Статья 264 УК РФ и комментарии к ней

Характеристика вины при нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 ук рф)

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного права и криминологии

ХАРАКТЕРИСТИКА ВИНЫ ПРИ НАРУШЕНИИ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ (СТ. 264 УК РФ)

В.С. ГОДУНОВ,

адъюнкт кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России,

юрисконсульт Центра специального назначения в области обеспечения безопасности дорожного движения МВД России, капитан полиции Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право

E-mail: vs.godunov@mail.ru Научный руководитель и рецензент: профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор юридических наук Агаев Г.А.

Аннотация. Статья посвящена изучению дорожно-транспортных происшествий, совершенных в условиях провоцирующих ситуаций, которые позволяют сделать вывод, что виновное поведение лица основывается либо на ошибке в восприятии опасной ситуации, либо в ошибке при принятии им решения.

Проанализирована закономерность, которая позволяет прийти к выводу о значительно более низкой, по сравнению с прочими автотранспортными преступлениями, общественной опасности водителей, которые неадекватно действовали в условиях провоцирующих ситуаций. Предлагается дифференцировать уголовную ответственность за совершение такого рода автотранспортных преступлений.

Ключевые слова: вина, автотранспортные преступления, умысел, общественно-опасные последствия, небрежность, легкомыслие, провоцирующая ситуация, ответственность, неосторожность.

CHARACTERISTICS OF GUILT IN VIOLATION OF TRAFFIC RULES AND OPERATION OF VEHICLES (CRIME UNDER ART. 264 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION)

V.S. GODUNOV,

the graduated in a military academy, chair of criminal law, the Ministry of Internal Affairs St. Petersburg university of Russia, the Legal adviser, the Center of a special purpose in the field of safety of traffic of the Ministry of Internal Affairs of Russia, the police captain

Annotation. The article is devoted to the study of traffic accidents committed in provoking situations that lead to the conclusion that the behavior of the guilty person is either based on an error in the perception of a dangerous situation or based on an in error in making a decision.

Analyzed the pattern that allows you to conclude a much lower compared to other motor crimes of public danger of drivers who have acted inappropriately in provoking situations. It is proposed to differentiate the criminal responsibility for crimes of this kind of motor.

Keywords: guilt, motor crime, intent, socially dangerous consequences, negligence, carelessness, provoking situation, responsibility, imprudence.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, отличается сложной структурой. Дело в том, что форма вины по отношению к нарушениям правил безопасности и вызванным этим последствиям могут не всегда совпадать.

Как пишет А.И. Коробеев, анализ судебной практики показывает, что правила дорожного движения нарушаются, в основном, умышленно, а к последствиям этих нарушений субъект относится неосторожно1.

Эта сложность структуры психического отношения лица к совершенному им деянию и его последствиям, однако, не имеет значение для квалификации,

так как ст. 26 УК РФ не требует установления формы вины в отношении деяния в материальных составах неосторожных преступлений. Для квалификации следует учитывать лишь возможность осознания наступления общественно опасных последствий.

Рассуждая о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершенных умышленно или по неосторожности, следует рассматривать этот вопрос лишь в контексте административно-правового понимания вины, так как в от-

1 Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., 2003. С. 135.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного права и криминологии

сутствие указанных в уголовном законе последствии само по себе нарушение Правил дорожного движения (далее — Правила) не может быть квалифицировано в качестве автотранспортного преступления. Если иметь в виду сказанное, разграничение нарушения Правил, совершенное умышленное, и неосторожного их нарушения приобретает определенный смысл: не влияя на квалификацию преступления в целом, они могут влиять на выбор вида и размера наказания в соответствии со ст. 60 УК РФ, свидетельствуя о степени общественной опасности личности виновного.

Возможность прямого умысла в отношении последствий автотранспортного преступления отрицается в литературе почти повсеместно, но о косвенном умысле в исследованиях по данной теме упоминалось неоднократно.

При этом следует иметь в виду, что de lege lata умышленное отношение к последствию автотранспортного преступления невозможно. Из этой констатации вытекает тот факт, что превалирующее в науке мнение гласит, что к последствиям автотранспортного преступления виновный может относиться только с неосторожностью. Этот факт отмечался в науке и до вступления в силу УК РФ в действующей редакции2. Как аргумент против того, что в автотранспортном преступлении возможна умышленная форма вины по отношению к последствиям, нередко приводятся казусы, когда действия водителей, действующих с прямым или даже с косвенным умыслом, что влечет за собой общественно опасные последствия, квалифицируются не как автотранспортные преступления, а как преступления против личности или против собственности. Наличие такой проблемы в судебной практике привело к тому, что Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении Пленума от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», давая легальное толкование норм об автотранспортных преступлениях, в п. 15 указал, что, если лицо, которое управляло транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, оно подлежит ответственности за преступления против личности.

Рефераты:  Обучение верхней и нижней передаче в волейболе

Еще одна позиция, отрицающая возможность умысла в субъективной стороне автотранспортных преступлений, высказана В.И. Ткаченко. Автор ука-

зывает на то, что возможно возникновение в процессе дорожного движения такой аварийной обстановки, в процессе которой лицо, управляющее транспортным средством, осознает, что нарушение, которое он допустил, формирует реальную угрозу жизни или здоровью человека или угрозу для собственности. Возможность оценить такое отношение в качестве косвенного умысла автор ставит в зависимость от того, каким образом действовал водитель в созданной им аварийной обстановке, т.е. предпринимал ли он какие-то меры к тому, чтобы предотвратить последствия, допущенного им нарушения3.

Определив форму вины водителя в анализируемых условиях в качестве неосторожной, мы должны обратиться к ее виду. Статья 26 УК РФ к преступлениям, совершенным по неосторожности, относит такие деяния, которые стали результатом легкомыслия или небрежности4. При легкомыслии лицо предвидит возможность (в отличие от косвенного умысла, где речь идет о реальной возможности, в данном случае речь идет о возможности абстрактной) наступления общественно опасных последствий, однако самонадеянно рассчитывает их предотвратить, не имея к тому достаточных оснований. Небрежность же — единственный вид вины, где такое предвидение не имеет места.

В первую очередь рассмотрим ситуацию, когда водитель своевременно обнаруживает опасность, которая создана другим участником дорожного движения. Так как в подобных случаях деяние водителя проявляется в форме бездействия, а само поведение виновного лица является вынужденным, психологически (с точки зрения субъективной стороны) данное поведения будет выглядеть следующем образом. В подобном

2 Галахова A.B. Уголовно-правовая характеристика транспортных преступлений: учеб. пособие. М., 1990; Грибков A.B. Ответственность за автотранспортные преступления по новому уголовному законодательству России: критические заметки // Вестник ЮИ МВД России. М.-Тула, 1997. № 1; Жулев В.И. Предупреждение дорожно-транспортных происшествий. M., 1989; Левин С. Дифференсация ответственности по делам об автотранспортных преступлениях // Сов. право. 1985. № 6.

3 Любимов Л.В. Дорожно-транспортные преступления: проблемы законодательного конструирования составов и дифференциации ответственности участников дорожного движения: Дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2005.

4 Формулировка ст. 26 УК РФ слабо отличается от формулировки ст. 9 УК РСФСР 1960 г., критические замечания по поводу которой высказывал ряд советских ученых. См. об этом: Дагелъ П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. Владивосток, 1968. С. 101; ЗлобинГ.А., Никифоров Б.С. Умысел и его формы. М., 1972. С. 189.

— -Я. —

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного права и криминологии

случае водитель предвидит, что нарушение, которое допустил другой участник дорожного движения, может породить вредные последствия. К этому моменту сам водитель пока не совершил нарушения Правил, из чего следует, что на данном этапе нельзя пока рассуждать и о том, что он мог предвидеть какие-либо последствия своих действий. Делая оценку ситуации в качестве опасной и принимая ошибочное решение для того, чтобы предотвратить последствия нарушения другого участника дорожного движения, субъективно водитель считает свое решение правильным, т.е. таким, которые исключает наступление общественно опасных последствий. Из этого следует, что и в этот момент предвидение наступления опасных последствий своего поведения у водителя отсутствует. Такая ситуация с необходимостью приводит к принятию неверного решения водителем, чем влияет на субъективную сторону совершенного преступления. Ошибочная оценка ситуации в качестве неопасной, вследствие чего водителем своевременно не принимаются меры по предотвращению последствий нарушения Правил другим участником дорожного движения, не требует отдельного исследования. Очевидно, что в условиях отсутствия осознания водителем опасности исключается и предвидение последствий своих действий. В случае, когда управляющее транспортным средством лицо предвидит, что нарушение им Правил может повлечь за собой наступление общественно опасных последствий, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, мы можем говорить о том, что такой водитель полностью осознает ситуацию как опасную и умышленно нарушает Правила. Это не позволяет отнести автотранспортные преступления, которые стали результатом деяния с легкомысленным видом вины, к числу совершенных в условиях провоцирующих ситуаций.

Рефераты:  Риски предприятия, их оценка и виды

Таким образом, единственным видом вины, который может иметь место в автотранспортном преступлении, совершенном в условиях провоцирующей ситуации, является преступная небрежность.

Анализируемый вопрос — один из самых сложных в теории уголовного права. Сложность его заключается в том, что уголовную ответственность обычно связывают с поведением субъекта, которое им осознается и происходит по его воле, тогда как в отношении небрежности не совсем очевидно, имеет ли такое поведение волевой характер. На этот вопрос следует ответить положительно, сделав при этом важную оговорку: речь идет о волевом поведении, но не

о воле по отношению к последствиям. Общественно опасные последствия при небрежности виновный не предвидит, хотя при должной внимательности и осмотрительности должен (объективный критерий небрежности) и мог (субъективный критерий небрежности) их предвидеть. По этому поводу в литературе отмечают, что волевое поведение при небрежности характеризуется пренебрежением виновного к условиям и правилам предосторожности и поверхностным суждении о них.

Приверженцы другой точки зрения полагают, что небрежность имеет место в тех случаях, когда у лица была реальная возможность правильной оценки ситуации, предвидения опасных последствий своего поведения и предотвращения их наступления, но оно не проявило для этого достаточной воли, не совершив необходимых действий. Таким образом, психологическое содержание небрежности сторонники данной позиции определяют как отсутствие необходимой степени определения лица в выборе линии поведения, отсутствия необходимого количества воли в его поведении5.

Нам представляется, что в тех случаях, когда нарушение правил дорожного движения совершено умышленно, действия виновного носят волевой характер. При преступном бездействии, которое совершено по небрежности (без предвидения общественно опасных последствий своих действий), имеет место отсутствие воли субъекта по отношению к соблюдению требований правил дорожного движения. Приведем пример. В нарушение требований Правил, предписывающих снижение скорости, водитель совершает маневр, который приводит к наступлению вредных последствий. Виновный не осознает опасности своего действия, но его действия, с одной стороны, были волевыми, а с другой, у него не было воли на принятие усилий, которые необходимы для правильной оценки сложившийся ситуации и выбора верного решения. Таким образом, ссылкой на наличие воли в действиях водителя или на отсутствие необходимого сосредоточения психических сил водителя нельзя раскрыть содержание небрежности в автотранспортных преступлениях, которых совершаются в условиях провоцирующих ситуаций, так как в данном случае речь идет о таких нарушениях правил дорожного движе-

5 Исаев Н.Ю. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств:

Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного права и криминологии

ния и эксплуатации транспортных средств, которые являются неосознанными.

В качестве нормы признается не только соответствующее правилам дорожного движения поведение его участников, но и поведение, которое определяется безопасными дорожными условиями. Из этого следует, что в провоцирующей ситуации поведение водителя, каким бы оно ни было, уже не является «нормальным». Мы разделяем точку зрения А. Доленски о том, что «положения правил дорожного движения рассчитаны на действия их в нормальных условиях. Правила не регулируют поведение водителя в экстраординарной обстановке. В исключительных условиях водитель должен искать решение сам, исходя из обстановки, своих возможностей и способностей. Если ему не удастся найти наиболее оптимальное правильное решение, то это должно отразиться при оценке его поведения путем использования субъективного критерия неосторожности. В данном случае чрезмерные требования неуместны. Рассмотрение неудавшейся попытки предотвращения угрожающей опасности должно решаться применительно к положениям крайней необходимости»6. Таким образом, сформировать норму поведения водителя в условиях провоцирующей ситуации нельзя, так как в подобных условиях его поведение определяется скорее его навыками, опытом и знаниями. В связи с этим нельзя игнорировать индивидуальные особенности водителей, определяя их ответственность. С другой стороны, не представляется возможным установить норму поведения для всех участников дорожного движения, ведь обучение их вождению осуществляется в условиях нормального движения на дорогах, а не в условиях аварийных ситуаций. По этой причине не представляется возможным говорить об отклоняющемся поведении водителей в условиях провоцирующих ситуаций.

По справедливому замечанию П.С. Дагеля, в таких случаях имеет место «волевая небрежность». Автор относил ее к отдельному виду неосторожной вины, описывая как такую ситуацию, когда субъект, оказавшись в опасной ситуации, которая требует принятия правильного решения в целях предотвращения преступных последствий своего поведения, не обнаруживает этого решения или не находит его, несмотря на то, что он должен и мог был найти верное решение и не допустить общественно опасных последствий. Нам представляется, что точка зрения П.С. Дагеля основывается на мнении классика уголовного права

М.Д. Шаргородского, который указывал, что современный человек должен отвечать за принятие на себя ответственность за действия и за деятельность, с последствиями которых он не в состоянии справиться7. С подобных подходом едва ли можно согласиться, ведь психофизиологические способности человека не безграничны: им воспринимается далеко не вся информация, поступающая из окружающей среды. По этой причине водитель в условиях провоцирующей ситуации может своевременно не осознать опасности сложившейся обстановки, и, даже осознав ее, вовремя не успеть отреагировать на возникшую опасность.

Рефераты:  реферат найти Информация как товар

Действующий УК РФ установил критерии причинения вреда в случае несоответствия психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ч. 2 ст. 28 УК РФ). Однако, и в период действия УК РСФСР 1960 г. «волевая небрежность» не определялась с однозначностью в качестве виновности лица.

Представляется, что вопрос вины водителя при совершении автотранспортного преступления в условиях провоцирующих ситуаций нельзя решить без обязательного проведения психологической экспертизы. О вине водителя мы можем говорить только в тех случаях, если выводы экспертизы исключат указанные в ч. 2 ст. 28 УК РФ условия (несоответствие его психофизиологических возможностей условиям экстремальной обстановки).

По нашему мнению провоцирующие ситуации влияют на ответственность лица. Эта констатация не исключает того, что самому виновному необходимо иметь определенные качества с тем, чтобы преступление, которое он совершил, не характеризовалось бы той степенью общественной опасности, которая имеет место в автотранспортных преступлениях, совершенных без влияния ситуативного фактора.

Литература

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-Ф3 (ред. от 23 июля 2021 г.) // КонсультантПлюс.

2. ФЗ от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ (ред. от 26 апреля 2021 г.) «О безопасности дорожного движения» // КонсультантПлюс.

6 Уголовно-правовое обеспечение безопасности движения автотранспорта в социалистических странах / Под ред. Б.А. Ку-ринова. М., 1982. С. 144.

7 ШаргородскийМ.Д. Научный прогресс и уголовное право // Советское государство и право. 1972. № 12. С. 91.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного права и криминологии

3. Владимиров В.А. Организация и производство осмотра места дорожно-транспортного происшествия, связанного с наездом транспортного средства на пешехода. Самара, 2006.

4. Гаухман Л.Д. Бланкетные нормы УК РФ: проблемы правотворчества и правоприменения / Современное уголовное законодательство России и вопросы борьбы с преступностью: Сб. науч. ст. по итогам науч.-практ. семинара в Московском университете МВД России, посвященного 10-летию принятия УК РФ. М., 2006.

5. Жулев В.И. Транспортные преступления. М., 2001.

6. Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., 2003.

7. Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова; 4-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

8. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений; 2-е изд., перераб. и доп. М., 2006.

9. Климкин В.В. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с нарушением правил дорожного движения и их квалификация: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004.

10. Лукьянов В.В. Состав и квалификация дорожно-транспортных преступлений и административ-

ных правонарушений. Специальные вопросы уголовного и административного права. М., 2003.

11. Мелешко Н.П., Тарло Е.Г. Уголовно-правовые системы России и зарубежных стран. М., 2003.

12. Обеспечение безопасности дорожного движения в России // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2006. № 15 (303).

13. Особенная часть Уголовного кодекса РФ: комментарий, судебная практика, статистика / под ред. В.М. Лебедева. М., 2009.

14. Перфилов В.А. Теоретические и практические вопросы уголовно-правовой квалификации нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2008.

15. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб, 2003.

16. ТаюрскаяЕ.А. Виктимологическая характеристика и профилактика дорожно-транспортных преступлений: Дисс. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2006.

17. Уголовное право. Практический курс: Учеб. пособие / Под ред. А.Г. Сапрунова. М., 2003.

18. Уголовное право: Учебник для юридических вузов / Под ред. проф. Н.И. Ветрова и проф. Ю.И. Ляпунова; 3-е изд., испр. и доп. М., 2008.

Правоохранительные органы; 8-е изд., перераб. и доп.: учебник / Под ред. И.И. Сыдорука, А.В. Ендольцевой, Р.С. Тамаева. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2021. 471 с.

В учебнике на основе правовой категории «правоохрана» определено понятие «правоохранительный орган» и установлен исчерпывающий перечень этих органов. Правовая категория «правоприменение» позволила выделить органы, содействующие правоохране (правоприменительные органы). Посредством системного подхода установлена структура каждого правоохранительного и правоприменительного органа, раскрыты их функции и взаимосвязи.

В учебнике (в частях I—III) учтены изменения в законодательстве, а также решения органов судебной власти по состоянию на 1 ноября 2021 г. Последующее изменение законодательства, вплоть до выпуска в свет этого учебника, существенно не повлияло на его содержание.

Для студентов (курсантов, слушателей) высших учебных заведений, осуществляющих подготовку юристов, а также для преподавателей, аспирантов (адъюнктов), практических работников правоохранительных органов и всех интересующихся организацией и функционированием правоохранительных и правоприменительных органов.

ПНАИГ^ариншегьиыь СИГАНЫ

л лК 1

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий