого рассмотреть процесс закрепощения крестьян после смерти Ивана Грозного: «Начало царствования Годунова казалось на редкость благополучным. Но то была только видимость. Попытки навязать народу крепостнический режим наталкивались на глухое сопротивление масс, усиливавшееся от года к году. Признаки недовольства можно было заметить повсюду — в сельской местности и в городах» (Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России. М., 1986. с.128).  

      Автор, на большом конкретно-историческом материале обосновывает этот шаг Бориса как попытку, наладить сельскохозяйственное производство.      Он обращает внимание на то, что при вступлении на трон Борис обещал благоденствие, как дворянам, так и крестьянам. Однако, льготы, предоставленные отдельным местностям, быстро исчерпали себя. Крестьяне стонали под тяжестью государевых податей. Налоговый гнет разорял деревню.  Кроме того, в начале 17 века  сельское хозяйство пришло в упадок под влиянием стихийных бедствий. В России, всегда, сельскохозяйственное производство отличалось крайней неустойчивостью и в огромной мере зависело от погодных условий. Изучение климатических изменений привело ученых к выводу, что на протяжении последнего тысячелетия самое крупное похолодание произошло во второй половине XVI — начале XVII века. (Там же)

         Таким образом,  по мнению Корецкого, под влиянием  этих факторов все попытки Бориса стабилизировать социально-экономическое положение в стране были обречены на неудачу (Корецкий В. И. Голод 1601-1603 гг. в России и церковь// Вопросы истории религии и атеизма. М., 1959. Т.7. с.240.)»

        Чрезвычайно интересно наблюдение Б.Д. Грекова о том, что крестьянская политика Годунова отвечала интересам служилой массы: «Годунов избегал таких шагов, которые могли вызвать раздражение знати, и в то же время не побоялся раздражения мелкого дворянства — самой многочисленной прослойки господствующего класса. Сделав временные уступки крестьянству, власти постарались по возможности сгладить неблагоприятное впечатление, произведенное на мелких землевладельцев. А вот крестьяне по-своему истолковали благосклонное обращение к ним нового царя. Они отказывались платить «налоги и продажи», подати и оброки, переселялись на удобные для них земли, не, обращая внимание на то, что добрая половина земель в государстве оставалась заповедной. Реакция крестьян была столь бурной, что при повторном издании указа в 1602 году из него исключили слова о даровании выхода «от налога и от продаж». В конечном счете, тонко рассчитанная политика Годунова никого не удовлетворила. Династия сохранила поддержку верхушки феодального класса, зато в среде мелкого дворянства ее популярность стала быстро падать. Борису не удалось завоевать народные симпатии» (Греков. Крестьяне на Руси. К.2 1963. с. 231-232)

      С таких же позиций деятельность Бориса оценивала Е.Н. Кушева: «Главной причиной неудачи был, конечно, крепостнический курс правящих верхов. Борис вынужден был расплачиваться за свою политику. Он видел кругом смятение умов, измену. Агитация в пользу «доброго» царя распространялась повсюду, словно поветрие. Бессилие порождало жестокость. После расправы с вождем повстанцев — Хлопком в 1603 году пытки и казни превратились в повседневное явление. Восставшие холопы, посадские люди, крестьяне не могли рассчитывать на снисхождение. Крепостническое государство старалось виселицами оградить себя от народного гнева. В наиболее жестоких формах террор применялся в отношении низов, а не дворянства» (Кушева Е.Н. К истории холопства, стр. 83-90. В.М Панеях. Кабальное холопство на Руси в 16 в. Л.,1967, с.136)

     Она считает, что, в правление Бориса Годунова  в судьбах России произошел крутой перелом. Фактический преемник Грозного, Годунов расширил и упрочил дворянские привилегии. В стране утвердилось крепостное право. Законы против Юрьева дня доставили Борису поддержку феодальных землевладельцев. Но против него восстали социальные низы. Падение династии Годуновых послужило прологом к грандиозной крестьянской войне, потрясшей феодальное государство до основания.

      Исследовались и другие направления государственной деятельности Бориса Годунова. Обстоятельными исследованиями А.Н. Сахарова рассмотрены вопросы внутренней и внешней политики.   Автор утверждает: «… Значение деятельности Бориса велико, он реформировал внутреннюю и внешнюю политику, в 90-е гг. заключает выгодное перемирие с Польшей, проводит победоносную войну со Швецией, возвратив многое из потерянного Грозным в Ливонской войне и расширив выход к Балтийскому морю. За Россией окончательно закрепляются Сибирь, строятся города, укрепляются границы» (Сахаров А.Н. Смута в Московском государстве. М.: «Современник» 1989г. с.135)

    А. Н. Сахаров отмечает, что даже, враги, отдавая должное Борису,     соглашались с тем, что у него, было множество великих замыслов и только неблагоприятные обстоятельства помешали ему их осуществить.

        Морозова Е. Н. дает полную характеристику Борису Годунову: « Если при царствовании Федора правление Б. Годунова было весьма успешным, то его собственное царствование оказалось неудачным. Рухнули планы Бориса укрепить, международный престиж государства с помощью династических браков. Гонения на представителей наиболее знатных фамилий (Романовых, Шуйских) вызывали скрытую вражду и глухое недовольство в придворных кругах. Огромный урон экономике страны нанес голод 1601— 1603 гг., вызванный затяжными неурожаями. Он привел также к оттоку населения из центральных районов на окраины, где выросла мощная организация казачества. Попытки окончательного закрепощения крестьян приводили к классовым конфликтам. Предтечей будущей Крестьянской войны стало восстание Хлопка в 1603 г».

      Самой большой угрозой власти Б. Годунова, автор считает,  появление в Польше самозванца, выдававшего себя за давным-давно погибшего в Угличе царевича Дмитрия: «Агенты самозванца усиленно распространяли на Руси версию о его чудесном спасении от рук убийц, посланных Годуновым, и доказывали законность его права на отчий престол. Это привело к смятению умов и замешательству во всех слоях общества». ( Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.:  2002. с.122)

       Во второй половине XX в. появляется новая постановка вопроса о личности Бориса.

     Обстоятельно исследовал   правление Б.Ф. Годунова  Л. Н. Гумилев. Он, первый из историков, попытался опровергнуть всем известную характеристику Бориса Годунова, данную  А. С. Пушкиным:

                     Какая честь для нас, для всей Руси!

                     Вчерашний раб, татарин, зять Малюты,

                     Зять палача и сам в душе палач,

                     Возьмет венец и бармы Мономаха…

           Л. Н. Гумилев, пишет: «… Борис Годунов происходил из татар, но его предки вышли из Орды еще при Иване  Калите, то есть за 200 лет до его рождения, и, конечно, его происхождение не могло иметь решающего значения. «Вчерашний раб» принадлежал крупному боярскому роду и сам был окольничим при Иване Грозном. Окольничий – второй по старшинству чин после боярина. Так называли доверенных людей. Находившихся около царя, его советников. Борис Годунов,  был умный человек, прекрасный волевой администратор, именно поэтому он выдвинулся при Иване Грозном, а после его смерти,  возглавил правительство, чему способствовал тот факт, что сестра Бориса была замужем за сыном Ивана – царем Федором, который по собственной воле передал бразды правления в руки шурина» (Лев Гумилев. От Руси к России. Москва «Издательство АСТ», 2002. с.146).

         Гумилев считал Годунова: «… настоящим реформатором и по-своему справедливым, хотя  и крутым человеком: он хотел, чтобы всем было одинаково плохо. Конечно, порядок, установленный Годуновым, был лишен тех крайностей и злодеяний, которые происходили при Иване Грозном. Но режим во время его царствования, которое официально началось в 1958 году, после смерти Федора, вполне можно назвать полицейским. Этот режим оказался довольно тяжел для всего населения страны. Никто не чувствовал себя ни на одну минуту вы безопасности: знакомые, слуги, родственники всегда могли донести, и последствия этого могли быть самые печальные. Правда, казни применялись  мало, «воров» в основном отправляли в ссылку…»(Лев Гумилев. От Руси к России. М.: «Издательство АСТ», 2002. с.150).

        Однако, автор, выделяет и недостатка государственной деятельности царя Бориса: «… правительство Бориса Годунова, несмотря на очень разумную внешнюю политику, несмотря на то, что была налажена хозяйственная жизнь страны, сделаны большие государственные запасы, упорядочена налоговая система, было мало популярно в народе. Недовольство политикой Бориса зрело во всех сословиях и было вызвано, прежде всего «пережитками прошлого», то есть сохранением при Борисе наследия царствования Ивана Грозного в виде застенков и системы тотального доносительства. Всеобщее недовольство,  должно было найти выход, и оно нашло его в поддержке Самозванца» (Лев Гумилев. От Руси к России. Москва «Издательство АСТ», 2002. с.151).

      Быстрая победа самозванца (Лжедмитрия I), по мнению Л.Н. Гумилева, стала возможна, прежде всего по тому, что Борис с самого начала проводил политику довольно серьезной изоляции России от сопредельных западных государств: Речи Посполитой и Швеции.

     По вопросу о крепостном засилье, Лев Николаевич, согласен с В.П.Корецким. Однако, он,  обращает внимание на то, на что  раньше, не обращал внимание,  не один исследователь: «… отменяя Юрьев день,  Борис Федорович, попытался компенсировать ущерб, разрешил крестьянам писать любое количество доносов на своих господ и приказал принимать эти доносы к рассмотрению».  (Лев Гумилев. От Руси к России. Москва «Издательство АСТ», 2002. с.152)

      А.С. Павлов, анализируя деятельность Бориса Федоровича, писал: « Что, если мы клевещем на Годунова, если несправедливо терзаем память человека, веря ложным мнениям, принятым в летопись бессмыслием или враждою?» (Павлов А.С. Государев двор. М.:  «Аванта» 2003г.,с.226)

    Тот же самый вопрос встает и перед другими  историками нашего времени: до сих пор исторический материал, касающийся личной деятельности Бориса, настолько неясен, а политическая роль Бориса настолько сложна, что нет возможности уверенно высказаться о мотивах и принципах его деятельности и дать безошибочную оценку его моральных качеств. В этом находит свое объяснение и доныне существующая литературная разноголосица относительно Бориса.

       А. Я. Перевозников,  не согласен с обвинениями против Бориса и их легкомыслием: «…многочисленные обвинения против Бориса никем не доказаны» (Морозова Е.Н.  Смутное время в России. М.:  2002. с.226)

      Он объясняет неудачи Бориса Годунова тем, что, антигодуновская оппозиция занимала ключевые позиции в думе и располагала поддержкой дворянства, более того, стремящаяся к унии с Речью Посполитой, чтобы избавиться от Годуновых.

       Б.С. Соловьев считает, что  Борис не хотел царский венец, не будучи избранным Земским собором, и после чего, не сразу согласился принять царский титул, и только после благословления сестры, царицы Ирины дал согласие. Исследовав правление Бориса Федоровича пришел к выводу: «Судя по всему, Годунов вполне мог оставить о себе память как о блестящем правителе, но этого не получилось. И беда здесь даже не в том, что вторая половина его царствования омрачилась неурожаями, мором и смутами. Несчастье Годунова заключалось в том, что его так и не восприняли как Богом данного царя. Его не боялись, как раньше Ивана Грозного, его не любили, как позже Михаила Романова. Его терпели лишь как ловкого пройдоху, интригой овладевшего чужим троном, не прощали ему просчетов и не испытывали благодарности за его дары. Любопытно, что это отношение присуще было всем слоям общества – от простого народа до боярства; и никто лучше самого Бориса не понимал ложности положения» (Б.И. Соловьев. Русское дворянство. Санкт-Петербург. «Полигон» 2003.с.105)

          Исследования советских историков позволили  рассмотреть в Борисе не одни черты драматического злодея, но и качества истинно государственного деятеля. Более подробную характеристику Бориса составил Руслан Скрынников,  признаваясь, что не может понять, что преобладало в Борисе: добро или зло. Он, по пунктам традиционных обвинений, оправдывает Бориса Федоровича:

  • Татарское происхождение, не больше, чем легенда. «Предки Годунова не были ни татарами, ни рабами. Коренные костромичи, они издавна служили боярами при московском двор…»(Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. 2003. с.116)
  • Борис не виновен в смерти царевича Дмитрия. «Никак не меньше шести человек, стоявших подле царевича на дворе, видели своими глазами, его гибель. Трудно, усомниться, что Нагие сфабриковали дело, постарались уничтожить подлинные улики» (Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. 2003.с.125)
  • Годунова нельзя считать творцом крепостного режима. «Государство ввело «заповедные лета» как сугубо временную финансовую меру, но требующую особого законодательного подтверждения. Мелкое дворянство оценило выгоды этой меры и добилось того, что система временных мер превратилась в постоянный порядок…»(Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. 2003.с.130)

        Подводя итог царствованию Бориса Годунова, Р.Г. Скрынников писал: «Борис был щедро одарен талантом государственного деятеля, далеко превосходя своих противников. И все же ему не удалось предотвратить гражданскую войну. Победа досталась авантюристу, принесшему России неисчислимые бедствия» (Скрынников Р.Г. Борис Годунов. М. 2003.с.136)

Рефераты:  Темы рефератов для всех аспирантов и соискателей по дисциплине «История и философия науки» - общая тематика

        Для советской исторической науки характерен отказ от обвинений в адрес Бориса Годунова. Рассматривается, прежде всего, его государственная деятельность. Исследователи пришли к выводу, что, в правление Бориса Годунова произошел крутой перелом. Фактический преемник Грозного, Годунова расширил и упрочил дворянские привилегии. В стране утвердилось крепостное право. Законы против Юрьева дня обеспечили Борису поддержку землевладельцев. Но от него отвернулся народ, и земская династия пала.

2.2. Борис Годунов в современной исторической литературе

          В современной исторической литературе, главное внимание отводится предвыборной борьбе Бориса Годунова.

          Именно эту проблему рассматривает Владимир Рогоза  в своей статье «Борис Годунов использовал PR-технологии в предвыборной борьбе?»

         Автор сравнивает времена Бориса Годунова с современным временем. Он пишет: « …в борьбе за власть и тогда, и в наши дни используются похожие приемы. И путь к царскому венцу Бориса Годунова тому подтверждение».
(Борис Годунов использовал PR-технологии в предвыборной борьбе [Электронный ресурс]//Город Москва/ В.Н. Рогоза. Москва, 2021. URL:  
http://slovari.yandex.ru/dict/litenc).

          Виктор Рогоза выделяет условия, способствующие возвышению Годунова: «В годы царствования Федора Иоанновича в результате острой борьбы, унесшей не один десяток жизней, Годунов смог стать соправителем государства, принимающим решения от имени самодержца, и заручиться поддержкой Православной церкви, организовав избрание на Руси патриарха» (Там же).

          Автор анализирует предвыборную борьбу Бориса Годунова и считает, что в ней были использованы  PR-технологии, он рассматривает их поэтапно и выделяет шесть этапов:

1. Сначала Борис попытался посадить на трон свою сестру, царскую вдову Ирину, но под давлением толпы (бояре организовали народные волнения), она отказалась от власти в пользу Боярской думы.

 «Столица первый раз стала ареной предвыборной борьбы, первый этап которой, Борис проиграл. Только противоречия в Думе, куда Борис заранее провел своих родственников и сторонников, не позволили боярам лишить его поста правителя» (Там же)

2. После чего, все предвыборные хлопоты берет на себя, патриарх Иов. В феврале он собрал  Земский собор, на который пригласили верных ему духовных лиц и сторонников правителя. На Соборе была зачитана «хартия», в которой ярко описывалась биография претендента и умело обосновывались его притязания на престол. Эту хартию можно считать первым агитационным предвыборным документом в России. (Там же)

         3. В результате деятельности Иова, Земский собор принял решение об избрании Годунова на царство и решил провести шествие к Новодевичьему монастырю и «всем единогласно с великим воплем и неутешным плачем» просить Годунова принять царство.

4. 20 февраля патриарх организовал шествие к монастырю. В этой ситуации Годунов сделал рискованный, но продуманный ход, – он отказался принять престол. Правитель правильно рассчитал, что дальнейшие уговоры, которые, умело, организует Иов, создадут благоприятный общественный резонанс.

 Иов Годунова не подвел. Уже вечером в Москве зазвонили колокола, открылись все церкви. За кого всю ночь агитировали духовные пастыри – сомневаться не приходится. Утром к Новодевичьему монастырю двинулся крестный ход, сопровождаемый толпой народа. Видимость всенародной поддержки была достигнута. Но, отказывавшись, для виду, Годунов согласился принять царский венец.

        Формально избранный на царство, он не спешил в Москву. По традиции решение Собора должно быть утверждено Боярской думой. Но Дума делать этого не собиралась, а сломить ее сопротивление сторонники Годунова пока не могли.

 5. Иов нашел выход из положения. В начале марта он собрал новый Земский собор, на котором решили провести всеобщую присягу на верность царю, причем проводить ее надлежало в храмах. В провинцию отправились представители Годунова, которые кроме текста присяги везли денежное жалование дворянам (весомый «аргумент»)

6. Не рискнув вступать в открытую конфронтацию, Годунов нашел способ привести боярство к покорности. На южных рубежах «внезапно» возникла военная опасность, и Борис возглавил поход против крымских татар, которые в этот год о походе на Русь и не помышляли.

Через два месяца было объявлено, что противник «убояша». Полки распустили, а Годунов торжественно вернулся в Москву. Во второй половине лета Москва снова «целовала крест» царю, причем делалось это не в Думе, а опять в церкви, под контролем Иова. Присягнули новому царю и многие из бояр, чем устранили формальные препятствия для проведения коронации.

7. 1 сентября в Новодевичий монастырь отправилось торжественное шествие. Теперь в нем участвовали и представители Думы. В этот раз долго уговаривать Годунова не пришлось; он милостиво согласился короноваться «по древнему обычаю». Через два дня Борис Годунов был наконец-то увенчан царским венцом. Чтобы не возникало сомнений в законности этого события, был созван новый Земский собор, члены которого (в том числе и бывшие противники Годунова) задним числом подписали новую утвержденную грамоту.

            Автор подводит итог предвыборной борьбе Бориса Годунова: «Длительный период борьбы Годунова за власть успешно завершился. Самый ответственный его этап – непосредственную борьбу за царскую корону, Годунов сумел пройти практически без пролития крови, не создавая серьезных общественных потрясений в стране. К сожалению, его царствование, начавшееся так мирно, вскоре переросло в смутное время (Там же).

В.С. Блеклов, в статье « Общий обзор Бориса Годунова» анализирует отношение современной российской общественности к Борису Годунову: «Русская общественность до настоящих дней считает, царя Бориса Годунова, вдохновителем  убийства царевича Дмитрия в Угличе. Он считает — «благодаря» тоже только что выделенным «стараниям» царя, по «Борису Годунову». Прямо называя его, при этом, — со страниц многочисленных газетных и журнальных публикаций, в многочисленных радио и телепередачах — царем-убийцей» ( Общий обзор Бориса Годунова. [Электронный ресурс]: электрон. путеводитель / В.С. Блеклов. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/litenc)

         Автор, высказывает, новую точку зрения о причинах падения Бориса Годунова: «Можно только выделить, что трагедия, царя Бориса Годунова, состоит не в том, что он всю свою жизнь  душевно мучился убийством царевича Дмитрия, а в том, что безгранично, до конца дней своих, верил и доверялся —  Иуде! Которого — не убивал! именно князю Василию Шуйскому. Князю, который плетёт, за его спиной, обширнейший заговор против него» ( Общий обзор Бориса Годунова. [Электронный ресурс]: электрон. путеводитель / В.С. Блеклов. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/litenc)

       А.М. Виноградов в статье «Избирательная кампания боярина Годунова», сравнивает государственное управление XVI в. и современного времени.  Рассказывая о том, как Борис Годунов стал русским царем, уже не обходится без современной лексики: элита, олигархи, административный ресурс, пиар, креатив.

     Автор называет бояр олигархами: « Я буду называть их олигархами, поскольку в кремлевских палатах XVI века наблюдалось такое же сращение денег и власти, которым запомнилась нам ельцинская эпоха. Правда, тут нужно сделать существенную оговорку: влиятельность родовитых бояр нарастала веками, а не за два-три года, как у безродных властелинов при Ельцине» ( Избирательная кампания Бориса Годунова. [Электронный ресурс]/А. М. Виноградов. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/litenc)

       А.М. Виноградов считает, что в « XVI века Годунов провел классическую избирательную кампанию, которая длилась восемь месяцев и  прошла скрытую и открытую фазу» (Там же).

         Большую роль в судьбе Бориса, по мнению А.М. Виноградова, играл патриарх Иов: «Чтобы подготовить нужный выбор, Борис прозорливо и старательно дружил с церковью. Первый русский патриарх Иов был преданным сторонником Годунова и открыто говорил: «Когда был я на коломенской епископии, и на ростовской архиепископии, и на степени патриаршеской, не могу и пересказать превеликой к себе, смиренному, милости от Бориса Федоровича». Позднее на Земском соборе церковь будет представлена 99 голосами из 474.

Патриарх Иов занимался созданием «полевой сети агитаторов» за пределами Москвы – он слал монахов из монастырей в города для аналогичной пропаганды по России» (Там же).

      Таким образом,  в поле зрения современной исторической литературы, предвыборная деятельность Бориса Годунова, которая делилась на несколько  этапов:

  • Попытка возвести на престол свою сестру Ирину и править от ее имени.  Однако,  это не удалось, бояре были против. Борис столкнулся с проблемой: как фактическому правителю страны легитимизировать свое управление? Ничего не оставалось, кроме как проводить официальную избирательную кампанию.
  • Чтобы подготовить нужный выбор, Борис воспользовался помощью патриарха  Иова, который занимался подготовкой «полевой сети агитаторов» за пределами Москвы – он слал монахов из монастырей в города для аналогичной пропаганды по России.
  • Борис, чтобы заручиться поддержкой народа, отказывался от власти. «Если Борис Федорович не согласится, – говорил патриарх, – то мы со всем освященным собором отлучим его от церкви Божьей, от причастия Святых Тайн, сами снимем с себя святительские саны, и за ослушание Бориса Федоровича не будет в церквах литургии, и учинится святыня в попрании, христианство в разорении, и воздвигнется междоусобная брань, и все это взыщет Бог на Борисе Федоровиче».

Идеологическое обоснование того, почему Годунов просто обязан принять царский сан,  было подготовлено на высшем уровне.  Иов объявил Годунова царем. Но бояре по-прежнему отказывались присягать, тогда Борис предпринял рискованный, но верный шаг, решил сплотить подданных перед лицом якобы военной угрозы. Неявка под флаг главнокомандующего была опасна – появлялся повод обвинить отказавшихся в государственной измене. Явка означала фактическое признание Годунова царем.

И вот в начале апреля по Москве распространился слух, что крымский хан с турецкими полками движется к столице России. Годунов готовил отпор врагу, а попутно угощениями склонял служилых людей на свою сторону. Летом выяснится, что из Крыма едут всего лишь ханские послы. Но к тому времени дело будет сделано – вся армия, а не только московский гарнизон, выступит на стороне Бориса. Оставшимся в одиночестве боярам не останется иного выбора, кроме как присягнуть Годунову на верность.

В результате, 13 сентября 1598 года Борис надел «шапку Мономаха». Восьмимесячная избирательная кампания завершилась.

       Следует отметить, что сочинения современных авторов не носят научного характера, преподносят Бориса Федоровича Годунова как родоначальника предвыборной борьбы в России. Авторы считают, что ничего  противозаконного в действиях Бориса не было.

                               Заключение

        Историография личности и деятельности Бориса Годунова, традиционно, делится на три этапа: дореволюционная, советская и современная.

     В дореволюционной историографии можно выделить два периода:

Для первого периода характерны летописные сказания, среди которых   «Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Иоановича»,      «Сказание о Гришке Отрепьеве, «Повесть како отмсти»,  «Историей в память сущим», «Повесть Катырева-Ростовского», «Хроника», «Повесть 1626 г», «Новый летописец». Авторы летописей обвиняют Бориса Годунова,  в незаконном захвате власти, убийстве царевича Дмитрия, усилении крепостнического режима. 

     Исследователи второго периода разделились на две группы: продолжатели летописной традиции (Татищев, Карамзин, Костомаров, Соловьев и др. рассматривали деятельность Б.Ф. Годунова сквозь призму обвинений) и апологеты царя Бориса (М.П. Погодин, Н. С. Арцыбашев, А. Я. Шпаков и др.).  

        Известный русский историк В.Н.Татищев  считал Годунова творцом крепостного режима, закрепостившим крестьян  специальным законом 1592 года. Н.М. Карамзин называл Бориса не иначе, чем святоубийцею на престоле. Однако, составив любопытнейшую характеристику «рабоцаря» (Бориса), он, в конце концов, сознался, что не может понять, что преобладало в Борисе: добро или зло.

       Н. И. Костомаров, даже лучшие побуждения Бориса Федоровича истолковывал как корыстные и преступные устремления.

     В самые первые годы XIX века такой же загадкой Борис у многих писателей выступает мрачным злодеем, идущим к трону через интригу, обман, насилие и преступление (И. Д. Беляев, Казимир Валишевский). На этих писателей продолжает влиять та летописная и «житийная» традиция, которая в XVII — ХVIII веках пользовалась силой официально установленной «истины».

      Несчастье Бориса состояло в том, что в старые времена, писавшие о нем не выходили из круга преданий и клевет, внесенных в летописи и мемуары. Дело стало меняться, когда, с изменением научных интересов, внимание историков направилось от личности Бориса к изучению той эпохи в ее целом. Серьезное и свободное исследование времени Бориса повело к тому, что с достоверностью выяснился большой правительственный талант Бориса и в его характеристику вошли новые, благоприятные для его оценки черты. Правда, не всех историков новые материалы расположили в пользу Годунова; но как только явилась возможность перейти от летописных повествований к «документальным данным», у Годунова стали множиться в науке защитники и почитатели.

        Первым открытым апологетом Годунова стал историк Николаевского времени М. П. Погодин.  Он утверждал, что Борис не был убийцей царевича Дмитрия и не мог быт… С кафедры и в печать переносил Погодин свою симпатию к Борису. За Погодиным следовал Н. С. Арцыбашев (1830) с его оправданием Бориса от обвинения в покушении на царевича, А. А; Краевский (1836) с общей панегирической характеристикой Бориса и П. В. Павлов (1850) с его указанием на положительное значение всей деятельности Годунова как правителей и политика. Позднее в пользу Бориса по разным поводам высказывались К. С. Аксаков (1858), Е. А. Белов (1873), А. Я. Шпаков (1912) и некоторые другие писатели. Нельзя, однако, скрыть, что если не враждебны, то, во всяком случае, очень холодны к Борису,  остались такие авторитетные исследователи, как С. М. Соловьев и В. 0. Ключевский.      

         Однако, со времени именно “Истории” Соловьева Борис стал предметом не столько обличения, сколько серьезного изучения.

    В результате, сложилась, закрепившаяся на долгие времена и существующая ныне характеристика Бориса Федоровича Годунова, данная А. С. Пушкиным:

                     Какая честь для нас, для всей Руси!

                     Вчерашний раб, татарин, зять Малюты,

                     Зять палача и сам в душе палач,

                     Возьмет венец и бармы Мономаха…

         Советская историческая наука достигла значительных успехов в изучении личности Бориса Годунова.  В центре ее внимания находились, прежде всего, социально-экономическая политика, положение  трудящихся масс и их напряженная борьба за освобождение от социального гнета. Первостепенное внимание, стало уделяться  роли Бориса Годунова, в формировании крепостнического режима.

      В. П. Корецкий, на большом конкретно-историческом материале обосновывает введение заповедных лет Борисом Годуновым  как попытку, наладить сельскохозяйственное производство.      Он обращает внимание на то, что при вступлении на трон Борис обещал благоденствие, как дворянам, так и крестьянам. Однако, льготы, предоставленные отдельным местностям, быстро исчерпали себя. Крестьяне стонали под тяжестью государевых податей. Налоговый гнет разорял деревню.

        Б. Д. Греков, с сочувствием отмечал, что чем больше, Борис старался угодить народу, тем все больше и больше отдалялся от него.

      Е.Н. Кушева, в отличие от предшественников, обвиняла Годунова в учинении террора над низами, приводя, пример расправы с Хлопком в 1603 году, указывала на то, что, пытки и казни превратились в повседневное явление

      Исследовались и другие направления государственной деятельности Бориса Годунова. А.Н. Сахарова интересовали вопросы внутренней и внешней политики. Он отмечает, что даже, враги, отдавая должное Борису,     соглашались с тем, что у него, было множество великих замыслов и только неблагоприятные обстоятельства помешали ему их осуществить.

     Профессор А. Я. Шпаков был изумлен обилием обвинений против Бориса, указывал на их легкомыслие и необоснованность.

       Первым историком, который заинтересовался вопросом происхождения  Бориса Годунова,  был Л.Н. Гумилев. Он согласен, что Борис происходил из татар. Однако,  его предки вышли из Орды еще при Иване Калите, то есть за 200 лет до его рождения, и, конечно, его происхождение не могло иметь решающего значения. Кроме того, Лев Николаевич, видит в Годунове черты реформатора, при отмене Юрьева дня, крестьянам, в целях компенсирования ущерба, разрешено  писать любое количество доносов на своих господ, и приказал принимать эти доносы к рассмотрению. 

     Поздняя советская историография, полностью, оправдала Бориса Годунова, в глазах потомков, позволила исследователям рассмотреть в Борисе не одни черты драматического злодея, но и качества истинно государственного деятеля.  В этом направлении работали А.С. Павлов,  А. Я. Перевозников, Б.И. Соловьев и др.

       Более подробную характеристику Бориса составил Руслан Скрынников в книге «Борис Годунов». Он, единственный, среди отечественных историков, когда-либо, изучавших деятельность Годунова, опровергал его татарское происхождение. Считал, что предки Бориса — коренные костромичи, которые издавна служили боярами при московском дворе

 Современная историческая литература рассматривает предвыборную деятельность Бориса Годунова.

Следует отметить, что сочинения современных авторов не носят научного характера, преподносят Бориса Федоровича Годунова как родоначальника предвыборной борьбы в России. Авторы считают, что ничего,  противозаконного, в действиях Бориса не было: « …в борьбе за власть и тогда, и в наши дни используются похожие приемы. И путь к царскому венцу Бориса Годунова тому подтверждение»

Библиография

  1. Арцыбашев В.Е. Обзор событий от смерти царя Иоанна Васильевича до избрания на престол Михаила Романова. М., 1976.-320с.
  2. Баталов А. Л. Московское каменное зодчество конца XVI в. М., 1996.-378с.
  3. Белов Е.А. О смерти царевича Димитрия. М., 1973.-256с.
  4. Веселовский С.Б. Монографии боярских родов (1930–1932 гг.). Архив Российской академии наук. Ф. 620. Оп. 1.
  5. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси. К.2.М., 1963.-245с.
  6. Гумилев Л.Н. От Руси к России. М., 2005. – 260с.
  7. Зимин А. А. В канун грозных потрясений. М., 1986.- 458с.
  8. Морозова Л.Е.. Смута в Московском государстве. М., 1998.-255с.
  9. Морозова Л.Е. Два царя: Федор и Борис. — М.: ООО «Русское слово».М., 2001.-366с.  
  10. Манягин, В. Г. Апология Грозного царя. Критический обзор литературы о царе Иоанне Васильевиче Грозном и царе Борисе Годуновом. М., 2002.- 405с.
  11. Носовский Г.В., А.Т. Фоменко. Русь и Рим. М., 2004.-940с.
  12. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 2006. -480с.
  13. Казакова Н.А. Очерки по истории русской общественной мысли. М., 1970.- 390 с.
  14. Костомаров Н.Ф. Жизнеописания великих деятелей. М.,2003.–367с.
  15. Ключевский В.О. Происхождение крепостного права. М.,1986.478 с.
  16. Ключевский В.О. Курс лекций по русской истории. М., 1986.-256с.
  17. Корецкий И.К. Голод 1601-1603 гг. в России и церковь. Вопросы религии и атеизма. М., 1959. Т.7.-240с.
  18. Корецкий И.К. Формирование крепостного права и классовая

борьба в России. М., 1986.-344с.

  1. Корецкий И.К. История русского летописания. М., 1987.- 256с.
  2. Колычева Е. И. Аграрный строй России XVI в. М., 1987.- 480с.
  3. Кушева Е.Н. К истории холопства. Л., 1967. –346с.
  4. Б.В.Леванов «История России XI-XX вв. Курс лекций» – М.,1996.- 345с.
  5. Сахаров П.Л. Смута в Московском государстве. М., 1994.-356с.
  6.      Скрынников Р. Г. Иван Грозный. Борис Годунов. Василий Шуйский.  М.,2005.-456с.
  7.      Скрынников Р.Г. Лихолетье. М., 1995. — 253с.
  8. Скрынников Р.Г.Смутное время. М., 1998. – 250 с.
  9. Скрынников Р.Г. Самозванцы в России.М., 1993.-156с.
  10. Скрынников Р. Г.   Социально-политическая борьба в Русском государстве в начале XVII в. Л., 1985.-234с.
  11. Соловьев С.М. История российского государства. М., 2005.-656с.
  12. Соловьев С. М. Смута в московском государстве. М., 1863.-356с.
  13. Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в. М.,1947.-566с.
  14. Соловьев Б. И. Русское дворянство. М., 2003.- 205с.
  15. Татищев В. Н. История российская. М., 2000-567с.
  16.  Павлов, А. П. Государев двор и политическая борьба при Борисе

Годунове. М.,1992.-345с.

  1. Павлов А.Е. Об историческом значении царствования Бориса Годунова. М., 1989.-367с.
  2. Платонов С.М. Курс лекций по русской истории. М., -360с.
  3. Платонов С.М. Смута в Московском государстве. М., 1998. – 523с.
  4. Платонов, С. Ф. Борис Годунов. Мудрец и преступник. М., 2006.-350 с.
  5. Платонов С.Ф. Повести и сказания о смутном времени. М., 1986.-458с.
  6. Пашков Б.Г. Русь – Россия – Российская империя. Хроника правлений и событий 862 –    1917 гг. – 2-е издание. М.: ЦентрКом, 1997.-566с.
  7. Путилов Б.Н. Древняя Русь в лицах: Боги, герои, люди. – Спб.: Азбука,2000.-477c.
  8.   Филиппова Н.Ф. «Борис Годунов» А.С. Пушкина. М.:  Просвещение, 1984.-256с.
  9. Федоров Ю.И. Борис Годунов. М., 1991.-572с.
  10. Шпаков А.Я.Преступление и наказание Бориса Годунова. М.,1965.-234с.
  11. Шпаков А. Я. Государство и Церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве: Царствование Федора Ивановича. Учреждение Патриаршества в России. М., 1956.-356с.

Интернет-ресурсы:

1. Борис Годунов использовал PR-технологии в предвыборной борьбе / В.Н. Рогоза. М., 2021. URL:   http://slovari.yandex.ru/dict/litenc.

2. Общий обзор Бориса Годунова. электрон. путеводитель / В.С. Блеклов. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/litenc 3. http://slovari.yandex.ru/dict/bse.

3. Избирательная кампания Бориса Годунова./А. М. Виноградов. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/litenc 5. http://slovari.yandex.ru/dict/litenc

Приложения

Приложение №1

Реферат: Личность подчиненного как объект управления 2 -

Борис Федорович Годунов

1598-1605

Приложение №2

Разработка урока истории в 10 классе

 Тема урока: «Смутное время в России – структурный кризис начала XVII века»

Цели урока.

Образовательная цель: повторить, систематизировать, обобщить исторические факты и события Смуты.

Развивающая цель: продолжить формирование умений и навыков делать выводы, обобщать, аргументировать свою точку зрения

Воспитательная цель: помочь учащимся объективно оценить драматический период в истории страны.

Оборудование:

карта «Россия в XVII века», рабочий лист,  портретная «галерея» исторических личностей XVII века, выставка литературы по теме.

Ход урока

Вступительное слово учителя

 — Сегодня нам предстоит повторить события, дать оценку места и роли в жизни страны того периода истории, когда всё находилось в движении, контуры событий и характеров были размыты, с невероятной быстротой сменялись правители, то есть периода Смутного времени.

Запишем тему урока «Смута – структурный кризис начала XVII века в России». Этот урок будет не совсем обычным. Нам предстоит на 45 минут стать членами редакции журнала, обсудить и составить рабочий вариант номера, посвящённого Смутному времени.

 Повторение учебного материала.

— Итак, первое с чего мы начнём заседание – это составление плана номера. Подумайте, какие вопросы, и в каком порядке стоит рассмотреть в журнале. Ваши предложения.

(Ответы учащихся, запись учителем плана на доске)

План

1.Понятие и причины Смуты

2. Хронограф Смуты

3. Люди на фоне эпохи

4. Уроки Смутного времени

5. Роль и место Смуты в истории России

— План готов. И пока мы коллективно будем обсуждать первую статью, двое наших журналистов получат индивидуальные задания.

(Учащиеся получают задания на карточках и приступают к их выполнению на доске).

  1. Понятие и причины Смуты.

— Первая статья номера посвящена объяснению термина и причин Смутного времени. Вам, коллеги, было дано задание сформулировать определение понятию «Смута». Что же это за период?

(Ответы учащихся).

— Вы видите,  отмечены разные аспекты этого драматического периода, что ещё раз подчёркивает сложность проблемы. Но нам, уважаемая редакция, предстоит выбрать то определение, которое глубже и конкретнее раскрывает содержание.

(Ответы учащихся, выбор определения,  автор записывает его кратко на листе, этот лист вывешивается на доску).

Учитель читает стихотворение.

Звучит немолчно в зареве набат,

А на траве – в кровавой багрянице

Царя Феодора убитый брат,

В заре горит грядущих гроз багрянец,

Мятеж и мрак, невнятные слова,

И чудится далёкий самозванец,

И пленная, растленная Москва!

— Так видятся причины Смуты русскому поэту начала XX века Кузьмину. Нам же предстоит выдвинуть свою версию причин. И сделаем мы это, опираясь на мнения известных русских историков. Обратите своё внимание на рабочие листы, выберите близкую вам точку зрения и определите главную, на ваш взгляд, причину Смуты.

(Ответы учащихся. Выбор одной  из точек зрения, запись её на листе, размещение листа на доске).

  1. Хронограф Смуты.

— Переходим к обсуждению следующего материала.

Полтора десятилетия, которые получили название «Смута», вместили в себя столько событий, что хватило бы на целый век. Ваш коллега получил задание составить хронограф Смуты. Проверим его выполнение.

(Учащиеся проверяют запись дат и событий на доске).

— Платонов выделил в этих событиях три периода: династический, социальный и национальный. Какие события, по-вашему мнению, относятся к каждому из периодов?

(Ответы учащихся)

  1. Люди на фоне эпохи.

— Статья третья. В критические моменты жизни государства, как никогда, велика роль личности. Смута дала истории большое количество имён. Ваш коллега из «галереи» портретов выбрал изображения исторических личностей Смутного времени. Назовите их.

(Ответ учащегося, выполнявшего задание).

— В ходе подготовки к уроку я провела опрос среди десятиклассников и попросила ответить на вопрос: «Кто из исторических деятелей Смуты  вызывает у вас симпатию и  кто – антипатию?»

Мнения разделились, но одна личность, Борис Годунов, набрала больше других и положительных, и отрицательных оценок. Давайте разберёмся, проведя мини-диспут. Кто считает политику Годунова положительной?  

(Вызывается один из учащихся)

Кто считает его политику отрицательной?

(Вызывается один из учащихся)

Вам, коллеги, предстоит стать оппонентами и аргументировать свою точку зрения, а членам редакции необходимо дать оценку участникам мини-диспута,  убедительности  и объективности их аргументов.

(Выполнение задания «Аквариум»)

 Обобщение и оценка изученных фактов.

  1. Уроки Смуты.

— Наступило время проверить редакционное задание — написанное вами эссе. Какие же уроки должен был извлечь народ и страна из Смуты?

(Выступление учащихся – чтение эссе)

Я как главный редактор определю сама, чьё же эссе мы примем за основу.

(Определение выступающего, прикрепление листа к доске)

  1. Роль и место Смуты в истории России.

— А теперь самая важная статья, выражающая общее мнение редакции. Вам, коллеги, необходимо создать группы и подготовить тезисы этой статьи, помощь  вам вновь окажут рабочие листы с оценками известных учёных.

(Создание групп, групповая работа, выступления учащихся. Листы  с тезисами помещаются на доску)

— Каждый исторический журнал имеет обложку. Обложкой нашего номера станет рисунок художника редакции Ивановой Марии. Обратите на него внимание. Его содержание символично. Попросим автора объяснить значение этих символов.

(Выступление ученицы)

 Подведение итогов урока.

— Нами составлен рабочий вариант номера, посвящённого периоду потрясений и упущенных возможностей. Спасибо всем за работу.

(Выставление отметок)

  Домашнее задание.

Рабочий вариант составлен, но он ещё требует доработки. Дома вам предстоит на основе тезисов, составленных на заседании, написать статью «Роль Смуты в истории России».

Рабочий лист урока

«Смутное время в России – структурный кризис начала XVII века»

Отечественные историки о причинах и сущности Смутного времени в России

Н.М. Карамзин

Разврат всех сфер русского общества.

С.М. Соловьёв

Нравственное и моральное разложение общество.

Н.И. Костомаров

Следствие католической интриги.

В.О. Ключевский

С.Ф. Платонов

Смута – это социальное движение, зародившееся в верхах русского общества и постепенно втянувшее в свою орбиту широкие слои населения.

Советская историография (И.И.Смирнов, В.И. Буганов, В.И. Корецкий и др.)

Смута – это высшая форма борьбы угнетённых против эксплуататоров.

Современная историография (Р.Г. Скрынников, А.Л. Станиславский)

Смута – это гражданская война в России.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий