Музыкальное искусство XVIII века. Реферат. Другое. 2011-07-11

Реферат история возникновения русского театра (таня белова) / проза.ру

Введение

Приобщение к труду принесло человеку поэтическое прозрение. Он стал обретать в себе поэта, эстетическую способность поэтического восприятия мира. В те далекие века у только что нарождавшейся поэзии не было могучих крыльев, ее еще не коснулось мощное дыхание вольного полета. До какого-то срока, до какой-то поры назначение ее сводилось только к подчиненному сопровождению обрядов и ритуалов, утверждавшихся в быту первобытной общины. А когда подошло уже время ее зрелости, самостоятельности поэтического существования, поэзия вырвалась на свободу, оборвав путы прежней нераздельности с бытом. И тогда-то наступило время сближения судьбы поэзии с судьбой театра.

 В золотую пору детства человечества первые поэты земли великие греческие трагики Эсхил,Софокл, Еврипид, как добрые гении поэзии склонились над колыбелью театра. Они вызвали его к жизни, обращали служению людям, прославлению духовного могущества человека его неукротимой силы, нравственной энергии героизма. За прошедшие с той поры тысячелетия все еще не померкло имя одного из первых героев театра. Им был Прометей Эсхила — мятежный богоборец, осужденный Зевсом на вечные муки за служение людям, за то, что добыл для них огонь, научил их ремеслам и наукам. Навечно прикованный к скале, он гордо славил свободу и достоинство человека:

 Знай хорошо, что я б не променял

 Своих скорбей на рабское служение,

 Мне лучше быть прикованным к скале,

 Чем верным быть — прислужником Зевса.

 Героя Эсхиловой трагедии «Прометей прикованный» Маркс называл самым благородным святым и мучеником в философском календаре… Вместе с Эсхилом cтоль же страстно славил человека младший его современник — Софокл: -«Много в природе дивных сил, но сильней человека нет». За ними, могучими своими предшественниками, поднимался Еврипид — самый трагедийный поэт античного мира. И, быть может, самый бесстрашный. Отрешаясь от заданности мифологических сюжетов, он выковывал реальные характеры людей, живущих накаленными страстями, чувствами, мыслями, переживаниями.

Эсхил, Софокл и Еврипид положил, по свидетельству истории, великое начало великому делу. Делу вечному! Столетие за столетием — во все времена, во все эпохи, прожитые неисчислимыми человеческими поколениями, театр неизменно, неотрывно сопутствовал движению истории человечества.

 Какие только перемены не происходили на земле — эпоха следовала за эпохой, одна общественно-экономическая формация сменяла другую, возникали и исчезали государства, страны, империи, монархии, в глубинах океана исчезла Атлантида, разгневанный Везувий горячей лавой залил несчастную Помпею, на долгие века пески занесли на Гиссарлыкском холме воспетую Гомером Трою, но ничто и никогда не прерывало вечного бытия театра.

Наидревнейшее творение человека, до наших дней сохраняет неизменную притягательную силу, неистребимую жизнестойкость, тот чудодейственный

эликсир молодости, секрет которого так и не открыли алхимики средневековья. Во все предшествующие эпохи, сколько бы их ни насчитать — всегда, жила в человеке вечная потребность в театре. Та потребность, что зародилась некогда на древних дионисовых празднествах винограда рей в честь мифического божества земного плодородия

 Театр нужен был человеку всегда!

 Десятки тысяч зрителей — чуть ли не все население городов, добирались на театральные представления в Древней Греции. И поныне напоминанием о том служат полуразрушенные временем величественные амфитеатры, сооруженные в бесконечно далекие от нас времена. Всякое бывало в его судьбе .. Его проклинали, ненавидели, запрещали, подвергали гонениям и издевательствам, наказаниям и преследованиям, отлучали от церкви, грозили кнутами и виселицами, всеми небесными и земными карами.

 Никакие испытания, никакие беды и невзгоды не сломили вечной жизнестойкости театра.

 Школа жизни — самая древнейшая, самая удивительная и эмоциональная, самая праздничная, воодушевляющая, ни на что не похожая великая школа — вот что такое театр.

 «Tеатp — школа жизни, «- так говорили о нем из века в век. Говорили всюду в России, во Франции, Италии, Англии, Германии, Испании…

Кафедрой добра называл театр Гоголь.

Герцен признавал в нем высшую инстанцию для решения жизненных вопросов.

Весь мир, всю вселенную со всем их разнообразием и великолепием видел в театре Белинский. Он видел в нем самовластного властелина чувств, способного потрясать все струны души, пробуждать сильное движение в умах и сердцах, освежать душу мощными впечатлениями. Он видел в театре какую-то непобедимую, фантастическую прелесть для общества.

По мнению Вольтера, ничто не стягивает теснее узы дружбы, чем театр.

Великий немецкий драматург Фридрих Шиллер утверждал, что «театр располагает самой проторенной дорогой к уму и сердцу человека.»

«Зеркалом человеческой жизни, примером нравов, образцом истины» называл театр бессмертный творец «Дон Кихота» Сервантес.

Человек обращается к театру как к отражению своей совести, души своей. Он узнает в театре самого себя, свое время и жизнь свою. Театр открывает перед ним удивительные возможности духовно-нравственного самопознания.

И пусть театр, по эстетической природе своей, искусство условное, как и другие искусства, на сцене возникает перед зрителем не сама реальная действительность, а только ее художественное отражение. Но в отражении том столько правды, что она воспринимается во всей своей безусловности, как самая доподлинная, истинная жизнь. Зритель признает высшую реальность существования сценических героев. Восклицал же великий Гете: «Что может быть большей природой, чем люди Шекспира!»

Не в этом ли и сокрыта чудодейственная духовная, эмоциональная энергия театра,

неповторимое своеобразие его воздействия на наши души.

И в театре, в оживленном сообществе людей, собравшихся на сценическое представление, возможно, все: смех и слезы, горе и радость, нескрываемое негодование и буйный восторг, печаль и счастье, ирония и недоверие, презрение и сочувствие, настороженная тишина и громогласное одобрение, словом, все богатства эмоциональных проявлений и потрясений души человеческой.

Хороший спектакль надолго сохраняется в театральном репертуаре, но всякий раз, при каждой новой встрече со зрителем он заново возникает, заново рождается.

И сколько бы ни прошло после того времени между сценой и зрительным залом опять возгорится чудесный огонь взаимосвязи души и мысли. И накал этого эмоционального, духовного взаимообмена непременно скажется и на актерском исполнении, и на всей атмосфере зрительного зала.

История русского театра делится на несколько основных этапов. Начальный, игрищный этап зарождается в родовом обществе и заканчивается к XVII веку, когда вместе с новым периодом русской истории начинается и новый, более зрелый этап в развитии театра, завершаемый учреждением постоянного государственного профессионального театра в 1756 году.

Термины “театр”, “драма” вошли в русский словарь лишь в XVIII веке. В конце XVII века бытовал термин “комедия”, а на всем протяжении века –“потеха” (Потешный чулан, Потешная палата). В народных же массах термину “театр” предшествовал термин “позорище”, термину “драма” – “игрище”, “игра”. В русском средневековье были распространены синонимичные им определения – “бесовские”, или “сатанические”, скоморошные игры. Потехами называли и всевозможные диковинки, привозившиеся иностранцами в XVI – XVII веках, и фейерверки. Потехами называли и воинские занятия молодого царя Петра I. Термину “игрище” близок термин “игра” (“игры скоморошеские”, “пировальные игры”). В этом смысле “игрой”, “игрищем” называли и свадьбу, и ряженье. Совершенно иное значение имеет “игра” в отношении музыкальных инструментов: игра в бубны, в сопели и т. д. Термины “игрище” и “игра” в применении к устной драме сохранились в народе вплоть до XIX – XX веков.

Народное творчество

Русский театр зародился в глубокой древности. Его истоки уходят в народное творчество – обряды, праздники, связанные с трудовой деятельностью. Со временем обряды потеряли свое магическое значение и превратились в игры-представления. В них зарождались элементы театра – драматическое действие, ряженье, диалог. В дальнейшем простейшие игрища превратились в народные драмы; они создавались в процессе коллективного творчества и хранились в народной памяти, переходя из поколения в поколение.

В процессе своего развития игрища дифференцировались, распадались на родственные и в то же время все более отдалявшиеся друг от друга разновидности – на драмы, обряды, игры. Их сближало только то, что все они отражали действительность и пользовались сходными приемами выразительности – диалогом, песней, пляской, музыкой, маскированием, ряженьем, лицедейством.

Игрища прививали вкус к драматическому творчеству.

Игрища первоначально были прямым отражением родовой общинной организации: имели хороводный, хорический характер. В хороводных игрищах было органически слито хоровое и драматическое творчество. Обильно включаемые в игрища песни и диалоги помогали характеристике игрищных образов. Игрищный характер имели также массовые поминки, они были приурочены к весне и назывались “русалиями”. В XV веке содержание понятия “русалии” определялось так: бесы в образе человеческом. А московский “Азбуковник” 1694 года уже определяет русалии как “игры скоморошеские”.

Театральное искусство России берет свое начало в обрядах и играх, ритуальных действиях. При феодализме театральное искусство культивировалось, с одной стороны “народными массами”, а с другой – феодальной знатью, соответственно дифференцировались и скоморохи.

В 957 году великая княгиня Ольга знакомится с театром в Константинополе. На фресках Софии-Киевской последней трети XI века изображены ипподромные представления. В 1068 году впервые упоминаются в летописях скоморохи.

Киевской Руси были известны театры трех родов: придворный, церковный, народный.

Скоморошество

Старейшим “театром” были игрища народных лицедеев – скоморохов. Скоморошество – явление сложное. Скоморохов считали своего рода волхвами, но это ошибочно, ибо скоморохи, участвуя в обрядах, не только не усиливали их религиозно-магический характер, а наоборот вносили мирское, светское содержание.

Скоморошить, т. е. петь, плясать, балагурить, разыгрывать сценки, играть на музыкальных инструментах и лицедействовать, т. е. изображать какие-то лица или существа, мог всякий. Но скоморохом-умельцем становился и назывался только тот, чье искусство выделялось над уровнем искусства масс своей художественностью.

Параллельно с народным театром развивалось профессиональное театральное искусство, носителями которого в Древней Руси были скоморохи. Со скоморошескими игрищами связано появление на Руси кукольного театра. Первые летописные сведения о скоморохах совпадают по времени с появлением на стенах Софийского собора фресок, изображавших скоморошьи представления. Монах-летописец называет скоморохов служителями дьяволов, а художник, расписывавший стены собора, счел возможным включить их изображение в церковные украшения наряду с иконами. Скоморохи были связаны с массами, и одним из видов их искусства был “глум”, т. е. сатира. Скоморохов именуют “глумцами”, т. е. насмешниками. Глум, издевка, сатира и в дальнейшем будут прочно связаны со скоморохами.

Мирское искусство скоморохов было враждебно церкви и клерикальной идеологии. О ненависти, которую питали церковники к искусству скоморохов, свидетельствуют записи летописцев (“Повесть временных лет”). Церковные поучения XI-XII веков объявляют грехом и ряженья, к которым прибегают скоморохи. Особенно сильному преследованию скоморохи подвергались в годы татарского ига, когда церковь стала усиленно проповедовать аскетический образ жизни. Никакие преследования не искоренили в народе скоморошье искусство. Наоборот, оно успешно развивалось, а сатирическое жало его становилось все острее.

В Древней Руси были известны ремесла, связанные с искусством: иконописцы, ювелиры, резчики по дереву и кости, книжные писцы. Скоморохи принадлежали к их числу, являясь “хитрецами”, “мастерами” пения, музыки, пляски, поэзии, драмы. Но они расценивались лишь как забавники, потешники. Их искусство идеологически было связано с народными массами, с ремесленным людом, обычно настроенным оппозиционно к правящим массам. Это делало их мастерство не просто бесполезным, но, с точки зрения феодалов и духовенства, идеологически вредным и опасным. Представители христианской церкви ставили скоморохов рядом с волхвами и ворожеями. В обрядах и играх нет еще деления на исполнителей и зрителей; в них отсутствуют развитые сюжеты, перевоплощение в образ. Они появляются в народной драме, пронизанной острыми социальными мотивами. С народной драмой связано появление площадных театров устной традиции. Актеры этих народных театров (скоморохи) высмеивали власть имущих, духовенство, богачей, сочувственно показывали простых людей. Представления народного театра строились на импровизации, включали пантомиму, музыку, пение, танцы, церковные номера; исполнители использовали маски, грим, костюмы, бутафорию.

Рефераты:  Гаспаров М. Л. Цицерон и античная риторика.

Характер выступления скоморохов первоначально не требовал объединения их в большие группы. Для исполнения сказок, былин, песен, игры на инструменте достаточно было только одного исполнителя. Скоморохи оставляют родные места и бродят по русской земле в поисках заработка, переселяются из деревень в города, где обслуживают уже не только сельское, но и посадское население, а порой и княжеские дворы.

Скоморохи привлекались и к народным придворным представлениям, которые умножились под влиянием знакомства с Византией и ее придворным бытом. Когда же при Московском дворе устраивали Потешный чулан (1571 г.) и Потешную палату (1613 г.), скоморохи оказывались там в положении придворных шутов.

Представления скоморохов объединили разные виды искусств: и собственно драматические, и церковные и “эстрадные”.

Христианская церковь противопоставила народным игрищам и искусству скоморохов искусство обрядовое, насыщенное религиозно-мистическими элементами.

Представления скоморохов не переросли в профессиональный театр. Для рождения театральных трупп не было условий – ведь власти преследовали скоморохов. Церковь также преследовала скоморохов, обращаясь за содействием к светской власти. Против скоморохов были направлены Жалованная грамота Троице-Сергиевскому монастырю XV века, Уставная грамота начала XVI века. Церковь настойчиво ставила скоморохов в один ряд с носителями языческого мировоззрения (волхвами, колдунами). И все же продолжали жить скоморошеские представления, народный театр развивался.

В то же время церковь принимала все меры к утверждению своего влияния. Это нашло выражение в развитии литургической драмы. Одни литургические драмы пришли к нам вместе с христианством, другие – в XV веке вместе с вновь принятым торжественным уставом “великой церкви” (“Шествие на осмети”, “Умовение ног”).

Несмотря на использование театрально-зрелищных форм, русская церковь не создавала своего театра.

Театры XVII века

В XVII веке Симеон Полоцкий (1629-1680) пытался на базе литургической драмы создать художественную литературную драму, эта попытка оказалась единичной и бесплодной.

В XVII — XVIII вв. на Руси развивается народный театр и зарождается профессиональный. Самое интересное, что и тот и другой истоками уходят в искусство скоморохов, которое в XVIII веке достигает своего расцвета. В их творчестве отражались все важнейшие события того времени. Песни о событиях великой смуты, об Иване Болотникове, о боях, победах и гибели Степана Разина. Против бояр и воевод было направлено представление скоморохов о холопах и боярине.

Помещик изображался толстяком с огромным брюхом. Двое скоморохов в лохмотьях и лаптях гоняли его из стороны в сторону прутьями, а остальные кричали: «Добрые люди, посмотрите, как холопы из господ жир вытряхивают». Церковь и правительство боролись против скоморохов. По царским указам их наказывали и отправляли в ссылку.

В XVII веке сложились первые устные драмы, простые по сюжету, отражающие народные настроения. Кукольная комедия о Петрушке (его звали вначале Ванька-Рататуй) рассказывала о похождениях ловкого весельчака, не боящегося ничего на свете.

Театр Петрушки

ПЕТРУШКА, «кличка куклы балаганной, русского шута, потешника, остряка в красном кафтане и в красном колпаке; зовут Петрушкой также весь шутовской, кукольный вертеп» (В.Даль).

Когда, в какой стране возник театр Петрушки? Чьи руки создали первую в мире куклу? Этого никто не знает и не может знать, потому что куклы были и тысячу, и десять тысяч лет назад у всех народов мира.

Кукол делали из глины, дерева, соломы или тряпок. И дети играли в них: укладывали спать, лечили, охотились на глиняных или деревянных оленей, слонов, бегемотов. А это ведь тоже театр. Кукольный. Потому что актеры в нем куклы.

Взрослые в древние времена делали фигурки, изображавшие богов. Богов у разных народов было много. Бог солнца, бог воды, бог войны, бог охоты, даже бог петушиного пения. Этих богов делали из дерева, лепили из глины или вырезали из кожи плоские фигурки и показывали их на растянутом полотне при свете масляной лампы. И до сих пор во многих странах, особенно в Южной Америке, Африке, Юго-Восточной Азии, существуют такие представления. Это наполовину богослужение, наполовину кукольный театр.
Постепенно с куклами все чаще стали разыгрывать сказки, басни, разные смешные, а порой остросатирические сценки. Есть четыре главных вида вождения кукол: на пальцах, на нитках, на тростях и теневые фигуры.
Главным героем сценок в России был Петрушка. Петрушка был куклой на пальцах. Такими куклами и теперь играют во многих театрах мира. Актер с куклой на пальцах стоит за ширмой, подняв руку. Кукла видна над ширмой.
Первое упоминание о кукольном театре в России относится к 1609 году. Одной из первых кукол был Петрушка. Его полное имя Пётр Петрович Уксусов. Впервые Петрушку увидел в России немецкий писатель, путешественник и дипломат Адам Олеарий. Это было почти 400 лет назад!
Смешное в этом герое было то, что когда он выходил на «сцену», он тут же начинал бить всех палкой, а в конце представления выходила смерть и уводила Петрушку со сцены за его длинный нос. У Петрушки были братья во всём мире. Так, в Венгрии был Витязь Ласло. Он отличался тем, что бил всех не палкой, как Петрушка, а сковородой.
Но вернемся все же в Россию. В 1730 году в газете «Санкт-Петербургские ведомости” была впервые напечатана статья о кукольном театре, автор который дал лучшее определения кукольному театру, способному ”естество вещей показывать».

Сохранилось много описаний этих уличных представлений. В конце XIX века петрушечники обычно объединялись в пары с шарманщиками. С утра до позднего вечера ходили кукольники с места на место, повторяя за день по -многу раз историю похождений Петрушки — она была невелика, и все представление длилось 20-30 минут. Актер таскал на плече складную ширму и узел или сундучок с куклами, а музыкант — тяжелую, до тридцати килограммов, шарманку.
Набор и порядок сцен слегка варьировался, но основное ядро комедии сохранялось неизменным. Петрушка приветствовал публику, представлялся и заводил разговор с музыкантом. Шарманщик время от времени становился партнером Петрушки: вступая с ним в разговор, он то увещевал его, то предупреждал об опасности, то подсказывал, что делать. Эти диалоги обусловливались и очень важной причиной технического порядка: речь Петрушки из-за пищика не всегда была достаточно внятной, и шарманщик, ведя диалог, повторял Петрушкины фразы, помогая таким образом зрителям понимать смысл его слов.
С. В. Образцов в своей книге «По ступенькам памяти» вспоминает, как он ребёнком видел представление Петрушки: «Над ширмой появилось то самое, что пищало. Петрушка. Я вижу его в первый раз в жизни. Смешной. Непонятный. Большой нос крючком, большие удивлённые глаза, растянутый рот. Красный колпак, на спине какой-то нарочный горб не горб и деревянные плоские, как лопатки, руки. Очень смешной. Появился и запел тем же нечеловеческим писклявым голосом».
По-настоящему театр появился в XVII веке – придворный и школьный театр.
С наступлением XX века «Комедия о Петрушке» начинает быстро разрушаться. Причин для этого было более чем достаточно. Прежде всего, этому способствовал предельно жесткий контроль властей, доходивший до прямых гонений и запретов. Блюстителей порядка и нравственности раздражали крамольное содержание некоторых сцен, грубость и циничность выражений, аморальность поведения героя. Положение Петрушки еще более ухудшилось, когда началась первая мировая война. Голод и разруха охватили Россию; народу было не до развлечений, и Петрушка катастрофически быстро терял своих зрителей.

И чтобы заработать на кусок хлеба, кукольники все чаще начинают играть свою комедию перед «благовоспитанной» детской аудиторий. Их приглашают на детские праздники, новогодние елки; летом они ходят по дачам. Естественно, что в таких условиях текст и действие многих сцен неизбежно менялись. Петрушка становился почти пай-мальчиком.

Петрушка не выдержал такого насилия. Лишившись главных черт своего характера, потеряв своих основных партнеров, утратив остроту ситуаций, он захирел и скоро стал никому не нужен. Его попробовали возродить в агитационных спектаклях первых послереволюционных лет, затем — в воспитательных представлениях для детей. Но его «данные» не соответствовали духу и характеру этих спектаклей, и его пришлось заменить другими героями. История Петрушки на этом закончилась.

В дореволюционной России существовал домашний театр, который можно сравнить с мостом, соединявшим народные традиционные представления с новым современным театром. История российских домашних кукольных спектаклей начинается, по-видимому, в конце XVIII — начале XIX веков. В XIX веке оживляемые куклы не утратили всеобщего расположения, однако их все чаще относили к детским развлечениям. В образованных кругах было принято приглашать на детские праздники кукольника, а иногда и своими силами давать кукольные спектакли.

В дореволюционном домашнем театре кукол можно выделить три типа представлений. Они появились, видимо, не в одно время, но все дожили до Октябрьской революции.

Первый тип — детский кукольный спектакль, сделанный почти без участия взрослых. Отношение взрослых поощрительное, но пассивное, основная их роль — роль зрителей. Это спектакль-игра, спектакль, в котором ребенку предоставляется полная свобода. О таких спектаклях можно прочитать у К. С. Станиславского.

Второй тип — кукольный спектакль для детей, устраиваемый взрослыми. Роль взрослых становится более активной. Инициатива переходит в их руки. Домашняя кукольная сцена используется в целях воспитания и образования; спектакль получает педагогическую направленность. Дети и взрослые меняются местами: дети все чаще становятся зрителями, взрослые — исполнителями и авторами пьес.

Третий тип — представление взрослых для взрослых. В домашнем театре воплощают и развивают эстетические концепции, инсценируют лучшие образцы литературы и драматургии, начинают затрагивать политические и социальные темы. Домашний театр привлекает внимание артистической интеллигенции и становится центром театрального эксперимента. Его работа приобретает полупрофессиональный, студийный характер.

Европейские кукольники спешат воспользоваться новым увлечением русских и открывают в России «кукольные театры для детей». Кукольный театр прочно входит в средства домашнего воспитания. Печатаются брошюрки с «детскими» вариантами «Петрушки», издаются «Руководства, как построить маленький театр и все, что касается действия фигур», публикуются инсценировки сказок с объяснениями, как их поставить на кукольной сцене. Российские фабриканты налаживают производство отечественных кукол для домашнего театрального обихода, настольных картонных театров с комплектами фигур и декораций к разным пьесам.

В начале XX века домашний театр кукол «взрослеет» еще больше. Его репертуар все чаще выходит за рамки детских воспитательных задач, все чаще он затрагивает темы, волнующие взрослых.

Происходившее «повзросление» публики и исполнителей домашнего театра кукол можно объяснить не только потребностью откликнуться на политические и социальные события, выразить свое к ним отношение, но и целым комплексом других причин.

Среди них одно из главных мест занимает разгоравшийся интерес к фольклору, в частности к народному театру кукол. Интеллигенция идет смотреть представление народного кукольника в балаган. Его искусство все чаще вызывает удивление и восхищение.
Придворный театр
Возникновение придворного театра было вызвано интересом придворной знати к западной культуре. Этот театр появился в Москве при царе Алексее Михайловиче. (1671 г.). Хотя мысль о драматических зрелищах в России осуществилась несколько ранее — около половины XVII века, когда студенты киевской духовной академии разыгрывали на площадях прологи, ходили на святках по домам с вертепами и потешали народ комическими рассказами. Но первым собственно драматическим представлением была русская «комедь»: «Баба Яга, костяная нога», поставленная в 1671 году во время празднеств по случаю вступления Алексея Михайловича во вторичный брак. Это представление так понравилось царю, что он приказал Матвееву устроить в Преображенском потешную палату и выписать из-за границы актёров. В июне 1671 года в Москву приехала немецкая труппа Ягана, которая и начала свои представления пьесой «Как Юдифь царица царю Олоферну голову отрубила». Поставленные впоследствии пьесы были большей частью духовного содержания. Первое представление пьесы “Артаксерксово действо” (история библейской Эсфири) состоялось 17 октября 1672 года. Вначале придворный театр не имел своего помещения, декорации и костюмы переносились с места на место. Первые спектакли ставил пастер Грегори из Немецкой слободы, актерами тоже были иноземцы. Позже стали в принудительном порядке привлекать и обучать русских “отроков”. Жалованье им платили нерегулярно, но не скупились на декорации и костюмы. Спектакли отличались большой пышностью, иногда сопровождались игрой на музыкальных инструментах и танцами. После смерти царя Алексея Михайловича придворный театр был закрыт, и представления возобновились только при Петре I.
Главными драматическими писателями этого периода явились архимандриты Дмитрий Савин и Симеон Полоцкий, которые и определили первоначально духовно-нравственное направление нашего театра. По смерти Алексея Михайловича, Матвеев продолжал начатое им дело и построил в Москве «Палату для комедийного действия». Этот первый московский театр представлял вид полукружия; сцена состояла из высокого помоста; перед сценой находилось место для царя, сзади которого помещалась галерея для царского семейства, лавки для высших сановников, а далее, по бокам, размещалась остальная публика. Что касается обстановки театра, то дошли сведения, что при труппе был «перспективных дел» мастер, то есть кое-какие декорации существовали. Дочь царя Алексея Михайловича, Софья, сама переводила пьесы для театра, между которыми особого внимания заслуживает перевод «Лекаря поневоле» Мольера, что сильно повлияло на изменение характера репертуара того времени.
Школьный театр
Кроме придворного, в России в XVII веке сложился и школьный театр при Славяно-греко-латинской академии, в духовных семинариях и училищах Львова, Тифлиса, Киева. Пьесы писались преподавателями, и силами учащихся ставились исторические трагедии, аллегорические драмы, близкие европейским мираклям, интермедии – сатирические бытовые сценки, в которых звучал протест против общественного строя. Интермедии школьного театра заложили основу комедийного жанра в национальной драматургии. У истоков школьного театра стоял известный политический деятель, драматург Симеон Полоцкий.
Появление придворного школьного театров расширило сферу духовной жизни русского общества. Благодаря известному общественному деятелю и писателю Феофану Прокоповичу. Его пьеса «Владимир» стала вершиной драматургии школьного театра. Языческие жрецы, боровшиеся с киевским князем Владимиром, напоминали врагов петровских реформ. Для перенесения время действия в современность Прокопович использовал некоторые приемы народного театра, особенно в комических сценах.
В XVIII в. народный театр переходит от коротких сценок к большим по объему спектаклям. Одной из первых и самой знаменитой стала драма «Царь Максимильян», где главный герой — принц Адольф борется со своим отцом за «праведную» веру. Симпатии и исполнителей и зрителей постоянно были на стороне Адольфа. Вторым популярным спектаклем стала «Лодка», инсценировка известной русской песни «Вниз по матушке по Волге». Главным героем был бесстрашный атаман шайки разбойников, защищавший интересы простого народа.
Одновременно с народным стал распространяться театр «охочих комедиантов», артистами которого были мелкие чиновники, учащиеся, грамотные ремесленники, рабочие, солдаты. Репертуар их в основном состоял из спектаклей поставленных по популярным в то время произведениям литературы. «Охочие комедианты» устраивали представления в специально приготовленном помещении. Извещения о спектаклях иногда публиковались даже в газетах. За вход полагалась невысокая плата. Театр «охочих комедиантов» объединял черты народного и профессионального театров.
XVIII век
Театральное дело, заглохшее с кончиной Алексея Михайловича, было возобновлено Петром I. Прежде всего он обратил театр из придворного в народный, для всех «охотных смотрельщиков». Театр был переведён из царских хором на Красную площадь, где воздвигнута была особая «комедийная храмина». Там давала спектакли немецкая труппа И. Х. Кунста.
Пётр желал сделать театр выразителем своих побед. В репертуаре были иностранные пьесы, которые успеха у публики не имели, немецкие комедианты оказались для этого дела непригодными. Директор Петровского театра Яган Куншт затруднился выполнить заказанную Петром по случаю победы его «триумфальную» комедию. А театр прекратил свое существование в 1706 году, так как прекратились субсидии Петра I.
И Пётр должен был обратиться к Заиконоспасской академии, где процветала занесенная из Киева духовная драма и мистерия. Когда столицей стал Петербург, там был построен первый театр немцем Манном. Во время Петра драматическое искусство так ценилось, что даже в Духовном Регламенте 1722 года предписано семинариям «заставлять в свободное время учеников разыгрывать нравственные комедии».
Вообще Пётр был недоволен современным ему репертуаром. По словам Берхгольца, он требовал от актёров пьес, которые имели бы не более трёх действий, не заключали бы в себе никаких любовных интриг и были бы не слишком грустны, не слишком серьёзны, не слишком веселы. Он желал, чтобы пьесы шли на русском языке и потому хотел иметь комедиантов преимущественно из Польши, а не из Германии.
После смерти Петра Великого и его сестры царевны Натальи Алексеевны, страстной любительницы театра, театральное дело в России стало падать, что объясняется равнодушием к нему придворных сфер в царствование Екатерины I и Петра II: дворцовые спектакли стали весьма редким явлением. В Славяно-греко-латинской академии продолжались представления школьных драм, которые получили и дальнейшее развитие, удалившись от схоластического направления прежнего духовного театра.
Со вступлением на престол императрицы Анны Иоанновны возобновились придворные спектакли, маскарады и прочие увеселения. Пьесы были преимущественно комического содержания: императрица предпочитала «те крестьянские и немецкие комедии, в которых актёры в конце действия непременно колотили друг друга». Петербургское общество не довольствовалось одной итальянской оперой или немецкими комедиантами, выписанными из Лейпцига, а стало пробовать силы на русской комедии и хлопотало об устройстве постоянного театра во дворцовых покоях. Помещение, приспособленное для этой цели, стало носить название «комедии» и находилось в «новом Зимнем Е. И. В. доме».
В дворцовых спектаклях принимала участие вся петербургская знать; особенно смешил Анну Иоанновну своими выходками на сцене Д. А. Шепелев; исполнителями театральных пьес являлись ещё сыновья Бирона, Воронцовы, Апраксины, гр. Брюсов, Ермаков, Струговщиков и другие; есть основание предполагать, что в придворных спектаклях принимали участие кадеты вновь учрежденного Шляхетного корпуса. С особенной пышностью было поставлено в 1735 году действо о Иосифе. Существовал проект учреждения первого в России театрального училища, представленный балетмейстером Жаном Батистом Ланде; по некоторым сведениям можно думать, что этот проект осуществился.
Значительного усовершенствования достиг театр в XVIII веке в царствование Елизаветы Петровны. Музыкальное и театральное дело очень выросло и стало на ноги. Никогда до тех пор Петербург не представлял такого изобилия и разнообразия зрелищ. Наряду с иностранными труппами профессиональных артистов и музыкантов, образовался театр в Шляхетском корпусе, где в 1749 году впервые поставлена была первая трагедия Сумарокова из трагедий которого особенным успехом пользовалась «Хорев». На сцене впервые появились женщины (см. Ананьины). К этому же времени относится деятельность «основателя русского театра» Ф. Г. Волкова.
Он был выходцем из купеческой семьи в Ярославле. В Москву приехал учиться торговому делу. Попав один раз в театр, он стал его постоянным зрителем, жадно изучал все, что имело отношение к театру. Вернувшись в Ярославль, Волков начинает создавать свой театр, первые спектакли которого начались в 1750 г. По своему характеру он был близок к театру «охочих комедиантов». Театр понравился ярославцам, впоследствии на средства зрителей было построено театральное здание.
Слух о спектаклях в Ярославле дошел и до столицы. Актеров вызвали в Петербург, и после недолгой дополнительной подготовки они составили основу труппы открывшегося в 1756 г. русского профессионального театра. За Фёдором Волковым закрепилось имя отца русского театра, данное ему И. В. Белинским.
Волков был очень талантливым актером. Он играл самые разнообразные роли, но ближе всего ему были персонажи героико-патриотического характера. Он исполнял роль Оскольда в трагедии Сумарокова «Семира», Американца в балете «Прибежище добродетели» (в балете были сцены, исполнявшиеся драматическими актерами). Все роли требовали повышенной эмоциональности, патетического звучания, торжественности. В плюс к актерскому дарованию Волков обладал и талантом режиссера-постановщика. Он был главным устроителем маскарада «Торжествующая Миневра», которым отмечалось воцарение Екатерины П.
Его стараниями был открыт театр в Ярославле, слава которого достигла до Петербурга, куда и был вызван его основатель. Последняя в 1752 году была вытребована в Петербург, где она дебютировала в присутствии государыни в мистерии св. Димитрия Ростовского. 30 августа 1756 года состоялся указ об учреждении русского театра в Петербурге (ныне Александринский театр). В состав труппы вступили ярославцы — двое Волковы, Дмитревский и Попов.
Построив в Петербурге театр, Волков, по поручению императрицы, основал театр и в Москве. Директором вновь основанного театра был назначен Сумароков. В делах московского театра живое участие принимал московский университет, профессора и студенты которого перевели несколько комедий Мольера и 2 комедии Теренция.
Екатерина II придавала театру высокое воспитательно-образовательное значение, но это сознание в её время было только теоретическим; на самом деле театр оставался благонравным развлечением, в котором балеты, оперы и драматические представления играли совершенно одинаковую роль. Всё же театр явился в России первым проводником народности (Лукин, Аблесимов, Фонвизин).
При восшествии на престол Екатерины II придворных трупп было три: итальянская оперная, балетная и русская драматическая; в качестве вольной имела разрешение на представления немецкая труппа. В 1762 году была образована французская драматическая труппа. В 1766 году был издан «Стат всем принадлежащим к театру людям». Общая сумма ассигнований на театр достигала 138410 руб., в том числе на русский театр 10500 руб., тогда как на содержание французской труппы было назначено вдвое больше. Театральное ведомство при Екатерине II страдало постоянным дефицитом. В 1783 году впервые были установлены «пробы» (дебюты) для артистов. Тогда же стали давать платные спектакли для публики в городских театрах. Важной мерой была отмена казенной театральной монополии и установлениe свободы предпринимательства в области зрелищ и увеселений.
В Москве начало театра относится к 1757 году, когда открылась итальянская опера известного Локателли. В 1759 году там был заведён публичный русский театр, но он просуществовал недолго. Особенно оживлено театральное дело в Москве было в 1762 году по случаю коронования Екатерины II. В 1776 году кн. П. В. Урусову была выдана 10-летняя привилегия на содержание театра в Москве, с обязательством выстроить новый каменный театр; князь Урусов передал свои права Медоксу, который выстроил огромное здание театра на Петровке, отчего театр получил название «Петровского»; этот театр сгорел в 1805 году; в следующем году в Москве был открыт Императорский театр. Кроме спектаклей постоянных придворных трупп, при дворе Екатерины II были довольно часты любительские спектакли в Эрмитажном театре. Большое распространение получили спектакли любителей из лиц высшего общества. В придворных спектаклях нередко принимали участие малолетние: это были в основном пажи, кадеты и воспитанницы вновь учрежденного Новодевичьего (Смольного) монастыря.
Явившись на первых порах забавой двора, театр тогда же получил распространение и среди близко стоявшего ко двору боярства. Уже при Алексее Михайловиче боярин Матвеев устроил в своем доме театр вроде царского. Его примеру последовали боярин Милославский, получивший вследствие этого прозвание «потешного», кн. Як. Одоевский и любимец царевны Софии кн. В. В. Голицын. Даже одна из приближенных боярынь царевны Софии, Тат. Ив. Арсеньева, устраивала у себя в доме театральные зрелища, на которых актёрами являлись её барские люди и барские барыни. В Петербурге уже во времена Елизаветы существовали театры в доме гр. Ягужинского и гр. П. Б. Шереметева. Этот обычай богатых вельмож заводить у себя постоянные домашние театры сохранялся очень долго.
При Екатерине II славились театры Румянцева, Волконского; у гр. Шереметева было целых четыре театра (в Петербурге, Москве и имениях Кусково и Останкино). В 1790-х гг. в Москве насчитывалось около 15 частных театров, при 160 актёрах и актрисах и 226 музыкантах и певчих. При этих домашних театрах были оркестры музыки, оперные и даже балетные труппы из крепостных. Такие помещичьи труппы бывали и в провинции. Так, в конце XVIII столетия особенно славились труппы гр. Волкенштейна близ Суджи (Курской губернии), Сумарокова в Тарусском уезде Калужской губернии, кн. Юсупова в с. Архангельском близ Москвы, кн. Щербатова при с. Утешении Тульской губернии и др. Из провинциальных городов в Харькове постоянный театр был основан в 1789 году, в Воронеже в 1787 году, в Тамбове в 1786 году, в Нижнем Новгороде в 1798 году, в Твери в 1787 году.
Домашние театры при дворе и у знатных бояр способствовали появлению на сцене женщин (уже в теремах царевны Софии). На публичном театре женские роли впервые стали исполняться женщинами в 1757 году, вслед за учреждением постоянного русского театра. Первыми русскими актрисами были Марья и Ольга Ананьины и Мусина-Пушкина, из которых первая вышла замуж за Григория Волкова, вторая — за Шумского, третья — за Дмитревского. Выдающимися актрисами в XVIII стол. были Михайлова и Троепольская.
С другой стороны принадлежность значительной части актёров к числу крепостных (ещё в начале XIX столетия Императорская труппа в Москве была сформирована путем скупки помещичьих трупп) не могла содействовать возвышению общественного положения актёров. Из крепостных вышел и знаменитый артист Михаил Щепкин.
В первый же период истории русского театра на сцене выработалась определенная школа в смысле некоторой преемственности и общности приемов, тона и стиля игры. Эта была школа европейская, точнее — французская. Первыми образцами, которым пришлось следовать первой русской труппе, были иноземные театры тогдашнего Петербурга, в особенности французская труппа Сериньи, состоявшая, по свидетельству современников, из весьма талантливых артистов. Близость этой труппы и репертуар первых лет, состоявший, кроме пьес Сумарокова, из переводов комедий Мольера, Детуша и Реньяра, ещё более обобщил артистическую физиономию обеих трупп, французской и русской. Во главе художественной части юного русского театра был поставлен Дмитревский, который усвоил стиль и манеру игры лучших из европейских трагиков того времени и в тех же правилах воспитал целую плеяду современных ему русских актёров. Крутицкий, Гамбуров, Сандунов, Плавильщиков, А. Каратыгин, А. С. Яковлев, Семёнова и др. были талантливыми учениками, последователями и преемниками направления Дмитревского, то есть французской школы сценической игры.
Новую страницу в истории сценического искусства народов России открывали крепостной и любительские театры. В крепостных труппах, существовавших с конца XVIII века, ставились водевили, комические оперы, балеты. На основе крепостных театров в ряде городов возникли частные антрепризы. Благотворное влияние на формирование профессионального театра народов нашей Родины оказало русское театральное искусство. В труппы первых профессиональных театров входили талантливые любители – представители демократической интеллигенции.
Первые спектакли профессионального русского театра отвечали всем требованиям господствовавшего тогда литературно-художественного направления — классицизма. Героями трагедий могли быть лишь цари, князья, вельможи. Простой народ выступал только в ролях слуг. Образцовой драматургией классицизма можно считать трагедии А. П. Сумарокова и М. В. Ломоносова.
Но уже вскоре стали появляться пьесы, авторы которых придерживались нового литературно-художественного направления — сентиментализма. Проблемы, выдвигавшиеся в этих пьесах, были ближе к действительности. Герои их говорили о делах и заботах, волновавших простых людей. Виднейшим драматургом сентиментализма был М. М. Херасков. Вершиной развития драматургии и театра в XVIII в. стала комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль». Здесь впервые остро и смело говорилось о пагубном влиянии крепостного права на все стороны жизни.
Театр в России в XVIII веке приобрел огромную популярность, стал достоянием широких масс, еще одной общедоступной сферой духовной деятельности людей.
XIX век
Вся последующая история русского театра была историей господства западноевропейского, преимущественно французского, драматического искусства. Такое положение вещей продолжалось почти сто лет. Французская школа игры, акклиматизировавшись вполне на русской сцене и соответствуя внутреннему характеру репертуара, породила немалое количество сценических художников. Свойственная ей красота внешних приемов, отделка мельчайших подробностей игры, продуманность стиля и достоинства декламационной стороны исполнения вместе с глубоким уважением к искусству поставили лучших русских актёров наряду с крупными артистическими силами Запада. Были эпохи в истории русского театра, беспримерные по числу замечательных дарований, находившихся одновременно на сцене. Таково было время Щепкина, Шумского, Садовского, Самарина, С. Васильева, Никифорова, Медведевой, Е. Н. Васильевой, Мартынова, Мочалова, Самойлова, Сосницкого, сестер В. и Н. Самойловых и др.
С появлением Островского своеобразные его создания нашли себе превосходных исполнителей и истолкователей в среде блестящей актёрской плеяды, способной понять, усвоить и воспроизвести самые разнородные типы. Садовский и Шумский, прекрасные исполнители мольеровских типов, дали незабвенные образцы из галереи Островского. Высокие создания Шекспира, комизм театра Мольера и «русская душа» героев Островского — все было под силу этим крупным дарованиям, изощренным школой.
Следующее поколение актёров впало в ту же ошибку, что и драматурги-подражатели Островского (см. Русская драма). В Островском усмотрели не художника характеров, а бытописателя, его народность приняли за простонародность, в исполнении на первый план стали выдвигать простоту; те художественные приемы, которые в своей совокупности составляют школу, признаны были излишними. Связь с традициями была порвана: актёры школы уступили место на русской сцене актёрам натуры, то есть дилетантам, которые путем времени и опыта приобретают известные навыки. Стильность и цельность игры всего более сохранились в труппе московского Малого театра, украшением которой являются Мария Ермолова и Гликерия Федотова.
Императорские театры
Особое положение среди русских театров занимали Императорские театры, находившиеся в ведении министерства Двора, а также правительственные театры в Варшаве. Начало Императорским театрам, как и официальному существованию театра в России вообще, положено 30 августа 1756 года, когда императрица Елизавета Петровна издала указ об учреждении в Санкт-Петербурге Российского театра, поручив управление театра Сумарокову. Впоследствии в состав придворного театра, кроме русской драматической труппы, вошли балет, камерная и бальная музыка, итальянская опера, французская и немецкая труппы.
Императрица Екатерина II очень любила театр и сама писала и переводила для него пьесы. Она основала народный театр в Петербурге. Устройство этого театра было весьма просто: под открытым небом был воздвигнут из досок обширный амфитеатр, который вмещал множество зрителей. В нём давались исключительно комедии. Труппа была составлена из подьячих и мастеровых. В 1774 году состоялся указ об учреждении в Петербурге Российского публичного театра. В 1779 году учреждено театральное училище. 12 июля 1785 года был составлен особый комитет для управления театрами. В 1783 году было окончено строительство большого каменного театра в Коломне. В Москве был выстроен в 1780 году Медоксом Петровский театр по образцу европейских.
В 1824 году было устроено громадное роскошное здание Большого Театра, а вскоре после него было построено и здание Малого Театра. Публичные театры в Москве, находившиеся сначала в частных руках, в 1806 году поступили в ведение казны и стали именоваться Императорскими. Заботливое отношение к делу первых директоров Императорских театров, удачный подбор исполнителей, следовавших традициям первых русских театров, Волкова, Шумского и Дмитревского, старания лучших наших писателей произвели то, что в середине 19-го столетия русский театр достиг наибольшего процветания. Сцена блистала именами: в Петербурге — Каратыгина, Сосницкого, Рязанцева, Мартынова, Самойлова; в Москве — Мочалова, Щепкина, П. Садовского, С. Васильева, Живокини, Шумского, Самарина. Эти артисты уничтожили напыщенную декламацию и внесли в исполнение правду и искренность. Сценическая обстановка была крайне бедна, вознаграждение актёров весьма незначительное.
До 1766 года управление театра сосредоточивалось в ведении придворной конторы; затем императрица Екатерина II учредила самостоятельную дирекцию всех придворных театров, первым директором которых назначен был И. П. Елагин (20 декабря 1766 г. — 21 мая 1779 г.); после Елагина занимал эту должность В. И. Бибиков (1779—1783).
В 1783 году для управления придворными театрами учрежден «Комитет над зрелищами и музыкой» (1783—1786), состоявший из генерал-поручика П. И. Мелисино, генерал-майора П. А. Соймонова, камергеров князя Н. А. Голицына и А. И. Дивова и камер-юнкера П. В. Мятлева, под председательством А. В. Олсуфьева.
В 1786 году комитет упразднен и директором придворных театров назначен С. Ф. Стрекалов (1786—1789); за ним следовали два равноправных директора: генерал-майор П. А. Соймонов и А. В. Храповицкий (1789—1791).
С 1791 года придворные театры вновь перешли в единоличное управление и директорами их последовательно были: князь Н. Б. Юсупов (1791—1799), граф Н. П. Шереметев (1799) и обер-гофмаршал А. Л. Нарышкин (1799—1819), при котором в 1806 году были учреждены Императорские московские театры.
27 апреля 1812 года, по случаю отъезда императора Александра I из Санкт-Петербурга, учрежден был «для решения высших театральных вопросов» особый комитет, которому был подчинен директор театров; в состав комитета вошли, между прочим, директор придворных театров А. Л. Нарышкин и министр финансов Д. А. Гурьев.
С 14 января 1816 года действия комитета были продолжены и на будущее время, а с 22 февраля 1824 года комитет был преобразован: в состав его вошли московский и петербургский военные генерал-губернаторы, из которых последний, граф М. А. Милорадович, назначен был старшим членом. 19 декабря 1825 года, за смертью графа Милорадовича, старшим членом комитета назначен шталмейстер князь В. В. Долгоруков. После А. Л. Нарышкина директорами театров состояли: гофмейстер кн. П. И. Тюфякин (1819—1821), А. А. Майков (1821—1825) и Н. Ф. Остолопов (1825—1829).
5 января 1823 года московские Императорские театры выделены были из общей дирекции и отданы в ведение московского генерал-губернатора кн. Д. В. Голицына: директорами московских театров были Ф. Ф. Кокошкин (1823—1831) и М. Н. Загоскин (1831—1842). С 1842 года московские театры были вновь подчинены общей дирекции. В 1829 году Комитет для управления петербургскими театрами был упразднен с назначением директором театров князя Сергея Гагарина (1829—1833). За ним следовали: А. М. Гедеонов (1833—1858), гофмейстер А. И. Сабуров (1858—1862), граф А. М. Борх (1862—1867), гофмейстер С. А. Гедеонов (1867—1875). До осени 1881 года Дирекцией управлял статс-секретарь барон К. К. Кистер, до 1899 г. — обер-гофмейстер И. А. Всеволожский.
С 50-х годов на сцену начинает проникать бытовая комедия, постепенно вытеснившая мелодраму, взамен которой на сцене упрочились рисующие историческую и современную русскую жизнь произведения Островского, Писемского, Чаева, Сухого-Кобылина, гр. А. Толстого и их последователей. Вместе с этим на русской сцене стали появляться классические произведения западной литературы. На сценическую обстановку было обращено серьёзное внимание. Вместе с этим в столицах была уничтожена монополия Императорских театров.
Во время политехнической выставки в Москве в 1872 году был устроен народный театр, оставивший по себе добрую память, как по составу репертуара, так и по именам исполнителей, приглашённых из провинции. Деятельность провинциальных театров (начало которых относится к эпохе Александра I), издавна следовавших репертуару столичных театров, значительно расширилось.
Заключение
Учреждение драматических классов при театральных училищах и при Филармоническом обществе в Москве, дало возможность пополнить ряды провинциальных актёров лицами с достаточной подготовкой к делу. Появился устав русского театрального общества, с целью содействовать всестороннему развитию театрального дела в России (ходатайство о нуждах, материальная помощь). В конце XIX века в России было 172 театра. Кроме столиц, театральное дело наиболее развито было в городах: Одессе, Киеве, Харькове, Казани, Тифлисе, Ростове-на-Дону, Новочеркасске.
Далее о драматургах и актёрах русского театра читайте на: http://www.referat-zona.ru/2008/03/17/485 и ещё дальше на:
http://www.referat-zona.ru/2008/03/20/263

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий