Наследственное и семейное право по Соборному Уложению 1649 г

Наследственное и семейное право по Соборному Уложению 1649 г Реферат

Наследственное право по соборному уложению 1649 г — мегаобучалка

В Соборном уложении дальнейшее развитие получили основные институты гражданского права — право собственности, обязательственное и наследственное право.

В XVII веке существовали следующие виды феодальной собственности:

— царский домен — земли никем и ничем не занятые (леса, болота), дворцовые земли, чернотягловые земли;

— вотчины: а) родовые, принадлежали боярам, детям боярским, дворянам, передавались по наследству членам рода; б) купленные — куплены у кого-либо, переданные по наследству, становившиеся родовыми; в) жалованные — жаловались царем и в любое время могли быть отозваны, поэтому эти вотчины имели условный характер; г) княжецкие — право распоряжаться которыми было ограничено (могли продаваться только братьям и племянникам, их могли наследовать мужчины не далее 7 линии родства).

Так как владение вотчиной было связано со службой, то вотчина являлась видом условного землевладения.

— поместье — условное землевладение за службу. В состав поместья входили земли, заселенные крестьянами, пустующие земли, охотничьи и рыболовецкие угодья.

Поместьями могли владеть только служилые люди. Они не имели права отчуждать его. Но Соборное уложение отразило процесс сближения поместья с вотчиной.

Наследственное право расширяло круг наследников. В него были включены дети от третьего брака. Наследование существовало как по закону, так и по завещанию. Все шире распространяется письменное завещание, при неграмотности завещателя завещание подписывали свидетели и оно утверждалось церковными властями. Сыновья наследовали землю все поровну и не один не мог продать свою долю без согласия других. Купленную вотчину, где жена была совладелицей, вдова получала в наследство. Соборное уложение определяет долю вдовы в движимом имуществе умершего супруга, она равняется 1/4 части. Имущество, не имевшее наследников, объявлялось выморочным и переходило в руки господина или государства.

Проанализировав первоисточник, можно обнаружить, что в «Собором уложении» семейное и наследственное право тесно связаны между собой. Причины образования связи различны:

1. Зависимые категории населения объявлялись «имуществом» и передавались по наследству, зачастую семьями.

2. Порядок наследования определялся родственными, семейными связями между наследниками и наследодателем.

3. «Соборное уложение» закрепляет принцип передачи социального статуса по наследству, что означает, что сын наследует положение своего отца, соответственно.

Так, статья 15 главы XVII «О вотчинах» единовременно защищает интересы детей и регулирует отношения в сфере наследования. В соответствии с ней, если у наследодателя остались «дети глухи и немы», а их братья или сестры «учнут обидить их», вздумав «отлучать» «отцова или матерня имения», то имение, оставленное в наследство «розделити по жеребьям всем поровну, чтобы из них никто изобижен не был».

Таким образом, наследственное право органически вырастает из семейного в совокупности с вещным правом, т.е. из необходимости передать имущество по наследству своим родственникам.

Соборное уложение в достаточной мере регулирует наследственные отношения. Наибольшее число норм данной отрасли права содержится в главах XVI «О поместных землях», XVII «О вотчинах» и XX «Суд о холопех». В первых двух рассматривается премущественно наследование недвижимого имущества, а в третьей — движимого (зависимые категории населения, отсюда название статьи — «О холопех»).

Рассмотрим наследование вотчинных земель, раскрыв, для начала, понятие «вотчина»

Вотчина — «1) древнейший вид земельной собственности в России, переходившей по наследству. Возникла в X-XI вв. (княжеская, боярская, монастырская); в XIII-XV вв. — господствующая форма землевладения. С конца XV в. противостояла поместью, с которым сближалась и в начале XVIII в. слилась в один вид -имение. В дальнейшем В. — всякая феодальная земельная собственность; 2) термин, употребляемый в русской исторической литературе для обозначения комплекса феодальной земельной собственности и связанных с нею прав на зависимых крестьян. Делилась на господское хозяйство (домен) и крестьянские держания. В пределах вотчины ее собственнику (обладавшему правом иммунитета) принадлежала административная и судебная власть, право взимания налогов.

Статья 1 главы XVII «О вотчинах» гласит: «кого не станет, а после его останется жена безъдетна, да после того же останутся братия родные и двоюродные и род, и те вотчины давати в род того умершаго, кого не станет, братьям родным и двоюродным и в род, кто кому ближе». При этом жена умершего наследует «четверть».

В отношениях, связанных с наследованием вотчин следует отметить следующую особенность: лишь только купленные вотчины могли наследоваться по наследственному распоряжению. Родовые и выслуженные вотчины наследовались по закону.

В соответствии со статьей 2 главы XVII «О вотчинах» замужние сестры и дочери умершего не могли учавствовать в наследовании при живых братьях. Ученые объясняют это стремлением законодателя сохранить родовой строй, сохранить имущество внутри семьи. Об этом же свидетельствует и статья 4я этой главы. Основной смысл статьи таков, что если у наследодателя не оказывается сыновей, то вотчины наследуются дочерьми, и, в случае если у дочерей впоследствии не оказывается детей, то вотчина передается «в род», тому «кто ближе того роду».

О не менее интересной особенности рассказывается в 43й статье той же главы. В ней рассматривается ситуация, когда вотчинник или вдова «пострижаются» в монастырь. В этом случае вотчины всех видов не отдаются в монастырь. Закон приказывает «отдати те родовые и выслуженые вотчины вотчинником по уложению» , а вотчинник в свою очередь обязан «кормити и одевати» передавших ему вотчину и «всяким покоем покоити до их смерти».

Что касается неследования поместных земель, то здесь имеется одна примечательная особенность: в соответствии со статьей 56 главы XVI «О поместных землях» люди, которые женятся на вдовах или на девках «а с ними возмут прожиточныя их вдовины или девкины жилыя поместья, немалыя дачи, к своим прежним к малым и к пустым поместьям, а после того их не станет, и жены их учнут после их бити челом государю, чтобы государь пожаловал их, велел им дати на прожиток прежния их прожитки, с чем они замужь шли, а мужей их дети, а их вдовины пасынки учнут бити челом государю, чтобы государь пожаловал их, старые поместья, отцов их дачи, и мачех их прожитки велел розделить всем им, смешав против дачь», то в данном случае дела решаются в пользу детей умершего. Естественно, дети должны были выделить вдове немалый прожиток, однако, сам факт того, что имущество переходит в их владение, свидетельствует о гуманизме законодателя, ведь, по сути, дети не виноваты в том, что их судьба сложилась таким образом. Было бы несправедливостью, если бы имущество наследовалось вдовой, а дети оставались бы ни с чем, даже при том условии, что у их отца было меньше имущества на момент вступления в брак.

В главе ХХ «О холопех» содержатся нормы, регулирующие отношения в сфере наследования «кабалных людей» (Понятие «кабальный» означает «несвободный», «находящийся в крепостной зависимости»).

В статье 15 данной главы рассматривается случай, когда после умершего остаются «кабалные люди», а жена, дети или «братия» умершего не желают отпустить их и отпускных им не дают, то, в случае, если «кабалные люди» будут «бить челом» государю, и подтвердят тот факт, что они «у боярина своего служили по кабалному, а не по старинному холопъству», то им будет дарована свобода.

Примечательно, что статьей 64 данной главы предусмотрены случаи защиты «кабальных людей». В случае, если перед смертью наследодатель перепишет «кабальных людей», тем самым, сделав их «старинными» или другими крепостными, что запрещало бы освобождения таких холопов после его смерти, законодатель устанавливает, что возможно доказать, что холопы служили «кабальными людьми». В данном случае их должны расспросить о том, когда они попали в кабалу и сверить данные с информацией в «записных кабалных книгах».

Семейное право.

Пожалуй, наибольший интерес с точки зрения семейного права представляют собой статьи из глав XIX «О посадских людех» и ХХ «Суд о холопех».

Рассмотрим через призму семейного права, в чем именно проявилось то, что «Соборное уложение» закрепило сословное деление общества.

В частности, это проявляется в статье 37 главы XIX, в которой говорится, что если кабальные люди, крестьяне или бобыли, закрепленные за кем-либо в писцовых книгах сбегут и женятся на городских посадских людях, то их следует вместе с семьей отдавать их прежним землевладельцам, феодалам, от которых они сбежали.

На переход социального положения от отца к сыну указывает статья 25 главы XIX: «А изо псарей тяглых людей самих и их детей в тягло имати». Данная статья свидетельствует о жестоких нравах, царивших в Московской Руси в данный исторический период.

Но стоит отметить, что, наряду с «закабаляющими» статьями, «Соборное уложение» предусматривает возможности освобождения от зависимости, перехода в другое сословие. Причем, можно найти множество примеров, проанализировав «Соборное уложение». Особый интерес представляет собой статья 26 главы XIX. В соответствии с которой московские и городовые «тяглые» люди, ставшие стрельцами «своею охотою» имели возможность остаться стрельцами.

Нормы, регулировавшие семейные отношения можно найти и в главе XXII, которая называется «Указ за какие вины кому чинити смертнаю казнь и за какие вины смертию не казнить, а чинити наказание»

В соответствии со статьей 25 этой главы, если мужчина или женщина, «забыв страх Божий и християнскии закон, учнут делати свады жонками и девками на блудное дело», и это станет достоянием общественности, то им полагается наказание кнутом.

В статье 26 данной главы говорится о том, что, если жена будет жить «блудно и скверно», наживет детей и тех детей сама или кто-нибудь по ее велению погубит, то по отношении к ней будет применена смертная казнь, «чтобы на то смотря, иные такова беззаконного и скверного дела не делали, и от блуда унялися».1

Немалое количество норм «Соборного уложения» регулируют семейные правоотношения в случаях, если один из субъектов оказывается в бегах. В частности, в статье 26 главы ХХ «Суд о холопех» говорится о том, что в случае, если от кого-либо убежит холоп/холопка и в бегах женится на иных женах/выйдет замуж за иных мужей, а первых своих жен/мужей «учнут отпиратися», то, помимо возвращения к прежнему хозяина их ждет суровое наказание.

Нормы «Соборного уложения» также защищали честь и достоинство членов семьи. Обратимся статье 99 главы Х. В ней говорится, что если кто-либо обзовет плохим словом жену, дочь или сына, то, независимо от своего положения, оскорбивший обязан выплатить жене компенсацию в размере «против мужня окладу вдвое», «дочери девке против отцова окладу вчетверо; сыну неверстаному против отцова окладу вполы».2

Сходные отношения регулируются и статьей 280 главы Х «О суде». В статье говорится о том, что если один из бранящихся назовет другого «выблядком» (выблядок — сын, рожденный вне брака от наложницы, отсюда связь нормы семейным правом), и оскорбленный станет «государю бити челом о бесчестье», а суд докажет, что челобитник «не выблядок», то «ему на том, кто его назовет выблядком, велеть по сыску доправити бесчестье вдвое безо всякия пощады».

Данные нормы свидетельствуют о том, что уже тогда, в Московской Руси, существовали нормы, регулировавшие отношения в сфере компенсации морального вреда. В первую очередь, это говорит о высокой степени организации русского общества того времени в сравнении с европейским.

§

Становление абсолютной монархиив России относится к концуXVIIв. Для нее характерны следующие признаки:

• вся полнота государственной власти находится в руках одной личности;

• наличие профессионального бюрократического аппарата;

• создание сильной постоянной армии;

• отсутствие сословно-представительных органов и учреждений.

Для российского абсолютизма характерны следующие особенности:

• абсолютизм в России складывался в условиях развитияКрепостничества, а не в условиях развития капиталистическихотношений и отмены старых феодальных институтов, как в Европе;

• социальной опорой российского абсолютизма были крепостническое дворянство и служилое сословие, в то время какевропейский абсолютизм опирался на союз дворянства с городами.

Установление абсолютной монархии в России сопровождалось вмешательством государства во все сферы общественной и частной жизни. Усиление роли государства также выразилось в детальной регламентации прав и обязанностей сословий и социальных групп. Еще одним направлением экспансии стала политика дальнейшего закрепощения крестьян.

Идеология абсолютизмаможет быть определена какпатриархальная.По специальному указанию ПетраIФеофаном Прокоповичем был написан труд «Правда воли монаршей», в котором оправдывалась необходимость власти абсолютного монарха. Глава государства изображался «отцом народа», который знает, чего хотят его дети, поэтому о.и вправе их воспитывать, поучать и наказывать. Отсюда и желание контролировать все сферы общественной и частной жизни.

Возглавляет государство абсолютный монарх.Ему всецело и неограничено принадлежит высшая законодательная, исполнительная и судебная власть. Он также является главнокомандующим армии. С подчинением церкви монарх осуществляет руководство и государственной религиозной системой.

Изменяется порядок престолонаследия. В силу политических мотивов Петр Iлишил законного престолонаследника царевича Алексея права наследования. В 1722 г. был издан Указ о наследии престола, закреплявший право монарха по собственной воле назначать своего наследника. Юридическим источником закона стала признаватьсяволя монарха. Законодательные акты издавались самим монархом либо сенатом от его имени.

Монарх был главой всех государственных учреждений: присутствие монарха автоматически прекращало действиеместной администрации и передавало власть ему. Все государственные учреждения были обязаны исполнять решения монарха.

Монарх был верховным судьей и источником всей судебной власти. В его компетенции было рассмотрение любых дел независимо от решения судебных органов. Его решения отменяли все другие. Монарху принадлежало право помилования и утверждения смертных приговоров.

Боярская думак концуXVIIв. из органа, которому наряду с царем принадлежала вся полнота государственной власти, превратилась в периодически созываемое совещание приказных судей. Дума сталасудебно-управленческим органом, осуществлявшим надзор за деятельностью исполнительных органов (приказов) и органов местного управления. Численность Боярской думы постоянно возрастала. В концеXVIIв. из состава Думы выделились Ближняя дума и Расправная палата.

В 1701 г. функции Боярской думы были переданы Ближней канцелярии, которая координировала всю работу центральных органов управления. Чиновники, входившие в канцелярию, объединились в совет и получили название Консилии министров.

После образования сенатав. 1711 г. Боярская дума была ликвидирована.

Сенат был учрежден в 1711 г. как высший орган управления общей компетенции, в которую входили судебная, финансовая, ревизионная и другие виды деятельности. Состав сената включал 9 сенаторов и обер-секретаря, назначавшихся императором.

Структура сената включала присутствиеиканцелярию.Присутствие представляло собой общее собрание сенаторов, на котором обсуждались и принимались посредством голосования решения. Вначале требовался единогласный порядок принятия решений, с 1714 г решения стали приниматься большинством голосов. Указы сената должны были подписываться всеми его членами. Поступающие в сенат дела регистрировались и заносились в реестр, заседания подлежали протоколированию.

Канцелярия, возглавляемая обер-секретарем, состояла из нескольких столов: разрядного, секретного, губернского, приказного и пр. В 1718 г. штат сенатских подьячих был переименован в секретарей, канцеляристов и протоколистов.

При сенате существовало несколько должностей, имевших важное значение в области государственного управления. Контроль за деятельностью сената был возложен на генерал-ревизора,которого позже сменилобер-секретарь сената. Для надзора за деятельностью всех учреждений, в том числе и сената, учреждались должностигенерал-прокурораиобер-прокурора.Им подчинялись прокуроры при коллегиях и надворных судах.

В 1722 г. сенат был реформирован тремя указами императора. Был изменен состав сената: в него стали входить высшие сановники, не являвшиеся руководителями конкретных ведомств. Президенты коллегий, кроме Военной, Морской и Иностранной, были исключены из его состава. Сенат становился надведомственным контрольным органом. Таким образом, реформа 1722г. превратила сенат в высший орган центрального управления.

Перестройка приказной системы управления произошла в 1718—1720гг. Большинство приказов было ликвидировано, а на их месте учреждены новые центральных органы отраслевого управления — коллегии.

Сенатом были определены штаты и порядок работы коллегий. В состав коллегий входили: президенты, вице-президенты, четыре советника, четыре асессора (заседателя), секретарь, актуариус, регистратор, переводчик и подьячие.

В декабре 1718 г. был принят реестр коллегий. Важнейшими, «государственными», являлись три коллегии: Военная коллегия, Адмиралтейств-коллёгия, Коллегия иностранных дел. Другая группа коллегий занималась финансами государства: Камер-коллегия, ответственная за доходы государства, Штатс-кон-тор-коллегия — за расходы и Ревизион-коллегия, контролирующая сбор и расход казенных средств. Торговля и промышленность находились в ведении сначала двух, а затем трех коллегий: Коммерц-коллегии (ведавшей торговлей), Берг-коллегии (занимавшейся горным делом), Мануфактур-коллегии (занимавшейся легкой промышленностью). Наконец, судебную систему страны курировала Юстиц-коллегия, а две сословные коллегии — Вотчинная и Главный магистрат — управляли дворянским землевладением и городскими сословиями.

Функции, внутреннее устройство и порядок делопроизводства в коллегиях определялись Генеральным регламентом,объединившим нормы и правила, регламентирующие порядок работы учреждения.

В ходе создания новых органов управления появились новые титулы: канцлер, действительный тайный и тайный советники, советники, асессоры и др. Штатные и придворные должности были приравнены к офицерским рангам. Служба становилась профессиональной, а чиновничество — привилегированным сословием.

Во второй половине XVIIв. продолжала действовать следующая системаместных органов управления:воеводское управление и система областных приказов. Реорганизация местных органов управления произошла в началеXVIIIв. Главнымипричинами этих преобразований явились: рост антифеодального движения и необходимость в развитом и слаженном аппарате на местах. Преобразование местных органов управления началось с городов.

Указом 1702 г. был отменен институт губных старост, а их функции были переданы воеводам. Отмечалось, что воеводы должны были управлять делами совместно с выборными дворянскими советами. Таким образом, сфера местного управления получила коллегиальное начало.

С 1708 г. вводилось новое территориальное деление государства: территория России была разделена на восемь губерний, по которым были расписаны все уезды и города. В период 1713—1714 гг. число губерний возросло до одиннадцати. Возглавлял губерниюгубернаторилигенерал-губернатор,объединявший в своих руках административную, судебную и военную власть. В своей деятельности он опирался на вице-губернатора и четырех помощников по отраслям управления.

Губернии разделялись на уезды, возглавляемые комендантами.Во главе провинций стоялиобер-коменданты.

К 1715 г. сложилась трехзвенная система местного управления: уезд — провинция — губерния.

Вторая областная реформабыла проведена в 1719 г.: территория государства разделялась на 11 губерний и 45 провинций (впоследствии их количество увеличилось до 50).

Провинции делились на округа-дистрикты. В 1726 г. дистрикты были упразднены, а в 1727 г. восстановлены уезды.

Провинциистали основными единицами управления. Во главе наиболее важных провинций стояли генерал-губернаторы и губернаторы, остальные провинции возглавлялись воеводами. Им были предоставлены широкие полномочия в административной, полицейской, финансовой и судебной сферах. В своей деятельности они опирались на канцелярию и штат помощников. Управление дистриктами возлагалось наземских комиссаров.

В 1718—1720гг. была осуществлена реформа органов городского самоуправления.Создавались выборные сословные коллегиальные органы управления, получившие название магистратов. Общее руководство городовыми магистратами осуществлял Главный магистрат. В его состав входили: обер-президент, президент, бургомистры, ратманы, прокурор, главный судья, советники, асессоры и канцелярия. С 1727 г., после ликвидации Главного магистрата, городовые магистраты стали подчиняться губернаторам и воеводам.

В XVII—XVIIIвв. шел процесс созданиярегулярной армии.

В конце XVIIв. была расформирована часть стрелецких полков, прекратило свое существование дворянское конное ополчение. В 1687 г. были созданы «потешные» полки: Преображенский и Семеновский, составившие ядро новой армии.

Военные реформы Петра Iрешали вопросы комплектования и организации армии.

В период 1699—1705 гг. в России была введена рекрутская системакомплектования армии. Рекрутской повинности подлежало все податное мужское население. Служба была пожизненной. Солдаты набирались в армию из крестьян и горожан, офицеры — из дворян.

Для подготовки офицерских кадров были открыты военные школы: бомбардиров (1698 г.), артиллерийские (1701,1712 гг.), Морская академия (1715 г.) и др. В офицерские школы принимались в основном дети дворян.

До 1724 г. при наборе рекрутов исходили из подворной раскладки, т. е. от 20 дворов брали одного рекрута. После проведения подушной переписи населения в основу набора рекрутов было положено число душ мужского пола.

В начале XVIIIв. управление армией осуществляли Разрядный приказ, Приказ военных дел, Приказ артиллерии, Провиантский приказ и ряд других военных приказов. После образования сената в 1711 г. и Военной коллегии в 1719г., созданной из объединенных военных приказов, управление армией перешло к ним. Руководство флотом было возложено на Адмиралтейскую коллегию, основанную в 1718г.

Армия делилась на полки, полки — на эскадроны и батальоны, а те, в свою очередь, — на роты.

Введение централизованного управления армией позволило лучше осуществлять руководство ею как в мирное, так и в военное время и обеспечивать всем необходимым. В результате проведенных реформ русская армия стала самой передовой армией в Европе.

§

Правовой статус дворянства был существенно изменен принятием Указа о единонаследии 1714 г. Этот акт имел несколько последствий:
Юридическое слияние таких форм земельной собственности, как вотчина и поместье, привело к возникновению единого понятия «недвижимая собственность». На ее основе произошла консолидация сословия.
Установление института майората — наследования недвижимости только одним старшим сыном, не свойственно русскому праву. Целью было сохранение от раздробления земельной дворянской собственности. Реализация нового принципа приводила, однако, к появлению значительных групп безземельного дворянства, вынужденного устраиваться на службу по военной или по гражданской линии.
Логическим продолжением Указа о единонаследии стала Табель о рангах (1722г.).
Сформулированная Табелью о рангах новая система чинов и должностей юридически оформила статус правящего класса. Были подчеркнуты его служебные качества: любой высший чин мог быть присвоен только после прохождения через всю цепочку низших чинов. Устанавливались сроки службы в определенных чинах. С достижением чинов восьмого класса чиновнику присваивалось звание потомственного дворянина и он мог передавать титул по наследству, с четырнадцатого по седьмой класс чиновник получал личное дворянство. Практика выработала способ прохождения лестницы служебных чинов ускоренным образом (это касалось только дворян). Уже после рождения дети дворян-аристократов записывались в должность и по достижении ими пятнадцатилетнего возраста имели достаточно важный чин. Такая юридическая фикция была несомненно обусловлена пережитками старых принципов службы и основывалась на фактическом господстве в аппарате дворянской аристократии.
Дети дворян по разнарядке направлялись на учение, и от уровня их подготовки зависели многие личные права (например, право на вступление в брак). Петр I осуществил реформу высших органов власти.
Сенат был образован в 1711 г. как чрезвычайный орган на то время, когда Петр I участвовал в военном походе.
Позже — из двух дополнительно принятых указов, — стало ясно, что Сенат становится постоянно действующим органом. Решения принимались коллегиально и только единогласно.
Генерал-прокурор одновременно руководил заседаниями Сената и осуществлял контроль за его деятельностью. Генерал-прокурор и обер-прокурор могли быть назначены и отстранены только монархом.
В конце 1717 г. начала складываться система коллегий. Назначались Сенатом президенты и вице-президенты, определялись штаты и порядок работы. Кроме руководителей в состав коллегий входили четыре советника, четыре асессора (заседателя), секретарь, актуариус, регистратор, переводчик и подьячие. Специальным указом предписывалось с 1720 г. начать производство дел «новым порядком».
Уже в декабре 1718г. был принят реестр коллегий: 1) Иностранных дел; 2) Казенных сборов: 3) Юстиции; 4) Ревизионная (бюджетная); 5) Военная; 6) Адмиралтейская; 7) Коммерц — коллегия (торговля); 8) Штатс-контора (ведение государственных расходов); 9) Берг- и мануфактур-коллегия (промышленная и горнодобывающая).
В 1721 г. была учреждена Вотчинная коллегия, заменившая Поместный приказ, в 1722 г. из единой берг-мануфактур-коллегии выделилась Мануфактур-коллегия, на которую, кроме функций управления промышленностью, были возложены задачи экономической политики и финансирования. За берг-коллегией остались функции горнодобычи и монетного дела.
Со смертью патриарха Адриана в 1700 г. решением Петра I было упразднено российское патриаршество. Был создан Духовный Коллегиум, будущий Святейший Синод, ставший высшим органом церковного управления. Синод возглавлял светский чиновник — обер-прокурор, опиравшийся на штат церковных фискалов.
В 1708 г. вводится новое территориальное деление государства, в результате чего образовалось восемь губерний.
В ходе реформы (к 1715 г.) сложилась трехзвенная система местного управления и администрации: уезд — провинция — губерния.
После неудачных походов на Азов (1695-1696 гг.) прекратило свое существование дворянское конное ополчение. Образцом для преобразования военных частей стали полки личной охраны Петра 1 — Преображенский, Семеновский и Бутырский. Стрелецкое восстание 1698 г. ускорило ликвидацию старых стрелецких подразделений и их расформирование. С 1723 г. на основе переписи была введена система подушной раскладки рекрутов (до 1725 г. было проведено пятьдесят три рекрутских набора, давших двести восемьдесят четыре тысячи солдат). Закрепленный порядок позволил сформировать многочисленную, хотя и плохо обученную армию.
О Петре спорят до сих пор. Всю свою жизнь Петр неустанно трудился как умственно, так и физически. С рук его не сходили мозоли. Однако пороки царя были также значительны. Труды он венчал повальным пьянством. Его отец казнил за курение, а Петр его насаждал. Потеснив знатных бояр, он смело выдвигал людей из низов. Однако многие его любимцы прославились не только талантами, но и такими взятками, какие боярам не снились. Примером служит любимец царя «Сашка» Меншиков. Следственная комиссия по делу о злоупотреблениях князя сделала на него начет более 1 млн. руб. Петр значительно снизил этот начет, а по закону казнили за кражу более 20 руб. Петр создал регулярную армию и флот, но ценой рекрутского рабства. Подушная подать усилила крепостной гнет. Он «прорубил окно в Европу», но брал с Запада готовое — машины, мастеров, учебники, готовые структуры государственных коллегий. Однако то, что требовало длительного времени для внедрения, перенималось им значительно труднее. Все превнесенное должно было иметь для него сиюминутное практическое значение. Он и английский парламент понял и оценил именно с этой практической стороны. На одном заседании в присутствии короля, наслушавшись речей оппозиции, Петр сказал своим: «Весело слушать, когда сыны отечества открыто говорят королю правду, вот чему должно у англичан учиться».
И он же лично пытал стрельцов. Петр карал смертью или усечением языка за богохульство, и тут же учинил «Всешутейший собор» — издевательскую пародию на церковные святыни. Это было самодурство власти, не знавшей своих границ. Петр по-варварски боролся с варварством. Петр дал мощный толчок развитию России, едва не сломав ей хребет.


Читайте также:

Наследственное и семейное право по Соборному Уложению 1649 г

§

Указ о единонаследии 1714 года (О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах) — нормативно-правовой акт, подписанный Петром I 18 (29) марта 1714 года[1]. Указ регламентировал правовой статус дворянства и закреплял юридическое слияние таких форм земельной собственности, как вотчина и поместье. В указе о единонаследии впервые был использован термин «недвижимое имущество». Обнародование указа датируется 23 марта (3) апреля 1714 года. Указ имел обратную силу и, согласно его п. 14, действовал с 1 (12) января 1714 года.

В. О. Ключевский так разъясняет причины принятия указа: «Вам известно юридическое различие между основными видами древнерусского служилого землевладения, между вотчиной, наследственной собственностью, и поместьем, владением условным, временным, обыкновенно пожизненным. Но задолго до Петра оба эти вида землевладения стали сближаться друг с другом: во владение вотчинное проникали черты поместного, а поместное усвояло юридические особенности вотчинного. В самой природе поместья, как земельного владения, заключались условия его сближения с вотчиной».

Таким образом, сама жизнь, социально-экономические реалии, подтолкнули Петра к принятию этого нормативного акта: «Так к началу XVIII векапоместье приблизилось к вотчине на незаметное для нас расстояние и готово было исчезнуть как особый вид служилого землевладения. Тремя признаками обозначилось это сближение: поместья становились родовыми, как и вотчины; они дробились в порядке разверстки между нисходящими или боковыми, как дробились вотчины в порядке наследования; поместное верстание вытеснялось вотчинным пожалованием».

Содержание указа

· Согласно положениям указа, происходило юридическое слияние поместного и вотчинного землевладения (на практике это сближение произошло гораздо раньше, однако, получило легитимацию только теперь). Возникло новое понятие — недвижимость.

«Понеже разделением имений после отцов детям недвижимых великой есть вред в государстве нашем, как интересам государственным, так и подданным и самим фамилиям падение».

· Указ запрещал отчуждать недвижимость, кроме случаев «нужды».

· Указ давал право наследовать неделимую недвижимость только одному сыну (как правило — старшему). Однако это не был принцип майората. Вот как об этом пишет В. О. Ключевский: «Это — не закон о майорате или „о первенстве“, навеянный будто бы порядками западноевропейского феодального наследования, как его иногда характеризуют, хотя Пётр и наводил справки о правилах наследования в Англии, Франции, Венеции… Мартовский указ не утверждал исключительного права за старшим сыном; майорат был случайностью, наступавшей только при отсутствии духовной: отец мог завещать недвижимое и младшему сыну мимо старшего. Указ установлял не майорат, а единонаследие, неделимость недвижимых имений»

Таким образом, Пётр добивался следующих результатов: землевладения ограждались от бесконечного дробления, а дворянское сословие — от обнищания. Запрет на отчуждение не позволял дворянину проиграть в карты или каким-либо другим образом «разбазарить» драгоценную землю. Кроме того, право на наследство, закреплённое только за одним сыном, вынуждало его братьев исправно служить на государственной службе — «искать чинов».

Недостатки указа

Пётр I, как отмечает большинство историков, все свои преобразования совершал «впопыхах», не всегда задумываясь о последствиях.

Новый указ, имевший многие прогрессивные черты, вызвал недовольство. К тому же, как и многие нормативные акты петровской эпохи, он не был достаточно хорошо разработан с точки зрения юридической техники. Неопределённость формулировок порождала сложность в исполнении указа.

В. О. Ключевский: «Он плохо обработан, не предвидит многих случаев, даёт неясные определения, допускающие разноречивые толкования: в 1-м пункте решительно запрещает отчуждение недвижимости, а в 12-м предусматривает и нормирует их продажу по нужде; устанавливая резкую разницу в порядке наследования движимых и недвижимых имуществ, не указывает, что разуметь под теми и другими, а это порождало недоразумения и злоупотребления».

Эти недостатки вызывали неоднократные разъяснения в последующих указах Петра. К 1725 году указ был подвергнут значительной доработке, допускавшей значительные отступления от первоначальной редакции.

По мнению В. О. Ключевского: «Закон 1714 года, не достигнув предположенных целей, только внёс в землевладельческую среду путаницу отношений и хозяйственное расстройство. Итак, подготовленный и обеспеченный неделимой недвижимостью офицер армейского полка или секретарь коллегиального учреждения — таково служебное назначение рядового дворянина по мысли Петра».

Табель о рангах 1722 г.

Законодательный акт, определявший порядок прохождения службы чиновниками. Издан Петром I в 1722 году. Табель о рангах устанавливала 14 рангов (классов, классных чинов, 1-й — высший) по трем видам: военные (армейские и морские), штатские и придворные. Табель о рангах несколько раз реформировалась и упразднена после 1917 года.

Табель о рангах вводила новую классификацию служащего люда. Все новоучрежденные должности — все с иностранными названиями, латинскими и немецкими, кроме весьма немногих, — выстроены по табели в три параллельных ряда: воинский, штатский и придворный, с разделением каждого на 14 рангов, или классов: 6 обер-офицерских чинов — от прапорщика до капитана в армии и от коллежского регистратора до титулярного советника в гражданской службе; 5 штаб-офицерских — от майора до бригадира в армии и от коллежского асессора до статского советника в гражданской службе; 3 генеральских — от генерал-майора до фельдмаршала в армии и от действительного статского советника до действительного тайного советника в гражданской службе. Аналогичная лестница с 14 ступенями чинов вводилась во флоте и придворной службе.

Этот учредительный акт реформированного русского чиновничества ставил бюрократическую иерархию, заслуги и выслуги на место аристократической иерархии породы, родословной книги. В одной из статей, присоединенных к табели, с ударением пояснено, что знатность рода сама по себе, без службы, ничего не значит, не создает человеку никакого положения: людям знатной породы никакого положения не дается, пока они государю и отечеству заслуг не покажут «и за оные характера («чести и чина», по тогдашнему словотолкованию) не получат».

Потомки русских и иностранцев, зачисленные по этой табели в первые 8 рангов (до майора и коллежского асессора включительно), причислялись к «лучшему старшему дворянству во всяких достоинствах и авантажах, хотя б они низкой породы были». Благодаря тому, что служба всем открывала доступ к дворянству, изменился генеалогический состав сословия.

§

Преобразования Петра I коснулись всех областей государственного управления. Они были подготовлены всем ходом развития страны в предшествующем столетии. Предпосылки дальнейшей централизации управления первой четверти 18в. состояли в следующем:

1. В 17в. уменьшилась экономическая разобщенность отдельных районов, развивались ремесла, появились первые мануфактуры в железоделательной, стекольной, полотняной и других отраслях промышленности, возросла товарность сельского хозяйства. Однако Россия отставала от стран Запада, поэтому Петр проводил политику, направленную на подъем экономики.

2. Деспотическое влияние монголо-татар на государственное управление проявилось в смене вассалитета Древней Руси подданством. К 16в. на Руси утверждается господство отношений типа «государь—холоп» в самой жесткой форме.

3. В 17в. общество постепенно стало освобождаться от груза государственной земельной собственности, который оказался непосильным для страны. Уступая требованиям дворян, власти разрешили обмен поместий на вотчины, расширили права наследования поместья. Кризис московского дворянства подготовил почву для реформ начала 18в. Петр I создал русскую регулярную армию, что привело к упразднению дворянского поместного ополчения. По указу о единонаследии 1714 г. Петр I закрепил за дворянами поместья, приравняв их к вотчинам. Тем самым он упразднил огромный фонд государственной поместной земельной собственности.

4. Отмена в 1682 г. местничества — системы распределения служебных мест у феодалов в Русском государстве в 14-15вв. при назначении на административную, военную и придворную службу с учетом происхождения, служебного положения предков подготовили указ Петра I о единонаследии и «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных» (1722 г.).

5. По мере усиления самодержавия ослабевала роль Земских соборов. Во второй половине 17в. они постепенно прекратили свое существование. Уменьшилась и роль боярской Думы. В 1704 г. в источниках последний раз встречается упоминание о ней.

6. До преобразований Петра I была начата реорганизация вооруженных сил. Так, в 30-е гг. 17в. солдатские, рейтарские и драгунские полки являлись ближайшими предшественниками регулярной армии, окончательно сформированной в петровское время.

7. Реформ государственного управления требовала и многолетняя Северная война (1700—1721 гг.), являвшаяся испытанием отечественной государственности.

8. Окончательно оформилось крепостное право, нарастал социальный протест масс. Старый государственный аппарат с трудом осуществлял карательные функции. Дворянство требовало изменения форм правления путем усиления абсолютистских начал и перестройки армии.

9. Российская церковь претендовала на власть, и ее позиции были подорваны царизмом задолго до правления Петра I. Патриарх Никон вмешивался в политику государства, но светской власти понадобилось 8 лет, чтобы осуществить низложение Никона. Такова предпосылка огосударствления церкви при Петре I.

10. Сословно-представительная монархия с ее громоздкой приказной системой с трудом справлялась с управлением гигантскими территориями России. Назрела необходимость преодолеть отсталость России в хозяйственном, военном и культурном отношении. Орудием преобразований стало государство, которое одновременно реформировало себя само.

Монарх не имел особого плана преобразований, российский абсолютизм формировался постепенно на протяжении всего правления Петра Первого. Он обрел главную опору в сильной регулярной армии, бюрократическом аппарате государственного управления и государственной церкви. Так, в условиях начавшегося в России перехода от феодализма к капитализму возникла абсолютная монархия.

Реформа центрального управления.

Реформы высших органов власти и управления, прошедшие в первой четверти 18в., принято подразделять на три этапа:

— 1699—1710 гг. — частичные преобразования;

— 1710—1719 гг. — ликвидация прежних центральных органов власти и управления, создание Сената, появление новой столицы;

— 1719—1725 гг. — образование новых органов отраслевого управления, проведение второй областной реформы, реформы церковного управления и финансово-налоговой.

Первостепенное значение приобрела возникшая в 1699 г. Ближняя канцелярия — учреждение, осуществлявшее административно-финансовый контроль в государстве. В 1705 г. в заседаниях этого органа принимало участие не более 20 человек. Реальной властью обладала заседавшая в здании Ближней канцелярии Консилия министров — совет глав важнейших ведомств при царе, управлявший приказами и канцеляриями, обеспечивавший армию и флот всем необходимым, ведавший финансами и строительством. После образования Сената Ближняя канцелярия (1719) и Консилия министров (1711) прекращают свое существование.

Следующим этапом в реформе центральных органов власти стало создание Сената. Он был образован в 1711 г. как чрезвычайный орган перед отъездом царя в Прутский поход. 22 февраля 1711 г. Петр собственноручно написал указ о составе Сената. 2 марта 1711 г. царь издал несколько указов о компетенции Сената и правосудия, об устройстве государственных доходов, торговли и других отраслей государственного хозяйства. Члены Сената назначались царем. В его состав первоначально входило всего девять человек, которые решали дела коллективно. В основу комплектования Сената был положен не принцип знатности, а компетентности, выслуги и близости к царю. Сначала это учреждение представляло собой собрание лиц, назначенных царем для присутствования в нем, затем с 1718 по 1722 гг. Сенат стал собранием президентов коллегий. В 1722 г. он был реформирован тремя указами императора. Изменен состав, включающий как президентов коллегий, так и сенаторов, коллегиям чуждых.

Сенат решал очень широкий круг вопросов: правосудия, расходы казны и налоги, торговля, контроль за администрацией разных уровней. Сразу же вновь созданное учреждение получило канцелярию с многочисленными отделами, где работали подьячие. Реформа 1722 г. превратила Сенат в высший орган центрального управления, вставший над всем государственным аппаратом.

Рефераты:  Оценка состояния и перспектив развития российского рынка ценных бумаг – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Своеобразие эпохи петровских реформ состояло в усилении органов и средств государственного контроля. Для надзора за деятельностью администрации при Сенате была учреждена должность обер-фискала, которому подчинялись провинциал-фискалы (1711). Доносы фискалов ежемесячно докладывала Сенату. Расправная палата была восстановлена в 1712 г. В ее обязанность входило рассмотрение дел местных судов и администрации в качестве апелляционной инстанции. В 1721 г. обязанности и генерального прокурора и обер-секретаря возложили на военных: один из штаб-офицеров армии дежурил в Сенате помесячно для наблюдения за порядком. Наконец в 1722 г. эти функции возложили на специально назначенного генерал-прокурора.

В 1717—1718 гг. система приказов была заменена коллегиями, которые выгодно отличались от приказов:

— в коллегиях устанавливался совместный (коллегиальный) принцип рассмотрения и решения всех дел;

— каждая из коллегий ведала определенными отраслями или сферами руководства и управления в масштабах всей страны;

— в основе коллегиальной системы лежала высокая степень централизации.

Коллегиям подчинялась губернская, провинциальная и уездная администрации. В отличие от приказов, действовавших на основании обычая и прецедента, коллегии должны были руководствоваться четкими правовыми нормами и должностными инструкциями. Наиболее общим законодательным актом в этой области был Генеральный регламент (1720), представлявший собой устав деятельности государственных коллегий, канцелярий и контор и определявший состав их членов, компетенцию, функции, порядок деятельности.

В 1699 г. с целью улучшить поступление в казну прямых налогов была учреждена Бурмистерская палата, или Ратуша. К 1708 г. она превратилась в центральное казначейство, заменив Приказ большой казны. В нее вошли двенадцать старых финансовых приказов. Создание системы коллегий завершило процесс централизации и бюрократизации государственного аппарата. Четкое распределение ведомственных функций, разграничение сфер государственного управления и компетенции, единые нормы деятельности, сосредоточение управления финансами в едином учреждении — все это существенно отличало новый аппарат от приказной системы.

§

В начале своего царствования Петр пытался использовать прежнюю систему местного управления, постепенно вводя взамен назначаемых выборные элементы управления. Указом 10 марта 1702 г. предписывалось участие в управлении с главными традиционными администраторами (воеводами) выборных представителей дворянства. В 1708 г. в стране была проведена реформа, которая совершенно изменила систему местного управления. Основная цель этой реформы — обеспечение армии всем необходимым: с полками армии, распределенными по губерниям, устанавливалась прямая связь губерний через специально созданный институт кригскомиссаров. Согласно этому указу вся территория страны была разделена на восемь губерний. Так началась реформа областного управления. В окончательном виде она сформировалась только к 1719 г., накануне второй областной реформы.

По второй реформе одиннадцать губерний были разделены на 45 провинций, во главе которых были поставлены губернаторы, вице-губернаторы или воеводы. Провинции делились на округа — дистрикты. Администрация провинций подчинялась непосредственно коллегиям. В 1713 г. в областное управление было введено коллегиальное начало: при губернаторах учреждены коллегии ландратов, избираемых местным дворянством.

Областная реформа привела не только к сосредоточению финансовых и административных полномочий в руках нескольких губернаторов —представителей центральной власти, но и к созданию на местах разветвленной иерархической сети бюрократических учреждений с большим штатом чиновников. Губернатору подчинялись четыре его непосредственных подчиненных: обер-комендант отвечал за военные дела, обер-комиссар и обер-провиантмейстер — за денежные и хлебные сборы, ландрихтер — за судебные дела. Во главе провинции обычно стоял воевода, в уезде финансовое и полицейское управление возлагалось на земских комиссаров, частично избираемых уездными дворянами, частично назначаемых сверху.

33.Военная реформа Петра 1

Громадные размеры крестьянских волнений в XVIII в. требовали значительной вооруженной силы для их подавления. Активная внешняя политика российских царей заставляла укреплять вооруженные силы государства. В этих целях и проводились реформы военного устройства. Основной чертой военной реформы, проводимой Петром Великим, явилось создание регулярной армии. Постоянные войска существовали, конечно, и до Петра, но в форме стрелецких полков и наемников. Войска эти были далеки от совершенства. Стрельцы больше думали о своих лавках, а наемники — о жалованье.

Петр I впервые ввел новый принцип формирования войск — рекрутский, набор. В 1699 г. формируется рекрутская система набора в армию (каждые 20 крестьянских или мещанских дворов в губерниях должны были в определенный срок поставить в армию одного рекрута). Служба рекрута длилась 25 лет, офицеры служили пожизненно. С 1723 г. после переписи введена подушная раскладка рекрутов. Это позволило создать сильную армию. Солдаты полностью отрывались от мирной жизни и целиком отдавались военной службе.

С 1699 по 1725 г. было произведено 53 рекрутских набора, из них 21 — основной набор и 32 — дополнительных. В армию было взято около 285 тыс. человек. Основной во­инской единицей был полк (1200 человек), два-три полка составляли бригаду. Три бригады составляли дивизию. Всего к 1721 г. полевая армия Петра насчитывала 73 полка (около 130 тыс. человек).

В этот же период создана система военных гарнизо­нов, которая насчитывала 55 полков общей численностью 74 тыс. человек при 10 тыс. орудий. Всего сухопутные вооруженные силы имели на вооружении до 1 5 тыс. артиллерийских стволов.

К моменту окончания Северной войны Россия имела 29 линейных кораблей, 6 фрегатов, 208 галер и другие суда. Тогда же была построена и каспийская флотилия численностью около 300 судов.

Для подготовки офицерского состава были созданы специальные школы (школа бомбардиров, Морская академия, артиллерийская, инженерная школы), но главной военно-практической школой подготовки офицеров служили элитные гвардейские полки: Преображенский и Семеновский.

К концу царствования Петра I в стране обозначились две структуры управления: гражданская и военная. Гвардия стала элитой военной власти и управляла гражданским аппаратом. Управление вооруженными силами было возложено на Военную и Адмиралтейскую коллегии.

В 1716 г. был введен Устав воинский, регламентировавший состав и организацию армии, отношения командиров и подчиненных, обязанности армейских чинов. В 1720 г. был принят Морской устав.

В октябре 1721 г. в связи с победой в Северной войне Сенат и Святейший Синод провозгласили Петра I императором всероссийским, великим и отцом Отечества. Россия стала империей. Император согласно положениям, содержащимся в воинских артикулах, Морском уставе и Духовном регламенте, обладал более широкими полномочиями, чем царь в XVII в. Император был верховным главно­командующим и стоял во главе орденской и наградной систем империи. Также он ведал вопросами формирования полков, назначением офицеров, устанавливал план и порядок ведения боевых действий.

§

Переход к абсолютизму означал прежде всего отмирание сословно-представительных органов. После 1653 г. отмирают Земские соборы. Прекратил существование и второй орган, ограничивающий власть царя, — Боярская дума. В 1701 г. функции Боярской думы переходят к Ближней канцелярии, которая координировала работу нейтральных органов управления и в заседании которой в 1705 г. принимало участие около 20 человек. Чиновники этой канцелярии составляли совет важнейших ведомств при царе — Комиссию министров (8—14 человек).

В 1711 г. был образован Сенат, члены которого назначались царем. Он выполнял функции высшего законосовещательного, административного и судебного органа, порой заменявшего и особу императора. В состав Сената первоначально входило всего девять человек, которые решали дела коллективно. В 1718— 1722 гг. — это собрание президентов коллегий, а в 1722 г. тремя указами им­ператора он был реформирован. Эта реформа превратила Сенат в высший орган центрального управления, принципы формирования (выслуга и назначение) и деятельности (следование инструкциям и регламентам) которого существенно отличались от принципов организации и деятельности Боярской думы (спонтанность). В его компетенцию входили правосудие, расходы казны и налоги, торговля. При Екатерине I положение Сената существенно меняется. В феврале 1726 г. создается Верховный Тайный совет.

При Сенате существовал ряд особых должностей — например, обер-фискал, которому подчинялись провинциал-фискалы. Они тайно узнавали, доносили и обличали злоупотребления должностных лиц, надзирали за исполнением законов, преследовали казнокрадство и взяточничество.

В 1718 г. все административные функции Сената переходят к коллегиям. Сенат теперь — общее собрание президентов коллегий, собирающееся в случае необходимости для принятия совместного решения по какому-то делу.

К 1721 г. действовало 12 коллегий: Иностранная, Военная, Адмиралтейская, Штатс-конторколлегия (ведение всех государственных расходов), Ревизионная (контроль за доходами и расходами). Коммерции, Бергколлегия (горное дело),

Мануфактур-коллегия (промышленность), Камергерская (дворец), Коллегия юстиции, Вотчинная и Камерколлегия (налоги и сборы). На правах коллегий действовал главный магистрат, управлявший городским сословием, а также Святейший Синод.

В 1722 г. были также учреждены должности рекетмейстера (принимал и рассматривал жалобы на волокиту или несправедливые решения коллегии, доносил о том Сенату и государю) и герольдмейстера (заведовал пожизненной службой дворян).

Изменилась и система местного управления. Во главе губерний появились губернаторы. Они обладали широким кругом прав и подчинялись непосредственно Сенату и коллегиям.

Складывалась новая система чинов, единых для отраслей государственного и местного управления, а также армии. Универсальным чином становятся стольники.

Усиление власти монарха, свойственное абсолютизму, выразилось и в некоторых внешних атрибутах, например провозглашение царя императором. В ознаменование победы в Северной войне Сенат преподнес это звание Петру I.

36. Полицейские органы.

Первоначально полиция возникла в Петербурге. В 1715 году здесь учреждается полицмейстерская канцелярия, а три года спустя вводится должность генерал-полицмейстера, соответствующая пятому классу “Табели о рангах”. В 1722 году полицмейстерская канцелярия учреждается и в Москве.

Первым генерал-полицмейстером стал личный денщик императора Антон Мануилович Девиер.

Штат Санкт-Петербургской полиции состоял из 10 офицеров, 20 унтер-офицеров и 160 солдат. Жалование полицейские чины получали наравне с военнослужащими. В помощь полиции определялись караульщики, в обязанность которым вменялось ходить ночью по улицам с трещотками и ловить воров. Кроме ночных караульщиков полиция назначала на каждой улице старосту и десятских. Кроме сотрудников полиции в XVIII веке к охране общественного порядка, в частности, поимке разбойников, воров и вообще всех “лихих” людей, привлекались и воинские команды.

В 1730 году для улучшения организации борьбы с преступностью, восстанавливается Сыскной приказ, сыщик которого Иван Осипов (по кличке Ванька Каин) получил наиболее широкую известность. В первую же ночь работы Иван Осипов задержал 32 вора.

До 1733 года регулярная полиция существовала только в обеих столицах, а затем появляется еще в 23 городах Империи, где полицмейстером, в зависимости от значимости города, назначался капитан или поручик, руководивший унтер-офицером, капралом, десятком рядовых и двумя канцелярскими служителями.

При Петре I в качестве специального органа политической полиции выступает Преображенский приказ. Возник он в 1686 году в подмосковном селе Преображенском для управления Преображенским и Семеновским полками. С 1695 года приказ ведает охраной порядка в Москве и (с 1697 года, после стрелецкого бунта) расследованием особо важных судебных дел. Руководил приказом князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский. По свидетельству современников, Ромодановский был страшным человеком, перед которым трепетало все и вся. Приказ состоял из двух дьяков и 5-8 подъячих. Для производства арестов, обысков и других действий использовались солдаты и офицеры Преображенского и Семеновского полков.

Наряду с Преображенским приказом в России существовали майорские канцелярии (просуществовали до 1723 года), которые возникали вследствие дачи Петром I особых личных поручений приближенным особам, чаще всего гвардейским офицерам в майорском чине.

В 1718 году создается новая структура, занимающаяся политическим сыском – Тайная канцелярия. История этого учреждения связана с расследованием дела о бегстве наследника за границу. Размещалась канцелярия в Петропавловской крепости, руководил ей П. А. Толстой, добившийся высокого доверия императора возвращением царевича Алексея из-за границы на Родину.

Таким образом, в России существовало несколько учреждений, специализирующихся на политическом сыске. Сфера их деятельности разграничивалась территориально: Тайная канцелярия вела дела о политических преступлениях, совершавшихся в Петербурге и окрестностях, Преображенский приказ – дела, поступающие из других регионов России. После ликвидации Тайной канцелярии (1726 г.) и Преображенского приказа (1729 г.) политический сыск в стране осуществляли Верховный тайный совет и Сенат.

Однако вскоре этот порядок изменился. Императрица Анна Иоановна, племянница Петра I, в 1731 году для расследования политических дел учреждает особую канцелярию. В дальнейшем она стала называться Канцелярией тайных розыскных дел. Ее начальником становится бывший министр петровской тайной полиции генерал Андрей Иванович Ушаков. Начинал он свою службу в Преображенском полку. Затем вел рекрутские дела. Руководителем политического сыска Ушаков был с 1731 года и до самой смерти (1747 г.). К тому времени служба давно миновала период становления и была способна на проведение сложных операций, в том числе и с использованием агентуры, набиравшейся в том числе из преступников, приговоренных к достаточно строгим мерам наказания. Канцелярия тайных розыскных дел просуществовала до 1762 года и была упразднена Петром III. Очень не любивший свою тетку Елизавету Петровну, он ломал все созданное предшественницей. Все дела и материалы канцелярии передавались Сенату. Но в действительности орган политического сыска не был ликвидирован. Просто вместо канцелярии при Сенате была учреждена Тайная экспедиция. Главным розыскником при Петре III был генерал-адъютант барон Карл Унгер-Штернберг, а его помощником – петербургский генерал-полицмейстер Николай Андреевич Корф.

Законодательство России упоминает несколько видов доказательств. Первым по степени важности считалось собственное признание при условии его полноты, безоговорочности, доказательственности, сделанное только перед судом. Только в этом случае оно могло быть положено в основу приговора. Другими видами доказательств являлись показания свидетелей, а также официальные документы, частная переписка и присяга.

Итак, к середине XVIII века, несмотря на меры, предпринимаемые властью, во многих регионах страны специализированные полицейские органы отсутствуют (сельская полиция еще не существует вообще). Практика привлечения к полицейской службе офицеров и солдат городских гарнизонов продолжается. Ситуация, сложившаяся в правоохранительных органах, уже не соответствовала требованиям времени.

§

Толчком к проведению преобразований полицейских учреждений стала крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева. После подавления восстания царское правительство осознало необходимость создания на местах прочной системы государственных органов, способных эффективно разрешать возникающие конфликты и проблемы.

В 1775 году в России проводится реформа местных органов управления: страна делится на губернии и уезды, применительно к которым и строится сеть полицейских учреждений.

Основным нормативным документом, определявшим организацию, функции и компетенцию полиции, стало “Учреждение для управления губерний”. Согласно этому нормативному акту в каждом уезде создается сельская полиция в лице нижнего земского суда. Уездная полиция состояла из начальника – земского исправника или капитан-исправника – и 2-3 заседателей. Начальник сельской полиции выбирался местным дворянством и утверждался губернатором. В непосредственном подчинении нижнего земского суда находились сотские и десятские – полицейские служители, избираемые из крестьян. За плохое исполнение своих обязанностей руководство полицией могло подвергнуть их штрафу.

Обязанности нижнего земского суда были многочисленными и разнообразными: следить за порядком и “благочинием” в уезде, исполнять решения вышестоящих властей, проводить предварительное следствие по уголовным делам. Кроме того, капитан-исправник нес ответственность за состояние дорог и мостов, противопожарную безопасность, ведение борьбы с эпидемиями и эпизоотиями, выполнял решения судебных органов, и дворянской опеки.

Некоторые изменения претерпела и городская полиция. В городе полицейское управление поручалось городничему, который назначался Сенатом по представлению губернского совета. Подчинялся городничий губернскому правлению возглавлявшимся губернатором. В городах, в которых дислоцировался военный гарнизон, полицейские обязанности исполняли военнослужащие во главе с комендантом.

Реформа 1775 года основное внимание уделила созданию административно-полицейского аппарата в уезде, и практически никак не коснулась городской полиции. Именно для решения этой проблемы в 1782 году издается “Устав благочиния или полицейский”, по которому в городах создавался новый полицейский орган – Управа благочиния. Во главе Управы в уездных городах стоял городничий, в губернских – полицмейстер. Начальнику полиции подчинялись два пристава: один – по уголовным, другой – по гражданским делам; и два ратмана (помощника), которые избирались на три года от горожан. Подчинялась Управа благочиния непосредственно губернскому правлению. По Уставу благочиния город делился на административно-полицейские части (200-700 дворов) по главе с частным приставом. В его распоряжении находились два полицейских сержанта или полицейская команда. В свою очередь части подразделялись на кварталы (50-100 дворов) во главе с квартальным надзирателем, руководившим всеми сторожами квартала, а также избираемыми на три года из местных жителей квартальными поручиками.

Дальнейшее развитие полиции было связано с кратким периодом царствования Павла I, к окончанию которого полиция российских городов стала строиться по образцу гатчинской полиции, а Управы благочиния ликвидируются. При Павле I компетенция полиции расширяется посредством возложения на нее функций контроля за исправным несением службы чиновниками, исполнения ими предписаний властей. Для усиления эффективности работы полиции на губернаторов, комендантов, полицмейстеров возлагалась материальная ответственность за нераскрытые хищения и кражи государственного имущества.

В конце XVIII века петербургской и московской полицией руководил обер-полицмейстер. Территория города делилась на части, во главе которых стояли частные инспектора, и на кварталы – с унтер-частным инспектором и двумя квартальными комиссарами. Возглавлявший полицейскую часть частный пристав в случае совершения преступления на обслуживаемой им территории обязан был по собственной инициативе выяснять все обстоятельства дела.

Функции политической полиции осуществляла Тайная экспедиция. Всеми ее делами ведал Степан Иванович Шешковский. По свидетельству современников, при проведении следствия он никому не делал послаблений: ни знатным дамам, ни простолюдинам. Любимыми орудиями Шешковского были розги и кнут. По приблизительному подсчету он лично высек не менее 2 тыс. человек.

В начале своего существования Тайная экспедиция не располагала тайными агентами, но она активно практиковала засылку надежных людей (лазутчиков) на публичные сборища для подслушивания разговоров.

Основные материалы для работы тайная полиция получала из доносов. Их содержание проверялось: вызывались и допрашивались свидетели, устраивались очные ставки, производились сопровождаемые обысками аресты.

Конец XVIII века знаменателен созданием тайной агентуры – явлением для тех лет новым, но, как показало время, очень перспективным.

Как и прежде инквизиционный процесс продолжает доминировать. Но телесные наказания уже практически не применяются. Но от подследственного прежде всего стали требовать раскаяния, превратившимся в высшую форму признания виновности под воздействием религиозного чувства. Следствие, особенно по политическим делам, протекало в обстановке большой секретности: у подследственных брались подписки о неразглашении ставших известными им следственных обстоятельств.

Полицейские кадры в XVIII веке готовились в основном в стенах кадетских корпусов. (Первый в России Сухопутный шляхетский кадетский корпус открыт в 1732 году в Санкт-Петербурге.) Следует подчеркнуть, что, к сожалению, далеко не все выпускники рассматривали перспективу своего становления в роли профессиональных полицейских как наиболее престижную. Большинство привлекала военная служба (почет, высокое материальное вознаграждение, более широкие возможности карьерного роста). На следующей ступени неформальной “Табели о рангах” будущих профессий находилась гражданская административно-управленческая деятельность. Полицейское поприще, как правило, замыкало список желанных приоритетов. В силу этого к руководству полицейскими органами в то время нередко приходили лица, “отторгнутые” армией и управленческими структурами (нарушители, лентяи, посредственности и пр.), или заслуженные, опытные, пользующиеся авторитетом за прошлые подвиги “инвалиды” (офицеры, не способные к продолжению службы вследствие ранения или болезни, вышедшие в отставку по достижении предельного возраста и т.д.). Кадетские корпуса обеспечивали своим питомцам разностороннее, по тем временам энциклопедическое, образование, превращавшее их в универсальных управленцев.

Таким образом, вторая половина XVIII в. знаменательна строительством новой системы государственных органов. Существенный признак этого изменения в составе и структуре государственного аппарата — замена приказов коллегиями, создание регулярной армии и полиции.

§

Первая попытка (после Соборного уложения 1649 года) систематизации правовых норм была сделана учрежденной в 1700 году Палатой об уложении. Главной задачей органа стало приведение в соответствие с Судебниками и Соборным уложением всего массива вновь принятых нормативных актов. Другая задача заключалось в обновлении судебной и управленческой практики путем включения в нее новых норм права.

В 1725 году проект нового Уложения был закончен. Он включал четыре книги:

1)«О процессе (то есть о суде), месте и о лицах, к суду принадлежащих»;

2)«О процессе в криминальных, розыскных и пыточных делах»;

3)«О злодействах, какие штрафы и наказания следуют»;

4)«О цивильных или гражданских делах и о состоянии всякой экономии» (о земле, торговле, опеке, брачном праве, наследовании)

Всего было 120 глав и 2000 статей.

Уже в 1726 году (при Екатерине II) в состав комиссии были введены сословные представители (от духовенства, военных, гражданских, магистрата), слушание проекта предполагалось в Верховном Тайном совете. Начавшаяся после смерти Петра I дворянская реакция изменила отношение к кодификационной работе и ее целям: иностранным влияниям и волюнтаризму законодателя была противопоставлена идея правовой отечественной традиции. В плане юридической техники наметился поворот от кодификации законодательства к его систематизации.

Результатами кодификационной работы первой четверти XVIII века стали:

А) утверждённые в 1714 году и изданные в 1715 году Воинские артикулы, свод военно-уголовного законодательства, относящегося преимущественно к области материального, а не процессуального права. По своей структуре этот кодекс перенял родовую классификацию правовых норм (по роду деяния) с внутренней иерархией по важности деяния. Каждый артикул описывал отдельный вид правонарушения и назначал определенную санкцию;

Б) утвержденный в 1720 году Генеральный регламент, или Устав коллегиям, охватывающий всю сферу нового административного законодательства. При подготовке регламента была осуществлена рецепция иностранного права: в его основу был положен шведский Канцелярский устав 1661 года. Структура Регламента ориентировала на объекты регулирования: положения об обязанности и должности коллегий и государственных учреждений вообще, определенные сферы и формы их деятельности, установление состава и категории служащих, норм административной ответственности;

В) кодификация норм частного права, подчеркнутых из Указа о единонаследии и последующих актов о наследовании. Сводный документ получил название «Пункты о вотчинных делах» (1725). Пункты были обобщением судебной практики и толкованием закона по вариантам правоприменения, они дополняли и изменяли предшествующее законодательство о наследовании.

Опыт кодификационной работы в первой половины XVIII века показал, что развитие права стремилось к созданию отраслевого деления, для чего и создавались отдельные своды норм. Своды строились на систематизации, рецепции и обобщения практики правоприменения.

Для законотворческой деятельности абсолютизма характерна весьма подробная, тщательная регламентация всех сторон общественной и частной жизни. Поэтому особое внимание уделялось формам актов и правового регулирования. Наиболее распространенными формами первой четверти XVIII века были:

1)Регламенты.

Регламенты — это акты, определяющие создание государственных органов управления, их состав, порядок деятельности.

Всего было принято 7 регламентов:

— Кригс-комиссариату (о выдаче жалованья в полках — 1711 год);

— Штатс-конторе (о государственных расходах — 1719 год);

— Коммерц-коллегии (о торговле — 1719 год);

— Камер-коллегии (о государственных доходах — 1719 год);

— Генеральный регламент (о форме и деятельности коллегий — 1720 год);

— Главному магистрату (о городском устройстве — 1721 год);

— Духовный регламент (о Синоде и церковном управлении — 1721 год).

Регламенты были актами, определяющими общую структуру, статус и направления деятельности отдельных государственных учреждений;

2)Манифесты.

Манифесты — это законы, которые объявляли в особо важных случаях волю императора в форме обращения к населению и отдельным ее группам. Манифесты извещали также о смерти императора и о вступлении на престол его наследника.

3)Уставы.

Уставы — это сборники, содержащие нормы, относящиеся к определенной сфере государственной деятельности.

— Воинский устав — 1716 год;

Это оригинальный, самобытный кодекс, отвечавший интересам абсолютистского государства, организации армии. При его составлении был учтен положительный опыт военного законодательства многих западноевропейских стран применительно к потребностям русской армии.

— Морской устав — 1729 год;

По своему составу он аналогичен Воинскому уставу, только относится к службе на флоте. Нормы уголовного права, содержащиеся в разделе «О штрафах», почти дословно заимствованы из Воинских артиклов.

— Вексельный устав — 1729 год.

4)Инструкции.

Инструкции — это правовые нормы, которые устанавливали права и обязанности различного рода должностных лиц, например губернаторов, воевод и так далее.

5)Жалованные грамоты.

Жалованные грамоты — это акты, в которых указывались права и привилегии того или иного сословия.

§

Первая петровская систематизация уголовно-правовых норм была произведена в 1715 г. при создании Артикула воинского.

Воинские Артикулы состоят из двадцати четырех глав и двухсот девяти статей и включены в качестве части второй в Воинский устав.

Артикулы содержат основные принципы уголовной ответствен­ности, понятие преступления, вины, цели наказания, понятия необ­ходимой обороны, крайней необходимости, перечень смягчающих и отягчающих обстоятельств. Юридическая техника этого кодекса до­статочно высокая: законодатель впервые стремится использовать наиболее емкие и абстрактные юридические формулировки и отхо­дит от традиционной для русского права казуальной системы. Чтобы отдельная норма могла вобрать в себя максимально большее число случаев, она дополняется особым толкованием. В «толке» дается либо конкретизация правовой ситуации, уточняются обстоятельст­ва, приводятся примеры и т.п., либо указывается на открытый харак­тер нормы, дается свобода судебного толкования.

Преступления подразделялись на умышленные, неосторожные и случайные. Законодатель обращал внимание на степень случайнос­ти — грань между неосторожным и случайным преступлениями была весьма тонкой. Выделив субъективную сторону преступления, законодатель все же не отказывался от принципа объективного вме­нения: нередко неосторожные действия наказывались так же как и умышленные, — для суда был важен результат действия, а не его мотив. Вместе с преступником несли ответственность лица, не совер­шавшие преступления, — его родственники. Ответственность сни­малась или смягчалась в зависимости от объективных обстоятельств. К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние аффекта, малолетство преступника, «непривычку к службе» и служебное рве­ние, в пылу которого было совершено преступление.

Характерно, что к отягчающим обстоятельствам закон впервые стал относить состояние опьянения, прежде всегда бывшее обстоя­тельством, смягчающим вину.

Законодатель вводил понятия крайней необходимости (напри­мер, кража от голода) и необходимой обороны. Для последней тре­бовалось наличие ряда обстоятельств: важнейшим была степень со­ответствия применения защиты угрожающему нападению, факт на­личия такого нападения и факт угрозы жизни защищающегося. От­сутствие одного из признаков могло повлечь для защищающегося наказание, пусть даже смягченное.

Преступление делилось на стадии: умысел, покушение на пре­ступление и законченное преступление. В ряде случаев законодатель предусматривал наказание за один только умысел (в государствен­ных преступлениях).

Покушение на преступление могло быть оконченным и неокон­ченным, закон предусматривал возможность добровольного отказа от совершения преступления (например, отказ от завершения дуэли, уже сошедшихся в бою дуэлянтов).

Институт соучастия в преступлении не был достаточно разрабо­тан: роли соучастников не дифференцировались законом. Однако по некоторым видам преступлений пособники наказывались мягче, чем исполнители преступления (например, пособник, помогавший со­ставить «пасквиль», пособники, поддержавшие бунтовщиков и мя­тежников). В обоих случаях присутствовал политический мотив: в одном следовало ужесточить репрессию к пособникам, «чтоб непо­вадно было», а в другом — отделить их от главных исполнителей в интересах следствия.

Артикулы включали следующие виды преступлений:

1) Против религии. В эту группу входили: чародейство, идолопо­клонство, которые наказывались смертной казнью (сожжением) при условии, что будет доказано сношение обвиняемого с дьяволом. В противном случае назначалось тюремное заключение и телесное наказание.

Богохульство наказывалось усечением языка, а особая хула Девы Марии и святых — смертной казнью. При этом учитывался мотив злостности в богохульстве.

Несоблюдение церковных обрядов и непосещение богослуже­ний, нахождение в церкви в пьяном виде наказывалось штрафом или тюремным заключением. Наказывалось и недоносительство в бого­хульстве.

«Совращение в раскол» наказывалось каторгой, конфискацией имущества, а для священников — колесованием.

Божба, т.е. произнесение «всуе» имени божьего наказывалось штрафом и церковным покаянием.

2} Государственные. Простой умысел убить или взять в плен царя наказывался четвертованием. Так же наказывалось вооруженное выступление против властей (в этом случае одинаковое наказание — четвертование — несли исполнители, пособники и подстрекатели).

Оскорбление словом монарха наказывалось отсечением головы.

«Бунт и возмущение», т.е. стихийное выступление без четко сфор­мулированной политической цели, наказывались повешением.

Измена включала тайную переписку и переговоры с неприятелем, сообщение ему пароля, военных сведений и распространение непри­ятельских воззваний. Смертной казнью наказывались за измену как исполнители, так и недоносители.

3) К должностным преступлениям Артикулы относили взяточни­чество, наказываемое смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями.

4) Преступления против порядка управления и суда. К ним относились срывание и истребление указов, что наказывалось смерт­ной казнью (здесь проявилось особое отношение абсолютистской психологии к писанным нормативным текстам, символам царской воли).

Фальшивомонетничество определялось в нескольких вариантах: использование чужого чекана для изготовления денег, смешение металлов при изготовлении монеты, уменьшение веса металла в мо­нетах. Сюда же относились такие действия, как подделка печатей, писем, актов и расходных ведомостей. За это полагались телесные наказания и конфискация. За подделку денег — сожжение.

К преступлениям против суда относились лжеприсяга, которая наказывалась отсечением двух пальцев (которыми присягали) и ссылкой на каторгу, лжесвидетельство, наказываемое как и лжепри­сяга (кроме того, назначалось церковное покаяние).

5) Преступления против «благочиния», близко стоящие к предыдущей группе, но не имеющие прямой антигосударственной направленности. К ним относились укрывательство преступников, каравшееся смертной казнью, содержание притонов, присвоение ложных имен и прозвищ с целью причинения вреда, распевание непристойных песен и произнесение нецензурных речей.

В дополняющих Артикулы указах предусматривались наказания за буйство, пьянство, игру в карты на деньги, драки и нецензурную брань в публичных местах.

К этой же группе относились подделка мер и весов, обвешивание и обман покупателей.

6) Преступления против личности включали преступления про­тив жизни, телесной неприкосновенности, чести.

В этой группе главное место занимало убийство. Артикулы раз­личали умышленное (каравшееся отсечением головы), неосторож­ное (наказываемое телесным наказанием, заключением, штрафом, шпицрутенами), случайное (ненаказуемое).

К наиболее тяжким видам убийств законодатель относил убийст­во по найму, отравление, убийство отца, матери, младенца или офи­цера. Особая этическая окраска этих составов очевидна, за этим следовал и особый вид наказания — колесование.

В разряд преступлений против жизни закон относил самоубийст­во. Если прежде самоубийца считался посягнувшим на божью волю, то в эпоху абсолютизма он посягает на государственный интерес. Странной, на наш взгляд, была логика наказания в данном случае: неудачно покушавшийся на самоубийство после благополучного спасения, приговаривался к смертной казни.

Тот же мотив действовал в отношении дуэлянтов. Дуэль являлась самоуправством, игнорировавшим судебное (государственное) раз­бирательство спора. Оставшиеся в живых дуэлянты наказывались повешением, тела погибших на дуэли (как и самоубийц) подверга­лись надругательству. Покушение на преступление (вызов на дуэль) наказывалось мягче — конфискацией имущества.

Ненаказуемым являлось убийство, совершенное караульным на посту после необходимого предупреждения, не получившего ответа. Не наказывалось убийство арестованного, сопротивлявшегося при аресте. Не нес ответственности человек, убивший в состоянии необ­ходимой обороны.

Преступления против телесной неприкосновенности делились на увечья и побои. При нанесении увечья назначалось отсечение руки преступнику (действовал архаический принцип талиона).

Отсечение руки назначалось за удар тростью (состав, находящий­ся на грани между телесными повреждениями и оскорблением дей­ствием). Ударившего рукой, ударял публично по щеке профос (низ­ший воинский чин, наблюдавший за чистотой отхожих мест. Бли­зость с ним была унизительной).

Нанесение удара ножом (легкие телесные повреждения) наказы­валось по сложной процедуре: виновного ставили под виселицу, прибивали ему руки тем же ножом на час к плахе, после чего нака­зывали шпицрутенами.

Преступления против чести ассоциировались с клеветой. Клевета могла быть устной или письменной. Устная клевета наказывалась заключением в тюрьму (на полгода). Письменная определялась как пасквиль, т.е. анонимное обвинение. Если оно было справедливым и факты, приведенные в пасквиле подтверждались, его автор наказывался тюрьмой и каторгой («ибо пошел неистинным путем» в своем обвинении). Если обвинение было заведомо ложным, пасквилянт подвергался тому наказанию, которое было предусмотрено за пре­ступление, в котором он обвинял свою жертву. Принцип талиона причудливо сочетался здесь с откровенно абсолютистским подхо­дом: обвинение может предъявить в установленном порядке только компетентный орган государства.

За оскорбление словом виновный перед судом просил прощения у оскорбленного. Если оскорбление было жестоким, то он дополни­тельно наказывался штрафом и краткосрочным тюремным заключе­нием.

7) К имущественным преступлениям относились: кража, грабеж, поджог, истребление или повреждение чужого имущества.

Артикулы вводят имущественный (количественный) критерий для определения тяжести преступления — сумму в двадцать рублей. За кражу на сумму меньше установленной, в первый раз преступник наказывался шпицрутенами (шесть раз проходя через строй), во второй раз наказание удваивается, в третий раз ему урезали уши, нос и ссылали на каторгу. Укравшего имущество на сумму свыше двад­цати рублей уже после первого раза казнили.

Смертная казнь назначалась также лицам, укравшим в четвертый раз, укравших во время пожара или наводнения, из государственного учреждения, у своего господина, у своего товарища, на месте, где он нес караул, из военного склада. Эти лица наказывались смертью через повешение.

Отсечением головы наказывалась кража людей. Кража церков­ного имущества и святынь наказывалась колесованием.

К краже примыкали другие виды хищений: утайка чужих вещей, растрата казенных денег, присвоение находки. Эти виды преступле­ний наказывались повешением.

Особо тяжким видом имущественных преступлений был поджог или уничтожение чужого имущества путем поджога. В обоих случаях виновный наказывался сожжением.

Грабеж подразделялся на совершенный с оружием (разбой) и без оружия. В первом случае грабитель наказывался колесованием, во втором — отсечением головы.

Наказание за кражу не применялось к лицам, совершившим ее в условиях крайней необходимости, малолетним и умалишенным,

8) К преступлениям против нравственности относили изнасило­вание (факт которого, согласно закону, должен быть, кроме заявле­ния, подтвержден данными экспертизы); мужеложство (наказываемое смертной казнью или ссылкой на галеры); скотоложство (за которое следовало тяжелое телесное наказание); «блуд», кровосме­шение или связь между близкими родственниками; двоеженство; прелюбодеяние (наказываемое тюремным заключением и каторгой).

§

Высшей судебной инстанцией был монарх. Его компетенция в сфере судопроизводства была неограниченной.

Следующей инстанцией был Сенат, подчинявший себе Юстиц-коллегию (в числе всех других) и всю систему судебных учреждений. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией и его решения были окончательными.

Судебными функциями (по делам своих чиновников) наделялись приказы и коллегии. Коммерц-коллегия рассматривала торговые и вексельные споры. Вотчинная коллегия рассматривала земельные споры. Мануфактур-коллегия разбирала дела членов цехов (масте­ров, рабочих и учеников). Камер-коллегия рассматривала финансо­вые правонарушения. Юстиц-коллегия была апелляционной инстан­цией для нижестоящих судов. Проводила для них работу по обобще­нию судебной практики и подбор кадров.

Судебные органы были многообразными. В 1713 г. в губерниях учреждались ландрихтеры.

С 1719 г. страна была разделена на судебные округа, в которых учреждались надворные суды, состоявшие из президента, вице-пре­зидента и двух — шести членов суда. Надворный суд рассматривал дела по доносам фискалов, уголовные и гражданские дела города, где он учреждался. Он руководил и выступал в качестве апелляционной инстанции к нижним судам.

В 1720 г. при надворных судах учреждались прокуроры, следив­шие за правильностью судопроизводства.

Надворному суду подчинялись нижние суды двух видов: коллеги­альные и единоличные. Их юрисдикция распространялась на дво­рянское сословие. Крестьян по малозначительным делам судили помещики. Горожане судились в магистратах. Духовенство — в кон­систории при епархиальных архиереях, в управлениях духовных дел и в Синоде. Политические дела рассматривались в Преображенском приказе или в Тайной канцелярии.

В 1722 г. была проведена радикальная судебная реформа. Были упразднены нижние суды. В провинциях учреждались новые про­винциальные суды, состоявшие из провинциального воеводы и асес­соров.

В отдаленных от провинциального центра городах воевода назна­чал судебного комиссара, получавшего право рассматривать незна­чительные уголовные и гражданские дела.

В качестве апелляционной инстанции для провинциальных судов сохранялись надворные суды, исключительным правом которых являлось рассмотрение дел, по которым назначалась смертная казнь.

Параллельно с гражданской судебной системой образовывались военные суды. Высшей инстанцией в этой системе являлся Генераль­ный кригсрехт, рассматривавший наиболее важные дела, связанные с государственными и воинскими преступлениями.

Нижней инстанцией стал полковой кригсрехт, рассматривавший все остальные дала.

Военные суды также были коллегиальными, при каждом из них состоял аудитор, наблюдавший за законностью правосудия. Приго­воры Генерального кригсрехта выносились на утверждение в воен­ную коллегию.

Новыми чертами организационной судебной системы в первой четверти XVIII в. стали:

1) коллегиальное устройство судов;

2) попытки (правда, неудачные) отделить судебную организацию и функцию от административной;

3) учреждение контроля за деятельностью судов со стороны специально учрежденных органов (прокуроров, фискалов, ауди­торов);

4) совмещение гражданской и военной юстиции (аналогичная ситуация складывалась в сфере местного управления, где наряду с гражданскими органами местного самоуправления действовали военные «полковые дворы»).

41. Гражданской, наследственное и семейное право в первой четверти XVIII веке

В гражданском праве первой четверти XVIII века законодательство занимается по преимуществу регулированием права собственности на недвижимое имущество, в первую очередь на землю.

«Имущественные правоотношения развивались на феодальной основе» Сизиков М.И. История государства и права России с конца XVII до начала XIX века: учеб. пособ. — М.: ИНФРА-М, 1998. — С. 29.. С изданием в 1714 году Указа о единонаследии закончился длительный процесс приравнивания правового режима поместья к режиму вотчины. Слияние этих двух форм землевладения, получило единое название «имение», «недвижимая собственность» и означало, что «право распоряжения вотчинами и поместьями становится совершенно одинаковым, одинаковые принципы устанавливаются и для наследования вотчин и поместий» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 231.. Российское законодательство знало два вида наследования имущества: наследование по закону и завещанию.

При наследовании по закону вступал законный порядок наследования или майоратный принцип: недвижимость наследовалась только одним из сыновей. При отсутствии сыновей главной наследницей по закону становилась старшая дочь, если она выходила замуж, то наследницей становилась следующая по старшинству дочь. В случае отсутствия и сыновей, и дочерей, главным наследником становился старший в ближайшей степени родства. Движимое имущество делилось поровну между остальными наследниками.

Рефераты:  Измерение артериального давления: метод, прошедший испытание временем | Дроботя Н.В., Гусейнова Э.Ш., Пироженко А.А. | «РМЖ» №11(I) от 25.10.2018

При наследовании по завещанию воля завещателя была ограничена: недвижимое имущество наследовалось только одному из сыновей, остальные дети получали часть движимого имущества в рамках завещательного распоряжения. Дочери наследовали недвижимость по завещанию только при отсутствии сыновей. При отсутствии детей недвижимое имущество могло быть завещано родственникам, к примеру, зятем, который в этом случае должен был взять фамилию наследодателя, в противном случае недвижимость переходила государству. Движимое имущество могло быть поделено между претендентами в любых долях, завещатель мог дать его «кому захочет».

Петр I объяснял такой порядок наследования 3-мя целями:

· податная цель. Он считал, что если помещика разделит, к примеру, тысячу дворов, между сыновьями, то каждому из них достанется лишь по двести дворов. Это приведет к росту повинности с крестьянского двора и к затруднению сбора податей;

· «необходимость сохранения у дворян крупных имений, чтобы они не нищали и не превращались в однодворцев» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 233.;

· заставить дворянство служить государству, так как дворянские дети, оставшиеся без поместий, должны будут искать себе доход от государственной службы.

В 1716 была установлена доля, которую получала жена при смерти мужа. Если до этого бездетная вдова получала пожизненное право на имущество, а после е смерти к наследованию призывались наследники по закону, то теперь вдова стала получать в собственность только ј часть имущества мужа.

Сохранялось право родового выкупа, которое принадлежало «главному наследнику и не распространялось далее племянников продавца имущества» Исаев И.А. История государства и права России. — М.: Юристъ, 2006. — С.304.. Лишь в 1737 г. срок его действия был сокращен с сорока до трех лет.

С развитием промышленности устанавливались новые ограничения на земельную собственность. Так, в соответствии с Указом 1719 года добыча полезных ископаемых, обнаруженных на частных землях, становилась прерогативой государства. Владелец же данной земли наделялся властями правом на незначительную долю от промысла, примерно 1/32 от разработки полезных ископаемых, а также преимуществом «перед третьими лицами открывать производство по добыче ископаемых и их обработке. Такие же ограничения относились к порубке ценных сортов деревьев, произраставших в частновладельческих угодьях»Кузнецов И.Н. История государства и права России. — Ми.: Амалфея, 1999. — С. 105.

«Государство поощряло развитие частной промышленности, обеспечивая кредит, налоговые льготы и подбор рабочей силы» Исаев И.А. История государства и права России. — М.: Юристъ, 2006. — С.305.. Но вместе с тем государство претендовало на промышленную монополию, но при этом, не ограничиваясь политикой протекционизма. Все промышленные предприятие, которые находились в руках частных собственников, по праву считались собственностью государства, и распоряжение ими осуществляло тоже государство через свои органы. Таким образом, государство являлось монополистом в приобретении у частных предприятий определенной продукции и добываемого сырья.

В начале XVIII века сформировался новый вид имущественных прав — посессионное право. Оно заключалось в передаче промышленникам и предпринимателям недворянского происхождения крестьян и земли в целях развития фабричного производства, согласно указу Петра I за 1721 год, разрешившим впервые владение крепостными также недворянам. Приобретаемые ими земли, деревни и крестьяне становились объектами посессионного права. У посессионных владельцев било право продавать деревни, приписанные к заводам и мануфактурам, но только вместе с этим предприятием. Однако в 1782 году посессионное право будет отменено, и монопольными собственниками населенных земель вновь станут дворяне.

Экономическое развитие России первой половины XVIII века выразилось и в развитии обязательственного правоотношения и, прежде всего правового регулирования договоров:

· Договор имущественного найма «вследствие развития торговли и промышленности получил большое распространение. Предметом этого договора могло быть как недвижимое, так и движимое имущество. Купцы часто нанимают земельные участки для сооружения лавок, складов и т. п.» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 232. Этот договор заключался следующим образом: в нотариальном свидетельстве указывались срок пользования и наемная оплата, определяемые соглашением сторон;

· Договор личного найма заключался в целях работы на дому, на земле, на промыслах, на мануфактурах, заводах и в торговых предприятиях.

«По инструкции, выданной в 1722 году Московской полицмейстерской канцелярии, предписывалось регистрировать всех наемных работников в городе и проверять их на предмет отношения к гулящим людям и преступникам. Запрещалось нанимать на работу несовершеннолетних без согласия их родителей, жен, без согласия мужей, крепостных, без согласия помещиков» Цечоев В.К. История государства и права России с древнейших времен до 1861 г.: учеб. пособ. — Ростов н/Д: Феникс, 2000. — С. 422.;

· Договор хранения (поклажи) на движимое имущество мог заключаться любыми субъектами, кроме монахов, так как Духовному регламенту им запрещалось брать на хранение деньги и вещи. Договор считался заключенным, реальным во время передачи вещи или денег на хранение. Только с этого момента возникала ответственность хранителя. В особом положении находились военнослужащие: они могли оставить вещи на хранение и без оформления договора, однако, утрата этих вещей хранителем рассматривалось как хищение;

· Договор купли-продажи регулировал перемещение любых объектов собственности (движимой и недвижимой). Форма договора могла быть устной, письменной или крепостной, то есть тот, что применялся при договоре имущественного найма. В данном договоре обязательным было четкое определение предмета, цены, качества предмета. Если при заключения договора использовался обман или принуждение, то это могло стать основанием для его аннулирования;

· Договор подряда и поставки, заказчиком которого, в основном, являлось государство, его органы или крупные частные и смешанные компании. «При подряде подрядчик берется произвести для заказчика какую-нибудь работу, например, построить дом. При поставке поставщик обязуется поставлять для своего клиента какие-нибудь товары, например хлеб, одежду для армии» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 232.;

· Договор товарищества, исполнение и заключение которого находилось под надзором Мануфактур — и Берг-коллегии. Правительство оказывало содействие в исполнение договорных обязательств, таки образом всячески способствовало образованию торговых и промышленных товариществ, компаний. При этом четких форм организации товарищества не было, но примерное заключение данного договора выглядело так: несколько лиц обязуются друг перед другом соединить свои капиталы и совместно действовать для достижения какой-либо общей хозяйственной цели, например, построить фабрику.

Таким образом, мы видим, что «для российского права первой четверти XVIII века было характерно активное вмешательство государства в гражданско-правовую сферу» Цечоев В.К. История государства и права России с древнейших времен до 1861 г.: учеб. пособ. — Ростов н/Д: Феникс, 2000. — С. 422.: оно регулировало имущественные рыночные отношения, поощряло торговлю и производство, продолжая политику протекционизма, помогала в выполнении договорных обязательств и препятствовала нарушению норма гражданского права.

3. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

«На семейное право в первой четверти XVIII большое влияние оказало

подчинение церкви государству. Уже при Петре I светский закон вносит некоторые изменения в семейно-правовые институты, издается довольно много царских указов и постановлений Синода, вносящих порой заметные изменения в семейное право» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 234.. Так, реформаторская деятельность Петра I положила начало новому этапу в развитии семейного права.

3.1 заключение брака

«Старорусское представление о браке как о договоре между родителями жениха и невесты были подорваны. Появилось воззрение на акт свободной воли молодых людей» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 111..

3.1.1 Условия заключения брака

Важным условием для заключения брака оставался возраст молодых людей. Если раньше по Кормчей книге брак в двенадцать лет разрешался для девушки и в пятнадцать лет для юноши, то «вопрос о возрасте вступающих в брак в XVIII веке разрешился Указом о единонаследии: возрастной ценз был определен для мужчин в 20 лет, для женщин в 17 лет» Там же, С. 120.

Столь поздний возраст, для того времени, объяснялся желанием Петра I законодательно регулировать процесс участия молодежи в государственных делах. Он хотел создать такую ситуацию, при которой было бы выгоднее не сидеть у себя в имении и проживать не самим нажитые деньги, а пробовать свои силы в военном, дипломатическом деле н др. Многочисленные реформаторские проекты и военные походы в его царствование требовали участия в них грамотных, хорошо обученных военнослужащих, необремененных женами и детьми молодые люди, заинтересованные сделать карьеру с самоотверженностью, соответствующей их возрасту и энергии.

Еще одним условием для заключения брака было отсутствие запрещенных степеней родства, свойства и духовного родства. Кровное родство не разрешалось до седьмой степени включительно. Более сложным был вопрос об определении степени свойства. Свойство возникало посредством брака, в результате которого муж и его родственники считались в свойстве с родственниками жены и наоборот. Оно запрещалось до шестой степени включительно. Духовное родство возникало путем крещения, когда один был крестным отцом или матерью, а другой крестником. Духовное родство запрещалось до седьмой степени включительно, но только по нисходящей линии.

Следующим условием было вероисповедание жениха и невесты. Русская церковь, руководствующаяся Кормчей книгой, препятствовала заключению браков между лиц различного вероисповедания. Но «с 1721 года разрешалось регистрировать брак с неправославными христианами» Цечоев В.К. История государства и права России с древнейших времен до 1861 г.: учеб. пособ. — Ростов н/Д: Феникс, 2000. — С. 423.

Последним каноническим условием для заключения брака было согласие родителей жениха и невесты на брак. Петр I хотел ликвидировать противоречия между свободными браками, являющимися волеизъявлением брачующихся, и браками, заключавшиеся по воле родителей — «принужденными». Поэтому он издал узаконение 5 января 1724 года, по которому «принуждение» подвергалось штрафу. Предполагая, что «угроза штрафования может остаться пустой фразой, он принял решение — приводить к присяге, но только родителей из всех социальных слоев, кроме крестьян» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 129..

В случаях брака крестьян «указ Петра 1 вводил процедуру приведения помещиков к присяге с целью удостоверения, что они не принуждают своих крепостных к браку» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 130., так как право помещика давать крестьянам разрешение на вступление в брак зачастую приобретали характер злоупотребления. Помещики устраивали браки своих крепостных по собственному желанию, руководствуясь хозяйственными соображениями.

Указ Петр I от 5 января 24, разосланный по всем епархиям, должен был исполняться «неотложно», однако вместе с тем принужденные браки продолжали свои историю.

Как еще одно условие заключения брака — гражданские и военные чиновники должны были получить разрешение на брак от их начальства. Это требование исходило из обязанности государства опекать своих подданных, заботиться об их личном благосостоянии и вместе с тем из стремления подчинить личные интересы служебным. В 1722 было официально объявлено о запрещении вступать в брак без дозволения начальства флотскими офицерами — гардемаринами. При нарушении запрета нарушителям грозили трехлетние каторжные работы. Позже, в 1756 году данное постановление было дополнено запретом давать разрешение на брак гардемаринам, не достигшим 25-летнего возраста.

Кроме канонических условий для вступления в брак действовали условия, введенные светским законодательством. «При вступлении в брак подданных Российской империи обращалось внимание и на состояние здоровья жениха и невесты» Там же, С. 135..

Так Петр 1 считал, что нельзя жениться дуракам, поэтому 6 апреля 1722 года им было подписан указ под названием «О свидетельствовании дураков в Сенате». Он считал, что «таковые дураки» в науку и службу не годится, однако, несмотря на слабое умственное развитие, родители все же передавали им наследство «движимое и недвижимое имение», Другие же отдавали для богатства за них замуж дочерей. Петр 1 считал, что от таких браков «Доброго наследия к государственной пользе надеяться не можно…». В соответствии с этим указом земли и имущество «дураков» отдавались в опеку родственникам, а их самих предписывали «с тех деревень кормить».

Последним нововведением Петра I, говоря об условиях заключения брака, была «попытка ввести образовательный ценз на дворян, требуя в соответствии с изданным в 1714 году Указом предъявления до начала венчания справки о знании арифметики и геометрии» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 134., Дворянские дети, дети дьячих и подьячих в возрасте от десяти до пятнадцати лет должны были учиться. При завершении обучения молодым людям выдавались «свидетельствованные письма», без коих «жениться их не допускать и венечных памятей не давать». Следить за наличием у молодых людей «свидетельствованных писем» обязаны были архиереи, которые в случае невыполнения предписаний подвергались штрафу.

Таким образом, для заключения брака нужно было соблюсти значительное количество условий. Неудивительно поэтому, что одно, а чаще несколько условий, нарушали. Законодатель не стремился облегчить заключение брака. Поэтому, многие указы и нововведения Петра I исполнялись при его царствовании лишь формально, а после его смерти и вовсе отменялись. Так, введенный им возрастной ценз для молодых людей при заключении брака был отменен Синодом в 1774 году, предписывая вступать в брак юноше с 15 лет, а девице с 13 лет. «Принужденные» присяги родителей и помещиков, которые по замыслу Петра I должны были исполняться «неотложно» так же просуществовали, причем формально, до 1775 года. Попытка введения образовательного ценза для дворян, вступающих в брак, оказалось неудачной, это условие заключения брака сохранилось только в истории, так как «из 42 цифирных школы, открытых в 1716-1722 годах, только 8 дожили до середины 18 века, из 2000 учеников действительно выучиваются в 1727 году только 300 человек на всю Россию» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 134..

3.1.2 Порядок заключения брака

В допетровские времена, по Кормчей книге, брак предварялся обручению, которое оформлялось специально сговорной записью. Так же назначался «заряд» (штраф, неустойка), в случае нарушения обещания вступить в брак. Одновременно священник, производивший обручение, делал вечную запись, которую необходимо был предъявить при венчании. В соответствии с рядной записью стороны имели право иска в суде.

Для первоочередного решения семейно-брачных отношений Петром I был принят 3 апреля 1702 года специальный указ, в соответствии с которым рядные были отменены и налагался запрет на венчание в малолетстве. Теперь венчание могло проходить только за 6 недель, непосредственно перед заключением брака. Этот срок устанавливался для того, чтобы молодые люди могли познакомиться, так как до обручения молодые люди могли вовсе и не знать друг друга. И «если в установленный шестинедельный срок от сговора до венчания стороны отказывались от заключения брака, имущественных последствий (предусматривавшейся ранее — неустойки) не следовало» Сизиков М.И. История государства и права России с конца XVII до начала XIX века: учеб. пособ. — М.: ИНФРА-М, 1998. — С. 30.. Отказ законодательством разрешался, в случае если жених заранее не знал о физических недостатках или плохом здоровье своей невесты, а после обручения и более близкого знакомства она ему не нравилась.

«Процедура подготовки к венчанию изменилась мало. Продолжал сохранять свою силу обыск» Там же, Нижник Н.С., С.114. При обыске священник оповещал своих прихожан о предстоящем браке. Цель такого оглашения — поставить прихожан в известность о предстоящем венчании как о важном событии в жизни прихода.

До наступления прихода священник ждал от любого прихожанина информации о женихе или невесте, свидетельствующих о препятствии брака. Оглашение производилось трижды, поэтому называлось троекратной публикацией. Если в результате обыска обстоятельства, препятствующих браку, выявлены не были, священник назначал венчание.

Для венчания требовалась венечная память — документ, который выдавался священнику на определенное венчание. За венечную память нужно было внести пошлину, размер которой в 1714 году был увеличен вдвое, но унификации венечной пошлиной на территории империи так и не произошло. В суздальской епархии, например, с вступающего в первый брак брали 6 копеек, в Велико-Новгородской- 12 копеек. В XVIII веке венечные деньги получили новое применение — теперь они шли на лечение и содержание больных и раненых солдат.

При заключении брака делалась запись о дате венчания в метрическую книгу, так по указу 1721 года Петра I «о заведении метрических книг во всех церквах» епархиальные архиереи обязаны были присылать в Синод ежегодно ведомости о числе родившихся, умерших и заключивших брак в епархии. Метрические книги должны были вестись в 2-х экземплярах — один для предоставления в Синод, другой для хранения в церкви. Запись о родившихся, женившихся, умерших, вышедших замуж следовало делать немедленно после совершения факта. Запрещалось вносить исправления и делать какие — либо подчистки.

О вступающих в брак записывались следующие сведения:

· Имя и фамилия жениха и невесты, дата венчания,

· имя и фамилия поручителей — свидетелей венчания;

· Имя священника, совершившего обряд венчания.

Однако, несмотря на существование требования ежемесячного отчета с предоставлении табелей и наличие детальных указаний о правилах заполнения метрических книг, они практически не велись, а имевшиеся — являлись редкостью. Во много это объяснялось и тем, что «многие священники, будучи подчас малограмотными, венчая свадьбы без выполнения своего предписанного ритуала, не хотели заниматься обременительным и малоинтересным делом — записывать факт венчания» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 118..

В 18 веке появились обстоятельства, которые порождали отступления от основного правила заключения брака — церковного венчания. Поводом для этого послужило разрешение 1721 года православным христианам вступать в смешанные браки — браки с христианами других концессий. Это нововведение было связано с тем, что после окончания Северной войны Петр I рассчитывал поселить пленных шведов в Сибири и привлечь их к освоению этого края. Естественно, что при таких условиях возникал вопрос о создании бывшими военнопленными семей. Однако по действующему законам они не могли вступить в брак с православными россиянками, не приняв предварительно православную веру. Поэтому было установлено новое правило: христианин другой концессии вправе вступить в брак с православным, дав подписку, что он не будет принуждать православного супруга принимать свою веру и обязуется воспитывать детей в православии.

Еще одним поводом для отступления от обязательности церковного венчания послужил раскол. Так как исповедование раскольников государством не признавались, то и браки раскольников между собой, заключенные без не венчания также не находили одобрения властей. Однако в связи с широким распространением раскольничества и переходом на его сторону большого количества подданных, государство не могло отказаться от регулирования брачного права раскольников.

В 1719 году Петр велел брать с раскольников, женящихся тайно, не в церкви, плату: по 3 рубля с человека. Если жених или невеста были богаты, то цена возрастала.

3.2 ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

брак семейное наследственное право

3.2.1 ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ СУПРУГОВ

Личные права и обязанности супругов в первой четверти XVIII века потерпели значительные изменения.

По мнению церкви, брачный союз основывался на трех постулатах:

· единая фамилия — жена имела право и была обязана носить фамилию мужа. Однако принятый в 1714 году указ позволял вступить наследнице недвижимого имения в свои права только тогда, когда ее настоящий или будущий муж возьмет ее родовую фамилию, в противной случае имение переходило в собственность государства. Просуществовав 17 лет, указ никак не повлиял на данный постулат супружества;

· общее местожительство. Так супруги должны были жить вместе.

· социальный статус. Социальный статус жены определялся по социальному статусу мужа. Таким образом, недворянки, выйдя замуж за дворянина, становились дворянкой. Если же дворянка выходила за недворянина, то тоже становилась недворянкой.

Изменениям в XVIII веке начинают подвергаться и имущественные отношения супругов. В основном это отразилось на имущественных правах жены. «Она сохраняла право собственности на приданое и на благоприобретенное имущество, включая право распоряжения недвижимостью» Чистяков О. И. История отечественного государства и права: учебник. — М.: БЕК, 1998. — С. 234.. После указа Петра I 1714 года жена могла свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа.

Итак, в XVIII веке прослеживается яркая тенденция защитить имущественные интересы жены. Что касается долговых обязательств, то супруги всегда несли индивидуальную ответственность за них, а не отвечали вместе, кроме случаев, когда они оба участвовали в преступлении, за которое предполагалась имущественная ответственность, либо вместе делали долги.

3.2.2 ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ РОДТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ

В первой четверти XVIII века отношения между родителями и детьми претерпели значительные изменения, постепенно становилось невозможным существование семьи в прежнем замкнутом состоянии.

Родительская власть в период правления Петра I была несколько смягчена. Законодательство лишило родителей возможности венчать своих детей или отдать их в монастырь без добровольного согласия. Так, заботясь о реализации своих реформаторских проектов, Петр I возражал против ухода молодежи в монастыри вместо того, чтобы делать карьеру на поприще государственной службы.

За родителями оставалось право использования «пубично-правовых мер воспитания своих детей, бучи уверенными, что при рассмотрения дела приоритет будет отдан интересам старшего поколения» Нижник Н.С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 146..

В XVIII веке незаконнорожденные дети следовали состоянию матери. При этом детям дворянок дворянство жаловалось императорским указом. Отец был обязан обеспечивать содержание незаконнорожденного ребенка и матери.

В рассматриваемый период произошли изменения в области института опеки. При Петре 1 обязанность контролировать положение, чтоб сироты не оставались без опекунов, возлагалось на магистраты. Эти органы назначали опекунов и наблюдали за ними. В петровские времена опекун мог быть назначен либо по завещанию, либо в соответствии с законом, либо по распоряжению правительствованных органов.

3.3 ПРЕКРАЩЕНИЕ И РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА

Брак представлял собой освященный союз мужчины и женщины, который должен был длиться всю жизнь супругов. Какие-либо попытки расторгнуть узы брака рассматривались священнослужителями как посягательство на единство семьи.

Брак прекращался в связи со смертью или гибелью одного из супругов, разводом по основаниям, предусмотренным законом и признанием брака недействительным.

С 1722 года бракоразводный процесс стал относиться к компетенции Синода, именно этой духовной инстанцией выносился окончательный вердикт.

Смерть одного из супругов прекращала брачный союз, оставшийся в живых супруг приобретал статус вдовства

Весьма редко и неохотно Синод расторгал браки в связи с принятием одним из супругов монашества. Уход в монашество должен был быть добровольным поступком одного из супругов и согласованным с оставшийся в миру супругом, который должен был отказаться от повторного брака.

Одним из основных поводов для развода в Российской империи являлось прелюбодеяние. В допетровские времена за этот проступок наказывалась главным образом женщина. Муж неверной жены не только мог, но и обязан был с ней развестись. Более того, если он прощал измену, тогда наказывали его самого. Петр великий счел такое положение неправильным: прелюбодеяние мужа было признанным поводом к разводу. Принудительный развод с неверной женой ушел в прошлое: практика свидетельствовала об отсутствии желания мужей разводиться со своими женами. Нововведением являлось разрешение Синодом мужу после развода с прелюбодейской супругой возобновить брак по своему желанию.

Большое количество разводов в Российской империи производилось в связи с безвестным отсутствием одного из супругов. Если развод в связи с безвестны отсутствием одного из супругов разрешался, то оставленному позволялось вступать в брак. Лицо, пропавшее без вести, даже при возвращении, осуждалось на пожизненное безбрачие. Примечательно, что в случае виновности оставленного супруга бежавший не мог заключить новый брак, но даже брак, самовольно заключенный им во время отсутствия, сохранялся как законный.

Также при Петре 1 появились законодательные акты, например, указ 1720 года, позволяющий жене развестись со своим мужем — военнопленным христианского вероисповедания, не принявшим православия, при невозвращении военнопленного в течение определенного времени из отпуска в свое отечество.

Поводом к разводу по указу Петра I от 16 августа 1720 года могла стать ссылка в каторжные работы. Однако ликвидировались браки, если один из супругов ссылался в «вечную каторжную работу». Браки временных невольников сохраняли в законной силе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первая четверть XVIII века — время больших изменений в правовой системе Российского государства.

Новое законодательство, под влиянием многочисленных реформ Петра I, отличается от предыдущего более высоким уровнем юридической техники, более четкой схемой и последовательностью. Вместе с тем в петровских законах нашла отражение его любовь ко всему западному: без особой надобности правовые акты были «засорены» массой иностранных слов, к примеру, штатгалтеры, обер-штер-крикс-комиссары, обершенки.

Петр I требовал неукоснительного соблюдения законов, так как верил в его всесилие и во всемогущество государственной власти, призванной регулировать жизнь подданных. Отсюда крайне активная законодательная деятельность.

Однако вера Петра во всесилие закона была в большой мере иллюзорной. Иногда массовые нарушения закона приводили к тому, что с ними приходилось мириться и даже возводить нарушение в новую норму. Да и многие нововведения Петра не всегда признавались обществом, и были законом лишь de lure, а de facto не исполнялись.

Важной особенностью законодательства первой четверти XVIII века -это его отраслевая дифференциация. В соответствии с этим ведется и систематизация права.

В области гражданского права, в рамках изученного нами периода, более определенно прослеживается индивидуализация частных имущественных и обязательственных прав. Существенные преобразования проходят в сфере вещного права (введение единого правового режима для различных форм владения), обязательственного права (регламентация раннее известных форм договорных отношений).

Определенные новшества по распределению имущества вводятся и в сферу наследственного права — введение наследования по закону и по завещанию.

Сильное развитие при правлении Петра I получили брачно-семейные отношения, которым он уделял достаточно много внимания: введен новый брачный возраст, новые условия заключения брака, усложнение развода. Брачно-семейные отношения постепенно начинают выходить из компетенции только церкви, приближаясь к светским нормам «гражданского права».

В общем, отечественное право первой четверти XVIII в. претерпело значительные изменения. Государство, в лице монарха, как носителя и центра государственного интереса, главы законодательной, исполнительной и судебной власти, вмешивается во все сферы общественных отношений и окончательно искореняет обычаи и традиции, заменяя их законом, соблюдение которого объявлялось важнейшей задачей всех органов власти и управления, должностных и частных лиц.

§

В Указе 1714 года давалось широкое определение преступления, предоставляющее полный простор для привлечения к уголовной ответственности любого лица: «Все то, что вред и убыток государству приключить может, суть преступление».

В делах политических наравне с оконченным преступлением наказывался и голый умысел: «Такое же равное наказание чинится над тем, которого преступление хотя к действу и не произведено, но токмо его воля и хотение к тому было».

В области судебного процесса уже с конца XVII в. господствуют принципы розыска, «инквизиционный» процесс. В 1697 г. принимается указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску…»

В 1716 году в приложенном к «Воинскому уставу» «Кратком изображении процессов» Петр установил заимствованные из Западной Европы подробные правила розыскного (следственного) процесса.

Формально «Краткое изображение» должно было регулировать военно-уголовный процесс, в котором производство распадалось на предварительное — фергер и судебное в кригсрехтах. Однако ряд положений этого закона имел более широкое значение, так как в них говорилось не только о «военных», но и о гражданских (то есть общеуголовных) делах.

Поэтому практика распространила действие «Краткого изображения процесса» и на производство в других судах, кроме военных. Этому способствовала и деятельность вышеупомянутых розыскных (майорских) комиссий, как равно и деятельность Преображенского приказа, направляемая лично Петром.

«Краткое изображение процессов» отнюдь не было полным кодексом уголовного судопроизводства, последовательно проводящим определенную его форму. Здесь еще сохранились термины старого московского обвинительного процесса «челобитчик» (истец) и «ответчик» (в смысле «обвиняемый»). И отдельные положения этого закона как будто приравнивают челобитчика к стороне старого процесса, поскольку, например, его показание не принимается в качестве полноценного свидетельского показания. Закон говорит также о рассмотрении судом сначала доказательств, представленных челобитчиком, а затем доказательств, выдвинутых ответчиком.

Однако эти указания закона не должны вводить в заблуждение: «Кратким изображением» введен подлинный розыскной процесс со всеми его типичными чертами. К ним относятся активность суда, преимущественное значение письменности, резкое ограничение прав обвиняемого, превращаемого в объект пытки, и формальная система доказательств, сила которых определена законом.

Процесс делится на три части:

первая начиналась формальным оповещением о начале процесса и продолжалась до получения показаний ответчика;

вторая или собственно разбирательство, длилась вплоть до вынесения приговора;

третья — от вынесения приговора до его исполнения.

Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд делалось официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и пояснения ответчика также были письменными и протоколировались.

В процессе не допускалось представительство. Исключение составляло представительство одной из сторон по причине болезни и невозможности откладывания слушания дела.

Закон допускал отвод судей при наличии на то особых оснований: нахождение судьи «в свойстве» с одной из сторон, наличия между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обязательств.

Первая стадия заканчивалась на ответе ответчика. Такой ответ мог быть «повинным», ответчик мог «запереться» или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела.

Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Различались четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга.

После анализа доказательств суд переходил к «постановке приговора». Решение выносилось большинством голосов, при их равенстве перевешивал голос президента (председателя). При выяснении мнений опрос начинался с младшего члена суда.

После анализа доказательств суд переходил к «постановке приговора». Приговор составлялся в письменной форме и подписывался членами суда, президентом и аудитором. Секретарь в присутствии сторон публично зачитывал приговор. В нем должны были излагаться существо дела и основания для вынесения данного решения.

После вынесения приговора начиналась заключительная третья стадия процесса.

На приговор низшего суда можно было жаловаться только в высший суд: порядок пересмотра был апелляционным, высшая инстанция заново рассматривала дело.

Приговоры по делам, где применялась пытка, утверждались высшим чиновником (фельдмаршалом или генералом), которые могли поменять меру наказания.

Затем приговор приводился в исполнение.

Гражданские дела рассматривались судами в ином порядке. В 1723 г. принимается Указ «О форме суда», наметившийся поворот в состязательной форме судебного процесса. Тяжеловесное и громоздкое письменное судопроизводство вновь заменялось устным судоговорением. Устанавливались сокращенные сроки явки сторон в суд.

Неявившегося ответчика разыскивали с барабанным боем, зачитывая указ. Если же по прошествии недели он в суд так и не являлся, его дело считалось проигранным. Уважительными при­чинами неявки считались: болезни, наводнение, пожар, разбойное нападение, смерть близких или умственное расстройство.

Жалоба излагалась челобитчиком по пунктам, ответчик отвечал на каждый пункт по порядку.

Расширялось судебное представительство, которое могло приме- няться при разборе любых дел на основании доверенности или поручительства. Ответственность за действия представителя принимал на себя доверитель.

Хотя по указу «О форме суда» предполагалось рассматривать и уголовные дела (кроме дел об убийстве, разбое, татьбе с поличным, расколе и богохульстве), практика пошла по пути применения этого акта главным образом в гражданском процессе. Уже в 1725 г. вновь был расширен круг дел, рассматриваемых на основе «Краткого изображения процессов». Главной тенденцией в развитии судебного процесса было усиление розыскных «инквизиционных» начал.

Состязательность ограничивалась и отходила на второй план, и это было вполне логично при усилении централизаторских, абсолютистских принципов петровской юстиции.

43. Правовое положение сословий во второй половине XVIII в.

Элементы просвещенного абсолютизма присутствовали и активи­зировались в политической жизни России на протяжении второй половины XVIII в. Они становились то более, то менее явными и определяющими. Изменялись социальная и экономическая структу­ры общества, формировалась новая идеология. В ее рамках монарх рассматривается не просто как «отец нации», а как блюститель за­конности: «просвещенный абсолютизм» неразрывно связывается с легитимностью (законностью)» «правильной организацией» управ­ления и суда. В официальную идеологию начинают проникать идеи всесословного характера власти.

Сословная структура общества, однако, не только сохранилась, но ее дифференциация даже усложнилась, стала еще более формализованной. Права и обязанности каждого сословия были обстоятель­но регламентированы.

Дворянство оставалось правящим сословием. Неудобные и огра­ничительные для него положения петровского Указа о единонасле­дии достаточно скоро начинают корректироваться, а в 1762 г. по манифесту Петра III «О даровании вольности и свободы всему рос­сийскому дворянству» вовсе отменяются.

Дворяне освобождались от обязательной военной и государст­венной службы. Это обстоятельство заметно повлияло на экономи­ческое поведение дворянства. Начинается и постепенно усиливается земельная и промышленная экспансия дворянства. С 1762 г. значи­тельно усиливается приток дворян в деревню. Параллельно прохо­дило межевание помещичьих земель, перераспределение недвижи­мости.

По Указу 1760 г. дворяне получали право ссылать неугодных им крестьян в Сибирь, а с 1765 г. им предоставлялось право отдавать крестьян в каторжные работы.

Заключительным актом правового и привилегированного офор­мления дворянского сословия стала Жалованная грамота дворянст­ву (1785).

Крестьянство в этот период численно возрастает, подразделяясь на помещичьих, государственных, экономических, посессионных и дворцовых (удельных).

Помещичьи крестьяне несли в пользу помещика различные по­винности: барщину, оброк и проч. На них ложились рекрутские поборы (ежегодно с каждых двадцати дворов по рекруту) и государ­ственные повинности. Подушная подать 1718 г. и размещение армии по деревням и селам (постойная повинность) усугубляли ситуацию.

В результате секуляризации церковных земель появилась особая категория экономических крестьян, находившихся под управлением Эконом-коллегии. После упразднения этой коллегии в 1786 г. они вошли в число государственных крестьян.

Государственные крестьяне составляли почти сорок процентов всех крестьян. Они несли повинности и платили оброк государству. Их нельзя было продавать, однако раздачи крестьян частным вла­дельцам производились достаточно часто: только при Екатерине II более восьмисот тысяч государственных и дворцовых крестьян были розданы помещиками.

Дворцовые крестьяне (с 1797 г. — удельные) принадлежали цар­ской фамилии и управление ими осуществлялось Департаментом уделов.

Правовое имущественное положение различных групп крестьян­ства оставалось неоднородным. Переменчивой была и правовая по­литика, регламентирующая их положение.

Крестьянство было неоднородным, в его среде появлялись бога­тые люди, стремившиеся перейти в купечество, открыть мануфакту­ры или заняться торговлей. Значительные перемены в положении крестьян были зафиксированы актом 1788 г., когда крестьянам было разрешено покупать деревни у помещиков. Это свидетельствовало о существенных переменах в социальной структуре общества.

Социальные изменения находили отражение в соответствующих политических и государственных преобразованиях.

§

В период правления Екатерины II укрепились принципы «просвещенного абсолютизма». Провозглашалась идея установления «законной монархии». Были созданы специальные комиссии, задачей которых стало установление пределов «законной власти правительства». Преследуя цель установления «тишину и спокойствие» в стране, укрепить свое положение на престоле, Екатерина II созвала в 1767 г. в Москве специальную Комиссию для составления нового свода законов Российской империи взамен устаревшего «Соборного уложения» 1649 г. В декабре 1766 г. Манифестом был объявлен созыв депутатов для работы над проектов нового Уложения.

Уездные и городские выборы были прямыми, провинциальные – трехступенчатыми. Депутатом было назначено жалованье, они освобождались от смертной казни, пытки и телесных наказаний, их личность охранялось повышенной мерой наказания, т.е. им предоставлялись весьма большие льготы и преимущества. Впервые статус депутата был определен особым образом.

Избиратели снабжали своих депутатов наказами, в которых излагали свои требования и пожелания (наказов насчитывалось более 1500, более половины которых были от сельских жителей). Для составления наказов жители создавали специальные комиссии.

Сама Уложенная комиссия имела сложную структуру: из общей (Большой) комиссии выделялись три малых. Дирекционная комиссия, предлагала общему собранию формировать частные кодификационные комиссии и координировала их работу, сверяя результаты с положениями Наказа императрицы.

Экспедиционнаякомиссия осуществляла редакцию подготовленных материалов. Подготовительная комиссия работала с депутатскими наказами.

Законодательная инициатива принадлежала общему собранию депутатов, оттуда проект переходил в дирекционную комиссию, направлявшую его в одну из частных кодификационных комиссий. Последняя подготовив проект, пересылала его в дирекционную комиссию, После прохождения экспедиционной комиссии, отредактированный проект возвращался в общее собрание. Подобный тип делопроизводства был заимствован из европейской парламентской практики.

Монархическая форма правления считалась неизменной, неотъемлемой и единственно возможной для России. Наряду с этим отмечалась необходимость провести правовую реформу в целях улучшения государственного строя и укрепления законности.

Для новой кодификационной (Уложенной) комиссии, которую предполагалось создать Екатерина II написала Наказ, в котором формулировались принципы политики и правовой системы. Значительная часть текста Наказа (250 статей) заимствована из трактатов Ш. Монтескье «О духе законов» и Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (около 100 статей), «Энциклопедии» Д. Дидро и Д’Аламбера.

Рефераты:  Реферат "Эстетическое воспитание детей" | Учебно-методический материал по теме: | Образовательная социальная сеть

Текст «Наказа» состоял из 20 глав (526 статей), разделенных на пять разделов. В первых пяти главах (ст. 1—38) сформулированы общие принципы устройства государства, в гл. 6 и 7 (ст. 39—79) «О законах вообще» и «О законах подробно» — основы государственного законодательства и общие формы правовой политики. Главы 8 и 9 (ст. 80—141) посвящены уголовному праву и судопроизводству, тому же (в трактовке Ч. Беккариа) посвящена гл. 10 (ст. 142—250).

В гл. 11—18 (ст. 251—438) излагались основные положения сословно-правовой организации (крестьяне — дворянство — средний класс). Главы 19 и 20 (ст. 439 —521) посвящены вопросам юридической техники, теории законодательства и правовой реформы.

В 1768 г. текст Наказа был дополнен гл. 21, содержавшей основы административно-полицейского управления, и гл. 22 о регулировании государственных финансов. «Наказ» обосновывал политические принципы абсолютистского государства: власть монарха, бюрократическая система организации, сословное деление общества. Эти признаки выводились из «естественного» положения России и подкреплялись ссылками па русскую политическую историю.

Монархия полагалась лучшей формой правления. Монарх объявлялся источником неограниченной самодержавной власти. Он объединяет, консолидирует общество и толкует законы.

Для лучшего исполнения власти в обществе учреждались «власти средние, подчиненные и зависящие от верховной». Этим «правительствам» поручалось правление и исполнение суда именем монарха.

Цель всех действий верховной власти — обеспечить безопасность каждого гражданина, «власть сотворена для народа». Монархия призвана содействовать непрерывному совершенствованию общества. Для достижения этих целей необходимо установить в государстве «наилучшие законы».

Роль государясостоит не в непосредственном управлении государством, а в главном надзоре за действиями посредствующих властей (правительств).

Наказ декларировал общую для всех граждан свободу (вольность) и равную обязанность всех перед лицом государственной власти. Однако далее он обосновывал неравное положение сословий перед властью и законом. Давалось четкое деление общества на правящих и повинующихся, что связывалось с естественными законами рождения, происхождения и способностей.

Законодательная деятельность комиссии была направлена не просто на пересмотр старых законов, но и на выработку единого Уложения на новых началах. Закон рассматривался как главный инструмент государственного управления, «который необходимо сообразовывать с «духом народа» и «естественным положением дел». Закон должен обеспечивать полное и сознательное повиновение.

В Дополнении к Наказу (1768) содержались положения, характеризующие полициюкак систему, управляемую не законами, а уставами, т.е. административными распоряжениями. Правонарушения, которыми должна заниматься полиция, являлись не преступлениями, нарушающими закон, а «нарушениями установленного благочиния». Наказ дал перечень полицейских функций.

В другом Дополнении 1768 г., посвященном анализу системы финансового управления, перечислялись основные цели государства: сохранение государственной целостности посредством организации вооруженных сил; охрана внутреннего порядка через организацию суда и полиции; обеспечение «общей пользы» (благосостояния общества) и «великолепия престола». Для решения этих задач необходима правильная организация государственного бюджета.

Касаясь вопросов уголовного права и уголовной политики, Наказ отмечает, что «гораздо лучше предупреждать преступления, нежели наказывать преступников».

В отличие от предшествующего законодательства Наказ не считал необходимым наказывать голый умысел. Дана обстоятельная классификация преступлений по их объектам. Цель наказания — исправление преступника либо воспрепятствование ему в дальнейшем причинять вред обществу. Наказание должно быть неизбежным, неотвратимым, соразмерным преступлению.

Наказ предлагал некоторые судебные реформы: установление принципа гласности в суде, права отвода судей, суда равных. Предполагалось отделение предварительного следствия от судебного разбирательства. Что касается разделения уголовного и гражданского судопроизводства, оно было осуществлено на практике: в 1775 г. учреждены две судебные палаты — по гражданским и уголовным делам.При характеристике судебного процесса Наказ не отходил от традиционного деления доказательств на «совершенные» и «несовершенные». Вместе с тем авторы Наказа подвергали сомнению целесообразность и законность такой процессуальной процедуры, как пытка.

В Наказе была разработана юридическая техника ранее не известная российскому праву, выработаны новые представления о системе законодательства:

а) законов должно быть немного и они должны оставаться неизменными;

б) временные учреждения определяли порядок деятельности органов и лиц, регламентируя его посредством наказов и уставов;

в) указы являлись подзаконными актами, могли быть краткосрочными и отменяемыми.

Законы описывали отношения, не вдаваясь в толкование и не делая исключений. Они просты и четки в своих формулировках и предписаниях. Классификация норм и вся их система должны соответствовать «естественной» иерархии этих норм в общественной жизни.

Главной задачей Наказа было указать на необходимость стабильности и фундаментальности правовой системы, выделить в ней конституирующие, определяющие принципы и систему основных норм.

В 1767 г. после подготовки Наказа в Москве была создана Комиссия по подготовке проекта нового Уложения. В состав Комиссии направлялись депутаты: от центральных органов управления, уездного дворянства, жителей каждого города, однодворцев, пехотных солдат или государственных крестьян каждой провинции, «некочующих инородцев» (Казанской, Сибирской и Оренбургской губерний), казаков. Не участвовали в выборах депутатов духовенство, частновладельческие, экономические и дворцовые крестьяне, армия и флот.

Депутатский ценз устанавливался отдельно для каждого сословия. Избираться могли лица не моложе 25 лет. Для крестьян и низшей курии устанавливались дополнительные требования — наличие собственного дома, семьи, знание грамоты, отсутствие судимости.

Выборы (кроме дворянской курии) были многоступенчатыми и проходили под контролем местной администрации.

Кроме депутатов, дворянство избирало уездных предводителей, горожане — городского голову, сословную администрацию.

Одновременно с Наказом для направления кодификационной работы комиссии был принят «Генерал-прокурорский наказ», определявший основные характеристики разных видов законодательства и форм права: право божественное, естественное, народное, государственное общее, государственное особенное и др.

В Комиссии остро дискутировались вопросы о соотношении прав родового и выслуженного дворянства, о предоставлении дворянству права заниматься торгово-промышленной деятельностью, о праве купечества и промышленников иметь в своих предприятиях крепостных работников и приказчиков, о приобретении дворянами «экономических» (церковных) деревень и крестьян.

При обсуждении законопроектов члены комиссии выражали неудовлетворение отсутствием в стране больниц, богаделен, аптек, государственных хлебных магазинов, банков, школ, почтовых станций и т.п. Все жаловались на состояние правосудия — волокиту, взятки и т.п. Предлагалось заменить формальные суды судами словесными с выборными судьями и подчинить им полицию. Дворяне предлагали учредить институт мировых судей по английскому образцу. Горожане предлагали ввести в городское самоуправление должность городского головы, селяне требовали своего выборного сословного суда. Проявление корпоративных, сословных интересов затрудняло совместную кодификационную работу Комиссии.

Дворянство стремилось занять господствующее положение в уездных обществах: его представители настаивали на проведении регулярных уездных съездов, контролирующих ход дел на местах, избирающих полицейские власти и местные суды. В некоторых дворянских наказах предлагались выборы воевод, земских судей и предводителей дворянства.Представители сословий в Комиссии настаивали на создании новых сословных учреждений, четком определении правового статуса каждого сословия. При этом дворянство требовало себе особых сослов­ных привилегий.

Выборы депутатов в Уложенную комиссию проходили весной 1767 г. Дворянские депутаты избирались на уездных собраниях; городские — на городских; сельские — по трехзвенной системе: погост — уезд — провинция, казачьи — от полка. Было избрано около 550 депутатов: свыше 33% составили дворяне, 36% — депутаты от городов, около 20% — сельские жители. Более 45% депутатов были потомственными или личными дворянами.

В 1768 г. в Уложенную комиссию было направлено «Начертание о приведении к окончанию комиссии проекта нового Уложения», в котором были сформулированы теоретические принципы будущего Уложения. Все нормы подразделялись на «право общее» и «право особенное».

К праву общемуотносились нормы о полномочиях верховной власти, правомочиях органов государственного управления, принципы административно-территориального деления, права и положение Православной Церкви, порядок судопроизводства и судебной системы, основы уголовного права, полицейского управления и благочиния, регулирование государственного хозяйства, здравоохранения и образования.

К праву особенномуотносились нормы, регламентировавшие такие объекты, как лица, вещи, обязательства (т.е. сословные права), область брачно-семейных отношений, опека, отношения по распоряжению имуществом, и иные обязательства.

В ходе работы над Уложением были созданы специальные комиссии: по вопросам «общего права», о сословиях, правосудии, благочинии, духовно-гражданская, об имениях, о правах частных лиц, об обязательствах. Эти частные комиссии работали в течение нескольких лет и подготовили материалы, которые были положены в осно­ву важнейших правовых документов конца XVIII в.

В целом, необходимо отметить, что работа Комиссии продолжалась более года. Под предлогом начала войны с Турцией, она была распущена в 1768 г. на неопределенное время, так и не составив нового уложения. Созданные наряду с Большим общим собранием частные комиссии, занимавшиеся конкретными законами, просуществовали до смерти Екатерины II.

Таким образом, «Наказ» Екатерины II и материалы Уложенной комиссии во многом предопределили законодательную практику императрицы.

§

Направление губернской реформы 1775г. определили Учреждения для управления губерний Всероссийской Империи, утвержденные 7 ноября 1775 г. Накануне реформы административно-территориальное деление России было следующим: 23 губернии, 66 провинций и около 180 уездов. Проводимая реформа предполагала осуществитьразукрупнение губерний. К концу реформы, т. е. через 20 лет, число губерний достигло 50.

Деление на губернии и уезды осуществлялось по административному принципу, без учета географических, национальных, экономических и других признаков. Основная цель реформы заключалась в приспособлении административного аппарата к фискальным и карательным целям государства. Губерния составляла территорию с населением в 400 тыс. душ, на территории уезда проживало около 30 тыс. душ.

Старые территориальные органы были ликвидированы. Провинции упразднялись как административно-территориальные единицы.

Во главе губернии стоял губернатор. Назначение на должность и смещение губернатора относилось к компетенции монарха.

При губернаторе состоял коллегиальный орган — губернское правление. В состав правления входили губернатор, два советника, назначаемые сенатом, и другие должностные лица. Губернское правление исполняло следующие функции: общее управление губернией, публикация законов, указов и распоряжений императора; надзор за исполнением; наложение ареста на имущество; рассмотрение жалоб и др.

Вопросами доходов и расходов в губернии занималась казенная палата. Здравоохранение и образование были отнесены к ведению Приказа общественного призрения.

Во главе уездной администрации стояли земский исправник инижний земский суд,избираемые уездным дворянством. Нижний земский суд, в состав которого входили исправник и два заседателя, руководил земской полицией, наблюдал за проведением в жизнь законов и решений губернских правлений.

Надзор за законностью в губернии был возложен на губернского прокурора и двух губернских стряпчих. В рамках уезда надзором занимался уездный стряпчий.

В городах была введена должность городничего.

Руководство несколькими губерниями осуществлял генерал-губернатор. Ему подчинялись губернаторы, в отсутствие

монарха он являлся главнокомандующим на своей территории, мог вводить чрезвычайные меры, имел право непосредственного доклада императору и др.

Губернская реформа 1775 г. носила феодально-крепостнический характер. Она укрепила позиции дворянства, усилила власть губернаторов и, разукрупнив территории, упрочила положение административного аппарата на местах.

В процессе судебной реформы 1775 г. была образована следующая сословная судебная система.

Для дворян в каждом уезде создавался уездный суд, состоявший из избираемых дворянством на три года уездного судьи и двух заседателей. Апелляционной и ревизионной инстанцией для уездных судов являлся Верхний земский суд, который состоял из двух департаментов: по уголовным и гражданским делам. В состав Верхнего земского суда входили назначаемые царем председатель и вице-председатель, а также избираемые дворянством на три года десять заседателей. Верхний земский суд создавался один на губернию.

Для городских жителей низшей судебной инстанцией являлись городские магистраты, члены которых избирались на три года. Апелляционной инстанцией для городских магистратов были губернские магистраты. В губернский магистрат входили два председателя и заседатели, избираемые из горожан губернского города.

Для государственных крестьян первой судебной инстанцией была уездная нижняя расправа, в которой уголовные и гражданские дела рассматривали назначаемые властями чиновники. Апелляционной инстанцией для нижней расправы являлась верхняя расправа, дела в которую вносились под денежный залог в 25 руб. в течение недельного срока.

В каждой губернии учреждался совестный суд. Он состоял из сословных представителей (председателя и двух заседателей): дворян — по дворянским делам, горожан — по делам горожан, крестьян — по крестьянским делам. Суд в примирительном порядке рассматривал гражданские иски, а также уголовные дела о преступлениях малолетних, умалишенных, дела о колдовстве и т. д.

В губерниях апелляционной и ревизионной инстанцией для дел, рассмотренных в верхнем земском суде, губернском магистрате и верхней расправе, были судебные палаты по гражданским и уголовным делам. К апелляционной жалобе прилагался денежный залог в размере 100 руб.

Высшим судебным органом для судов всей системы являлся сенат.

Судебная реформа 1775г. осуществила попытку отделить суд от администрации. Попытка не удалась:

— губернаторы по-прежнему имели право приостанавливать исполнение приговоров по наиболее серьезным делам, приговоры к смертной казни и лишению чести утверждались губернатором;

— председатели всех судов назначались правительством, а представители сословий могли избирать только заседателей;

— мелкие дела рассматривались городскими полицейскими органами;

— продолжала действовать вотчинная юстиция;

— высокие судебные пошлины делали суд малодоступным для низших слоев населения.

§

В XVIII в. оформилось несколько категорий крестьянства. Разряд государственных крестьян сложился из бывших черносошных и из народов, плативших ясак. Позднее в его состав влились уже упомянутые однодворцы, потомки московских служилых людей, поселенные на южной окраине государства, не знавшие общинного быта. В 1764г. по указу Екатерины II была произведена секуляризация церковных вотчин, которые перешли в ведение Коллегии Экономии. Крестьян, отнятых у церкви, стали называть экономическими. Но с 1786г. и они стали государственными крестьянами[13].

Частновладельческие (помещичьи) крестьяне вобрали в себя все прежние категории зависимых людей (крепостных, холопов), принадлежавших фабрикам и заводам со времени Петра I (посессионных). До Екатерины II эта категория крестьян пополнялась также за счет церковнослужителей, оставшихся за штатом, отставных попов и дьяконов, дьячков и пономарей. Екатерина II прекратила превращение в крепостное состояние лиц духовного происхождения и перекрыла все другие пути его пополнения (брак, договор займа, наем и услужение, плен), кроме двух: рождения и раздач государственных земель с крестьянами в частные руки. Раздачи были прекращены в 1801г. Александром I, теперь единственным источником пополнения крепостного сословия оставалось рождение.

В 1797г. из дворцовых крестьян по указу Павла I был образован ещё один разряд – удельных крестьян (на землях царского удела), чье положение было сходным с положением государственных крестьян. Они составляли собственность императорской семьи.

В XVIII в. положение крестьян, в особенности принадлежавших помещикам, заметно ухудшилось. При Петре I они превратились в вещь, которую можно было продать, подарить, обменять (без земли и отдельно от семьи). В 1721г. было рекомендовано пресечь продажи детей отдельно от родителей, чтобы «утишить вопль» в крестьянской среде. Но разделение семей продолжалось вплоть до 1843г.

Помещик по своему усмотрению использовал труд крепостных крестьян, оброк и барщина никаким законом не ограничивались, а прежние рекомендации властей брать с них «по силе» ушли в прошлое. Крестьяне оказались лишенными не только личных, но и имущественных прав, ибо все их имущество рассматривалось, как принадлежащее их владельцу. Им запрещалось приобретать недвижимость, открывать фабрики, работать по подряду, обязываться векселями, принимать на себя обязательства без разрешения владельца, записываться в гильдии. Не регулировал закон и право суда помещика. Помещикам было разрешено применять телесные наказания и отдавать крестьян в смирительные дома, не разрешалось лишь применение смертной казни и выдача крестьян вместо себя на правеж (при Петре I). Правда, тот же царь предписывал выявлять помещиков, разорявших крестьян, и передавать управление такими поместьями родственникам[14].

Безнаказанность способствовала росту преступлений среди помещиков. Показательный пример дает история помещицы Салтыковой, убившей более 30 своих крепостных крестьян, которую удалось изобличить и приговорить к смертной казни (замененной пожизненным заключением) только после того, как жалоба на нее попала в руки императрицы Екатерины II[15].

Только после восстания Пугачева, в котором крепостные крестьяне приняли активное участие, правительство стало усиливать государственный контроль за их положением и предпринимать шаги в направлении смягчения крепостного состояния. Был узаконен отпуск крестьян на волю, в том числе после отбывания рекрутской повинности (вместе с женой), после ссылки в Сибирь, за выкуп по желанию помещика (с 1775г. без земли, а с 1801г. – Указ Павла I о «вольных хлебопашцах» – с землей).

Несмотря на тяготы крепостного состояния, в крестьянской среде развивались обмен и предпринимательство, появились «капиталистые» люди. Закон разрешил крестьянам торговать, сначала отдельными товарами, затем даже с «заморскими странами», а с 1814 г. лицам всех состояний было разрешено торговать на ярмарках. Многие зажиточные крестьяне, разбогатевшие на торговле, выкупились из крепостного состояния и составили ещё до отмены крепостного права значительную часть формирующегося класса предпринимателей.

Государственные крестьяне находились, в сравнении с крепостными, в гораздо лучшем положении. Личные права их никогда не подвергались таким ограничениям, как личные права крепостных. Их подати были умеренными, они могли покупать землю (с сохранением повинностей), занимались предпринимательской деятельностью. Попытки урезать их имущественные права (брать откупа и подряды, приобретать недвижимость в городах и уездах, обязываться векселями) не имели столь пагубного воздействия на состояние хозяйства государственных крестьян, в особенности живших на окраинах. Здесь гораздо энергичнее разрушались консервировавшиеся государством общинные порядки (земельные переделы, круговая порука при уплате податей), сдерживавшие развитие частного хозяйства[16].

Большое значение в среде государственных крестьян имело самоуправление. У них издревле видную роль играли избранные на сходах старосты. По губернской реформе 1775 г. государственные крестьяне получили, как и другие сословия, свой суд. При Павле I были созданы волостные самоуправляющиеся организации. Каждая волость (с определенным количеством селений и с числом не более 3 тыс. душ) могла избирать волостное управление, состоявшее из волостного головы, старосты и писаря. В селениях избирались старшины и десятские. Все эти органы выполняли финансовые, полицейские и судебные функции.

Мерой, направленной на изменение крепостнических отношений, стала организация военных поселений, в которых с 1816 г. стали размещаться государственные крестьяне. К 1825 г. их число достигло четырехсот тысяч человек. Поселенцы были обязаны заниматься сельским хозяйством (отдавая половину урожая государству) и нести военную службу. Им запрещалось торговать, уходить на заработки, их жизнь регламентировалась Воинским уставом. Эта мера не могла дать свободных рабочих рук для развития промышленности, но наметила пути для организации принудительного труда в сельском хозяйстве, которые будут использованы государством значительно позже.

В 1847 г. было создано министерство государственные имуществ, которому было поручено управление государственными крестьянами: было упорядочено оброчное обложение, увеличены земельные наделы крестьян; закреплена система крестьянского самоуправления: волостной сход — волостное управление — сельский сход — сельский староста. Эта модель самоуправления будет еще долгое время использоваться как в системе общинной, так и будущей колхозной организации, став, однако фактором, сдерживающим отход крестьян в город и процессы имущественной дифференциации крестьянства.

Новые экономические отношения требовали, однако, изменений в правовом положении сельских обывателей. Отдельные шаги в этом направлении были сделаны в первой половине XIX в. Уже в 1801г. государственным крестьянам было разрешено покупать землю у помещиков[17].

В 1818г. был принят указ, разрешивший всем крестьянам (в том числе и помещичьим) учреждать фабрики и заводы.

Потребность в свободном наемном труде сделала неэффективным использование труда посессионных крестьян на фабриках и заводах: в 1840 г. заводчики получили право освобождать посессионных крестьян и вместо них нанимать вольных людей и оброчных крестьян.

В городах параллельно с сословием мещан и цеховых (мастера, ремесленники, подмастерья) стала возрастать социальная группа «рабочих людей».

Наследственное право по соборному уложению 1649 г. — мегаобучалка

Введение.

Данная тема является предметом исследования не одного поколения российских ученых, что неудивительно, ведь «Соборное Уложение 1649 года» (далее по тексту — «Соборное Уложение»), стало памятником русского права, первым в истории нормативным правовым актом, охватившим все сферы человеческой жизни. В связи с этим, цель моей работы скорее упорядочить, проанализировать информацию, данную как в самом первоисточнике, так и в статьях, посвященных его исследованию, нежели открыть что-либо новое.

Соборное Уложение 1649 года — общая характеристика

Период сословно-представительной монархии знаменуется развитием всех отраслей права. Право данного периода развивается как общероссийское. Все изменения в гражданском, уголовном и процессуальном праве нашли отражение в новом сборнике законов середины XVII века — Соборном уложении 1649 года.

Подготовка и принятие Соборного уложения были вызваны противоречиями среди феодалов, а также противоречиями между феодалами и городским населением. Непосредственным поводом к созыву Земского Собора стал бунт в Москве в 1648 году.

Но глубинной причиной было стремление правительства подвергнуть правовой регламентации как можно больше сторон и явлений общественной и государственной жизни.

В ответ на челобитные дворян Алексей Михайлович 16 июня собирает Земский собор, на котором принимается решение о составлении нового Уложения. Для работы была создана специальная комиссия во главе с князем Н.И. Одоевским, который за 2,5 месяца собрал выписки из различных источников, систематизировал их в известном порядке, присоединил к ним новые статьи, составленные на основе челобитных дворян.

Источниками Соборного Уложения послужили:

— церковные постановления вселенских и поместных соборов;

— градские законы греческих царей (византийское право);

— старые судебники, а также указные книги приказов.

Обсуждение проекта Уложения длилось несколько месяцев — до конца января 1649 года. В Уложение было включено 967 статей, разбитых на 25 глав. Текст Уложения был подписан всеми участниками Собора. В период с 7–20 мая 1649 года новое Уложение было отпечатано в типографии тиражом 1200 экземпляров. Это был первый печатный памятник русского права.

До его публикации законы лишь оглашались на торговых площадях и в храмах.

Соборное уложение — первый в истории России систематизированный закон — делится на тематические главы и статьи.

Все главы Уложения условно можно разделить на 5 групп:

1 группа (с 1–9 гл.) — это государственное право (защищает церковь, государственную власть и др.);

2 группа (10–15 гл.) — содержит устав судоустройства и судопроизводства, и здесь же в 10 главе изложено обязательственное право;

3 группа (16–20 гл.) — вещное право, определяет правовое положение посадского населения и холопов (гл. 20);

4 группа (21–22 гл.) — уголовное право, хотя и в других главах есть статьи, относящиеся к уголовному праву;

5 группа (23–25 гл.) — положение стрельцов и городовых казаков, в 25 гл. — Устав питейных и о корчмах.

Форма постановлений Уложения отличается ясностью и определенностью.

Соборное уложение закрепило основные черты политического строя и права России, оказавшиеся достаточно стабильными затем на протяжении 200 лет. Оно широко использовалось при систематизации законов в первой половине XIX века.

Наследственное право по Соборному Уложению 1649 г.

В Соборном уложении дальнейшее развитие получили основные институты гражданского права — право собственности, обязательственное и наследственное право.

В XVII веке существовали следующие виды феодальной собственности:

— царский домен — земли никем и ничем не занятые (леса, болота), дворцовые земли, чернотягловые земли;

— вотчины: а) родовые, принадлежали боярам, детям боярским, дворянам, передавались по наследству членам рода; б) купленные — куплены у кого-либо, переданные по наследству, становившиеся родовыми; в) жалованные — жаловались царем и в любое время могли быть отозваны, поэтому эти вотчины имели условный характер; г) княжецкие — право распоряжаться которыми было ограничено (могли продаваться только братьям и племянникам, их могли наследовать мужчины не далее 7 линии родства).

Так как владение вотчиной было связано со службой, то вотчина являлась видом условного землевладения.

— поместье — условное землевладение за службу. В состав поместья входили земли, заселенные крестьянами, пустующие земли, охотничьи и рыболовецкие угодья.

Поместьями могли владеть только служилые люди. Они не имели права отчуждать его. Но Соборное уложение отразило процесс сближения поместья с вотчиной. 

Наследственное право расширяло круг наследников. В него были включены дети от третьего брака. Наследование существовало как по закону, так и по завещанию. Все шире распространяется письменное завещание, при неграмотности завещателя завещание подписывали свидетели и оно утверждалось церковными властями. Сыновья наследовали землю все поровну и не один не мог продать свою долю без согласия других. Купленную вотчину, где жена была совладелицей, вдова получала в наследство. Соборное уложение определяет долю вдовы в движимом имуществе умершего супруга, она равняется 1/4 части. Имущество, не имевшее наследников, объявлялось выморочным и переходило в руки господина или государства.

Проанализировав первоисточник, можно обнаружить, что в «Собором уложении» семейное и наследственное право тесно связаны между собой. Причины образования связи различны:

1. Зависимые категории населения объявлялись «имуществом» и передавались по наследству, зачастую семьями.

2. Порядок наследования определялся родственными, семейными связями между наследниками и наследодателем.

3. «Соборное уложение» закрепляет принцип передачи социального статуса по наследству, что означает, что сын наследует положение своего отца, соответственно.

  Так, статья 15 главы XVII «О вотчинах» единовременно защищает интересы детей и регулирует отношения в сфере наследования. В соответствии с ней, если у наследодателя остались «дети глухи и немы», а их братья или сестры «учнут обидить их», вздумав «отлучать» «отцова или матерня имения», то имение, оставленное в наследство «розделити по жеребьям всем поровну, чтобы из них никто изобижен не был».

Таким образом, наследственное право органически вырастает из семейного в совокупности с вещным правом, т.е. из необходимости передать имущество по наследству своим родственникам.

Соборное уложение в достаточной мере регулирует наследственные отношения. Наибольшее число норм данной отрасли права содержится в главах XVI «О поместных землях», XVII «О вотчинах» и XX «Суд о холопех». В первых двух рассматривается премущественно наследование недвижимого имущества, а в третьей — движимого (зависимые категории населения, отсюда название статьи — «О холопех»).

Рассмотрим наследование вотчинных земель, раскрыв, для начала, понятие «вотчина»

Вотчина — «1) древнейший вид земельной собственности в России, переходившей по наследству. Возникла в X-XI вв. (княжеская, боярская, монастырская); в XIII-XV вв. — господствующая форма землевладения. С конца XV в. противостояла поместью, с которым сближалась и в начале XVIII в. слилась в один вид -имение. В дальнейшем В. — всякая феодальная земельная собственность; 2) термин, употребляемый в русской исторической литературе для обозначения комплекса феодальной земельной собственности и связанных с нею прав на зависимых крестьян. Делилась на господское хозяйство (домен) и крестьянские держания. В пределах вотчины ее собственнику (обладавшему правом иммунитета) принадлежала административная и судебная власть, право взимания налогов.

Статья 1 главы XVII «О вотчинах» гласит: «кого не станет, а после его останется жена безъдетна, да после того же останутся братия родные и двоюродные и род, и те вотчины давати в род того умершаго, кого не станет, братьям родным и двоюродным и в род, кто кому ближе». При этом жена умершего наследует «четверть».

В отношениях, связанных с наследованием вотчин следует отметить следующую особенность: лишь только купленные вотчины могли наследоваться по наследственному распоряжению. Родовые и выслуженные вотчины наследовались по закону.

В соответствии со статьей 2 главы XVII «О вотчинах» замужние сестры и дочери умершего не могли учавствовать в наследовании при живых братьях. Ученые объясняют это стремлением законодателя сохранить родовой строй, сохранить имущество внутри семьи. Об этом же свидетельствует и статья 4я этой главы. Основной смысл статьи таков, что если у наследодателя не оказывается сыновей, то вотчины наследуются дочерьми, и, в случае если у дочерей впоследствии не оказывается детей, то вотчина передается «в род», тому «кто ближе того роду».

О не менее интересной особенности рассказывается в 43й статье той же главы. В ней рассматривается ситуация, когда вотчинник или вдова «пострижаются» в монастырь. В этом случае вотчины всех видов не отдаются в монастырь. Закон приказывает «отдати те родовые и выслуженые вотчины вотчинником по уложению» , а вотчинник в свою очередь обязан «кормити и одевати» передавших ему вотчину  и «всяким покоем покоити до их смерти».

    Что касается неследования поместных земель, то здесь имеется одна примечательная особенность: в соответствии со статьей 56 главы XVI «О поместных землях» люди, которые женятся на вдовах или на девках «а с ними возмут прожиточныя их вдовины или девкины жилыя поместья, немалыя дачи, к своим прежним к малым и к пустым поместьям, а после того их не станет, и жены их учнут после их бити челом государю, чтобы государь пожаловал их, велел им дати на прожиток прежния их прожитки, с чем они замужь шли, а мужей их дети, а их вдовины пасынки учнут бити челом государю, чтобы государь пожаловал их, старые поместья, отцов их дачи, и мачех их прожитки велел розделить всем им, смешав против дачь», то в данном случае дела решаются в пользу детей умершего. Естественно, дети должны были выделить вдове немалый прожиток, однако, сам факт того, что имущество переходит в их владение, свидетельствует о гуманизме законодателя, ведь, по сути, дети не виноваты в том, что их судьба сложилась таким образом. Было бы несправедливостью, если бы имущество наследовалось вдовой, а дети оставались бы ни с чем, даже при том условии, что у их отца было меньше имущества на момент вступления в брак.

В главе ХХ «О холопех» содержатся нормы, регулирующие отношения в сфере наследования «кабалных людей» (Понятие «кабальный» означает «несвободный», «находящийся в крепостной зависимости»).

В статье 15 данной главы рассматривается случай, когда после умершего остаются «кабалные люди», а жена, дети или «братия» умершего не желают отпустить их и отпускных им не дают, то, в случае, если «кабалные люди» будут «бить челом» государю, и подтвердят тот факт, что они «у боярина своего служили по кабалному, а не по старинному холопъству», то им будет дарована свобода.

Примечательно, что статьей 64 данной главы предусмотрены случаи защиты «кабальных людей». В случае, если перед смертью наследодатель перепишет «кабальных людей», тем самым, сделав их «старинными» или другими крепостными, что запрещало бы освобождения таких холопов после его смерти, законодатель устанавливает, что возможно доказать, что холопы служили «кабальными людьми». В данном случае их должны расспросить о том, когда они попали в кабалу и сверить данные с информацией в «записных кабалных книгах».

Семейное право.

Пожалуй, наибольший интерес с точки зрения семейного права представляют собой статьи из глав XIX «О посадских людех» и ХХ «Суд о холопех».

Рассмотрим через призму семейного права, в чем именно проявилось то, что «Соборное уложение» закрепило сословное деление общества. 

В частности, это проявляется в статье 37 главы XIX, в которой говорится, что если кабальные люди, крестьяне или бобыли, закрепленные за кем-либо в писцовых книгах сбегут и женятся на городских посадских людях, то их следует вместе с семьей отдавать их прежним землевладельцам, феодалам, от которых они сбежали.

  На переход социального положения от отца к сыну указывает статья 25 главы XIX: «А изо псарей тяглых людей самих и их детей в тягло имати». Данная статья свидетельствует о жестоких нравах, царивших в Московской Руси в данный исторический период.

Но стоит отметить, что, наряду с «закабаляющими» статьями, «Соборное уложение» предусматривает возможности освобождения от зависимости, перехода в другое сословие. Причем, можно найти множество примеров, проанализировав «Соборное уложение». Особый интерес представляет собой статья 26 главы XIX. В соответствии с которой московские и городовые «тяглые» люди, ставшие стрельцами «своею охотою» имели возможность остаться стрельцами.

Нормы, регулировавшие семейные отношения можно найти и в главе XXII, которая называется «Указ за какие вины кому чинити смертнаю казнь и за какие вины смертию не казнить, а чинити наказание»

В соответствии со статьей 25 этой главы, если мужчина или женщина, «забыв страх Божий и християнскии закон, учнут делати свады жонками и девками на блудное дело», и это станет достоянием общественности, то им полагается наказание кнутом.

В статье 26 данной главы говорится о том, что, если жена будет жить «блудно и скверно», наживет детей и тех детей сама или кто-нибудь по ее велению погубит, то по отношении к ней будет применена смертная казнь, «чтобы на то смотря, иные такова беззаконного и скверного дела не делали, и от блуда унялися».[1]

  Немалое количество норм «Соборного уложения» регулируют семейные правоотношения в случаях, если один из субъектов оказывается в бегах. В частности, в статье 26 главы ХХ «Суд о холопех» говорится о том, что в случае, если от кого-либо убежит холоп/холопка и в бегах женится на иных женах/выйдет замуж за иных мужей, а первых своих жен/мужей «учнут отпиратися», то, помимо возвращения к прежнему хозяина их ждет суровое наказание.

Нормы «Соборного уложения» также защищали честь и достоинство членов семьи. Обратимся статье 99 главы Х. В ней говорится, что если кто-либо обзовет плохим словом жену, дочь или сына, то, независимо от своего положения, оскорбивший обязан выплатить жене компенсацию в размере «против мужня окладу вдвое», «дочери девке против отцова окладу вчетверо; сыну неверстаному против отцова окладу вполы».[2]

        Сходные отношения регулируются и статьей 280 главы Х «О суде». В статье говорится о том, что если один из бранящихся назовет другого «выблядком» (выблядок — сын, рожденный вне брака от наложницы, отсюда связь нормы семейным правом), и оскорбленный станет «государю бити челом о бесчестье», а суд докажет, что челобитник «не выблядок», то
«ему на том, кто его назовет выблядком, велеть по сыску доправити бесчестье вдвое безо всякия пощады».

Данные нормы свидетельствуют о том, что уже тогда, в Московской Руси, существовали нормы, регулировавшие отношения в сфере компенсации морального вреда. В первую очередь, это говорит о высокой степени организации русского общества того времени в сравнении с европейским.     

Заключение.

В рамках реферата невозможно осветить проблему со всех сторон, во всех ее проявлениях, в лучшем случае, удается передать основной смысл. «Семейное и наследственное право по «Соборному уложению 1649 года» — тема для больших научных работ, конференций. Реферат может лишь ввести читателя в суть проблемы и, тем самым, исчерпать свое предназначение. Надеюсь, после прочтения моей работы у читателя сложилось впечатление об основных принципах семейного и наследственного права, закрепленных в «Соборном уложении». Чтобы упорядочить всю полученную информацию, подведем итог:

Для начала, отметим основные принципы наследственного права, закрепленные в «Соборном уложении»:

1. Степень свободы в распоряжении имуществом была различна в случаях наследования по закону и завещанию (во втором случае она была больше).

2. Сословные принципы ограничивали свободу завещания: родовые и выслуженные вотчины наследовались по закону, завещательные распоряжения касались лишь купленных вотчин.

3. Родовые вотчины по закону наследовались сыновьями, при их отсутствии — дочерьми. Вдова наследовала лишь часть вотчины «на прожиток» (в пожизненное пользование).

4. Вдова завещателя могла наследовать купленные вотчины, помимо этого, она получала четвертую часть движимого имущества. Также вдова наследовала приданое, внесенное ей в семейный бюджет при вступлении в брак.

5. Поместье по закону наследовалось сыновьями умершего, каждый из них получал «по окладу» их него. «На прожиток» вдовам и дочерям также выделялялись определенные доли. Примечательно, что по «Соборному уложению» в наследовании поместья участвовали и боковые родственники.

6. Родовые и жалованные вотчины могли быть унаследованными только членами рода, к которому принадлежал завещатель.

7. Незаконнорожденные от наложниц дети.

«Соборное уложение» декларировало следующие принципы семейного права:

1. Во-первых, следует отметить, что продолжали действовать принципы, изложенные еще в «Домострое» протопопа Сильвестра (середина XVI века), такие как главенство мужа над женой и детьми, общность имущества и .т.д.

2. Юридически значимым признавался только церковный брак. При этом закон запрещал заключение лицом более 3х брачных союзов в течении жизни.

3. По-прежнему, юридический статус жены определялся юридическим статусом мужа. Так, девушка, вышедшая за холопа становилась холопкой, за дворянина — дворянкой.

4. Закон обязывал жену всюду следовать за мужем — при переезде, в изгнании, на поселение.

5. Когда ребенок достигал 15-летнего возраста отец имел право отдать его «в люди», «в услужение» или на работу.

6. С этим гражданской дееспособностью (15 лет) совпадал брачный возраст.

7. Незаконнорожденные не могли усыновляться и не могли участвовать в наследовании недвихимого имущества.

8. Развод допускался лишь в ограниченном числе случаев: если один из супругов уходил в монастырь, если жена была не способна к деторождению, а также если один из супругов обвинялся в антигосударственной деятельности («лихом деле»).

Список литературы.

1. М.М.Тихомиров, П.П. Епифанов. Соборное уложение 1649 года. М.: 1961г.

2. И.О. Чистяков. История отечественного государства и права. М.: 1996г.

3. М.Ф. Владимирский-Буданов. Обзор истории русского права, 6-е изд. СПб.: 1909г.

4. В.О. Ключевский. Русская история. Полный курс лекций. М.: 1993.

5. И.А. Исаев. История государства и права России. М.: 2006.

6. А.Г. Маньков. Уложение 1649 г.: Кодекс феодального права России. Л., 1980г.

[1] М.Н. Тихомиров, П.П. Епифанов. Соборное уложение 1649 г. М.: 1961г., гл.XXII, ст.26.

[2] М.Н. Тихомиров, П.П. Епифанов. Соборное уложение 1649 г. М.: 1961г., гл.X, ст.99.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий