Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области Реферат

Обзор практики применения положений гк рф об уступке права требования (цессии) и переводе долга | арбитражный суд архангельской области

1. Отсутствие в договоре об уступке права (требования) условий, позволяющих его индивидуализировать, свидетельствует о несогласованности предмета договора, и, как следствие, о том, что договор не заключён.

Истец обратился в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании договора уступки права требования.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично.

Суд кассационной инстанции,  решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал, указав следующее.

В силу пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в частности о предмете договора.

Согласно статье 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с пунктом 1 Договора цессии объем уступаемых прав включает в себя сумму основного требования к должнику по договору и штрафные санкции, возникшие у должника к моменту уступки прав.

Сумма основного требования к должнику и штрафных санкций на момент заключения договора цессии в пункте 1 сторонами не определена.

Суд первой инстанции правильно указал, что объем передаваемых прав сторонами не определен. Акт сверки расчетов, составленный ответчиком и  истцом, правомерно не признан судом в качестве надлежащего доказательства объема прав цедента, поскольку он содержит сведения о наличии задолженности между оформившими его лицами, составлен за два года до заключения договора цессии и не имеет ссылки на него. При таких обстоятельствах суд обоснованно посчитал, что истец не представил бесспорных доказательств передачи цессионарию уступаемых цедентом прав в заявленном объеме.

Таким образом, в материалах дела отсутствуют доказательства, оценив которые можно было бы сделать вывод о том, что, несмотря на отсутствие соответствующих условий в тексте договора, предмет последнего является согласованным и между цедентом и цессионарием нет неопределенности в идентификации уступленного права (требования).

Отсутствие в договоре об уступке права (требования) условий, позволяющих его индивидуализировать, свидетельствует о несогласованности предмета договора.

Поскольку в данном случае предмет договора цессии сторонами не согласован, его следует признать незаключенным.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит отмене, а требования Общества — оставлению без удовлетворения в полном объеме.

(Постановление ФАС С-З по делу № А56-578/2008)

2. В случае приобретения права требования на торгах, проведенных в рамках исполнительного производства, оно ограничено суммой, определенной судебным решением и исполнительным листом, в связи с чем у цессионария не возникает право требования процентов за пользование чужими денежными средствами за последующий период.

Общество (цессионарий) обратилось в арбитражный суд с иском к учреждению (должнику) о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 26.04.2006 (день, следующий за датой вынесения решения) по 30.03.2007.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в иске отказано.

В обоснование отказа суды указали, что объем прав Общества, приобретенных на торгах, ограничен правом требования суммы, указанной в исполнительном листе.

В соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

В силу статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Согласно пункту 15 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», если иное не предусмотрено законом или договором, при уступке части права (требования) к новому кредитору переходят в соответствующей части также и права, связанные с уступаемым правом (требованием).

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что требования Общества основаны на договоре цессии, в котором отсутствуют положения о включении в состав задолженности процентов за пользование чужими денежными средствами.

Однако в силу статьи 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору, если иное не предусмотрено не только договором, но и законом.

Так как торги проводились в рамках исполнительного производства, подлежит применению соответствующее законодательство, действовавшее в период проведения торгов.

В силу пункта 6 статьи 46 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 119-ФЗ) взыскание на имущество должника, в том числе на денежные средства и иные ценности, находящиеся в наличности либо на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, обращается в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения исполнительного документа с учетом взыскания исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

Порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность до 01.02.2008 определялся в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 27.05.1998 № 516 «О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций», принятым в целях реализации Закона № 119-ФЗ. В частности, пунктом 3 названного постановления Правительства Российской Федерации установлено, что права требования, реализованные в процессе обращения взыскания на имущество организации-должника, могут быть предъявлены дебитору должника в том объеме, в котором они были приобретены. При отражении результатов реализации прав требования в бухгалтерской отчетности организации — должника дебиторская задолженность учитывается в соответствии с той стоимостью, по которой она была реализована.

С учетом изложенного, Общество приобрело только право требования суммы, определенной судебным решением и исполнительным листом.

Право требования процентов за пользование чужими денежными средствами за спорный период истцом не приобретено, в связи с чем в иске отказано правомерно.

(Постановление ФАС С-З по делу № А42-6892/2008, Определением ВАС  РФ от  03.12.2009 №  ВАС-15522/09 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

3. Неисполнение цедентом обязательств по передаче документов, удостоверяющих право требования, не является основанием для освобождения цессионария от встречного обязательства по исполнению договора об уступке права требования.

Истец (цедент) обратился в арбитражный суд с иском к ответчику (цессионарию) о взыскании задолженности по договору уступки права требования.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен в полном объеме.

В кассационной жалобе ответчик просил отменить обжалуемые судебные акты, ссылаясь на то, что  суд первой инстанции необоснованно признал уступку права требования совершенной, так как в нарушение договора и пункта 2 статьи 385, пункта 3 статьи 405 Гражданского кодекса Российской Федерации цедент не исполнил свои обязательства по передаче ответчику как цессионарию документов, удостоверяющих право требования по договору, в связи с чем ответчик освобождается от обязательств по ее оплате.

Как следует из материалов дела, цедент и цессионарий заключили договор уступки права требования, по условиям которого цедент передал, а цессионарий — принял право требования долга к должнику. Договором предусмотрена передача цедентом цессионарию договора, надлежаще оформленных документов, удостоверяющих право требования, и сообщение сведений, имеющих значение для осуществления требования в течение двух дней с момента заключения договора.

Цессионарий исполнил свои обязательства по договору частично, перечислив цеденту часть денежных средств. Актом сверки расчетов определена задолженность цессионария перед цедентом по спорному договору.

Принимая решение об удовлетворении иска, суды исходили из того, что представленные в материалы дела документы подтверждают наличие у ответчика задолженности по договору уступки права требования.

Поскольку в договоре отсутствует условие о встречных обязательствах цедента, неисполнение которых предполагает отказ от оплаты полученного права требования, а также ответчиком не представлены доказательства обращения к цеденту с просьбой передать документы, подтверждающие право требования, в частности договора, цессионарий  в силу статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации не вправе был отказываться от исполнения обязательств по оплате переданного права требования.

В данном случае ответчик факт передачи ему права требования связывает с передачей цедентом документов, подтверждающих право требования. Однако данные документы сами по себе не могут свидетельствовать о передаче права требования. Таким доказательством является сам договор уступки права, по условиям которого цедент передает, а цессионарий принимает право требования. В соответствии с договором он вступает в силу со дня подписания его сторонами.

При таких обстоятельствах уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), не освобождает от исполнения цессионарием своих обязательств по договору уступки права требования в силу того, что данное право (требование) не зависит от возможности его реализации исполнением цедентом своих обязательств.

В соответствии с пунктом 11 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), само по себе не свидетельствует о том, что данное право (требование) не перешло к цессионарию.

Следовательно, довод ответчика о том, что он освобождается от встречного обязательства по исполнению договора об уступке права требования при неисполнении цедентом обязательств по передаче документов, удостоверяющих право требования, не может быть признан состоятельным, поэтому иск удовлетворён правомерно.

(Постановление ФАС С-З от 12.08.2009 г. по делу № А21-9693/2008, дело № А05-1669/2009 оставлено в силе постановлением кассационной инстанции).

4. Полномочие собственника унитарного предприятия принимать решение о заключении крупной сделки в соответствии с учредительными документами не означает, что такие сделки должны согласовываться с собственником, поскольку конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены законом.

Муниципальное унитарное предприятие (далее — Предприятие) обратилось в арбитражный суд с иском к муниципальному учреждению городского хозяйства (далее – Учреждение) о взыскании задолженности по договору-заказу на содержание и эксплуатацию объектов коммунального хозяйства, муниципального жилого фонда.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. На основании решения выдан исполнительный лист.

Определением, оставленным апелляционной инстанцией без изменения, суд первой инстанции заменил взыскателя по исполнительному листу на физическое лицо.

В кассационной жалобе Учреждение просило отменить определение и постановление и отказать в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве. Податель жалобы посчитал, что основания для процессуального правопреемства отсутствуют, так как физическое лицо приобрело задолженность Учреждения по недействительной сделке, противоречащей пункту 2 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Как следует из материалов дела, задолженность по договору-заказу продана на открытых торгах. Согласно протоколу торгов победителем признано физическое лицо.

Предприятие (цедент) и физическое лицо (цессионарий) заключили договор уступки прав требования, в соответствии с которым цедент уступил цессионарию права требования исполнения Учреждением денежного обязательства, возникшего на основании договора-заказа и подтвержденного решением суда и исполнительным листом. Уведомление об уступке направлено должнику и получено им.

Решением Арбитражный суд Архангельской области признал Предприятие банкротом, ввел в отношении него конкурсное производство.

Кассационная инстанция, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не нашла оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте.

Согласно пункту 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Пунктом 2 статьи 127 Закона о банкротстве установлено, что с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия, за исключением полномочий органов управления должника, уполномоченных в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок.

Суд кассационной инстанции пришёл к выводу о том, что, заключая договор, Предприятие не нарушило Закон о банкротстве. Полномочие собственника унитарного предприятия принимать решение о заключении крупной сделки в соответствии с учредительными документами не означает, что такие сделки должны согласовываться с собственником, как это установлено подпунктом 15 пункта 1 статьи 20 и пунктом 3 статьи 23 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Согласно пункту 1 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены указанным Законом.

Пунктом 2 той же статьи установлено, что конкурсный управляющий вправе распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены Законом.

Таким образом, ввиду правопреемства в спорном материальном правоотношении суды сделали правильный вывод о наличии оснований для процессуального правопреемства.

(Постановление ФАС С-ЗО от 30.12.2009 по делу № А05-367/05-27, дело № А05-2254/05-27)

5. В случае уступки требования должник согласно ст. 412 ГК РФ вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Истец (цессионарий), ссылаясь на полученное от первоначального кредитора  (цессионарий) по договору уступки права требования (цессии) право требования, обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика (должника) стоимости поставленной по договору продукции и  процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик предъявил встречный иск о взыскании с истца на основании статьи 412 Гражданского кодекса Российской Федерации задолженности первоначального кредитора перед ответчиком.

Решением суда первой инстанции  первоначальный и встречный иск удовлетворены в полном объёме, в связи с чем произведен зачет.

Кассационной инстанцией решение оставлено без изменения в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, вступившим в законную силу решением суда с ответчика в пользу первоначального кредитора  взыскана задолженность за поставленный товар. Эта задолженность была передана первоначальным кредитором истцу по договору уступки права (цессии). В связи с тем, что должник задолженность не оплатил, истец обратился в суд с иском о ее взыскании.

Встречный иск ответчика основан на том, что  у первоначального кредитора имелась перед ответчиком задолженность, взысканная в его пользу вступившим в законную силу решением суда.

В соответствии со статьей 386 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. В случае уступки требования должник согласно статье 412 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Таким образом, может быть зачтено любое денежное требование к первоначальному кредитору, а не только возникшее из одного обязательства. Ограничительное толкование названной статьи Кодекса, согласно которому правомерен зачет лишь требований, возникших из договора, по которому произошла уступка права требования, не основано на законе.

Судами установлено, что требование ответчика возникло до момента получения им уведомления об уступке принадлежавшего первоначальному кредитору требования, а правомерность принадлежащего ответчику требования подтверждена вступившим в законную силу решением арбитражного суда.

Наличие решения арбитражного суда о взыскании задолженности с первоначального кредитора, не препятствует предъявлению встречного иска в рамках предъявленного к нему иска со стороны нового кредитора, поскольку иски – ответчика к первоначальному кредитору и  ответчика  к истцу – не  тождественны.

Защищать свои права иным способом, например, путем заявления о зачете (статья 410 Гражданского кодекса Российской Федерации) ответчик не мог, поскольку по смыслу пункта 1 части 3 статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации после предъявления к должнику иска не допускается прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования в соответствии с нормами статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поэтому в данном случае отсутствует повторное взыскание одной и той же суммы, а требование ответчика  о взыскании задолженности с истца правомерно принято арбитражным судом для совместного рассмотрения с иском последнего о взыскании денежной суммы с ответчика.

(Дело № А05-9381/2005-3, Определение ВАС РФ от 20.08.2007 № 9972/07).

6. Подсудность рассмотрения спора о взыскании задолженности, переданной истцу на основании договора цессии, определяется с учётом условий договора, на основании которого возникло уступленное требование.

Истец (цессионарий) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к должнику  о взыскании задолженности по договору поставки и пеней, право требования которых передано ему на основании договора цессии.

Определением суда первой инстанции исковое заявление возвращено заявителю в связи с неподсудностью спора Арбитражному суду города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Апелляционная инстанция отменила определение суда первой инстанции в связи со следующим.

Между ответчиком (поставщик) и первоначальным кредитором (покупатель) заключен договор поставки алкогольной продукции. В соответствии с условиями договора поставщик поставил покупателю продукцию, однако обязательство по оплате продукции после ее получения покупатель не исполнил.

На основании договора цессии первоначальный кредитор (цедент) передал, а  истец (цессионарий) принял права требования от ответчика (должника)  задолженности и пени, вытекающих из договора поставки алкогольной продукции.

Таким образом, первоначальный кредитор (поставщик) выбыл из обязательства, а на его место встал Новый кредитор.

Согласно статье 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав.

Поскольку по договору цессии истцу уступлены права, вытекающие из договора поставки, в силу статьи 384 ГК РФ, реализацию этих прав истец вправе осуществлять в том же объеме и на тех же условиях, что и первоначальный кредитор.

Договором поставки предусмотрено, что в случае невозможности разрешения разногласий в процессе переговоров, все споры подлежат рассмотрению в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Условий, ограничивающих или изменяющих установленную в договоре подсудность, ни законом, ни договором не предусмотрено. Следовательно, перемена лица в уже существующем обязательстве не изменяет право кредитора на рассмотрение спора в соответствии с условиями данного обязательства.

 (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2009 по делу № А56-62364/2009, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2005 по делу № А56-12771/2005, Постановление ФАС Московского округа от 06.07.2009 по делу КГ-А40/5717-09, Постановление ФАС Уральского округа от 08.02.2000 по делу № Ф09-63/00-ГК, аналогичная по смыслу позиция высказана в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного  Суда  РФ от 11.08.1998 № 2883/98).

«В целом ряде случаев кассационные инстанции признавали, что условие об избрании определенного суда по правилам ст. 30 АПК РФ 1995 года распространяется и на нового кредитора, приобретшего права в порядке цессии <*>. Однако имеются и иные решения: суды поддерживают позицию, согласно которой соглашение о договорной подсудности не является объектом прав кредитора, переходящих к другому лицу в силу ст. 384 ГК РФ <**>.

———————————

<*> См., напр.: Постановление ФАС Уральского округа от 08.02.2000 N Ф09/00-ГК.

<**> См.: Постановление ФАС Московского округа от 12.10.1998 N КГ-А40/2583.

Подсудность, как отмечалось в литературе, — «это круг материально-правовых вопросов индивидуального значения, отнесенных к ведению определенного судебного органа. В отличие от подведомственности, назначение которой состоит в том, чтобы способствовать разграничению компетенции различных органов государства, общественности и др. в области применения норм материального права, подсудность предназначена разграничивать компетенцию в той же области, но между различным судами. <…> Различие между подсудностью и подведомственностью имеет скорее количественный, нежели качественный характер». С учетом этого нет оснований для иного решения относительно судьбы оговорки о подсудности при уступке требования. Новый кредитор по общему правилу должен подчиняться действию этой оговорки.»

Новоселова Л. А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003. 494 с.

7. Если в договоре цессии не предусмотрено иное, право (требование) на уплату суммы неуплаченных на момент совершения сделки уступки права (требования) процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации переходит к цессионарию вместе с уступленным правом (требованием) в порядке статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истец (цессионарий) ссылаясь на полученное право требования от первоначального кредитора по договору уступки права требования (цессии), обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с должника стоимости поставленной по договору продукции и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 15.01.2003 по 08.02.2006.

Решением суда первой инстанции с ответчика в пользу истца  взыскана задолженность в полном объеме, а также проценты за период с 30.05.2005 по 08.02.2006.

Во взыскании процентов за предыдущий период отказано.

Отказ во взыскании процентов за пользование денежными средствами мотивирован отсутствием у истца права требования уплаты процентов за период, предшествующий заключению договора цессии.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, в частности, к новому кредитору переходят связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Из положения данной статьи не следует, что при определении объема перешедшего права (требования) на уплату суммы процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации следует исходить из проведенного судом их разделения на проценты, начисленные, но не уплаченные до момента уступки, и проценты, подлежащие начислению после совершенной уступки.

По смыслу указанной нормы уступка права (требования) задолженности означает, что если иное не определено цедентом и цессионарием, новому кредитору от первоначального кредитора переходит право (требование) на уплату суммы неуплаченных процентов без дополнительного оформления уступки последних. Поэтому если цедентом и цессионарием не предусмотрено иное, право (требование) на уплату суммы неуплаченных на момент совершения сделки уступки права (требования) процентов по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации переходит вместе с уступленным правом (требованием) в порядке статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В данном случае иное не только не предусмотрено, но договор прямо устанавливает, что цессионарию передается право требования процентов за несвоевременную уплату задолженности по поставке. Данных о том, что цедент оставляет себе право требования процентов за период до даты заключения договора, в договоре не имеется.

При таком положении у суда не имелось оснований для отказа во взыскании процентов за период до 29.05.2005.

(Постановление ФАС СЗО от 20.06.2006 по делу № А05-9381/2005-3).

8. Перевод долга предполагает переход обязанностей от должника к другому лицу с согласия кредитора, в результате которого происходит перемена лиц в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. При этом новый должник принимает на себя долг первоначального должника в том объеме, в котором этот долг лежал на первоначальном должнике, включая уплату процентов, неустойки и другие санкции.

На основании договора купли-продажи истец (поставщик) передал покупателю товар. В связи с тем, что покупатель полученный товар не оплатил, поставщик обратился в суд с иском о взыскании задолженности и штрафа, предусмотренного договором.

Установив, что в соответствии с договором о переводе долга обязательства покупателя полностью, включая основную сумму долга, принял на себя новый должник (ответчик), однако данные обязательства не исполнил, суд первой инстанции, на основании ст. 309, 330, 391, 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворил заявленные требования и взыскал с нового должника основной долг и штраф, начисленный за просрочку исполнения покупателем обязательства по договору купли-продажи.

Новый должник оспорил решение в кассационную инстанцию, сославшись на то, что взыскание суммы штрафа с нового должника в силу ст. 391, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации является неправомерным, основан на неправильном толковании норм гражданского законодательства о переводе долга.

Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда без изменения, указал следующее.

Из смысла ст. 391, 392 Гражданского кодекса Российской Федерации видно, что перевод долга предполагает переход обязанностей от должника к другому лицу с согласия кредитора, в результате которого происходит перемена лиц в обязательстве при сохранении содержания самого обязательства. При этом новый должник принимает на себя долг первоначального должника в том объеме, в котором этот долг лежал на первоначальном должнике, включая уплату процентов, неустойки и другие санкции.

(Постановление ФАС Уральского округа от 31.08.2006 по делу № Ф09-7566/06-СЗ. Та же позиция содержится в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 08.12.2008 по делу № 28-7092/2007-196/25).

Необходимо отметить, что в судебной практике встречается противоположная позиция, когда суды отказывают во взыскании процентов и неустойки, ссылаясь на то, что данное обязательство не принято новым должником согласно договору.

Однако представляется, что изложенная выше позиция более соответствует смыслу ст. 24 Гражданского кодекса Российской Федерации. Из смысла договора перевода долга следует, что его предметом является конкретная юридическая обязанность, которая входит в содержание обязательственных правоотношений. По своему правовому содержанию перевод долга означает перемену лиц в обязательстве.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 2 декабря 1997 г. № 3798/97 также указано, что, исходя из смысла ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, долг переходит к новому должнику в полном объеме, включая обеспечивающую его исполнение неустойку, а также неуплаченные проценты.

Судья                                                          Л.Л. Куницына 

Помощник судьи                                         В.В. Селянинова

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга

Перемена лиц в обязательстве: уступка права требования и перевод долга — реферат #1202100 — право

I. Нормативно-правовые акты:
1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. № 7. 21.01.2009.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1994. — N 32. — Ст. 3301.
3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1998. — №31. — Ст. 3824.
4. Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2005. — N 1 (часть 1). — Ст. 40.
5. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Собрание законодательства РФ. – 1997. — N 30. — Ст. 3594.

II. Специальная литература:
6. Агарков М.М. Перевод долга // Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. — М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. Т. II. – 675 с.
7. Бабкин О.Л. Уступка права требования возврата кредита по кредитному договору // Юрист. – 2021. — №2. – С.75-85.
8. Белов В.А. Договор перевода долга в российском гражданском праве // Законодательство. — 2000. — N 9. — С. 10-18.
9. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. — М.: Юристъ, 2002. – 312 с.
10. Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. Теория и практика. — М.: МГУ, 1986. – 255 с.
11. Гамбаров Ю.С. Гражданское право. — М.: Юридическая литература, 2009. – 782 с.
12. Гаприндашвили Р.Р. Перевод долга и исполнение обязательств третьими лицами // Юридический мир. – 2021. — №11. – С.56-65.
13. Гражданское право. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 2008. – 810 с.
14. Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. Т.1. — М.: Контракт, Инфра-М, 2021. – 675 с.
15. Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 1 / Отв. ред. В.П. Мозолин. 2-е изд. — М.: Юристъ, 2021. – 712 с.
16. Жолудев А.И. Уступка права (требования) кредитора другому лицу по сделке // Общество и право. – 2021. — №1. – С.72-80.
17. Зинковский М.А. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере оборота драгоценных металлов в безналичной форме: Автореф. на соиск. степени к.ю.н. — Белгород, 2021. – 28 с.
18. Кархалев Д.Н. Перемена лиц в охранительном обязательстве // Арбитражный и гражданский процесс. — 2008. — N 11. — С. 48-55.
19. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. — М.: Контракт, Инфра-М, 2021. – 680 с.
20. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. — М.: Норма, 2021. – 728 с.
21. Садиков О.Н. Условия уступки права требования // Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 9. / Под ред. В.Ф. Яковлева. — М.: Проспект, 2021. – 218 с.
22. Чиларж К.Ф. Учебник институций римского права. 2-е изд. — М.: Госюриздат, 1906. – 290 с.
III. Материалы судебной практики:
23. Постановление Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 2001. — №7.
24. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. – 2008. — №1.
25. Определение Верховного Суда РФ от 5 февраля 2021 г. N 78-впр01-011 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс
26. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2021 г. N 4735/013 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс
27. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 16 января 2021 г. N Ф04/107-1040/А46-2021 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс
28. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 октября 2021 г. N 4215/012 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс
29. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 июля 2021 г. N А33-11707/011-С2-Ф02-1321/00-С2 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс
30. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 сентября 2007 г. N Ф04-5899/2007(37624-А70-8) по делу N А70-76/9-2007 (документ опубликован не был) // СПС КонсультантПлюс

Тема 11. уступка права требования и перевод долга в системе гражданских правоотношений

Современный гражданский оборот отказался от принципа неизменности личного состава обязательства.[273] Вовлечение в гражданский оборот имущественных прав в качестве объекта гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), в том числе права требования из обязательств, позволило наделить их оборотоспособностью, которая предполагает свободное отчуждение или переход от одного лица к другому (ст. 129 ГК РФ). В настоящее время институт перемены лиц в обязательстве весьма востребован, о чем свидетельствует количество споров, связанных с применением норм об уступки права требования. Однако, несмотря на широкое использование этого института участниками гражданских правоотношений, устойчивого (единообразного) понимания закона не сложилось, во многих случаях это усугубляется противоречивой практикой его применения (например, возможность уступки права требования по взаимным обязательствам, по длящимся отношениям, части права требования по обязательству и др.). В этой связи анализ норм, регламентирующих перемену лиц в обязательстве и научных разработок, а также правоприменительной практики представляет теоретический и практический интерес. В современной юридической литературы наблюдается устойчивый интерес к этой теме. К наиболее значительным работам можно отнести монографии Л.А. Новоселовой Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг (М., 2003г.); Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве (М., 2000г.); М.И. Брагинский, В.В. Витрянский Договорное право. Книга первая: Общие положения (М., 2005г.) — Глава V, значительный вклад в разработку вопросов перемены лиц в обязательстве В. Анохин, С.В. Елисеев, Е.А. Крашенинников, С.Б. Култышев, Э.Н. Нариманов, В.В. Почуйкин, К. Скловский, Л. Чеговадзе и другие авторы.

Уступка права требования

Сущность обязательства состоит в обязании конкретных лиц к совершению определенного действия, либо воздержанию от него. В нем участвует две стороны — активная (кредитор, который имеет право требовать от должника определенного поведения) и пассивная (должник, который обязан исполнить то, что является предметом обязательства). В состав имущества кредитора право требования входит как актив, иначе его также называют как дебиторская задолженность, а должник обременяется долгом, который отражается у него как пассив.

По мере развития оборота обязательства утратили личный характер. Права требования стали включаться в экономический оборот, в законодательстве появились нормы допускающие изменения на стороне кредитора. Замена кредитора в обязательстве не влечет изменения или прекращения существа ранее существовавшего обязательства, так как к новому кредитору переходят права в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали на момент перехода права (ст. 384 ГК РФ).

В юридической литературе сложилось понимание уступки права требования как соглашения, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.[274]

Цессию следует отличать от смежных отношений, в частности, от регрессных обязательств, в которых также как и при уступке изменяется кредитор. Однако регресс является самостоятельным обязательством (по регрессному обязательству самостоятельно начинает течь исковая давность и др.), хотя и связанным с первоначальным, уступка права не изменяет содержания обязательства: должник имеет право выдвигать против нового кредитора те же возражения, что и против первоначального и т.д. Подчеркивая самостоятельный характер указанных отношений, ГК РФ указывает, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным обязательствам (п. 1 ст. 382). Однако это положение нельзя рассматривать как запрет на уступку права по регрессному обязательству.[275]

Правовому регулированию отношений уступки права требования посвящена глава 24 ГК РФ, однако в законодательстве прямо не регламентированы какие условия договора являются существенными. Исходя из содержания ст. 432 ГК РФ единственным существенным условием следует считать условие о его предмете.[276] В некоторых случаях законодательство устанавливает дополнительные существенные условия для отдельных договоров уступки права требования. В частности, ФЗ от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в отношении договора уступки прав требования должника (продажи прав требования должника), заключаемого в процессе банкротства на стадиях внешнего управления или конкурсного производства (ст.ст. 112, 140) требует включения следующих условий: получение денежных средств за проданные права требования должника не позднее чем через пятнадцать дней с даты заключения договора купли-продажи прав требования; переход прав требования только после полной оплаты прав требования.

Предметом договора уступки может быть только субъективное обязательственное право. Какие права могут быть переданы на основании цессии? Здесь необходимо согласиться с мнением тех авторов, которые говорят, что по общему правилу должна считаться допустимой уступка всякого требования.[277] Это объясняется через категорию правоспособности, учитывая, что одним из элементов правоспособности является правомочие совершения любых сделок; исходя из принципа свободы договора, и, как уже отмечалось, из установления ст. 129 ГК РФ общего правила свободного отчуждения либо перехода объекта гражданских прав от одного лица к другому. Исключения из общего правила установлены статьями 383, 388 ГК РФ. Сюда относятся «высоко персонифицированные требования»[278], требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, требования, уступка которых противоречит закону, иным правовым актам или договору (первоначального кредитора с должником).[279] Предмет договора должен быть индивидуализирован (в противном случае договор будет считаться незаключенным), индивидуализация требований осуществляется через определение следующих составляющих: предмета требования (денежная сумма в размере …), первоначального кредитора, должника, содержания требования (уплатить), основание возникновения требования (договор аренды). В то же время индивидуализация предмета может иметь различную степень точности. Например, «все требования (права) кредитора, возникшие из договора аренды между от…». Невозможно цедировать право, которое возникнет в будущем, допустимость передачи будущих прав обычно специально оговаривается (статьи 361, 826 ГК РФ).

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

В юридической литературе ставится вопрос о действительности цессии в зависимости от того, имеется ли лицензия у цессионария.[280] Мнения разделились: уступка может быть признана ничтожной по причине отсутствия лицензии, если требования возникли из договора, заключенного в ходе осуществления деятельности, подлежащей лицензированию.[281] Другие авторы считают, что после выдачи кредита правовой режим выданных средств определяется нормами о займе, которые не запрещают распоряжаться правом требования.[282] Возможность уступки таких прав подтверждена судебной практикой. Суд, отказывая в иске о признании недействительной цессии по кредитному договору, указал, что личность кредитора о возврате заемных средств не имеет для должника существенного значения, нарушения цессией положений законодательства о банках и банковской деятельности не усматривается, поскольку банком передано истцу право требования по денежному обязательству о возврате заемных средств, но не права по предоставлению кредита как банковской операции, требующей лицензии Банка России.[283]

Договор уступки права требования является консенсуальным. В зависимости от наличия взаимных прав и обязанностей цессия может быть взаимной или односторонней.[284] Характер обязательств сторон в первую очередь зависит от наличия встречного предоставления за уступаемое право (возмездного характера договора). В настоящее время условие о возмездности цессии арбитражная практика относит к обязательным. По мнению Белова В.А. условие о встречном удовлетворении в договор помещать не обязательно, ибо он относится к числу абстрактных сделок. Договор сингулярной сукцессии может быть как возмездным, так и безвозмездным, но ни то, ни другое отражаться в самом договоре не должно.[285] Разделяя указанную позицию, следует отметить, что с ней не соглашаются суды: значительная часть договоров уступки признана недействительными ввиду отсутствия указания в договоре условий о возмездности. На наш взгляд, такие решения нельзя назвать обоснованными: в п. 3 ст. 423 ГК РФ закреплена презумпция возмездности договора, иное, т.е. безвозмездность договора должна быть предусмотрено законом, другими правовыми актами, содержанием или существом договора.[286] Следовательно, если в договоре цессии будет отсутствовать указание на встречное предоставление, он в силу указанной презумпции будет считаться возмездным, и при рассмотрении конкретного спора следует выяснять характер отношений сторон. Так, в конкретном договоре уступки стороны не предусмотрели условие о возмездности, однако в счет передаваемого права был осуществлен зачет взаимных требований цедента и цессионария. По логике судебных инстанций такой договор должен быть признан недействительным.

Цессия выражается в передаче определенного права цедентом цессионарию, при чем эта передача основывается на договоре, их связывающим. Однако этим договором является не цессия, а сделка, на которую опирается переход, составляющий сущность цессии. Само движение имущественного права должно происходить в рамках соответствующего договора, имеющего своим предметом имущество.[287] Таким договором может быть купля-продажа (п. 4 ст. 454 ГК РФ), дарение (п. 1 ст. 572 ГК РФ), мена (ст. 567 ГК РФ); уступка права, на наш взгляд, может также осуществляться и на основании отступного (ст. 409 ГК РФ). Особо можно выделить договор, для которого переход права (денежного требования) составляет особый предмет — договор финансирования под уступку денежного требования (гл. 43 ГК РФ). Таким образом, договор уступки права не является самостоятельным договором, его невозможно индивидуализировать и найти ему место среди других договоров.[288] Несмотря на отрицание самостоятельного характера договора уступки права требования, его в корпоративных отношениях можно квалифицировать как крупную сделку или сделку, в совершении которой имеется заинтересованность. При этом в судебной практике ставится вопрос о признании недействительной самого договора уступки, а не договора купли-продажи, в рамках которого осуществляется передача права.[289]

Гражданский кодекс РФ называет уступку права сделкой, а не договором, однако уступка права требования может осуществляться только на основании соглашения. Уступка права требованию может осуществляться только на основании договора, а односторонняя сделка по передаче требования невозможна, т.к. всегда должно присутствовать помимо воли цедента об отказе от своего прав и волеизъявление цессионария о принятии этого требования.[290] Сторонами соглашения об уступки права требования являются цедент (первоначальный кредитор) и новый кредитор (цессионарий), а должник не является стороной цессии, иное может быть предусмотрено законом или договором, например, в обязательствах, где личность кредитора имеет существенное значение. Отсутствие согласия должника в случаях, когда это предусмотрено законом, лишает цессию юридической силы (действительности), а в случаях, когда согласие должника установлено договором дает должнику право требовать возмещения убытков от первоначального кредитора.[291] Поскольку договор уступки права требования совершается без должника, то его содержание подчинено требованию о том, что уступка права требования не должна ухудшать положения должника.

Переход права составляет предмет соглашения первоначального и нового кредитора, поэтому согласия должника не требуется, его необходимо письменно известить о состоявшемся переходе. Несмотря на простоту этого юридического действия, в практике встречаются случаи, когда ненадлежащее уведомление должника влекло порочность договора цессии. Так, между сторонами был заключен договор цессии, о котором был извещен должник. Впоследствии стороны изменили договор в части условий о взаимных расчетах за передаваемое право, о котором уже не известили должника. Судом договор цессии был признан недействительным ввиду того, что «в деле отсутствуют доказательства извещения должника об этих изменениях, что не соответствует ст. 382 ГК РФ».[292]

Замена кредитора при цессии переходит безусловно и окончательно. При этом новое обязательство не возникает, изменяется только субъектный состав. При цессии переходят все права (как по условиям, так и объему), принадлежащие первоначальному кредитору, если иное не предусмотрено законом или договором. Следовательно, одновременно с основными правами передаются дополнительные (например, права залогодержателя (ст. 355 ГК РФ), права на неуплаченные проценты (ст. 384 ГК РФ). Однако возможность передачи части прав кредитора не однозначно понимается правоприменительной практикой. В частности, это касается возможности передачи права требования уплаты части денежной суммы, дополнительных (акцессорных) прав (права на, уплаты неустойки и др.) как самостоятельного предмета цессии.[293] Вопрос о делимости предмета цессии активно обсуждается в и в юридической литературе. Так, ряд авторов, основываясь на диспозитивности ст. 384 ГК РФ, полагают, что может передаваться как все права, так и их часть. Говоря о возможности передачи права по длящемуся правоотношению, арбитражная практика неоднократно менялась. В 1996-1998 г.г. судебной практикой был разработан тезис, что «невозможности уступки требования помимо перемены лиц в обязательстве»[294], что означало, что кредитор, уступивший право должен был выбыть из обязательства. Здесь можно назвать ряд Постановлений Президиума ВАС РФ, принятых по делам, связанным с уступкой требований из договора банковского счета (№ 1136/96 от 30.07.1996г., № 3172/96 от 29.10.1996г., № 1435/97 от 27.05.1997г. и др.); указывая, что во всех случаях цеденты оставались сторонами договора банковского счета, не передавали всех прав из него и закрывали счета, Президиум отмечал несоответствие данных соглашений статьям 382, 384 и 388 ГК РФ, что влекло ничтожность данных соглашений.[295]

Характеризуя объем прав, уступаемых цедентом, следует отметить, что цессионарий приобретает все права, в том числе и на возмещение убытков, и на расторжение договора. Между сторонами был заключен договоры цессии, согласно которым цедент уступил право требования предоставления зерна пшеницы на сумму 2250 тыс. рублей (что составляет 937,5 кг). Цессионарии обратились в суд с требованием о расторжении договора купли-продажи сельскохозяйственной продукции и взыскании ущерба, так как должник (продавец) взятые на себя обязательства не выполнил. Президиум Верховного суда РФ отклонил протест прокурора о том, что истцы не являлись сторонами договора купли-продажи и, следовательно, не могли ставить вопрос о расторжении договора, т.к. п.2 ст. 450 ГК РФ право предоставляет только стороне договора купли-продажи. Суд сделал обоснованный вывод, что права первоначального кредитора переходят к новому кредитору в том же объеме и на тех же условиях, в частности, к нему переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства.[296] Это решение интересно так же и потому, что суд признал правомерным передачу права в части требования сумм: между цедентом и должником обязательство по передаче товара было на 6 тыс. тонн зерна на 14400 тыс. руб., которое он разделил между несколькими лицами.

Неоднозначна практика в отношении длящихся договоров (поставки, энерго- и теплоснабжение, водоснабжение и прием сточных вод и т.д.). В теории почти всеми авторами признается возможность уступки прав по таким договорам,[297] однако судебная практика приходит к противоположному выводу: так как основные обязательства сторон не прекращались, то цессия является неправомерной, частичная уступка требования противоречит Главе 24 ГК РФ, и, исходя из этого суд сделал вывод, что договор уступки является ничтожным.[298] Более того, суд указал, что «предметом уступки может служить право требования кредитора в обязательстве при отсутствии у него каких-либо обязанностей перед другой стороной в данном обязательстве» (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.03.1999г. № 6925/98).

Впоследствии мнение ВАС РФ изменилось, договоры уступки права требования в обязательствах длящегося характера стали признаваться действительными. В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 14.12.2004г. № 11079/04. Президиум указал, что в данном случае предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по договору на отпуск воды и прием сточных вод, а конкретное право требования оплаты долга в сумме … . Воля сторон по договору уступки требования не была направлена на замену стороны в договоре на отпуск воды и прием сточных вод. Уступка права требования долга за конкретный период не влечет перехода его взаимных обязательств, поэтому новый кредитор не должен становиться стороной указанного договора. Таким образом, в отношении длящихся обязательств вопрос о возможности уступки права требования уплаты долга за конкретный период (части прав кредитора) вопрос решен положительно. Несмотря на сложившуюся судебную практику по указанной категории дел, в литературе до сих пор высказываются мнения, вызывающие недоумение: «В двусторонних обязательствах при перемене кредитора происходит одновременно и перевод долга. в этих случаях необходимо соблюдать нормы закона, относящиеся как к уступке права требования, так и к переводу долга».[299] В то же время остается открытым вопрос о возможности уступки части прав кредитора в так называемом разовом договоре. Противоречива практика судов в отношении уступки прав по дополнительным (акцессорным) правам — требованиям, возникшим из обязательств, обеспечивающих исполнение основного обязательства, а также права на взыскание имущественных санкций.[300] По мнению Е.Г. Комиссаровой гражданское законодательство не содержит правил, ограничивающих возможность передачи кредитором своего права требовать получения имущественных санкций путем уступки требования.[301] Передача права на взыскание имущественных санкций при этом пределы реализации гражданских прав, установленные ст. 10 ГК РФ.[302]

Первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору также и документы, которые удостоверяют право, а также необходимые для реализации права сведения. Должник, в свою очередь, может требовать предоставления новым кредитором доказательств перехода к нему прав. Вопрос о моменте перехода права к цессионарию не является решенным. Здесь высказаны следующие позиции:[303]1) момент заключения договора; 2) момент уведомления должника о совершенной цессии; 3) момент, определенный по аналогии с моментом перехода права собственности; 4) момент составления особого акта передачи прав, а по цессии, оформленной документом, единым с документом по основной сделке, — момент заключения последней, если иное не оговорено в самом договоре. Автор придерживается мнения, что уступаемое право переходит в момент заключения договора уступки (по общему правилу), однако, рассматривая этот вопрос применительно к соответствующему договору, предметом которого является передаваемое право, этот момент может определяться встречным предоставлением (оплатой) при купле-продаже, мене и т.д.[304] Также передача права может быть осуществлена в срок, определенный сторонами. Внешним проявлением передачи права следует считать соглашение сторон.[305] Сложным является вопрос о переходе уступаемого права требования по исполнительным листам. Руководствуясь нормами ГК РФ, следует определить момент перехода — моментом заключения договора цессии. Согласно ст. 32 ФЗ от 21.07.1997г. «Об исполнительном производстве» для замены требуется постановление судебного пристава-исполнителя о правопреемстве по исполнительному производству; ст. 48 АПК РФ устанавливает правило, что в случае перемены лиц в обязательстве, арбитражный суд производит замену стороны правопреемником и указывает это в судебном акте (определение о замене стороны).[306]

Также к обязанностям первоначального кредитора относятся: возместить убытки цессионарию, если уступленное право по каким-то причинам окажется недействительным; отвечать за неисполнимость требования, если он принял на себя поручительство за должника. Недействительность требования означает его отсутствие у цедента на момент совершения уступки (недействительность сделки, из которой передавалось право, предшествующая уступка, зачет встречных требований), сделка уступки при этом заключается в отношении заведомо не существующего предмета, вследствие чего о ней можно говорить как о ничтожной.[307] Сюда же можно отнести уступку задавненного требования. Здесь можно использовать критерии действительности уступаемого денежного требования (п. 2 ст. 827 ГК РФ).

Перевод долга

Замена должника на основании перевода долга является одним из случаев сингулярного правопреемства в обязательстве.[308] Согласно п. 1 ст. 391 ГК РФ «перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора». В этом проявляется одно из принципиальных отличий от уступки права, что требуется во всех случаях согласие противоположной стороны в обязательстве — кредитора. Подобное правило ведено с учетом неоспоримой презумпции: от личности должника зависит возможность реального и надлежащего исполнения обязательства.[309] В литературе указывается на редакционную неточность формулировки указанной нормы: перевод долга является односторонним действием должника, кредитор дает согласие на такой перевод, а «другое лицо» ничего не делает, долг переведен без его участия.[310]

Для перевода долга необходимо волеизъявление трех лиц: 1) должника перевести долг; 2) кредитора — согласие на перевод долга; 3) другого лица на принятие долга (такой вывод следует из положений ст. 155, п. 3 ст. 308 ГК РФ — обязанности, как из односторонней сделки, так и из обязательства, создаются для лиц их совершивших (в них участвующих). Поэтому нельзя согласиться с тем, что особенностью перевода долга состоит в том, что не требуется согласия первоначального должника, передача может совершаться помимо его воли.[311] В этом случае можно говорить об интерцессии, а не переводе долга.[312] Здесь необходимо отличать перевод долга от исполнение обязательства третьим лицом (ст. 313 ГК РФ), в этом случае должник не выбывает из обязательства, он является ответственным перед кредитором, в том числе и за поведение третьего лица.[313]

Перевод долга имеет сходство с уступкой права: в том и другом случае меняется субъектный состав обязательства, но содержание обязательства остается неизменным, новый должник вправе выдвигать против кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником (ст. 392 ГК РФ).

Легального определения понятия «перевод долга» ГК РФ не содержит, поэтому предлагаем определение, данное В.А. Беловым: «Перевод долга представляет собой результат сложного юридического состава, состоящего из (а) договора о переводе долга, по которому одна сторона (старый должник) слагает с себя обязанность, составляющую содержание определенного обязательства, перелагая (переводя) ее на другую сторону — нового должника, и (б) односторонней сделки кредитора, содержание которой заключается в даче им согласия на замену должника в обязательстве в соответствии с договором о переводе долга. Перевод долга как результат заключения одноименного договора, санкционированного кредитором, именуется также заменой должника.[314]

Сторонами договора перевода долга являются первоначальный должник и новый должник, в соответствии с которым первый слагает (переводит) с себя обязанность, а последний принимает ее на себя. Кредитор не является стороной договора, а только дает согласие, хотя возможно заключение трехстороннего перевода долга между первоначальным и новым должниками и кредитором. Несмотря на очевидность такого решения, в теории гражданского права существуют 4 мнения по вопросу о сторонах договора перевода долга:[315]

1. это многосторонний договор, в котором участвуют два должника и кредитор;

2. это двусторонний договор, заключаемый между должниками, согласие кредитора — односторонняя сделка, не являющаяся элементом договора;

3. это договор, заключаемый кредитором и третьим лицом, принимающим чужой долг, без согласия старого должника;

4. договор перевода долга заключается старым должником и кредитором.

Предметом договора долга является юридическая обязанность должника, как полностью, так и в части. Содержание и иные условия исполнения долга определяются обязательством, из которого возник долг.

Условие о встречном удовлетворении в договор перевода долга включать не обязательно. В этом случае применимы те же рассуждения, как и в отношении уступки права (см. выше). Также как и цессию, перевод долга нельзя считать самостоятельным договором. Договор перевода долга считается заключенным в момент согласования существенных условий (предмета), но перемена должника в обязательстве произойдет только после согласия кредитора.

Хотя ГК РФ не устанавливает, как при цессии ограничения на перевод долга, такие ограничения существуют. В первую очередь нельзя перевести долг из обязательства, возникшего при осуществлении деятельности, подлежащей лицензированию (банковской, строительной и т.д.), если лицо не обладает такой лицензией; а также, если исполнение обязанности связано с определенным статусом лица (предприниматель), а новый должник его не имеет. Перевод долгов на лицо, признанное банкротом, без санкции временного, внешнего или конкурсного управляющего (статьи 58, 88, 113 ФЗ от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не допускается. Также не допускается перевод долга на малолетнего, недееспособного. Нельзя перевести обязанности по алиментным обязательствам.

Перевод долга в отличие от уступки права требования не широко применяется на практике, однако ГК РФ предусмотрены договорные конструкции, где долги переходят наравне с правами. При продаже предприятия (ст. 559) долги включаются в состав передаваемого предприятия. При этом кредиторы письменно уведомляются о продаже, они могут требовать прекращения либо досрочного исполнения обязательств, либо признания договора недействительным полностью или частично. Аналогичные правила действуют в отношении аренды предприятия (ст. 657 ГК РФ). Конструкция перевода долга также может быть использована в качестве одного из способов исполнения договора дарения — освобождения от имущественной обязанности перед третьим лицом (п. 1 ст. 572 ГК РФ).

Говоря о форме уступки права требования и перевода долга, то они совершаются в той же форме, что и сделки на которых они основаны.

§

Свобода договора – это и принцип гражданского права, т.е. категория теоретическая[316], и его основное начало – категория законодательства[317]. При этом возможность заключить смешанные и безымянные договоры обоснованно рассматривается как одно из трех проявлений свободы договора[318], и в этом своем качестве приобретает свойство фундаментальности, если не незыблемости. В такой ситуации может показаться парадоксальным, что такое положение дел в гражданском праве было общепризнанным не всегда.

При всей очевидности примата диспозитивных начал в методе гражданско-правового регулирования, когда установление прав и обязанностей участников правоотношений в значительной части отдается на откуп им самим, государство, тем не менее, полностью от регулирования таких правоотношений не устраняется и никогда не устранялось. При этом в области договорных правоотношений это государственное регулирование осуществляется в двух основных направлениях, с двумя главными целями.

Первая цель, наиболее очевидная, это соблюдение публичного интереса. При этом публичный интерес следует понимать не только с точки зрения государства как участника гражданских правоотношений (примером такого регулирования может являться § 4 гл. 30 ГК РФ), но и с точки зрения государства как суверена, призванного обеспечить порядок и стабильность гражданского оборота (в широком смысле эту цель преследует все гражданское законодательство в целом, однако отдельные его нормы и институты наиболее ярко выражают эту идею, например ст. 551 ГК РФ и т.п.), а также защиту интересов заведомо слабого субъекта правоотношений (например, ст. 426 ГК РФ).

Вторая цель и второе направление государственного регулирования гражданско-правовых договорных отношений, на которые обращается зачастую меньшее внимание, но которые в современных условиях имеют едва ли не большее значение, чем первые – это способствование развитию гражданского оборота путем облегчения реализации его субъектами своих прав и обязанностей в правоотношении. И речь идет о способствовании, разумеется, не организационном или, тем более, финансовом, а исключительно законодательном. В этой связи в цивилистической литературе отмечается, что закрепление конструкций поименованных договоров является гарантией выполнения государством своей функции организатора имущественного оборота[319].

Следует отметить особую роль диспозитивных норм в регулировании поименованных договоров. Закрепляя в тексте закона многие обычные и даже некоторые существенные условия договора[320], законодатель избавляет стороны от необходимости полной и детальной регламентации своих будущих договорных правоотношений всякий раз при вступлении в них. Сторонам, решившим заключить договор, нет необходимости уделять чрезмерное внимание его содержанию, компенсируя собственную некомпетентность расходами на услуги высококвалифицированных юристов, достаточно лишь согласовать существенные условия (да и то, как отмечено выше, не всегда все), и можно, застраховавшись от риска последующего признания договора незаключенным либо недействительным всего лишь визой штатного юриста, дальнейшее внимание уделить основному вопросу: той деятельности, по поводу которой договор и заключается.

При этом законодатель призван решить и еще одну задачу: договорная конструкция поименованного договора должна быть универсальной и максимально эффективной для «среднестатистического» случая применения такого договора, чтобы в максимально возможном числе случаев удовлетворять потребности оборота без существенной «доработки» законодательно предусмотренной договорной конструкции.

Рефераты:  Исследовательская работа " Мой прадед - участник Великой Отечественной войны"" | Образовательная социальная сеть

Вместе с тем, конструируя поименованные договоры в основном посредством именно диспозитивных норм, законодатель достигает и другой цели: договорные конструкции сохраняют значительную степень гибкости и могут быть изменены в соответствии с особыми объективными либо субъективными факторами, сопутствующими заключению договора.

Таким образом, тогда как первая цель государственного регулирования гражданского оборота достигается путем применения императивных норм, то вторая – за счет применения норм диспозитивных.

Интересно проследить историческую динамику соотношения двух названных начал государственного регулирования гражданско-правовых договорных отношений. Деление договоров на поименованные и непоименованные наблюдалось еще в праве Древнего Рима[321], однако для этого периода характерно негативное отношение к непоименованным договорам, которое преодолевалось исключительно судебным путем[322]. Следует отметить, что при любом разнообразии законных договорных конструкций, большее или меньшее его отставание от потребностей практики необходимо признать явлением нормальным, особенно характерным для нашего времени динамично развивающихся общественных отношений[323], но также присутствовавшим в Древнеримский период. Между двух начал – требований закона и потребностей практики – Древнеримский правоприменитель искал и находил компромисс.

Очевидно, что превалирующим направлением регулирования договорных отношений в этот период являлся публично-правовой. Подобное положение сохранялось в течение достаточно долгого времени: до XVII столетия нашей эры.

Г.Ф. Шершеневич отмечал решающее значение идей естественного права для коренной перестройки законодательства европейских стран, в частности, для начала процесса кодификации[324]. Нельзя при этом, однако, не отметить положительного влияния того, против чего предупреждал Ф. Бэкон: под предлогом пересмотра старых законов вводились незаметно новые[325]. Так постепенно в Европейские законодательства вошли лейтмотивом «слова Германской комиссии: надо предоставить гражданам право заключать договоры необычного содержания»[326]. Развитие в законодательстве именно таких идей также является отражением основополагающих идей философии естественного права, в частности – идеи естественной свободы[327].

Динамика влияния этих идей на отечественное гражданское законодательство такова, что в середине XIX века Д.И. Мейер уже даже не упоминает о возможности существования только предусмотренных законом договоров[328]. Напротив, случаи, когда практика, не сознавая существования безымянных договоров, пытается применить к отношениям сторон совершенно не подходящие правила о поименованных договорах, великий русский цивилист относит к ошибочным и предостерегает от таковых.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

Как видно, в середине XIX века не только юридическая практика, но и законодатель не поспевал за передовыми взглядами правовой науки. Так, деление договоров, которое мы бы назвали делением на поименованные и непоименованные, в тот период называлось делением на самостоятельные и несамостоятельные[329]. Эти термины также подвергаются Д.И. Мейером критике, сам же он предпочитает употребление слов «именные» и «безымянные», т.е. практически полный смысловой аналог современной терминологии.

Относительно указанной терминологии Д.И. Мейер проводит параллель с вышеописанным делением Древнеримского права на contractus nominati и contractus innominati. Однако, ученый специально подчеркивает, что все сходство на уровне названий и заканчивается: «по назначению своему деление договоров на именные и безымянные по нашему праву отлично от деления договоров по римскому праву»[330]. Как было рассмотрено выше, в Древнем Риме лишь сторона по поименованному договору могла твердо рассчитывать на судебную защиту, обязательство же из непоименованного договора часто оставалось без таковой. К середине же XIX века «… договор самостоятельный, или именной, обсуждается ближайшим образом по определениям законодательства, установленным относительно того договора, при недостатке же таких определений применяются к нему общие определения о договорах, тогда как договор несамостоятельный или безымянный обсуждается исключительно по общим определениям законодательства о договорах. Но, конечно, в том и другом случае – при соображении условии договора, поставленных самими контрагентами»[331]. Эта поразительная по своей четкости и простоте, и в то же время верности и глубине идея в решающей степени сохраняет свое значение и в настоящее время. Разумеется, при такой классификации не идет речи о возможности разного объема судебной защиты для поименованных и непоименованных договоров.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в идеях Д.И. Мейера первое (публично-правовое, императивное) направление государственного регулирования договорных правоотношений фактически не находит отражения. Это, разумеется, не означает, что и законодатель, и правоприменитель того периода отказались от такой своей роли – так, выше обращалось внимание на характерные для этого периода расхождения между наукой, законом и практикой. В дальнейшем же судьба их взаимного влияния была весьма непроста.

Полвека спустя после Д.И. Мейера его последователь Г.Ф. Шершеневич писал открытым текстом о том, что роль договора в гражданском обороте чрезвычайно повышается «…с уничтожением последних следов личной зависимости…», установлением полной свободы личности и юридического равенства[332]. При этом вопрос о делении договоров на поименованные и непоименованные и о возможности судебной защиты вторых из них даже не обсуждается – следует полагать, по причине его бесспорности.

Однако, Г.Ф. Шершеневич уже критикует идеи Д.И. Мейера, который, по его словам, высказал предположение о возможной в будущем замене всех вещных прав правами обязательственными[333]. Таким образом, полет теоретической мысли, этакое скачкообразное возвышение идей свободы в проявлении через гражданские договорные правоотношения, в чем то поднял и закон, и практику, и науку до своего уровня, однако в чем-то был позднее повернут вспять.

Дальше больше – идея примата поименованных договоров получила на какое-то время реставрацию в отечественном законодательстве. В ГК РСФСР 1922 года непоименованные договоры не были предусмотрены, что вызвало раскол мнений по данному вопросу как в науке, так и в судебной практике. Среди правоведов того периода высказывались весьма авторитетные точки зрения о невозможности заключения договоров, помимо предусмотренных законом, а судебная практика временами доходила до того, что расценивала такие договоры просто как противозаконные сделки[334].

Вместе с тем, подспудно набирала силу противоположная точка зрения, ставшая особенно влиятельной в военные и послевоенный годы, что привело, в конце концов, к закреплению свободы заключать непоименованные договоры в ГК РСФСР 1964 года[335].

Императивное начало в государственном регулировании гражданско-правовых договоров имело в советский период некоторую политическую окраску[336], что, однако, не означает его исключительно политическую природу. Скорее, это отражает общую тенденцию по сохранению значения указанного начала в законодательстве и по его повышению в науке от середины XIX столетия к нашему времени. Так, уже Г.Ф. Шершеневич, в отличие от Д.И. Мейера, обсуждает публично-правовые ограничения договора[337]. В настоящее же время существование публично-правового аспекта государственного регулирования гражданских договорных правоотношений не вызывает сомнений, и, как отмечалось выше, во многом является более очевидным, чем второй, диспозитивный аспект.

Классификация договоров на поименованные и непоименованные вызывает и на современном этапе ряд теоретических вопросов самого основополагающего уровня, часть из которых связана с тем, что не всегда достаточно легко установить, имеем ли мы дело с поименованным договором, либо непоименованным. Так, не будет являться непоименованным тот договор, для которого в законе отсутствует вид, но наличествует тип[338]. Например, договор поставки компьютерной техники для нужд образовательного учреждения не образует вида ни по критерию товара, ни по критерию покупателя, однако, несомненно, является договором поставки, и в этой связи не может считаться непоименованным.

Примером ошибки обратного рода, когда непоименованные договоры принимаются за поименованные, является применение к договорным конструкциям, позаимствованным из иностранного права и неизвестным отечественному законодательству, норм о тех или иных видах отечественных договоров[339]. При анализе правовой природы той или иной договорной конструкции следует учитывать, что договоры с совпадающими названиями могут иметь различные содержания в праве разных стран, и, таким образом, договор, называющийся в законодательстве другого государства также, как некий поименованный договор российского законодательства, может по своей сути быть для нашего законодательства непоименованным договором.

В конце концов, необходимо выделять договоры, находящиеся за рамками собственно гражданского законодательства (например, из области природоохранного права), являющиеся по своей природе гражданско-правовыми. Такие договоры являются по своей сути непоименованными гражданско-правовыми[340], и должны регулироваться соответствующим образом.

Каковы же современные взгляды на регулирование непоименованных договоров? В отличие от вышеприведенного правила Д.И. Мейера, который полагал, что такие договоры должны обсуждаться по общим правилам о договорах с учетом содержания соглашения сторон, современный взгляд на вопрос несколько усложнился. В регулирование таких правоотношений привнесены элементы аналогии закона и аналогии права. При чем, если аналогия права занимает, бесспорно, последнюю позицию[341], то аналогия закона размещается, по мнению разных авторов, перед[342] либо после общих положениях об обязательствах[343]. Согласно одной из наиболее современных точек зрения на этот вопрос, непоименованные договоры регулируются во-первых, положениям закона о сходных типах договоров (аналогия закона), во-вторых (т.е. при отсутствии аналогии закона) – общими положениями гражданского законодательства об обязательствах (включая общие положения о договорах), и в-третьих – аналогией права[344]. А где же в этой последовательности место самих договорных условиях, согласованных сторонами? Назовем их позицию нулевой: ведь именно ими вперед всего остального регулируются правоотношения сторон договора; нормы же права в приличествующем им порядке применяются лишь в двух случаях: при противоречии условий договора этим нормам, и при недостаточности первых.

Следует отметить, что среди дискуссионных вопросов современного договорного права остаются вопросы правовых коллизий в регулировании непоименованных, в том числе смешанных договоров. По данным вопросам различными авторами предлагаются достаточно проработанные системные решения[345], однако некий условный общий знаменатель пока не достигнут.

§

Существенное значение для решения отдельных вопросов, связанных с действительностью (заключением, изменением, исполнением и т.д.) договора имеет выяснение, определение содержания договора или его отдельных условий, что принято считать толкованием.

В связи с возможностью возникновения обстоятельств, при которых отдельные условия договора, а иногда и сама природа и действительность договора являются недостаточно ясными, либо условия являются неполными, что затрудняет процесс исполнения договора, становится актуальным вопрос о применении правил толкования договора и его условий.

Ранее действовавшее российское законодательство (Гражданские кодексы РСФСР 1922 г. и 1964 г.) не содержало норм, касающихся толкования договора.

В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) положения о толковании содержатся в ст. 431. Эта статья, имея название «Толкование договора», при этом содержит положения о толковании условий договора. Исходя из сопоставления названия данной статьи и ее содержания, можно прийти к выводу о том, что российский законодатель практически приравнивает по содержанию понятия «толкование договора» и «толкование условий договора». Однако, основываясь на анализе российской и зарубежной судебно-арбитражной практики и действующего законодательства зарубежных стран, следует различать эти два понятия.

Толкование договора позволяет определить его тип или вид, а также общие намерения и цели сторон, т.е. толкование договора предполагает выяснение содержания договора (при этом берутся во внимание все условия договора в совокупности) и его анализ на предмет действительности в целом. Толкование условий (одного или нескольких) позволяет определить в случае необходимости точный смысл (содержание) этих условий, в этом случае может быть установлена действительность (недействительность) отдельного условия (отдельных условий), а не всего договора.

При определении назначения толкования договора можно согласиться с А.Ю. Кабалкиным, который полагает, что смысл толкования состоит в обеспечении правильного использования договорной формы, применения только относящихся к конкретным имущественным связям правовых норм, предотвращения возможных ошибок в процессе их реализации.1

Особенности толкования договоров, позволяющие отличать его от иных видов юридического толкования (например, толкования нормативно-правовых актов), как справедливо отмечает Е.А. Березина, зависят от специфики объекта толко­вания, интерпретаторов, целей, функций и места толкования догово­ров в механизме правового регулирования, а также нормативно закреплен­ных принципов, способов и правил интерпретации договоров и т.д.2

Необходимость в толковании договора возникает тогда, когда имеет место неполное или недостаточно ясное формулирование его отдельных условий, оспаривание сторонами или третьими лицами его заключения или действительности, а также его правовой природы.

Суд, как правило, применяет технику толкования в том случае, когда между сторонами возникает спор относительно сущности договора и отдельных его элементов. Следует отметить, что суды могут осуществлять право толкования только тогда, когда это необходимо во исполнение заявленных сторонами требований. Этот вывод вытекает из анализа положений Арбитражно-процессуального кодекса РФ и Гражданско-процессуального кодекса РФ, в которых закреплен принцип состязательности.

В ст. 431 ГК РФ говорится о толковании судом. Иные возможные субъекты толкования не называются, но и не исключаются. Можно предположить, что нет никаких препятствий для того, чтобы и стороны при необходимости воспользовались подобной техникой. Но в таком случае возникает закономерный вопрос: будет ли толкование, осуществленное сторонами, обязательным для них и вообще будет ли данное действие являться толкованием или чем-то иным?

Как представляется, толкование условий договора или договора в целом его сторонами не будет являться толкованием в смысле права. Скорее всего, речь в данном случае будет идти о дополнительном пояснении и, возможно, даже расширении содержания отдельных или всех условий договора. Будет ли такое пояснение являться обязательным для сторон, зависит, на наш взгляд, от их волеизъявления, зафиксированного в основном или дополнительном договоре.

Таким образом, толкование договора и/или его условий будет являться таковым, и, следовательно, обязательным для сторон, только в случае осуществления его судом, ибо, как верно отметил В. Ансон, «толко­вание договора всегда является вопросом права, который решается судом».[346]

В науке встречаются иные точки зрения. Так, например, по мнению Е.А. Березиной, толкование индивидуально-правовых договоров представляет собой осуществляемую с помощью традиционных спосо­бов юридического толкования и способов, вытекающих из особен­ностей индивидуально-правовых договоров, специфическую юридическую деятельность сторон договора, их представителей, су­дебных органов и других субъектов права, направленную на позна­ние смысла условий индивидуально-правовых договоров в целях их непосредственной или опосредованной реализации.[347]

Статья 431 ГК РФ закрепляет три последовательно применяемых способа (или, как еще говорят, принципа или правила2) толкования:

1) установление буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений, когда это можно сделать путем анализа текста соответствующего условия;

2) сопоставление соответствующего условия с другими условиями и смыслом договора в целом в случае неясности буквального значения условия;

3) выяснение действительной общей воли сторон с учетом цели договора, когда применение первого и второго способов не позволяет определить содержание договора.

Другими словами, в ГК РФ сформулирована комплексная (смешанная) формула толкования: буквальное значение слов и выражений плюс действительная общая воля сторон. В законодательстве большинства зарубежных стран также содержится смешанная формула. Отличия заключаются в последовательности применения возможных способов толкования. В одних странах, также как и в России, акцент ставится на словесное содержание договора (практически все страны бывшего СССР, Монголия, Филиппины, Англия и др.), в других – на действительную волю и намерение сторон (Германия, Франция, канадская провинция Квебек и др.).

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

Правила толкования договоров, помимо национального законодательства, содержатся и в международных документах, в частности: Конвенции Организации Объединенных Наций о международной купле-продаже товаров 1980 г. (далее – Венская конвенция), Принципах международных коммерческих договоров 1994 г., разработанные Международным институтом по унификации международного частного права, (далее — Принципы УНИДРУА), Принципах Европейского договорного права, разработанные Комиссией под руководством проф. Ландо, 1994-2002 гг. (далее – Принципы ЕДП).

При сопоставимом анализе положений ст. 431 ГК РФ и ст. 8 Венской конвенции становится очевидным их несовпадение. Обращает на себя внимание то, что норма, непосредственно посвященная толкованию дого­воров, в Венской конвенции как таковая отсутствует. Вместо этого в ней содержится общее положение, посвященное “толкованию заявления и иного поведения стороны”, в котором делается акцент на выяснение намерения стороны, если другая сторона знала или не могла не знать, каково было это намерение. Если данный критерий неприменим, то при толковании за основу берется то понимание, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же качестве, что и другая сторона при аналогичных обстоятельствах.

М.Г. Розенберг отмечает, что в практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ это положение Венской конвенции применяется не только к односторонним действиям (заявлениям и иному поведению стороны), но и к договорам в целом.[348] Это подтверждается также практикой других коммерческих арбитражей, а также следует из истории принятия Конвенции.[349]

Значительное место вопросам толкования отведено в Принципах УНИДРУА (глава 4) и Принципах ЕДП (глава 5). В этих документах также отдается приоритет толкованию посредством выявления действительной воли и намерений сторон.

Более предпочтительным является законодательно закрепленный приоритет способа толкования через установление буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений, т.к. такой способ гарантирует и обеспечивает стабильность договорных отношений и гражданского оборота.

Подтверждение этому можно найти в научной литературе: поскольку каждое условие договора разрабатывается сторонами для какой-то определенной цели, толкование договора, прежде всего, должно быть направлено на сохранение всех его условий путем придания каждому из них соответствующего смысла.[350]

Об эффективности указанного способа толкования свидетельствует российская, зарубежная и международная арбитражная практика.

Во второй части ст. 431 ГК РФ дан перечень того, что должен суд принимать во внимание для выяснения действительной общей воли сторон с учетом цели договора. В этот перечень входят: все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку сторон, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, а также последующее поведение сторон.

Из анализа данного положения ГК РФ следует вывод, что данный перечень не является исчерпывающим.

При применении указанного перечня обстоятельств необходимо учитывать, что «переговоры» являются устным выражением воли сторон, следовательно, могут использоваться лишь в случае, когда законом или соглашением сторон не требуется обязательной письменной формы договора.

Под «практикой, установившейся во взаимных отношениях сторон», могут подразумеваться обстоятельства, которые в полной мере позволяют сделать вывод о том, как именно понимали стороны то или иное условие, содержащееся в ранее заключенных договорах, аналогичное условию, которое надлежит истолковать.

«Последующее поведение» сторон, скорее всего, может означать их различные действия (либо бездействие), анализ которых позволит сделать соответствующие выводы, способствующие толкованию. Например, если стороны после окончания срока действия договора продолжают исполнять свои обязательства (поставщик — поставлять партии товара, а покупатель — их оплачивать на тех же условиях, которые содержались в прекратившем действие договоре), то можно сделать вывод, что стороны считали договор пролонгированным и не нуждавшимся в толковании.

Нередко последующее поведение сторон может свидетельствовать о факте заключения мнимой или притворной сделки.

Так, например, применяя правила толкования договора, установленные ст.431 ГК РФ, с учетом общей воли сторон и цели договора, а также последующего поведения сторон, Федеральный арбитражный суд Уральского округа сделал обоснованный вывод о том, что договор купли-продажи ценных бумаг совершен без намерения создать соответствующие ему правовые последствия, и прикрывает другую сделку, содержанием которой являются правоотношения комиссии.[351]

Суд может применять и другие средства, источники, меры для толкования либо всего договора в целом либо отдельных его пунктов.

Российские суды могут применять те правила толкования, которые не охарактеризованы российским законодательством, но которые применяют в своей практике иностранные суды в соответствии с положениями национального права либо сложившейся практикой.

Целесообразным в связи с этим является рассмотрение применяемых судами некоторых зарубежных стран правил толкования.

На наш взгляд, наиболее проработанная и эффективная процедура толкования применяется английскими судами. Ими используются следующие общие правила толкования договора и его условий:

1) слова должны пониматься в их прямом и буквальном значении (не обязательно, чтобы это было словарное значение слова, достаточно того его значения, в котором оно обычно понимается), причем всегда с оговоркой о возможности представления допустимых доказа­тельств о том, что слово должно пониматься в каком-либо техническом или специальном значении. От этого правила суды могут отступать также в тех случаях, когда его применение повлечет за собой нелепость или несоответствие с остальной частью документа;

2) слова, имеющие двоякое значение, должны получать то значение, которое делает документ действительным, а не лишенным силы. Это правило в поддержку документа является настолько твердым, что в соответствую­щих случаях суд ограничивает письменный текст теми словами, кото­рые применяются в соглашении, восполняет явные упущения и переставляет или даже опускает слова и фразы, если намерение сторон ясно;

3) в необходимых случаях «соглашение должно получить такое толкование, которое допускают его формулировки и которое наилучшим образом выразит намерение сторон, устанавливаемое из договора в целом, и большее внимание должно уделяться ясному намерению сторон, чем каким-либо конкретным словам, которые могли быть использованы сторонами при выражении их намерения» (дело Ford v. Beech, 1848) и др.[352]

Необходимо отметить, что английские суды толкуют слова в документах более строгим образом против сто­роны, которая их использовала. Это правило основано на принципе, со­гласно которому «человек отвечает за двусмысленность своего выраже­ния и не имеет права вовлекать в договор другое лицо, полагающее, что его слова означают одно, в то время как он сам надеется, что суд даст такое толкование, в силу которого они будут означать нечто иное, более для него выгодное».[353]

В законодательстве некоторых стран (в частности, Азербайджана) непосредственно закреплены общие правила толкования:

— если отдельные выражения договора могут истолковываться по-разному, то предпочтение отдается смыслу, обычно принятому по месту проживания сторон. Если места проживания сторон различны, то решающим считается место проживания акцептанта;

— при наличии в договоре взаимоисключающих или многозначных выражений предпочтение должно отдаваться тем из них, которые больше соответствуют содержанию договора;

— при толковании смешанных договоров применяются нормы о договорах, наиболее близкие и наиболее соответствующие сущности исполнения (ст. 404 ГК Азербайджана[354]).

Как отмечалось выше, приведенные правила толкования могут применять в своей практике и российские суды с учетом особенностей российского законодательства, сложившейся судебно-арбитражной и договорной практики.

Полагаем, что, вне зависимости от применяемых способов и правил толкования, суды должны осуществлять толкование надлежащим образом, добросовестно, с учетом всех необходимых для восприятия обстоятельств, поскольку, как показывает анализ судебно-арбитражной практики, неверное толкование условий договора может повлечь отмену решений судов, пе­редачу дела на новое рассмотрение, затрудняя тем самым надлежащее исполнение договоров, справедливое и своевременное привлечение к гражданско-правовой ответственности, а также реализацию соответствующих прав субъектов гражданско-правовых отношений, достижение целей и выполнение задач, вытекающих из того или иного договора.

Думается, что формулирование условий договора впоследствии может влиять на их толкование и толкование договора в целом, а толкование в свою очередь может повлиять на содержание условий договора (они могут быть изменены), на ход его исполнения, его тип или вид и в целом на его действительность. Условия договора определяют порядок его исполнения, но если условия сформулированы неясно (неполно, двусмысленно), в таком случае прибегают к их толкованию, что позволяет четко определить содержание договора и порядок его исполнения.

Для толкования условий существенное значение имеет установление правовой природы договора, от которой в итоге зависит решение всех необходимых вопросов, связанных с договорными отношениями сторон. Для этого, прежде всего, необходимо установить выраженную в тексте договора волю сторон в отношении того, какой именно договор они хотели заключить, каких результатов желали достичь, и соотнести эти данные с каждым отдельным элементом результата волеизъявления, выраженным в тексте договора, т.е. с условием.

В свою очередь, для определения правовой природы договора имеет значение правильное толкование условия о предмете договора (и некоторых других), что зачастую становится затруднительным ввиду того, что стороны не всегда серьезно подходят к вопросу формирования условий договора, в том числе условия о предмете.

Таким образом, можно констатировать, что толкование договора и толкование условий договора – два самостоятельных, но взаимосвязанных и взаимозависимых процесса. Серьезное отношение к вопросу формулирования условий в дальнейшем может исключить необходимость толкования либо существенно облегчить его процесс.

§

Для выработки навыка безошибочной оценки существа охранительного внедоговорного обязательства с целью отнесения его к деликтным или кондикционным обязательствам предлагаем определить общее и различия между указанными видами обязательств.

Сходство кондикционных и деликтных правоотношений очень велико.Каждое из них является имущественным, относительным, обязательственным, внедоговорным и охранительным правоотношением.

В отличие от договорного обязательства деликтные обязательства возникают только тогда, когда нарушаются абсолютные субъективные права лица (право на жизнь, на здоровье, право собственности и т.п.), которые охраняются нормами права и тем самым лицу причиняется вред. В случае неис­полнения обязанности в уже существующем обязательстве нельзя говорить о возникновении деликтного обязательства, следовательно, возложение обязан­ности возместить ущерб будет осуществляться по иным правилам, чем в деликтном обязательстве[355]. Нельзя говорить и о возникновении кондикционного обязательства, если обогащение одного лица за счет другого произошло на основании договора в связи с нарушением его условий одной из сторон[356].

Характер благ, защита которых осуществля­ется в рамках деликтных обязательств, исключает усмотрение сторон при опре­делении условий наступления ответственности и ее размера. Таким образом, для регулирования деликтной ответственности применяются императивные нормы. Они не до­пускают свободы сторон в определении оснований, условий и размера ответст­венности, как это имеет место при нарушении договорных обязательств[357]. Стороны кондикционного правоотношения также не могут влиять на объем своих прав и обязанностей путем заключения соглашения, для них обязательны только и исключительно правила гл. 60 ГК РФ.

Л. Браславский и Я. Стискин верно отмечали, что если умаление имущественного блага осуществлено в форме неосновательного присвоения имущества причинителем вреда, то в результате этого правонарушитель причиняет потерпевшему убытки и одновременно неосновательно обогащается[358]. Несомненно, если в результате противоправных виновных действий лица, оно неосновательно обогатится за счет потерпевшего, возникшие гражданско-правовые отношения будут обладать всеми признаками, характерными для кондикционных обязательств. В этом сходство кондикционных и деликтных отношений. Однако, они будут характеризоваться и дополнительным признаком – вина приобретателя в увеличении его имущественной сферы. Данный факт будет свидетельствовать о возникновении деликтного обязательства, требования по исполнению которого рассматриваются в соответствии с гл. 59 ГК РФ, правила гл. 60 ГК РФ к таким отношениям будут применяться субсидиарно. Защита прав потерпевшего только на основании норм главы 60 ГК РФ, возможно, в некоторых случаях могла бы принести больший прирост имущественной сферы потерпевшего. Например, объем имущества, возвращаемого по кондикционному обязательству, не зависит от наличия или отсутствия в обогащении вины потерпевшего и имущественного положения приобретателя, как это предусмотрено в ст. 1083 ГК РФ, регулирующей размер возмещения вреда[359]. Однако, кажущаяся легкость защиты своих прав, в данном случае, может сыграть с правоприменителем злую шутку, так как возможно ему откажут в иске в связи с тем, что выбранный способ защиты прав к отношениям, которые легли в основу иска, неприменим. Только верно квалифицировав сложившееся отношение и выбрав надлежащий способ защиты гражданских прав, истец может рассчитывать на его применение к отношениям при вынесении судебного акта[360].

Рассмотрим критерии разграничения правоотношений, позволяющих заявить требования о возмещении вреда, и правоотношений, являющихся основанием для требования о возврате неосновательного обогащения.Для облегчения задачи и уменьшения объема исследуемых отношений хочется отметить, что если не причинен вред потерпевшему, а факт неосновательного сбережения за его счет имел место то, несомненно, между сторонами существует кондикционное правоотношение.

Таким образом, мы исследуем проблему разграничения деликтных обязательств и обязательств вследствие неосновательного приобретения. Все признаки анализируемых правоотношений мы предлагаем сгруппировать на группу основных и группу косвенных признаков. Основные признаки применяются при определении природы правоотношения, а косвенные используются с целью контроля качества сделанного определения (самоконтроля), так как ни один из них без учета основных не может являться критерием разграничения исследуемых охранительных обязательств.

Учитывая их первостепенную роль, уделим особое внимание основным признакам. Различия между обязательствами вследствие причинения вреда и вслед­ствие неосновательного обогащения, как это вытекает из самого их названия, относятся, прежде всего, к основаниям их возникновения. В основании обязательств вследствие причинения вреда лежит де­ликт (правонарушение), прямым следствием которого стало причинение вреда[361]. Неосновательное же обогащение может опираться на самые различные основания – юридические факты, включающие в себя как правомерные, так и неправомерные действия (события, различное поведение животных и т.п.)[362].

За исключением случаев, указанных в законе, обязательства вследствие причинения вреда возникают только при на­личии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Отсутствие вины приобретателя говорит о наличии кондикционных отношений, виновность приобретателя свидетельствует об отношениях, воз­никших вследствие причинения вреда. К требованиям о возмещении вреда, в том числе, причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица, нормы главы 60 ГК РФ применяются только субсидиарно (подп. 4 ст. 1103 ГК РФ). Иными словами, если обогатившийся своим недобросовестным поведением причинил вред потерпевшему, то его отношения с потерпевшим регулируются правилами о кондикционных обязательствах только субсидиарно. Поэтому в качестве разграничительного признака между деликтными и кондикционными обязательствами применялся и применяется признак наличия или отсутствия вины должника в обогащении. Высказанную точку зрения подтверждает и тот факт, что законодатель предусмотрел неравный объем возмещения при применении указанных институтов. По ст. 1064 ГК РФ причинитель возмещает вред в полном объеме. Согласно ст. 1107 ГК РФ, приобретатель возмещает только те до­ходы, которые он извлек с того времени, как узнал о неосновательности обога­щения. Следует отметить, что в теории гражданского права существует и иная точка зрения, согласно которой вина приобретателя не должна рассматриваться в качестве квалифицирующего признака кондикционного обязательства[363]. Правовой основой таких выводов стало содержание п. 2 ст. 1102 ГК РФ, в котором указано, что правила главы 60 ГК применяются независимо от того, результатом чьего поведения явилось неосновательное обогащение. Согласиться с высказанным мнением, значит признать, что при оценке обоснованности всех требований, перечисленных в ст. 1103 ГК РФ, не следует учитывать субъективную сторону гражданских правоотношений, повлекших заявление требований. На наш взгляд, правила главы 60 ГК РФ применяются не только с учетом п. 2 ст. 1102 ГК РФ, но и в соответствии с подп. 4 ст. 1103 ГК РФ, основной целью которого является определить соотношение норм о кондикционных обязательствах и норм о деликте при регулировании отношений, возникших в связи с причинением вреда. В данной норме законодатель прямо указывает на то, что недобросовестное поведение обогатившегося лица причиняет потерпевшему вред. Правила о кондикционных обязательствах к требованиям о возмещении вреда применяются только в порядке, определенном ст. 1103 ГК РФ. Поэтому указанную точку зрения мы разделить не можем.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

Необходимо также учитывать, что признак наличия либо отсутствия вины приобретателя, при раз­граничении внедоговорных обязательств, может успешно применяться только наряду с признаком «противоправности действия и (или) его результата» в анализируемом правоотношении. Как весьма обоснованно указывал М.М. Агарков: «нельзя смешивать отсутствие достаточного основания с противоправностью[364]». Однако по данному вопросу существовали и иные мнения. С.Е. Донцов, напротив, считал, что возможно чрезмерно широкое толкование противоправности и не ясен принцип, по которому провидится отличие противоправных действий от непротивоправных[365]. С.Н. Братусь пишет, что, так как приобретатель обязан в силу закона вернуть вещь, собственником которой уже стал, то можно сделать вывод об определенном осуждении со стороны общества действий по безосновательному обогащению, а это, в конечном итоге, значит, что такие действия противоправны[366]. На наш взгляд, оба обязательства, кондикционное и деликтное, являясь охранительными, призваны восстановить нарушенные субъективные гражданские права. Однако, в кондикциионном обязательстве противоправен только результат действий, а в деликтном – всегда противоправны действия и, только как следствие, противоправен также и их результат.

Теперь обратимся к косвенным признакам, свидетельствующим о существовании кондикционного либо деликтного правоотношения. Различна юридическая природа охранительных мер в сравниваемых обязательствах. Возмещение вреда, по правилам гл. 59 ГК РФ, является мерой ответственности, в то время как обязанность неосновательно обогативше­гося возвратить приобретенное или сбереженное не относится к мерам ответст­венности, поскольку в этом случае должник не несет никаких имущественных потерь[367]. Неосновательное обогащение является мерой защиты прав потерпевшего.

Требование из неосновательного обогащения может быть удовлетворено, только при наличии обогащения приобретателя. Обязательное наличие имущественного плюса на стороне ответчика также является призна­ком, отграничивающим кондикционные иски от деликтных[368]. Объем вреда оп­ределяется из ущерба потерпевшего, а объем неосновательного обогащения – из обогащения приобретателя. В случае, когда имущество потерпевшего уничтожается, умаляется его стоимость, и при этом не происходит увеличения имущественной сферы правонарушителя, имеет место деликт. При неосновательном обогащении должником всегда является обогатив­шийся. В случаях причинения вреда в качестве долж­ника нередко выступает не сам причинитель вреда, а третье лицо, на которое закон возлагает обязанность по возмещению вреда. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Разной является цель лиц, заявляющих деликтные и кондикционные требования. Целью потерпевшего в деликтном обязательстве является полное возмещение ущерба, в кондикционном – возврат (возмещение) неосновательного обогащения приобретателя[369]. Однако при определении природы правоотношения важно его содержание. Цели участников правоотношения при защите своих прав, возникших из указанного правоотношения, на его природу повлиять не могут.

Различия между рассматриваемыми обязательствами относятся также к их содержанию. Обязательства вследствие причинения вреда обеспечивают восстановление имущественной сферы потерпевшего в том состоянии, в каком она находилась до правонарушения, то есть по принципу полного возмещения. В этом случае возмещение равно ущербу[370]. При неосновательном обогащении нет соот­ветствия имущественной выгоды приобретателя потерям потерпевшего: по­следнему возвращается имущество в том размере, в каком обогатился должник. В литературе высказывалось мнение о признании объема возмещения по изучае­мым обязательствам критерием их разграничения[371]. Нам этот критерий пред­ставляется неприемлемым, так как вопрос об объеме возмещения решается уже после того, как определен вид внедоговорного обязательства.

Следует также учитывать, что как только приобретатель, являющийся стороной кондикционного обязательства, узнал о неоснователь­ности своего приобретения и не приступил к исполнению кондикционного обязательства (т.е. его действия стали носить виновный характер), различия по признаку вины между кондикционными и деликтными отношениями исче­зают. Но, так как основанием для возникновения кондикционного обязательства были невиновные действия, то для лиц, не исполнивших их наступают только те отрицательные последствия (санкции), которые предусмотрены в главе 60 ГК РФ (п. 2 ст. 1104, п. 1 ст. 1105, ст. 1107, вторая часть ст. 1108 ГК РФ). Нормы о деликтах к таким отношениям неприменимы, так как основой деликтных отношений является только факт причинения вреда (ст. 1064 ГК РФ), а не юридический состав (юридический факт, повлекший неосновательное обогащение за счет потерпевшего; неосновательное обогащение за счет потерпевшего; и, как следствие, причинение вреда в связи с неисполнением обязанности по возврату неосновательного обогащения).

Итак, с учетом всего вышесказанного, правоприменитель имеет обусловленную нормами гражданского законодательства возможность абсолютно точно квалифицировать отношения, участником которых он стал. Еще раз оценим его возможность выбора способа гражданско-правовой защиты своих нарушенных прав, вправе ли он выбирать между предъявлением кондикционного или деликтного иска? Получит ли он в том и в другом случае защиту своих прав?[372] Мы возвращаемся к данному вопросу, поскольку на протяжении истории развития советской и современной российской цивилистики не раз лучшие представители данной науки признавали за потерпевшим возможность такого выбора[373]. Мы считаем, что ключевую роль в данном споре сыграет анализ норм действующего законодательства. Если потерпевший является стороной деликтного обязательства, то он не имеет права заявить требование к причинителю вреда только на основании норм главы 60 ГК РФ, так как тем самым его требование будет противоречить нормам ГК РФ. Квалифицировав отношения как деликтные, суд может удовлетворить только единственное требование, которое предусмотрено ст. 1069 ГК РФ – требование о возмещении вреда[374]. Вместе с тем, все требования о возмещении вреда, в том числе, причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица, могут быть рассмотрены с применением правил главы 60 ГК РФ только, если иное не установлено правовыми актами (в первую очередь, гл. 59 ГК РФ) и не вытекает из существа отношений (ст. 1103 ГК РФ).

Следует подчеркнуть, что способ исполнения кондикционных и деликтных обязательств различен. В соответствии со ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре. В данном случае, альтернативы в способе исполнения кондикционного обязательства закон не предусматривает. Безусловно, наличие только этого значительного отличия в регулировании кондикционных и деликтных обязательств обязывает суд и правоприменителей скрупулезно изучить содержание сложившихся между сторонами отношений, и, с учетом сделанного вывода, выбрать соответствующий способ их защиты.

Определив, что охранительное правоотношение является деликтным, правоприменитель вправе рассмотреть возможность применения правил о кондикционных обязательствах к требованиям о возмещении вреда.На наш взгляд, субсидиарное применение норм из неосновательного обогащения возможно к деликтным обязательствам только при наличии в содержании правоотношения двух условий в совокупности. Во-первых, если причинитель вреда лишил имущества потерпевшего или повредил, уничтожил такое имущество. Во-вторых, следствием этого действия(бездействия) деликвента стало обогащение деликвента за счет потерпевшего.

По нашему мнению, когда правоприменитель уверен, что между сторонами возникло деликтное обяза­тельство, ему все же следует применить к таким отношениям нормы о кондикционных обязательствах со ссылкой на подп. 4 ст. 1103 ГК РФ в нижеперечисленных случаях:

1. Статья 1082 ГК РФ указывает, что, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд вправе обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.). В таком случае приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе, и за всякие случайные, недостачу или ухудшение имущества (п. 2 ст. 1104 ГК РФ).

2. Если имели место противоправные действия причинителя вреда по изъятию у потерпевшего имущества, возврат которого в натуре невозможен, субсидиарное применение норм о неосновательном обогащении возможно, если присвоение чужого имущества привело к обогащению ответчика. Часть реального ущерба, причинение которого не привело к обогащению причинителя вреда, подлежит возмещению на основании статей 1064 и 1082 ГК РФ[375], а вот стоимость имущества, составившего неосновательное приобретение причинителя вреда, может быть определена на основании п. 1 ст. 1105 ГК РФ[376].

Чаще всего вред в размере стоимости имущества возмещается по решению суда в случае утраты имущества или непригодности для использования по назначению. Вместе с тем, в судебном акте определяется юридическая судьба поврежденного имущества в целях предотвращения неосновательного обогащения потерпевшего[377].

3. При рассмотрении требования о возмещении вреда следует учитывать, что п. 2 ст. 1105 ГК РФ предусмотрено возмещение того, что было сбережено вследствие неосновательного пользования по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило[378]. Например, причинитель вреда, пользовавшийся чужим имуществом без договора, несмотря на неоднократные требования собственника о заключении такого договора, составление акта о нарушении прав потерпевшего должен возместить потерпевшему то, что он сберег в соответствии с п. 2 ст. 1105 ГК РФ[379].

4. В соответствии с буквальным толкованием закона, если потерпевшему был причинен вред, выразившийся в неосновательной передаче права другому лицу, он вправе заявить требование о восстановлении прежнего положения и возвращении документов, удостоверявших переданное право (ст. 1106 ГК РФ). В теории нам такую ситуацию смоделировать не удалось, рассмотренная нами судебная практика также ст. 1106 ГК РФ в указанном случае не применяет. Возможно, причина в том, что, на наш взгляд, неосновательная передача прав вреда принести не может, так как в силу особенностей такого объекта гражданских прав, как имущественные права, их передача происходит только при наличии юридических оснований, следовательно, их «неосновательная передача» вообще никаких юридических последствий не влечет.

5. В соответствии с п. 2 ст. 1107 ГК РФ, на сумму неосно­вательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользо­вание чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или дол­жен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. В силу пункта 50 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8, проценты, предусмотренные ч. 1 ст. 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений. Однако по отношению к убыткам проценты так же, как и неустойка, носят зачетный характер[380]. Поэтому при взыскании убытков и процентов кредитор вправе требовать убытки в части, превышающей сумму процентов[381].

При определении объема возмещения по деликтному обязательству следует применять разъяснения высших судебных инстанций. Согласно п. 23 совместного Постановления Пленумов ВС РФ № 13 и ВАС РФ № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чу­жими денежными средствами» от 08.10.98[382], при разрешении судами споров, связанных с применением ответственности за причинение вреда, необходимо учитывать, что на основании ст. 1082 ГК РФ при удовлетворении требования о возмещении вреда суд вправе обязать лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). В том случае, когда суд возлагает на сторону обязанность возместить вред в деньгах, на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. С момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе, на сумму, определенную в решении при просрочке ее уплаты должником, кредитор вправе начислить проценты на основании п. 1 ст. 395 ГК РФ. Проценты начисляются и в том случае, когда обязанность выплатить денежное возмещение устанавливается соглашением сторон. Таким образом, по общему правилу, с момента, когда решение суда вступило в законную силу, на сумму, определенную в решении при просрочке ее уплаты должником, кредитор вправе начислить проценты на основании п. 1 ст. 395 ГК РФ[383]. В соответствии с п. 24 указанного разъяснения, судам следует иметь в виду, в случае невыплаты или о ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда может стать основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Ясно, что если действия, создающие опасность причинения вреда, привели только к неосновательному обогащению лица, осуществляющего указанную деятельность, за счет заявителя соответствующего иска, то между указанными лицами возникнет кондикционное обязательство.

А.М. Эрделевский считает, что правило ст. 1103 ГК РФ применимо и к требованию потерпевшего о компенсации морального вреда, причиненного неправомерным умалением принадлежащих ему неимущественных благ, если такое умаление повлекло имущественную выгоду для причинителя вреда. Такой подход в полной мере соответствует общему принципу недопустимости извлечения правонарушителем выгоды за счет причинения вреда другому лицу, который следует как из п. 2 ст. 15 и ст. 1103 ГК РФ, так и из общих начал и смысла гражданского законодательства[384]. Однако, на наш взгляд, при причинении морального вреда не происходит обогащения причинителя вреда за счетпотерпевшего, хотя в ст. 1102 содержится данное требование к содержанию правоотношения, регулируемого гл. 60 ГК РФ, в связи с чем, мы с высказанным мнением согласиться не можем.

Вопросы для самоконтроля

1.В чем сходство кондикционных и деликтных правоотношений?

2. Может ли стать основанием для возникновения кондикционного обязательства правомерные действия (события, различное поведение животных и т.п.)?

3. В чем различие юридической природы охранительных мер в сравниваемых обязательствах (кондикционное либо деликтное)?

4.Можно ли говорить о возникновении кондикционного обязательства в случае, когда имущество потерпевшего уничтожается, умаляется его стоимость, и при этом не происходит увеличения имущественной сферы правонарушителя?

5. Является ли мерой ответственности обязанность неосновательно обогативше­гося возвратить приобретенное или сбереженное?

6. Предусматривает ли российское законодательство альтернативы в способе исполнения деликтного обязательства?

7. При неосновательном обогащении должником всегда является обогатив­шийся. Может ли в случаях причинения вреда в качестве долж­ника выступить не сам причинитель вреда, а третье лицо?

8. Целью потерпевшего в деликтном обязательстве является полное возмещение ущерба, что является целью потерпевшего в кондикционном обязательстве?

9. Необходимо ли в кондикционном правоотношении соот­ветствие имущественной выгоды приобретателя потерям потерпевшего?

10. Вправе ли правоприменитель выбирать между предъявлением кондикционного или деликтного иска?

§

Задачи

Задача 1. В августе 2007 года Алла Смагина со своей семьей решила съездить на отдых по туристической путевке в санаторий г. Сочи. Проживая в частном доме, она попросила свою соседку Ольгу Дроздову присмотреть за ним в их отсутствии, на что последняя согласилась. Через 3 дня после отъезда дом Аллы обворовали. Ольга вызвала милицию и описала все имущество, которое пропало. По приезде из отпуска Алла Смагина обратилась в милицию с заявлением, в котором она указала на еще не обнаруженные ею золотые изделия на сумму 20000 рублей. В октябре 2007 года преступники были задержаны, все имущество, за исключением золота Смагиной было возвращено. Со слов обвиняемых золота в ее доме не было или, по крайней мере, они его не нашли. Смагина обратилась в суд с иском к Дроздовой о возмещении ей убытков в размере 20000 рублей за похищенные золотые украшения, так как именно она виновата в том, что ее дом обокрали.

Возникли ли в этом случае гражданско-правовые отношения?

Задача 2. В мае 2000 года Мария Иванова познакомилась и Иваном Добряковым, с июня 2000 года Мария и Иван стали совместно проживать и вести общее хозяйство. В июне 2007 года Мария обратилась с иском в суд с требованием о разделе совместно нажитого имущества. В суде Иван иск не признал, мотивируя это тем, что совместного имущества у нас нет, так как брак заключен между нами не был.

Возникли ли между Ивановой и Добряковым гражданско-правовые отношения?

Задача 3. Гражданка Мирова решила купить у своей соседки Громовой однокомнатную квартиру для своей дочери Анастасии. Так как все необходимые документы для совершения сделки у Громовой были готовы, Мирова попросила ее подождать 3 дня для получения всей суммы из банка. В указанный день Мирова пришла к Громовой с деньгами с целью заключения договора купли-продажи, однако выяснилось, что Громова уже продала квартиру гражданину Петрову. В связи с возникшей ситуацией Мирова обратилась к юристу с просьбой разъяснить, возникли ли между ней и Громовой какие-либо правоотношения и есть ли у нее право потребовать в суде признать сделку Громовой с Петровым недействительной и обязать Громову заключить сделку с ней, так как она первая выразила намерение приобрести квартиру.

Какие разъяснения в этом случае может дать юрист?

Задача 4.Прокурор в интересах ОАО «Сатурн» обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи недвижимости от 05.02.2001, заключенного на торгах. При рассмотрении дела судом было установлено, что по исполнительному производству, возбужденному в отношении ОАО «Сатурн», службой судебных приставов произведен арест имущества, которое продано в результате проведения открытых торгов. Судом также установлено, что ОАО «Сатурн» входит в перечень акционерных обществ, производящих продукцию, имеющую стратегическое значение для обеспечения национальной безопасности государства, а недвижимость, проданная на торгах, относится к мобилизационным мощностям, задействованным согласно мобилизационному плану.

Является ли это имущество государственной собственностью? Какое решение должен принять суд?

Задача 5.МУП «Водоканал» обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения налогового органа о взыскании НДС, начислении пени за его несвоевременную уплату и привлечении истца к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа.

Налоговый орган считал свои действия законными, указывая на то, что в феврале 2002 г. Комитетом по управлению городским имуществом произведено изъятие в городскую казну основных и оборотных средств МУП «Водоканал». Передача оборотных средств от муниципального унитарного предприятия муниципальному образованию подпадает под понятие реализации и должна облагаться НДС.

Подлежат ли исковые требования удовлетворению?

Задача 6.Российская Федерация в лице уполномоченных органов обратилась в Высший Арбитражный Суд РФ с иском к Иркутской области. Российская Федерация требовала признать за ней право собственности на пакет акций ОАО «Иркутскэнерго», составляющий 40 % уставного капитала этого акционерного общества.

В 2001 г. решением суда иск удовлетворен — за Российской Федерацией признано право собственности на указанный пакет акций ОАО «Иркутскэнерго».

При этом решением суда за Иркутской областью признано право пользоваться, владеть и распоряжаться, включая осуществление прав акционера, этим пакетом акций в части, эквивалентной 15,5 % уставного капитала общества. Но также Иркутской области было запрещено отчуждать, сдавать в залог, а также передавать третьим лицам функции по управлению пакетом акций без согласия собственника – Российской Федерации.

При каких условиях решение Высшего Арбитражного Суда РФ следует считать правомерным, если известно, что Российская Федерация и Иркутская область не заключали между собой соглашение о передаче во владение, пользование и распоряжение федерального пакета акций в части, эквивалентной 15,5 % уставного капитала ОАО «Иркутскэнерго»?

Задача 7.Договором поставки предусмотрена аккредитивная форма расчетов. При наступлении срока поставки поставщик затребовал от покупателя аккредитив, но не дожидаясь его открытия отгрузил товар.

Покупатель аккредитива не открыл. На требование поставщика об оплате отгруженного товара и процентов за просрочку платежа, начисленных со дня, следующего за днем получения товара, покупатель ответил отказом, поскольку полагал, что поставщик нарушил предусмотренный договором порядок поставки при условии открытия аккредитива.

Поставщик обратился в арбитражный суд с иском к покупателю о взыскании с последнего стоимости продукции и процентов на основании статьи 395 ГК РФ.

Подлежат ли удовлетворению заявленные поставщиком требования?

Задача 8.Гражданин Иванов обратился в суд с иском к ООО «Автомобилист» о взыскании 157 779 рублей убытков от угона 10.12.04г. автомобиля со стоянки № 13. В подтверждение факта принятия последним автомобиля под охрану истцом представлены пропуск на автостоянку N 13 с его фотографией, указанием марки и государственного номера автомобиля, а также квитанции об оплате стоянки в сумме 3 тысячи рублей ежемесячно.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

Размер убытков определен истцом в соответствии со стоимостью автомобиля, указанной в заключении сервисно-экспертного бюро от 20.12.04 N 78/04 и определенной с учетом износа применительно к розничной (расчетной) цене нового автомобиля той же модели «с фактической комплектностью на момент предъявления».

Ответчик ссылался на отсутствие в квитанциях на оплату автостоянки основания платежа, а в пропуске на автостоянку — подписи гражданина Иванова, и, как следствие, на отсутствие между сторонами правоотношений, вытекающих из договора хранения.

Кроме того, ответчиком указывалось на то обстоятельство, что в заключении от 20.12.04 N 78/04 не имеется сведений о том, по каким критериям экспертом определялась цена и что имелось в виду под фактической комплектностью.

Какое решение должен вынести суд по данному делу?

Задача 9.Солдаткин построил небольшой бревенчатый дом, а на прилегающем земельном участке посадил яблоневый сад. Солдаткин решил не возводить забор вокруг земельного участка, поскольку посчитал, что он испортит вид, открывающийся из окна его дома.

Вскоре Солдаткин заметил, что через его участок к близлежащему колодцу постоянно ходит Рысев, проживающий на соседней улице. Солдаткин обратил внимание Рысева на то, что к колодцу можно пройти через другие земельные участки, и запретил Рысеву появляться на его территории. Рысев не согласился с Солдаткиным. Он полагал, что имеет право беспрепятственно проходить через земельный участок Солдаткина до тех пор, пока тот не огорожен. Если Солдаткин все же будет препятствовать Рысеву в npоходе к колодцу, он обратится в суд с требованием об установлении сервитута.

Оцените доводы сторон. Решите дело.

Задача 10.Предприниматель Савва Савельев, собственник предприятия по изготовлению кондитерских изделий «Сластена», зарекомендовал себя сре­ди поставщиков и кредиторов честным, порядочным и деловым челове­ком. Кредиторы легко давали ему взаймы любые денежные суммы. Кон­куренты завидовали успеху Савельева. По наговору одного из них — Кристины Кузнецовой — журналистка Ксения Комова за солидное воз­награждение написала компрометирующую Савельева статью, которая была опубликована в местной газете «Призыв». В статье говорилось, что С. Савельев при изготовлении кондитерских изделий использует исход­ные продукты низкого качества с просроченным сроком годности. Однако при проверке его предприятия санэпидемиологическои станцией этот факт не подтвердился. Несмотря на это, спрос на продукцию пред­приятия «Сластена» резко понизился, а некоторые кредиторы потребо­вали досрочного возврата денег, данных ему в долг.

С. Савельев подал в суд иск к редакции газеты «Призыв» с требованием опровергнуть сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, а также возместить убытки и компенсировать моральный вред, причиненный этой публикацией.

Какое решение должен вынести Суд?

Задача 11.Предприниматель Виктор Васенков, торговавший продуктами питания в собственном магазине, отказался платить деньги бандитам за «крышу». После этого они стали терроризировать его телефонными звонка­ми, угрожая физической расправой. Чтобы обезопасить себя, В. Васен­ков нанял трех телохранителей, заключив с ними возмездные договоры на личную охрану. Телохранители находились при нем при любых его перемещениях.

Однажды, когда В. Васенков проезжал на своем автомобиле нерегулируемый перекресток на Щелковском шоссе, в его автомобиль на боль­шой скорости врезался грузовой автомобиль, выехавший с перпендику­лярной к шоссе улицы. В результате столкновения один охранник скон­чался на месте, а двое других охранников и В. Васенков получили физические травмы и были доставлены в больницу. Водителя же грузо­вого автомобиля задержали на месте происшествия. Он оказался в силь­ной степени опьянения.

У Виктора Васенкова произошло психическое расстройство в связи с перенесенными переживаниями. С целью восстановления своего психического здоровья он обратился к психотерапевту. Согласившись с предложением врача на лечение гипнозом, Васенков заключил с ним договор.

Каким образом В. Васенков может защитить свое нарушенное право на физическую неприкосновенность?

Задача 12. ООО обратилось в арбитражный суд с виндикационным требованием к ОАО, ссылаясь на то, что ОАО владеет спорным имуществом, не являясь его собственником, а также не имея иных основанных на законе оснований владения, в то время как ООО заключило договор аренды с действительным собственником спорного имущества, но не может вступить во владение этим имуществом, так как в этом препятствует ОАО.

Как должно быть разрешено дело ?

Задача 13. Акционер ЗАО обратился арбитражный суд к приобретателю акций, ранее акционером не являвшемуся, с виндикационным иском, основанным на несоблюдении продавцом акций преимущественного права иных акционеров на приобретение акций ЗАО. В отзыве на иск приобретатель акций указал, что к акциям, как бездокументарным ценным бумагам и, следовательно, бестелесным объектам гражданских прав, неприменим такой вещный способ защиты прав как виндикация.

Как должно быть разрешено дело ?

Задача 14.. Участник общества с ограниченной ответственностью продал свою долю лицу, ранее участником общества не являвшемуся, с нарушением преимущественного права иных участников общества не приобретение этой доли. После совершения этой сделки общество с ограниченной ответственностью было преобразовано в открытое акционерное общество с ковертацией соответствующих долей в акции. Один из акционеров ОАО обратился к приобретателю доли, который на момент предъявления иска также устал уже акционером ОАО, с виндикационным требованием. Приобретатель доли возражал, что предметом сделки по приобретению являлись доли в ООО, к которым виндикационное требование в принципе неприменимо.

Как должно быть разрешено дело ?

Задача 15. Сторонами был заключен договор, названный договором купли-продажи. Согласно заключенному договору, одна из сторон была обязана предоставить другой в пользование земельный участок, на котором вторая сторона обязалась построить объект недвижимого имущества и передать его первой стороне за вознаграждение.

Дайте юридическую квалификацию отношениям сторон.

Задача 16.Стороны заключили договор, названный предварительным договором купли-продажи. По данному договору стороны обязались заключить договор купли-продажи недвижимого имущества после того, как то будет построено и введено в эксплуатацию.

Дайте юридическую квалификацию отношениям сторон.

Задача 17. Три стороны заключили договор, содержащий элементы мены и соглашения супругов о разделе совместного имущества в порядке п. 2 ст. 38 СК РФ. Позднее лицо, не участвовавшее в договоре, предъявило в суд требование о признании данного договора недействительным в связи с тем, что тот опирается на нормы как гражданского, так и семейного законодательства.

Дайте юридическую оценку обоснованности заявленного искового требования.

Задача 18.Городская коллегия адвокатов в лице юридической консультации № 1 заключила с ООО «Символ» договор оказания юридических услуг.

Согласно пункту 1.1 договора коллегия адвокатов приняла на себя обязательства по представлению интересов ООО «Символ» по трем делам, рассматриваемым арбитражными судами. В силу пункта 1.2 договора интересы доверителя выражаются в предъявлении исков и ведении дел в судах о взыскании с ЗАО «Планета» 30 тыс. долларов США, а также в принятии компетентными органами, включая суды, соответствующих постановлений, направленных на отмену решения Государственной налоговой службы по г. Поляны от 30.06.1997 о взыскании с ООО «Символ» 95 тыс. рублей.

Конкретизируя положения о предмете договора, стороны установили, что ООО «Символ» обязуется перечислить коллегии адвокатов сумму гонорара в размере, эквивалентном 5 тыс. долларам США (пункт 2.1.3 договора).

В свою очередь, коллегия адвокатов в соответствии с пунктом 2.2.2 приняла на себя обязательство по окончании дела предоставить ООО «Символ» все судебные решения и постановления, включая исполнительные листы, о взыскании с ООО присужденной арбитражным судом суммы задолженности и признании решения налоговой службы недействительным.

Осуществите толкование приведенных условий договора и определите, установлена ли договором прямая зависимость исполнения ООО «Символ» обязательства по оплате юридических услуг, предусмотренного пунктом 2.1.3 договора, от исполнения коллегией адвокатов обязанности по предоставлению судебных актов и исполнительных листов с конкретным содержанием.

Задача 18. Между ОАО (истец) и ЗАО (ответчик) был заключен договор на поставку, получение, оплату электроэнергии (далее — договор), в соответствии с которым истец обязался поставлять электроэнергию ответчику, а ответчик — принимать и оплачивать ее стоимость непосредственно истцу.

В оплату за потребленную электроэнергию ответчик уступил истцу право требования задолженности перед ним ООО (третьего лица), являвшегося конечным потребителем электроэнергии, за 3-й квартал 2006 года.

По мнению истца, данная уступка права требования не соответствовала положениям главы 24 ГК РФ и являлась ничтожной сделкой, так как перемены лиц в обязательстве между истцом и ответчиком не произошло.

Рефераты:  Образование как социальный институт – тема научной статьи по наукам об образовании читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Истец обратился в третейский суд с требованием о взыскании с ответчика задолженности по оплате полученной от истца электроэнергии на основании договора и расходов по уплате третейского сбора.

Рассмотрев материалы дела, и выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, третейский суд пришел к выводу о том, что требования истца о взыскании с ответчика задолженности являются необоснованными и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям:

1) в соответствии с договором расчет фактической стоимости поставленной электроэнергии выполняет оператор ООО, а оплата производится на основании счетов-извещений оператора ООО. В деле имеются копии счетов-извещений оператора ООО, свидетельствующие о фактической стоимости поставленной истцом электроэнергии в течение третьего квартала 2006 года и необходимости оплаты ее ответчиком. Согласно договору истец и ответчик составляют акты взаимной сверки расчетов. В деле имеется заверенная подписями и печатями истца и ответчика копия акта сверки расчетов на сальдо перетока электроэнергии в ООО, которым подтверждается задолженность ответчика перед истцом в части поставки электроэнергии ООО как конечному потребителю электроэнергии в сумме, соответствующей сумме задолженности по договору;

2) что касается договора уступки требования, то стороны его не представили. Вместе с тем в деле имеются заверенные истцом и ответчиком акты зачета взаимных требований за июль, август и сентябрь 2006 г., в которых содержится ссылка на договор уступки требования, заверенная истцом и ответчиком копия приложения к договору уступки требования, а также копии реестров проводимого взаимного зачета на основании уступки требования, где указывается в качестве уступаемого ответчиком истцу требования задолженность в сумме, соответствующей сумме задолженности. Более того, истец фактически признал произведенную ему уступку требования, направив письмом от 09.10.2006 уведомление ответчику о его задолженности в указанной сумме перед истцом как новым кредитором.

Руководствуясь статьей 431 ГК РФ о толковании договора и статьей 382 ГК РФ об основаниях и порядке перехода прав кредитора к другому лицу, третейский суд пришел к выводу, что поведение сторон и имеющаяся в деле переписка свидетельствуют о наличии между истцом и ответчиком сделки об уступке требования. Однако истец не воспользовался своим правом.

Согласны ли Вы с решением суда?

Задача 19.В одном из судебных дел возник вопрос о необходимости толкования понятия «оргтехника», поскольку в заключенном между сторонами договоре оно не конкретизировалось. Истец считал, что в это понятие включены мобильные телефоны, ответчик был противоположного мнения.

Какой, по Вашему мнению, способ толкования может применить суд в данной ситуации и как на его основе он может истолковать условие договора о поставке оргтехники?

Задача 20. Сопоставьте положения о толковании договора и его условий, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации и международных документах (Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г., Принципах УНИДРУА и Принципах Европейского договорного права).

Сформулируйте соответствующие выводы относительно сходств и отличий в данных положениях.

Задача 21. Проанализируйте положения Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., касающиеся толкования международного договора. Сопоставьте их с нормами о толковании гражданско-правового договора, содержащиеся во внутригосударственном и международном праве.

Сформулируйте соответствующие выводы.

Задача 22. ОАО «Водомер» было учреждено тремя юридическими лицами, зарегистрировано регистрационной палатой г. Кемерово 12.07.99 г. Уставный капитал общества в размере 12.586.700 руб. сформирован за счет объединения имущественных вкладов. Учредители при заключении договора о создании акционерного общества распределили между собой в количественном отношении акции, но не определили пообъектно состав и стоимость передаваемого имущества. Независимый оценщик к оценке вкладов не привлекался. Государственная регистрация выпуска акций в ФКЦБ РФ не осуществлялась. Совет директоров ОАО «Водомер» спустя 2 месяца после регистрации общества переоценил внесенное одним из учредителей – ОАО «Водоснабжение» имущество в сторону уменьшения стоимости, соответственно, и уменьшил общее количество размещенных акций ОАО «Водомер» и количество акций приобретенных ОАО «Водоснабжение».

Дайте правовой анализ ситуации. Каковы последствия нарушений законодательства в этом случае?

Задача 23.Совет директоров ЗАО «Сибгазавтоматика» принял решение об учреждении трех закрытых акционерных обществ, утвердил перечни имущества, передаваемого в качества вклада в уставный капитал создаваемых АО. Акционер ЗАО «Сибгазавтоматика», владелец 3,18% голосующих акций общества, обратился в суд с иском о признании недействительными решения совета директоров об учреждении общества, сделок по передаче имущества в уставные капиталы вновь созданных ЗАО и применении последствия их недействительности путем возврата сторон в первоначальное положение и ликвидации вновь созданных ЗАО. Свои требования он мотивировал тем, что нарушена компетенция общего собрания акционеров, т.к. фактически произошла реорганизация ЗАО «Сибгазавтоматика» в форме выделения из него трех ЗАО.

Дайте правовой анализ ситуации. Определите, обоснованны ли исковые требования?

Задача 24. ООО «Весна – 94» заявлен иск о признании недействительным договора купли-продажи 5726 акций ОАО «Мега» номинальной стоимостью 10 руб. и применении последствий недействительной сделки путем восстановления истца в правах собственности на акции, восстановления истца в реестре акционеров, обязании держателя реестра осуществить восстановительную запись в реестре акционеров о праве собственности на 5726 акций номинальной стоимостью 45 руб.

Решением арбитражного суда договор купли-продажи акций был признан недействительным, однако в применении последствий недействительности сделки было отказано по тем основаниям, что договор купли-продажи заключался в отношении акций номинальной стоимостью 10 руб., которых на момент принятия решения судом не существовало. В ходе судебного заседания выяснилось, что после заключения договора купли-продажи произошло увеличение уставного капитала акционерного общества путем увеличения номинальной стоимости размещенных акций. Акции номинальной стоимостью 10 руб. были конвертированы в акцию номинальной стоимостью 45 руб.

Оцените решение суда. Можно ли при указанных обстоятельствах восстановить истца в правах собственности и реестре акционеров?

Задача 25.Открытое акционерное общество (ОАО) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Спецстрой» и обществу с ограниченной ответственностью «Стройторг» о признании недействительным договора уступки права требования от 20.03.2006г. По мнению истца, договор является ничтожной сделкой в связи с отсутствием в нем условий о возмездности сделки, поэтому он не соответствует статьям 572 и 575 ГК РФ, так как носит безвозмездный характер и является договором дарения.

В суд был представлен договор уступки от 20.03.2006г., на основании которого ООО «Спецстрой» передало (уступило) ООО «Стройторг» право требования и взыскания с ОАО по договору подряда от 10.01.2004 № 21/218 и дополнительным соглашениям к нему, а также права, обеспечивающие исполнение обязательства. В представленном договоре действительно отсутствовали положения о возмездности договора.

Можно ли считать заключенный договор недействительным? Какое решение должен принять суд?

Задача 26. Между обществом с ограниченной ответственностью «Сфера» и обществом с ограниченной ответственностью «Локомотив» был составлен акт сверки взаимных расчетов от 25.10.2004 № 035, согласно которому задолженность ООО «Локомотив» перед ООО «Сфера» на 25.10.2004 составляет 1325649 руб. 82 коп. ООО «Сфера» уступило право требования взыскания задолженности, подтвержденной указанным актом сверки ООО «АМТ»; пунктом 1.2 договора уступки, заключенным между ними предусмотрено, что права требования, принадлежащие цеденту, возникли на основании акта сверки от 25.10.2004 № 035 и предоставляют цессионарию право требовать уплату ООО «Локомотив» задолженности в сумме 1325649 руб. 82 коп.

Определите правомерность заключения такого договора. Укажите существенные условия договора уступки права требования.

Задача 27. Между «Ассоциацией товарищества собственников жилья города Самары» (цедент) и ООО «Ассоциация товарищества собственников жилья города Самары» (цессионарий) заключен договор № 2 от 12.07.2007г. уступки прав (цессии), по которому цедент уступает, а цессионарий принимает права (требования) в полном объеме по договору № 15 от 01.04.2005г., заключенному между цедентом и товариществом собственников жилья «Уют-8». Сумма уступаемого требования составляет 66877 руб. 23 коп.

Общество с ограниченной ответственностью «Ассоциация товарищества собственников жилья города Самары» обратилось с иском к товариществу собственников жилья «Уют-8» о взыскании 66877 руб. 23 коп. задолженности по договору № 15 от 01.04.2005г. на основании договора уступки прав (цессии) № 2 от 12.07.2007г. ТСЖ «Уют-8» исковые требования не признало, мотивировав следующим: договор цессии № 2 от 12.07.2007г. недействителен, поскольку на момент заключения данного договора договор № 15 от 01.04.2005г., права (требования) по которому являлись предметом уступки, был расторгнут дополнительным соглашением от 31.05.2007г. В суд был представлен подлинник дополнительного соглашения от 31.05.2007г., согласно которому договор № 15 от 01.04.2005 расторгнут его сторонами с момента заключения данного соглашения. При этом пункт 2 дополнительного соглашения предусматривал, что товарищество собственников жилья «Уют-8» обязуется возместить Ассоциации «Товарищества собственников жилья города Самары» понесенные с выполнением договора расходы в сумме 66877 руб. 23 коп.

Правомерно ли было заключение договора цессии при указанных обстоятельствах? Какое решение должен принять суд?

Задача 28..Прокурор обратился в арбитражный суд с иском к Комитету по управлению имуществом г.Омска ЗАО «Консалт» о применении последствий недействительности договора аренды, признанного судом ничтожным. Судом было установлено, что при сдаче в аренду спорным помещением распорядилось лицо, не являющееся его собственником. Прокурор просил, применяя реституцию, обязать Комитет по управлению имуществом возвратить ЗАО «Консалт» денежные средства, перечисленные им Комитету в качестве арендной платы. Комитет по управлению имуществом г.Омска полагает, что исковые требования удовлетворению не подлежат, поскольку помещение, являвшееся предметом ничтожного договора аренды является федеральной собственностью, отсутствуют основания для его возврата Комитету, следовательно, для применения норм о двусторонней реституции.

Какое решение должен принять суд?

Задача 29. Акционерное общество «ЭЦ» обратилось с иском к ОАО «Востбанк» о взыскании суммы неосновательного обогащения, перечисленной ОАО «Связь», но не зачисленной ОАО «Востбанк» получателю, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований на предмет спора, к участию в деле привлечено ОАО «Связь». Из материалов дела усматривается, что правоотношения по перечислению денежных средств возникли из договора банковского счета, заключенного между АО «ЭЦ» и ООО «АК». ОАО «Востбанк» с правовой точки зрения в данных правоотношениях с одной стороны является третьим лицом, на которое ООО «АК» возложило исполнение своих обязательств перед клиентом (АО «ЭЦ»), с другой — стороной договора банковского счета, заключенного с получателем денежных средств — ОАО «Связь». Позднее суд счел данные договоры ничтожными на основании ст.168 ГК РФ. Суд установил, что факт неосновательного обогащения ОАО «Востбанк» за счет АО «ЭЦ» в сумме, соответствующей сумме иска имел место, однако, обоснованно отказал в защите прав АО «ЭЦ». Какие нормы легли в основу данного решения суда?

Как необходимо сформулировать свои требования представителю АО «ЭЦ», чтобы обеспечить защиту нарушенных прав в суде?

Задача 30. А. получил возможность пользоваться дачным домом, переданным ему собственником дома М. по акту приема-передачи во временное владение для проживания. Договор аренды между А. и М. не заключался. Вопрос об оплате за пользование домом стороны не оговорили. М. предполагал, что дом будет ему возвращен в конце лета, но по истечении августа А. дом не освободил. М. был вынужден обратится в суд с требованием о возврате имущества из чужого незаконного владения и о возмещении стоимости пользования домом.

Какую сумму и на каком основании должен возместить потерпевшему А.?

Задача 31. ООО «Коростель» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с ЗАО «МАСТЕР» стоимости 45 уникальных ламп высокой мощности по состоянию их действительной стоимости на дату подачи иска, так как ответчик неправомерно завладел спорным имуществом, в результате чего возник факт неосновательного обогащения последнего за счет ООО «Коростель».

§

В обоснование иска ООО «Коростель» сослалось на решение федерального суда г. Ноябрьск, материалы исполнительного производства. По мнению истца, ответчик знал, что спорные лампы, имеющие индивидуализирующие их признаки, не являются его собственностью, однако произвел их монтаж в цокольном этаже на своей производственной базе и покрыл их бетоном. Возврат их в натуре невозможен. В соответствии с приговором федерального суда г. Ноябрьск нигде не работавший гражданин А. был осужден за совершение кражи 45 ламп у ООО «Коростель». Данные лампы в качестве вещественных доказательств находились на территории ЗАО «МАСТЕР», под сохранной распиской У., который на тот момент был сторожем в ЗАО «МАСТЕР». После вступления приговора в законную силу был выдан исполнительный лист, на основании которого было возбуждено исполнительное производство по передаче ламп ООО «Коростель». В ходе осуществления исполнительных действий судебным приставом-исполнителем было выяснено, что указанные лампы вмонтированы в цокольный этаж базы ЗАО «МАСТЕР» и покрыты бетоном, о чем был составлен в присутствии понятых акт.

Какое решение должен принять арбитражный суд, в случае если представитель ООО «Коростель» верно обоснует свое требование и квалифицирует сложившиеся правоотношения?

Задача 32. ООО «Шанс» получило по накладной от ЗАО «Инвестор» рояль, изготовленный в Австрии в 1910 году, с целью осуществить перевозку рояля в г.Тверь. Договором отношения ООО «Шанс» и ЗАО «Инвестор» не оформлялись. В назначенное время рояль в г. Тверь доставлен не был. Как позднее выяснил следователь, расследовавший уголовное дело, возбужденное по заявлению ЗАО «Инвестор» рояль был передан гражданину Г. – директору ООО «Шанс» и находился у него в загородном доме. После того как было вынесен приговор суда, рояль был возвращен ЗАО «Инвестор». Состояние инструмента значительно ухудшилось, так как при перевозке рояля машина попала под проливной дождь.

Какие требования и на каком основании необходимо заявить представителю ЗАО «Инвестор» для защиты нарушенных прав?

Задача 33. ООО «Завод «Спецстрой» приобрело линию по производству строительной плиты высокого качества. Указанная линия, представлявшая комплект оборудования, до ее установки была вывезена с территории ООО «Завод «Спецстрой» неизвестными лицами. Как позднее установило следствие, лица М., О. и С. наладили производство строительной плиты на данном оборудовании в соседней области и осуществляли данную деятельность три месяца, т.е. до момента обнаружения оборудования правоохранительными органами.

Какие требования и на основании каких норм гражданского права следует заявить представителю ООО «Завод «Спецстрой» к обвиняемым, чтобы обеспечить защиту нарушенных прав в полном объеме?

Тестовые задания

1.Цивилистика – это:

а) отрасль гражданского права;

б) наука гражданского права;

в) совокупность гражданско-правовых норм;

г) институт гражданского права.

2.Предмет гражданского права составляют:

а) имущественные и личные неимущественные отношения;

б) материальные и нематериальные блага;

в) вещи, деньги, ценные бумаги;

г) движимое и недвижимое имущество.

3.Структура гражданского правоотношения:

а) предмет, объект; субъект;

б) субъект, субъективные гражданские права и обязанности;

в) субъект, объект, субъективные гражданские права и обязанности;

г) предмет, объект, субъективные права и обязанности.

4.Не регулируются гражданским правом:

а) имущественные отношения;

б) личные неимущественные отношения, связанные с имущественными;

в) налоговые отношения;

г)личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными.

5.Вещи, деньги, ценные бумаги относят:

а) к объектам гражданских правоотношений;

б) к недвижимому имуществу;

в) к объектам гражданских прав;

г) к предмету гражданского права.

6. Органы публичной власти по действующему законодательству:

а) всегда являются юридическими лицами,

б) никогда не являются юридическими лицами,

в) могут являться юридическими лицами,

г) являются организациями с правами юридического лица.

7. Публично-правовые субъекты по действующему законодательству:

а) являются юридическими лицами,

б) являются публичными юридическими лицами,

в) не подлежат регулированию нормами о юридических лицах,

г) подлежат регулированию нормами о юридических лицах с учетом их правовой природы.

8. Органы публичной власти по своей правой природе обладают организационно-правовой формой:

а) бюджетного учреждения,

б) автономного учреждения,

в) требуют особой организационно-правовой формы,

г) не требуют организационно-правовой формы.

9. Носителями прав государственной и муниципальной собственности выступают:

а) физические и юридические лица;

б) население России, субъекта Федерации или муниципалитета;

в) соответственно Российская Федерация, ее субъекты и муниципалитеты;

г) только многонациональный народ Российской Федерации.

10. Особенность права государственной собственности в том, что государство, будучи собственником:

а) вправе сдавать государственное имущество в аренду;

б) само устанавливает порядок осуществления своего права;

в) не вправе распоряжаться государственным имуществом;

г) не отвечает по своим обязательствам.

11. Государство может обладать иммунитетом:

а) лишь против требований о взыскании долга;

б) лишь по требованиям о привлечении его как ответчика;

в) лишь против требований о возмещении вреда;

г) против всех перечисленных требований.

12. Несостоятельность муниципального образования в Российской Федерации влечет:

а) ликвидацию муниципального образования;

б) распродажу муниципального имущества;

в) введение временной финансовой администрации;

г) закон не предусматривает каких-либо последствий.

13. Российская Федерация, ее субъекты и муниципалитеты как собственники обладают статусом:

а) индивидуального предпринимателя;

б) юридического лица;

в) физического лица;

г) общественного объединения.

14. Самостоятельными субъектами прав государственной и муниципальной собственности могут выступать:

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

а) государственные и муниципальные органы;

б) государственные и муниципальные предприятия и учреждения;

в) хозяйственные общества с участием государства;

г) нет правильных вариантов ответа.

15. Государственные и муниципальные предприятия не могут рассматриваться в качестве:

а) участников процесса управления публичной собственностью;

б) объектов прав государственной и муниципальной собственности;

в) коммерческих организаций – хозяйствующих субъектов;

г) формы предпринимательства государственных и муниципальных органов.

16. Учредителями хозяйственных товариществ и обществ не вправе выступать:

а) Российская Федерация, ее субъекты и муниципалитеты;

б) органы государственной власти и местного самоуправления;

в) иностранные граждане и лица без гражданства;

г) иностранные юридические лица.

17.Из перечисленных пунктов: 1) характер причененных физических и нравственных страданий применительно к индивидуальным особенностям потерпевшего; 2) размер причиненного материального вреда; 3) требования разумности и справедливости; 4) степень вины причинителя; 5) степень вины потерпевшего – при установлении размера компенсации морального вреда учитываются:

а) 3 и 5;

б) 1,3, 4,5;

в)1,2 и 3;

г) 1,3,4.

18.Неполученные доходы, которые лицо, чье право нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, это:

а) моральный вред;

б) реальный ущерб;

в) упущенная выгода;

г) абстрактные убытки

19.Вид неустойки по соотношению с убытками, когда убытки взыскиваются в части непокрытой неустойкой:

а) зачетная;

б) исключительная;

в) штрафная;

г) альтернативная.

20. Право собственности на самовольную постройку:

а) не возникает;

б) может быть признано при регистрации недвижимости;

в) может быть признано судом при условии, что земельный участок будет предоставлен этому лицу под возведенную постройку;

г) возникает с момента возведения.

21.Меры защиты прав, которые причиняют вред их нарушителю, но не влекут обязанности обороняющегося по его возмещению, поскольку признаются правомерными, называются:

а) крайней необходимостью;

б) необходимой обороной;

в) защитой материальных прав;

г) правомочным вредом.

22.Из перечисленных лиц:1)государство; 2) третье лицо; 3) нападающий; 4) управомоченное лицо,- вред при действиях в условиях крайней необходимости причиняется:

а) 2;

б)1,3,4;

в) 3,4;

г)4.

23. Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны:

а) возмещается;

б) возмещению не подлежит, если не превышены ее пределы;

в) подлежит возмещению в случае, когда причинен государственным интересам;

г) не подлежит возмещению лишь в случае, когда был направлен на пресечение хулиганства.

24.Возможность компенсации морального вреда не предусмотрена в случае:

а) опубликования в СМИ сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию;

б) причинения вреда здоровью в результате ДТП;

в) передачи некомплектного товара по договору поставки;

г) приобретения гражданином некачественной вещи по договору розничной купли-продажи.

25.Какого условия не требуется для возникновения права на опровержение распространенных порочащих сведений?:

а) сведения были опубликованы в печати;

б) сведения были опубликованы в двух и более печатных изданиях;

в) сведения содержали утверждение о нарушении гражданином моральных принципов;

г) сведения не соответствуют действительности.

26. Укажите условие, которое не входит в совокупность обстоятельств, необходимых для приобретения права собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности:

а) добросовестность владения;

б) открытость владения;

в) длительность владения – в течение пяти лет;

г) непрерывность владения.

27. Не является общепринятой современной классификацией субъективных гражданских прав их деление на:

а) абсолютные и относительные,

б) фидуциарные и кондикционные,

в) имущественные и личные неимущественные,

г) вещные и обязательственные.

28. Распространенным критерием деления прав на абсолютные и относительные является:

а) круг их действия,

б) масштаб их распространенности,

в) структура межсубъектной связи в правоотношении,

г) наличие овеществленного объекта права.

29. Личные неимущественные права, являющиеся предметом регулирования гражданского права, всегда:

а) связаны с имущественными правами,

б) независимы от имущественных прав,

в) являются обязательственными,

г) являются относительными.

30. Среди критериев отнесения прав к вещным на современном этапе НЕ выделяют:

а) способ удовлетворения интереса кредитора,

б) четкая регламентация вещного права в законе исчерпывающим образом,

в) бессрочность существования права,

г) его применимость только к овеществленным объектам прав.

31. Какое утверждение неверно:

а) вещное право всегда абсолютное,

б) абсолютное право всегда вещное,

в) обязательственное право всегда относительное,

г) относительное право всегда обязательственное.

32. Исключительное право является:

а) вещным,

б) абсолютным,

в) обязательственным,

г) относительным.

33. В современной цивилистической науке общепринятым является мнение о том, что существующие классификации субъективных гражданских прав являются:

а) условными,

б) исчерпывающими,

в) неприменимыми на практике,

г) чрезвычайно громоздкими.

34. Невозможность понуждения к исполнению обязательства в натуре обосновывалась Г.Ф. Шершеневичем следующими посылками:

а) невозможностью принудительного исполнения такого требования,

б) отсутствием соответствующего положения в законе,

в) отсутствием у кредитора права на волю должника,

г) демократическими преобразованиями общества.

35. В современном законодательстве понуждение к исполнению обязательства в натуре:

а) допускается,

б) не допускается,

в) допускается лишь в отношении некоторых видов обязательств,

г) допускается лишь в отношении некоторых видов должников.

36. В соответствии с действующим законодательством статус добросовестного приобретателя:

а) неприменим к владельцам ценных бумаг,

б) применим только к акционерам,

в) применим к владельцам любых бестелесных объектов гражданских права,

г) применим к владельцам ценных бумаг вне зависимости от формы их выпуска.

37. Договоры в современном гражданском праве делятся, в частности, на:

а) урегулированные и неурегулированные законодательством,

б) nominati и innominati.

в) произвольные и детерминированные,

г) поименованные и непоименованные.

38. Одна из функций государства по регулированию договорных отношений состоит в:

а) защите слабой стороны,

б) защите интереса государства,

в) обеспечении стабильности гражданского оборота,

г) защите публичного интереса.

39. Одна из функций государства по регулированию договорных отношений состоит в:

а) поддержке малого предпринимательства,

б) улучшению финансирования участников договорных отношений со стороны бюджета,

в) способствование развитию гражданского оборота,

г) развитию товарных рынков на территории РФ.

40. Императивное начало в государственном регулировании договорных отношений:

а) в определенные исторические периоды отсутствовало,

б) всегда превалировало,

в) в отечественном праве повышается с середины XIX века до настоящего времени,

г) понижается со времен Древнеримского права.

41. В Древнем Риме отсутствие законодательного регулирования того или иного договора:

а) не могло быть преодолено,

б) преодолевалось только преторскими эдиктами,

в) преодолевалось судебным путем,

г) преодолевалось с трудом.

42. Решающую роль в проникновении в Европейское гражданское право идеи свободы договора сыграли:

а) идеи энциклопедистов,

б) Европейские буржуазные революции,

в) принятие Кодекса Наполеона,

г) идеи естественного права.

43. Непоименованным договором следует считать такой, для которого:

а) отсутствует вид,

б) отсутствует тип,

в) отсутствует легальное определение,

г) отсутствует особенный субъект.

44. Договоры в сфере регулирования иных отраслей права, помимо гражданского,:

а) субсидиарно регулируются гражданским правом,

б) не регулируются гражданским правом,

в) могут быть гражданско-правовыми,

г) содержат элементы гражданского и иной соответствующей отрасли права.

45. Непоименованные договоры не регулируются с помощью:

а) аналогии закона,

б) аналогии права,

в) общими положениями о договорах,

г) материалами судебной практики.

46. По мнению Д.И. Мейера, гражданское право в будущем ожидала:

а) полная замена вещных прав обязательственными,

б) отмена государственного регулирования договорных отношений,

в) укрепление договорной дисциплины,

г) новая кодификация.

46. Статья 431 ГК РФ регулирует вопросы толкования:

а) договора

б) условий договора

в) договора и его условий

г) односторонних действий и заявлений

47. Согласно ГК РФ толкование осуществляется:

а) любым заинтересованным лицом (органом)

б) сторонами договора

в) судом

г) сторонами договора и судом

48. Согласно ГК РФ приоритетным правилом (приемом, способом) толкования является толкование путем:

а) принятия во внимание буквального значения содержащихся в договоре слов

б) принятия во внимание буквального значения содержащихся в договоре выражений

в) выяснения действительной общей воли сторон

г) выяснения действительной общей воли сторон с учетом цели договора

49. Среди обстоятельств, которые в целях толкования суд может принимать во внимание, ГК РФ называет:

а) деловые обыкновения в отношениях между сторонами договора

б) претензии сторон друг к другу

в) осуществление толкования самими сторонами

г) практику разрешения подобных споров другими судами

50. Толкование, осуществленное судом, для сторон договора является:

а) обязательным

б) обязательным при условии, если стороны при обращении в суд согласились об этом

в) рекомендательным при условии, если суд не установит иного

г) обязательным, если это закреплено в договоре

51. В чем проявляется признак имущественной обособленности юридического лица:

а) наличии органов управления;

б) наличии учредительных документов;

в) наличии самостоятельных прав на имущество юридического лица;

г) все ответы верны.

52.На каком субъективном праве можно передать имущество в уставный капитал хозяйственного общества:

а) любом праве;

б) праве аренды;

в) вещном праве;

г) праве собственности.

53.Определите соотношения понятий «юридическое лицо» и «хозяйствующий субъект»:

а) это идентичные понятия;

б) хозяйствующий субъект более широкое понятие, т.к. к нему относится и юридическое лицо;

в) юридическое лицо более широкое понятие, и включает в себя хозяйствующих субъектов;

г) нет верного ответа.

54.Кто формирует воли акционерного общества:

а) общее собрание акционеров;

б) акционеры;

в) коллектив работников;

г) нет верного ответа.

55.В чьем интересе должны действовать лица, выступающие от имени юридического лица:

а) в своем собственном;

б) участников юридического лица;

в) участников и работников юридического лица;

г) юридического лица.

56.Укажите существенные условия договора уступки права требования:

а) цена уступаемого права и срок его передачи;

б) предмет договора;

в) предмет договора, цена уступаемого права;

г) все ответы верны.

57.Какое субъективное право можно передать по договору уступки права требования:

а) любое право;

б) обязательственное право;

в) вещное право;

г) абсолютное право.

58.В отношении какого права может быть заключено соглашение о его передаче:

а) права требования о взыскании алиментов;

б) права требование о взыскании задолженности по договору подряда;

в) права на принятие наследства;

г) любого из этих прав.

59.Договор перевода долга имеет место в следующем случае:

а) исполнения наследниками обязанности наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследства;

б) исполнения родителями малолетнего обязанности по возмещению вреда, причиненного малолетним;

в) исполнения обязанности за должника третьим лицом, подвергающимся опасности утратить свое право на имущество должника;

г) нет верного ответа.

60.Определите сторон договора перевода долга:

а) первоначальный должник и новый должник;

б) новый должник и кредитор;

в) первоначальный должник и кредитор;

г) первоначальный должник, новый должник и кредитор.

61. Если имущество, истребуемое из чужого незаконного владения, находится у приобретателя без каких-либо правовых оснований, какое обязательство существует между потерпевшим и приобретателем независимо от иных обстоятельств:

а) договорное обязательство;

б) обязательство по охране указанного имущества;

в)кондикционное обязательство;

г)деликтное обязательство.

62. Недобросовестный владелец, получивший неосновательное сбережение в результате необоснованного использования индивидуально-определенной вещи, должен возместить потерпевшему то, что он сберег вследствие такого пользования:

а) после момента, когда нетитульный владелец узнал о неправомерности своего владения;

б) после момента, когда нетитульный владелец узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения;

в) с момента, когда владелец приобрел свойства нетитульного владельца;

г) с момента, когда началось нетитульное владение;

63. Какие обстоятельства необходимо установить, чтобы определить размер исковых требований потерпевшего по видикационному иску в части возмещения стоимости пользования виндицируемым имуществом?

а) период фактического начала и окончания пользования имуществом;

б) период фактического начала и окончания пользования имуществом и объем используемого имущества (площадь, количество единиц и т.п.);

в) ставку арендной платы за пользование и владение аналогичным имуществом;

г) период фактического начала и окончания пользования имуществом, объем используемого имущества, ставку арендной платы, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило за пользование и владение аналогичным имуществом.

64. Если имущество, обладавшее индивидуализирующими его признаками, переработано приобретателем и (или) утратило свое первоначальное на­значение ввиду его полного износа, собственник вправе требовать:

а) возмещения ему стоимо­сти утраченного по правилам о неосновательном обогащении.

б) возмещения ему стоимости утраченного на основании норм о деликте;

в) возврата аналогичного имущества;

г) возврата любого имущества на соответствующую сумму.

65. Удержание каждой из сторон полученного по сделке после признания ее недействительной должно быть признано:

а) реституцией;

б) деликтом;

в) неосновательным обогащением;

г) нарушением условий сделки.

66. Правила о кондикционных обязательствах применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке поскольку:

а) иное явилось бы нарушением правил о виндикации;

б) иное не вытекает из существа соответствующих отношений;

в) иное требование не заявлено истцом;

г) иное не заявлено стороной недействительной сделки.

67. Пункт 2 ст. 167 ГК РФ указывает, что при отсутствии возможности возвратить полученное в натуре потерпевший вправе требовать возмещения стоимости полученного по недействительной сделке в деньгах. О стоимости имущества на какой момент идет в данном случае речь?

а) момент возврата имущества;

б) иной момент;

а) момент возмещения стоимости имущества;

г) момент приобретения имущества.

68.На сумму убытков, причиненных стороне в связи с недействительностью сделки, проценты, предусмотренные п. 2 ст. 1107 ГК РФ,

а) не начисляются;

б) начисляются на всю сумму убытков;

в) начисляются на сумму убытков превышающую размер начисленных процентов за пользование чужими денежными средствами;

г) начисляются на сумму убытков превышающих размер неосновательного обогащения.

69. При возврате всего полученного по сделке одна сторона вправе требовать от другой возмещения необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того момента, с которого:

а) возникло кондикционное обязательство;

б) появились основания для реституции;

в) она обязана возвратить другой стороне имущество;

г) она обязана возвратить другой стороне доходы, которые она извлекла или должна была извлечь из неосновательного обогащения (ст. 1108 ГК РФ).

70. Известно, что ничтожными или оспоримыми могут быть признаны отдельные части (условия) сделки. В таком случае применение к последствиям недействительности части сделки норм о кондикционных обязательствах:

а) невозможно;

б) возможно в соответствии с правилами, применимыми к отношениям, возникшим в связи с недействительностью всей сделки;

в) возможно в соответствии с правилами, применимыми к отношениям, возникшим в связи с деликтом;

г) возможно в соответствии с правилами, применимыми к отношениям, возникшим в связи с виндикацией.

71.Кондикционные и деликтные правоотношения не являются:

а) имущественными;

б) абсолютными;

в) внедоговорными;

г) охранительными.

72. Если не причинен вред потерпевшему, а факт неосновательного сбережения за его счет имел место то между сторонами существует:

а) деликтное правоотношение

б) договорное правоотношение

в) кондикционное правоотношение;

г) виндикационное правоотношение.

73. Стороны обязательства могут определить размер ответственности в:

а) деликтных обязательствах;

б) договорных обязательствах;

в) кондикционных обязательствах;

г) любых обязательствах.

74. Если существует вина приобретателя в увеличении его имущественной сферы за счет потерпевшего, правоотношение следует квалифицировать как:

а) кондикционное;

б)деликтное;

в) виндикационное;

г) иное.

75.Деликтные обязательства возникают только тогда, когда нарушаются:

а) абсолютные субъективные права лица;

б) относительные субъективные права лица;

в) абсолютные права лиц;

г) относительные права лиц.

76. В кондикциионном обязательстве противоправен только результат действий приобретателя, в деликтном:

а) всегда противоправны действия причинителя вреда и, только как следствие, противоправен также и их результат;

б) противоправны только действия причинителя вреда;

в) также противоправен только результат действий причинителя вреда;

г) иное.

77. Если обогатившийся своим недобросовестным поведением причинил вред потерпевшему, то его отношения с потерпевшим регулируются:

а) только нормами о деликтах;

б) нормами о деликтах, правила о кондикционных обязательствах будут применяться субсидиарно;

в) только нормами о кондикционных обязательствах;

г) взависимости от реальных обстоятельств.

78. Объем вреда оп­ределяется из ущерба потерпевшего, объем неосновательного обогащения:

а) также определяется из ущерба потерпевшего;

б) из обогащения приобретателя;

в) из ущерба потерпевшего и из обогащения приобретателя;

г) по иному.

79. Возмещение того, что было сбережено вследствие неосновательного пользования происходит по цене:

а) существовавшей во время, когда закончилось пользование в том месте где происходит возмещение;

б) существовавшей во время, когда закончилось пользование и в том месте, где оно происходило;

в) существующей на момент возмещения в том месте, где оно происходило;

г) по иному.

80. При взыскании убытков и процентов кредитор вправе требовать убытки в части:

а) непревышающей сумму процентов;

б) превышающей сумму процентов;

в) в полном объеме;

г) соответствующей сумме процентов.

Вопросы для самоконтроля

35. Что является предметом гражданского права?

36. Каковы особенности имущественных и неимущественных отношений?

37. Между какими субъектами могут возникать гражданские правоотношения?

38. Какова структура гражданского правоотношения?

39. Какие отношения исключаются из сферы действия гражданского права?

40. Определите понятие гражданского права как направления науки.

41. Что является предметом гражданско-правовой науки?

42. Чем отличается предмет гражданско-правовой науки от предмета гражданского права?

43. Что является объектом гражданских прав?

44. Что является объектом гражданского правоотношения?

45. Приведите примеры гражданско-правовых норм с оценочными понятиями.

46. Дайте определение оценочного понятия гражданского права

47. Укажите особенности гражданско-правовой нормы с оценочным понятием.

48. Назовите негативные и позитивные свойства гражданско-правовых норм с оценочными понятиями.

49. Каково соотношение понятий публично-правового субъекта и юридического лица по действующему законодательству ?

50. Признаются ли органы публичной власти по действующему законодательству юридическими лицами ?

51. Назовите основные концепции, объясняющие правовой механизм участия государства в гражданских отношениях. В чем заключаются преимущества и недостатки этих концепций?

52. Каковы основные проблемы определения гражданской правосубъектности государства? Проявляются ли в гражданских отношениях признаки суверенитета государства?

53. Каковы основные научные подходы к определению правовой природы отношений публичной собственности? Относится ли институт публичной собственности к классическим гражданско-правовым институтам?

54. Охарактеризуйте тезис о единстве фонда собственности государства. Имеет ли смысл говорить о единстве фонда публичной собственности применительно к современным условиям российского федерализма?

§

55. Каковы основные концепции имущественного иммунитета государства? Возможно ли применение имущественных иммунитетов государства в рамках гражданских отношений, складывающихся во внутригосударственной сфере?

56. Существует ли в современной цивилистической науке общепризнанная сквозная классификация гражданских правоотношений либо субъективных гражданских прав ?

57. Какие наиболее распространенные классификации субъективных прав встречаются в современной цивилистике ?

58. Какие две теоретико-практические проблемы в области классификации субъективных гражданских прав наиболее актуальны в настоящий период ?

59. Что понимается под защитой гражданских прав?

60. Определите формы защиты гражданских прав.

61. Перечислите способы защиты гражданских прав?

62. Чем отличается вред от убытков?

63. Назовите особенности компенсации морального вреда.

64. В чем в первую очередь выражено наблюдающееся в настоящее время сближение категорий вещного и обязательственного права ?

65. В отношении каких бестелесных объектов гражданского права наиболее распространено применение норм законодательства о вещах ?

66. К какому периоду в мировой истории права принадлежит возникновение деления договоров на поименованные и непоименованные?

67. Каковы основные направления государственного регулирования договорных отношений?

68. Преимущественно с помощью каких норм права реализуются основные направления государственного регулирования договорных отношений?

69. В какой период развития отечественного права ни законодатель, ни правоприменитель не признавали непоименованных договоров?

70. Какова по одной из современных точек зрения последовательность применения регулятивных начал к непоименованным договорам?

71. Дайте понятие юридического лица. Раскройте признаки юридического лица.

72. Определите содержание правоспособности коммерческих и некоммерческих организаций.

73. Может ли некоммерческая организация осуществлять предпринимательскую деятельность?

74. Охарактеризуйте систему законодательства о юридических лицах.

75. Определите, каким образом формируется воля юридического лица. Можно ли выделить общие правила, характерные для любых организационно-правовых форм юридических лиц?

76. Дайте понятие уступки права требования (цессии). Определите существенные условия соглашения об уступке права требования.

77. Определите соотношение цессии с регрессом, индоссаментом.

78. Какие имеются ограничения (запреты) на заключение договора уступки права требования.

79. Дайте понятие соглашения о замене должника (переводе долга). Определите субъектный состав этого соглашения.

80. Что общего в таких правовых явлениях как виндикация, реституция и кондикция?

81. Какие нормы ГК РФ свидетельствуют о том, что институт неосновательного обогащения в российском гражданском законодательстве является общей защитной мерой, которая может применяться как са­мостоятельно, так и наряду с другими требованиями в качестве субсидирной?

82. Перечислите нормы гл.60 ГК РФ, которые применяются субсидиарно при истребовании имущества из чужого незаконного владения.

83. Подлежат ли начислению проценты за пользование чужими денежными средствами на стоимость полученного владельцем имущества?

84. Почему нормы ст. 1108 ГК РФ при рассмотрении виндикационных требований никогда не применяются?

85. Достаточно ли при заявлении требований, касающихся расчетов, связанных с виндикацией, ссылки только на статьи 1105 и 1107 ГК РФ или необходимо сослаться и на иные нормы права?

86. Почему, заявляя требование о реституции без ссылки на ст. 1103 ГК РФ, нельзя предполагать, что суд сам, если сочтет необходимым, субсидиарно применит какие-либо нормы из главы 60 ГК РФ по своему выбору?

87. Известно, что при недостаче или ухудшении имущества, возвращаемого в натуре по недействительной сделке, потерпевший вправе воспользоваться п. 2 ст. 1104 ГК РФ. Укажите от каких обстоятельств зависит объем ответственности приобретателя за недостачу или ухудшение имущества?

88. Когда предметом недействительной сделки было пользование имуществом или услугами, ценой на какой момент и в каком месте будет определяться стоимость полученного?

89. Применяется ли правило ст. 1107 ГК РФ о возмещении приобретателем потерпевшему неполученных доходов к последствиям недействительности сделки?

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. .Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1. – М.: БЕК, 1996. – С. 67-87.

2. Конституция Российской Федерации : от 12.12.1993 г.( с изм. и доп.)//Российская газета.1993.№237.

3. Конвенция Организации Объединенных Наций о международной купле-продаже товаров (Вена, 1980 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1994. — № 1. – С. 29-41.

4. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ, (с изм. и доп.)// СЗ РФ 1994, №32.Ст.3301.

5. Российская Федерация. Законы. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате: закон Российской Федерации от 11.02.1993 г. № 4462-1, утвержден Верховным Советом Российской Федерации 11.02.1993 г. ( с изм. и доп.)//Российская газета, 1993, №49.

6. Российская Федерация. Законы. Арбитражный Процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ. (с изм. и доп.)//СЗ РФ, 2002, №30, Ст. 3012.

7. Российская Федерация. Законы. Гражданский Процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (с изм. и доп.)//СЗ РФ , 2002, №46, Ст.4532.

8. Российская Федерация. Законы. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации: федеральный закон от 30.04.1999 г. № 81-ФЗ (с изм. и доп.)//СЗ РФ, 1999, №18,Ст.2207.

9. Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13.06.1996 г. № 68-ФЗ (с изм. и доп.)//СЗ РФ , 1996, №25. Ст.2954

10. Российская Федерация. Законы. Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации: федеральный закон от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ, (с изм. и доп.)//СЗ РФ, №1(1), Ст.1.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

11. Гражданский кодекс Монголии (на англ. яз.) [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://www.civillaw.mong.states.com.

12. Гражданский кодекс Вьетнама (на англ. яз.) [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://aial.com.hk/civilcon.html.

13. Гражданский кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://www.lexinfosys.de/lexinfosys/LexInfoSys/bel/02/CivilCode/CivilCode_rus.htm.

14. Гражданский кодекс Республики Таджикистан [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// tajikistan.tajnet.com/state/laws_base/laws_civil-code.htm.

15. Гражданский кодекс Армении [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// www.lexinfosys.de/lexinfosys/LexInfoSys/arm/02/CivilCode/CivilCode_rus.htm.

16. Гражданский кодекс Азербайджана [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// www.lexinfosys.de/lexinfosys/LexInfoSys/aser/02/2-32-2-32_rus.htm.

17. Гражданский кодекс Туркменистана [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// www.lexinfosys.de/lexinfosys/LexInfoSys/turk/02/CivilCode/CivilCode_rus.htm.

18. Гражданский кодекс Республики Молдова [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://lex.gtz.de/lexinfosys/LexInfoSys/mold/02/CivilCode/CivilCode_rus.htm.

§

Научная и учебная литература

1. Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права: Сборник статей / Под ред. В.Ф. Попондуполо. М., 2005.

2. Актуальные прблемы гражданского права: сб. статей. Вып.12/Под ред. О.Ю. Шилохвоста.-М.: Норма,2008.-336с

3. Алексеев,С. С. Собственность. Проблемы приватизации в посткоммунистической России/С.С.Алексеев. — М., 1993.

4. Алексеев, С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в 2-х томах./С.С.Алексеев. Свердловск, 1972. Т.1.

5. Афанасьева, И.В. Компенсация морального вреда юридическому лицу. /И.В.Афанасьева//Юрист. 2002. №8. С.30.

6. .Антюганов, С.В., Бородин В.А., Кронский В.С. Государственное управление собственностью. – М., Нижний Новгород: Изд-во Волго-вятской акад. гос. службы, 2001.

7. .Ансон, В. Договорное право./В.Ансон. — М., 1984. — 420 с.

8. .Андреев, В. К. Право государственной собственности в России: Учебное пособие./В.К.Андреев. — М.: Дело, 2004.

9. Арбитражная практика Международного коммерческого арбитраж­ного суда при ТПП РФ за 1998 г. / Составитель М.Г. Розенберг. — М., 1999.

10. Атаманчук, Г. В. Теория государственного управления: Курс лекций./Г.В. Атаманчук – М.: Омега-Л, 2005.

11. Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации./М.В.Баглай. – М.: Изд-во НОРМА, 1999.

12. Басин, Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав./Ю.Г.Басин// Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик.- Саратов, 1971. -С.36-37.

13. Бажанова, А. Толкование договора арбитражным судом/А.Баженова // ЭЖ-Сибирь. – 1996. — № 42.

14. Бачило, И. Л., Лопатин В. Н., Федотов М. А. Информационное право / Под ред. Б. Н. Топорнина. – СПб., 2001.

15. Брагинский, М. И. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 3-е, стереотипное. / М. И. Брагинский, В. В. Витрянский;– М.: «Статут», 2001. – 848 с.

16. Брагинский, М.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав./М.И. Брагинский. // Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Фонд «Правовая культура», 1995.-480 С.

17. Братусь, С.Н. Юридическая ответственность и законность./С.Н. Братусь. М.: Юридическая литература, 1976.-247с.

18. Белов, В.А. Актуальные проблемы теории и практики./В.А.Белов//Москва. ЮРАЙТ. 2007. С.909.

19. Безуглов, А. А., Солдатов С. А. Конституционное право России (в 3-х томах). Т. 1./А.А. Безуглов. – М.: Профобразование, 2001.

20. Березина, Е.А. Толкование договора как вид юридического толкования: Автореф. дис. . канд. юрид. наук./Е.А.Березина. — Екатеринбург, 2001. — 25 с.

21. Богатырев, А. Г. Инвестиционное право./А.Г. Богатырев. – М.: Российское право, 1992.

22. Богуславский, М. М. Иммунитет государства./М.М. Богусловский. – М.: Изд-во ИМО, 1962.

23. Васькин, В.В. Возмещение убытков в гражданско-правовых обязательствах: Автореф. дис. канд. юрид. наук. /В.В. Васькин. Саратов, 1971.

24. Венгеров, А.Б. Теория государства и права: учебник/А.Б. Венгеров М., 1999.С.318.

25. Воронин, А.Г., Лапин В.А., Широков А.Н. Основы управления муниципальным хозяйством / Акад. нар. хоз-ва при Правительстве РФ. – М.: Изд-во «Дело», 1998.

26. Гаджиев, Г. А. Конституционные принципы рыночной экономики (Развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации)./Г.А.Гаджиев. – М.: Юристъ, 2004.

27. Генкин, А.П. Правовое положение казны по законодательству Российской империи и в настоящее время./А.П. Генкин // Вестник МГУ. Серия Право. 1993. № 5.

28. Гражданское право. Том 1. Учебник /Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. М.: Теис, 2003. -624 c.

29. Гражданское право: учебник Т.1/Под ред. Д-ра юрид. Наук, проф. О.Н.Садикова, М. ,2006.

30. Гражданское право. Часть первая. / Под ред. А. Г. Калпина и А. И. Масляева. – М., 1997.

31. Грибанов, В.П. Осуществление и защита гражданских прав./В.П. Грибанов. М.: Статут, 2000. -205 c.

32. Германское гражданское уложение // Германское право. Часть I. Гражданское уложение: Пер. с нем. Серия: Современное зарубежное и международное частное право. — М., Международный центр финансово-экономического развития, 1996. — 552 с.

33. Гребенников, В.В. Институт собственности в условиях рыночной экономики и социального государства./В.В. Гребенников. – М., 1996.

34. Добровольский, А.А.Основные проблемы исковой формы защиты права. / А.А.Добровольский, С.А Иванова.М.: Изд-во МГУ, 1979. –125с.

35. Демин, А. Государственные контракты (Публично-правовой аспект) // Хозяйство и право. 1997. №№ 8, 9.

36. Дегтярев, С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. М., 2003. С. 8 — 9.

37. Евтеев, В.С. Доказывание наличия и размера убытков при поставках продукции /В.С. Евтеев // Законодательство. 2000. N 7. С. 27.

38. Емшанов, И.С. Проблема возмещения вреда юридическим лицам в связи с распространением сведений, порочащих их деловую репутацию. /И.С.Емшанов //Вестник АмГУ. 2007. №36. С.43-46.

39. Иоффе, О.С. Вопросы теории права./О.С.Иоффе, М.Д. Шаргородский М.: Госюриздат, 1961. – 330 с.

40. Исайченко, В.В., Исайченко В.Л. Обязательства по договорам./В.В.Исайченко,В.Л.Исайченко.- СПб. 1914

41. Зверева, Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение условий договора /Е.А. Зверева // Право и экономика. 1997. N 2. С. 11.

42. Зиновьев, А. В. Конституционное право России (проблемы теории и практики)./А.В. – М., СПб.: Герда, 2000.

43. Кислицина, О.В. Формирование условий договора в современном гражданском праве Российской Федерации: дис. канд. юрид. наук. – Тюмень, 249 с.

44. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юринформцентр, 1995

45. Краснова, С.А. Принципы построения системы гражданско – правовых способов защиты: анализ доктрины и судебно – арбитражной практики./С.А.Краснова //Закон. 2007. №4. 96.

46. Кривцов, А.С. Общее учение об убытках./А.С. Кривцов. Юрьев. 19022.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

47. Кобилев, А.Г. Муниципальная собственность. Формирование, функции, управление./А.Г.Кобилев. Ростов-на-Дону, 1996.

48. Козлова, Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. – М.: Юристъ, 1999.

49. Козлова, Н.В. Правосубъектность юридического лица./Н.В.Козлова.- М., 2005.

50. Козлова, Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории./Н.В.Козлова.- М., 2003.

51. Коновалов, А. В.Владение и владельческая защита в гражданском праве./А.В.Коновалов. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

52. Конституционное право субъектов Российской Федерации / Отв. ред. В. А. Кряжков. – М.: Городец-издат, 2002.

53. Круг, П. Юридические лица и неэкономический вред деловой репутации /П.Круг // Юрист. 2006. № 5. С. 17-20.

54. .Кулагин, М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо ./М.И.Кулагин// Избранные труды. М., 1999.

55. Крусс, В.И. Право собственности в контексте российской приватизации: теория и практика./В.И.Крусс // Государство и право. 2003. № 9.

56. Кутафин, О. Е., Фадеев В. И. Муниципальное право Российской Федерации. 2-е изд. – М.: Юристъ, 2001.

57. Лапидус, И.Г. Проблема буквального толкования гражданско-правового договора [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://lapidus.nm.ru/dogovor.html.

58. Летяев, В.А. Защита прав участника договора в процессе его судебного толкования: логика историко-правовой преемственности // В сб.: Защита субъективных прав: история и современные проблемы. – Волгоград: Изд-во: ВолГУ, 2001. – С. 170-177.

59. Мазаев, В. Д. Публичная собственность в России: конституционные основы. − М.: Городец, 2004.

60. Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 2). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. М., Статут. 1997.

61. Микшис, Д.В. Самозащита в гражданском праве России/Д.В. Микшис//Автореф. дис.к.ю.н., Екатеринбург.-2006.23с.

62. Модин, Н. Муниципальная собственность как экономическая основа местного самоуправления // Российская юстиция. 2002. № 3.

63. Мозолин, В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике./В.П.Мозолин. – М., 1992.

64. Новак, Д.В. О понятии и сущности самозащиты гражданских прав в современном российском праве/Сб. докладов Ежегодной межрегиональной научной конференции студентов и молодых ученых «Правовое образование – Гражданское общество – справедливое государство»(2000-20002 гг.)/Отв. Ред.С.О. Гаврилов, Н.А. Быданцев. Кемерово,2002.

65. Обушенко, Л.А. Самозащита как форма защиты права частной собственности./Л.А. Обушенко // Законодательство.-1999. -№2.-С.17-19.

66. Пешин, Н.Л. Муниципальная финансовая система Российской Федерации: Науч.-практ. пособие./Н.Л.Пеншин. – М.: Формула права, 2000.

67. Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий / Сост. и авт. комм. М.Г. Розенберг. — М., 1997.

68. Принципы международных коммерческих договоров / Пер. А.С. Комарова. — М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996.

69. Принципы международных коммерческих договоров / Пер. А.С. Комарова. — М., 2004.

70. Принципы Европейского договорного права [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// www.cbs.dk/departments/law/staff/ol/commission_on_ecl/8Articles(EF).htm.

71. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 1999-2000 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. – М.: «Статут», 2002.

72. .Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2001-2002 гг. / Сост. М.Г. Розенберг. – М.: «Статут», 2004.

73. .Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2003 г. / Сост. М.Г. Розенберг. – М.: «Статут», 2004.

74. .Победоносцев, К.П. Курс гражданского права: Часть 3: Договоры и обязательства./К.П.Победоносцев. — СПб., 2003.

75. Покровский, И.А. Основные проблемы гражданского права./И.А.Покровский. — М., 1998. — 630 с.

76. Пугинский, Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях./Б.И. Пугинский. М.: Юридическая литература, 1984.- 224 с.

77. Розенберг, М.Г. Толкование договоров в практике Внешнеторговой Арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате // Внешняя торговля. – 1981. — № 3. – С. 41-42.

78. .Розенберг, М.Г. Толкование договора. Удержание как способ обеспечения исполнения обязательства // ЭЖ-юрист. – 2003. — № 44.

79. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России./Ю.В. Романец.- М., Юрист. 2006

80. Рясенцев, В.А. Осуществление и защита гражданских прав./В.А.Рясенцев // Советское гражданское право: Учебник: В 2 ч. Ч.1 / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юридическая литература, 1986.-354с.

81. Сарбаш, С. В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств./С.В. Сарбаш .2-е изд. М., 2003.

82. Сборник ЮНСИТРАЛ по прецедентному праву, касающемуся Конвенции Организации Объединенных Наций о международной купле-продаже товаров [Электронный ресурс] / Режим доступа: // htpp://www.cisg.ru/content/cisg_text.php?id=8≠uncitral.

83. Свердлык, Г.А. Понятие и юридическая природа самозащиты / Г.А.Свердлык, Э.Л.Страунинг// Государство и право.-1998.- №5.-С.23-30.

84. .Свердлык, Г.А. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие./ Г.А.Свердлык, Э.Л.Страунинг. М.: Лекс-книга, 2002.-230 с.

85. Скловский, К. И. Собственность в гражданском праве. – М.: Дело, 2002.

86. .Собственность в системе социально-экономических отношений: Теоретико-методологические и институциональные аспекты / Под ред. чл.-корр. РАН В. И. Жукова. – М., 2005.

87. Соцуро, Л.В. Толкование условий договора // Арбитражный и гражданский процесс. – 2000. — № 3; Справочная правовая система «Консультант Плюс».

88. Степанюк, Н.В. Способы толкования гражданско-правового договора // Налоги. – 2006. — № 39; Справочная правовая система «Консультант Плюс».

89. Стоякин, Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дисс.: канд. юрид. наук./Г.Я.Стоякин.Свердловск, 1973.

90. .Талапина, Э. В. Вопросы организации управления государственной собственностью./Э.В.Талапина // Журнал российского права. 2001. № 3.

91. .Тархов, В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву./В.А. Тарханов. Саратов, 1973. -233 с.

92. Теория государства и права/под ред. В.П. Малахова, В.Н. Козлова. М.; Екатеринбург, 2002.

93. Управление государственной собственностью: Учебник / Под ред. д.э.н., проф. В. И. Кошкина. − Изд-е расшир. и доп. − М.: ЭКМОС, 2002.

94. .Усков, О. Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления./О.Ю.Усков // Журнал российского права. 2003. № 5.

95. .Чеботарев, Г. Н. Развитие конституционных основ местного самоуправления в Российской Федерации./Г.Н.чеботарев. – Тюмень: Изд-во Тюменского госуниверситета, 1995.

96. Чечот, Д.М. Субъективное право и формы его защиты/Д.М. Чечот. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб. 2005. Чечот, Д.М. Субъективное право и формы его защиты/Д.М. Чечот. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб. 2005.

97. Чиркин В. Е. Публичная власть. – М.: Юристъ, 2005.

98. .Эрделевский, А.М. Самозащита гражданских прав./А.М. Эрделевский. // Юридический мир. -1998. -№8.- С.11-15.

99. Эрделевский, А.М. Самозащита гражданских прав./А.М. Эрделевский. // Юридический мир. -1998. -№8.- С.11-15.

100. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права./Г.Ф.Шершеневич. М., 1995. С.396.

101. Шершеневич Г.Ф. История философии права. Москва. Университетская типография. 1906 г.

102. . Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Том 1,2. Москва, издание Бр. Башмаковых, 1910 г.

1. .Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана В.А. на рарушение его конституционных прав пунктом 7 ст.152 ГК РФ»//Вестник Конституционного Суда РФ.2004.№3.С.55-59.

2. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами законодательства о необходимой обороне: Постановление Пленума Верховного суда СССР от 4.12.1969г. // Бюллетень Верховного суда СССР. 1970. №7 С.15-20.

3. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ от 1.07.1996г. №6/8 //Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. -1996. -№9. -С.9.

4. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О судебной практике по дела о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3.

5. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами законодательства о необходимой обороне: Постановление Пленума Верховного суда СССР от 4.12.1969г. // Бюллетень Верховного суда СССР. 1970. №7 С.15-20.

6. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ от 1.07.1996г. №6/8 //Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. -1996. -№9. -С.9.

7. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О судебной практике по дела о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3.// СПС «КонсультантПлюс».

8. Российская Федерация. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа по делу N А21-392/03-С2: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2003 г. .// СПС «КонсультантПлюс».

9. Российская Федерация. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа по делу N А21-392/03-С2: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2003 г.// СПС «КонсультантПлюс».

10. Постановление ФАС Московского округа от 21.09.2004г. по делу № КГ-А40/8181-04// СПС «КонсультантПлюс».

11. .Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.09.2001 г. по делу № 34/9// СПС «КонсультантПлюс».

12. .Постановление ФАС Московского округа от 18.08.2004 г. по делу № КГ-А40/7123//СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 09 июля 2007, 10 июля 2007 N КГ-А40/13796-06 по делу N А40-75283/06-26-573// СПС «Консультант».

§

1. Абсолютное право – субъективное право, носителю которого противостоит неопределенное число обязанных лиц. Обязанность, соответствующая абсолютным правам, всегда состоит в воздержании от совершения действий, эти права ущемляющих. В контексте классификации субъективных гражданских прав является дихотомическим дополнением к относительным правам.

2. Вещное право – субъективное гражданское право, объектом которого является вещь, при чем интерес управомоченного субъекта удовлетворяется непосредственно путем использования полезных свойств вещи, что исключает необходимость участия в соответствующем правоотношении других лиц. В контексте классификации субъективных гражданских прав являются дихотомическим дополнением к обязательственным правам.

3. Виндикация – иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Современная судебная практика все чаще идет по пути применения правил о виндикации к бестелесным объектам гражданского права.

4. Вред —неблагоприятные последствия, возникающие в имущественной или неимущественной сфере потерпевшего. Вред может быть выражен в утрате, уничтожении или повреждении имущества, неполучении прибыли, дохода, нарушении (ограничении) личных неимущественных прав, умалении нематериальных благ, в том числе вследствие перенесенных нравственных или физических страданий.

5. Договоры поименованные и непоименованные – в современном отечественном гражданском праве договоры, для которых законом прямо урегулирован либо неурегулирован тип.

6. Должник — сторона обязательства, обязанная совершить определенные действия (передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, уплатить деньги и т.п.) либо воздержаться от их совершения.

7. Имущественные отношения –отношения, связанные с принадлежностью имущества определенным лицам и (или) с управлением им либо с переходом имущества от одних лиц к другим.

8. Имущественный иммунитет государства —прерогатива государства, вытекающая из государственного суверенитета и позволяющая на законных основаниях избежать судебного преследования по имущественным требованиям, применения мер по предварительному обеспечению исков, а также принудительного исполнения судебных решений, противоречащих интересам государства как собственника.

9. Конфискация —безвозмездное изъятие имущества у собственника в случаях, предусмотренных законом, осуществляемое по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения.

10. Коммерческие организации — организации, преследующие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и распределяющие ее между участниками.

11. Классификации субъективных гражданских прав – (от лат. classis — разряд и facere — делать) – распределение субъективных гражданских прав (а вслед за ними – и гражданских правоотношений, содержанием которых выступают соответствующих субъективные гражданские права) по группам, при котором в одну группу попадают права (правоотношения), обладающие общим признаком. Единой сквозной классификации субъективных гражданских прав, основанной на одном основании классификации, современная цивилистическая наука не выработала, ограничиваясь тремя основными дихотомическими классификациями.

12. Кредитор— сторона обязательства, наделенная правом требовать совершения или воздержания от совершения определенных действий.

13. Личные неимущественные отношения— отношения, имеющие в качестве объектов результаты интеллектуальной деятельности, личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

14. Личные неимущественные права — права на блага, не имеющие имущественного содержания. К предмету регулирования гражданского права относятся (и, как следствие, субъективными правами могут считаться) только те из личных неимущественных прав, которые неразрывно связаны с имущественными правами. Личные неимущественные права относятся, как правило, к категории абсолютных прав, однако не являются их классификационным дополнением, составляя дихотомическую пару с имущественными правами.

15. Моральный вред — нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Рефераты:  доклад - Химическая, биологическая, физическая картина мира.

16. Национализация – обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, осуществляемое на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков.

17. Неустойка— определенная законом или договором денежная сум­ма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неис­полнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

18. Некоммерческие организации — организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие ее между участниками.

19. Объект гражданского правоотношения –поведение (деятельность) его участников.

20. Объекты гражданских прав —материальные и нематериальные (идеальные) блага.

21. Обязательственное право – субъективное гражданское право, объектом которого является действие обязанного лица, и интерес управомоченного лица удовлетворяется только и исключительно за счет такого действия обязанного лица, что делает его (обязанное лицо) обязательным участником соответствующего правоотношения. В контексте классификации субъективных гражданских прав являются дихотомическим дополнением к вещным правам.

22. Основания классификации – признаки классифицируемых явлений, в зависимости от значения которых классифицируемые явления относятся к той или иной группе. В зависимости от оснований классификации один и тот же круг явлений может быть сгруппирован по-разному.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

23. Относительное право – субъективное право лица в отношении другого (обязанного) лица (лиц). В контексте классификации субъективных гражданских прав являются дихотомическим дополнением к абсолютным правам.

24. Оценочное понятие гражданского права — это относительно-определенное положение, сформулированное в гражданско-правовой норме путем указания наиболее общих признаков, свойств, качеств, связей и отношений разнообразных предметов, явлений, действий, процессов, предусматривающее в рамках содержательных критериев, установленных законодателем, самостоятельную оценку правоприменителем поведения в конкретной ситуации в данной социальной среде и в данное время с учетом внутреннего убеждения.

25. Понуждение к исполнению обязательства в натуре – способ защиты нарушенного гражданского права, признаваемый современным законодательством в качеству универсального, в то время как в отечественной цивилистической доктрине конца XIX – начала XX веков признавалось допустимым лишь для защиты абсолютных прав.

26. Перевод долга — соглашение о замене должника, в соответствии с которым первоначальный должник с согласия кредитора слагает с себя обязанность, составляющую содержание определенного обязательства, переводя ее на нового должника.

27. Правоспособность юридического лица — способность иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным учредительными документами юридического лица, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

28. Предмет гражданского права –имущественные и личные неимущественные отношения как связанные, так и не связанные с имущественными отношениями.

29. Разграничение государственной и муниципальной собственности– процесс пообъектного распределения государственного или муниципального имущества между публичными собственниками разных уровней, осуществляемый с целью достижения соответствия ресурсов, имеющихся в распоряжении публичного образования, и закрепленных за ним полномочий.

30. Реестр государственной собственности, реестр муниципальной собственности –информационная система, представляющая собой совокупность построенных на единых методологических и программно-технических принципах государственных/муниципальных баз данных, содержащих перечни объектов учета и данные о них.

31. Реквизиция –возмездное изъятие у собственника имущества в интересах общества, осуществляемое по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер.

32. Реальные убытки — реально понесенный должником ущерб или поддающийся оценке ущерб, который он понесет в будущем.

33. Реальный ущерб — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

34. Самозащита – это допускаемые законом или предусмотренные договором действия управомоченного лица, направленные на обеспечение неприкосновенности права, пресечение его нарушения и ликвидацию последствий такого нарушения.

35. Способы защиты гражданских прав — это закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) на­рушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.

36. Уступка права требования (цессия) — соглашение, в силу которого цедент (первоначальный кредитор) передает цессионарию (новому кредитору) право требования исполнения обязательства должником (цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.

37. Управление публичной собственностью –целенаправленная деятельность государства в сфере отношений, определяющих принадлежность объектов публичной собственности, которая осуществляется органами власти и их должностными лицами, а равно иными лицами, обладающими правом действовать от лица государства-собственника, с целью реализации имущественных интересов общества посредством владения, пользования и распоряжения указанными объектами, а также путем воздействия на поведение участников отношений публичной собственности.

38. Упущенная выгода — доход или иное благо, не полученное лицом вследствие нарушения его права неисполнением обязательств, по которому оно было кредитором, либо причинением ему вреда.

39. Цивилистика –наука о гражданском праве.

40. Юридическое лицо — организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

[1] Щенникова Л.В.. Объект гражданских прав для практического гражданского законодательства // Законодательство, 2004, № 11. С. 10.

[2] Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т.1. С. 324.

[3] См., напр.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 1998. С.469; Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 1995. С.392.

[4] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (По изд. 1907 г.). М., 1995. С.57.

[5] См., напр.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С.142-148; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С.48-67; Яичков К.К. К учению о гражданском правоотношении // Вестн. МГУ. Сер. 11, Право. 1966. N 1; Гражданское право: Учебник / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. М., 1944. Т.1. С.71; Гражданское право / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1950. Т.1. С.57 и след.; Толстой В.С. Реализация правоотношения и концепция объекта // Советское государство и право. 1974. № 1. С.122-126; Магазинер Я.М. Заметки о праве // Вестн. юстиции Узбекистана. 1925. № 4-5; Халфина Р.О. Указ. соч. С.211-217; и др.

[6] Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 549.

[7]Чеговадзе Л.А. Гражданско-правовая категория объекта // Законодательство. 2003. № 1. С. 27.

[8] Иоффе О.С. Указ. соч. С.537.

[9] Даниелян А.М. О методе исследования правовых отношений: Тезисы докладов и сообщений на межвузовской конференции по теоретическим и методологическим проблемам правовой науки. Кишинев, 1965. С.62, 64.

[10] См., напр.: Белов В.А. Ценные бумаги как объекты гражданских прав: вопросы теории: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1996; Он же: Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2001. С.22, 23; Корчевская Л.И. Объекты наследственного преемства в условиях экономических преобразований: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997; Лапач В.А. Что такое объекты гражданских прав, или «Феномен кубка Кремля» // Законодательство. 2002. № 5; Чеговадзе Л.А. Гражданско-правовая категория объекта // Законодательство. 2003. № 1.

[11] Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. Т.1. С.294-295.

[12] Лапач В.А. Указ. соч. С.17-18.

[13] Зинченко С., Лапач В.А. Правовой статус имущества как объекта гражданских прав // Приложение к журналу «Хозяйство и право» № 8 за 2000 г. С.3.

[14] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Н.Д. Егоров, И.В. Елисеев (и др.); отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 100.

[15]Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. Т.1. С.295.

[16] Ровный В.В. Феномен предпринимательства в языке, в праве и учении об объекте в гражданском праве: Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С.92.

[17] Берновский К.О. Объект права. Харьков, 1931. С.103-104.

[18] Халфина Р.О. Указ. соч. С.212.

[19] Дудин А.П. Объект правоотношения (вопросы теории). Саратов, 1980. С.36.

[20]Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1998. С.157.

[21] Сенчищев В.И. Указ. соч. С.139-140.

[22] Лапач В.А. Указ. соч. С.29.

[23] Сенчищев В.И. Указ. соч. С.157.

[24] Иоффе О.С. Указ. соч. С.589.

[25] Кечекьян С. Ф. Указ. соч. С.138.

[26] Кечекьян С. Ф. Указ. соч. С. 142, 144.

[27] Лапач В.А. Указ. соч. С.28.

[28] Чеговадзе Л.А. Гражданско-правовая категория объекта // Законодательство. 2003. № 1.

[29] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. – М.: Статут, 1997. – С. 111.

[30] Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М., 1975. – С. 372.

[31] См.: Хилькевич А. П. Проблема расширения традиционной силлогистики – Минск: Изд-во БГУ, 1981. – С. 190.

[32] Почти все ученые, исследовавшие оценочные понятия, к числу внеправовых особенностей, подчеркивающих своеобразие логико-гносеологической и аксиологической природы оценочных понятий права, относятся: открытый характер логической структуры; отражение различных эмпирических свойств явлений путем установления в оценочном понятии их правозначимых типов; невозможность их терминирования; содержание в этих понятиях как аксиологических, так и неаксиологических оценок.

[33] Жеребкин В. Е. Логический анализ понятий права. – Киев, 1976. — С. 135.

[34] Нигматдинов Р. М. Проблема правовых понятий и оценочных категорий в гражданском процессуальном праве: Дис. …канд. юрид. наук. – Саратов, 2004. С. – 119.

[35] Поляков А. В. Общая теория права. – СПб., 2001. – С. 327.

[36] Зайцев И. М. О природе правовых понятий//Некоторые философские проблемы государства и права: Сб. статей. Вып. 2. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1974. – С. 85.

[37] См.: Фролов Е. А. Объект уголовно-правовой охраны и его роль в организации борьбы с посягательствами на социалистическую собственность: Дис. …докт. юрид. наук. – Свердловск, 1971. – С. 489; Питецкий В. В. Оценочные понятия в советском уголовном праве: Дис. …канд. юрид. наук. – Свердловск. 1974. – С. 7-8.

[38] Шумилина О. С. Оценочные понятия в Уголовном кодексе Российской Федерации и их использование в правоприменительной деятельности.: Дис. …канд. юрид. наук. Москва, 2002. – С. 91.92.

[39] Красавчиков О. А. Диспозитивность в гражданско-правовом регулировании//Сов. государство и право. – 1970. — № 1. – С. 45.

[40] См.: Молчанова Т. Н.Диспозитивность в советском гражданском праве:Дис. …канд. юрид. наук. – Свердловск, 1972. – С. 27.

[41] Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. – М., 1976. – С. 222.

[42] Чернобель Г. Т. Формализация норм права//Сов. государство и право. – 1979. — № 4. – С. 72.

[43] Губаева Т. В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности. – М.: Норма, 2007. — С. 47.

[44] Чантурия Л. Л. . Введение в общую часть гражданского права (сравнительно-правовое исследование с учетом некоторых особенностей постсоветского права). – М.: Статут, 2006. С. 72.

[45] Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2001. С. 146.

[46] Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права // Журнал российского права. 2005. № 5.

[47] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (для предпринимателей). М.: Спарк, 1995. С. 93.

[48] Каменецкий В.А. , Патрикеев В.П. Собственность в ХХI столетии. М., 2004; Рыженков А.Я., Черноморец А.Е. Очерки теории права собственности (прошлое и настоящее). Волгоград: изд-во «Панорама», 2005, С. 297, и др. авторы.

[49] Рыженков А.Я., Черноморец А.Е. Указ. соч. С.297-298.

[50] Там же. С.298.

[51] Там же. С. 389.

[52] Там же. С. 618.

[53] В то же время ряд авторов отмечают, что лишь на первый взгляд существует стройная система норм, составляющих институт юридического лица. См.: Шичанин А.В., Гривков О.Д. Тенденции развития института «юридические лица» в российском гражданском праве. Проблемы поиска баланса интересов юридического лица, его участников и кредиторов// Адвокат. 2000. № 2.

[54] Под ними понимают коммерческие организации, которые ограничены в правах законом, осуществляющие специфические (исключительные) виды деятельности при одновременном запрете осуществлять другие. Подробнее: Опыхтина Е.Г. Коммерческие юридические лица с особым правовым статусом, понятие и виды // Юридический мир. 2006. № 1.

[55] Шичанин А.В., Гривков О.Д. Указ. соч.

[56] В истории России такие ограничения уже использовались. В частности, в Москве, строительным организациям, привлекающим денежные средства населения по договорам долевого участия в строительстве было рекомендовано создаваться в форме коммандитных или полных товариществ.

[57] Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Спарк, 1994 (по изд. 1914 г.).

[58] Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 17.12.1996г. № 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части 1 ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции»// СЗ РФ. 1997. № 1. С. 197.

[59] Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 42.

[60] См.: Захаров В.А. Создание юридических лиц: Правовые вопросы. М., 2005. С.35; Козлова Н.В. Указ. соч. С. 35; Сумской Д.А. Статус юридических лиц: Учебное пособие для ВУЗов. М., 2006.

[61] Захаров В.А. Указ. соч. С. 33-34.

[62] Козлова Н.В. Указ.соч. С. 35.

[63] Сумской Д.А. Указ.соч. // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».

[64] Семина А.Н. Правоспособность и дееспособность юридического должника в ходе процедур банкротства: дисс. канд. юр. наук. М., 2003. С. 10-14. Приводится по: Сумской Д.А. Указ.соч.

[65] Козлова Н.В. Указ.соч. С. 40.

[66] Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России/ Гражданский кодекс Россиии. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв.редактор А.Л. Маковский; Исследовательский центр частого прав. — М. 1998. С.178.

[67] Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица… // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. М., 2000. С. 90.

[68] Там же. С. 92.

[69] Там же. С. 92.

[70] Там же. С. 109.

[71] Там же. С. 98.

[72] Несмотря на выше приведенную критику закрепления в законодательстве понятия «народное предприятие», следует отметить, что это правовое явление определило новый вектор направления развития законодательства о юридических лицах — социальная направленность института юридического лица.

[73] См., напр.: Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. ­− М.: Статут, 1997. − Ч. 1. С. 135 – 138; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. − М.: Спарк, 1995. − С. 91; Васьковский Е. В. Учебник гражданского права. − СПб, 1894. − С. 74 – 75.

[74] Об этом см., напр.: Тютрюмов И. М. Гражданское право. − Юрьев, 1922. − С. 47.

[75] Мейер Д. И. Указ.раб. С. 135.

[76] Подробнее см.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. − М.: Госюриздат, 1962. − С. 108 – 109.

[77] Виткявичус П. П. Гражданская правосубъектность советского государства. − Вильнюс: Минтис, 1978. − С. 70.

[78] Советское гражданское право. − М.: Юрид. лит., 1984. − С. 26.

[79] Пушкин А. А. Ленин об экономической роли Советского государства и вопрос о гражданской правосубъектности государства // Вопросы государства и права: Сб. статей. − М.: Юрид.лит., 1970. − С. 44.

[80] Там же.

[81] Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. − М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948. − С. 322.

[82] Карасс А. В. Право государственной социалистической собственности. − М.: Изд-во АН СССР, 1954. − С. 99.

[83] См., напр., труды: Корнеев С. М. Право государственной социалистической собственности в СССР. − М.: Изд-во МГУ, 1964; Пушкин А. А. Советское государство как субъект советского гражданского права. − Харьков: Изд-во Харьковского юрид.ин-та, 1965; и др.

[84] Брагинский М. И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. − М.: Юрид.лит., 1981.

[85] Указ.раб. С. 31.

[86] См., напр.: ст. 33 Водного кодекса РФ от 16.11.1995 г. // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4471; ст. 1.2 Закона РФ от 21.02.1992 г. № 2395-I «О недрах» // СЗ РФ. 1995. № 10. Ст. 823; и др.

[87] Данный подход получил в науке условное наименование «плюралистической» модели участия государства в гражданских отношениях. Сторонником данного подхода является, например, А. А. Иванов: Гражданское право: Учебник. Часть первая. Изд-е 3-е, доп. и перераб. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. − М.: Проспект, 1998. − С. 178.

[88] Там же. С. 180 − 181.

[89] Ким В. Д. Государство как субъект права собственности: дисс. …канд.юрид.наук. – Тюмень, 2005. − С. 48 − 49.

[90] Там же. С. 50 − 54.

[91] Гринкевич А. П. Правовое положение казны по законодательству Российской империи и в настоящее время // Сов. гос. и право. 1993. № 5. С. 61.

[92] В. Г. Голубцов исходит из того, что термин «казна» в действующем законодательстве применяется для обозначения фонда нераспределенного публичного имущества, т.е. казна является объектом права. В случае признания государства юридическим лицом – казной, данный термин необходимо будет использовать уже для обозначения субъекта права. Подробнее см.: Голубцов В. Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. − СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. − С. 101 − 102.

[93] Голубцов В. Г. Указ. раб. С. 92.

[94] Гринкевич А. П. Указ раб.

[95] Гаджиев Г. А. Конституционные принципы рыночной экономики (Развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации). − М.: Юристъ, 2004. − С. 238 – 239.

[96] Гражданское право: Учебник. Часть первая. Изд-е 3-е, доп. и перераб. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. − М.: Проспект, 1998. − С. 186.

[97] Там же.

[98] Пятков Д. В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. − СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. − С. 53 – 61.

[99] Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. − М.: Междунар. отношения, 1994. − С. 151.

[100] Пятков Д. В. Указ. раб. С. 80 – 110.

[101] Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практ. пособие. − М.: Дело, 2002. − С. 162 – 163.

[102] Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. − М.: Спарк, 1995. −С. 273; Скловский К. И. Указ. раб. С. 160.

[103] См., напр.: Егоров Н. Д. Право собственности в системе советского права // Правоведение. 1978. № 3. С. 35 − 43.

[104] Основные положения данной концепции высказывались В. С. Якушевым, М. И. Брагинским и некоторыми другими учеными. Подробнее см.: Якушев В. С. О самостоятельности института права государственной социалистической собственности и его государственно-правовой природе / Сб. уч. трудов Свердл. юрид. ин-та. Вып. 13. − Свердловск, 1970. С. 85 ― 110; Брагинский М. И. Указ. раб. С. 30, 31, 71, 72, 74, 172 ― 174.

[105] Концепция народного достояния в несколько видоизмененном виде продолжает существовать до сих пор; ее сторонники высказывают мнения, аналогичные высказанным в советский период. Правда, к настоящему моменту концепция народного достояния сохраняет определенную актуальность, как правило, при разрешении вопросов определения правового режима природных ресурсов, сосредоточенных в руках государства. Из последних работ, обосновывающих концепцию народного достояния, см., напр.: Сосна С. А. О концепции общественного достояния // Государство и право. 1996. № 2. С. 55 ¾ 64.

[106] Подробнее см., напр.: Мазаев В. Д. Публичная собственности в России: конституционные основы. − М.: Городец, 2004. − С. 132 − 134, 138 − 144.

[107] Гражданское право: Учебник. Часть первая. Изд-е 3-е, доп. и перераб. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. − М.: Проспект, 1998. − С. 401 − 402.

[108] Пятков Д. В. Указ. раб. С. 80 − 110.

[109] Там же. С. 61.

[110] Гражданское право: Учебник. Часть первая. Изд-е 3-е, доп. и перераб. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. − М.: Проспект, 1998. − С. 403.

[111] Там же. С. 404.

[112] Мазаев В. Д. Указ. раб. С. 224 − 226.

[113] Венедиктов А. В. Указ. раб.

[114] Право собственности в условиях совершенствования социализма. − М., 1989. − С. 4− 12.

[115] Гражданское право: Учебник. Часть первая. Изд-е 3-е, доп. и перераб. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. − М.: Проспект, 1998. − С. 395.

[116] Там же. С. 396.

[117] См., напр.: Богуславский М. М. Иммунитет государства. – М.: Изд-во Ин-та междунар. отношений, 1962; Дмитриева Г. К. Международное частное право: учебник для вузов. – ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001; Лунц Л.А. Курс международного частного права. – М., 1984; и др.

[118] Богуславский М.М. Международное частное право. − М.: Юристъ, 2004. − С. 176.

[119] Там же.

[120] См., напр.: Звеков В.П. Международное частное право: курс лекций. − М.: Наука – Инфра-М, 2000; Ушаков Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности. – М.: Наука, 1993; Жуков В.А. Юрисдикционные иммунитеты иностранных государств – вызов времени // Юридический мир. 2001. № 10. С. 23-35; Нешатаева Т.Н. О судебных иммунитетах (Комментарий к Постановлению Пленума Высшего арбитражного Суда РФ от 11.06.1996 г. № 8 «О действии международных договоров применительно к вопросам арбитражного процесса») // Вестник ВАС. 1999. № 9. С. 57-59; и др.

[121] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 626 — 628.

[122]См.: Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1 / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., исп. и доп. М.: Высшая школа, 1985. С.95-97.

[123] Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М.: Изд-во МГУ, 1979. С.25.

[124] См.: Гражданское право: Учебник. Ч.1. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Теис, 2003. С.268-270.

[125] Там же. С.270.

[126] См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. М.: Лекс-книга, 2002. С.37.

§

[127] См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ. соч. С.179.

[128] См.: Гражданское право. Ч. 1. Учебник /Под ред. Ю.К. Толстого, A.I7. Сергеева. С. 242—243 (автор главы — А.П.Сергеев). Несомненно, что такая терминологическая градация форм защиты носит условный характер, но она весьма удобна для практического разграничения форм защиты.

[129] Грибанов В.П.Пределы осуществления и защиты гражданских прав. С.116.

[130] См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1999. С. 123.

[131] См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 76.

[132] См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1999. С. 125

[133] Так, орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов

ребенка при получении сведений об угрозе жизни или здоровью ребенка, нарушении его прав и законных

интересов (п.3 ст.56 СК).

[134] См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1992.С.107;. Сарбаш С. В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств.2-е изд. М., 2003.С174.

[135] Бахренькова Е.А. Самозащита гражданских прав.//Актуальные прблемы гражданского права: сб. статей. Вып.12/Под ред. О.Ю. Шилохвоста.-М.: Норма,2008.С.29.

[136] См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Статут, 2000. С.168; Рясенцев В.А. Осуществление и защита гражданских прав // Советское гражданское право: Учебник: В 2 ч. Ч.1 / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юридическая литература, 1986. С.265-266.

[137] См.: Брагинский М.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Фонд «Правовая культура», 1995. С.56; Клейн Н.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юринформцентр, 1995. С.35.

[138] Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дисс.: канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С.82.

[139] См.: Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Саратов, 1971. С.36-37

[140] Обушенко Л.А. Самозащита как форма защиты права частной собственности // Законодательство. 1999. №2 С. 17.

[141] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: 1997. С.628.

[142] См.: там же. С.628-630.

[143] Отнесение самозащиты к группе способов, имеющих своим результатом предупреждение или пресечение нарушения права представляется не вполне обоснованным, так как использование, в частности, такого способа

самозащиты, как исправление недостатков своими средствами заказчиком (или третьими лицами) с возмещением понесенных им расходов (п.1 ст.737 ГК РФ) рассчитано на восстановление нарушенного права и компенсацию

потерь. Данный факт подтверждает многообразие и различие целей применения способов самозащиты.

[144] Гражданское право. Том 1. Учебник./Под ред. Ю.К.Толстого, А.П. Сергеева. М.: 2003. С.291-292.

[145]Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты. — В кн.: Актуальные проблемы гражданского права./Под ред М.И.Брагинского. М.: 1999. С.90.

[146] Эрделевский А.М. Самозащиты гражданских прав//Юридический мир.1998.№ 8.С.46.

[147] Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М.: 1984. С. 134.

[148] Закон не содержит перечня лиц, имеющих право на самостоятельную защиту гражданских прав. Следовательно, им вправе пользоваться как физические, так и юридические лица, права которых нарушены. За исключением таких субъектов права, как: Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, поскольку их специфика заключается в том, что наиболее оперативно и эффективно они могут защищать свои права только через соответствующие компетентные органы, используя юрисдикционную форму защиты.

[149] Например, : бесспорный характер защищаемого права (комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.,1995. С.56.; Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные проблемы гражданского права/ Под ред.М.И.Брагинского. М., 1999.С.97.; условие об обязательной исправности лица, применяющего самозащиту (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 апреля 2000 г. по делу № А11-5424/99-В1-9/251).

[150] Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их классификация // Хозяйство и право. 1999. №1 С.35. , Селезнев М. Самозащита гражданских прав // Российская юстиция. 1995. №11 С.40.

[151] Абова Т.Е. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав. – В кн.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий./Отв.ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин. М.: 1996. С.37-38.

[152] Свердлык Г, Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их классификация // Хозяйство и право.

1999. №2 С.19-20.

[153] Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты/Д.М. Чечот. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб. 2005.С.-64-65.

[154] См., например: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ.соч. С.148; Новак Д.В. О понятии и сущности самозащиты гражданских прав в современном российском праве/Сб. докладов Ежегодной межрегиональной научной конференции студентов и молодых ученых «Правовое образование – Гражданское общество – справедливое государство»(2000-20002 гг.)/Отв. Ред.С.О. Гаврилов, Н.А. Быданцев. Кемерово,2002.

[155] Бахренькова Е.А. Указ.соч. С.19.

[156] В случае, если стоимость погруженного груза не покрывает фрахт и другие расходы перевозчика на груз и отправитель или фрахтователь не внес полностью фрахт перед отправлением судна и не предоставил дополнительное обеспечение, перевозчик имеет право до выхода судна в рейс отказаться от исполнения договора морской перевозки груза и требовать уплаты одной второй полного фрахта, при наличии простоя платы за простой и возмещения произведенных перевозчиком за счет груза других расходов. Выгрузка груза осуществляется за счет отправителя или фрахтователя.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

[157] Подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок.

[158] Осуществление собственником земельного участка сноса самовольной постройки за счет лица, осуществившего самовольную постройку.

[159] В случае, если в течение двух месяцев со дня прихода судна в порт выгрузки сданный на хранение груз не будет востребован и отправитель или фрахтователь либо управомоченное распоряжаться грузом лицо не уплатит перевозчику все причитающиеся за данную перевозку груза платежи, перевозчик вправе продать груз в установленном порядке. Невостребованный скоропортящийся груз, а также груз, расходы на хранение которого превышают его стоимость, может быть продан до истечения указанного срока, но не ранее срока доставки груза.

[160] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.09.2001 г. по делу № 34/9, постановление ФАС Московского округа от 18.08.2004 г. по делу № КГ-А40/7123//СПС «КонсультантПлюс».

[161] Постановление ФАС Московского округа от 21.09.2004г. по делу № КГ-А40/8181-04// СПС «КонсультантПлюс».

[162] См.: например, п. 18 Пост. Пленума ВС РФ от 25.02.98 №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»//Вестник ВАС. 1998.№10.; Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 №508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана В.А. на рарушение его конституционных прав пунктом 7 ст.152 ГК РФ»//Вестник Конституционного Суда РФ.2004.№3.С.55-59.

[163] Венгеров А.Б. Теория государства и права: учебник М., 1999.С.318.

[164] Наряду с законом к формам права относят: обычай, прецедент, доктрины и др., См.: Теория государства и права/под ред. В.П. Малахова, В.Н. Козлова. М.; Екатеринбург, 2002.С.49.

[165] Гражданское право: учебник Т.1/под ред. Д-ра юрид. наук, проф. О.Н. Садикова,- М. ,2006.С.52.

[166] В настоящее время судебной практикой признана возможность применения правил о компенсации морального вреда к отношениям, возникающим в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица.

[167] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М. 1997. С.515.

[168] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С.331.

[169] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С.396.

[170] Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. М., 2000, С.331.

[171] Кривцов А.С. Общее учение об убытках. Юрьев. 1902. С.6-8.

[172] Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в 2-х томах. Свердловск, 1972. Т.1. С.372-373.

[173] См.: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. М., 2003. С. 8 — 9.

[174] Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 N 6/8//СПС «Гарант»

[175] Фомичева О.В. Указ. соч.. С. 36 — 37.

[176] См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 6 — 10.

[177] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 85.

[178] См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1964. С. 182.

[179] См., например: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 49.

[180] Гражданское право: Учеб. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 480 — 481.

[181] Малеин Н.С. Об институте юридической ответственности // Юридическая ответственность: проблемы и

перспективы: Уч. зап. Тарт. ун-та. Тарту, 1989. С. 30.

[182] Фомичева О.В. Указ. раб. С. 60.

[183] Указ.соч.. С. 81 — 82.

[184] Евтеев В.С. Доказывание наличия и размера убытков при поставках продукции // Законодательство. 2000. N 7. С. 27.

[185] См.: Зверева Е.А. Ответственность предпринимателя за нарушение условий договора // Право и экономика. 1997. N 2. С. 11.

[186] Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 238.

[187] См.: Васькин В.В. Возмещение убытков в гражданско-правовых обязательствах: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 31 — 32.

[188] Евтеев В.С. Проблемы применения «заранее исчисленных убытков» в российском праве // Законодательство. 2003. N 8. С. 38.

[189] См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 3.

1 См.: Белов В.А. Актуальные проблемы теории и практики. — М.: 2007. С. 912.

2 См.: Эрделевский А.М. Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике. //Государство и право. 1997. № 10. С. 30.

1 См.: Белов В.А. Указ. соч. С. 904.

[190] См.: Белов В.А. Указ. соч. С. 914.

[191] См.: Афанасьева И.В. Компенсация морального вреда юридическому лицу. //Юрист. 2002. №8. С.30.

[192] См.: Краснова С.А. Принципы построения системы гражданско – правовых способов защиты: анализ доктрины и судебно – арбитражной практики. //Закон. 2007. №4. 96.

[193] См.: Цит. по: Емшанов И.С. Проблема возмещения вреда юридическим лицам в связи с распространением сведений, порочащих их деловую репутацию. //Вестник АмГУ. 2007. №36. С.43

[194] См.: Цит. по: Емшанов И.С. Указ. соч. С. 43.

[195] См.: Круг П. Юридические лица и неэкономический вред деловой репутации. // Юрист. 2006. № 5. С. 17.

[196] См.: Бюллетень Верховного суда российской Федерации. 2005. №4.

[197] См.: Емшанов И.С. Указ. соч. С. 44.

[198] См.: СПС «Консультант» (документ опубликован не был).

[199] Характерным примером является решение Московского арбитражного суда, удовлетворившего иск «Альфа — банка» к газете «Комерсантъ» о компенсации именно репутационного вреда (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 09 июля 2007, 10 июля 2007 N КГ-А40/13796-06 по делу N А40-75283/06-26-573)См.: СПС «Консультант» (документ опубликован не был).

[200] См.: первая сноска «От редакции» к статье К.И. Скловского , цит. по: Белов В.А. Актуальные проблемы теории и практики.//Москва.6 ЮРАЙТ. 2007. С.909.

[201] Ю.В. Тарасенко Проблемы компенсации морального вреда, причиненного субъектам предпринимательства. См.: Белов В.А. Актуальные проблемы теории и практики.//Москва. ЮРАЙТ. 2007. С.909.

[202] См.: Российская Бизнес – газета. 2008. № 653. С. 4.

[203] Так, в свое время О.С. Иоффе пришел к законченному выводу о недопустимости конкуренции исков, в частности, о вещно-правовой и обязательственно-правовой защите нарушенного права (см., например, Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 504, и др.), однако в настоящий период многие теоретики права исходят из обратного (см., например, Комментарий к Гражданскому Кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) // Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., Издательство «Юрайт». 2004. С. 363); без колебаний допускает возможность конкуренции исков и судебная практика, в последние годы многократно разрешавшая по существу вопрос о приоритете того или иного иска при их конкуренции (см., например, Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-п «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Редерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // СЗ РФ. 2003. № 17. Ст. 1657 – в данном постановлении Конституционный суд РФ признал невозможным удовлетворение реституционного иска к добросовестному приобретателю в связи с конституционно-правовым смыслом норм законодательства о реституции, но не в связи с невозможностью конкуренции исков.

[204] Гражданское право: Учебник. Том 1-й / Под ред. Е.А. Суханова. Изд. 2-е. М., 1998. С. 100; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 83.

[205] При этом, как правило, не исследуется природа такого совпадения, равно как и имеющихся констатируемых исключений.

[206] Например, что якобы каждое конкретное абсолютное право, также как и каждое конкретное относительное право, может быть либо вещным, либо обязательственным; и наоборот, что якобы каждое конкретное вещное право, также как и каждое конкретное обязательственное право, может быть либо абсолютным, либо относительным)

[207] Певницкий С.Г. Некоторые вопросы вещных прав на помещения в отечественном правопорядке // Нотариус. 2005. № 5. С. 32.

[208] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 315.

[209] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., Статут. 2005. С. 276-277; Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 83-84.

[210] Г.Н. Шевченко. Вещно-правовые способы защиты прав владельцев эмиссионных ценных бумаг // Законодательство и экономика. 2005. № 11. С. 37.

[211] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья, Е.А. Суханов. М., Фирма «СПАРК». 1995. С. 140.

[212] Право личной власти из нее выпадает в силу отсутствия такового в современном правопорядке, а право на алименты – в силу хоть в общем масштабе и дискуссионной, но с наиболее распространенной точки зрения однозначной самостоятельности семейного права по отношению к гражданскому.

[213] И то, и другое – за отдельными исключениями, подвергаемыми автором серьезной критике.

[214] Шерешеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 141, 266.

[215] Как известно, согласно праву стран англо-саксонской правовой систему должник в обязательстве не только не может быть понужден к исполнению в натуре, но и может в любой момент отказаться от исполнения обязательства, возместив кредитору причиненные таким отказом убытки, что не будет рассматриваться как правонарушение, а как вариант нормального законного поведения должника.

[216] Шерешеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 266.

[217] Там же. С. 267.

[218] Там же. С. 141.

[219] См. например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 284-285.

[220] См., например, Карасева С., Киселева З. Обзор практики разрешения федеральными арбитражными судами округов споров о защите права собственности и иных вещных прав (за IV квартал 2003 года) // СПС «Консультант ».

[221] Информационное письмо президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 87.

[222] См., в частности, Постановление Европейского Суда по правам человека от 16.11.2004 N 41673/98 // «Бюллетень Европейского Суда по правам человека». 2005. N 4. С. 118.

[223] Обладатель вещного права использует полезные свойства самой вещи, для удовлетворения своих потребностей ему не нужны действия других лиц. По этому признаку и право аренды, и право безвозмездного пользования следовало бы признать вещными – но, как обоснованно разъяснил ВАС РФ, только с момента передачи вещи в пользование.

[224] Не в том смысле, что вещное право конкретного лица никогда не прекратится, но при возникновении вещного права, согласно данному критерию, не предопределены его временные границы: оно может продолжаться сколько угодно долго, а может и прекратиться по воле правообладателя либо по иным установленным законом основаниям. По этому признаку ни аренда, не безвозмездное пользование не войдут в группу вещных прав, однако, вместе с ними в разряд обязательственных прав перейдет и право залога, которое в современной цивилистике единодушно признается вещным правом – чего, с другой

стороны, нельзя сказать о науке других эпох, когда право залога все-таки относилось к обязательственным правам.

[225] Данный критерий в качестве основного признается Е.А. Сухановым. См., например, Суханов Е.А. К понятию вещного права // Правовые вопросы недвижимости. 2005. N 1. С. 15.

[226] Краснова С.А. Вещные иски титульных владельцев // Журнал российского права. 2004. № 9. С. 127.

[227] См., например, Шевченко Г.Н. Вещно-правовые способы защиты прав владельцев эмиссионных ценных бумаг // Законодательство и экономика, 2005, № 11. С. 27.

[228] См., например, Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хозяйство и право. 2002. N 5. С. 96.

[229] Например, обзор мнений по вопросу о том, являются ли бездокументарные ценные бумаги вещами: Шапкина Г.С. Новое в Российском акционерном законодательстве (изменения и дополнения федерального закона «Об акционерных обществах») // Центр деловой информации еженедельника «Экономика и жизнь». 2002. С. 72.

[230] Шапкина Г.С. Некоторые вопросы применения корпоративного законодательства. Вестник ВАС РФ. 1999. № 5. С. 83.

[231] Титул I. Книга 6. Дигесты Юстиниана. Перевод с латинского. Отв.ред.Л.Л. Кофанов. Т.II. – М.: «Статут», 2002. С.146.

[232] Так называемое «восстановление в первоначальное положение» (in integrum restitution)// Дождев Д.В. Рисское частное право. Уч. Для вузов/ Под.общ.ред. В.С.Нерсесянца. – М.: НОРМА, 2005. – С.138.

[233] Титул IV- VII. Книга 12 и Титул I- III. Книга 13 Дигесты Юстиниана. Перевод с латинского. Отв.ред.Л.Л. Кофанов. Т.III. – М.: «Статут», 2002. С.80.

[234] Климович А.В. Кондикционные обязательства в гражданском праве: Авто­реф. дис. … канд. юр. наук. Владивосток, 2002. С. 10, 23.

[235] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. Ред. Козыря О.М., Маковского А.Л., Хохлова С. А. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 599.

[236] Указ. соч. С. 600.

[237] Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532.

[238] Толстой Ю.К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Известия вузов. Правоведение. 1999. № 2. С. 141.

[239] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.03.2001 № А82-211/2000-Г/1 // СПС Консультант Плюс.

[240] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.01.2002 № А43-6848/01-17-216 // СПС Консультант Плюс.

[241] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2003 № А74-3808/02-К1-Ф02-2747/03-С2 // СПС Консультант Плюс.

[242] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.02.2002 № Ф08-176/2002 // СПС Консультант Плюс.

[243] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.09.2001 № А78-16/91-Ф02-1911/00-С2; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.05.2002 № А56-34226/01 // СПС Консультант Плюс.

[244] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.12.2003 № А56-5183/03 // СПС Консультант Плюс.

[245] Специальная норма (лат.)

[246] Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с неосновательным обогащением (пом. судьи Оболенская Н.Н.) // СПС Консультант Плюс.

[247] Постановление ФАС Центрального округа от 21.09.2000 № А35-427/00-С16 // СПС Консультант Плюс.

[248] Постановление Президиума ВАС РФ № 15828/03 от 06.04.2004 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8. С. 36 -40.

[249] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 13.09.2001 № А78-16/91-Ф02-1911/00-С2 // СПС Консультант Плюс.

[250] Постановление ФАС Уральского округа от 14.06.2002 № Ф09-1222/02-ГК// СПС Консультант Плюс.

[251] П. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 49 от 11.01.2000 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3. С. 14.

[252] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.12.2004 № А11-1835/2004-К1-5/59 // СПС Консультант Плюс.

[253] Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров // Издательство «Книжный мир». 2003. С. 568.

[254] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.07.2003 № А43-13246/02-22-529 // СПС Консультант Плюс.

[255] Постановление ФАС Поволжского округа от 26.11.2002 № А12-4930/02-С44// СПС Консультант Плюс.

[256] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.12.2004 № А82-6670/2003-38 // СПС Консультант Плюс.

[257] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.01.2003 № А19-9212/02-13-Ф02-3859/02-С2 // СПС Консультант Плюс.

[258] Постановление ФАС Поволжского округа от 23.04.2003 № А65-16163/01-СГ3, № А65-16164/01-СГ3 // СПС Консультант Плюс.

[259] Постановление ФАС Московского округа от 03.06.2004 № КГ-А40/4214-04 03 // СПС Консультант Плюс.

[260] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.12.2002 № А79-4107/2000-СК2-3788 03 // СПС Консультант Плюс.

[261] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.11.2004 № Ф04-7502/2004(5694-А27-12) 03 // СПС Консультант Плюс.

[262] Постановление ФАС Уральского округа от 11.04.2005 № Ф09-763/05-ГК // СПС Консультант Плюс.

[263] П.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 49 от 11.01.2000 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3. С. 14.

[264] Постановление ФАС Поволжского округа от 24.02.2005 № А12-5897/03-С54 // СПС Консультант Плюс.

[265] Постановление ФАС Московского округа от 13.08.2004, 06.08.2004 № КГ-А40/6600-04 // СПС Консультант Плюс.

[266] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 07.10.2004 № А29-3555/2003-2Э // СПС Консультант Плюс.

[267] Постановление Президиума ВАС РФ №o. 9256/99 от 01.08.2000 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 11. С. 22 – 23.

[268] Вестник ВАС РФ. 1998. №11.С.7.

[269] Постановление ФАС Поволжского округа от 20.05.2004 № А72-6362/03-Н412 // СПС Консультант Плюс.

[270] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.08.2004 № А19-4776/03-14-Ф02-3552/04-С2 // СПС Консультант Плюс.

[271] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.03.2004 № А43-11048/2003-1-352 // СПС Консультант Плюс.

[272] П. 3 Постановления Конституционного Суда РФ № 6-П от 21.04.2003 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 6. С. 54 – 59.

[273] Новоселова Л.А. Ограничения перехода прав кредитора другим лицам // Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2002.

[274] Белов В.А. Предмет договора сингулярной сукцесссии (уступки требования) // Известия ВУЗов. Правоведение. 2000. № 2. С. 151; Нариманов Э.Н. Предмет как существенное условие договора уступки права требования // Юрист. 2004. № 2. С. 16; Анохин В., Керимова М. Уступка права требования на основании договора // Хозяйство и право. 2002. № 4. С. 49.

[275] См., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 17.08.2004г. № 5106/04: Корпорация уступила перешедшее к ней в порядке регресса право требования (поручителю по возмещению сумм, выплаченных по банковской гарантии); суды признали уступку ничтожной. Президиум отменил решения судов и указал, что выводы судов о недопустимости уступки права требования по обязательству, первоначально возникшему в порядке регресса, являются ошибочными.

[276] Такая позиция укрепилась в юридической литературе. См.: Нариманов Э.Н. Указ.соч. С. 16; Анохин В., Керимова М. Указ. соч. С. 50; Рыжков Ю.В., Мельник В.В. О спорах, связанных с переменой лиц в обязательстве // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 2001. № 12. С.84 и др. авторы.

[277] Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования; Новоселова Л.А. Ограничения перехода прав кредитора другим лицам // Подготовлен для системы КонсультантПлюс.

[278] Новоселова Л.А. Ограничения перехода прав кредитора к другим лицам.

[279] Более подробно систематизация ограничений уступки прав рассмотрены в работах: Новоселова Л.А. Ограничения перехода прав кредитора другим лицам; Белов В.А Предмет договора сингулярной сукцессии (уступки требования).

[280] Анохин В., Керимова М. Указ. соч. С. 51.

[281] Габов А. Некоторые проблемные вопросы уступки права // Хозяйство и право. 1999. № 4. С. 56.

[282] Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. № 1. С. 44.

[283] Постановление ФАС Московского округа от 27.10.2005г. № КГ-А40/10293-05 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».

[284] Анохин А., Керимова М. Указ. соч. С. 49.

[285] Содержание и действие договора уступки требования // Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2000.

[286] Брагинский М.И., В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М. 2005. С. 390.

[287] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М. 2005. С. 465.

[288] Там же. С. 466.

[289] В качестве примера можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 09.12.2003г. № 10208/03 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».

[290] Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 139-140; Крашенинников А.Е. Основные вопросы уступки права требования // Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 7 и др.

[291] Здесь мы не можем согласиться с Л.А. Новоселовой, которая полагает, при отсутствии согласия должника на совершение цессии, как предусмотренное законом, так и договором будет влечь недействительность цессии. См.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2003// СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».

[292] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.04.2002г. по делу № Ф04/1476-232/А70-2002.

[293] Мигранов С.Д. Акцессорные права как предмет договора уступки требования // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 20.

[294] Култышев С.Б. Уступка требований в судебной практике: состояние и перспективы // Юрист. 2005. № 6. С. 21.

[295] Там же. С. 22.

[296] Постановление Президиума ВС РФ от 26 марта 2003г. № 20пв03пр (извлечение)// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».

[297] Например, Анохин А., Керимова М. Указ. соч. С. 53-54.

[298] См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 10.09.1996г. № 1617/96, от 09.01.1997г. № 3599/96.

[299] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Изд. 3-е, испр., доп. и перераб. с использованием судебно-арбитражной практики/ Рук. авт. коллектива и отв. ред. О.Н. Садиков (автор комментария к Главе 24 Масевич М.Г.) — М. 2005.

[300] Мигранов С.Д. Акцессорные права как предмет договора уступки требования // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 11. С. 19.

[301] Комиссарова Е.Г. Уступка права требования в институте гражданско-правовой ответственности// Журнал российского права. 2000. № 8. С.46.

[302] Там же. С. 48.

[303] Приводится по: Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования.

[304] Здесь мы не можем согласиться с мнением, что переход права возможен только в момент заключения соглашения об уступке права.

[305] Анохин В., Керимова М. Указ. соч. С. 52.

[306]Подробнее см.: Уруков В. Цессия по исполнительному листу // Право и экономика. 2004. № 8. С. 88-92.

[307] Култышев С.Б. Уступка требований в судебной практике: состояние и перспективы// Юрист. 2005. № 6. С. 23.

[308] В римском праве — делегация. См.: Кривцов А.С. Абстрактные и материальные обязательства в римском и современном гражданском праве. М.: «Статут». 2003. (Классика российской цивилистики).

§

[309] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 473.

[310] Белов В.А. Договор перевода долга по российскому гражданскому праву// Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2000.

[311] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 474.

[312] Интерцессия — присоединение к договору на стороне должника //Гражданское право. Словарь-справочник / Под ред. Тихомирова М.Ю. — М. 1996. С. 227.

[313] Такие отношения распространены в гражданском обороте: в частности, лицо, подвергающееся утратить свое право на имущество должника, может за свой счет удовлетворить требование кредитора, также при субдоговорах (субподряде, субаренде и др.).

[314] Договор перевода долга по российскому праву.

[315] Приводится по: Белов В.А. Договор перевода долга по российскому гражданскому праву.

[316] Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Изд. 2-е. М., 1996. С. 16.

[317] Ст. 1 ГК РФ.

[318] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М., Статут. 2005. С. 153.

[319] Там же. С. 403.

[320] См., например, Витрянский В.В. Договор продажи недвижимости // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 8. С. 57.

[321] См., например, Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 2). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. М., Статут. 1997. С. 159.

[322] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 404.

[323] Там же. С. 404.

[324] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Том 1,2. Москва, издание Бр. Башмаковых, 1910 г. С.136.

[325] Там же. С. 135.

[326] Покровский. И.А. Основные проблемы гражданского права. Петроград. 1917. С. 106.

[327] Шершеневич Г.Ф. История философии права. Москва. Университетская типография. 1906 г. С. 8.

[328] Мейер Д.И. Указ. соч. С. 158-159.

[329] Там же. С. 158.

[330] Там же. С. 159.

[331] Там же. С. 159.

[332] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) / Вступительная статья, Е.А. Суханов. М., Фирма «СПАРК». 1995. С. 308.

[333] Там же. С. 308.

[334] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 405.

[335] Там же. С. 405-406.

[336] См, например, ст.ст. 49, 159 ГК РСФСР 1964 г.

[337] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 306-308.

[338] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 409.

[339] Там же. С. 406.

[340] Там же. С. 23-26.

[341] Это, в частности, соответствует конструкции ст. 6 ГК РФ.

[342] См., например, Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., Госюриздат. 1954. С. 103.

[343] Следует отметить также и существование взглядов, полностью исключавших применение к непоименованным договорам аналогии закона. См., например, Исайченко В.В., Исайченко В.Л. Обязательства по договорам. СПб. 1914. С. 54-55.

[344] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 407-409.

[345] См., например, Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., Юрист. 2006; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 410-416.

1 См.: Кабалкин А.Ю. Толкование и классификация договоров [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http: // jurga.hut.ru/all.docs.

2 См.: Березина Е.А. Толкование договора как вид юридического толкования: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001.

[346] Ансон В. Договорное право. — М.: 1984. — С. 111.

[347] См.: Березина Е.А. Толкование договора как вид юридического толкования: Автореферат дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001.

2 На наш взгляд, правильнее в данном случае говорить именно о способах толкования, т.к. принципы и иные правила толкования касаются его особенностей и непосредственной процедуры.

[348] См.: Розенберг М.Г.Контракт международной купли-продажи. Современ­ная практика заключения. Разрешение споров. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. — С. 55-57.

[349] См.: Сборник ЮНСИТРАЛ по прецедентному праву, касающемуся Конвенции Организации Объединенных Наций о международной купле-продаже товаров [Электронный ресурс] / Режим доступа: // htpp://www.cisg.ru/content/cisg_text.php?id=8≠uncitral.

[350] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М.: Статут, 1998. — С. 221.

[351] Постановление от 9 марта 2006 года по делу N Ф09-83/06-С3 [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http://www.depstroy.ru/manage/printdoc?tid=&nd=901975332&prevDoc=901975332.

[352] См.: Ансон В. Договорное право. — М., 1984. — С. 112.

[353] См.: Bradgate R. Commercial Law. Second edition. — London, Dublin, Edinburgh. Butterworths, 1995. — Р. 239.

[354] См.: Гражданский кодекс Азербайджана [Электронный ресурс] / Режим доступа: // http:// www.lexinfosys.de/lexinfosys/LexInfoSys/aser/02/2-32-2-32_rus.htm.

[355] Постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2002 № А72-2220/02-Х109 // СПС Консультант Плюс.

[356] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.11.2001 № А11-2007/2001-К1-10/114 // СПС Консультант Плюс.

[357] Ярошенко К.Б. Обязательства вследствие причинения вреда // ЭЖ-Юрист. 2001. № 8. С.11.

[358] Браславский Л., Стискин Я. Возмещать расходы, а не обогащаться // Советская юстиция.1965. № 12. С. 52.

[359] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2005 № А43-2680/2004-27-98; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.09.2005 № Ф04-6187/2005(15035-А46-36) // СПС «Консультант Плюс».

[360] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.01.2003 № Ф04/254-1187/А46-2003; Постановление ФАС Уральского округа от 28.07.2004 № Ф09-2364/04-ГК // СПС Консультант Плюс.

[361] «Информация об основных подходах по рассмотрению Федеральным Арбитражным Судом Уральского округа споров, связанных с возмещением вреда (убытков), причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов» от 04.07.2003 // СПС Консультант Плюс.

[362] Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Правовые проблемы ответственности, вытекающие из неосновательного обогащения // Юрист. 1999. № 10. С. 60.

Обзор практики применения положений ГК РФ об уступке права требования (цессии) и переводе долга | Арбитражный суд Архангельской области

[363] Руденченко Н.А. Обязательства, возникающие из неосновательного приобретения или сбережения имущества. Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1974. С. 6; Шамшов А.А. Неосновательное приобретение (сбережение имуще­ства и нетрудовой доход). Саратов: Саратовский университет, 1981. С. 31; Советское гражданское право. Т. 2. / Ред. О.А. Красавчиков. М. 1973. С. 376 (автор главы – В.И. Кофман); Ровный В.В. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, С. 284; Климович А.В. Проблемы субъективного условия возникновения кондикционных обязательств // Вопросы частного права и цивилистики. Сибирский юридический вестник. 2001. № 4. С. 45 – 49.

[364] Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М.: Юридическая литература, 1940. С. 158.

[365] Донцов С.Е. Обязательства из неосновательного приобретения и обязательства из причинения вреда // Советское государство и право. 1974. № 12. С. 105.

[366] Братусь С.Н.Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. № 4. С. 27.

[367] Гражданское право. Учебник. Часть II. Ред. Сергеева А. П., Толстого Ю.К. М.: ПРОСПЕКТ, 1997. С. 771.

[368] Толстой Ю.К. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества // Вестник МГУ. 1973. № 5. С. 135.

[369] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изда­нию 1907 г.). М.: Фирма «СПАРК», 1995. С. 403.

[370] Постановление ФАС Московского округа от 04.11.2003 № КГ-А40/8457-03 // СПС Консультант Плюс.

[371] Арзамасцев А.П. Охрана социалистической собственности в советском гражданском праве. Л.: Издательство Ленинград­ского университета,1956. С. 204.

[372] См. также § 3.1 настоящего издания.

[373] Гражданский кодекс РСФСР: учеб.-практ. пособие. Ч. II. Отв. ред. Красавчиков О.А. (автор комментария В.И. Кофман). Свердловск, 1965. С. 426.; Гражданское право. Ч. 2. Ред. А.Г. Калпина (автор главы Н.Н. Агафонова) С. 537;Толстой Ю.К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. № 2. С. 144. Климович А.В. Охранительные обязательства. Иркутск, 2004. С. 260.

[374] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.08.2003 № Ф03-А49/03-1/1783 // СПС Консультант Плюс.

[375] П. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обо­гащении» от 11.01.2000 № 49 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3. С. 14 – 22.

[376] Постановление ФАС Уральского округа от 30.06.2004 № Ф09-1985/04-ГК // СПС Консультант Плюс.

[377] Постановление ФАС Уральского округа от 03.07.2000 № Ф09-873/2000-ГК // СПС Консультант Плюс.

[378] Постановление ФАС Поволжского округа от 11 — 12.05.2004 № А12-14268/03-С18 // СПС Консультант Плюс.

[379] Постановление ФАС Поволжского округа от 03.02.2000 № А65-5444/99-СА1-11 // СПС Консультант Плюс.

[380] Вестник ВАС РФ.1996. № 9. С. 5 – 20.

[381] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.04.2003 № Ф04/1505-382/А27-2003 // СПС Консультант Плюс.

[382] Вестник ВАС РФ.1998. № 11. С. 7 – 14.

[383] Постановление ФАС Уральского округа от 22.04.2003 № Ф09-866/03-ГК // СПС Консультант Плюс.

[384] Эрделевский А.М. О соотношении кондикционных и иных требований // Документ подготовлен для Системы Консультант Плюс. 2004

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий