Синонимия односоставных предложений

Односоставные предложения. реферат | учебно-методическое пособие по русскому языку на тему: | образовательная социальная сеть

ОДНОСОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

РЕФЕРАТ

 Автор работы:

Бондаренко Антонина Николаевна,

учитель русского языка и литературы

МКОШИ «Алеховщинская школа-интернат»

Оглавление

Введение        

ОДНОСОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

МЕСТО ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В СИСТЕМЕ ТИПОВ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

О разграничении типов односоставных предложений.        

СЕМАНТИКА ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ        

ГЛАВНЫЙ ЧЛЕН ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ        

ОПРЕДЕЛЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

НЕОПРЕДЕЛЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

ОБОБЩЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

БЕЗЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

Структура безличных предложений        

ИНФИНИТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

НОМИНАТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

Понятие о номинативных предложениях        

Синтаксическая членимость номинативных предложений        

ВОКАТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ        

Список использованной литературы.        

Введение

ОДНОСОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Изучение односоставных предложений показывает богатство средств русского языка, его способность выражать самые тонкие смысловые оттенки не только с помощью лексического и фразеологического состава языка, но и использованием арсенала синтаксических конструкций. Краткость односоставных предложений, способность актуализировать что-либо одно, наиболее важное для сообщения (действие, признак, предмет или явление и т.д.), и создают их особые свойства.

Односоставные предложения — один из наиболее сложных разделов синтаксиса современного русского языка. Им посвящена обширная литература, однако целый ряд вопросов остается дискуссионным. Данная работа будет опираться на концепцию односоставного предложения, которой придерживается В.В.Бабайцева

МЕСТО ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В СИСТЕМЕ ТИПОВ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В спорах о специфике односоставных предложений нередко не учитывается их положение в системе структурно-семантических типов простого предложения, о которой наглядное представление дает следующая схема:

Синонимия односоставных предложений

Структурно-семантические Типы простого предложения: двусоставные, односоставные и нечленимые (слова-предложения) возникают, развиваются и существуют при постоянном взаимодействии. Между ними нет резких границ, они образуют большое количество переходных (промежуточных и периферийных) видов, стоящих на грани между двусоставными, односоставными и нечленимыми.

По совокупности смысловых и грамматических свойств среди односоставных предложений в грамматической литературе выделяются следующие основные типы:

1. Определенно-личные: Люблю грозу в начале мая (Ф. Тютчев).

2. Неопределенно-личные: В несшем поселке построили новую школу.

3. Обобщенно-личные: Слезами горю не поможешь.

4. Безличные: Меня знобит; В комнате прибрано; Мне холодно.

5. Инфинитивные: Тучам солнца не скрыть, воине мир не победить.

6. Номинативные: Зима. Выпал первый снег…

7. Вокативные: —   (предложения-обращения).

Выделенные разновидности односоставных предложений можно «вписать» в схему в этой последовательности, причем определенно-личные предложения попадут в промежуточную зону, образующуюся наложением «кругов» двусоставных и односоставных, а вокативные — в промежуточную зону между односоставными и нечленимыми.

Типичные односоставные предложения — это такие предложения с одним главным членом, которые не требуют другого главного члена и не могут быть дополнены им без изменения характера выражаемой мысли, без изменения смысла. В этом определении односоставных предложений отмечаются их структурные и семантические свойства.

О разграничении типов односоставных предложений.

Едва ли не труднейшим в русском синтаксисе простого предложения представляется вопрос об односоставных предложениях. Первая трудность, как известно, — в понимании сущности главного члена этих конструкций: если в двусоставном предложении подлежащее выделяется через его противопоставление сказуемому, а сказуемое — через противопоставление подлежащему, то в односоставном предложении этого нет. Присутствует лишь один главный член, который формально, в зависимости от того, чем выражен, напоминает подлежащее или сказуемое. Поэтому нельзя отказать в правоте тем ученым, которые называют его недифференцированным главным членом односоставного предложения.

С другой стороны, если это не подлежащее и не сказуемое, а некий третий главный член предложения, совмещающий в себе признаки того и другого, тогда он должен получить свое, особое наименование.

Увы, третьего нет. Во всяком случае, до сих пор, (Хотя, доказано: односоставные предложения возникли в славянских языках одновременно с двусоставными). Это проблема сугубо теоретическая. Нас же волнует вопрос практического разграничения типов односоставных предложения, особенно в случаях, совпадения грамматических форм главных членов.

Сегодня большинство авторов учебных пособий выделяют шесть типов односоставных предложений: определенно-личные, неопределенно-личные, обобщенно-личные, безличные, инфинитивные и номинативные. (Вспомним, что А.А.Шахматов, основатель учения о предложении, после долгих колебаний пришел к выводу только о двух разновидностях односоставных предложений — бесподлежащно-сказуемных и бессказуемно-подлежащных). В силу адекватности ряда грамматических форм глагола-сказуемого наиболее трудны в разграничении первые три типа. Так, совпадают формы главного члена определенно-личных и обощенно-личных предложений, выраженные:

1 лицом единственного числя: Еду, еду в чистом поле… (А.Пушкин) —определенно-личное; Еду-еду — следу нету…(загадка) — обобщенно-личное;

1 лицом множественного числа: Победим, И вернемся. И радость вернем. (А.Сурков) — определенно-личное; Что имеем, не храним, потерявши, плачем, (пословица) — обобщенно-личное;

2 лицом единственного числа: Любишь меня все-таки? (Г.Николаева) —определенно-личное; Любить кататься, люби и саночки возить, (пословица) — обобщенно-личное;

2 лицом множественного числа: Славьте, молот и стих, землю молодости. (В.Маяковский) — определенно-личное; Приучайте себя к сдержанности и терпению. ( И.Павлов). — обобщенно-личное.

Совпадает также форма 3 лица множественного числа настоящего времени глаголов-сказуемых неопределенно-личного и обобщенно-личного предложений: В воскресенье и то с делами прибегают. (В.Кетлинская) — Цыплят по осени считают. (пословица)

Эти совпадения грамматических форм главных членов определенно-неопределенно- и обобщенно-личных предложений сами собой снимают формально грамматический подход к дифференциации данных синтаксических структур. Естественным реальным и достаточно эффективным остается способ их распознания путем логического вопроса к сказуемому относительно мыслимого действующего лица. В определенно-личных предложениях действующее лицо мыслится определенно: Еду, еду в чистом поле. Кто? Я — поэт говорит о себе. В неопределенно-личных — неопределенно, безотносительно к тому, кто это действие произвел, важен сам факт его совершения: В воскресенье и то с делами прибегают. Кто? Неизвестно, да и не важно, кто именно. Важно другое — прибегают и, значит, беспокоят. Наконец, в обобщенно-личных — обобщенно, т.е. выраженное в предложении действие может быть отнесено к любому лицу: Береги платье снову, а честь смолоду. Кто? Каждый, всякий.

Легко избежать смешения безличных с другими типами односоставных предложений. Но поскольку их главный член является безличным только по значению, а по форме — личным, повышенной зоркости требует дифференциация двусоставных (личных) и односоставных безличных предложений: Тихий ветер над рощами веет (В.Гусев) — двусоставное; С моря веет свежестью (М.Горький) — односоставное безличное.

От безличных необходимо уметь отличать инфинитивные предложения. Принципиальное различие между ними в том, что в безличных инфинитив примыкает к синтаксически опорному слову -категории состояния, выражая с ним грамматическую основу: Надо перестраивать всю жизнь (А.Н. Толстой), а в инфинитивных главный член выражается синтаксически независимым инфинитивом: Быть буре! (А.Пушкин); Вам не видать таких сражений! (М.Лермонтов).

Наконец, номинативные предложения. Благодаря четко выраженной структуре, особенно главного члена, они легко узнаются и ни с одним типом односоставных не смешиваются. Зато тут существует иная сложность — разграничения их с двусоставными неполными предложениями эллиптического характера. Прежде всего нужно усвоить, что если главный член выражается именем существительным или его заменителем, то распространяться он может только определением : Славная осень! Какая ночь!

Иное дело — эллиптические предложения, т. е. самостоятельно употребляемые неполные предложения особого типа, в которых сказуемое отсутствует за ненадобностью, поскольку предполагается существование предмета мысли, его пребывания, движения, речи. В силу своей цели — сообщать обстоятельства, сопутствующие действию, состоянию, или указывать на объект действия — эллиптические предложения, в отличии от номинативных, обязаны иметь второстепенные члены: В воздухе тишина… (А.Чехов).

Таким образом, поскольку односоставное предложение как единица речи представляется весьма сложной семантико-структурной микросистемой, определение его типа должно строится на комплексном анализе, выяснении всех логических, морфологических, синтаксических характеристик и деталей.

По структуре односоставные предложения отличаются от двусоставных наличием одного главного члена, а от нечленимых односоставные предложения отличаются способностью иметь второстепенные члены (или наличием их). Сравните: 1. Я благодарю Вас за книгу. Благодарю Вас за книгу. Спасибо! 2. Море прекрасно. Как здесь хорошо! О-о!

Односоставные предложения отличаются друг от друга способом выражения главного члена, степенью членимости и синтаксической квалификации главного члена, характером второстепенных членов, количеством их и т. д. Структурные свойства предложений обусловлены их семантикой, поэтому трудно говорить о строении предложений, не обращаясь к их смысловым значениям.

По способу выражения главного члена односоставные предложения делятся на две группы: глагольные и именные.

Общим     структурным     свойством     глагольных     односоставных предложений является отсутствие подлежащего: его нет и быть не может во   всех   разновидностях    глагольных    односоставных    предложений. Включение подлежащего в предложение изменяет его структурный тип, вносит новые оттенки в  семантику (изменяет смысл в  большей или меньшей   степени),   превращает  односоставные  в  двусоставные.   Так, следующие синонимичные пары четко различаются по структуре: первые двусоставные, вторые — односоставные (полные). Сравните: Я люблю музыку — Люблю музыку Кто-то пришел  —  Ко мне пришли.  Приятно пахнет черемуха   — Приятно пахнет черемухой.  Что-то воет в трубе  —  Воет в трубе  и  т.д.   Аналогичное    соотношение    можно    отметить    и    для    именных предложений. Сравните:

Как все хорошо! — Как хорошо! Все тихо. — Тихо.  Был конец января. —          Конец января.  Вот и зима пришла.  —  Вот и зима. И т.д. Несмотря на закрепленность многих форм за определенным видом односоставных предложений,      для  определения  разновидности односоставных предложений, для отграничения их друг от друга, а также от двусоставных неполных знания способов выражения главного члена недостаточно. Необходимо учитывать и семантику предложений.

СЕМАНТИКА ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Структурно-семантические типы простого предложения выражают двучленную мысль: предмет речи (мысли) — предикативная характеристика. В двусоставных предложениях предмет речи (мысли) вербализован в подлежащем; в односоставных (отглагольных) предложениях отсутствует прямая вербализация предмета речи (мысли) в подлежащем, что позволяет представить деятеля неопределенно, обобщенно и т.д., ввести в семантическую структуру односоставных предложений наглядно-чувственные образы, а также актуализировать признак (действие, состояние и т.д.). Например: Уронили Мишку на пол, Оторвали Мишке лапу. Все равно его не брошу, Потому что он хороший. (А.Барто)

По характеру языковой семантики глагольные односоставные предложения объединяются тем, что в них говорится о действии, производитель которого не назван. Различаются же они разной степенью отвлечения действия от деятеля (производителя действия, действующего лица). Это различие в типовой семантике находит выражение в структурных свойствах: сказуемое выражается разными глагольными формами. Связь между действием и деятелем в разных глагольных формах ощущается по-разному: наиболее тесная — у спрягаемых глагольных форм, обозначающих активное действие (любить, строить, помочь…); наименее тесная — у безличных глаголов и неопределенной формы глагола.

Потребность в выражении разной степени отвлечения действия от деятеля и определила формирование и существование односоставных глагольных предложений, которые образуют систему предложений, различающихся по степени отвлечения действия от деятеля. Максимально связано с деятелем действие определенно-личных предложений, минимально — действие безличных предложений, в которых можно отметить преобразование семантики действия в состояние: знобит, нездоровится (состояние человека); светает, дождит (состояние природы) и т.д. Иногда лексические значения слов, выражающих сказуемое, настолько ярки, так исчерпывающе характеризуют действие и деятеля, что название деятеля становится излишним. Например: Дорогу (рабочие) асфальтируют. (Гром) гремит, и т.д.

Именные односоставные предложения объединяют безличные именные (Мне холодно ), номинативные и вокативные предложения. Именные предложения типа Мне холодно сближаются по семантике с безличными глагольными предложениями (основное типовое значение тех и других — «состояние»), поэтому они и включаются в безличные.

ГЛАВНЫЙ ЧЛЕН ОДНОСОСТАВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ

Сопоставление следующих синонимических пар заставляет задуматься над вопросом: не имеет ли схоластического характера спор о синтаксической квалификации главного члена односоставных предложений?

Двусоставные

Я люблю осень больше весны.

В селах женщины полощут белье в реке.

В кустах что-то щелкнуло и затихло.

Был конец сентября.

Вот и зима пришла.

Односоставные

Люблю осень больше весны.

В селах белье полощут в реке

В кустах щелкнуло и затихло.

Конец сентября.

Вот и зима.

Известно, что не все ученые называют главный член односоставных предложений сказуемым или подлежащим, так как со времен А.А.Потебни подлежащее и сказуемое рассматриваются в паре как взаимосвязанные и взаимообусловленные члены предложения, причем наличие одного будто бы обязательно предполагает наличие другого.

В односоставных предложениях в соответствии с их делением на глагольные и именные главный член может быть или сказуемым, или подлежащим: в глагольных — только сказуемым, в именных — как сказуемым, так и подлежащим.

Вопрос о синтаксической квалификации главного члена глагольных предложений стал «вопросом» потому, что сказуемое обычно трактуется как главный член, который обозначает признак подлежащего. Действительно, в соответствии с таким пониманием семантики сказуемого только при наличии подлежащего можно говорить о возможности сказуемого. Однако такая трактовка семантики сказуемого представляется сомнительной, так как в сказуемом раскрываются не признаки подлежащего, а признаки предмета речи (мысли). На этом свойстве сказуемого строятся загадки: Зимой греет, весной тлеет, летом умирает, осенью оживает (снег); Тонок, долог, голенаст, а в траве не видать (дождь); Днем как обруч, ночью как уж (пояс).

Рассматривая сказуемое как член предложения, содержащий предикативную характеристику предмета речи (мысли), который может быть и не назван подлежащим, мы получаем теоретически оправданную трактовку главного члена глагольных односоставных предложений как сказуемых, входящих в структурную схему предложения без подлежащего и тем самым усиливающих значимость выраженного ими действия (признака, состояния). В двусоставном предложении сказуемое семантическими свойствами ориентировано на предмет речи (мысли), а структурными (грамматическими) — на подлежащее, называющее или описывающее предмет речи (мысли), а также указывающее на него.

Рефераты:  Диагностика наследственных заболеваний методом высокопроизводительного секвенирования

Ориентация сказуемого односоставных предложений на характеристику предмета речи (мысли) без посредника в виде подлежащего определяет его семантические и структурные свойства: сказуемое становится не только семантическим, но и структурным центром предложения; сказуемое избирает для своего строения такие формы, которые могут выразить нужное представление о деятеле без называния его: 1-е лицо единственного числа позволяет представить деятеля как лицо определенное, 2-е лицо — как обобщенное и т.д.

Из многих признаков сказуемого для сказуемых односоставных предложений не характерна только связь с подлежащим. Но направленность сказуемого на предмет речи (мысли) сводит почти на нет и это различие, позволяя отмечать лишь специфику сказуемого односоставных предложений. Это «почти» дает право не ставить под сомнение очевиднее свойства сказуемого, имеющего и в односоставных конструкциях те же разновидности, что и в двусоставных: простое и составное, глагольное и именное. Очевидно, что нередко сложнее установить, почему надо называть сказуемое односоставных предложений лишь «главным членом», особенно в тех случаях, когда односоставные и двусоставные предложения чередуются.

Сложнее квалифицировать главный член субстантивных односоставных предложений, так как они стоят ближе к нечленимым предложениям и, кроме того, существительные в них характеризуются синтаксической полуфункциональностью и чаще называют предметы речи (мысли), чем их признаки. Трудности квалификации главного члена связаны не с односоставностью структуры, а со степенью логико-синтаксической членимости.

Итак, чем ближе односоставные предложения к двусоставным, тем отчетливее синтаксическая квалификация их главного члена; чем ближе односоставные предложения к нечленимым, тем менее четко выражена синтаксическая квалификация их главного члена, тем меньше в них второстепенных членов предложения.

ОПРЕДЕЛЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Определенно-личные предложения по характеру выражаемой мысли близки к двусоставным. Оттенки в их семантике иногда настолько незначительны, что многие ученые не выделяют определенно-личные предложения в особый тип, а рассматривают их как неполную реализацию структурной схемы двусоставных предложений.

Определенно-личным и называются такие односоставные предложения, в которых сказуемое выражено глаголом, указывающим личным окончанием на определенное (конкретное) лицо, которым может быть говорящий или его собеседник: я, ты, мы, вы. Например: Пойду сегодня в кино; Пойдешь со мной?

Такие предложения обычны в диалогической речи, в живом процессе общения. О характере лица узнаем по обращению или по речевой ситуации. Например: — Не забрызгай, — кричал он одному из приятелей, будто кораблю страшна вода.- Не тяни, опрокинешь! — грозно предупреждал он другого, хотя его корабль был самым устойчивым кораблем дворового флота (Яковлев); Папа, не уходи! (Яковлев).

Определенно-личные предложения имеют только один состав главных членов — состав сказуемого, что и позволяет выделить их в самостоятельный структурный тип простого предложения. Сравнивая определенно-личные предложения с другими односоставными, видим, что они обладают наибольшей степенью логико-грамматической членимости, сближаясь с двусоставными предложениями, так как производитель действия в них мыслится определенно: он может быть вербализован лишь в виде местоимений я, мы, ты, вы.

Семантическая близость определенно-личных и двусоставных предложений обусловливает возможность их взаимозамены, употребления в контексте без семантической дифференциации. Например: Ты прав, мой друг, люблю родных… Бородину люблю я боле… (Рылеев).

Определенно-личные предложения не являются неполными без подлежащего.

Сказуемыми определенно-личных предложений не могут быть глаголы в форме 3-го лица единственного и множественного числа прошедшего времени, так как они не указывают на определенное действующее лицо. При таких формах, как пишет, писал и т.п., подлежащим может быть не только местоимение он, но и другие местоимения (она, кто-то…) и существительные (ученик, Иванов…). Предложения с такими сказуемыми являются двусоставными неполными, подлежащее выясняется на основе контекста. Например: По деревне ехал царь с войны. Едет — черной злобой сердце точит. Слышит — за кустами бузины девушка хохочет (Горький).

Подлежащего в контексте может и не быть. Например: Превратила все в шутку сначала, Поняла — принялась укорять, Головою красивой качала, Стала слезы платком вытирать…(Блок). Такие сказуемые в большей мере конкретизируют деятеля, чем форма 1-го лица (ясно, что речь вдет о женщине), но тем не менее эти предложения являются двусоставными неполными.

Не могут быть сказуемыми определенно-личных предложений и имена существительные и прилагательные, так как они не определяют в полной мере носителя признака. Например: Цветет красавица, миру на диво, румяна, стройна, высока. Во всякой одежде красива. Ко всякой работе ловка. — И голод, и холод выносит, Всегда терпелива, ровна… (Некрасов).

К переходным (промежуточным) конструкциям между двусоставными и определенно-личными предложениями относятся такие предложения, в которых нет подлежащего, но есть определение деятеля, семантически связанное со сказуемым. Например: Волнуемы мечтами, по нивам, по лугам, уставленным скирдами, задумчиво брожу в прохладной полутьме (Некрасов).

НЕОПРЕДЕЛЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Неопределенно-личными называются такие односоставные предложения, в которых действующее лицо мыслится как неопределенное, а сказуемое выражено глаголом в форме 3-го лица множественного числа настоящего или будущего времени либо формой множественного числа прошедшего времени изъявительного наклонения. Например: В поселке строят новую школу; В поселке будут строить новую школу; В поселке построили новую школу.

Внимание говорящего и адресата речи сосредоточено на действие, действующее лицо остается в тени. Неопределенное лицо — это активный производитель действия, отдельные свойства которого намечены ситуацией, обстоятельственными словами или лексическим значением глагола-сказуемого.

Например: Все глаза, все бинокли были обращены на пеструю кучку всадников, в то время как они выравнивались. «Пустили! Скачут!» — послышалось со всех сторон после тишины ожидания (Л.Толстой); Леню положили в госпиталь в городе Энске. И там они остались жить, когда он выписался. Рука у Лени еще болела, на паровоз его не допускали, а взяли пока что в депо, на мелкий ремонт (В.Панова).

Часто встречаются неопределенно-личные предложения следующего строения и лексического наполнения: мне(вам…) сказали, мне (вам,..) звонили, дверь открыли, к вам (ко мне…) пришли, вас (нас…) зовут, нам (вам…) сообщили, мне (вам…) принести т.д.

Обычно в неопределенно-личных предложениях актуализируется действие и определяющие действие дополнения и обстоятельства, а неопределенный деятель может быть соотнесен с одним или несколькими лицами как известными, так и неизвестными говорящему.

Особенно выразительны в семантико-стилистическом плане неопределенно-личные предложения, в которых деятель намеренно представлен как лицо неопределенное с тем, чтобы привлечь к нему внимание собеседника. Такие предложения могут быть семантическим центром диалогического единства или сложного синтаксического целого. Например:

А завтра меня в кино приглашают.

— Кто же это? — спросила мать.

-Да Виктор,- ответила Луша (Лидин).

Иногда деятель назван в контексте, но намеренное устранение его имени (названия) позволяет актуализировать действие. Например: Прощаясь, Ипполитов поцеловал ей руку. Впервые в жизни ей целовали руку (Гранин); На пороге дежурная. — Тут вас спрашивают, — говорит она. Чуть поодаль, у стены, стоит Валя… (Чаковский). Такие предложения не являются полными, хотя деятель и назван в контексте.

Своеобразную группу предложений, промежуточных между двусоставными и неопределенно-личными, образуют предложения, в которых неопределенный деятель характеризуется обособленными определениями. Например: Привезли его домой и даже не били, смущенные упрямым молчанием мальчика… (Горький)

ОБОБЩЕННО-ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Обобщенно-личными называются такие односоставные предложения, действие которых относится к обобщенному лицу, а сказуемое выражено глаголом в форме 2-го лица (реже — в других личных формах). Например: Видно, огонь грязью не запачкаешь… (Горький);  Давай на границе семнадцати лет В глаза своей юности взглянем спокойно (Сурков).

Обычно действие обобщенно-личных предложений может быть отнесено к любому лицу, поэтому этот тип предложений широко распространен в пословицах: Что посеешь, то пожнешь; Слезами горю не поможешь; Глупостью не прокормишься; Без беды друга не узнаешь.

Степень обобщения деятеля может быть различна: действие может относиться не только к любому, всякому лицу, но и к обобщенно мыслимой группе лиц. (Такие предложения иногда рассматриваются как определенно-личные.) В форме таких предложений излагаются советы, пожелания, приказы и т.д. Например; ..Любите труд. Никакая сила не делает человека великим и мудрым, как это делает сила труда,  коллективного, дружного, свободного труда…(М.Горький).

Обобщенность деятеля имеет много общего с неопределенностью: часто лицо намеренно не указывается, чтобы представить его как лицо обобщенное. В таких случаях определенность и неопределенность деятеля сливаются с обобщенностью. Например: Дом друзей, где удач твоих вовсе не ценят и где счет неудачам твоим не ведут…(К.Симонов). В стихотворении «Дом друзей» поэт намеренно не называет действующих лиц, и этим создается обобщение.

Такие предложения можно назвать неопределенно-обобщенными, так как по форме они совпадают с неопределенно-личными, а по семантике являются неопределенно-обобщенными. Неопределенно-обобщенные предложения — переходный тип между неопределенно и обобщенно-личными. Они являются одним из средств художественной выразительности.

БЕЗЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Идея грамматической оппозиции «двусоставное/односоставное предложение» в русском синтаксисе принадлежит А.А,Шахматову. «Предложения русского языка, — писал ученый,- распадаются по форме на следующие две разновидности: предложения односоставные, не представляющие словесного обнаружения тех двух членов, на которые распадается каждая психологическая коммуникация, и на предложения двусоставные, один состав которых является господствующим и соответствует психологическому субъекту, а другой состав — зависимым и соответствует психологическому предикату» .

Эта мысль нашла поддержку в книге А.М.Пешковского «Русский синтаксис в научном освещении».

Г.А.Золотова, говоря «о принципиальной двусоставности русского языка» ставит вполне риторический вопрос: «И так ли уж нуждается наша грамматика в понятии «односоставносгь»?»

«Центральной, наиболее употребительной и самой пестрой по структуре и семантике разновидностью односоставных предложений » являются безличные предложения. Безличные предложения принято понимать как «такие односоставные предложения, в которых выражается действие или состояние (признак), возникающие и существующие независимо от производителя и носителя признака».

Интересны размышления И.Т.Долина об особенностях безличных предложений, изложенные на страницах журнала «Русский язык в школе»:

„Чтобы доказать грамматическую односоставность русских безличных предложений или опровергнуть ее, необходимо еще раз обратиться к самим безличным предложениям как к фактическому материалу. Возьмем для анализа простые конструкции типа: Матери не спится. Мне грустно. Молнией убило человека. Ему хотелось уйти. Мною об этом было уже заявлено. У меня нет этой книги.»

Отрицать  грамматическую  односоставность  этих  предложений значит      признать      их      структурно-семантическое      тождество      с соответствующими парными синтаксическими конструкциями, а именно: Мать не спит.   Я грущу.   Молния убила человека.   Он хотел уйти.   Я об этом уже заявил. Я не имею этой книги.

Но так ли это? В приведенных примерах явно заметны как структурные, так и семантические различия. Ср. парные предложения: Мать не спит и Матери не спится. В первом примере сказуемое не спит выражено лично-спрягаемой формой глагола и грамматически подчинено подлежащему мать, согласуясь с ним в числе (ср.: мать не спит — Матери не спят ). Это предложение по своей грамматической форме является двусоставным. Во втором же примере глагол-сказуемое имеет безличную форму, осложненную в данном случае возвратным постфиксом -ся. Эта форма является грамматически независимой и управляет формой дательного падежа имени существительного (ср.: Матери, матерям не спится ). Это предложение по своей грамматической форме является односоставным.

„Можно ли утверждать, что существительное в предложении Матери не спится употреблено в роли подлежащего, как склонна считать ГА.Золотова? Думается, что нет, так как оно семантически выражает лишь косвенный личный субъект и функционирует как грамматическое дополнение. В этой конструкции по сравнению с исходной формой (Мать не спит) происходит семантический сдвиг. Грамматического же подлежащего в форме именительного падежа (в его традиционном понимании) в безличном предложении Матери не спится нет, и сама грамматическая форма глагола-сказуемого его не допускает.»

В безличных предложениях, как отмечал А.М.Пешковский, «бесподлежащность» — не случайное явление, а «составляет самую их сущность». По мнению ученого, «с внутренней стороны эти предложения можно определить как предложения, в которых подлежащее устранено не только из речи, но и из мысли».

Сопоставляя предложения типа Я грущу и Мне грустно, также нельзя не заметить, что во втором случае сказуемое грустно, выраженное безлично-предикативным словом, не допускает при себе грамматического подлежащего в именительном падеже. Местоименная форма мне семантически выражает лишь косвенный личный субъект и грамматически выступает в роли дополнения.

Аналогичные структуры и семантические различия существуют и в других приведенных выше синтаксических парах. Так, предложение Молнией убило человека характеризуется тем, что в нем содержится только косвенный предметный субъект, выраженный формой творительного падежа (молнией), а глагол-сказуемое (убило) имеет безличную форму, при которой грамматическое подлежащее также невозможно. Е.М.Галкина-Федорук, один из крупных исследователей русского безличного предложения, осмысляя подобные синтаксические конструкции, писала: «В безличной конструкции с творительным объектом действующее лицо устранено, но обозначено орудие, которым действует какой-то неизвестный деятель. Вместо гром убил человека говорят : громом убило человека «. Семантическое «устройство» подобных предложений обусловлено способом их грамматического оформления, их грамматической односоставностью.

Таким образом, по мнению Ю.Т.Долина, мы имеем дело не со структурно-семантическим тождеством этих парных предложений, а с ярко выраженным явлением синтаксической синонимии. А это, как известно, не одно и то же.

Еще сложнее обстоит дело с попыткой подведения под двусоставные модели таких конструкций, как На улице морозит; Кругом морозно; Светает. По мнению Г.А.Золотовой, «название характеризуемого места, среды и может рассматриваться как наличное или опущенное подлежащее данной модели». Наше языковое чутье подсказывает, что данные синтаксические модели — это все-таки односоставные предложения с отсутствующим семантическим субъектом, с отсутствующим грамматическим подлежащим.

Считаем, что само понятие грамматической оппозиции «двусоставное предложение/односоставное предложение», прочно вошедшее в практику вузовского и школьного изучения, не следует считать уже отжившим, пройденным этапом в нашей синтаксической науке.

Рефераты:  История становления и развития лабораторной диагностики

От весьма интересных теоретических споров перейдем к более подробной характеристике безличных предложений.

Безличные предложения — это такие односоставные предложения, в которых выражается действие или состояние (признак), возникающие и существующие независимо от производителя действия и носителя признака.

Безличные предложения — самая пестрая и наиболее употребительная группа односоставных предложений, поэтому трудно дать их исчерпывающее определение. Своеобразие безличных предложений создается взаимодействием семантических и структурных факторов и наглядно раскрывается при сопоставлении их с синонимичными двусоставными предложениями. Сравните: Саша не стоп, но она весела — Саше не спится, но весело ей. (Н.Некрасов) В двусоставных предложениях утверждается связь действия с деятелем (Саша не стоп), признака с носителем (она весела). В односоставном глагольном предложении (Саше не спится) действие изображается как независимое от деятеля, как происходящее само по себе; в односоставном именном предложении раскрывается не признак, а состояние Саши (весело ей).

Требует уточнения положение о том, что в безличных предложениях «подлежащего нет и не может быть», порождающее различные вариации. В одних случаях это положение аргументируется тем, что безличные предложения не допускают вопроса кто? или что? в других — подлежащее отождествляется с производителем действия.

Формула «подлежащего нет и быть не может» стала признаком именно безличного предложения потому, что в безличных предложениях степень связи действия с деятелем, признака .с носителем признака минимальна, но это характерно не для всех групп безличных предложений в равной мере. Безличные предложения образуют «сложную и пеструю гамму переходных типов от полной безличности до безличности мнимой или потенциальной», обусловленной логической основой, лексическим значением слова, выполняющего роль сказуемого, характером второстепенных членов, контекстом и речевой ситуацией…

Не допускают вопрос кто? или что? такие предложения, как Светает; Сильнее кошки зверя нет (И.Крылов) и т.д., однако вопрос что? возможен в предложениях типа Весело кататься с высокой горы. При другом характере актуального членения предложение с подобным лексико-грамматическим наполнением будет двусоставным. (Ср.: Кататься с высокой горы весело; Это весело — кататься с высокой горы,..)

Возможность вопроса кто? или что? в некоторых группах безличных предложений (Зеленело вокруг; Завывало в трубе…), существование переходных (промежуточных) разновидностей с формальной двусоставностью при семантической безличности (Все тихо ), соотносительность русских безличных оборотов с формально двусоставными предложениями в других языках — все это не позволяет при определении безличных предложений акцентировать положение: «подлежащего нет и быть не может».

В семантике безличных предложений нет деятеля (действующего лица), поэтому они и называются безличными. Это относится прежде всего к глагольным безличным предложениям. Семантика безличных предложений очень разнообразна. Она обуславливает существование структурно-семантических разновидностей безличных предложений, среди которых выделяются как основные глагольные, причастные и именные.

Структура безличных предложений

Предикативный центр безличных предложений образуют глаголы, краткие страдательные причастия среднего рода и слова категории состояния (безлично-предикативные слова, «наречия со значением состояния»).

В состав сказуемого может входить инфинитив.

В предложениях со словами, имеющими модальное значение (нельзя, надо, можно, (не) стоит, (не) следует и т.п.), инфинитив входит в состав сказуемого при любом порядке слов. Препозиция инфинитива, выделяющая его как коммуникативный центр, не изменяет структуры предложения. Например: Увидеть это цветущее дерево можно только в глухом лесу…(Соколов-Микитов);  Поправляться вам надо…( Ю.Герман); О людях вообще жалеть не стоит, а обо мне и подавно (И.Тургенев).

Предложения, в которых есть слова на  -о со значением оценки и состояния (весело, приятно, грустно, смешно…), являются односоставными лишь при постпозиции инфинитива. Например: Грустно нам слушать осеннюю вьюгу… (Н.Некрасов); Ей было страшно остаться наедине с Анной …(К.Паустовский); Приятно собрать и поставить на стол букет свежих подснежников (Соколов-Микитов). При таком порядке слов на -о усиливается значение состояния.

При препозиции инфинитива (при отсутствии «дательного субъекта»…) в словах на -о усиливается значение оценки, и по своим лексико-грамматическим свойствам они сближаются с прилагательными. Это и позволяет рассматривать предложения с препозитивным инфинитивом как двусоставное, где инфинитив — подлежащее, а слово на -о — сказуемое: Собрать и поставить на стол букет свежих подснежников — приятно. Двусоставный характер таких предложений часто подчеркивается расчленяющей интонацией, на месте которой в письменной речи возможно тире.

Таким образом, предложения с модальным значением слов, к которым примыкает инфинитив, — односоставные, а предложения со словами на -о, имеющие значение оценки и состояния, могут быть как односоставными, так и двусоставными.

Сказуемое безличных предложений может быть распространено второстепенными членами, среди которых различаются факультативные и нефакультативные (структурно обязательные). Нефакультативные второстепенные члены выполняют роль вспомогательных средств, оформляющих безличные конструкции, и необходимы для выражения определенной семантики предложения в целом. Отсутствие их может быть признаком структурной неполноты безличных предложений.

Не требуют конструктивно необходимых второстепенных членов лишь некоторые безличные глаголы и безлично-предикативные слова, которые своим лексическим значением ясно определяют предмет речи (мысли): светает, морозит, морозно, ветрено и т.п. В таких предложениях могут быть обстоятельства времени, конкретизирующие время состояния (вчера, сегодня, сейчас, утром, днем, вечером, ночью и т.п.); обстоятельства степени действия и качества (Очень морозно; Едва дождит) и т.п.

В преобладающем числе случаев структурно-семантические свойства безличных конструкций определяются лексико-грамматическими свойствами сказуемых и второстепенных членов. Например: На улице холодно (состояние природы); В комнате холодно (состояние окружающей среды); Мне холодно (физическое состояние человека); На сердце холодно (психическое состояние человека).

В конструировании безличных предложений определенной семантики как структурно обязательные принимают участие следующие второстепенные члены: косвенное дополнение со значением лица, которое испытывает данное состояние (так называемый «дательный субъекта»), косвенное дополнение в форме творительного падежа, косвенное дополнение в форме родительного падежа имени, обстоятельства места в отдельных семантических моделях и некоторые другие. Например: Мне грустно потому, что весело тебе (М.Лермонтов); Если вам придется побывать в Нижнем Тагиле, загляните в музеи краеведения (И.Андроников); Нам думать не положено, выполнять надо (Шевцов); В лицо брызнуло ледяной пылью, сбитой пулементными очередями с сугроба…(Ю.Бондарев); Милее наших мест нет на свете (К.Паустовский); Дождь шумел, отплясывал по дороге тысячью длинных сверкающих ножек. Кипело, булькало в канавах и лужицах… (В.Шукшин); А кругом удивительно красиво. Полянка. Лес. Сверкающий пушистый снег на ветках. Зимнее солнце золотит верхушки деревьев (М.Зощенко).

Выделенные второстепенные члены косвенно указывают на предмет речи (мысли), чем устраняют потребность в подлежащем. Эти второстепенные члены не являются типичным выражением логического субъекта, хотя они и ограничивают, конкретизируют предмет речи (мысли) выражением некоторых свойств  предмета суждения, иногда весьма существенных.

ИНФИНИТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Инфинитивными называются односоставные предложения с главным членом — сказуемым, выраженным независимым инфинитивом, обозначающие возможное (невозможное), необходимое или неизбежное действие. Например: Вам не видать таких сражений/ (М.Лермонтов); Тучам солнца не скрыть, войне мир не победить (Пословица).

Главный член инфинитивных предложений может быть выражен независимым инфинитивом без частицы бы и с частицей бы.

Инфинитивные предложения без частицы бы выражают модальные значения (долженствование, необходимость, невозможность, неизбежность и т.п.). Например: Он как тополь между нами: только не расти, не цвести ему в нашем саду (М.Лермонтов); Не своротить камня с пути думою (М.Горький); Смерть молчит задумчиво и строго, Видит — не прервать ей этой песни! (М.Горький).

Инфинитивные предложения, выражающие категорический приказ, обычно употребляются без обозначения лица и нередко используются в заглавиях статей, носящих характер призыва, в лозунгах и т.д. Например: Убрать урожай без потерь!

Предложения с вопросительной интонацией выражают сомнение, раздумье, нерешительное предположение и т.д. Очень выразительна в этом плане строка А.Вознесенского А не махнуть ли на море?, представленная поэтом как самостоятельное произведение.

Нередко инфинитивные предложения этой структуры имеют значение риторических вопросов. Например: -Где мне понять мысли его? — думала она (М.Горький).

Инфинитивные предложения с частицей бы выражают желательность действия, опасение по поводу его совершения или предостережение, неосуществленное действие и т.д. Например: — Молчать бы Николаю-то! — тихо шепнула мать Павлу (М.Горький); Не тебе бы говорить, не мне бы слушать (Пословица); Им, В походах повзрослевших рано, Только бы еще мужать и жить! Танки на могильные курганы Встали славу павших сторожить (С.Щипачев).

Драматично значение неосуществленного действия в стихотворении А.Сурикова «Товарищ»:

На стволе пулемета лежит ладонь,

И ладонь холодней ствола.

Встать ему бы, кудрявому, взять гармонь

И вести девчат вдоль села.

Просыпаться бы парню ни свет, ни заря,

Плыть, рукой рассекая рябь,

Молотить бы в погожий день сентября,

Чернозем бы пахать под зябь…

Определение места инфинитивных предложений в системе типов односоставного предложения в современной лингвистике носит дискуссионный характер. Одни рассматривают инфинитивные предложения в составе безличных, как в школьном учебнике, другие выделяют их в особую разновидность односоставных предложений.

Более правильной, по мнению В.В.Бабайцевой, представляется вторая точка зрения, и вот почему:

1. Инфинитивные предложения отличаются от безличных по общему значению. В них называется действие, которое нужно (желательно и т.д.) осуществить определенному, неопределенному или обобщенному лицу, а в безличных глагольных предложениях действие отвлечено от активного деятеля. Инфинитив имеет более близкое отношение к производителю действия, чем безличный глагол, так как это заложено в самой природе инфинитива. Характер деятеля в инфинитивных предложениях имеет семантико-стилистическое значение, а неопределенность производителя действия в безличных предложениях имеет структурно-синтаксическое значение.

2. Инфинитивные предложения отличаются от безличных составом предикативной основы. В безличных предложениях с инфинитивом в состав сказуемого обязательно входит глагол или безлично-предикативное слово, к которому примыкает инфинитив. В безличных предложениях инфинитив не зависит ни от какого слова, напротив, все слова подчиняются ему в смысловом и грамматическом отношении. Сравните: Не стоит (не следует) спешить с ответом! Не надо (не нужно, нельзя) спешить с отлетом! Не спешить с ответом!

3. В безличных предложениях модальные значения (долженствование, необходимость и т.п.) выражаются прежде всего лексически — безличным глаголом или безлично-предикативными словами, к которым примыкает инфинитив. В инфинитивных предложениях модальность определяется формой инфинитива и интонацией, а усиливается и дифференцируется частицами. Сравните: Тебе следует (нужно и т.п.) заниматься — Тебе заниматься бы!

Специфику инфинитивных предложений создает инфинитив, сочетающий свойства глагола и имени. Сближаясь одной стороной с безличными, другой — с номинативными, инфинитивные предложения образуют особую разновидность односоставных предложений.

НОМИНАТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Понятие о номинативных предложениях

Номинативные предложения часто используются в художественной литературе и в публицистике. Они обычно очень кратки, но семантически емки и выразительны. Называя предметы и явления, констатируя их наличие, указывая место, время и т.д., номинативные предложения сразу же вводят читателя в обстановку действия. Способствуют развитию сюжета. Например: Лузановка. Белек Аравия, песок, оазисы колючей травы. За два часа испекаешься, как рак… (К.Паустовский); Мосты и тоннели, Холмы и отроги, Равнины и солончаки… И поезд проходит, И профиль дороги Колеблет его позвонки (М.Светлов).

Структурную схему номинативных предложений образует имя существительное в именительном падеже (иногда местоимение) или количественно-именное словосочетание. В некоторых функциональных разновидностях номинативных предложений в схему входят и частицы: Мороз. В лесу звенят сосульки (А.Твардовский); Она! Вся кровь во мне остановилась (А.Пушкин); Два часа. Уже поздно (В.Инбер); Сколько хлопот, однако! (А.Чехов),

При обозначении времени имя существительное может быть опущено, а при обозначении количества предметов может быть опущено неопределенно-количественное слово. Например: Это было, было в Одессе. «Приду в четыре»,- сказала Мария. Восемь. Девять, Десять. (В.Маяковский); Цветов-то! (Ср.: Сколько цветов/).

Основным значением номинативных предложений является утверждение бытия (наличия) предметов или явлений. Это значение может быть осложнено значением указания, эмоциональной качественной и количественной оценки, волеизъявления и др.

Номинативные предложения объединяют семантически пестрые типы предложений, здесь обнаруживается тесное взаимодействие и переплетение, взаимопроникновение свойств двусоставных и грамматически односоставных предложений.

Для выделения разновидностей номинативных предложений, отграничения их друг от друга и от двусоставных предложений очень важен логический аспект, позволяющий обобщить огромное количество семантических типов и подтипов разграничением видов мысли, которые выражаются близкими по лексико-грамматическому составу типами предложений.

1. Мысль «предмет речи(мысли) и его предикативная качественная характеристика» обычно выражается двусоставными предложениями и некоторыми разновидностями односоставных предложений: Закат красив (двусоставное); Красиво! (Односоставное безличное); Красота! (Односоставное номинативное).

2. Мысль «предмет речи (мысли) и его наименование» («суждение наименования») обычно выражается двусоставными предложениями типа: Это зима; Это дочка моя и т.п. Такие предложения функционально близки (но не тождественны) предложениями типа Вот дочка моя.

Разумеется, наименование имеет место и в номинативных предложениях, но для их семантики не является основным. Не является оно основным даже для указательных номинативных предложений, поэтому термин назывные предложения является ложно ориентирующим.

3. Мысль «предмет речи (мысли) и его существование» («суждение бытия, существования») может быть выражена как двусоставными, так и односоставными номинативными предложениями: Была осень (Будет осень); Наступила осень; Осень. Изжелта-синий бисер нижется (Б.Пастернак).

«Суждение существования» — типичные, основной тип мысли для номинативных предложений.

Среди субстантивных предложений выделяется группа предложений с синкретичной семантикой, в которых функции называния и констатации представлены в равной мере, недифференцированно. Такие предложения соотносительны и с типичными двусоставными, и с односоставными. Например: Внезапно Шебалин увидел внизу тень громадной и стремительной птицы. Самолет! (К.Паустовский); Сравните: Это самолет (узнавание и наименование); Самолет показался (летит…) (существование); Самолет! (Наименование и существование).

Разумеется, указание на соотносительность не является признанием тождества разных структурно-семантических типов, но позволяет вычленить один из компонентов сложной семантики восклицательных номинативных предложений.

Рефераты:  Физиологические и психологические изменения в пожилом возрасте – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

По семантике различаются бытийные (описательные), указательные, побудительно-пожелательные, оценочно-бытийные, собственно-назывные и «именительный представления» («именительный темы»). В общую группу номинативных предложений эти разновидности объединяются формой главного члена и доминирующим значением бытия, существования; различаются они оттенками в семантике, выраженными интонацией, конструктивными элементами (частицами) и т.д.

Бытийные предложения утверждают наличие или существование предмета или явления. Например: Туман. Река. Клубятся облака (Л.Мартынов); Зеркальные вспышки мокрых весел, шум и крики купальщиков, говор гуляющей публики, смех восклицания (В.Катаев).

В указательных предложениях идея бытия осложняется указанием на предметы или явления при их наличии или появлении. В структурную схему входят частицы вот, вот и (иногда вон ). Например: Вот и вечер жизни. Поздний вечер (Кедрин);

Я глубоко уверен в том, что вещи

Красноречивей всяческих речей…

Вот колокол. Он собирал на вече

Лудильщиков, кожевников, ткачей.

Вот горн. Им якобинцы возвестили,

Что кончилась на свете эра зла.

Вот кочерга, которой в Освенциме

Помешивалась белая зола (Винокуров).

Побудительно-пожелательные предложения лексически ограничены, но весьма употребительны в речи: Внимание! Добрый день! Добрый путь! Привет! Подъем! И т.п.

В _оценочно-бытийных предложениях с качественной оценкой, если опущено определенно-количественной слово, часто используются частицы; то, то-то, ну и, охи, и т.д.: Цветов-то! Ну и цветов! Ох и цветов!… и т.д. (Сравните: Сколько цвemoв!)

Особую разновидность образуют качественно-оценочные предложения типа Красота!, включающие в свою семантику предмет речи (мысли) в виде наглядно-чувственных образов, которые могут быть описаны в контексте. В оценочно-бытийных предложениях с качественной и количественной оценками предмет речи (мысли) назван существительным, а предложения типа Красота! Содержат эмоциональную оценку того, о чем говорится, или того, что является предметом наблюдения. Например: Он вспомнил, как осенью зеленую крышу дома Тамары засыпала желтая листва, а среди листвы сидели белые и черные голуби. Красота! (Лавров).

К собственно-назывным предложениям относятся названия книг, журналов, картин, надписи на вывесках и т.д.

Специфическую разновидность номинативных предложений образуют «именительный представления», который называет предмет мысли для того, чтобы вызвать представление о нем в сознании собеседника, читателя. Например: Москва!.. Как много в этом звуке Для сердца русского слилось! А.Пушкин).

В тексте «именительный представления» может сопровождаться глаголами помнить, представлять и т.п., «освежающих» наглядно-чувственную основу понятия. Например: Помнишь лес у нас в Егоровском… Разве может он когда-нибудь прискучить? Сосны!.. А какие мхи!.. А мухоморы! (А.Куприн).

Синтаксическая членимость номинативных предложений

Номинативные предложения граничат с нечленимыми предложениями. Разнообразие семантико-функциональных разновидностей, разная степень их синтаксической членимости (отчасти отраженная в последовательности их перечисления) определяются  сложностью семантики номинативных предложений при кажущейся простоте их структурных схем.

В номинативных предложениях отчетливо вычленяется главный и второстепенные члены.

Главный член номинативных предложений не является морфологизованным, так как существительное по своей синтаксической роли многофункционально, поэтому для квалификации его синтаксической функции необходимо учитывать логический и коммуникативный аспекты. Вопрос в синтаксической функции главного члена номинативных предложений является спорным. Одни (А.А.Потебня, Ф.Ф.Фортунатов, А.М,Пешковский и др.) квалифицируют главный член номинативных предложений как сказуемое,  другие (Д.Н.Овсянико-Куликовский, В.А.Богородйцкий, Л.А.Булаховский и др.) — как подлежащее, третьи (Грамматика русского языка АН СССР) не считают его ни сказуемым, ни подлежащим, четвертые (А.А.Шахматов, Е.М.Галкина-Федорук и др.) разграничивают подлежащные и сказуемостные номинативные предложения.

Сравнивая свойства главного члена в предложениях Мороз и Красота!, видим, что существительное мороз по своим свойствам ближе к подлежащему ( Был мороз; Будет мороз; Пусть будет мороз…), а существительное красота — к сказуемому. В указательных предложениях с частицами вот  главный член ближе к подлежащему: Вот и зима, а с частицами вот ближе к сказуемому:  Вот мельница. Она уж развалилась… (А.Пушкин). В остальных разновидностях номинативных предложений главный член представлен диффузно из-за нечеткости их логической членимости, особенно при восклицательной интонации: Какой мороз! Ну и мороз! Цветов-то! Внимание! Пожар!...

Номинативные предложения могут быть распространенными и нераспространенными, Причем главный член способен распространяться только определениями, согласованными и несогласованными. В поэтической речи определения, выраженные прилагательными, могут быть препозитивны и постпозитивны. Например: Осинник зябкий, да речушка узкая. Да синий бор, да желтые поля. Ты всех милее, всех дороже, русская суглинистая, жесткая земля (Сурков).

Больше второстепенных членов встречается в бытийных предложениях, которые называются также описательными: Тишина и блеск, белизна толстых от снега крыш, по-зимнему низкий. Утонувший в снегах, красновато чернеющий голыми сучьями сад, наша заветная столетняя ель, поднимающая свою острую черно-зеленую вершину в синее яркое небо (И.Бунин).

В остальных разновидностях номинативных предложений число определений невелико. И чем ближе эти предложения к нечленимым, тем реже в них вообще встречаются определения.

Несогласованные определения часто осложнены значениями дополнений и обстоятельств. Сочетание определительного значения с объектным обычно имеет место при отглагольных существительных. Например: Заезжий цирк. Пристрастие к лошадям, к соленым, потным запахам арены (К.Симонов); Вот и письмо. Письмо от сына. Заняла дыхание боль (А.Твардовский).

Многочисленны примеры  номинативных предложений с обстоятельственными определениями: Веник у порога, кадка с водою в сенях,  зеленый свет сквозь листву  в  окошке,   падающий на  детские тетради… (А.Н.Толстой); Свисток на станции. Свисток на паровозе. Поезд тронулся (А.Куприн).

Трудными для синтаксического разбора являются предложения типа: Звезды над полями, Глушъ да камыши… (И.Никитин). При решении вопроса о характере предложения (двусоставное, неполное или номинативное) и синтаксической функции сочетания над полями учитываем коммуникативное назначение предложения, которое выявляется в контексте. В данном случае целью сообщения является утверждение бытия, существования предмета. Существительное звезды поэтому произносится с логическим ударением. Следовательно, это номинативное (бытийное) предложение.

Сочетание существительного с предлогом над полями, заключающее в себе значение места, — интонационно ослабление. Связь этого сочетания с существительным звезды обусловливает появление определительных отношений. Следовательно, над полями одновременно и определение, и обстоятельство. Оно характеризует признак предмета звезды по его местоположению.

Сравните интонацию в предложениях другого строения: На северном берегу Охотского моря — бухта Нагаева (двусоставное неполное)… Теперь возле бухты — крупный город (двусоставное неполное).

Единообразие формы выражения главного члена при разнообразии выраженных семантических оттенков увеличивает роль интонации, частиц, лексико-семантических значений существительных при определении характера и степени синтаксической членимости.

Для номинативных предложений характерна интонация, которую А. М.Пешковский назвал «предикативной».

Для выявления структурных и семантических качеств номинативных предложений большое значение имеет характер интонации, особенно повествовательной и восклицательной.

Повествовательно-констатирующая интонация помогает отграничить номинативные предложения (прежде всего бытийные и указательные) от двусоставных неполных. Сравните:1. Поезд медленно приближается к станции. «Что это?» — «Вокзал». — «Кто это?» — «Наташа». 2. Поезд медленно приближается к станции. Вокзал. Вот и Наташа.

В первом тексте существительные вокзал и Наташа являются сказуемыми, отвечающими на вопросы что это? кто это? И определяющими подлежащее это. Во втором тексте утверждается наличие предмета (вокзал), обнаружение лица (вот и Наташа). Следовательно, в первом варианте — двусоставные неполные предложения, во втором — односоставные номинативные. В первых предложениях существительные произносятся с понижением голоса, во вторых — с повышением, с констатирующей интонацией.

Можно говорить о синонимичности синтаксических конструкций типа Это вокзал; Вокзал; Вот и вокзал; Вот вокзал, но нельзя не видеть в них очень тонких оттенков значений, каждый из которых имеет стабильную синтаксическую модель. В предложении  Это вокзал отражается момент узнавания. Определения названием незнакомому собеседнику увиденного предмета. Предложение Вокзал, которое произносится с констатирующей интонацией, утверждает наличие предмета. В предложениях Вот и вокзал; Вот вокзал отмечается появление и наличие предмета.

Восклицательно-констатирующая интонация не только утверждает наличие (бытие) предмета, но и является одним из средств выражения эмоциональной качественной и количественной оценки: Какой вечер! Цветов-то! и т.д., а также может быть грамматическим показателем диффузности языковой семантики. Так, в предложениях Пожар! Буря! … не только утверждается наличие явлений, но и дается название их.

Таким образом, различие в интонации отражает разную степень логико-семантической членимости разновидностей номинативных предложений.

Разнообразие разновидностей номинативных предложений, наличие переходных типов между двусоставными и номинативными и т.д. — все это делает границы номинативных предложений нечеткими, а решение вопроса о характере субстантивных предложений в некоторых случаях условным.

ВОКАТИВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Вокативные предложения (предложения-обращения) оцениваются разноречиво. Одни ученые выделяют их в особый тип односоставных предложения, другие включают в число номинативных, третьи рассматривают вокативные предложения как нечленимые. Разноречивость характеристик вызывается синкретизмом семантико-граммагических свойств вокативных предложений.

Вокативные предложения — это обращения, осложненные выражением нерасчлененной мысли, чувства, волеизъявления.

В типичных случаях обращение легко отличить от вокативного предложения. Сравните: Но вы меня любите, Лиза? Мы будем счастливы? (И.Тургенев) и  — Лиза, — произнес Лаврецкий, — Лиза, — повторил он и склонился к ее ногам… (И.Тургенев).

В первом предложении слово Лиза выполняет роль обращения, во втором — это вокативное предложение, в котором имя собеседника осложнено выражением чувств говорящего. Некоторые авторы рассматривают обращение как коммуникативный тип предложения и в соединении с другими функциональными типами предложений, в которых раскрывается конкретное содержание того, с чем обратились к адресату речи. (Проничев)

Вокативные предложения отличаются семантико-граммагической самостоятельностью. Они содержат имя существительное (или местоимение) в именительном падеже, произносимое с особой интонацией, передающей призыв, побуждение к прекращению действия, несогласие с собеседником, укор, упрек, сожаление, негодование и т.п. Часто употребляющиеся в вокативных предложениях междометия и частицы усиливают и дифференцируют семантико-граммагические свойства этих предложений. Характер интонации, выражающей сложное содержание вокативных предложений, в художественной литературе определяется авторскими ремарками или ситуацией.

По значению различаются следующие группы вокативных предложений:

1. Вокативные предложения-призывы, в которых созывается адресат речи с целью привлечь его внимание. По семантике такие предложения близки к собственно обращению, но отличаются от последнего интонационно-грамматической самостоятельностью: Вронский вышел на платформу и крикнул:  Облонский! Здесь! (Л.Толстой);  — Часовой! -строго окликнул Новиков… (Ю.Бондарев).

В зависимости от ситуативных условий такие предложения характеризуются разной степенью эмоциональной насыщенности. Сравните, например, полное любви и нежности восклицание-призыв Лаврецкого: — Лиза! — сорвалось едва внятно с его губ. Она вздрогнула и начала всматриваться в темноту. — Лиза! Повторил Лаврецкий громче и вышел из тени аллеи (И.Тургенев).

2. Вокативные предложения, выражающие эмоциональную реакцию на слова и действия собеседника: — Бабушка! — укоризненно, с расстановкой произнесла Олеся (А.Куприн).

…Вы, Федор Иванович, должны примириться с вашей женой.

— Лиза! (И.Тургенев).

Главный член вокативных предложений нельзя квалифицировать ни как подлежащее, ни как сказуемое, однако он может определяться другими членами, например приложением, что обычно имеет место при местоимении: — Догони же ее! — выкрикнула Катерина и толкнула меня в спину. – Догони! Да куда же она побежала? Там круча! Там лед! Эх вы, недотепы! (Первенцев).

Условно включая вокативные предложения в односоставные (вслед за АА.Шахматовым), отметим, что они не являются типичными односоставными, и это определяет потенциальную способность вокативных предложений к эволюционному переходу в разряд нечленимых слов-предложений при утрате лексической значимости существительных. Например: Сто рублей! Боже ты милостивый! (А. Пушкин); — Батюшки! — изумился тонкий (А.Чехов).

Из данного обзора типов односоставных предложений в современном русском языке мы видим, что свойства их обусловлены разной степенью логико-психологической члени мости мысли к конкретных условиях коммуникации.

Как при отграничении односоставных предложений от двусоставных и нечленимых предложений, так и при выделении разновидностей односоставных предложений, как показывает изложенный материал, необходимо учитывать комплекс структурных и семантических свойств.

Список использованной литературы.

1. Бабайцева В.В. Русский язык. Синтаксис и пунктуация.-М.:Просвещение, 1979. — С. 116-139.

2. Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю. Современный русский язык: Синтаксис. Пунктуация.- М., 1981.- Ч.3.- С.100.

3. Бабайцева В.В., Чеснокова Л.Д. Русский язык. Теория: Учебник для 5-9 классов общеобраз. учебн. заведений. — М.:Просвещение,- 1992.

4. Бархударов С.Г., Крючков С.Е., Максимов Л.Ю., Чешко Л.А. Русский язык: Учебник для 8 класса средней школы.- М.,1989.

5. Бахарев А.И. Отрицательные односоставные предложения в современном русском языке // Русский язык в школе .- 1981.- №5.- С.70-73.

6. Бровко А.С. О разграничении типов односоставных предложений // Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР .-1990.-№4.-С.60-70.

7. Георгиева В.Л. История синтаксических явлений. — М.: Просвещение, 1968. — 170 с.

8. Долин Ю.Т. О грамматической форме предложений типа Была зима; Наступила тишина // Русский язык в школе. — 1995.- №4. — C.77-80.

9. Долин Ю.Т. Еще раз о грамматической форме безличного предложения // Русский язык в школе .-1991.-МЬ1.-С.78-80.

10. Долин Ю.Т. О грамматической природе номинативных предложений // Русский язык в школе,-1987.- №1.- С.80-85.

11. Долин Ю.Т. О грамматической форме предложений типа Иду; Иди // Русский язык в школе .-1988.- №5.- С.63-66.

12. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. — М., 1982.

13. Золотова Г.А. О возможностях перестройки в преподавании русского языка // Русский язык в школе .-1988.- №5.- С.37-43.

14. Рословец Я.И. Номинативные эмоционально-оценочные предложения в русском языке // Русский язык в школе .-1973.- №1,- С.72-80.

15. Русская грамматика.- М.,1980.- Т.2.

16. Тарасов П.И. О некоторых семантико-стилистических особенностях односоставных предложений // Русский язык в школе .- 1988.-Ш.-С.73-78.

17. Чумакова Т.В. Синонимика односоставных инфинитивных предложений со значением необходимости // Русский язык в школе. — 1989.-№5.-С.83-88.

Бабайцева В.В. Односоставные предложения в современном русском языке. – М., Просвещение, 1968

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий