ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ М. ХАЙДЕГГЕРА — Философия для педагогов

М. хайдеггер онтологиясының негізгі ұғымдары — презентация, доклад, проект

Яндекс.Метрика

Подлинный и неподлинный 
способ человеческого существования

Человеческое 
бытие, согласно Хайдеггеру, никогда 
не выступает как изолированный 
субъект, существование других, себе
подобных, изначально известно ему, ибо 
составляет один из моментов его собственной 
бытийной, априорной структуры. Если
характеристика бытия среди других
– повседневность, обыденность, то бытие-с-другими 
может быть неподлинным.

Возникает объективный
взгляд на личность, при котором она оказывается
вполне заменимой любой другой личностью.
«Прихоть других распоряжается повседневными
бытийными возможностями присутствия.
Эти другие притом не определенные другие.
Напротив, любой другой может их представлять»[2].

Данная взаимозамещаемость, при которой
появляется некая фикция среднего человека,
приводит к превращению субъекта в нечто
безличное среднего рода, в анонима — das
Man (Man – на русский язык не переводимо,
употребляется в роли подлежащего в неопределенно-личных
и обобщенно-личных предложениях).

По сути
дела это – отчужденный человек повседневности.
Человек повседневности – несобственный.
Процесс утилизации проникает также и
в язык, который вырождается в господствующее
общественное мнение, пустословие анонимной
экзистенции; и, в конце концов, индивидуальность,
успокоившаяся в праздной болтовне, исчезает
в тумане недомолвок.

Созвучно Ницше, Хайдеггер
бескомпромиссно обнажает структуры повседневной
усредненности духа. «Истолкованность
сегодняшнего дня – говорит он – молва
открытого и посредственного духа; сегодня:
современная духовность»[2].

Своеобразие,
самость человека противится растворению 
в Man. Экзистенция может осуществляться
в совместном бытии-с-другими уже потому,
что самость проявляться только в отличие
от других. Следовательно, отношение к
другим, а, если точнее, противостояние
им, оказывается главным конституирующим
моментом Dasein. 

Так
как Dasein потеряно в людях, ему необходимо
себя найти, засвидетельствовать способность
быть самостью. Таким свидетельством,
согласно Хайдеггеру, является голос совести.
«Совесть вызывает самость присутствия
из потерянности в людях»[2].

Зов совести не планируется или подготавливается,
не осуществляется волевыми усилиями
и даже зовет против воли. Совесть «говорит
в тревожном модусе молчания. И этим способом
лишь потому, что зовет призываемого не
в публичные толки людей, но от них назад
к умолчанию экзистирующего умения быть»[2].

Список литературы

1. Вальтер Бимель. Мартин Хайдеггер. Урал LTD 1998.

2. Хайдеггер М. Бытие и Время. Москва, 1997.

3. Хайдеггер М. Время и бытие : Статьи и выступления. – М.: Республика. 1993.

4. Арендт Х. Хайдеггеру – восемьдесят лет. // Вопросы философии. 1998. №1.

5. «Бытие и время» Мартина Хайдеггера в философии ХХ века // Вопросы философии. 1998. №1.

[1] Dasein. В западных переводах и дискуссиях этот ключевой термин хайдеггеровской книги «Бытие и время» обычно оставляют как есть. Проблема этого термина не только в буквальном или не буквальном переводе. Хайдеггер играет семантическими значениями термина Dasein во многих своих произведениях.

Не существует однозначного раз и навсегда заданного определения Dasein, оно всегда определяется контекстуально, окрашиваясь в соответствующие тона. Dasein в текстах Хайдеггера подобно некой плавающей метке, указывающей на то, что данное явление или проблема имеют отношение к самому существу онтологии.

Выявляя смыслы Dasein в различных контекстах, можно как в рамках одной работы, так и в работах разных лет выявить динамику движения мысли философа от проблемы к проблеме. Поэтому целесообразнее это понятие оставлять без перевода. Смысл должен активно постигаться читающим.

Внутренняя и внешняя форма этого слова, его двучленность, двоякость, раздвоенность передает сущностную особенность нашего человеческого бытия как бытия герменевтического, бытия-о-бытии, несовпадение бытия этого сущего с самим собой, несовпадение самого бытия с самим собой как онтологическое основание самой возможности этого – человеческого – существа.

Фундаментальная онтология м. хайдеггера

Мартин Хайдеггер (1889—1976) оказал значительное влияние на философию XX столетия. Каждый выдающийся философ предлагает проект переустройства всей мировой философии. В этом отношении Хайдеггер оказался исключительно радикальным.

Решающее значение для Хайдеггера имел известный призыв Э. Гуссерля «Назад к вещам». Он полагал, что феноменология, будучи теорией познания, т.е. гносеологией, открывает путь к онтологии, к учению о бытии. Но она так и не дошла до онтологии. Именно онтология влекла к себе Хайдеггера. В отличие от Гуссерля его интересовала не деятельность сознания, а тот способ, каким образом люди существуют в мире. По Гуссерлю, главной обителью феноменов является сознание людей, по М. Хайдеггеру, — это их язык. Такая перестановка акцентов в значительной степени связана с тем, что в отличие от учителя ученик был занят поиском не понятий, а экзистенциалов. В результате перед Хайдеггером открылась перспектива построения философии на новой основе, которую он реализовал в своей знаменитой книге «Бытие и время» (1927). Еще через год он сменил в качестве заведующего кафедрой Гуссерля. Итак, пора обратиться к экзистенциалам М. Хайдеггера.

Рефераты:  Анализ формирования социальной ответственности предприятия. Курсовая работа (т). Менеджмент. 2014-04-20

Dasein(дазайн). Дазайн — это перевод на немецкий язык латинского термина «существование», existentia. Существование понималось как осуществление предмета, его действительность, реализующаяся из некоторого поля возможностей. Дазайн — это не признак человека, а он сам, поскольку он вынужден так или иначе проявить себя. Для рационалистов доступ к пониманию существования обеспечивает мышление. Прежде чем рассуждать о существовании, следует рассмотреть природу мышления. Такова была позиция, в частности, Г.В. Гегеля. Она была подвергнута резкой критике со стороны датского философа С. Кьеркегора (1813—1855). Суть его позиции состояла в том, что недопустимо между предметом и его бытием вклинивать чуждое им мышление Установки Кьеркегора были в значительной степени восприняты М. Хайдеггером. Само существование эти два мыслителя понимали по-разному. Но они были едины в характеристике человека как его существования.

Бытие-в-мире и забота. Человек не исчерпывает собой весь мир, которым он окружен. Поэтому его бытие есть бытие-в-мире. Ясно, что между Dasein и миром существует некоторая связь. Вопрос в том, как ее выразить. В связи с этим М. Хайдеггер обращается к экзистенциалу «забота». Знатоки считают хайдеггерову заботу параллелью интенционалъности (направленности на) Э. Гуссерля. Но в отличие от своих предшественников Хайдеггер понимал ин- тенциональность, в данном случае заботу, и не психологически, и не феноменологически, и не антропологически, а экзистенциально, не субъективно, а субъектно. Забота — это экзистенциал. О природе экзистенциалов будет сказано далее. Человек заброшен в мир, он испытывает ужас, забота оказывается для него путеводной звездой, она позволяет ему определенным образом сориентироваться в мире.

Экзистенция. Рассматриваемый термин исключительно актуален в философии, неслучайно одно из философских направлений фигурирует под названием «экзистенциализм». Обычно экзистенция понимается как существование. Но различные авторы интерпретируют его неодинаково. Для М. Хайдеггера экзистенция является своеобразным продолжением, актуализацией Dasein’a. Но что же такое экзистенция? Зрелый Хайдеггер предпочитал записывать Existentia как Ex-istentia, выделяя латинскую приставку ех,

используемую для обозначения наступившего в его взаимосвязи с бывшим. Экзистенция — это крайне неторопливый, похожий на стояние выход человека навстречу его окружению. «Стояние в просвете бытия я называю экзистенцией человека. Только человеку присущ этот род бытия. Так понятая экзистенция — не просто основание возможности разума, ratio; экзистенция есть то, в чем существо человека хранит источник своего определения»1.

Экзистенциалы. По мнению М. Хайдеггера, он счастливо избежал западни понятий, этой прерогативы науки. Под экзистенци- алами Хайдеггер понимал составляющие, из которых он конструировал свою философскую систему, упорядочивал ее и ориентировал на понимание подлинной природы человека и общества. В качестве экзистенциалов выступают, например, Dasein, забота, временность, экзистенция. Если характеризуется специфика природных явлений, то место экзистенциалов занимают понятия. Хайдеггер не отказывался от мышления, но он понимал его как оперирование не понятиями, а экзистенциалами. Экзистенциалы — это те узлы, центры сгущения, вокруг которых концентрируются многочисленные проявления человеческой жизни.

Временность. М. Хайдеггер стремился найти смысл заботы, придающий всему существованию человека целостность. Но это как раз и есть временность, которая реализуется в последовательных актах экзистенции. Временность есть смысл заботы. От временности можно перейти к времени, обладающему модусами прошлого, настоящего и будущего. Прошлое и настоящее возможно лишь постольку, поскольку смысл существования человека, его смерть, содержится в будущем. Следовательно, прошлое и настоящее струятся из будущего. В жизни человека будущее важнее настоящего. В философском отношении М. Хайдеггер является футуристом.

Рефераты:  Конспект "Ненаследственная (модификационная) изменчивость"

Бытие к смерти. Жизнь заканчивается смертью, поэтому она должна быть осмыслена вместе с нею. Бытие всегда есть бытие к концу. По Хайдеггеру, в этом заключен глубокий смысл. То есть бытие к смерти также является экзистенциалом. Люди могут прятаться от смерти, но могут воспринимать ее и как экзистенциал. Тогда их жизнь приобретает подлинный, собственный характер. Задача человека состоит в том, чтобы стать свободным не вообще, а перед лицом смерти. Жить следует так, чтобы смерть не перечеркнула ее смысл.

Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С. 198.

Непотаенностъ и истина. В соответствии со своим проектом М. Хайдеггер просто обязан был отвергнуть традиционное понимание истины как соответствия предложения действительному положению дел. Ему надлежало обнаружить истину в самом бытии. Именно в этой связи он стал понимать истину как непотаенность, алетейя (от др.-греч. аХрвпа — алйтья), собственное самораскрытие Dasein’a. В противном случае имеет место неистинное, заблуждение, падение, например, растворение человека в серой повседневности, участие в пересудах и толках. Но если есть непотаенное, то приходится признать и потаенное. Что представляет собой потаенное, невозможно определить, оно есть тайна. Мы можем лишь уверенно утверждать, что потаенное способно переходить в непотаенное. Их граница есть ничто.

Язык как сказ. Абсолютное большинство философов считают слова некоторыми условностями. Они могут и даже должны конституироваться в произвольной манере, как заблагорассудится. Хайдеггер же считал, что «строгость мысли в ее отличии от наук заключается не просто в искусственной, т.е. технико-теоретической, точности ее понятий. Она заключается в том, чтобы слово не покидало чистой стихии бытия и давало простор простоте его разнообразных определений»[1].

В экзистенции человек показывает себя. Когда дело доходит до бытия, то показ выступает как сказ. В соответствии с занимаемой им позицией Хайдеггер был убежден, что наиболее точным словом владеют не ученые, а поэты, разумеется, не все, а лишь избранные из них, например Новалис. Неадекватный язык несет с собой опасность забвения языка.

Герменевтика. В сказе показывает себя экзистенция. Этот момент М. Хайдеггер называл герменевтическим, от него совершается переход к толкованию. Традиционно герменевтика считается наукой об истолковании текстов, их понимании. По Хайдеггеру, она включает момент понимания, но ее подлинное содержание есть представление экзистенции в языке, точнее, в сказе. Как и все остальное, Хайдеггер разворачивает герменевтику в сторону бытия. В понимании нуждается не текст, а бытие человека и его представление в тексте.

Философия как вопрошание и ностальгия о целом. Философия есть выговаривание человека до последней ясности. Будучи заброшенным в мир, человек реагирует на его зов. Человека постоянно сопровождает опасность как утери самоидентичности, так и необеспечения гармонии с миром в целом. На этом пути приходится снова и снова вопрошать целое. Всякого рода универсальные рецепты, сообщаемые, например, от имени этики, оказываются не у дел.

Метафизика, наука и техника как забвение бытия. Поспешное философствование, стремление достигнуть максимально эффективного результата как можно более экономными средствами ведет к забвению бытия человека. Именно это продемонстрировала и метафизика от Платона до Ницше, и наука, и техника. Философствуя неправильно, человек сам ставит перед собой преграды.

Наряду с Л. Витгенштейном Хайдеггер инициировал языковой поворот в философии. Это необходимо поставить ему в заслугу, равно как и защиту идеала подлинности человеческого существования. Главная ошибка М. Хайдеггера состояла в наивном понимании науки. Хайдеггер вполне искренне полагал, и многие философы верят ему на слово, что он действительно нашел замену науке. Но стоило Хайдеггеру столкнуться с действительно животрепещущей проблемой, а именно с немецким фашизмом, как тотчас же выяснились неопределенность и слабость его философии. Мыслитель, который настаивал на необходимости придания философии как можно большей жизненной правды и конкретности, перед лицом исторических злодеяний оказался в философском и практическом отношении явно беспомощным. На протяжении нескольких лет он был в рядах фашистов, в том числе будучи короткое время ректором Фрейбургского университета. В послевоенные годы от Хайдеггера ожидали резкого осуждения фашизма, но его не последовало.

Рефераты:  Шум и его воздействие на организм человека

Фундаментальная онтология М. Хайдеггера была воспринята многими немецкими педагогами, в частности Т. Баллауфом, О. Финком и Э. Шютцем. Из этих трех авторов наиболее последовательным был, пожалуй, О. Финк — ученик как Гуссерля, так и Хайдеггера. Неудивительно поэтому, что в своих педагогических изысканиях Финк пытался объединить феноменологию и фундаментальную онтологию. Решающий ход его мысли состоял в том, что, во-первых, именно педагогика венчает все науки, во-вторых, для современной ситуации в педагогике характерно ее бедственное положение. Наступил век нигилизма и плюрализма. Общенаучные рецепты жизни недостаточны. Человек стал фрагментом мира. В качестве такового он реализует экзистенциальную практику. Но как раз эта тема стояла в центре размышлений М. Хайдеггера. Таким образом, его философия оказывается ключом для понимания ситуации в современной педагогике. Она позволяет противостоять нигилизму.

Выводы

  • • В центре фундаментальной онтологии М. Хайдеггера стоит вопрос о подлинности бытия человека в современном мире, где властвуют нигилизм, наука и техника.
  • • Наряду с Л. Витгенштейном М. Хайдеггер стал инициатором языкового поворота в философии.
  • • Он полагал, что наука привела к забвению человека.
  • • Все проекты бытия М. Хайдеггера имеют незаконченный характер. Они не выдерживают конкуренции с научными проектами.
  • • Педагоги, выступающие от имени фундаментальной онтологии, полагают, что она является противоядием от нигилизма.

Заключение

Согласно Хайдеггеру, философия (метафизика) – это не наука или мировоззренческая проповедь, на самом деле, это ностальгия, это тяга повсюду быть дома, а значит иметь отношение к миру в целом, к бытию. Цель, провозглашенная в его главной работе «Бытие и время», – «онтология, адекватно определяющая смысл бытия», конкретная разработка проблемы смысла бытия.

Вопрос о смысле бытия является основным для всего творчества М. Хайдеггера. Между бытием и сущим он проводит онтологическое различие. Хайдеггер считает, что данные каких бы то ни было конкретных наук ничего не говорят нам о бытии. Науки имеют дело с сущим, с теми или иными предметными областями, которые описываются в родо-видовых определениях.

К бытию необходимо подходить с точки зрения такого сущего, которое способно раскрывать сокрытое, спрашивать и одновременно понимать самого себя, нужно указать на такое сущее, в котором бытие само себя обнаруживает. Таково бытие человека (Dasein). Однако это не значит, что люди занимаются исключительно онтологическими размышлениями.

Напротив, это делают крайне немногие. Но в той или иной форме данный вопрос всегда стоит перед людьми, и «каждый из нас поражался хотя бы однажды, возможно чаще, чем однажды, скрытой власти этого вопроса, даже не осознавая при этом, что с ним происходит»[3].

Хайдеггер ставит проблему подлинного и неподлинного бытия. Он пытается выявить те основополагающие установки европейского мышления, которые создали неподлинный мир, интегрировавший современного человека.

Принцип философии Хайдеггера состоит в том, чтобы понять явное через неявное, то что сказано, через то, что не может быть сказано, понять слово через молчание, сущее – через несущее, бытие – через Ничто. Непосредственное соприкосновение с Ничто, по Хайдеггеру, происходит в состоянии ужаса.

Хайдеггер отличает онтологический ужас (Angst) от онтического страха (Furcht). В ужасе человека пугает Ничто, а не конкретные предметы и люди, весь мир теряет смысл. Человек обнаруживает себя в полном одиночестве. Перед лицом открывшегося человеку Ничто его бытие оказывается пустым – или, что тоже самое освобожденным; и потому делается очевидной свобода человека.

Именно тогда исчезает власть публичности и анонимности, человеческое бытие (Dasein) пробуждается к подлинному существованию, к ответственности за собственные деяния. Это поворот к самому себе. Человеческое бытие открывается в своей уникальности и незавершенности как свободно проектирующее себя.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий