10.1. Экономическое и социально-политическое развитие России. Отечественная история: конспект лекций

10.1. Экономическое и социально-политическое развитие России. Отечественная история: конспект лекций Реферат

Социально-экономическое прогнозирование как основа макроэкономической политики

КУРСОВАЯ РАБОТА

Содержание

Введение………………………………………………………………………………5

1  Сущность социально-экономического прогнозирования……………………………7

1.1Социально-экономическое прогнозирование: понятие, функции, методы, типология……………………………………………………………………………..7

1.2Прогнозирование с учетом цикличности экономического роста. Кондратьевский цикл…………………..…………………………………………..14

1.3Базовые проблемы макроэкономического прогнозирования социально-экономического развития……….…………………………………………………21

2 Анализ реализации механизма прогнозирования социально-экономического развития РФ………………………………………………………………………….25

2.1Сущность программ социально-экономического развития….………………25

2.2Последние тенденции и прогноз социально-экономического развития России на 2021-2021 ( краткосрочный прогноз)………………………………………….27

2.3Среднесрочный прогноз развития социальной ситуации в РФ ……..………29

2.4 Демографические изменения и экономика (долгосрочный прогноз)………..35

3Рекомендации по совершенствованию прогнозирования………………….…..41

3.1Необходимость совершенствования прогнозирования……………………….41

3.2Качество прогнозирования……………………………………………….…….41

3.3Пути совершенствования прогнозирования………………………………..…43

Заключение………………………………………………………………….………49

Список использованных источников……………………………………….……..51  

Приложение А………………………………………………………………………52

Приложение Б……………………………………………………………………….54

Приложение В……………………………………………………………………….55

Задание на курсовую работу

Прогнозирование как основа макроэкономической политики

Исходные данные:

Статистические данные социально-экономического развития РФ, данные сети Интернет, а также публикации отечественных   и зарубежных экономистов по исследуемой проблеме.

Перечень подлежащих разработке вопросов:

а) раскрыть сущность социально-экономического прогнозирования;

б) рассмотреть циклы Кондратьева;

в)выделить основные проблемы социально-экономического прогнозирования;

г) разработать пути совершенствования прогнозирования.

Перечень графического материала:

Таблицы, графики, рисунки, схемы, отражающие значимость прогнозирования в социально-экономическом развитии РФ

Аннотация

 В данной Курсовой работе рассматриваются теоретические и практические вопросы прогнозирования на макроуровне.

  Структура данной Курсовой работы выглядит следующим образом. Первый раздел отражает теоретические основы и особенности социально-экономического прогнозирования макроэкономической политики, рассматриваются проблемы прогнозирования. Во втором разделе рассматривается краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные прогнозы РФ. В третьем разделе рассматривается необходимость совершенствования прогнозирования, пути его совершенствования.

 Работа выполнена печатным способом на 56 страницах с использованием 16 источников, содержит 5 рисунков, 3 таблицы, 3 приложения.

Введение

Девяностые годы минувшего столетия — период радикального переустройства российской экономической системы, становление рыночных механизмов её функционирования. Одна из важнейших проблем этого периода – формирование инструментария регулирования экономики страны, разработка особенностей его применения в условиях перехода к рыночным отношениям.

Теория и методология прогнозирования разрабатывались представителями науки Запада и отечественными учеными. Методы прогнозирования начали складываться в зарубежных странах после Первой мировой войны. В дальнейшем они получили развитие и в СССР, а с переходом страны к рыночным отношениям – и в современной России. Среди представителей западной науки – видные учёные Д.М. Кейнс, Й. Шумпетер, Э. Янч, Р. Солоу, Д. Кенрик, Э. Мэнсфилд, Д. Тобин, Г. Тейл, М. Фридман, С. Фишер, Р. Дорнбуш, и др. Заметный вклад в теорию и методологию прогнозирования внесли отечественные ученые: В.М. Глушков, Б.М. Кедров, Д.М. Гвиишани, П.П. Фсдорснко, Ю.В. Яременко, Т.С. Хачатуров, Л.И. Лнчишкин, С.В. Емельянов, С.М. Ямиольский, С.Л. Саркисян и др. В последние годы проблемы прогнозирования нашли отражение в научных работах В.Л. Макарова, Л.Е. Варшавского, Д.С. Львова, В.С. Сутягипа, В.В. Ивантера, В.И. Кушлина, П.Л. Волгина, Л.Р. Пелоусова, В.Н. Цыгичко, Т.Г. Морозовой.

Анализ исследований отражающих проблематику прогнозирования, показывает, что научная мысль исследователей в этой области имеет широкий диапазон подходов к её содержанию. В нашей стране ещё в советское время разрабатывалась комплексная программа НТП на 20 лет, которая основывалась на прогнозных оценках. По проблемам прогнозирования в 60-80-е годы опубликовано значительное количество работ, в том числе зарубежных авторов. В настоящее время, в период перехода страны к рыночным механизмам хозяйствования, проблемы методологии макроэкономического прогнозирования являются предметом исследования широкого круга научных организаций и отдельных ученых, в её разрешении достигнуты некоторые результаты. Однако, определенная часть разрабатываемых прогнозов не отвечает ещё требованиям качества, и прежде всего их достоверности. Поэтому не случайно в последнее время эта тема активно обсуждается в публикациях ряда периодических изданий (например, в журнале «Эксперт»), справедливо отмечается в средствах массовой информации и слабое использование в прогнозировании экономико-математических моделей.

Исходя из анализа проблем прогнозирования развития экономики страны, к числу наиболее актуальных можно отнести следующие из них:

— методология разработки макроэкономических прогнозов, обеспечивающая их достоверность, определение перспектив движения экономики страны с учетом наметившейся тенденции ее поступательного развития;

— прогнозирование основополагающих направлений развития промышленного производства и социальной сферы с использованием методологических подходов и методов применительно к этим объектам прогнозирования;

— обоснование роли государства в развитии рассматриваемых направлений прогнозирования, использование в методологии макроэкономических прогнозов возможностей, связанных с регулирующими функциями государства.

Цель курсовой работы: показать необходимость социально-экономического прогнозирования.

Задачи:

— раскрыть сущность социально-экономического прогнозирования;

— рассмотреть циклы Кондратьева;

-выделить основные проблемы социально-экономического прогнозирования;

— разработать пути совершенствования прогнозирования.

Объект: социально-экономическое прогнозирование на примере Российской Федерации.

Научная новизна:

— на основе изучения и обобщения большого количества отечественного и зарубежного материала определены наиболее адекватные методы прогнозирования, применительно к экономике РФ в условиях перехода от командно-административной системы к рыночной;

— путем анализа системы прогнозирования установлена степень достоверности прогнозов, разрабатываемых в РФ и западных странах, раскрыты причины ее несоответствия;

— доказано положение, что действенность методологии прогнозирования в РФ определяется в значительной мере активностью государства в регулировании экономики, в обеспечении ее управляемости;

1 Сущность социально-экономического прогнозирования

1.1Социально-экономическое прогнозирование: понятие, функции, типология, методы

Макроэкономическая политика – это деятельность государства, направленная на регулирование экономических процессов. Наиболее распространенными целями макроэкономической политики являются стабильность цен, высокий уровень занятости, положительный внешнеторговый баланс, экономический рост.

Основные задачи:

— проведение сводного анализа макроэкономических показателей;

— разработка прогноза социально-экономического развития.                    Под прогнозом понимается научно-обоснованное суждение о возможных состояниях объекта в будущем, об альтернативных путях и сроках его осуществления. Социально-экономическое прогнозирование – это процесс разработки экономических и социальных прогнозов, основанный на научных методах познания экономических и социальных явлениях и использования всей совокупности методов, способов и средств экономической прогностики.

Прогнозирования является важным связывающим звеном между теорией и практикой во всех сферах жизни общества. Оно имеет две разные плоскости конкретизации:

— собственно-предсказательную (дескриптивную, описательную);

— предсказательную (прескриптивную, приказную).

Прогноз предусматривает описание возможных или желательных перспектив, состояний, решений проблем будущего. Прогноз является, собственно, решением этих проблем, использованием информации о будущем в целенаправленной деятельности [3].

Таким образом, в проблеме прогнозирования различают два аспекта:

— теоретико-познавательный.

— управленческий, связанный с возможностью принятия на основе полученного знания управленческих решений.

Будучи одной из форм научного предусмотрения в социальной сфере, экономической или политической, прогнозирование находится во взаимосвязи с:

— целенадежность;

— планированием;

— программированием;

— проектированием;

— управлением.

Там, где объекты неуправляемые, имеет место безусловный прогноз с целью приспособить действия к ожидаемому состоянию объекта. Однако нередко (особенно в социальных прогнозах) обратная связь приводит к самоосуществлению или саморазрушению прогноза. Так, прогноз успеха сможет вызвать мобилизацию сил, вдохновение, а прогноз катастрофы – панику и действительно заострить ситуацию, но может стимулировать своевременное вмешательство и ликвидацию угрозы.

В современной прогностике можно выделить четыре вида прогнозов:

1) Поисковый, который выявляет перспективные проблемы путем условного продолжения в будущее наблюдаемых тенденций;

2) Нормативный, который выделяет возможные пути решения проблем достижения какого-то оптимума на основе заведомо заданных критериев;

3) Аналитический, который позволяет в научных целях установить познавательную ценность разных методов и средств исследования будущего;

4)Прогнозы-Предостережение, которые составляются для непосредственного действия на сознание и поведение людей с целью принудить их предотвратить предвиденный будущее;

Мировой практикой прогнозирование освоено три образа разработки конкретных прогнозов:

1) Экстраполяция в будущее тенденций, закономерностей, которые в прошлому и настоящему достаточно хорошо известные;

2) Моделирование объекта исследования, представление его в упрощенном схематическом виде, удобному для получения выводов прогнозного характера;

Примером может служить матрица шахматно-турнирного типа или, скажем, таблицы Периодической Системы Элементов, которые построены так, что в перекрестках разных значений выводятся соответствующие данные.

3) Прогнозная оценка эксперта, то есть человека, способного более или менее объективно судить о перспективах соответствующего явления.

Перечисленные образа прогноза будто дополняют друг друга. Каждая экстраполяция – это модель и оценка, а любая прогностическая оценка – это оценка плюс экстраполяция[3].

В свою очередь прогнозная оценка предусматривает экстраполяцию и воображаемое моделирование.

Кроме того, выделяют такие приемы прогнозирования:

1) Историческая аналогия.

2) Компьютерное моделирование.

3) Сценарий будущего.

Однако самым важным методом социального прогнозирования остается экспертная оценка перспектив реального исторического процесса при условии, что она опирается на верные теоретические построения о нем, используя результаты, полученные с помощью других методов, и дает этим результатам правильную интерпретацию.

Нужно отметить, что сегодня прогнозирование все больше принимает социальную направленность.

Социально-экономическое прогнозирование – это интегрирующая область знания, ее невозможно развести по отдельным «департаментам науки», потому что не может быть обоснованных социальных прогнозов без учета перспектив экономическое, экологическое, демографического развития, научно-технического прогресса, возможной эволюции культуры, динамики международных отношений.

Таким образом, задача социально-экономического прогнозирования, с одной стороны, заключается в том, чтобы выяснить перспективы ближайшего или более отдаленного будущего в исследуемой сфере, руководствуясь реальными процессами действительности, а из другого, – в том, чтобы содействовать изготовлению оптимальных текущих и перспективных планов, опираясь на составленный прогноз и оценку принятого решения из позиций его следствий в прогнозируемом периоде.

Основными функциями социально-экономического прогнозирования есть:

1) Научный анализ экономических, социальных, научно-технических процессов и тенденций;

2) Исследование объективных связей социально-экономических и политических явлений и процессов;

3) Оценка объекта прогнозирования;

4) Выявление альтернатив развитию экономики и социального развития;

5) Накопление научного материала для обоснованного выбора определенных решений[1].

Научный анализ экономических, социальных, научно-технических процессов и тенденций осуществляется за тремя стадиями:

— ретроспекция;

— диагноз;

— проспекция.

Под ретроспекцией понимается этап прогнозирования, на котором исследуется история развития объекта прогнозирования для получения его систематизированного описания. На стадии ретроспекции происходит сбор, хранение и обработка информации, источников, необходимых для прогнозирования, оптимизация как состава источников, так и методов измерения, окончательное формирование структуры и состава характеристик объекта прогнозирования.

Диагноз является таким этапом прогнозирования, на котором исследуется систематизированное описание объекта прогнозирования с целью выявления тенденций его развития и выбора моделей и методов прогнозирования.

На стадии диагноза проводится анализ объекта прогнозирования, который лежит в основе прогнозной модели. В общем виде эти вопросы рассматриваются в процессе передпрогноированной подготовки при первичном описании объекта и постановке задачи прогнозирования, формирование задачи прогноза, подготовки стадии ретроспекции.

На стадии диагноза анализ объекта прогнозирования, как правило, заканчивается не только разработкой модели прогнозирования, но и выбором адекватного метода прогнозирования.

Проспекция является этапом прогнозирования, на котором, по данным диагноза, разрабатываются прогнозы объекта прогнозирования, проводится оценка достоверности, точности или обоснованности прогноза (верификация), реализация цели прогноза путем объединения конкретных прогнозов на основе принципов прогнозирования (синтез).

На стадии проспекции оказывается, какой информации об объекте прогнозирования не хватает, уточняется раньше полученная информация, вносятся коррективы в модель прогнозируемого объекта согласно информации, которая поступила[1].

При беспрерывном характере прогнозирования анализ его объекта происходит беспрерывно, сопровождая все стадии формирования прогнозов, таким образом осуществляется обратная связь между реальным объектом и его прогностической моделью. Аналитическая работа состоит в выявлении тенденций экономического развития факторов, которые влияют на изменение объекта на основе глубокого анализа национального и мирового опыта, нахождении начального уровня и важнейших проблем, которые определяют дальнейшее развитие народного хозяйства.

В результате научного анализа хозяйственных процессов и тенденций развития экономики определяется, насколько принятые плановые решения отвечают будущему развитию, оказываются несоответствия в экономике, достигнутый в стране уровень сравнивается с мировым уровнем.

Научный анализ позволяет установить те факторы, активное влияние на которые приводит к изменению существующих тенденций и обстановки, которая сложилась.

Оценка объекта прогнозирования базируется на объединении аспектов детерминированности и неопределенности. При отсутствии одного из них прогнозирование теряет смысл. При абсолютном детерминизме исчезает возможность альтернативного выбора решений.

При абсолютной неопределенности конкретное представление будущего невозможное.

Одной из условий формирования экономических, социальных и научно-технических прогнозов есть его периодизация, то есть согласование с народно-хозяйственными планами. Каждый прогноз опирается на те процессы, которые происходят в народном хозяйстве, которые за своей продолжительностью заключаются в его временной горизонт[1].                                    Типология прогнозов строится в зависимости от различных критериев и признаков. В их числе можно выделить следующие:

1) масштаб прогнозирования;

2) время упреждения или временной горизонт прогноза;

3) характер объекта;

4) функциональный признак;

5) степень детерминированности (определенности) объектов прогнозирования;

6) характер развития объектов прогнозирования во времени;

7) степень информационной обеспеченности объектов прогнозирования.

По масштабу прогнозирования выделяют:

-макроэкономический прогноз;

-структурный (межотраслевой и межрегиональный) прогноз;

-прогнозы развития народнохозяйственных комплексов (энергетического, инвестиционного, аграрно-промышленного и др.);

-прогнозы отраслевые и региональные;

-прогнозы развития отдельных предприятий, АО, а также отдельных производств и продуктов.

По времени упреждения или временному горизонту все прогнозы подразделяются на:

-оперативные (до 1 месяца);

-краткосрочные (от 1 месяца до 1 года);

-среднесрочные (от 1 года до 5 лет);

-долгосрочные (от 5 лет до 15-20 лет);

-дальнесрочные (свыше 20 лет).

Временный горизонт прогноза можно определить как отрезок времени, в рамках которого изменения объема прогнозируемого объекта представляются соизмеримыми с его начальной (с тч. зр. прогноза) величиной, и как период, в течение которого на объект прогнозирования оказывают влияние решения, применяемые сегодня, т.е. в момент разработки прогноза.

Применительно к комплексным национальным экономическим прогнозам принята следующая классификация: краткосрочные прогнозы до 2-3 лет, среднесрочные до 5-7 лет, долгосрочные до 15-20 лет. Каждый из указанных видов прогнозов опирается на те устойчивые циклы и процессы в развитии экономики, продолжительность которых укладывается в соответствующий временной горизонт.

Разрабатываемые прогнозы опираются на определенные заделы: краткосрочные – на имеющиеся виды продукции и финансовые ресурсы; среднесрочные – на накопленный инвестиционный потенциал; долгосрочные – на те или иные направления НТП и новые технологии [5].

По характеру исследуемых объектов различают следующие прогнозы:

-развития производственных отношений;

-развития НТП и его последствий;

-динамики народного хозяйства;

-воспроизводства основных фондов и капитальных вложений;

-экономического использования природных ресурсов;

-воспроизводства населения и трудовых ресурсов;

-уровня жизни населения;

-внешних экономических связей и др.

По функциональному признаку прогнозы подразделяются на два типа:

-поисковый прогноз, который основан на условном продолжении в будущее тенденции развития исследуемого объекта в прошлом и настоящем, и отвлечении от условий, способных изменить эти тенденции;

-нормативный прогноз, который представляет собой определение путей и сроков достижения возможных состояний объекта прогнозирования, принимаемых в качестве цели.

По степени детерминированности можно выделить следующие объекты прогнозирования:

-детерминированные (определенные или предсказуемые), описание которых может быть представлено в детерминированной форме без существенных для задачи прогнозирования потерь информации;

-стохастические (вероятностные), при анализе и прогнозировании которых учет случайных составляющих необходим для удовлетворения требований точности и достоверности прогноза;

-смешанные, описание которых возможно частично в детерминированном, частично в стохастическом виде.

По характеру развития во времени объекты прогнозирования можно подразделить на:

-дискретные (прерывные) объекты, регулярная составляющая (тренд) которых изменяется скачками в фиксированные моменты времени;

-апериодические объекты, имеющие описание регулярной составляющей в виде непрерывной функции времени;

-циклические объекты, имеющие регулярную составляющую в виде периодической функции времени.

По степени информационной обеспеченности объекты прогнозирования можно подразделить на:

-объекты с полным обеспечением количественной информацией, для которых имеется в наличии ретроспективная количественная информация в объеме достаточном для реализации метода экстраполяции, либо статистического метода;

-объекты с неполным обеспечением количественной информацией;

-объекты с наличием качественной ретроспективной информацией;

-объекты с полным отсутствием ретроспективной информации (как правило, это проектируемые и строящиеся объекты).

Для понимания сущности данного вопроса необходимо предварительно дать определения некоторых понятий, в частности, таких, как: метод, методика, методология.

В широком смысле слова – метод (гр. methodos) — это:

— способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни;

 — прием или система приемов в какой-либо деятельности[6].

Применительно к экономической науке и практике — метод — это:

— система правил и приемов подхода к изучению явлений и закономерностей природы, общества и мышления;

— путь, способ достижения определенных результатов в познании и практике;

-прием теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь, исходящий из знания закономерностей развития объективной действительности и исследуемого предмета, явления, процесса.

Методика — это:

— совокупность методов, приемов практического выполнения чего-либо;

 — учение о методах преподавания той или иной науки.

Применительно к прогнозированию в качестве примеров (первый подход) можно привести следующие: методика прогнозирования спроса, продаж, методика прогнозирования финансового состояния предприятия и др.

Вся совокупность методов прогнозирования может быть представлена двумя группами – в зависимости от степени их однородности:

— простые методы;

— комплексные методы.

Группа простых методов объединяет однородные по содержанию и используемому инструментарию методы прогнозирования (например, экстраполяция тенденций, морфологический анализ и др.).

Комплексные методы отражают совокупности, комбинации методов, чаще всего реализуемые специальными прогностическими системами (например, методы прогнозного графа, система “Паттерн” и др.).

Кроме того все методы прогнозирования поделены еще на три класса:

— фактографические методы;

— экспертные методы;

— комбинированные методы.

В основу их выделения положен характер информации, на базе которой составляется прогноз:

1) фактографические методы базируются на фактическом информационном материале о прошлом и настоящем развитии объекта прогнозирования. Чаще всего применяются при поисковом прогнозировании для эволюционных процессов;

2) экспертные (интуитивные) методы основаны на использовании знаний специалистов-экспертов об объекте прогнозирования и обобщении их мнений о развитии (поведении) объекта в будущем. Экспертные методы в большей мере соответствуют нормативному прогнозированию скачкообразных процессов;

3) комбинированные методы включают методы со смешанной информационной основой, в которых в качестве первичной информации наряду с экспертной используется и фактографическая[8].

В свою очередь, каждый из перечисленных классов также подразделяется на группы и подгруппы. Так, среди фактографических методов выделяются группы:

— статистических (параметрических) методов;

— опережающих методов.

Группа статистических методов включает методы, основанные на построении и анализе динамических рядов характеристик (параметров) объекта прогнозирования. Среди них наибольшее распространение получили экстраполяция, интерполяция, метод аналогий (модель подобия), параметрический метод и др.

Группа опережающих методов состоит из методов, основанных на использовании свойства научно-технической информации опережать реализацию научно-технических достижений. Среди методов этой группы выделяется публикационный, основанный на анализе и оценке динамики публикаций.

Среди экспертных методов выделяют группы по следующим признакам:

— по количеству привлеченных экспертов;

— по наличию аналитической обработки данных экспертизы Смотреть таблицу 1.

Таблица 1 — Классификация экспертных методов прогнозирования

1.2 Прогнозирование с учетом цикличности экономического роста. Кондратьевский цикл

С формированием рыночных отношений особое значение приобретают вопросы государственного регулирования, резко изменяется качество народнохозяйственного планирования. Его назначение в новых условиях сводится к выработке общей стратегии социально-экономического развития, к формированию определенных приоритетов в научно-технической, структурной и социальной политике государства. В таких условиях явно возрастает значение работ в области составления макроэкономических прогнозов. Необходимы комплексные подходы социально-экономического и научно-технического развития страны, которые позволили бы перейти к государственному планированию по конечным целям, к целевому программированию научно-технического прогресса при оптимальной концентрации ресурсного потенциала на приоритетных направлениях[9].

Существующие ныне методические подходы к составлению макроэкономических прогнозов ограничивают их содержание вариантной проработкой ориентиров развития страны на 20 лет с углубленной детализацией первого десятилетия. В разрабатываемых прогнозах и действующих методиках прогнозирования не находят последовательного отражения важнейшие требования – альтернативность рассматриваемых вариантов, учет неравномерности развития прогнозируемых объектов. Это ощутимо снижает качество и научный уровень прогнозной работы.

Применение теории цикличности развития дает необходимые ориентиры в выявлении возможных траекторий будущего движения экономики, позволяет разработать альтернативные варианты долговременного развития. В прогнозах длительное время превалировали трендовые позиции, что вело к установкам на инерционность экономической системы. Признание же цикличности развития позволяет учесть в ходе формирования долговременных целей, стратегий и траекторий экономического роста скачкообразные изменений, то есть такие, которые вызываются радикальными поворотами в производительных силах и общественных отношениях. Теория циклического развития создает основу для преодоления экстраполяционных подходов к построению прогнозов, для достоверного учета нелинейности экономической динамики. Тем самым, формируется возможность превратить прогнозы в реальный и надежный инструмент предвидения будущего, позволяющий принимать более обоснованные плановые решения[10]. В частности, ориентация на цикличный характер развития способствует верному выявлению и отражению в прогнозах предстоящих критических или поворотных точек в трендовом движении. Отсюда реальной становится возможность предсказывать временные интервалы концентрации узловых научно-технических и социально-экономических проблем, которая требует выработки принципиально новых экономических и политических решений.

Переориентация в прогнозировании на признание цикличности как формы экономического развития должна воплощаться в разработке альтернативных вариантов динамики структуры воспроизводства и темпов экономического роста. В самом общем виде суть дела здесь в том, что наряду со сглаженной трендовой динамикой макроэкономических показателей формируется альтернативный вариант неравномерной, стохастической динамики.

Наконец, применение теории циклического развития предполагает существенное расширение горизонта прогнозирования. Становится возможным и, более того, необходимым выйти за рамки прогноза, ограниченного 20 годами, и, следовательно, за пределы, которые свойственны решению тактических задач, не поставленных в зависимость от стратегического видения.

Есть все основания предполагать сохранение циклической формы развития в будущем. При этом следует учитывать ее основные характеристики, а это поворотные точки развития – подъемы и спады, а между ними – наличие относительно постоянных временных интервалов. Сделанные в середине 20-х годов, в 40-е годы, а также на рубеже 60-70-х годов прогнозы циклических кривых получили в соответствующие периоды полное подтверждение.

Назначение прогноза с учетом факторов циклического развития, с экономической точки зрения, сводится к созданию концепции антикризисной инвестиционной политики. При этом, знакомясь с течением реформ в Казахстане, России и других странах СНГ, можно говорить о возникновении устойчивой и воспроизводимой симметричности реформирования отечественной экономики с «большими циклами» Кондратьева. Это свидетельствует о высокой прогностической ценности самой кондратьеской теории волнообразно-циклических колебаний мировой экономики.

Н. Д. Кондратьев, опираясь на свою теорию существования длинных циклов в экономике, по сути предсказал возрождение и дальнейший подъем в развитии целого ряда стран после тяжелой экономической депрессии 1929 года. Его последователи показали, что существует определенная связь между технологической инновацией и фазами экономического цикла. Продолжительность такой связи носит долговременный характер и составляет в среднем 55 лет (так называемая кондратьевская волна).

Фаза возрождения Кондратьевского цикла характеризуется большим числом технологических базовых инноваций. Воспользуемся определением базовых инноваций, данным Меншем. Под технологическими базовыми инновациями понимается вновь созданный материал или средство, впервые внедряемое в производство. В это же понятие укладывается и организация или создание рынка для нового, впервые произведенного продукта.

Базовые инновации могут определяться как инновации, которые являются источником получения новых продуктов и видов деятельности, формирующих новые рынки и новые промышленные отрасли, в качестве поставщиков продукции на эти рынки.

В самом начале цикла эти инновации осуществляют молодые малые предприятия, которые в силу своей гибкости и адаптивности способствуют диффузии одного или нескольких крупных изобретений. В итоге их действий образуется кластер инноваций, который и приводит к значительному экономическому прогрессу.

Рост и процветание ведут к снижению издержек производства, накоплению производственного потенциала. Экспорт становится существенным элементом дальнейшего роста. По мере того как растут производственные мощности, удовлетворяется спрос и происходит движение от рынка продавцов к рынку покупателей. Промышленно развитые страны достигли в настоящее время именно такого эффекта.

Технологически новые продукты все больше стандартизируются, постепенно порождая явление псевдоинноваций, когда спрос потребителя нацелен на что-нибудь новое, но на рынке он встречает лишь модификации старого[13]. Это ведет к стагфляции. В такой ситуации инвестиции в промышленное развитие перестают быть привлекательными, накопленные деньги начинают обращаться не в сфере бизнеса, а на рынке ценных бумаг и капитала насыщенность рынка технологически прогрессивными видами продукции характеризуется, как правило, высокоразвитым рынком ценных бумаг и капитала. В свою  очередь масштабный рынок ценных бумаг и капитала формируется вследствие временного отсутствия альтернатив для инвестиций инновационного типа.

Насыщенность рынка псевдоинновациями, которые не дают большого эффекта, является наиболее типичным явлением для данного периода развития. Именно в настоящее время руководство предприятий теряет интерес к инновациям, а крупные предприятия утрачивают необходимую гибкость, все большее значение приобретают малые предприятия.

Рефераты:  Основные классы неорганических соединений: их свойства, получение, номенклатура

Первая реакция экономики на ситуацию подобного типа – сокращение затрат на исследования и прикладные разработки. Стремление к высокой прибыли приводит к сокращению ассортимента продукции, концентрации усилий на выпуске наиболее популярных и значительных по объему производства изделий, уменьшению, как следствие, выбора товаров. За периодом рецессии следует депрессия, растет безработица, устанавливается жесткий контроль над денежным обращением, предпринимаются разнообразные попытки приостановить инфляцию. В конечном итоге создаются условия для стагнации.

В этих условиях единственный путь преодолеть кризисную ситуацию – это активно способствовать внедрению и распространению новых технологических базовых инноваций, реализующих крупные изобретения и открытия. Сейчас известны четыре идентифицированных кондратьевских цикла.

Современный этап развития осуществляется в рамках четвертого Кондратьевского цикла. В этой связи одна из задач прогнозирования – подробно охарактеризовать основные фазы его развития, продатировать эти фазы и отыскать с помощью статистических методов кластеры базовых инноваций, способных вывести экономику из кризисного состояния. Примерная датировка кондратьевских циклов, включая и 4-й долговременный цикл, приводится в таблице 2.

Таблица 2 – Четыре кондратьевских цикла (по оценкам Менша)

Симметричность экономических реформ в нашей стране с большими циклами мировой конъюнктуры (она наблюдается и в других странах), безусловно, не означает их фатальной предопределенности внешними факторами. Выбор пути экономического развития любой страны в главном зависит от действия внутренних закономерностей. В то же время было бы ошибкой совсем исключать влияние на внутренние процессы международных факторов, хотя бы из-за объективно существующей взаимозависимости в развитии всех стран. Вместе с тем, международные факторы по-разному оказывают давление на экономические процессы в каждой стране. И здесь отечественная история реформирования в целом не противоречит опыту вхождения в международное экономическое сообщество других стран. Многие из них, подключавшиеся к мировому рынку, переходя их вторых и более отдаленных экономических эшелонов на передовые позиции (например, Германия и Япония после второй мировой войны), в полной мере подпадали под влияние глобальных экономических механизмов в восходящей линии развития мировой экономики за счет резкой активизации преобразовательных процессов в собственных странах. Очень  часто такая активизация происходила в тех из них, которые до этого пережили серьезные неудачи (например, поражение в войнах) и социальные потрясения. Само же вступление мировой экономической системы в фазу подъема способствовало росту инновационной активности во всех сферах, придавало дополнительные импульсы назревшим переменам в экономической сфере, формировало общую благоприятную атмосферу для освежающих перемен в странах, активизировавших экономическую модернизацию[1].

Видимо, надо различать роль экономических реформ в странах догоняющего развития, где еще не завершилось приспособление национального хозяйства к закономерностям функционирования мирового рыночного хозяйства, и в ведущих странах с устойчивой и зрелой системой рыночных отношений. Для первой группы стран наилучшие (или, может быть, вынужденные) условия для реформ складываются в повышательной фазе деловой активности мировой экономики, и их основная задача заключается в том, чтобы догнать передовые страны. Для второй – реформы начинаются в понижательной фазе и имеют целью оживление экономической конъюнктуры и переход к фазе подъема в развитии хозяйства. В этой связи целесообразно разграничивать два типа экономических реформ – модернизационные и циклические, имеющие отличия в целях и содержании, стратегии и тактике.

   Причины незавершенности модернизации отечественной экономики.Этому можно предложить следующее наиболее общее объяснение. Казахстанскому пути экономической модернизации оказалось свойственным то, что рыночные реформы, одна за другой, не просто исчерпывали свой потенциал, уходя в небытие, но сменялись обратными волнами, которые если и не возвращали экономику на исходные рубежи, то нарушали преемственность и поступательность последующего экономического развития, дальнейших перемен (крупных и частичных) в национальной хозяйственной системе. Этим волнообразно-циклическая природа реформ в нашей стране отличается от неизбежных спадов в их осуществлении, которые выступают следствием нарастания усталости общества от перемен либо служит тактическим приемом для обеспечения более гибкого маневрирования в сложной политической ситуации в интересах достижения целей качественного обновления общества. Подобная смена волн реформ противоположными волнами может рассматриваться как свойство инверсии (возвратного движения) в ходе проведения курса на модернизацию, или «развитие через зигзаги». За ней стоит действие контррыночной тенденции, которая, как показывает исторический опыт, при определенных, прежде всего, политических и идеологических условиях, а также в зависимости от перегруппировки во властных структурах государства может приводить к возникновению полурыночного или преимущественно нерыночного типа хозяйства. Так, итогом экономической модернизации в СССР к началу пятой волны реформ стало образование «гибридного» (смешанного) типа рынка, представляющего специфическую систему хозяйствования, основанную на деформированных рыночных механизмах, своеобразного «бюрократического рынка» — с сильными государственными рычагами воздействия на экономику, преобладанием государственного аппарата управления и крупномасштабными вкраплениями теневой экономики. Такую систему хозяйствования нельзя однозначно трактовать как нерыночную, и вместе с тем она заметно отличается от рыночных отношений в странах с развитыми их формами. Таков специфический результат незавершенности экономической модернизации в нашей стране, воздействия на нее инверсионного механизма.

Если обратиться к хронологии реформ в Казахстане и СССР, обнаруживается следующее. Все они (пока за исключением современные) завершались фазой контрреформ. Так, реформы Витте-Столыпина и периода НЭПа, в конечном счете, были отвергнуты в период сталинского режима. Хрущевско-косыгинские реформы оказались фактически отброшенными  в годы брежневского двадцатилетия[4].

Общим для фазы контрреформ в действительности было усиление политической реакции, ослабление зародившихся демократических институтов и ростков новых политических традиций, сознательно культивируемое противопоставлением стран СНГ и Запада как двух противоположных культурно-исторических миров. В экономической сфере были характерны ограничения в развитии рыночных отношений, сдерживание свободного хозяйствования с одновременным нарастанием государственного вмешательства в хозяйственную жизнь и ее более жесткой регламентацией.

Развитие традиционных отраслей может происходить при сокращении темпов роста; некоторые из этих отраслей могут стагнировать, некоторые могут продвигаться вперед с усредненной скоростью (например, сырьевые отрасли). Однако на каждом этапе развития возникает одна или несколько отраслей, лидирующих в экономике. Именно в таких отраслях находят свое применение базовые технологии принципиально нового типа, определяющие развитие соответствующих отраслей со скоростью выше средней. Эти отрасли поглощают наибольший объем инвестиций. Развитие лидирующих отраслей неразрывно связано с освоением новых базовых технологий. Поэтому период существования лидирующих отраслей представляет собой не что иное, как жизненный цикл инноваций в фазе роста.

Такой подход к трактовке лидирующих отраслей требует рассмотрения зависимости между инновационными циклами и долговременными тенденциями экономического роста. В теории цикличности длинная волна делится на четыре основные фазы: процветание, рецессия, депрессия, возрождение. Процветание и рецессия формируют фазу подъема, депрессия и возрождение – фазу спада. Макроэкономические характеристики фаз длинной волны представлены в таблице 3.

Таблица 3 — Макроэкономические характеристики фаз длинной волны

Если представить длинную волну как последовательность жизненных циклов лидирующих отраслей, можно попытаться соотнести фазы длинной волны с фазами длинного цикла: процветание – рост; рецессия – насыщение; депрессия – спад; возрождение – внедрение.

Следует отметить, что приведенные фазы длинной волны и жизненного цикла не совпадают столь идеально. Но, тем не менее, правомерен вывод о том, что жизненный цикл лидирующих отраслей, основанный на определенном кластере изобретений, соответствует длинной волне в экономике.

1.3 Базовые проблемы макроэкономического прогнозирования социально-экономического развития

Проведение в России новой территориальной политики, предполагающей формирование регионов, конкурентоспособных в мировой хозяйственной системе, ставит перед исследователями широкий круг задач, связанных не только с реформированием управления и экономики субъектов РФ, но и с решением ряда проблем самой экономической науки, выработкой новых методов и способов решения задач. Важное место среди них занимают вопросы адекватной оценки и прогнозирования регионального социально-экономического развития.

Для современной практики прогнозирования сложных региональных систем характерно использование двух господствующих подходов.

Первый связан с анализом данных за продолжительный период с целью исследования закономерностей развития, обнаружения логики их эволюции, направленности процесса с экстраполяцией в будущее выявленных тенденций. Как правило, используются методы математического моделирования — построение краевых задач и их решение, несложные когнитивные схемы и т.д.

Второй связан с теорией систем и синергетикой, которые исследуют нелинейную динамику сложных систем. Здесь используются методы нейроматематики, нечеткие когнитивные схемы и т.д. При этом практика, как критерий истины, свидетельствует о том, что динамика социально-экономической региональной системы не может быть описана каким-либо определенным методом в силу ограниченности числа параметров и связей между ними, принципиальной невозможности учесть модификацию этих связей в процессе эволюции системы.

В рамках относительно небольшой публикации невозможно оценить положительные и отрицательные стороны применения того или иного метода, определить границы применения и характер решаемых задач. Нецелесообразно также концентрироваться на основных принципах прогнозирования — эти аспекты достаточно широко освещены в научной литературе. Поэтому остановимся только на актуализации ограничивающих факторов прогностических исследований.

Первая группа факторов связана с хорошо известными ресурсными проблемами отечественной науки, которые обусловливают ограничение доступа и к статистическим данным, и к программным разработкам, и к необходимым техническим средствам, а также мешают самостоятельному сбору информации[15].

Вторая группа проблем связана с качеством статистической информации. Сюда относятся несопоставимость данных по временным рядам в силу появления новых показателей, изменения методики расчетов; неудовлетворительное качество информации, обусловленное проблемой сбора ряда данных, сложностью учета неформального сектора экономики и рядом иных; неравномерность данных и др. [1].

Третья группа проблем связана с ограничениями уровня развития науки экономики и математики как языка, описывающего формальные отношения. К сожалению, пока не созданы адекватные формализованные теории, которые позволили бы использовать накопленный в социуме эмпирический материал в прогностических разработках. Набор известных экономике фундаментальных законов также пока недостаточен для формализации зависимостей, комплексно описывающих будущее развитие сложных региональных систем.

Отсутствие этих знаний об общих, универсальных свойствах социально-экономических систем является причиной отсутствия универсальных методик прогноза. Фактически, описывая социально-экономические объекты, мы имеем дело с многочисленными отображениями результатов реализации неизвестных фундаментальных законов экономики. В связи с этим примечательно высказывание Л. Гумилева: «Земная гравитация существовала всегда, но чтобы люди узнали о ее существовании, понадобилось озарение Ньютона, наблюдавшего падение яблока с ветки. И сколько еще могучих сил природы, окружающих нас и управляющих нашей судьбой, лежит за пределами нашего разумения» [2].

Попытки применения фундаментального закона к социально-экономической модели ведут к выхолащиванию категориальных понятий. Ярким примером служит закон спроса и предложения, когда категория спроса подменяется физическим объемом реализации товара. Здесь уместна следующая аналогия. Проецируя трехмерный объект, например пирамиду, на плоскость, мы получаем фигуру, состоящую из четырехугольников и треугольников. Однако ту же самую проекцию может дать другое трехмерное тело (например, конус).

Вышеназванные ограничения приводят к тому, что зачастую простые корреляционно-регрессионные прогностические модели дают более точные результаты, чем прогностические разработки социально-экономического объекта как пространственно протяженной диссипативной динамической системы. В первую очередь это связано с проблемой, обусловленной явлением динамического хаоса. Данное явление подробно описано в ряде публикаций ГГ. Малинецкого [3]. Исследования показали, что в моделях, описывающих детерминированное непериодическое движение, прогнозирование крайне осложнено в связи со свойствами странных аттракторов. «Типичным и очень важным свойством странных аттракторов является чувствительность к начальным данным… Чувствительность к начальным данным означает, что малые воздействия могут существенно изменить траекторию через некоторое, может быть весьма небольшое, время» [3]. Результатом исследований данного явления стало зарождение новых подходов к предсказанию и управлению сложными системами в рамках принципиально новой теории — теории управления хаосом. Однако до предсказания поведения и управления поведением сложных социально-экономических региональных систем еще далеко. Если первые две группы проблем принципиально решаемы, то третья непосредственно связана с пределом современного уровня знаний. Следствием является то, что «уровень компьютерных моделей и систем прогноза остается несравним с масштабом и остротой проблем, вставших и перед мировым сообществом, и перед Россией» [3]. Очевидно, что данное утверждение в равной степени относится и к прогнозированию региональных систем.

Таким образом, не только субъективная составляющая влияет па точность прогнозов и, следовательно, планов регионального развития, но и реально существующие ограничения современного уровня развития прогностики. Однако наука активно движется вперед и, по утверждениям ряда аналитиков [4], стоит на пороге принципиально важных открытий, в частности, в области прогнозирования.

Можно сделать следующий вывод. Действительно, современный инструментарий прогнозирования и уровень развития экономики как науки не позволяют давать прогнозы необходимой точности. Но попытки предсказания и предуказания будущего необходимы. При этом акцент в задаче предсказания и предуказания социально-экономического развития регионов должен делаться не только на вероятности явления, но и на его сущности, структуре, исторической обусловленности.

В связи с этим представляется несомненно важным развитие практики прогнозирования и стратегического планирования на региональном уровне. В частности, разработка долгосрочных стратегий регионального развития па единой для всей Российской Федерации методологической платформе, участие субъектов в разработке стратегий федеральных округов и т.д.

В процессе утверждения новых подходов к стратегическому планированию в регионах формируется система целей, основные задачи социально-экономической политики и показатели их достижения на различные периоды упреждения, а также соответствующие планы действий правительств субъектов РФ. В целях совершенствования системы прогнозирования социально-экономического развития в регионах внедряется практика разработки многовариантного прогноза с использованием информационных технологий. При этом департаментами экономического развития регионов осуществляется регламентированная координация и методическая помощь исполнительным органам государственной власти, администрациям муниципальных образований в разработке прогноза, который впоследствии служит основой для создания проекта областного бюджета па очередной год. Значимым для повышения вероятности прогнозных оценок регионального развития является также совершенствование практики мониторинга за осуществлением прогнозных оценок, анализ степени отклонения фактически достигнутых показателей от прогнозных и причин этих отклонений.

Тем самым можно утверждать, что в настоящее время внедрены основные элементы системы стратегического и текущего планирования и прогнозирования социально-экономического развития регионов. Вместе с тем дальнейшее совершенствование методологии и методик прогнозирования является необходимым условием формирования планов и принятия эффективных управленческих решений по развитию территорий.

 2 Реализация механизма прогнозирования социально-экономического развития РФ

2.1 Сущность программ социально-экономического развития

Программа социально-экономического развития представляет собой комплексную систему целевых ориентиров социально-экономического развития территории, планируемых государством и муниципалитетами эффективных путей и средств достижения указанных ориентиров, включающих научно-исследовательские, производственные, социально-экономические, организационно-хозяйственные, финансовые меры, увязанные по ресурсам, исполнителям и срокам.

Однако программа является лишь частью системы прогнозных и программных документов, хотя и основным и наиболее проработанным. Общая система прогнозных и программных документов по социально-экономическому развитию включает следующие документы. Смотреть таблицу 4.

Таблица 4 – Система прогнозных и программных документов

Другие программные документы определены следующим образом:

Концепция социально-экономического развития — это система представлений о стратегических целях и приоритетах социально-экономической политики, важнейших направлениях и средствах реализации указанных целей.

План социально-экономического развития области — это сводный документ, характеризующий социально-экономическое положение и основные направления деятельности органов власти по регулированию ее социально-экономического развития.

Изучение порядка разработки и реализации программ социально-экономического развития, несомненно, даст навыки для составления прогнозов, концепций и планов. Поэтому в отчете при упоминании программ имеется в виду все программные и прогнозные документы.

Нормативно-правовой базой для разработки и реализации программ комплексного социально-экономического развития муниципального образования являются документы, самостоятельно принимаемые в муниципальных образованиях. Федеральный закон «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» от 20.07.1995 г. № 115-ФЗ определяет полномочия и обязанности только федеральных органов власти, хотя он часто служит базовым документом для разработки правовых актов муниципальных образований. Субъекты федерации также принимают акты в данной сфере, например, Закон Новосибирской области «О прогнозировании, программах и планах социально-экономического развития Новосибирской области» от 15.06.2000 г. № 100-ОЗ, однако и они определяют полномочия муниципальных органов лишь по участию в разработке региональных программ[16].

Кроме того, существует разработанный и утвержденный Министерством экономического развития и торговли РФ «Макет программы экономического и социального развития субъекта Российской Федерации», для обеспечения методологического единства региональных программ и согласование их с государственной стратегией экономического и социального развития, который также может служить нормативно-методическим документом для разработки муниципальных программ.

Основу организационной основы выполнения программ социально-экономического развития составляет муниципальный заказчик программы.

К основным функциям муниципального заказчика относятся:

— подготовка проекта программы, его согласование с заинтересованными муниципальными, региональными и федеральными органами власти в установленном порядке, представление на утверждение уполномоченным органам местного самоуправления;

— координация исполнения программных мероприятий, включая мониторинг их реализации, оценка результативности, содействие решению спорных (конфликтных) ситуаций;

— непосредственный контроль за ходом реализации мероприятий, обеспечивающих институциональные и структурные преобразования, формирование финансовых и инновационных институтов, а также работ в области территориальной кооперации и реализации мероприятий федеральных и региональных целевых программ на территории муниципального образования;

— подготовка отчетов о реализации программы, внесение предложений в органы государственной власти субъекта Российской Федерации и федеральные органы исполнительной власти по корректировке программы.

Роль муниципального заказчика обычно выполняет экономическое подразделение администрации муниципального образования В этом подразделении может существовать отдел, непосредственно занимающийся разработкой прогнозов и программ.

Муниципальный заказчик может создать дирекцию из представителей органов власти региона, муниципального образования и исполнителей ведущих мероприятий программы. Дирекция программы может создаваться как с образованием юридического лица, так и без образования юридического лица. Дирекция муниципальной программы действует на основании Положения о ней, утверждаемого муниципальным заказчиком программы. Также могут создаваться научно-исследовательские и аналитические центры при органах власти, для разработки программ[8].

Заинтересованные органы власти муниципального образования принимают участие в разработке и реализации программ социально-экономического развития муниципального образования в рамках своей сферы компетенции. Как правило, все структурные подразделения принимают участие в выработке предложений в сфере своей компетенции, в обсуждении поступивших предложений, затрагивающих их компетенцию. Многие подразделения являются исполнителями соответствующих мероприятий программы.

Утверждение программы и отчета по ее выполнению осуществляет либо глава муниципального образования, либо коллегиальный орган администрации, либо представительный орган муниципального образования.

Содержание программ включает в себя описание социально-экономического положения муниципального образования, проблем и действующих мер по его улучшению, изложение целей, задач и мероприятий и характеристика механизма реализации, ресурсного обеспечения и контроля. Типичная структура программы представлена в приложении Б. Показатели и таблицы, программ социально-экономического развития представлены в приложении В.

В современной ситуации большинство программ социально-экономического развития предполагают как административные меры по изменению нормативно-правовой базы, структуры управления и функционирования, так и конкретные практические мероприятия. Последние заключаются в основном в реализации конкретных производственных или социальных проектов. Некоммерческие проекты предполагают капитальное строительство, приобретение оборудования и реализацию других мероприятий в социальной сфере. Коммерческие производственные проекты касаются, прежде всего, муниципального сектора экономики. Но возможно финансирование и негосударственных производственных проектов, как правило, на конкурсной, платной и возвратной основе.

2.2 Последние тенденции и прогноз социально-экономического развития России на 2021-2021 ( краткосрочный прогноз)

Значительные улучшения на рынке труда способствуют быстрому росту зарплат на фоне роста производительности труда и продолжающегося укрепления рубля. Таким образом, среднемесячные зарплаты в России, выраженные в долларах, доросли в июле до новых рекордных значений — 863 доллара.

Если «большая новая рецессия» и маловероятна, то риски замедления темпа роста мировой экономики и возможного снижения цен на сырье — налицо. В связи с этим Всемирный банк понизил прогноз роста экономики России с 4,4 до 4 процентов в 2021 году. А в 2021 году уменьшил до 3,8 процента. Хотя, заметим, для стран с высоким уровнем дохода это прогноз еще ниже: на 2021 год — 1,6 процента, на 2021-й — 2,2 процента. В сторону понижения скорректирован и прогноз цен на нефть. По оценкам ВБ, если в среднем за баррель в 2021 году будут давать 103 доллара, то в 2021 году — 94,7 доллара. В 2021 году — 92,5 доллара, а в 2021 году — 88,5 доллара.

С учетом новых реалий и стремительного нарастания неопределенности в глобальной экономике смоделированы два сценария — до какой степени может ухудшиться ситуация в России. При сценарии «умеренного шока» и постепенном ухудшении темпов роста экономики, что приведет к снижению цены на нефть до 80 долларов за баррель, влияние на экономический рост в 2021 году будет незначительно. Но вот в 2021 году темп роста ВВП в России может снизиться на 2 процентта. При этом безработица вернется к 7 процентам, а дефицит бюджета может вырасти до 3,1 процента ВВП. Сценарий «сильного шока» подразумевает серьезное влияние рецессии и падение спроса на нефть до 60 долларов за баррель уже в 2021 году. В этом случае российская экономика вступит в фазу рецессии с отрицательными темпами роста в 2021 году, уровень безработицы также повысится на 1,5 процента, а бюджетный дефицит подскочит до 5,3 процента ВВП, что потребует привлечения всех механизмов дополнительного финансирования, в том числе фискального[7]. В результате при «мягком» развитии событий рост российской экономики составит в этом году 3,5 процента, а в 2021 году — 2 процента.

Всемирный банк ожидает, что инфляция в России будет ниже прогнозной — около 7,5 процента

При «шоковом сценарии» экономика в 2021 году вырастет на 3,3 процента, в 2021 — «выдаст» отрицательные значения в 1,5 процента.

Что касается денежной, валютной политики и прогнозов по инфляции, то, по оценкам банка, этот сектор пока особых опасений не вызывает. Благодаря замедлению роста денежной массы, хорошему урожаю зерновых в мире и фактору сезонности цены на продовольствие в России снижаются. Поэтому банк ожидает, что потребительская инфляция в этом году будет даже несколько ниже, чем прогнозировалось в предыдущем докладе, то есть около 7,5 процента. В 2021 году инфляция будет держаться в диапазоне от 6 до 7 процентов. Но, как предполагают в ВБ, может быть и чуть выше из-за дополнительных расходов бюджета в предвыборный период.

Российского Центробанк сохраняет неизменную ставку рефинансирования, снижает проценты по отдельным операциям, повышает процентные ставки по депозитам. Это сигнализирует о готовности Центробанка к активным действиям в случае ухудшения ситуации на глобальных рынках.

Между тем платежный баланс в России все первое полугодие 2021 года ухудшался на фоне масштабного оттока капитала. И это несмотря на высокие цены на нефть и продолжающийся умеренный рост. По предварительным оценкам ЦБ, чистый отток составил 31,2 миллиарда долларов, что почти втрое больше, чем за аналогичный период 2021 года. В значительной степени этот показатель отражает отток из банковского сектора, составивший 11,9 миллиарда долларов по сравнению с притоком в 7,6 миллиарда долларов за аналогичный период 2021 года. В связи с этим во Всемирном банке делают вывод, что, видимо, российские банки активно наращивают иностранные активы, приобретая инструменты с фиксированным доходом и акции, в основном на европейских рынках, а также предоставляя кредиты заемщикам-нерезидентам. При этом во втором квартале 2021 года чистый отток капитала чуть замедлился. Вероятно, это произошло из-за ужесточения денежно-кредитных условий и проведения более гибкой курсовой политики Центробанком, считают в ВБ. Немаловажно и то, что восстановился доступ российских банков к долгосрочным внешним кредитным ресурсам[11].

Курс рубля непременно будет отражать все «движения рынка». Тем не менее в краткосрочной перспективе он считает, что рубль будет стабилен, хотя с высоким уровнем волатильности. Относительно планов минфина увеличить долг России в ближайшее время, главный экономист ВБ высказался отрицательно. В условиях нынешнего профицита федерального бюджета в этом нет необходимости. Однако если смотреть из «стратегического угла», то долгосрочные заимствования возможны. Кроме того, в ВБ считают, что инвесторы на внутреннем рынке скорее будут покупать долговые обязательства, но не инвестировать. В целом же спрос на займы замедлится, а приватизационные планы будут отложены.

Рефераты:  реферат Развитие права в годы великой отечественной войны

Первый заместитель председателя Центробанка России Алексей Улюкаев заявил, что ЦБ РФ ожидает замедления инфляции в России до 5-6 процентов в 2021 году, 4,5-5,5 процентов — в 2021 году и 4-5 процентов в 2021 году.

Такие ориентиры заложены в проект основных направлений денежно-кредитной политики на 2021-2021 годы, которые в среду одобрены советом директоров.

2.3  Среднесрочный прогноз развития социальной ситуации в РФ

Среднесрочная перспектива в отличие от краткосрочного прогноза, содержит уже более широкий спектр вариантов развития событий, которые концентрируются вокруг трех наиболее вероятных сценариев. Однако, учитывая инерционный характер социальных процессов, ожидать, что большинство российских регионов станет развиваться по редукционному или поступательному сценарию, вряд ли возможно. Однако это не исключает того, что в отдельных регионах именно в этот период возможно полярное движение либо «вниз», либо «вверх», что создаст еще большие социальные различия в российских регионах. Как и на предыдущем этапе, основной характеристикой развития событий будет оставаться фрагментарность, обусловленная тем, что инерционный характер социальных процессов будет способствовать естественному опережению или отставанию одних регионов от других, или одной социальной сферы от другой.

Именно поэтому в среднесрочной перспективе становится возможным более заметное влияние экономического и политического факторов: возможны радикальная ротация элит, значительные колебания цен на энергоносители, выход на более или менее значимые позиции российского инновационного сектора, с которым связывается будущее российской экономики. В этой перспективе все три сценария получают реальное наполнение.

Рассмотрим варианты, способные реализоваться в среднесрочной перспективе.

Демографические процессы. В среднесрочной перспективе в рамках данного сценария не следует ожидать кардинальных перемен в характере демографических процессов. Наиболее вероятным для большинства регионов остается инерционный сценарий.

Демографическая ситуация при реализации данного сценария остается стабильно неблагоприятной. Продолжится сокращение численности населения, особенно заметное в трудоспособных возрастах. Численность населения старше трудоспособного возраста, напротив, возрастет.

Основные параметры рождаемости остаются неизменными [возможно, некоторый кратковременный всплеск, меняющий тайминг рождений, дадут меры, обещанные государством, – «материнский (семейный) капитал» и пр.]. Суммарный коэффициент рождаемости по России может повыситься незначительно – до 1,5 рождений[10].

Однако в возраст наиболее интенсивного деторождения будут входить относительно многочисленные поколения женщин, родившихся в первой половине и середине 1980-х годов. Изменение возрастного состава населения будет благоприятно отражаться на общих показателях рождаемости и внесет некоторые позитивные коррективы в демографическую динамику в целом[12].

Улучшится качество здравоохранения. Все более популярным становится здоровый образ жизни. Смертность несколько снизится[3], что приведет к незначительному уменьшению величины естественной убыли населения, а ожидаемая продолжительность жизни возрастет примерно на полтора года, до 67 лет (в том числе мужчин – 60,5 лет, женщин – 73,7 лет[4]).

Продолжится снижение численности экономически активного населения и численности занятых. При этом удельный вес граждан, обратившихся в органы службы занятости, по отношению к экономически активному населению не изменится. Коэффициент демографической нагрузки возрастет с 577 нетрудоспособных, приходящихся на 1000 лиц трудоспособного возраста в 2009 г. до 708 человек в 2021 г.[5].

Сохранятся несоответствия профессионально-квалификационной и территориальной структуры спроса на рабочую силу и ее предложения. Сохранится также дискриминация на рынке труда при трудоустройстве молодежи, не имеющей опыта работы, женщин с малолетними детьми и инвалидов.

Сохраняются риски (снижение качества рабочей силы, увеличение в структуре безработных людей с высшим образованием и др.), которые могут проявиться в долгосрочной перспективе.

Рынок труда и социальная структура.

Первопричиной реализации редукционного сценария развития рынка труда и социальной сферы могут стать факторы, лежащие за пределами социальной сферы, – вхождение России в период социальной турбуленции, вызванной острым конфликтом правящих элит или же изменение глобальной экономики, и в частности обрушение цен на энергоносители на международных рынках. Запаса прочности социальной структуры будет достаточно для того, чтобы избежать серьезной социальной катастрофы, подобной той, что случилась осенью 1998 г. Однако рост среднего класса прекратится, его доля останется равной примерно 25% во всех упоминавшихся выше регионах. Следует подчеркнуть, что объектом анализа в данном исследовании были социальные структуры, воспроизводящиеся и развивающиеся благодаря, прежде всего, промышленному сектору экономики, образованию и науке, имеющим сильные позиции в Воронеже, Саратове и Томске. Не исключено, что в других регионах, например в городах Крайнего Севера, выживающих и развивающихся благодаря экспорту нефти и газа, упомянутые факторы приведут к более серьезным негативным последствиям.

Говоря о возможных сценариях, МИОНы не могут обойти вниманием проблемы, которые способны осложнить социальную ситуацию в регионе, затруднить развитие позитивных тенденций, проявившихся в последнее время. К числу таких сложностей относится нарастающий разрыв между бедными и богатыми в той части населения, которую принято считать наиболее перспективной, – в молодежной когорте. Результаты исследования говорят о том, что расслоение углубляется не только по таким очевидным показателям, как уровень дохода или доступность материальных и социальных благ. Оно нарастает в области социальных возможностей, предоставляемых обществом молодому поколению. Монетизация системы образования, сосредоточение образовательных функций в крупных мегаполисах приводят к тому, что для некоторой весомой части молодежи полноценное образование и связанные с ним перспективы социальной мобильности оказываются за границей возможного. Эта ситуация может иметь целый ряд неблагоприятных последствий для отдельных регионов, общества и экономики в целом. Во-первых, маргинализируемая рынком часть молодежи будет взрослеть, преодолевать ступени социализации с ощущением недостижимости подлинного общественного продвижения, «укороченности» социальной лестницы по сравнению с тем, что она представляет собой для другой, более благополучной молодежной группы. Во-вторых, на это справедливо указывает Томский МИОН: такое положение чревато консервацией нынешнего состояния экономики, характеризующейся упором на экспорт сырьевых, материальных ресурсов. В результате продолжится углубление разрыва между бедными и богатыми. Вполне реально возникновение ситуации, когда разрыв в доходах будет характеризовать не только социальную структуру в целом, но и средний класс, в котором выделятся и будут постепенно отдаляться друг от друга состоятельный слой и слой, испытывающий все большие затруднения в решении важных жизненных задач. В немалой степени этому разрыву могут способствовать планы дополнительного обложения налогами расходной части бюджета российских семей при сохранении прежней плоской шкалы налогов на доходы[11]. Очевидно, что от плоской шкалы выигрывают в основном те, кто имеет большие доходы, принадлежит к наиболее благополучному слою среднего класса. Повышение налогов на недвижимость, увеличение налогового давления на автолюбителей скажутся, прежде всего, не среднем и нижнем слоях среднего класса. Не следует упускать из виду тот факт, что дополнительная нагрузка на семейный бюджет окажется чувствительной для тех, чьи доходы недостаточно велики, чтобы с легкостью решать вопросы покупки и содержания недвижимости, покупки и содержания автомобиля или каких-либо других предметов длительного пользования. Негативный сценарий приведет к тому, что существенно замедлится процесс реабилитации бедных и беднейших слоев населения. Скорее всего, их доля окажется такой же, как и сейчас, то есть равной примерно 25% всего населения страны. В бедных или околобедных слоях также будут наблюдаться процессы социального расслоения. С одной стороны, нельзя исключать вариант, при котором часть нижнего слоя среднего класса под давлением обстоятельства перейдет в бедную прослойку. С другой стороны, часть тех, кто сейчас принадлежит к бедным слоям, и прежде всего молодежь, перейдет в нижние слои среднего класса. Таким образом, усилится ротация в «верхнем» слое бедной прослойки. В нижнем слое будут нарастать застойные явления, связанные с принципиальной невозможностью покинуть неблагополучную нишу. Нынешние тенденции указывают на то, что прослойка «перманентных бедных» будет состоять в значительной своей части из людей, вышедших на пенсию и не нашедших возможности получения дополнительных доходов. В том случае, если экономический рост замедлится и если разрыв между бедными и богатыми будет нарастать, именно пенсионеры, находящиеся на попечении государства, окажутся на грани выживания.

Еще одним фактором, способным негативно влиять на российскую экономику, может стать плохое состояние здоровья населения, и прежде всего молодежи. В предшествующий период в молодежной среде получили распространение негативные практики – наркомания, алкоголизм. Растет, хотя возможно и меньшими темпами, чем прежде, число носителей СПИДа. В сумме эти явления способны негативно влиять на возможности восстановления российской экономики. Широкое распространение заболеваний подобного рода заставит государство расходовать на борьбу с социальными болезнями все большую часть государственного бюджета, сокращая соответственно расходы на развитие социальной сферы.

Социальные отрасли, социальная политика и гражданское общество. Вероятность реализации данного сценария высока в том случае, если произойдет резкое уменьшение государственной финансовой базы социальной политики в сочетании с резкой автономизацией деятельности крупных бизнес-структур, работающих в регионе. Это приведет к тому, что даже регионы, демонстрирующие позитивную динамику, могут оказаться заложниками данного сценария развития.

На фоне уменьшения ресурсной базы будет реализовываться старая патерналистская модель СП без заявленных четко ориентиров, не будут приняты должные меры по ее рационализации.

Социальное реформирование будет носить хаотический, чаще локальный характер и не будет приводить к построению целостной системы социальной политики. Эффективность вложений в социальную сферу снижается и достигает критического уровня. Нарастает разрыв между вложениями в социальную сферу и ее реальными потребностями.

Регионы со слабой ресурсной базой будут вынуждены отказаться от наращивания вложений в социальную сферу, одновременно не проводя ее рационализации. Это приведет к появлению стагнирующих тенденций, а по прошествии 3—5 лет будет сопровождаться деструктивными процессами в социальной сфере, которые со временем будут принимать все более необратимый характер[6].

Богатые регионы будут наращивать свои вложения в социальную сферу, однако отсутствие системности будет гасить возможные позитивные изменения в социальной сфере таких регионов.

Социальная поддержка и социальные льготы, как и при инерционном сценарии, будут осуществляться без адресной компоненты, однако для реализации данной СП потребуется большее количество ресурсов, нежели раньше

Доступность и качество медицинской помощи и образовательных услуг будут снижаться на фоне сворачивания бесплатной медицины и бесплатного образования. Уровень удовлетворенности населения системой здравоохранения и системой образования будет постепенно снижаться.

Кадровый состав социальной сферы региона будет отличаться низкой мотивацией деятельности на фоне снижения уровня менеджмента.

Бизнес не будет допущен к функционированию социальной сферы и пойдет по пути автономизации от действий власти на поле СП, что не отрицает наличия отдельных внутрикорпоративных программ для своих сотрудников. Частно-государственное партнерство не получит развития, что сделает социальную сферу региона высокозависимой от возможностей власти всех уровней. Объем инвестиций бизнеса в социальную сферу региона будет иметь негативную тенденцию

Платное образование и платная медицина будут существовать без должной легитимизации. Малообеспеченные слои населения должны будут платить за качественную медицинскую помощь и образовательные услуги наравне со средним классом и богатыми слоями населения.

Отрыв СП от ожиданий населения будет все более и более нарастать, что с высокой долей вероятности будет сопровождаться усилением протестных настроений. Уровень доверия к власти находится на критическом уровне[6].

Гражданские свободы будут постепенно сворачиваться и сопровождаться сужением всех базовых показателей. Будет нарастать скрытое недовольство со стороны населения, которое со временем с высокой степенью вероятности будет сопровождаться массовым недовольством, которое будет трудно погасить без значительного вливания дополнительных ресурсов.

Демография. В обозначенной временнóй перспективе среднесрочного прогноза радикальное изменение демографической ситуации невозможно.

Позитивные меры не отразятся существенно на динамике населения: как и в инерционном сценарии, здесь ожидается сокращение численности населения (пусть и в меньших масштабах), особенно в трудоспособных возрастах[11]. Численность населения старше трудоспособного возраста, напротив, возрастет.

Ожидается некоторый рост рождаемости вследствие ранее принятых мер демографической политики за счет изменения календаря рождений и снижение коэффициента смертности (на 20—30%). Результатом станет резкое уменьшение величины естественной убыли населения[12].

Изменится отношение отдельных социально-демографических групп к собственному здоровью; здоровый образ жизни станет популярным не только среди представителей среднего класса. Позитивные изменения произойдут в системе здравоохранения, в которой начинают формироваться модернизационные механизмы, несмотря на негативные предшествующие тренды. Возрастет продолжительность жизни (в отдельных расчетах на 2—3 года[13]).

Миграционная политика будет способствовать притоку иммигрантов, в первую очередь, соотечественников. Миграционный прирост может возрасти почти втрое по сравнению с нынешним – до 475 тыс. человек в 2021 г.[14].

Динамика численности населения будет определяться в первую очередь миграционными трендами, особенно в приграничных регионах и специальных зонах[15]. В отдельных регионах (например, в Томской обл.) можно ожидать стабилизации численности населения области в пределах сегодняшних показателей и снижение темпов роста постарения населения за счет миграционного притока.

Несколько сократится дифференциация межрегиональных темпов депопуляции. Процесс субурбанизации несколько смягчит внутрирегиональную дифференциацию демографических параметров.

Сохранение несоответствий профессионально-квалификационной и территориальной структуры спроса на рабочую силу и ее предложения вызовет высокую востребованность безработными гражданами профессиональной подготовки, переподготовки, повышения квалификации.

Изменения на рынке труда будут определяться не только экономическим ростом, но и начавшимся процессом модернизации производства, особенно возрастет дефицит квалифицированной рабочей силы. Бедное население будет и в дальнейшем концентрироваться в сельской местности и в моноиндустриальных городах.

Дефицит рабочей силы, вероятно, приведет к существенному пересмотру правил игры на рынке труда и поставит работника в более привилегированное положение.

Усилятся различия между городскими и сельскими рынками труда. Произойдет ужесточение требований работодателей к качеству рабочей силы. Смотреть Приложение А «Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2021 год и плановый период 2021 — 2021 годов».

2.4 Демографические изменения и экономика (долгосрочный прогноз)

Демографические изменения имеют, помимо всего прочего, огромные экономические последствия, которые охватывают все главные области экономического поля: рынок труда, потребительский рынок и рынок услуг, рынок сбережений, влияют на инвестиционный климат, на социальные расходы и соответственно на систему и размеры налогообложения, на финансовые потоки. Сейчас эти последствия изучены недостаточно, что ограничивает возможности стратегического планирования в условиях, когда страну ожидают значительные и далеко не всегда благоприятные демографические перемены. Естественная убыль населения — крайнее и, в принципе, не обязательное проявление глубоких демографических перемен, переживаемых сейчас всеми странами. Ее появление, а особенно ее значительные масштабы в России — следствие особенно неблагоприятных условий, в которых общие для всех демографические процессы разворачивались в нашей стране на протяжении последних ста лет. Однако другого последствия демографических перемен — старения населения — нельзя избежать ни при каких условиях. Демографические перемены, в целом прогрессивные, автоматически приводят к изменению формы возрастной пирамиды, она не вернется к своей прежней форме никогда. Другое дело, что в России на эволюционный процесс закономерной перестройки возрастной пирамиды наложились разного рода социальные потрясения, которые очень сильно деформировали ее контур [3]. Уже эволюционное старение населения порождает немалые экономические проблемы, поскольку значительно увеличивает нагрузку на трудоспособное населения людьми пожилых и преклонных возрастов. Пертурбационные же деформации возрастной пирамиды, способны серьезно усугубить эти проблемы, что и происходит сейчас в России.

В силу тех же особенностей возрастной пирамиды, которые делают невозможным естественный прирост населения, в ближайшие годы страну ожидает провал численности населения в трудоспособном возрасте (из него выбывают многочисленные поколения 1950-х годов рождения, а в состав трудовых ресурсов входят малочисленные поколения, родившиеся в 1990-е годы).

            Перепад очень велик. Еще недавно трудоспособное население увеличивалось ежегодно примерно на полмиллиона-миллион человек, на смену этому росту приходит еще большая ежегодная убыль.

Одновременно с сокращением численности населения в трудоспособных возрастах будет происходить его быстрое старение, т.е. увеличение в его составе людей старших возрастов и соответственно рост среднего возраста потенциальных работников. Этот процесс идет давно. В 1970 году численность младшей группы населения в трудоспособном возрасте (16-29 лет) была в 1,9 раза больше численности его старшей группы (45-54 года для женщин и 45-59 лет для мужчин). К началу 1990-х годов это соотношение сократилось примерно до 1,5 раза и некоторое время оставалось стабильным. Но с начала 2000-х годов старение возобновилось и теперь уже будет идти безостановочно [3]. Во второй половине нынешнего десятилетия младшая и старшая группы населения в рабочих возрастах сравняются, а затем младшая группа впервые уступит по численности старшей и к 2025 году отношение младшей группы к старшей составит 0,8 (рис. 1). Средний возраст потенциального работника, который в 1970 году равнялся 34,5 года, а к настоящему времени достиг 36,3 года, к 2025 году превысит 38 лет. Смотреть рисунок 1.

Рисунок1 — Средний возраст трудоспособного населения и отношение численности населения в возрастах 16-29 лет к его численности в возрастах 45-54 года (женщины) и 45-59 лет (мужчины).

Интересно, что численность и доля средней группы трудоспособных возрастов — от 30 до 45 лет — не обнаруживает тенденции к направленным изменениям, но испытывает сильные колебания, которые также могу иметь немалые последствия.

Общая картина изменений возрастного состава населения в трудоспособном возрасте представлена на рисунке 2.

Рисунок 2 – Изменение возрастного состава населения в трудоспособном возрасте

Низкая продолжительность здоровой жизни — еще один источник потерь фонда рабочего времени.

Еще один источник потерь фонда рабочего времени — плохое здоровье россиян. Во всех странах с возрастом увеличивается число хронически больных людей, инвалидов, экономическая активность которых либо ограничена, либо невозможна. Поэтому важно знать не только ожидаемую продолжительность жизни для лиц разного возраста, но и ожидаемую продолжительность их здоровой жизни, свободной от болезней и инвалидности.

В России этот вопрос изучен слабо, тем не менее, имеются некоторые оценки, которые показывают, что потери фонда рабочего времени из-за очень низкой продолжительности здоровой жизни намного больше, чем в других странах. Согласно исследованию ВОЗ, в 2001 году по продолжительности здоровой жизни Россия занимала 107 место в списке из 191 страны [2].

             Таким образом, при том, что в России очень низка общая ожидаемая продолжительность жизни, у нее еще и самая низкая доля этой продолжительности, проживаемая в здоровом состоянии. Смотреть рисунок 3

Рисунок 3 —  Потеря времени здоровой жизни в % к общей ожидаемой продолжительности жизни в некоторых странах

Низкая продолжительность здоровой жизни имеет различные экономические последствия, к некоторым из них мы вернемся ниже, но здесь необходимо отметить, что она вносит заметный вклад в сокращение и без того убывающего по демографическим причинам совокупного фонда рабочего времени, доступного для использования российской экономике.

Рост социальных расходов ограничивает инвестиционные возможности.

Наиболее желательным кажется первое направление — модернизация экономики, повышение ее эффективности и конкурентоспособности, ускорение научно-технического и организационно-технологического прогресса, увеличение отдачи капиталовложений, рост производительности труда. Все это необходимо независимо от предстоящих демографических изменений, они лишь делают модернизацию экономики еще более настоятельной. Однако такая модернизация весьма капиталоёмка, а те же самые неблагоприятные тенденции демографического развития, которые усиливают необходимость модернизации, будут серьезно ограничивать инвестиционные возможности российской экономики, ибо потребуют значительного увеличения социальных расходов. Уже сейчас российская экономика явно не справляется с поддержанием необходимого уровня социальных расходов, у нас они намного ниже, чем в европейских странах. В 2008 году из консолидированного бюджета на нужды социальной политики (включая пенсионное обеспечение, социальное обслуживание населения, социальное обеспечение, охрану семьи и детства) было затрачено 3766,3 трлн. рублей, на здравоохранение — 1546,3, всего, стало быть, 5312,5 трлн., или 12,7% ВВП. В 2005 году примерно такую долю ВВП на социальные расходы тратили страны Балтии. В богатых же странах она была близка к 30% (в Швеции 32,0%, во Франция 31,5, в Дания 30,1, в Бельгии 29,7,в Германии 29,4, в Австрия 28,8, в Нидерландах 28,2%). В среднем по ЕС — 27,2% [5]. Низкие социальные расходы ограничивают возможности решения ключевых демографических вопросов, прежде всего, возможности увеличения продолжительности жизни, в том числе и здоровой жизни россиян, обеспечения достойной жизни пожилых людей, число которых быстро увеличивается. В развитых странах львиную долю социальных расходов составляют расходы на пенсии, медицинское обслуживание и примыкающие к ним. В 2005 году в Европейском Союзе 46% всех социальных пособий и выплат расходовались на выплату пенсий и пособий в связи со старостью и по случаю смерти члена семьи, 28,6% — на пособия по случаю болезни и на медицинское обслуживание, 7,9% — на пособия по инвалидности [6]. Таким образом, эта группа расходов, на которую стареющее российское население будет предъявлять все больший спрос, поглощает более 80% всех социальных расходов. Соответственно неизбежен рост этой категории расходов и в России. Уже из сказанного ранее ясно, что сокращение уровня смертности и укрепление здоровья населения могло бы стать одним из главных источников количественного прироста трудового потенциала страны. Но к этому надо добавить, что преждевременная смерть человека в трудоспособном возрасте, равно как и его уход с рынка труда из-за инвалидности, — это одновременно и безвозвратная утрата его знаний и компетенций, на приобретение которых нередко затрачиваются многие годы и немалые средства, существенное снижение отдачи от инвестиций в человеческий капитал, источник огромных экономических потерь. Но эти потери во многом — следствие многолетней неоправданной экономии на затратах, без которых невозможно вывести Россию на современный уровень продолжительности как общей, так и здоровой жизни. Об этом писал Демоскоп, об этом же говорил недавно и премьер-министр России В. Путин. Выступая на совместной коллегии Минфина и Минэкономразвития, Путин сказал: «Не будет у нас нормального здравоохранения, если мы денег не будем на это тратить. Мы пока за экономику возьмемся, все туда направим, но если мы все вымрем, то для кого тогда эта экономика?» [7] В то же время, при всей остроте и приоритетности проблем плохого здоровья и низкой продолжительности жизни россиян, нельзя не видеть и других нарастающих острейших проблем, связанных с необходимостью крупных социальных расходов и тоже отражающих новые демографические реальности. Прежде всего, это проблема пенсионного обеспечения растущего числа пожилых людей. Но возможности увеличения социальных расходов не в меньшей мере, чем потребности в них, теснейшим образом связаны с параметрами демографического развития страны, в частности, с динамикой демографической нагрузки. В ближайшее время эта нагрузка очень сильно вырастет, что сделает проблему роста социальных расходов почти неразрешимой.

Стоящая перед Россией задача увеличения величины социальных расходов на душу населения, в них нуждающегося, равно как и наращивания доли социальных расходов в ВВП, никуда не денется. Но эта задача всегда вступает в конкуренцию с потребностями экономического роста. Решать же ее в условиях роста численности и доли экономически не активного населения и увеличения иждивенческой нагрузки на одного трудоспособного намного труднее. Это неизбежно требует перераспределения ресурсов в пользу потребителей социальных расходов, ведет к увеличению налоговой нагрузки на население и на бизнес, ограничению инвестиционных возможностей экономики, в конечном счет, замедляет, а то и блокирует рост производительности       труда.

Высокая смертность уменьшает фонд рабочего времени.

И сокращение населения в трудоспособном возрасте, и его старение в ближайшие десятилетия во многом заданы событиями прошлого, на которые уже нельзя повлиять. Однако наряду с этим имеются негативные факторы, в принципе поддающиеся воздействию, но пока не поставленные под эффективный контроль. Речь идет о высокой смертности и плохом состоянии здоровья взрослого населения России.

На протяжении многих десятилетий Россия несла и продолжает нести огромные демографические потери, обусловленные высокой преждевременной смертностью, а главной жертвой повышенной смертности оказывается именно население в трудоспособном возрасте.

Возрастные коэффициенты смертности россиян в разы превышают соответствующие коэффициенты в большинстве развитых стран, причем особенно велико это превышение в интервале возрастов от 20 до 50 лет, прежде всего у мужчин, у которых оно достигает иногда фантастических размеров. Например, смертность российских мужчин в возрасте 25-29 и 35-39 лет более чем в 7 раз выше, чем у японских, а в возрасте 30-34 года — более чем в 9 раз выше.

Рефераты:  Материальная ответственность фармацевта аптеки: популярный разбор ситуаций

3 Рекомендации по совершенствованию прогнозирования

3.1Необходимость совершенствования социально-экономического прогнозирования

К настоящему времени проведено достаточно много исследований и получены впечатляющие практические решения проблемы прогнозирования в науке, технике, экономике, демографии и других областях. Внимание к этой проблеме обусловлено в том числе масштабами современной экономики, потребностями производства, динамикой развития общества, необходимостью совершенствования планирования на всех уровнях управления, а также накопленным опытом [9]. Как уже было сказано, прогнозирование — один из решающих элементов эффективной организации управления отдельными хозяйствующими субъектами и экономическими сообществами вследствие того, что качество принимаемых решений в большой степени определяется качеством прогнозирования их последствий. Поэтому решения, принимаемые сегодня, должны опираться на достоверные оценки возможного развития изучаемых явлений и событий в будущем.

  Совершенствование прогнозирования многими специалистами видится в развитии соответствующих информационных технологий. Необходимость их применения обусловлена рядом причин, в числе которых:

— рост объемов информации;

— сложность алгоритмов расчета и интерпретации результатов;

— высокие требования к качеству прогнозов;

— необходимость использования результатов прогнозирования для решения задач планирования и управления.

Успешная оценка тенденций рыночной ситуации, спроса на товары или услуги, а также иных экономических процессов и характеристик позволяет получить существенный прирост прибыли, улучшить другие экономические показатели. Механизм успеха на первый взгляд прост и понятен: предполагая, что произойдет в будущем, можно своевременно предпринять эффективные меры, используя позитивные тенденции и компенсируя отрицательные процессы и явления.

3.2 Качество прогнозирования

Точность, достоверность и оперативность, впрочем, как и иные составляющие качества прогнозирования, обеспечиваются рядом факторов, среди которых необходимо выделить:

— программное обеспечение, в основе которого лежат адекватные реальности экономико-математические модели;n полноту охвата и надежность источников исходной информации, на которой основана работа алгоритмов прогнозирования;

— оперативность обработки внутрифирменной и внешней информации;

— умение критически анализировать прогнозные оценки;

— своевременность внесения необходимых изменений в методическое и информационное обеспечение прогнозирования.

При построении прогнозирующей системы «с нуля» необходимо разрешить целый ряд организационных и методологических вопросов. К первым можно отнести:

— обучение пользователей методам анализа и интерпретации результатов прогнозов;

— определение направлений движения прогнозной информации внутри предприятия, на уровне его подразделений и отдельных сотрудников, а также структуры коммуникаций с деловыми партнерами и органами власти;

— определение сроков и периодичности проведения процедур прогнозирования;

— разработку принципов увязки прогноза с перспективным планированием и порядок отбора вариантов полученных результатов при составлении плана развития предприятия.

             Методологическими проблемами построения подсистемы прогнозирования являются:

-разработка внутренней структуры и механизма ее функционирования;

-организация информационного обеспечения;

-разработка математического обеспечения.

Первая проблема наиболее сложна [12], так как для ее решения необходимо построить комплекс моделей прогнозирования, сферой приложения которых является система взаимосвязанных показателей. Проблема систематизации и оценки методов прогнозирования выступает здесь как одна из центральных, так как для выбора конкретного метода необходимо проводить их сравнительный анализ. Вариант классификации методов прогнозирования, учитывающий особенности системы знаний, которая лежит в основе каждой группы, укрупненно может быть представлен следующим образом [12]: методы экспертных оценок; методы логического моделирования; математические методы.

Каждая группа пригодна для решения определенного круга задач. Поэтому практика выдвигает следующие требования к используемым методам: они должны быть ориентированы на конкретный объект прогнозирования, должны опираться на количественную меру адекватности, быть дифференцированными по точности оценок и горизонту прогнозирования.

Таким образом, для реализации процесса прогнозирования требуются следующие основные компоненты:

—  источники внутренней информации, которая основывается на системах управленческого и бухгалтерского учета;

— источники внешней информации;

—  специализированное программное обеспечение, реализующее алгоритмы прогнозирования и анализ результатов.

3.3 Пути совершенствования прогнозирования

Рассмотрим девять общих правил по улучшению точности прогнозов, предложенных Дж. Амстронгом:

1) Соответствие метода прогнозирования ситуации;

2) Использование знания области исследования;

3) Структурирование проблемы;

4) Моделирование прогнозов экспертов;

5) Реалистичное представление проблемы;

6) Использование причинных моделей при наличии хорошей информации;

7) Использование простых количественных методов;

8) Предусмотрительность при неуверенности;

9)Комбинированные прогнозы.

Хотя эти общие правила дают существенную выгоду, они часто игнорируются.

 Соответствие метода прогнозирования ситуации. Если предоставить проблему прогнозирования консультантам, они вероятно используют тот же самый метод, который они используют для всех их проблем прогнозирования[9]. Эта привычка неудачна потому что условия прогнозирования изменяются. Не существует лучшего метода, который бы работал для всех ситуаций. Чтобы методы прогноза соответствовали к ситуациям, рассмотрим дерево выбора. Смотреть рисунок 4.

Рисунок 5 – Дерево выбора

Многие из рекомендаций в дереве выбора базируются на опытном суждении. Большинство из них также основано на исследовательских учениях. Интересно, что общие правила, засвидетельствованные опытным путём, иногда находятся в противоречии с общим убеждениями, о наилучшем методе.

Использование знания области исследования. Менеджеры и аналитики типично обладают необходимыми знаниями о ситуациях. Например, они могли бы знать много об автомобильном бизнесе. Не смотря на то, что эта область знаний может быть важна для прогноза, она часто игнорируется. Такие методы как экспоненциальное сглаживание, метод Бокса-Дженкинса, пошаговая регрессия, Data Mining (информационная проходка), и нейронные сети редко включают знание области исследования.

Исследование относительно использования области знания быстро возросло в последние годы. Армстронг и Коллопи (1998) издали 47 статей на этой теме, опубликованных с 1985 по 1998. Эти статьи послужили руководством о том, как использовать решения наиболее эффективно.

Один полезный и недорогой способ использовать знание менеджеров базируется на том, что мы называем причинными силами. Причинный силы могут использоваться для обобщения ожиданий менеджеров относительно направления тенденции в временном ряде. Приводят ли вышеупомянутые причинные силы временной ряд к увеличению или уменьшению.

Ожидания менеджеров особенно важны, когда их знание о причинных силах противоречит историческим тенденциям, в ситуации, когда нам необходим противоположный ряд. Например, предположим, что ваша компания недавно выпустила изделие, которое вызовет существенное сокращение продаж одного из существующих изделий, продажи которого увеличились. Вы изменяете ваш маркетинг не в поддержку этого старого изделия в пользу нового изделия. Старое изделие представляет противоположный ряд потому что историческая тенденция возрастает, но ожидаемая будущая тенденция снижается. Прогнозы противоположного ряда традиционными методами обычно содержат огромные ошибки.

Причинные силы играют важную, но сложную роль в прогнозировании на основе правил, методе отбора и методе весовой экстраполяции (Коллопи и Армстронг, 1992) [9]. Однако можно использовать простое правило, чтобы получить много выгоды из знания области исследования: при столкновении с противоположным рядом, не экстраполировать тенденцию. Вместо этого, экстраполировать последнее значение (так называемую наивную или модель без изменения). Когда мы проверили это правило на большом наборе данных, наряду с данными четырех других наборов, мы снизили ошибки на 17 процентов для прогнозов на один год вперед и более чем 40 процентов для прогнозов на шесть лет вперед.

Структурирование проблемы. Одна из основных стратегий управления исследованием — разбить проблему на выполняемые части, решите каждую часть, а затем соединить их снова. Эта стратегия эффективна для прогнозирования, особенно когда Вы знаете больше о части чем о целом. Таким образом, чтобы предсказать продажи, необходима декомпозиция:

— уровень, тенденция, и сезонность,

— промышленные продажи и рыночная доля для вашей марки,

— постоянные долларовые продажи и инфляция

— различные линии изделия.

Эти подходы к декомпозиции могут привести к существенный улучшениям точности. Например, в прогноз с 18-месячный горизонтом для 68 ежемесячных экономических рядов показал, что сезонная декомпозиция уменьшила ошибки прогноза на 23 процента.

 Моделирование прогнозов экспертов. Организации имеют экспертные системы, для представления прогнозов, сделанных экспертами. Они позволяют уменьшить затраты повторных прогнозов при улучшении точности. Однако, развитие экспертных систем дорого. Субъективные улучшающие предложения — недорогая альтернатива экспертным системам. В этом методе Вы делаете статистическую гипотезу об оцениваемой модели, возвращаясь к субъективным прогнозам информации, которую предсказатель использовал. Почти все модели субъективных улучшающих предложений сведены к четырем или меньшему количеству переменных. Рассуждение в том, что модель применяет человеческие правила более последовательно, чем могут люди. Будучи довольно недорогим, субъективное улучшение редко используется практиками. Возможно, потому что результаты нарушают наш здравый смысл, а возможно, потому что нам не нравится думать, что компьютер может делать прогнозы лучше, чем мы.

 Представить проблему реалистично. Начинаем с задачи и развиваем её к реалистичному представлению. Это обобщение находится в противоречии с общей практикой, в которой мы начинаем с модели и делаем попытку обобщить её на задачу. Эта практика помогает объяснить почему теория игр, математическая модель имела обыкновение моделировать и предсказывать поведение противников в конфликте, когда не было жанных для прогноза. Реалистические представления особенно важны, когда прогнозы, основанные на лишённом помощи суждении терпят неудачу, поскольку они производятся, когда предсказывающие решения сделаны в ситуациях конфликта. Моделируемое взаимодействие, тип ролевой игры, в который две или больше сторон разыгрывают взаимодействия, является реалистическим путем к изображению ситуации. Например, чтобы предсказать, как объединение будет реагировать на потенциальное предложение компании на переговорах, люди разыгрывают эти две стороны, будто они решают, принять ли это предложение[9]. По сравнению с экспертным суждением, моделируемое взаимодействие уменьшило ошибки прогноза на 44 процента в восьми изученных ситуациях. Другой подход к реализму состоит в том, чтобы выделить аналогичные ситуации. Грин и Армстронг (2004), используя восемь конфликтных ситуаций, пришли к выводу, что высоко структурированный подход к использованию аналогий уменьшил ошибки на 20 процентов. Когда эксперты могли думать о двух или больше аналогиях, ошибках понижались на больше чем 40 процентов.

 Использование причинных моделей при наличии хорошей информации.Под хорошей информацией подразумевают достаточную информацию для понимания факторов, которые влияют на прогнозируемую величину, и достаточные данные для построения причинной (эконометрической) модели. Чтобы удовлетворять первое условие, аналитик может получить знание о ситуации от знания области и от предшествующего исследования. Аллен и Филдз (2001) доказали, что количественные эконометрические модели более точны чем непричинные методы, типа экспоненциального сглаживания. Количественные эконометрические модели являются особенно важными для того, чтобы предсказать ситуации прихода больших изменений. Причинные модели позволяют видеть эффекты альтернативных решений, типа эффектов различных цен продаж.

Использование простых количественных методов.Сложные модели часто вводятся в заблуждение шумом в данных, особенно в сомнительных ситуациях. Таким образом, используя простых методов важно, когда есть большая неуверенность в ситуации. Простые модели легче в понимании, менее склонны к ошибкам, и более точны, чем сложные модели.

 Предусмотрительность при неуверенности.Много источников неуверенности делают прогноз трудным. Когда Вы сталкиваетесь с неуверенностью, делайте осторожные прогнозы. В временном ряде это означает оставаться близко к историческому среднему. Для структурных данных останьтесь близко к типичному поведению.

Когда исторический временной ряд показывает длинную устойчивую тенденцию с небольшой измененчивостью, Вы должны экстраполировать тенденцию в будущее. Однако, если историческая тенденция подчинена изменениям, неоднородности, и обратному ходу, не нужно экстраполировать историческую тенденцию. Гарднер и МакКензи (1985) внедрили и протестировали метод для затухания тенденций в моделях экстраполяции. В статье, основанной на 3003 временных рядах, заглушенные тенденции с экспоненциальным сглаживанием уменьшили ошибки прогноза на семь процентов по сравнению с традиционным экспоненциальным сглаживанием (Makridakis и Hibon, 2000). Мельник и Williams (2004), развивали процедуру для затухания сезонных факторов. Когда было больше неуверенности в исторических данных, они использовали меньшие сезонные факторы (например, мультипликативные факторы были приравнены к 1.0). Их процедуры уменьшили ошибки прогноза примерно до четырех процентов.

 Комбинированные прогнозы. Исследователи рекомендуют объединять прогнозы на протяжении уже более чем половины столетия. В обзорах методов прогноза, многие организации утверждают, что использовали комбинированные прогнозы. Я подозреваю, однако, это большинство организаций использует их неофициальным способом и таким образом теряет большую часть выгоды.

Можно типично улучшать точность, используя множество экспертов. Группа экспертов обычно обладает большим знанием чем индивидуальный эксперт. К сожалению, однако, большая часть выгоды теряется, когда эксперты делают прогнозы на традиционных встречах. Простые средние независимых субъективный прогнозов, однако, могут вести к улучшенным прогнозам. В недавнем изучении прогнозных решений в восьми конфликтных ситуациях было получено, что комбинация субъективных прогнозов от моделируемых взаимодействий уменьшили ошибку на 67 процентов по сравнению с отдельными прогнозами.

Объединение может также использоваться для других методов. В количественный обзор 30 исследований, при комбинировании прогнозов улучшалась точность в каждом изучении по сравнению с типичным методом. Прибыль возросла от трех до 24 процентов со средним сокращением ошибки 12 процентов[1].

В некоторых случаях, объединенный прогноз был лучше чем любой из индивидуальных методов. Объединение особенно эффективно когда различный прогнозные методы доступны. В идеале, используйте целых пять различных методов, и комбинируйте их прогнозы, используя предопределенное механическое правило. Очевидно, недостаток: что некоторые методы более точны чем другие, однако взвешенное среднее число прогнозов должно работать хорошо.

Так же необходимо повышать точность и достоверность прогноза параметров макроэкономических показателей социально-экономического развития Российской Федерации, являющихся исходными для составления проекта федерального бюджета.

Органами власти должны разрабатываться различные программы и методические рекомендации по совершенствованию информационно-аналитической деятельности и созданию системы информации по социально-экономическому развитию.

Заключение

На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1.Под прогнозом понимается система научно обоснованных представлений о возможных состояниях объекта в будущем, об альтернативных путях его развития. Прогноз выражает предвидение на уровне конкретно-прикладной теории, в то же время прогноз неоднозначен и носит вероятностный и многовариантный характер. Процесс разработки прогноза называется прогнозированием.

2.Важнейшим составным элементом методологии макропрогнозирования являются методологические принципы, под которыми понимаются исходные положения, основополагающие правила формирования и обоснования планов и прогнозов. Они обеспечивают целенаправленность, целостность, определенную структуру и логику разрабатываемых планов и прогнозов.

3.Методы прогнозирования — это способы, приемы, с помощью которых обеспечивается разработка и обосно­вание планов и прогнозов.

Будущее прогнозирование будет ориентировано на общие концептуальные качественные цели, выстраивать соответствующие стратегии, анализировать многовариантные сценарии развития, учитывать вероятностный характер развития (который в последнее время резко усиливается) и систему рисков (особенно военно-политические факторы и возросшую катастрофичность мирового развития), непредсказуемость многих событий. Конкретное решение проблем детализируется в крупных народнохозяйственных проектах и программах. В перспективе, по мере развития планирования и прогнозирования возможно реальное программирование и открытое планирование включения/выключения экономических регуляторов в зависимости от состояния системы устанавливаемых индикаторов развития — в этой ситуации население и бизнес будет чувствовать себя все более уверенно и не опасаться завтрашнего дня. Во многом система прогнозирования и планирования будет сближаться с публичной политикой. Регуляторы рыночной экономики по мере ее развития будут носить все более экономический, косвенный, нежесткий характер, заменяя прямое администрирование; законодательная система стабилизируется; приблизится к мировым стандартам институциональная среда.

Теперь рассмотрим качественное, смысловое наполнение будущей системы прогнозирования и планирования. Конечно, это будет более социализированная, более обращенная на развитие человека система с соответствующими социально-экономическими критериями.

На первом месте в концепциях и прогнозах будут стоять нормативы повышения качества жизни и уровня доходов населения, продолжительность жизни, параметры здоровья населения, демографические параметры, конкретные цели развития социального обеспечения и гарантий, обеспеченность жильем, медицинским обслуживанием, рекреацией, развитие прав и свобод, защиты и безопасности (в том числе экологической), обеспечение социального равенства и отсутствия дискриминации граждан по любому признаку, снижение степени дифференциации благосостояния.

Постепенно, по мере развития экономики, все большую значимость по сравнению с экономическими ценностями в прогнозах и концепциях должны иметь конкретные цели по формированию новой системы социально-культурных ценностей в обществе. Важнейшими критериями становятся обеспеченность всего населения культурными, научными, образовательными, информационными благами, развитие интеллектуальной сферы и индивидуального творчества и предприимчивости.

В качестве средств достижения поставленных целей в первую очередь станут рассматриваться не потенциально возможные ресурсные вложения, а развитие фундаментальной и прикладной науки, инновационные процессы, формирование новых принципов доверия, государственно-частного партнерства, партнерских отношений в обществе, консолидации общества на базе общих социально-политических и культурных ценностей. Под указанные цели и задачи и должен подстраиваться экономический блок, постепенно перестающий доминировать в общественном сознании как самоценность. Конечно, в перспективе сам экономический блок претерпевает серьезные структурные изменения, связанные с тем, что Россия все более твердо встает на постиндустриальный путь развития с мощным развитием сектора услуг и интегрируется в мировую систему. Развитие экономического блока явным образом увязывается в прогнозах с человеческим капиталом, управленческим капиталом, социальным капиталом (капитал «отношений»). Все виды вложений в человеческий фактор (и эффект от этих вложений) становятся важнейшими способами поставленных обществом целей. Необходимой инфраструктурой развития человеческого фактора в экономике становится система непрерывного образования во взаимосвязи с совершенствованием и расширенным внедрением общедоступных информационно-коммуникативных технологий, сети Интернет, электронных библиотек и баз данных и т. п.Другой качественно важный блок будущей системы прогнозирования и планирования — долгосрочный форсайт технологий, предвидение революционных технологических прорывов, планирование переходов на более высокие технологические уровни в целях решения социально-экономических проблем. В принципе, в будущем наукоемкость продукции, работ, услуг, любых видов деятельности будет неуклонно возрастать и косвенно свидетельствовать о благополучном развитии экономики.

Список использованных источников

  1. Герасенко В.П. Прогностические методы управления рыночной экономикой .Ч.1.  Гомель., 1997. — 320с.
  2. Математическое моделирование экономических процессов/ Под ред. Е.Г.Белоусова , Ю.Н. Черёмных, Х. Кёрта, К. Отто.- М.1990.-232 с.
  3. Мищенко В.В. Государственное регулирование экономики: Учеб.пособие. – М.:ИНФРА-М, 2002. – 480 с.
  4. Прогнозирование и планирование экономики: Учеб.пособие / под общ.ред. В.И.
  5. Боресевича, Г.А. Кандауровой. – Мн.: Экоперспектива, 2001. – 380 с.
  6. Экономико-математические методы в планировании многоотраслевых комплексов и отраслей/ Под ред. Б.Б, Розин, Б.П. Суворов, В.Д. Маршак.-Новосиб.1988.-413 с.
  7. Агапова Т. Современная экономическая теория: методологическая база и модели // Российский Экономический Журнал. – 1995. — №10.
  8. Соколов Н. Динамика ВВП в основных группах стран // Проблемы прогнозирования. – 1998. — №1.
  9. Сутягин В. О соотношении научных прогнозов и государственных программ социально-экономического развития // Проблемы прогнозирования. – 1998. — №1.
  10. Цыгичко В. Основы прогнозирования систем. – М.: Финансы и статистика, 1986.
  11. Черников Д. Макроэкономическая теория // Российский Экономический Журнал. – 1995. — №9.
  12. Юрченко А. Моделирование социально-экономического развития общества // Вестник МГУ: Экономика. – 1993. — №2.
  13. Парсаданов Г.А. «Прогнозирование национальной экономики». — М.: Высш.шк., 2002г., — 304с.
  14. Писарева О.М. Методы социально-экономического прогнозирования: Учебник/ГУУ — НФПК, М.,2003, — 365с.
  15. Прогнозирование и планирование в условиях рынка: Учеб. Пособие для вузов/ Под.ред. Т.Г. Морозовой, А.В. Пикулькина. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. -318с.
  16. Закон от 20 июля 1995 года №115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации», Принят Государственной Думой 23 июня 1995 года

(с изм., внесенными Федеральным законом от 09.07.1999 N159-ФЗ)

Приложениние А

(обязательное)

Основные показатели прогноза  социально-экономического развития          Российской Федерации на 2021-2021 годы

2021

2021

2021

2021

2021

Цена на нефть Urals (мировая), долл. США/барр.

c

78,2

108

105

109

113

2

108

100

97

101

1

108

100

97

101

а

108

96

80

80

Валовой внутренний продукт, темп роста %

c

4,0

4,1

3,9

4,2

4,6

2

4,1

3,7

4,0

4,6

1

4,1

2,8

3,3

3,8

а

4,1

2,5

1,5

3,7

Промышленность, %

c

8,2

4,8

3,5

4,1

4,3

2

4,8

3,4

3,9

4,2

1

4,8

2,1

3,0

3,0

а

4,8

2,3

3,7

3,8

Инвестиции в основной капитал, %

c

6,0

6,0

8,4

7,8

7,2

2

6,0

7,8

7,1

7,2

1

6,0

6,4

6,0

5,9

а

6,0

6,0

1,5

3,7

Реальная заработная плата, %

c

5,2

3,6

5,2

6,2

6,3

2

3,6

5,1

5,8

6,3

1

3,6

4,0

3,9

4,0

а

3,6

3,0

2,6

2,6

Оборот розничной торговли, %

c

6,3

5,3

5,8

5,9

5,6

2

5,3

5,5

5,3

5,5

1

5,3

4,9

4,8

4,8

а

5,3

4,5

2,0

2,6

Экспорт — всего,  млрд. долл. США

c

400,4

527

552

584

619

2

527

533

536

565

1

527

533

536

565

а

527

492

443

441

Импорт — всего,  млрд. долл. США

c

248,7

340

401

458

512

2

340

397

445

486

1

340

392

435

475

а

340

378

371

385

Приложениние Б

(справочное)

Структура программ социально-экономического развития

  1. Паспорт программы
  2. II. Основное содержание
  3. Социально-экономическое положение и основные направления развития муниципального образования

1.1. Социально-экономическое положение муниципального образования

1.2. Основные проблемы социально-экономического муниципального образования

1.3. Оценка действующих мер по улучшению социально-экономического положения муниципального образования

  1. Цели, задачи, сроки и этапы реализации программы
  2. Система программных мероприятий
  3. Механизм реализации программы
  4. Ресурсное обеспечение программы
  5. Оценка эффективности социально-экономических и экологических последствий от реализации программы
  6. Организация управления программой и контроль за ходом ее реализации

III. Приложения к программе

Приложение 1. Система программных мероприятий

Приложение 2. Программные мероприятия

Приложение 3. Эффективность программных мероприятий

Приложение 4. Объемы и источники финансирования

Приложение 5. Комплекс мероприятий по совершенствованию нормативно-правовой базы и осуществлению институциональных преобразований

Приложение 6. Мероприятия, предлагаемые для софинансирования за счет средств федерального бюджета и регионального бюджета

Приложение 7 Объем финансовых средств, поступивших из федерального и регионального бюджетов в бюджет муниципального образования в ________ гг.

Приложениние В

(справочное)

Показатели и таблицы, программ социально-экономического развития

К главе 1

Таблица «Объем валового регионального продукта»

Таблица «Структура валового регионального продукта»

Таблица «Индексы физического объема производства промышленной продукции»

Таблица «Отраслевая структура промышленного производства»

Таблица «Производство важнейших видов продукции промышленности, в натуральном выражении»

Таблица «Индексы физического объема производства продукции сельского хозяйства»

Таблица «Производство важнейших видов продукции сельского хозяйства»

Таблица «Грузовые и пассажирские перевозки транспортом общего пользования»

Таблица «Объем внешней торговли»

Таблица «Основные показатели инвестиционной деятельности»

Таблица «Оборот розничной торговли»

Таблица «Индексы цен (тарифов)»

Таблица «Занятость и безработица»

Таблица «Структура занятости населения»

Таблица «Доходы и расходы населения»

Таблица «Основные демографические показатели»

Таблица «Развитие малого предпринимательства»

Таблица «Объем доходов и расходов регионального консолидированного бюджета муниципального образования»

Таблица «Структура доходов и расходов консолидированного бюджета муниципального образования»

Таблица «Правонарушения»

Таблица «Основные проблемы социально-экономического развития муниципального образования»

К главе 3

«Информация по инвестиционным проектам для рассмотрения вопроса об их включения в программу социально-экономического развития муниципального образования»

Таблица «Краткая информация о проекте и о предприятии-заявителе»

Таблица «Инвестиционные затраты по проекту»

Таблица «Инвестиционный план по проекту (расшифровка затрат по мероприятиям)»

Таблица «Источники финансирования заявленного проекта»

Таблица «График возврата заемных средств»

Таблица «План производства и реализации продукции (услуг) по проекту в натуральном выражении»

Таблица «Цены продукции (услуг) по проекту»

Таблица «Финансовые результаты производственной и сбытовой деятельности по проекту»

Таблица «Основные показатели деятельности предприятия — заявителя (без учет заявленных в программу проектов)»

«Информация по некоммерческим мероприятиям для включения в программу экономического и социального развития муниципального образования»

Таблица «Краткая информация о мероприятие и о предприятии (организации) — заявителе»

Таблица «Потребность в финансовых средствах для реализации мероприятия»

Таблица «Источники средств для финансирования мероприятия»

Таблица «Возможные эффекты от реализации мероприятия»

К главе 5

Таблица «Структура финансирования программы»

Таблица «Объемы и источники финансирования по программе в целом»

Таблица «Объемы и источники финансирования по разделам программы»

К главе 6

Таблица «Уровень бюджетной обеспеченности муниципального образования»

Таблица «Динамика увеличения объема промышленного производства с учетом реализации программы»

Таблица «Объем произведенной продукции и услуг в рамках программы»

Таблица «Поступления налогов по муниципальному образованию в рамках программы»

Таблица «Бюджетный эффект для муниципального бюджета»

Таблица «Бюджетный эффект для федерального бюджета»

Таблица «Бюджетный эффект для регионального бюджета»

 Скачать курсовую: 
У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий