Профессиональная этика адвоката. Реферат. Этика, эстетика. 2013-04-25

Профессиональная этика адвоката. Реферат. Этика, эстетика. 2013-04-25 Реферат

Адвокатская этика. дипломная (вкр). основы права. 2021-07-04

.

Предметом адвокатской этики является предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатской ассоциации в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения.

Предметом адвокатской этики является поведение адвоката в обстоятельствах, где он выступает по профессиональному долгу либо представляет адвокатуру, т.е. речь идет о поведении в процессе, будь то уголовный, гражданский или какой-либо другой, или представительстве самой адвокатуры в административных и иных органах.

Когда адвокат находится в обстоятельствах, при которых он никого не представляет, он может придерживаться такого этического поведения, как и обычный человек.

В отношении нравственных ориентиров автор С. Ария утверждает, что данные ориентиры должны быть направлены на формирование у адвокатов таких нравственных качеств, как: порядочность; этичность и добросовестность в ведении дел; стремление к вершинам профессионализма; скромность и самокритичность; принципиальность и чувство ответственности; умеренность и щепетильность в гонорарных вопросах

К нравственным качествам адвоката следует также отнести объективность, глубокое уважение к закону и интересам правосудия.

Представляется, что адвокатская этика в ее прагматической части может быть рассмотрена как нормативная система с внутренней согласованностью предписаний, имеющая определенную структуру. Структура адвокатской этики должна включать в себя, на наш взгляд, общие и частные нравственные требования, регулирующие следующие комплексы отношений:

а) отношения адвокатских коллективов и отдельных адвокатов с гражданами, учреждениями и организациями;

б) отношения адвокатских коллективов и адвокатов с правоохранительными органами и их должностными лицами;

в) отношения внутри адвокатских коллективов.

Взаимоотношения адвоката-защитника с подзащитным могут входить во все три комплекса отношений, а их регулирование составляет центральную и основную часть нормативной системы адвокатской этики. Нормы адвокатской этики с точки зрения уровня обобщений могут быть общими и частными. Общие нормы мы относим к принципам адвокатской морали.

В содержание адвокатской этики входят:

моральные принципы, которых должен придерживаться адвокат в ходе осуществления адвокатской деятельности;

нормы морали и нравственности, выражающиеся в определенных правилах, существующих в обществе и наполняющих принципы адвокатской этики содержанием, конкретизирующих их;

методы воплощения в жизнь адвокатским сообществом нравственных требований, вырабатываемых адвокатской этикой, способы обеспечения выполнения адвокатами этических правил.

Закон об адвокатуре содержит ряд положений, ориентирующих адвокатов на реализацию морально-этических правил, нравственных норм. Пункт 1 ст. 7 Закона, формулируя обязанности адвоката, закрепляет, что он обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. Однако Закон не раскрывает понятий честности, разумности и добросовестности. Чтобы их уяснить, необходимо обращаться к разрабатываемым адвокатской этикой принципам и категориям.

Осуществляя свою деятельность, адвокат должен обладать честностью и доброй совестью, руководствоваться правильными принципами, быть профессиональным, квалифицированным специалистом. Адвокат обязан уверенно и активно отстаивать права своих доверителей, защищать их свободу. Использоваться для этого могут любые методы и средства, которые не запрещены Законом. Главный документ, в рамках которого адвокат осуществляет свою деятельность, — Конституция РФ. При этом адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению. Адвокат должен уважать честь и достоинство адвокатуры, поддерживать их, руководствоваться этикой не только при осуществлении своей работы, но и в жизни. В осознании правовых и нравственных обязанностей адвокатом заключается его профессионализм и соответствие званию, которые должны проявляться как к клиенту, так и ко всему обществу. Он может придерживаться любого этического учения, но для него возможна одна система ценностей, отсутствие двойных стандартов поведения. Прежде всего деятельность адвоката состоит в оказании квалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим лицам.

Таким образом, можно вывести правило, что адвокатская этика — это предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатского сообщества в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения.

Формирование системы этических норм не должно помешать адвокатам профессионально исполнять свой долг и профессиональные обязанности. Этические нормы призваны оказывать адвокату помощь в его деятельности, определяя не столько то, что нужно делать, а то, как это сделать более качественно и с большим успехом, т.к. поведение, нарушающее нормы этики, отражается на репутации и самого адвоката, и всего адвокатского сообщества, ведет к утрате доверия, уменьшению количества обращений за защитой и в целом к нарушению прав граждан.

Значение адвокатской этики, вырабатываемых ею принципов и правил весьма велико.

Нормы и принципы адвокатской этики способствуют конкретизации имеющихся правовых норм, заполнению пробелов в правовом регулировании. Законодатель часто употребляет термины «справедливость», «добросовестность», «достоинство» и другие, не раскрывая их содержания. И здесь на помощь приходит адвокатская этика, дающая толкование таких понятий. Она играет огромную роль как усилитель регулятивного потенциала правовых норм.

Законодательство в правовом государстве должно закреплять только такие регламентирующие общественные отношения правила, которые полностью соответствуют нормам морали, сложившимся в обществе, не противоречат им. Нормы этические приобретают мощнейший потенциал как усилитель действия правовых норм: требования последних выполняются не только под угрозой применения мер государственного принуждения, но и в силу «авторитета» моральных норм аналогичного содержания.

Нельзя не отметить и положительное воздействие моральной ответственности, которая наступает при нарушении не только правовых норм (в данном случае она действует в дополнение к правовой ответственности), но и нравственных, этических норм. В последнем случае нормы адвокатской этики способны предотвратить те действия, которые невозможно исключить путем законодательного регулирования.

Особо хотелось бы обратить внимание на воспитательную роль адвокатской этики. Совершенно справедливым представляется замечание, что «нравственное воспитание молодых специалистов… имеет не меньшее значение, чем вооружение их определенной суммой специальных знаний. Именно профессиональная этика в наибольшей степени способна помочь решению этой проблемы».

1.2 Кодекс профессиональной этики адвоката Российской Федерации: понятие и юридическое значение

Характеризуя сущность любого «кодекса профессиональной этики» необходимо отметить, что он представляет собой кодифицированный нормативный акт, принятый представителями определенной профессии, который в систематизированном виде содержит обязательные для исполнения нравственно-этические предписания, регламентирующие профессиональное поведение. Следует подчеркнуть, что этический кодекс — это не совокупность благих пожеланий представителей профессионального сообщества друг к другу, которые можно и не исполнять.

В большинстве случаев кодексы содержат такие формально-определенные нравственные правила, за нарушение которых наступают неблагоприятные юридические последствия.

По своей юридической сути этические кодексы являются нормативными, но не правовыми актами, поскольку принимаются органами профессиональных сообществ, а не государственными законотворческими органами.

Это, разумеется, нисколько не принижает их социального значения.

Кодекс профессиональной этики адвоката — свод правил, регулирующих поведение адвокатов при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры, а также определяющий основания и порядок привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности.

Кодекс профессиональной этики адвоката по своей юридической природе является локальным нормативным актом общеобязательным для всех адвокатов.

Кодекс профессиональной этики адвоката был принят 31 января 2003 г. Всероссийским съездом адвокатов — высшим органом Федеральной палаты адвокатов в соответствии со подп. 2 п. 2 ст. 36 Закона «Об адвокатской деятельности».

В настоящее время вышеназванный Кодекс действует в редакции от 5 апреля 2007 г.

Предписания, обязывающие каждого адвоката соблюдать Кодекс профессиональной этики, заложены в Законе об адвокатуре, в частности в п. 4 ч. 1 ст. 7, в п. 2 ч. 2 ст. 17 Закона, в тексте присяги адвоката (ст. 13), что делает Кодекс, по существу, неотъемлемой частью Закона.

Как указывается в преамбуле вышеназванного Кодекса, данный нормативный акт принимался на основе Закона «Об адвокатской деятельности» в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры при одновременном осознании нравственной ответственности перед обществом, так как существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры.

Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. Никакие положения этого Кодекса не должны толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Его действие распространяется, в первую очередь, на адвокатов. Адвокаты (руководители адвокатских образований) обязаны ознакомить помощников, стажеров и иных сотрудников этих адвокатских образований с Кодексом, обеспечить соблюдение ими норм этого документа в части, соответствующей их трудовым обязанностям.

Кодекс профессиональной этики адвоката состоит из двух разделов, объединяющих двадцать семь статей.

Первый раздел содержит принципы и нормы профессионального поведения адвоката. Данный раздел состоит из 18 статей, представляющих собой свод тех правил, которые надлежит соблюдать адвокату.

Второй раздел указывает на процедурные основы дисциплинарного производства в случае привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. В этом разделе объединено 9 статей, регулирующих порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

Анализ статей первого раздела Кодекса позволяет выделить следующие аспекты деятельности адвоката с точки зрения норм этики и морали:

указание на нравственные категории, неотъемлемые при реализации адвокатом своих полномочий. К таким категориям можно отнести честь и достоинство адвоката (ст. 4 Кодекса), соблюдение обычаев и традиций адвокатуры, общих принципов нравственности в обществе (ст. 4 Кодекса), понятие доверия и злоупотребления доверием (ст. 5 Кодекса), соблюдение профессиональной тайны (ст. 6 Кодекса);

указание на фактические принципы работы адвоката со своим доверителем (ст. 7, 8 Кодекса), а также на те действия, которые адвокат осуществлять не вправе и от которых он должен воздержаться (ст. 9, 15 Кодекса), необходимость уважения к суду, коллегам и сторонам по делу (ст. 12 Кодекса);

этическое регулирование деятельности адвоката в рамках его взаимодействия с лицом, в отношении которого ведется уголовное преследование (ст. 13 Кодекса);

назначение адвокату вознаграждения за оказанные услуги (ст. 16 Кодекса);

открытость сведений об адвокате (ст. 17 Кодекса);

понятие мер дисциплинарного воздействия и правил их применения в отношении адвоката, нарушившего положения Кодекса (ст. 18 Кодекса).

Анализ статей второго раздела позволяет выделить следующие положения:

поводы для возбуждения дисциплинарного производства (ст. 20 Кодекса);

возбуждение дисциплинарного производства (ст. 21 Кодекса);

порядок рассмотрения жалоб, представлений, сообщений о ненадлежащем поведении адвоката (ст. 19, 22, 23, 24, 25, 26 Кодекса).

В заключительной статье Кодекса указывается на порядок вступления его в силу, а также порядок вступления в силу изменений и дополнений, принимаемых к рассмотренному выше Кодексу.

Положения, которые составляют кодекс профессиональной этики адвоката, способствуют установлению доверительных взаимоотношений посредством сохранения адвокатской тайны. Кроме того, указанные положения позволяют защитить самого защитника от возможных соблазнов и искушений, которые могут быть связаны именно с близким общением с клиентом, а также высоким уровнем свободы, независимости и некоторой степенью закрытости деятельности. Кодекс профессиональной этики адвоката способствует регулированию отношений адвоката с судом, органами госвласти, государственными и прочими организациями, СМИ, коллегами. Кроме того, положения отражают строгость, скрупулезность, прозрачность и высоту норм, правил и принципов, систему их соблюдения.

Принципы, составляющие кодекс профессиональной этики адвоката, являются направлениями в процессе решения тех или других проблем или вопросов, выбора определенной тактики своего поведения либо поведения клиента. Указанные ориентиры необходимы в связи с тем, что нельзя заранее предугадать возможные жизненные ситуации. Однако в это же время в каждом случае защитник должен перед клиентом, собой, коллегами, обществом убедительно обосновывать свои намерения, поведение, точку зрения.

Кодекс профессиональной этики адвоката имеет огромное значение. Некоторые положения его закрепляются и в Федеральном законе. Нормативными актами регламентируется сложная структура отношений защитника и клиента.

В заключении обратим внимание на необычный правовой статус Кодекса профессиональной этики адвоката. Его нормы обязательны для соблюдения, как всеми членами адвокатского сообщества, так и гражданами (в случае их обращения с жалобой на действия адвоката), хотя он и не является законодательным актом, поскольку принявший его орган не обладает законотворческой функцией. Возникает вопрос: что же тогда представляет собой Кодекс профессиональной этики? Анализируя природу его возникновения можно сделать вывод, что по всем признакам это корпоративный нормативный акт, который хоть и не является законом в полной мере (по порядку своего принятия), однако содержит правовые нормы установленные для отдельной группы лиц (адвокатского сообщества), которая обязалась соблюдать его наравне с остальными законами, следовательно, он обязателен и для иных граждан, чьи интересы соприкасаются с вопросами, которые он регламентирует.

Таким образом, речь идет не просто о своде этических правил, а именно о нормативном акте, который устанавливает формально определенные, обязательные для всех адвокатов нормы поведения, за нарушение которых в Кодексе профессиональной этики предусмотрена ответственность и порядок привлечения к ней.

Считаю, что одним из самых главных недостатков действующего Кодекса профессиональной этики адвоката можно отнести то, что он не обеспечивает в полной мере выявление и избавление российской адвокатуры, во-первых, от тех, чей профессиональный уровень является неудовлетворительным, и, во-вторых, от тех, кто только «на бумаге» принадлежит к адвокатскому сообществу, но на самом деле не разделяет традиционные адвокатские ценности.

В настоящее время существуют два диаметрально противоположных мнения по вопросу стоит ли разработать и принять совершенно новый кодекс, так как не стоит модернизировать то, что когда-то было крайне прогрессивным, а сейчас устарело. Или же вносить изменения и дополнения в действующий Кодекс. Дело в том, что критика действующей редакции Кодекса не означает критику авторов Кодекса, неуважение к их труду, недооценку их вклада в становление новой российской адвокатуры. Некоторые недостатки Кодекса носят вполне объективный характер, и они не могли быть предотвращены при его принятии в 2003 г., так как многих проблем, которые актуальны для сегодняшнего дня, на тот момент не существовало вообще.

В качестве примера могу привести уровень развития информационных технологий, Интернета. С одной стороны, адвокаты стали более независимы, им стало легче получить ту или иную необходимую для оказания квалифицированной юридической помощи информацию, но с другой стороны Интернет ослабил его связь со своим адвокатским образованием, а иногда и с тем адвокатским сообществом, членом которого он является.

В настоящее время остро стоит проблема одновременного существования адвокатуры и частнопрактикующих юристов, их борьбы за клиента, и здесь возникают серьезные этические проблемы. И действующий в настоящее время Кодекс профессиональной этики адвокатов, к сожалению, не содержит статей, которые бы помогли адвокату понять, как правильно действовать в той или иной ситуации.

Я придерживаюсь мнения, что существует необходимость разрабатывать новый Кодекс профессиональной этики адвоката, а не вносить изменения в действующий, что, безусловно, не означает отрицание ценностей действующего Кодекса. Означает это лишь то, что адвокатскому сообществу необходимо сделать следующий шаг. Разработка нового Кодекса позволит выявить и устранить имеющие место ошибки, недоработки.

Нельзя не признать, что в нашем Кодексе отсутствует регулирование многих вопросов не только в связи с тем, что в него не заложено регулирование публичной сферы, но и потому, что в него заложено крайне узкое понимание и самой профессиональной сферы, имеются пробелы в регулировании многих, в том числе и часто встречающихся, сложных этических ситуаций адвокатской практики.

1.3 Актуальность осознания и соблюдение адвокатской этики

Гарантии соблюдения и охраны прав граждан не только записаны в тексте Конституции Российской Федерации, процессуальных и материальных законах, но должны быть обеспечены. И именно адвокатура, безусловно, сможет обеспечить их наилучшим образом, так как именно адвокаты непосредственно вносят в общество практику правового взаимодействия между его членами, способствуют формированию у граждан особой социальной потребности сверять свои действия с существующими законами, формируют уважение к закону.

В последнее время в обществе отношение к адвокатам изменилось. И, замечу, не в лучшую сторону. Если раньше под влиянием тоталитарного государства к адвокатам в большенстве своем относились как к людям, которые защищают преступников и изменников Родины, то в настоящее время многие считают, что помощь адвоката скорее доступна для состоятельных людей, которые осуществляют свою деятельность в сфере крупного бизнеса и в криминальных структурах, а также как защитника проворовавшихся чиновников от справедливого возмездия.

Немаловажную роль в формировании такого представление об адвокатах сыграли средства массовой информации, которые, в погоне за сенсацией, часто принижают адвокатов, представляют их не в лучшем свете. Безусловно, все это подрывает престиж адвокатской профессии, который определяется как внутренней самооценкой, так и оценкой окружающих.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что, заботясь об уважении к этой профессии, к адвокатам следует предъявлять самые высокие требования соблюдения профессиональной этики и стандартов поведения. Для дальнейшего развития отечественной адвокатуры вопрос выработки точного перечня профессиональных этических установлений столь же необходим, как и Закон об адвокатуре. Кроме того, исторически доказано, что адвокатура, не признающая этические принципы, не может рассчитывать на доверие общества. Результатом этого всегда становилось усиление вмешательства государства в дела адвокатуры что с необходимостью влекло за собой ограничение реальной независимости адвокатских формирований, без которой адвокатура как правозащитный институт невозможна.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, а также на международных стандартах и правилах адвокатской профессии» (ст. 1). Вместе с тем подчеркивается, что Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, и никакое его положение не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре (ст. 2).

Современное российское законодательство, регламентируя вопросы профессиональной этики в п. 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре закрепило правило, согласно которому адвокат несет на себе обязательство «соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката».

В процессе осуществления своей профессиональной деятельности, отстаивая и защищая права и законные интересы граждан, адвокат имеет возможность повлиять на судьбы людей, именно поэтому профессиональная этика адвоката приобретает в настоящее время первостепенное значение. И это обязывает адвоката строго держать себя в рамках морально-этического поведения.

Рефераты:  Предпринимательская деятельность: сущность, формы и современные тенденции развития в России. Курсовая работа (т). Эктеория. 2014-09-07

Очень часто регулятором поведения адвокатов выступают традиции и принципы морали, сложившиеся в адвокатуре, однако во всех случаях существенной гарантией выполнения профессионального долга являются такие нравственные факторы, как совесть, честь, репутация адвоката. Предоставляя квалифицированную юридическую помощь, ему необходимо руководствоваться нравственным смыслом правового закона. Адвокату важно использовать все не запрещенные законом средства и способы защиты лиц, обратившихся к нему за юридической помощью. Их применение во многом зависит от понимания адвокатом своего профессионального долга, от его совести. Осознание значения своего поведения и его последствий, стремление к добросовестности и максимальной самоотдаче диктует адвокату необходимость глубокого изучения дела и специальной литературы, истребования различных справок, обращения за консультациями к специалистам, определяет содержание и форму изложения доводов и т.д. Следование долгу связано с внутренней потребностью постоянно проверять свои действия, с потребностью самосовершенствования.

Профессиональный долг и профессиональная зрелость учат адвоката культуре нравственного мышления, вооружают ориентирами в конфликтных ситуациях, оберегают от разочарования и очерствения, показывают пути морального удовлетворения деятельностью, являются критериями самоконтроля.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает, что адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаясь манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению. Несоблюдение этических требований, которое выражается в поведении, порочащем звание адвоката, подрывает общественное доверие к институту адвокатуры и несовместимо с адвокатским статусом. Соблюдение же профессиональной этики адвокатами способствует укреплению престижа адвокатской профессии, не только оказывает положительное воздействие на правильное формирование сознания, взглядов всех работников юридической профессии, но и ориентирует людей на неукоснительное соблюдение законодательства, нравственных норм.

Подводя некий промежуточный итог, хотелось бы отметить, что профессиональная этика адвоката не может ограничиваться лишь изучением норм морали, характерных только для адвокатской профессии. В свою очередь, она должна включать в себя исследование определенных условий реализации не только общеэтических требований, но этических правил других профессий (например, судейской этики).

Кроме того, нельзя упускать из виду дальнейшие разработки общих, единых для всех адвокатов этических стандартов и критериев нравственности, которые свойственны адвокатской профессии. При этом такие разработки должны быть освобождены от каких-либо воздействий, посягающих на независимость и свободу института адвокатуры.

Предостерегая адвокатов от нарушения этических требований, предъявляемых к профессии, адвокат Р.Г. Мельниченко отмечает: «О понятии деформации адвоката можно говорить только при наличии общего понятия состояния «нормы». Под нормой в этом смысле можно понимать правосознание некоего идеального адвоката, т.е. адвоката, которого ожидает общество. Сама деформация адвоката выглядит как отклонение от нормы. Естественно, абсолютно надежных критериев определения «нормальности» адвокатского правосознания нет… Одним из путей постижения понятия «идеальное правосознание адвоката» может стать известный принцип, заложенный еще средневековыми схоластами: добро есть отсутствие зла. Определим это зло как деформацию адвоката».

В частности, Р.Г. Мельниченко раскрывает различные проявления профессиональной деформации, которые могут выражаться в процветании нигилизма, инфантилизма, правового идеализма. Так, рассматривая данные понятия, он пишет: «Сущность его заключается в негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку, а с точки зрения корней, причин, — в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности ряда адвокатов… Показателями подобного правосознания адвоката являются отсутствие целостности и системности правовых знаний, узкий горизонт профессиональных возможностей, своеобразное ремесленничество в практической работе, нетворческий характер и неряшливость в решении профессиональных задач… Правовой идеализм, как правило, свойствен начинающим адвокатам, которые искренне считают, что все в социальной жизни должно происходить в соответствии с нормами права. Однако социальные нормы не всегда совпадают с правовыми, и бездумное следование правовым нормам может привести к негативным последствиям не столько для адвоката, сколько для его клиента… Сама природа адвокатской деятельности содержит в себе соблазны совершения множества грехов: отсутствие пунктуальности, корыстолюбие, ложь, чванство и т.п., но самый тяжкий из них — предательство своего клиента».

Затрагивая проблему соблюдения профессиональной этики адвокатом в своей статье «Без нравственности нет профессии», адвокат Л. Бардин подмечает: «Все мы, безусловно, обязаны поддерживать профессиональную честь; развивать традиции российской (присяжной) адвокатуры; сознавать нравственную ответственность перед обществом; соблюдать корпоративную дисциплину и профессиональную этику; заботиться о своих чести и достоинстве и об авторитете адвокатуры; соблюдать обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности… К большому сожалению, бывает так, что нормы Кодекса с добавлением «не» используются доверителями как руководство для написания жалоб на действия (бездействие) адвоката. Судьи замечают, что если кто в зале заседаний не встает и сидит развалившись, то это нередко именно адвокат. Адвокаты позволяют себе выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности. Допускаются и порочащие высказывания в адрес коллег. Критика одними адвокатами правильности действий и консультаций других адвокатов встречается в средствах массовой информации… Предстоит серьезная работа по четкому законодательному закреплению конкретной ответственности за нарушение прав адвокатов. И такая работа будет тем более успешной, если за нее совместно возьмутся коллеги, а не антагонисты».

Подобные высказывания адвокатов подтверждают, насколько актуальна проблема соблюдения адвокатами профессиональной этики, а также еще раз указывают на заинтересованность и беспокойство адвокатского сообщества по вопросу сохранения нравственных ориентиров, характерных для профессии адвоката.

Говоря о нравственных нормах в сфере осуществления адвокатами своей профессиональной деятельности, хотелось бы привести высказывание адвоката С.Л. Ария, который в статье «Мир спасает доброта: о нравственных началах адвокатской деятельности» отмечает следующее: «Каждому представителю нашего цеха хочется сделать карьеру. Путь к этому один: завоевание доброго имени, репутации. Этого не достичь без системы нравственных принципов, которым должен следовать адвокат на всем протяжении профессиональной жизни. Нужна именно система, а не отдельные хорошие свойства».

Действительно, наряду с каждым представителем адвокатского сообщества лицо, претендующее на приобретение статуса адвоката, должно осознавать, что нельзя полностью следовать высказыванию Н. Макиавелли «цель оправдывает средства», забывая о своем морально-этическом поведении.

Таким образом, полагаю, что для сохранения стандартов адвокатской этики необходимо больше внимания уделять профессиональной подготовке молодых специалистов, которые потенциально могут получить статус адвоката. Также необходимо проводить семинары, тренинги по этике для адвокатов, которые желают повысить свои профессиональные навыки.

Исследование современных проблем этики адвокатской профессии способствует развитию профессиональной этики как целого научного направления, которое призвано изучать различные условия применения норм морали при осуществлении адвокатской деятельности.

Закон об адвокатуре, к сожалению, не уделяет должного внимания этической стороне деятельности адвоката, что не способствует сохранению стандартов этики адвокатской профессии.

Подводя итог, уместно привести цитату: «Постоянно держа в уме обязанность адвоката представлять интересы клиента с максимально возможным усердием, мы не можем тем не менее оставить без внимания поведение адвокатов, с тем чтобы они не переходили означенные в законе границы. Адвокат не свободен абсолютно… Правовое поле не является и не может быть зоной, в которой разрешается открывать огонь по всему, что движется. Такое отношение противоречит многолетним традициям, воспитавшим нас в полном соответствии со стандартами профессионального адвоката».

2. Этические правила поведения адвоката в различных сферах деятельности

2.1 Этические правила поведения адвоката с коллегами

Бережное и внимательное отношение адвоката к своему коллеге по профессии является основой корпоративной солидарности. Именно поэтому адвокатская этика тщательно регулирует правила поведения между адвокатами. Ведь некорректное поведение адвокатов по отношению друг к другу бросает тень не только на них, но и на всю адвокатскую корпорацию.

Ведущий специалист в области адвокатской этики доктор юридических наук Михаил Барщевский в одной из своих работ указал: «Вряд ли мы сможем дать полный перечень тех действий, которые должен совершить адвокат в отношении своих коллег в тех или иных условиях, и тех, от которых он должен воздержаться. Да и, пожалуй, это нецелесообразно — жизнь всегда богаче любых инструкций и правил».

Действительно, общие правила взаимоотношений адвокатов содержатся как в научных работах, так и, например, в статье 15 Кодекса профессиональной этики адвоката. Это такие общие правила, которые, с одной стороны, самоочевидны, а именно: уважительное, доброе, отзывчивое отношение друг к другу. И, во-вторых, такие общие правила, за которыми, тем не менее, должны стоять вполне конкретные поступки адвоката. Дело заключается в том, что нет практически никакой возможности дать полный перечень тех действий, которые должен совершать адвокат в отношении своих коллег в тех или иных условиях, и тех, от которых он должен воздерживаться. Именно поэтому важно, как мы уже указывали ранее, уяснить принципы.

Основной принцип этих отношений весьма удачно, по нашему мнению, сформулирован в «Общем кодексе правил для адвокатов стран ЕС» — «Адвокат обязан признавать всех других адвокатов из входящих в Сообщество государств в качестве коллег по профессии и поступать по отношению к ним в соответствии с нормами порядочности и уважения». (Общий кодекс правил для адвокатов стран ЕС, п. 5.1.2).

Неумение вести себя с коллегами — довольно распространенное явление в современной адвокатской среде, несмотря на то, что отношение адвоката с коллегами по профессии должны строиться на нормах порядочности и уважения.

По моему мнению, такие отношения должны быть разделены на отношения между адвокатами в адвокатских объединениях (адвокатское бюро, коллегия адвокатов) и отношения между адвокатами, не являющимися участниками одного объединения.

«Очевидно, что адвокаты, не являющиеся участниками такого образования, как адвокатское бюро, по сути, являются конкурентами. Соответственно, отношения должны строиться на принципах цивилизованной конференции».

Но некоторые адвокаты в погоне за платежеспособной клиентурой, с одной стороны, и «дружеским расположением» судей, работников правоохранительных структур — с другой, не могут уйти от соблазна воспользоваться методами недобросовестной конкуренции. Есть из-за чего. Часто речь идет об очень крупных суммах гонораров, ради которых отдельные нечистоплотные представители профессии готовы на все…

Распространены факты компрометации коллег в двух основных формах:

компрометация другого адвоката в глазах платежеспособного клиента;

компрометация другого адвоката в глазах судей, представителей стороны обвинения — тех, от кого зависит принятие важнейших правовых решений и кто в силу служебного положения может «рекомендовать» платежеспособной клиентуре конкретных адвокатов.

В первом варианте недобросовестные адвокаты делают все возможное, чтобы «отпугнуть» доверителей от других адвокатов, переманить их клиентов к себе и т.п. В ход идет далеко не всегда правдивая информация о низкой профессиональной квалификации конкурента, его нечистоплотности, завышенных гонорарах, сотрудничестве со следствием против интересов доверителя и т.п.

Во втором варианте недобросовестные адвокаты пытаются сделать все, чтобы не допустить конкурента к работе с конкретными должностными лицами, с которыми у первого сложились личные доброжелательные отношения. Речь идет, прежде всего, об упомянутых ранее «коррумпированных» адвокатах, «прикормленных» к конкретным судьям и судам, следователям и целым правоохранительным подразделениям.

В ход идут компрометирующие материалы о якобы связях конкурента с организованными преступными формированиями; обвинения в нарушении процессуальной дисциплины, в незаконном противодействии расследованию и судебному рассмотрению дел, в мошенничестве (мнимое посредничество во взяточничестве) и т.п.

От подобных безнравственных, а порой и преступных действий страдают, прежде всего, высококвалифицированные, порядочные и независимые представители профессионального сообщества. Им время от времени с горечью приходится узнавать, что их репутация находится под серьезной угрозой благодаря интригам нечистоплотных коллег.

Думается, что в деле выявления и пресечения подобных безнравственных и крайне опасных нарушений этики адвокатскому сообществу должны помочь и суды, и правоохранительные органы, и доверители.

Нравственно-психологический климат отношений между коллегами в коллективе (адвокатское бюро, коллегия адвокатов) должен быть здоровым.

Адвокат не должен отказывать коллеге в предоставлении консультационной помощи. Особенно, если речь идет об отношениях адвокатов в таком образовании, как адвокатское бюро, в котором адвокаты-партнеры являются одинаково обязанными при оказании юридической помощи. Очевидно, что если за помощью обратился коллега, адвокат не обязан выполнять за него работу. Однако в том случае, если адвокат достаточно компетентен в поставленном перед ним вопросе, он должен предложить известный ему путь разрешения вопроса, указав на его правовое обоснование, наличие коллизий в проблеме, а также предложить ознакомиться с соответствующими публикациями на проблемную тематику.

Особо внимательно следует относиться к просьбам молодых адвокатов. Они, как никто другой, подвержены риску совершить ошибку. Представленные в таких случаях знания и опыт более старших товарищей помогут их избежать. Более того, в последующем, когда начинающий адвокат перестанет таковым являться, его нравственным долгом так же будет внимательное отношение к своим молодым коллегам.

Очевидно, что адвокаты, не являющиеся участниками такого образования, как адвокатское бюро, по сути, являются конкурентами. Соответственно отношения должны строиться на принципах цивилизованной конкуренции.

Адвокат не должен в беседах с клиентом, публичных выступлениях, в документах, допускать бестактных, неуважительных высказываний в отношении деловых или личных качеств другого адвоката.

В случае заключения соглашения на ведение дела, в котором принимал участие другой адвокат, последний должен быть уведомлен об этом адвокатом, принявшим поручение.

В случае просьбы клиента на ведение дела совместно с другим адвокатом необходимо удостовериться, согласен ли на это другой адвокат.

Существуют два основных способа профессионально выделиться среди своих коллег. Первый — отличаться от других более высоким уровнем профессионализма, корректности, другой способ — унизить своего коллегу в глазах своего и чужого клиента, а также других участников процесса. Это можно сделать легко, внешне не слишком заметно, но очень действенно. Например, невзначай брошенная в ходе судебного заседания фраза «это безграмотно составленное исковое заявление» выставит в неприглядном свете адвоката, который его составил, а сейчас выступает в качестве представителя противоположной стороны. В этом случае имеет место нарушение следующего правила адвокатской этики: адвокат должен воздерживаться от употребления выражений, умаляющих деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности.

Никакой адвокат не застрахован как от профессиональных ошибок, так и от оплошностей. Естественно, что адвокат противоположной стороны, будучи процессуальным противником, не может не использовать эти обстоятельства в интересах своего клиента. Однако, если эти оплошности не приносят прямую выгоду клиенту, акцентирование на них внимания других участников процесса будет воспринято как некорректное поведение.

Приведем пример из практики работы адвокатов Волгоградской области. Два адвоката на 30 минут по своей вине опоздали к началу судебного заседания. Извинившись и выслушав замечание судьи и прокурора, они приступили к исполнению обязанностей. В продолжение всего судебного заседания другой адвокат — представитель потерпевшего, ходатайствовал перед судом о наказании провинившихся адвокатов. В конце концов даже судья выразил непонимание подобного отношения адвоката к своим коллегам. Адвокат нарушил этическое правило, которое требует построения отношений с другими адвокатами на основе взаимного уважения.

Особое осуждение должно вызывать поведение адвоката, который инициирует вмешательство государственных органов в работу своих коллег. Например, способствует возбуждению процедуры каких-либо проверок в отношении адвоката — своего процессуального противника. Это ни в коей мере не означает, что адвокат не имеет права обращаться в квалификационную комиссию с жалобой на неэтичное поведение другого адвоката. Представляется, что перевод рассмотрения антисоциального поведения адвоката из сферы государственного в сферу корпоративного расследования позволит, с одной стороны, пресечь недобросовестное поведение некоторых адвокатов, а с другой — позволит адвокатуре остаться независимой корпорацией.

К сожалению, чувства недоброй зависти к именитым коллегам снедают не только рядовых адвокатов. Так, один из известных провинциальных адвокатов разместил в издании Адвокатской палаты Волгоградской области статью под следующим заголовком: «Мэр остался под стражей из-за ошибки столичного адвоката?» В статье не только комментируется ведение конкретного уголовного дела, причем в негативном аспекте, но и даются советы ведущим его адвокатам. Подобное публичное высказывание по отношению к адвокату недопустимо. Недопустимо оно даже в том случае, когда адвокат противоположной стороны в интересах своего клиента пытается сформировать негативный образ представителя процессуального противника. Что же говорить о приведенном случае, когда авторитет адвоката умаляется просто так, из зависти.

Одна из самых болевых точек любого адвоката — нехватка времени. Недаром одним из наиболее распространенных профессиональных нарушений, рассматриваемых квалификационными комиссиями, является срыв адвокатами судебных заседаний. Именно здесь адвокаты-невежы частенько подводят своих коллег. Можно привести несколько примеров, демонстрирующих такое поведение.

По окончании судебного заседания председательствующий вместе с участниками процесса определяет дату следующего заседания. Адвокат одной из сторон указывает, что в предложенный день он занят в другом процессе. Адвокат-невежа начинает громко возмущаться, что его коллега якобы пытается затянуть судебный процесс. Другой, не менее распространенный случай: адвокат, не имея возможности прийти в судебное заседание, заранее подает судье ходатайство об его отложении, но не предупреждает адвоката-коллегу, что в назначенный день суд не состоится. Понятно возмущение адвоката, когда он приходит в судебное заседание, которое не должно было состояться. Обязанность каждого вежливого адвоката, ценящего не только свое время, но и время своих коллег, — не только предупредить их о переносе судебного заседания, но и извиниться за доставленные неудобства.

Подобных правил адвокатской вежливости довольно много. Думается, каждый адвокат, предпринимая что-либо по отношению к своему коллеге, должен представить, как бы он чувствовал себя сам, если бы его коллега так же повел себя по отношению к нему.

Все эти благие пожелания на практике для адвоката всегда связаны с рядом самоограничений, с необходимостью поступать не так как хочется, а так как должно, с подчинением своих личных интересов интересам корпорации, правилам и стандартам профессионального поведения.

Например, весьма нередка ситуация, когда к адвокату обращается клиент, который ранее консультировался с другим адвокатом. Полагаю, что «принимающий» адвокат, исходя из этических соображений, обязан в любом случае связаться с «передающим» адвокатом и предупредить его о факте такого «перехода». Естественно, что причины «смены» адвоката могут быть весьма различными: например, отказ «прежнего» адвоката от ведения дела по формальным основания (если выяснилось, что он состоит в родстве с судьей), отказ в виду отсутствия, с его точки зрения, правовой позиции по делу, большой занятости в другом длительном процессе, плохого физического самочувствия и т.д. В этом случае для «принимающего» дело адвоката не должно быть никаких проблем и его звонок по телефону своему коллеге в большей степени будет «звонком вежливости», нежели способом самопроверки и перестраховки от возможной ошибки.

Рефераты:  МЕСТО И РОЛЬ ПОРТФОЛИО В СИСТЕМЕ КОНТРОЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ | Статья на тему: | Образовательная социальная сеть

Но если причиной такого «перехода» стал конфликт между адвокатом и клиентом, второму адвокату в подобной ситуации надлежит быть предельно осторожным и корректным в своем поведении. Надо понимать, что «принимающий» адвокат должен быть особо деликатен в формулировании своего совета, если им допускается мысль, что его рекомендации могут не совпасть с рекомендациями первого адвоката. Разумеется, это не означает, что надо давать (повторять) заведомо неправильный совет. Но формулировка может быть разная. И «неправильность» первого совета может быть разная. Одно дело, когда первый адвокат ошибся «в праве», не знает законодательства или неправильного его понимает. Другое дело, когда речь идет о тактике использования норм права в интересах обратившегося. Например, всегда можно сказать: «Есть два варианта. Первый — вот такой (повторив совет предыдущего адвоката), а второй — вот такой. Первый вариант мне кажется более рискованным, более сложным, хотя и ведущим к поставленной цели. Второй же (собственно совет этого адвоката) — проще, легче реализуемый, в большей степени сулящий успех». В ходе дальнейшей беседы с клиентом адвокат должен мягко отговорить его следовать путем, ошибочно рекомендованным первым адвокатом, однако, ни в коем случае, не высказывая вслух своей негативной оценки действий своего коллеги. Это и есть корпоративная солидарность в хорошем смысле. А вот скрыть от клиента тот факт, что первый адвокат дал неверный совет с точки зрения закона — это корпоративная солидарность уже в плохом смысле этого понятия.

Тот адвокат, который ранее консультировал такого клиента, в свою очередь, обязан сообщить «принимающему» адвокату все известные ему обстоятельства, связанные как с правовой ситуацией по делу, так и с «сопутствующими» факторами. Необходимость предупредить коллегу о возможных сложностях, будь то индивидуальные особенности клиента, или какие-либо не сразу заметные правовые обстоятельства дела — это нравственная, этическая обязанность «передающего» адвоката. Ни при каких обстоятельствах, даже при наличии соответствующего требования клиента, «передающий» адвокат не вправе скрывать от «принимающего» наличие обстоятельств, объективно препятствовавших первому в дальнейшем ведении дела. Так, например, если клиент настаивал на использовании недопустимых методов ведения дела, если клиент отказался оплачивать работу «передающего» дело адвоката, «принимающему» следует знать все подробности и обстоятельства для того, чтобы он мог выбрать правильное решение относительно возможности и целесообразности принятия им поручения. С нашей точки зрения, в данном случае правила адвокатской этики в отношении коллег превалируют над принципом адвокатской тайны, поскольку в основе возникающей коллизии могут лежать только обстоятельства, затрагивающие интересы правосудия в целом.

Еще раз подчеркнем, что адвокатская этика требует того, что ни при каких обстоятельствах нельзя допускать в общении с кем бы то ни было неуважительных, оскорбительных отзывов в отношении деловых или личных качеств другого адвоката. Столь же очевидна и неприемлемость какой-либо необъективной критики или критики без необходимости — любого другого адвоката, а также критики в целях привлечения клиентов или «перехвата» клиентов. Хотя, вместе с тем, если один адвокат нанес клиенту ущерб своими действиями, корпоративная солидарность не должна помешать другому адвокату принять на себя дело о судебном взыскании с виновного возникших убытков.

Адвокату всегда необходимо помнить о том, что любые неприязненные чувства, существующие или возникшие между клиентами, особенно во время судебного процесса, не должны влиять на адвоката в его поведении как по отношению к другим адвокатам, так и по отношению к клиентам. Личная враждебность между адвокатами, занимающимися конкретным делом, может привести к тому, что она будет препятствовать правильному рассмотрению дела, а решение суда будет принято под влиянием эмоций.

Полагаю также, что при любых обстоятельствах адвокату следует избегать жесткой практики, т.е. попыток использования всех без разбора ошибок адвоката второй стороны, его промахов, нарушений, тем более, если таковые не влияют на существо дела и не нарушают права клиента. Замечания личного характера между адвокатами, попытки «подставить» другого адвоката, критические выпады в адрес своего коллеги по поводу его непрофессионализма, малого профессионального опыта в противовес собственным профессиональным заслугам в ходе судебного процесса следует расценивать как недопустимые. Как и в большинстве других случаев, соблюдение этих правил имеет важное значение как для самого адвоката, так и для всей адвокатуры в целом.

К числу стандартов, определяющих должное поведение адвоката по отношению к своим коллегам, с моей точки зрения, также следует отнести и такие элементарные правила, как недопустимость прямого контакта по каким-либо вопросам с противоположной стороной в споре, минуя адвоката той стороны: адвокат не должен общаться или пытаться обсуждать спорный вопрос напрямую с другой стороной в деле, которую представляет другой адвокат, кроме как через или с согласия этого адвоката. Недопустимым является также и несогласованное с собеседником (и в частности со своим коллегой) использование аудио — или видеозаписи. Другое дело, что в некоторых случаях, адвокат вправе настаивать на производстве такой записи, но только не осуществлять ее тайно.

Весьма большое практическое значение имеет также личная ответственность адвоката перед коллегами и судом за ненадлежащее использование положений процессуального закона. В этом случае имеется в виду недопустимость затягивания процесса путем использования различных процессуальных формальностей, если только отложение дела не оправдывается законными интересами клиента.

Наш подход к анализу проблемы профессиональной этики во взаимоотношениях адвоката с его коллегами следовало бы признать односторонним и в определенной степени примитивным, если не учесть либо умолчать о следующей особенности таких отношений. С одной стороны, адвокат, как мы уже отметили, должен быть предельно честен со своими коллегами, он никогда и ни при каких обстоятельствах не должен сообщать им никакую заведомо ложную информацию. Вместе с тем, нередки ситуации, когда он вынужден уйти от ответа на тот или иной вопрос, прежде всего тогда, когда такой ответ может повредить интересам его клиента. Приведем несколько коротких примеров. Адвокат, представляющий интересы противоположной стороны, интересуется у другого адвоката, есть ли у того доказательства тех или иных обстоятельств (собирается ли он приглашать свидетелей по тому или иному факту). Исходя из тактических соображений, адвокат может считать нецелесообразным разглашать эти сведения своему процессуальному противнику. Это означает, что он вправе уклониться от ответа на этот вопрос, но не вправе давать на него заведомо ложный ответ. Адвокат противоположной стороны интересуется, как, в каком размере оплачена работа его коллеги. Та же ситуация — ложный ответ давать не стоит, но и отвечать по-существу не следует.

Как бестактное и некорректное следует расценить и такое поведение адвоката, когда он, несмотря на то, что этого не требуют объективные обстоятельства, пытается навязать другим адвокатам, представляющим интересы третьих лиц — контрагентов клиента, невозможные, неосуществимые или открыто несправедливые условия договора (проекта, сделки), включая относящиеся к ограничению сроков исполнения обязательств и уплате штрафных санкций.

И, наконец, важнейшим правилом адвокатской этики следует признать готовность со стороны адвоката оказать максимальное содействие своему коллеге в его профессиональной деятельности, помочь советом в определении правовой позиции, в разборе сложного правового спора, коллизии. При этом адвокату нельзя забывать о, так называемом, чувстве такта.

2.2 Этические правила поведения адвоката с клиентом

Этика поведения адвоката с клиентом является наиболее сложным и объемным по содержанию вопросом.

Основу взаимоотношений адвоката с клиентом составляет доверие. В доверии отражается не только правовая природа отношений адвоката с обращающимися к нему лицами, но и нравственная сторона адвокатской деятельности, ее направленность на обеспечение субъективных прав граждан.

Клиент с первых минут разговора должен почувствовать, что адвокат не судья ему, а помощник, что он добивается понимания клиентом того, что его обязанностью и долгом является оказание правовой помощи любому обратившемуся, независимо от того, что он совершил или в чем обвиняется. Он обязан всегда действовать в интересах клиента, информируя его о материалах дела, чтобы тот смог принять обдуманные решения в защиту своих интересов.

Консультируя клиента, адвокат должен помнить, что его задача — не только дать правильный совет, но и убедиться, что этот совет правильно понят. Совет адвоката должен быть понятным и четким, ясно выражающим то, что адвокат откровенно думает по поводу плюсов и минусов рассматриваемой ситуации, а также возможных результатов судебного рассмотрения спора.

Вместе с тем адвокат должен честно высказать клиенту беспристрастное мнение о вероятном исходе дела. Адвокат, помимо ведения дела, оказывает клиенту иную юридическую помощь и, в частности, разъясняет правовое значение возникающих проблем. Советы адвоката не должны выходить за рамки закона.

При общении с клиентом о перспективе дела следует иметь в виду поговорку, приведенную Э. Пикаром в его уже названной книге: «Ничто не навредит так процессу, как название его беспроигрышным».

Отношения адвоката с клиентами строятся на основе следующих этических принципов:

руководствуясь нормами законодательства и Правилами этики адвоката, он всегда обязан действовать в интересах клиента, которые для него всегда превалируют над его собственными и коллег-адвокатов;

адвокат признает право клиента на свободный выбор адвоката. Недопустимо навязывание клиенту своих услуг;

адвокат не должен допускать конфликта интереса своих клиентов и потому не вправе принимать поручения, если представление интересов одного клиента находится в противоречии с интересами других клиентов или его собственными интересами;

адвокат принимает поручение по делу, в котором ранее принимал участие другой адвокат, только после того, как уведомил его об этом;

при обращении клиента с просьбой о ведении дела в его интересах совместно с другим адвокатом, прежде чем дать согласие, адвокат должен согласовать этот вопрос с указанным адвокатом;

адвокат не должен принимать поручения, если не уверен в своей компетентности в вопросах применения соответствующего законодательства;

адвокат высказывает клиенту беспристрастное мнение о вероятном исходе дела. Он не вправе давать заверения в успешном разрешении дела, намекать на особые отношения с представителями судебной власти. Адвокат информирует клиента о материалах дела, чтобы тот смог принять обдуманные решения в защиту своих интересов;

адвокат, помимо ведения дела, оказывает клиенту иную юридическую помощь и, в частности, разъясняет правовое значение возникающих проблем. Советы адвоката не должны выходить за рамки закона;

адвокат проявляет разумную оперативность в отношениях с клиентами, всемерно избегает какого-либо затягивания дела;

адвокат обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента. Он обеспечивает высокие стандарты доверия в отношениях с клиентом. Адвокат не может использовать в личных целях полученную от клиента информацию.

Адвокат сохраняет конфиденциальность и после завершения дела. Адвокатской тайной является сам факт обращения к адвокату, сведения о содержании его бесед, устных и письменных консультаций, переговоров с клиентом и иная информация, относящаяся к осуществлению адвокатской деятельности;

адвокат назначает гонорар за свою работу, учитывая при этом следующие обстоятельства’ сложность дела; необходимость затраты времени (длительность процесса или соответствующих консультаций и вероятность того, что согласие вести данное дело заставит адвоката отказаться от ведения других дел), материальное положение клиента; традиции, гонорар, обычно выплачиваемый в данном регионе за подобную юридическую помощь; свой профессиональный опыт и собственную — репутацию; необходимость проведения исследований с участием оплачиваемых им специалистов.

Адвокат не должен злоупотреблять гонорарным соглашением, основанным на почасовой оплате, используя процедуры, требующие много времени.

Адвокат обязан отказаться от помощи клиенту, требования которого противоречат закону или когда для защиты своих интересов он требует использовать незаконные средства и способы, а также отказаться от ведения дела в тех случаях, когда клиент для отстаивания своих интересов предлагает использовать нравственно сомнительные средства.

В отношениях с клиентом адвокат не должен заранее гарантировать полное удовлетворение требований клиента. Он не вправе изменять позицию защиты, которую он согласовал с клиентом, и признавать доказанной вину подзащитного, если последний ее не признает.

Адвокату следует проявлять повышенное внимание к подзащитному, который находится под стражей, помня, что арестованный пребывает в состоянии не только социальной, но и физической изоляции, лишен обычной обстановки, связей, изменен его привычный уклад жизни.

К этому следует добавить нравственные и физические страдания, связанные с лишением свободы.

Адвокату следует трезво оценивать свои профессиональные возможности по конкретному делу, и в случае если он не способен провести защиту на должном уровне, он обязан поставить об этом клиента в известность.

Адвокат, выполняющий поручение по обязательному назначению, должен разъяснить своему подзащитному наличие у него права пригласить адвоката по соглашению.

Адвокат не вправе изменять позицию защиты, которую он согласовал с клиентом. Так же адвокат не вправе признавать доказанной вину подзащитного, если последний ее не признает.

В том случае, если подзащитный признает факты, лежащие в основе обвинения, как содержащие признаки состава преступления, но отрицает при этом свою виновность, адвокат должен исходить из необходимости надлежащей правовой оценки этих фактов, разъяснив при этом подзащитному неизбежность расхождения с его позицией.

Если обвиняемый признает свою вину, но это признание не подкрепляется другими доказательствами, и материалы дела, таким образом, свидетельствуют о необоснованности обвинения, адвокат по согласованию со своим подзащитным вправе разойтись с его позицией и занять независимую позицию.

В случае, когда признание виновности было вызвано незаконным воздействием на обвиняемого, адвокат-защитник обязан принять зависящие от него меры к установлению этого обстоятельства и его фиксации в протоколе.

Кроме того, адвокату следует проявлять повышенное внимание к подзащитному, который находится под стражей, поскольку арестованный пребывает в состоянии не только социальной, но и физической изоляции, лишен обычной обстановки, связей, изменен его привычный уклад жизни, испытывает нравственные и физические страдания, связанные с лишением свободы.

Адвокат не вправе принять поручение по гражданскому делу, если требования клиента не защищаются законом. Выяснив характер правоотношений и наличие правовых оснований для выполнения такого поручения, адвокат должен сообщить клиенту свое мнение относительно необходимых доказательств и перспектив судебного разбирательства.

В том случае, если требования клиента противоречат закону или когда для защиты своих интересов он требует использовать незаконные средства и способы, или когда клиент для отстаивания своих интересов предлагает использовать нравственно сомнительные средства, а поддерживание позиции клиента другими способами и средствами невозможно, адвокат обязан отказаться от помощи клиенту. При этом мотивы отказа от дальнейшей работы адвокат должен довести до клиента.

Этическую сторону имеет гонорарная практика адвоката. Как известно, оплата труда адвоката бывает двух видов: по ставкам, установленным государством, и по соглашению с клиентом.

Во втором случае при определении размера гонорара за свою работу адвокат должен исходить из следующего:

сложности дела;

необходимых затраты времени (длительность процесса или соответствующих консультаций) и вероятность того, что согласие вести данное дело заставит адвоката отказаться от ведения других дел;

материального положения клиента;

традиции (гонорар, обычно выплачиваемый в данном регионе за подобную юридическую помощь);

опыта и собственной юридической репутации;

необходимости проведения исследований с участием оплачиваемых специалистов.

При этом размер гонорара должен оставаться справедливым и разумным.

При определении размера гонорара адвокат по просьбе клиента должен разъяснить клиенту принципы его определения.

Особо следует обратить внимание на соблюдение вопросов конфиденциальности.

Адвокат обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента, содержание которых стало ему известно благодаря исполнению адвокатом профессиональных обязанностей. Сам факт обращения клиента к адвокату так же составляет адвокатскую тайну. Адвокат не может использовать такую информацию в личных целях, для выгоды третьей стороны или в ущерб клиенту.

Он является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Это процессуальное правило имеет глубоко нравственное содержание. Пункт 5 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат не должен разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи, без согласия доверителя.

Это правило, имеющее принципиальный характер, конкретизируется также в Гражданском процессуальном кодексе и Уголовном процессуальном кодексе, устанавливает свидетельский иммунитет для адвокатов в гражданском и уголовном судопроизводстве.

Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества определил, что «на обязанность соблюдения конфиденциальности не распространяется действие срока давности».

Не менее важной проблемой является этика поведения при конфликте интересов клиентов.

Однако если адвокат, принявший поручение, в ходе работы по делу обнаруживает несоблюдение клиентом честности и правдивости по всем обсуждаемым вопросам, он имеет полное и моральное, и юридическое право отказаться от дальнейшего ведения дела.

Любые действия или бездействие адвоката, приведшие к возникновению у клиента неверного представления о правоте его позиции, перспективах судебного разбирательства, спора, есть серьезное нарушение адвокатской этики, так как. подобные факты подрывают доверие не только данного клиента к данному адвокату, но и общества в целом к адвокатуре как институту.

Он не вправе ни лгать клиенту, ни скрывать от него те обстоятельства, о которых клиент не спрашивает, но которые, по мнению адвоката, имеют какое-либо прямое или косвенное отношение к делу обратившегося клиента.

Этика поведения адвоката в оказании квалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим лицам имеет ряд особенностей. Чаще всего первая встреча с клиентом происходит во время консультации, поэтому важное соблюдение адвокатом правил поведения и профессионального подхода к консультированию является самым важным для дальнейшего совместного сотрудничества.

Приступая непосредственно к консультированию клиента, адвокат должен помнить, что его задача не только дать правильный совет, но и убедиться, что этот совет правильно понят. Совет адвоката должен быть понятным и четким, ясно выражающим его правовую позицию, а также должен содержать возможный результат судебного рассмотрения спора.

Рефераты:  Дипломная работа: Правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных учреждениях -

Адвокат должен ясно обозначить факты, обстоятельства и предположения, на которых основывается его точка зрения, особенно тогда, когда обстоятельства, сообщаемые клиентом, не подразумевают необходимости проведения всестороннего правового исследования, влекущего значительные расходы для клиента.

Адвокат должен исследовать вопрос достаточно глубоко, с тем чтобы он мог выразить свое компетентное мнение, а не просто дать комментарии со многими оговорками. Нельзя забывать и о том, что адвокату всегда следует критически относиться к сообщаемым клиентом сведениям, на оценке которых будет основываться его консультация, если таковые сведения документально не подтверждены.

Если клиент выразит желание получить консультацию у другого адвоката по интересующей его проблеме, адвокат обязан оказать ему в этом всяческое содействие.

При консультировании иногда возникают вопросы и у адвоката, так как нереально владеть знаниями в правоприменительной практике в совершенстве. Если адвокат скажет прямо о своем желании проконсультироваться со своим коллегой, то тем самым он вызовет к себе уважение и подстрахуется от возможных своих ошибок.

Адвокат должен избрать лучший для клиента способ решения проблемы, помочь выбрать и порекомендовать клиенту наиболее простой и экономичный из них, избавляющий его от необходимости ввязывания в длительную судебную тяжбу (естественно, при том условии, что такой способ не нарушает каких-либо законных интересов клиента).

Случаи, когда рекомендации адвоката о начале или продолжении судебного процесса по спору были продиктованы личной корыстной заинтересованностью адвоката в получении дополнительного гонорара, следует расценивать как исключительно серьезное нарушение требований правил профессиональной этики адвоката.

В силу положений закона об обязанности адвоката отстаивать интересы клиента всеми предусмотренными законом средствами и способами адвокат должен признавать, что никакое постановление Пленума Верховного Суда о порядке применения того или иного закона (как не являющееся источником права), не может рассматриваться как однозначное императивное препятствие к принятию поручения по делу, где клиент занимает отличную от мнения Верховного Суда позицию.

Адвокат не должен отклонять предложение клиента принять поручение по его делу только потому, что сам клиент и его проблема непопулярны или неинтересны, или потому, что в дело вовлечены интересы высокопоставленных или влиятельных лиц, или потому что адвокат уверен в виновности обвиняемого. Профессиональная юридическая помощь должна быть доступна, и необходимо предусмотреть в качестве важнейшего правила положение о недопустимости необоснованного отказа от принятия поручения.

Общее правило относительно действий адвоката в ситуации, когда возможно возникновение конфликта интересов, можно сформулировать следующим образом: адвокат не должен консультировать или одновременно представлять интересы противоположных сторон в споре, а также каким-либо образом действовать по вопросу, в котором присутствует или может присутствовать конфликт интересов сторон, если только такие действия не были однозначно одобрены обеими сторонами.

2.3 Этические правила поведения в системе взаимоотношений адвокат-суд

Адвокат в процессе своей работы вступает в контакт с различными государственными органами: судебными, дознания и следствия, исполнения наказания, налоговыми, прокуратурой, контролирующими органами и т.д. Взаимоотношения адвоката с должностными лицами всех этих органов должны строиться на принципах уважения и признания общественной пользы их деятельности.

Адвокат должен строго и неукоснительно соблюдать правила, действующие в государственных органах. Особенно это касается судов, органов дознания, следствия, исполнения наказания.

Поскольку суд — это основное место работы адвоката, адвокатская этика особое внимание уделяет нормам его поведения в процессе судебного рассмотрения и разрешения дела.

Адвокат обязан соблюдать порядок в ходе судебного заседания, спокойно и вежливо отвечать на все вопросы председательствующего, подчиняться всем его распоряжениям.

Нормы адвокатской этики в сфере отношений адвоката с судом и участниками судебного разбирательства включают следующие положения.

В качестве участника судебного разбирательства при рассмотрении арбитражных, административных, гражданских и уголовных дел адвокат призван способствовать суду в вынесении законного и обоснованного, соответственно, постановления, решения или приговора. С этой целью адвокат принимает активное участие в судебном разбирательстве, исследовании доказательств, излагает суду свои доводы, опираясь на проверенные в судебном заседании факты и материалы дела.

Адвокат в суде должен беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего, соблюдать установленный порядок судебного заседания.

Каждое действие адвоката в суде, каждое произнесенное им слово должно быть обдуманно, взвешенно, аргументирование.

Предупреждение, вынесенное адвокату судом, откладывание дела слушанием по вине адвоката, определение суда о неправильных действиях адвоката в суде с сообщением в президиум коллегии адвокатов рассматриваются последним как грубое нарушение адвокатом процессуальных норм и правил профессиональной этики и влекут за собой дисциплинарную ответственность.

К грубым нарушениям процессуальных норм и профессиональной этики относятся и факты неявки адвоката в суд без уважительной причины, и систематические опоздания в судебные заседания.

Недопустимы пререкания адвоката с судом, непозволительны оскорбления или нетактичные высказывания в адрес участников процесса.

Нарушение присяги, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом возложенных на него профессиональных обязанностей, действия адвоката, подрывающие авторитет адвоката и всего адвокатского сообщества, являются дисциплинарными проступками и влекут за собой применение мер дисциплинарного и морального воздействия.

Статья 12 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает, что адвокат, участвуя или присутствуя на судопроизводстве, должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.

Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.
В связи с этим обращают на себя внимание участившиеся случаи в частности, судей Санкт-Петербурга с жалобами на нетактичное поведение адвокатов, нарушение порядка в зале судебного заседания.
Приведем пример. Так, поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката МКА «Санкт-Петербург» Борошнева В.И. явилось представление судьи Московского районного суда Санкт-Петербурга. В нем сообщалось о том, что после оглашения приговора в отношении подсудимого Б., защиту которого осуществлял адвокат Борошнев В.И., последний в зале суда на повышенных тонах обвинил прокурора в сговоре с потерпевшей по делу и в том, что прокурор договорилась с судьей о результатах рассмотрения дела. На замечание судьи адвокат заявил: «Вы все у меня получите по полной программе». На вопрос судьи, почему адвокат угрожает, Борошнев ответил, что он»… всем гарантирует неприятности, что суд без доказательств осудил Б.». В целях пресечения нарушений порядка в зале судья предложил адвокату покинуть зал, после чего адвокат заявил, что «все тут взяточники». Описанные события происходили в присутствии судьи, двух помощников прокурора района, помощника судьи и секретаря суда.

Адвокат Борошнев В.И. на заседании Квалификационной комиссии пояснил, что у него не было намерения оскорблять кого бы то ни было. После провозглашения приговора он через секретаря судебного заседания вызвал из совещательной комнаты судью и сказал ему, что тот вынес несправедливый приговор под давлением со стороны прокурора, и что он (Борошнев) молчать об этом не будет.

Проанализировав материалы дисциплинарного производства, Квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что у нее нет оснований не доверять фактам, изложенным в Представлении федерального судьи. Указанное Представление последовало уже после вынесения приговора, а следовательно не может расцениваться как давление на адвоката в связи с его позицией по делу. Какими-либо данными, свидетельствующими об оговоре адвоката, Квалификационная комиссия не располагает. Квалификационная комиссия приняла во внимание и то обстоятельство, что факты, изложенные в обращении федерального судьи, полностью подтверждаются в обращении Прокурора Московского района Санкт-Петербурга и приложенной к нему копии рапорта помощника Прокурора. В ходе проведения предварительной проверки в Квалификационную комиссию поступили объяснения помощника судьи Московского районного суда и секретаря судебного заседания, которые полностью подтверждают обстоятельства, изложенные судьей в его обращениях, направленных в Адвокатскую палату. Да и сам адвокат Борошнев В.И. не ссылался ни на какие обстоятельства, которые могли быть расценены как основания для предвзятого отношения к нему со стороны суда или прокуратуры.

Его обращение к судье после провозглашения приговора с обвинениями в неправосудности приговора, Квалификационная комиссия расценила как грубейшее нарушение норм профессиональной этики. Адвокат, не согласный с судебным решением или поведением судьи, не должен позволять себе подрывать авторитет суда его публичной критикой, так как его позиция может быть так же ущербна, как и критикуемая. Демонстрация неуважения к суду — путь тупиковый, противоречащий закону и профессиональной морали.

На основании изложенного Квалификационная комиссия пришла к заключению о том, что адвокатом Борошневым В.И. были нарушены положения п. 1 и 2 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. А п. 2 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката предписывает адвокату при осуществлении профессиональной деятельности уважать права, честь и достоинство не только обратившихся к нему доверителей, но и других лиц. Оценивая поведение адвоката Брошнева В.И., Совет Адвокатской палаты согласился с выводами Квалификационной комиссии и объявил ему предупреждение.

Не секрет, что на сегодняшний день еще нередки случаи некорректного отношения к адвокату или представляемому им доверителю со стороны суда. Такие явления не должны оставаться без внимания адвоката, но реагировать на них он должен строго в рамках, предоставленных законом и допускаемых правилами адвокатской этики. Он может ходатайствовать, желательно в письменной форме, чтобы ходатайство было процессуально зафиксировано, о занесении в протокол судебного заседания своего мнения, о разрешении вести аудио- или видеозапись судебного заседания, что разрешается законом и в значительной мере удерживает и суд, и участников процесса от необдуманных, эмоциональных поступков и замечаний. «Вежливость адвоката не должна переходить в терпимость к нарушениям закона, и адвокат должен быть непримирим к нарушениям процессуального закона, ущемляющего права клиента».

При грубом нарушении судьей правил поведения в процессе, дающем повод сомневаться в его соответствии занимаемой должности, адвокат должен сообщить об этом в соответствующие органы профессионального надзора.

Адвокат не вправе воздействовать на судью, присяжного заседателя, прокурора с помощью средств, запрещенных законом. Непозволительно адвокату вести себя таким образом, чтобы намеренно затянуть или сорвать судебное разбирательство, в том числе путем систематической неявки в суд без уважительных причин.

Адвокат обязан вежливо и корректно вести себя по отношению к другим участникам процесса, не допускать оскорбительных, пренебрежительных, ироничных замечаний в их адрес. С противной стороной и ее представителем он должен держаться максимально беспристрастно, никоим образом не пытаясь помешать пользоваться теми правами, которые даны им законом, в частности, незаконным образом препятствовать их доступу к доказательствам или незаконно изменять, уничтожать, скрывать другие материалы, имеющие потенциальное доказательственное значение, рекомендовать им фальсифицировать доказательства или содействовать этому, советовать свидетелю дать ложные показания или содействовать этому.

Адвокат не должен, прикрываясь интересами доверителя, злоупотреблять своими правами, в частности, подавать необоснованный запрос о предоставлении суду документов или предпринимать усилия для отклонения юридически обоснованного запроса о предоставлении суду документов, сделанного другой стороной; в ходе судебного разбирательства ссылаться на факт, заведомо не относящийся к делу или не подкрепленный доказательствами.

Исходя из вышеизложенного, считаю, что в настоящее время существует необходимость изменить сложившуюся ситуацию, в частности, изменить психологический климат отношений между судьями, прокурорами и адвокатами. Считаю, что адвокат должен строить свое поведение в суде достойно, такими же должны быть и его публичные высказывания о деятельности того или иного судьи, суда вообще. Поведение адвоката по отношению к суду должно быть всегда безупречным и отвечать особым, значительно более высоким стандартам, чем те, которые предъявляются к иным лицам. Критерием определения допустимого или недопустимого поведения в данном случае не будет служить то обстоятельство, предусмотрены или не предусмотрены законом какие-либо санкции за совершение того или иного поступка в суде. Грубость, провокационное либо несдержанное поведение адвоката, даже если таковое поведение и не было наказано как действие, выражающие «неуважение к суду», должны влечь за собой дисциплинарное взыскание.

Адвокат должен вести себя достойно и тогда, когда он «выиграл» дело, и тогда, когда он его «проиграл». Прав был известный русский адвокат Д. Ватман, писавший: «Безусловное уважение к суду, неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям — одно из основных правил поведения адвокатов, обязанных следить за тем, чтобы ни словами, ни действиями не допускать умаления достоинства суда либо давать повод в недостаточной уважительности к правосудию».

Добавлю, что неуважительное отношение к суду, к правосудию — есть прежде всего неуважение адвоката к самому себе, так как адвокат всегда — судебный работник (в широком смысле этого термина).

В самом общем виде, основное правило построения взаимоотношений адвоката с судом должно быть следующее: всеми своими действиями, высказываниями, публичными выступлениями адвокат должен способствовать формированию в обществе уважительного отношения к судебно-правовой системе в целом и к отдельным ее представителям в частности.

Заключение

Адвокатская этика — неотъемлемое начало деятельности адвокатского сообщества. Этика — это учение об основных принципах нравственности и о нормах человеческой деятельности с точки зрения понятий о добре и зле. Этика адвокатской деятельности — это свод основных нравственных правил, которым должен следовать адвокат в своей деятельности.

Эти правила восходят к традициям адвокатуры. Они также соотносятся с условиями и характером задач, выполняемых членами данной организации в рамках судебных и административных процедур, и с государственным законодательством.

Усовершенствование правового опыта, накопленного российским законодателем, а также непосредственно самими адвокатами за многие годы в области этических правил, присущих адвокатской профессии, безусловно, занимает важное место и оказывает знаковое влияние на развитие адвокатского сообщества в целом.

Наиболее правильное законодательное регулирование вопросов, касающихся нравственных критериев и традиций адвокатуры, в конечном итоге может положительно отразиться на престиже адвокатского сообщества, которое сегодня активно борется с проблемой сохранения стандартов этики адвокатской профессии.

Нельзя забывать, что вопросы доработки и сохранения этических правил являются одним из самых важных атрибутов профессии адвоката. Это можно объяснить тем, что в деятельности адвоката значительно чаще, чем в любой другой деятельности юриста, возникают сложные ситуации, правильное разрешение которых зависит от соблюдения не только законодательства, но и морально-нравственных принципов.

Наличие этических правил поведения представителей адвокатской профессии ведет к укреплению общего уровня морали общества, к повышению роста профессионально-этического совершенствования адвоката. Конечно, соблюдение адвокатом, а также другими участниками судебного процесса этических норм в современных условиях является трудновыполнимой задачей. Однако важно понимать, что от того, как ведут себя участники процесса, зависит весь ход судопроизводства.

Современное российское законодательство, регламентируя вопросы профессиональной этики в п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», закрепило правило, согласно которому адвокат несет на себе обязательство «соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката».

Итак, профессиональная этика адвоката приобретает первостепенное значение, поскольку в процессе осуществления своей деятельности адвокат отстаивает и защищает права и интересы граждан, имея возможность повлиять на судьбы людей, а это влечет за собой ответственность строго держать себя в рамках морально-этического поведения.

Несоблюдение этических требований, которое выражается в поведении, порочащем звание адвоката, подрывает общественное доверие к институту адвокатуры и не совместимо с адвокатским статусом. Соблюдение же профессиональной этики адвокатами способствует укреплению престижа адвокатской профессии, не только оказывает положительное воздействие на правильное формирование сознания, взглядов всех работников юридической профессии, но ориентирует людей на неукоснительное соблюдение законодательства, нравственных норм.

Исследование современных проблем этики адвокатской профессии способствует развитию профессиональной этики как целого научного направления, которое призвано изучать различные условия применения норм морали при осуществлении адвокатской деятельности.

Библиография

1. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — 2-е изд. испр. — М.: 2005. С. 37

. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. — М.: Профобразование, 2000. — С. 22 — 23

. Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. 2-е изд., испр. М., 2000. С. 47.

. Барщевский М.Ю. Организация деятельности адвокатуры в России — М.: 2000

. Барщевский М.Ю. Адвокат. Адвокатская фирма. Адвокатура. М.: Белые Альвы, 1995. 320 с.

. Бахарев П.В. Основы адвокатуры: учебно-методический комплекс. — М.: Изд. центр ЕАОИ. 2008. С. 52

. Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура — СПб: 1996

. Бойков А.Д., Капинус ЕМ. Адвокатура России: Учебное пособие. — М., 2000. — С. 42.

. Букреев В.И., Римская И.Н. Этика прав — М.: 1998

. Буробин В.Н. Адвокатская деятельность. — Изд — е 2 — е перераб. И доп. — М: «ИКФ «ЭКМОС», 2003 — 624 с.

. Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре, нормативно-методические материалы. — М.: Юстицинформ. — 2006.

. Ватман Д.П. Адвокатская этика. — «Юридическая литература» — М, 1977. с. 53

. Адвокат: навыки профессионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукьяновой, Л.П. Михайловой. — М.: Волтерс Клувер. — 2006.

. Грудцына Л.Ю. Адвокатское право. Учебно-практическое пособие. — «Деловой двор», 2009. С. 133

. Демидова Л.А. Адвокатура в России. Учебник Юридический Дом «Юстицинформ», 2006 // #»justify»>. Адвокатура в России: Учебник для вузов / под ред. проф. Демидовой Л.А. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ЗАО «Юстицинформ». — 2005.

. Демидова Л.А. Адвокатура — М.: ЗАО Юстицинформ, 2004 — 574 с.

. Кучерена А.Г. Адвокатура: учебник. — М.: 2009. С. 246

. Лубшев Ю.Ф. Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный). М, 2002. С. 115.

. Медведева И.Р. О науке гражданского процесса. Ответственность сторон за ложные объяснения в суде. М., 2006. С. 149

. Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность и адвокатура Российской Федерации. Серия «Высшее образование» — Ростов н/Д: «Феникс», 2004. С. 69-70

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий