Проверка показаний на месте. Дипломная (ВКР). Основы права. 2014-10-09

Проверка показаний на месте. дипломная (вкр). основы права. 2021-10-09

на месте

. изучение тактических приемов при проведении данного следственного действия, а также в различных ситуациях расследования;

. исследовать фиксацию хода и результатов проверки показаний на месте

Теоретическая значимость заключается в том, что данная дипломная работа может быть использована для написания научных статей, докладов и рефератов.

Практическая значимость видится в том, что некоторые пути решения практических проблем могут быть использованы следователями и дознавателями на практике при проведении проверки показаний на месте.

При написании данной дипломной работы я опиралась на таких ученых-юристов, как М.Н. Хлынцов, В.И. Белоусов, А.И. Натура, Н.В. Власенко, В.В. СтепановС. А. Новиков, И, В. Чаднова, М.В. Давыдов, Э.Е. Весенин и т.д.

1. Понятие и правовая природа проверки показаний на месте. Ее значение в раскрытии и расследовании преступлений

.1 Понятие и значение проверки показаний на месте

показание преступление правовой

Проверка показаний на месте относится к числу сравнительно «молодых» следственных действий, поскольку она не так давно получила самостоятельную регламентацию в уголовно-процессуальном законе. Тем не менее годы, прошедшие со времени принятия УПК РФ, показали достаточную эффективность этого следственного действия для точного установления обстоятельств дела.

Закрепление в УПК РФ проверки показаний на месте явилось существенным шагом вперед и положило конец спорам о целесообразности существования данного следственного действия. Вместе с тем, учитывая, что названное следственное действие является новым для уголовно-процессуального законодательства РФ, вопрос о его сущности, процессуальных и тактических особенностях и в настоящее время продолжает оставаться одним из актуальных.

Согласно ч. 1 ст. 194 УПК РФ проверка показаний на месте проводится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показании ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием. Часть 2 ст. 194 УПК РФ гласит, что проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.

В России упоминание о проверке показаний на месте относится к XV веку. Так, в протоколе (судебном списке) по делу о споре Симонова монастыря с Федоской Исаковым, Башловым и его братьями было записано следующее: «И судья вопросил Федоску: поводи же ты своей дорогою. И повел Федоска поперек дороги больше к озеру, что ездят крестьяне к Спасу, к церкви. А сказывал: на той стороне осина, а на ней грань. И он осины не указал, и грани нет».

Не был забыт способ проверки показаний на месте и в более поздние времена. В 1880 г. русский юрист В.К. Случевский опубликовал сообщение о результатах ее применения: «Недавно рассматривалось в Петербургском окружном суде дело о двадцати одной краже, совершенной шайкой воров, оказалось, что полиция знала только о четырех — пяти…, об остальных впервые заявил на месте преступления участник краж, принесший при этом полную повинную», выяснилось, что кражи действительно имели место, и именно там, куда указали преступники.

Несмотря на то, что проверка показаний на месте широко начала применяться уже в конце 50-х гг. ХХ столетия (одно из первых упоминаний о ней содержится в «Настольной книге следователя»), юридическое закрепление данное следственное действие получило лишь в УПК РФ. Такому положению во многом способствовало то, что в науке и практике отсутствовало единство взглядов о самой природе проверки показаний на месте, в том числе и о ее самостоятельном характере. При этом даже среди противников ее самостоятельности имелись разногласия по вопросу о том, разновидностью какого следственного действия является проверка показаний на месте. Одни рассматривали ее как разновидность следственного эксперимента, другие — как тактический прием осмотра, обыска, допроса.

Но еще в 1955 г. С.С. Степичев высказал мнение, что есть серьезные основания рассматривать «выезд на место» как следственное действие, которое несмотря на то, что содержит в себе некоторые элементы осмотра, допроса на месте и следственного эксперимента, не может быть отнесено ни к одному из них в силу присущих ему особенностей.

В учебной литературе о проверке показаний на месте впервые говорится в главе XII учебника «Криминалистика» 1959 года. Глава «Следственный эксперимент» написана М.П. Шаламовым, который отмечал, что в следственной практике применяется так называемый выезд (выход) на место происшествия с целью уяснения обстановки происшествия и проверки показаний свидетелей и обвиняемых. Впоследствии это действие стало называться воспроизведением показаний. Оно заключается в том, что следователь с понятыми и теми лицами, которые дали показания, выезжает на место и там производит необходимую проверку или уяснение обстановки.

В дальнейшем проверка показаний на месте начинает упоминаться вместе со следственным экспериментом в общем наименовании главы.

Только с начала 70-х гг. проверку показаний на месте освещают в учебниках в отдельной главе.

Дискуссия коснулась также вопроса о названии рассматриваемого действия, так как это имеет важное значение для выражения его сущности.

Данное действие предлагалось именовать «выходом на место», «выездом на место», «уточнением показаний на месте», «воспроизведением показаний на месте», «показаниями на месте» и т.д.

Название «выход (выезд) на место» было неудачным, так как не передавало сути этого действия. Оно более характеризовало способ передвижения его участников, который может быть и при производстве следственного эксперимента, и при производстве осмотра места происшествия и др.

А.Н. Васильев и С.С. Степичев предложили именовать его «воспроизведением показаний на месте». При этом они исходили из того, что лицу, показания которого проверяются, предлагается непосредственно на месте, где согласно его показаниям случились интересующие следствие события, показать, где, что и как происходило и тем самым воспроизвести на месте свои показания, данные при допросе. Под воспроизведением понимается повторении в копии; воссоздание. Воспроизвести показания, значит повторить их на месте, но не это является основной целью данного следственного действия. Кроме того, такое название отражает действие лица, показания которого проверяются, а не действия следователя. Указание свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, подозреваемым на то, что, где и как происходило, может иметь место и при следственном эксперименте, осмотре места происшествия с участием этих лиц.

Высказывалось мнение назвать действие «показаниями на месте». Но целью его не является получение показаний, так как это может быть осуществлено с помощью другого следственного действия — допроса. Несмотря на то, что при проверке показаний на месте показания даются, их существенное отличие от показаний, получаемых при допросе, заключается во фрагментарности, то есть дачи пояснений лишь по тем обстоятельствам, фактам, которые имеют непосредственное отношение к проверке.

Наименование «сопоставление показаний с обстановкой на месте» также не отражает истинного смысла данного действия, а лишь подчеркивает один из познавательных приемов, используемых при его производстве.

Предложение назвать рассматриваемое действие «проверкой и уточнением показаний на месте» также неуместно. В содержательном плане термином «проверка» охватывается и уточнение, конкретизация, детализация каких-либо обстоятельств.

Впоследствии эти названия были заменены на более удачное — проверка показаний на месте, которое выражает цель данного действия, подчеркивает основную его сущность — проверочных характер, позволяя тем самым четко отграничить его от других.

Одним из подтверждений правильности позиции авторов, являющихся сторонниками самостоятельности проверки показаний на месте (А.Н. Васильев, С.С. Степичев, Р.С. Белкин, Л.Я. Соя-Серко, М.Н. Хлынцов, В.Н. Уваров и др.) явилось признание на законодательном уровне проверки показаний на месте как следственного действия. Их доводы сводились к тому, что, имея некоторые сходные черты с осмотром, следственным экспериментом, предъявлением для опознания. Допросом, обыском и выемкой, тем не менее, проверка показаний на месте является самостоятельным следственным действием со своими целями и задачами. Содержанием и характерными только для него способами их осуществления.

Важнейшим критерием отнесения проверки показаний на месте к самостоятельным следственным действиям служит ее пригодность к выявлению и отображению данных, не доступных любому другому способу получения доказательств. Это качество проявляется в его сложной структуре, обеспечивающей получение устной информации, и сопоставление ее с данными, характеризующими особенности места проведения.

Проверка показаний с выходом (выездом) на место особенно значима в том случае, когда удается выявить новый, ранее неизвестный эпизод преступной деятельности (например, квартирной кражи), вещественное доказательство на место его укрытия, о котором могло знать лишь лицо, чьи показания проверяются, и которое в ходе проверки само указало это место (например, орудие преступления в тайнике, сокрытый труп потерпевшего).

Проверка показаний на месте — действие комплексное. В ходе его даются показания, изучается и фиксируется обстановка места события, иногда проводятся опыты (обычно с целью проверки возможности совершения каких-либо действий), осуществляются поиски отдельных следов и вещественных доказательств. Таким образом, в проверке показаний на месте сочетаются элементы целого ряда других следственных действий — допроса, осмотра места происшествия, следственного эксперимента, предъявления для опознания помещений или участков местности, обыска. Именно сочетание элементов нескольких следственных действий делает проверку показаний на месте эффективным средством получения доказательств. в то же время она принципиально отличается от каждого из названных следственных действий как в уголовно-процессуальном, так и в криминалистическом отношениях.

Известно, что некоторые авторы проверку показаний на месте начисто отрицали (А.М. Ларин). И.М. Лузгин рассматривал ее как разновидность криминалистической реконструкции, основной задачей которой считал «воссоздание элементов криминальной ситуации». В.Е. Жарский считал это следственное действие разновидностью следственного эксперимента, рассматривая ст. 183 УПК РСФСР как основания для проведения проверки показаний на месте. Такое некорректное толкование указанной нормы ранее действовавшее УПК, по мнению Н.А. Бурнашевав и А.В. Сердюкова, порождало путаницу не только в науке, но и на практике.

Б.Т. Безлипкин с помощью типичных ситуаций при которых проводится проверка показаний на месте, приходит к выводу о том, что проверка показаний на месте не имеет самостоятельной опоры к существованию. Одна из типичных ситуаций, которая связывается с понятием проверки показаний на месте, выражается в том, что признавший свою виновность обвиняемый доставляется на место преступления, которое ранее уже было осмотрено и в повторном осмотре которого никакой необходимости нет (например, городская площадь, на которой неделю назад произошло убийство). Здесь в присутствии понятых, а иногда и высокого начальства, чья подпись на протоколе призвана придать ему особый вес, обвиняемый, по предложению следователя, повторяет свои «признательные показания», сопровождая их жестами, движениями, словом, имитацией преступных действий, не привязывая эту имитацию ни к чему объективно существующему. Повторение обвиняемым своих показаний на свежем воздухе новой информации не дает, новым способом получения фактических данных не является и, таким образом, самостоятельного следственного действия не образует. Другой вариант следственного действия под названием «проверка показаний на месте» заключается в том, что обвиняемый также доставляется на ранее осмотренное место преступления или на место сокрытия следов преступления (например, на место захоронения трупа убитого), где ему предлагается дать (повторить) показания и указать на конкретные, действительно отражающие событие преступления предметы, места, следы и обстоятельства, о которых даются показания. Третий вариант: следователю место преступления (или место сокрытия преступления, место сбыта похищенного и т.д.) неизвестно, обвиняемый же на допросе изъявил желание показать это место, поскольку описать его он не в состоянии, и на этом месте разъяснить детали преступного события. Здесь следователь ставит задачу испытать, действительно ли этот участник процесса знает об определенных обстоятельствах, такой выезд является опытным действием, составляющим стержень следственного эксперимента.

Еще Э.Е. Весенин видел непосредственную цель проверки показаний на месте — выяснение у свидетеля (обвиняемого и др.) на месте происшествия обстоятельств преступления и установление примет и координат места, точек и предметов на нем.

Д.М. Гвилия и Н.М. Юдин выдвигают ряд научных гипотез о представлении сущности проверки показании на месте.

) Появились достаточные основания для изменения названия ст. 194 УПК РФ и можно именовать ее как «Проверка фактических данных и иных сведений на месте происшествия»;

) В качестве фактических оснований производства следственного действия, регламентированного ст. 194 УПК РФ, служит необходимость проверки любых доказательств, предусмотренных ст. 74 УПК РФ, а также результатов оперативно-розыскных мероприятий;

) Возникли аргументы для обоснования введения в ст. 6 Закона об ОРД нового оперативно-розыскного мероприятия «Проверка показаний на месте»;

) Сущность следственного мероприятия «Проверка фактических данных и иных сведений на месте происшествия» усматривается в сравнительном анализе и оценки собранных на месте происшествия фактических данных и иных сведений путем сопоставления доказательственного материала, имеющегося в уголовном деле и в материалах оперативно-розыскной деятельности;

) Составными частями проверки фактических данных и иных сведений может быть осмотр места происшествия с участием обвиняемого и допрос на месте происшествия. В то же время не существует процессуальных препятствий для последовательного производства этих действий;

) Наличие процессуальной регламентации следственного действия не исключает проверки фактических данных и иных сведений в рамках правомерного тактического приема;

) Критерий разграничения процессуальной нормы и тактического приема состоит не в том, регламентирована ли законом та или иная процедура. Регламентация не меняет сути тактического приема, если была и остается свобода выбора средства как результат оценки сложившихся условий «до» и в ходе судебного действия;

) Критерием результативности проверки показаний, как правило, является успешная проверка уже построенной версии обвинения либо информационная основа дл построения новой версии. Здесь же имеется в виду и случай опровержения (исключения) версии из числа проверяемых;

) Использование в следственной практике проверки показаний на месте исключительно по делам «общеуголовной» направленности является распространенной и существенной ошибкой. В условиях дефицита доказательств по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики производство проверки фактических данных и иных сведений может иметь решающее доказательственное значение.

Согласно мнению Е.И. Ищенко, сущность проверки показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы и следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.

Познавательная функция проверки показаний на месте определяется сочетанием двух информационных потоков, складывающихся из пояснений лица, чьи показания проверяются, и анализа фактической обстановки места преступного события. Одновременное восприятие и сопоставление этих двух потоков, идущих из различных источников, является одним из специфических признаков проверки показаний на месте.

Л.Я. Драпкин понимает под проверкой показаний на месте — самостоятельное следственное действие, направленное на выяснение действительной осведомленности ранее допрошенного лица о происшедшем событии, отдельных обстоятельствах и получение новых сведений по уголовному делу путем воспроизведения этими лицами обстановки конкретного места, его сопоставление и уточнение с содержанием данных им показаний, а также демонстрации определенных действий.

М.В. Савельев и А.Б. Смушкин определили проверку показаний на месте как следственное действие, по сути представляющее собой комплекс действий, заключающихся в получении на месте происшествия от ранее допрошенного лица объяснений (показаний) о проверяемых обстоятельствах расследуемого события, которые это лицо сопровождает показом на объекты, предметы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует как свои отдельные действия, так и действия других участников события.

С учетом данного определения авторы констатировали, что это следственное действие органически сочетает в себе рассказ (об обстановке и обстоятельствах интересующего следствие события), показ (каких-либо объектов, деталей обстановки и др.) и демонстрацию действия (в подтверждение сказанного и показанного, позволяющие судить о правдивости или ложности данных показаний путем сопоставления их с окружающей обстановкой места проверки).

М.В. Меркулова считает, что проверка показаний на месте — следственное действие, заключающееся в указании ранее допрошенным лицом места, маршрута или иных объектов, связанных с расследуемым преступлением, демонстрации отдельных действий и одновременной даче пояснений, а также в изучении субъектом расследования данного места, маршрута, иных объектов и сопоставления получаемой информации в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных.

По мнению Л.Я. Соя-Серко, проверка показаний на месте — «самостоятельное следственное действие, которое состоит в указании ранее допрошенным лицом места и объектов, связанных с расследуемым событием, описании им этого события, демонстрации отдельных действий, исследовании фактической обстановки данного лица и сопоставлении с ней полученных сообщений в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных». Р.С. Белкин указывал, что проверка и уточнение показаний на месте — следственное действие, целью которого является не только исследование и восполнение доказательств, содержащихся в проверяемых показаниях, но и получение новых доказательств, относящихся как к составу расследуемого преступления, так и обстоятельств, способствовавшим его совершению.

И.В. Чаднова считает, что понятие проверки показаний на месте следует добавить слово «уточнение», и дать понятие «проверка и уточнение показаний на месте». Итак, по ее мнению, проверка и уточнение показаний на месте есть самостоятельное комплексное следственное действие, которое состоит в проведении сравнительного анализа показаний допрошенного лица с его действиями на месте происшествия, проводимое с его согласия в целях подтверждения имеющихся и получения новых достоверных фактических данных как о преступном событии, так и о самом лице.

Сущность проверки показаний на месте определена в ч. 2 ст. 194 УПК РФ и заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.

В литературе под обстановкой принято понимать материальные, производственные и социально-психологические факторы среды, в которой совершается преступление. Например, обвиняемый на месте убийства, совершенного в квартире, отвечая на вопросы следователя, воспроизводит место расположения мебели, участников драки, предметов, которыми наносились телесные повреждения, порядок нанесения телесных повреждений потерпевшему, порядок сокрытия следов убийства, место и порядок расчленения трупа и другие важные для следствия обстоятельства. Таким образом, с помощью обвиняемого полностью воссоздается картина происшедшего убийства на месте преступления. Основанием для производства проверки показаний на месте является наличие показаний подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, полученных ранее в ходе допроса, которые нуждаются, по мнению следователя, в проверке и уточнении. Это следственное действие нацелено на получение дополнительной информации, необходимой для их оценки как соответствующих либо как несоответствующих действительности.

Так 14 ноября 2006 года Кульчурин И.Р. и еще группа лиц совершили разбойное нападение с применением предмета в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью У. и за умышленное причинение смерти У., сопряженное с разбоем, совершенное по предварительному сговору. Так, из показаний осужденного Кульчурина, данных при допросе в качестве обвиняемого и в ходе проверки показаний на месте, которые исследованы в судебном заседании в связи с отказом осужденного давать показания, видно, что он и Обухов пришли домой к У., там он нанес удар ногой по голове потерпевшего и тот упал, после этого к лежащему потерпевшему У. подошел Обухов и нанес около 3 ударов руками и ногами по телу и голове. Затем он взял металлическую ножку от табурета и нанес потерпевшему этой ножкой не менее 5 ударов по голове, а Обухов нанес потерпевшему ножом не менее 3 ударов в грудь.

Проверка показаний на месте является самостоятельным следственным действием, результаты которого важны для установления истины по делу. Например, обвиняемый на месте совершения кражи в квартире потерпевшего в присутствии последнего пояснил, где и в каких местах он похищал те или иные предметы. После дачи им показаний потерпевшему было предложено пояснить, действительно ли похищенные вещи находились в указанных местах. Потерпевший дал пояснения и уточнения относительно места расположения отдельных предметов, поставив под сомнение показания обвиняемого, которые полностью не соответствовали показаниям потерпевшего. После этого обвиняемый сознался в том, что кражи из этой квартиры он не совершал, а узнал о ней от лиц, с которыми вместе находился в следственном изоляторе, где провел уже более 6 месяцев. Таким образом он надеялся ввести в заблуждение следствие, а в ходе судебного разбирательства отказаться от ряда эпизодов, которые он вынужден был взять на себя якобы под давлением органов предварительного расследования. Ч. 1 ст. 194 УПК РФ предусматривает проведение проверки показаний на месте с целью установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Эта цель носит общий характер и присуща практически всем следственным действиям, поэтому правильным представляется определение цели как выявление достоверности либо недостоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой события.

Как можно понять из вышеизложенного, в литературе имеется достаточно большое число подходов к решению вопроса о понятии проверки показаний на месте. Я придерживаюсь точки зрения Р.С. Белкина, и полностью согласна с его мнением об определении понятия проверка показаний на месте.

Сущностью проверки показаний на месте заключается в получении от лица показаний о расследуемом преступном событии на месте, где происходило событие, или месте, имеющем отношение к нему, с одновременным частичным моделированием преступного события как с целью сопоставления таких показаний с обстановкой и условиями места события, а также иными имеющимися в распоряжении следствия материалами по делу, так и с целью выявления новой фактической информации, имеющей значение для раскрытия и расследования преступления.

Основными составляющими проверки показаний на месте в аспекте данного определения являются следующие положения:

2)лицо, показания которого проверяются, должно быть ранее («предварительно») допрошено;

)безусловное наличие добровольного согласия подозреваемого (обвиняемого) на участие в проверке показаний на месте;

)проверяются показания о особытии в целом или об отдельных, наиболее значимых в каждой ситуации расследования, обстоятельствах совершенного преступления;

)проверка показаний осуществляется как на самом месте совершения преступления, так и на путях подхода к нему и ухода с него;

)воспроизведение показаний, данных на допросе, осуществляется с одновременным:

их сопоставлением с материальной обстановкой места, на котором проводится проверка;

указанием на предметы, документы и следы, имеющие определенное значение для дела;

демонстрацией отдельных поисковых, экспериментальных (опытных) и идентификационных действий лицом, показания которого проверяются, на месте проведения проверки;

) мотивационно-психологической целью данного следственного действия является: удостоверение в объективности ранее данных показаний и формирование у субъекта расследования убежденности о подлинной осведомленности лица, показания которого проверяются, о происшедшем событии, его материальной обстановке и отдельных обстоятельствах совершения.

) юридически значимой целью данного следственного действия является: проверка имеющихся доказательств (показаний), их уточнение, а также установление новых обстоятельств (доказательств), имеющих значение для дела.

Проверка показаний на месте имеет огромное значение при расследовании и раскрытии преступлений. В ходе ее проведения и по результатам можно решить целый ряд важных практических задач, а именно:

А) обнаружение места происшествия неизвестного следователю ранее;

Б) установление причастности подозреваемого (обвиняемого) к совершению других преступлений;

В) обнаружение потерпевших и свидетелей. Ранее неизвестных следствию;

Г) установление путей проникновения на место совершения преступления и ухода с него и т.д.

Зинин А.М. выделяет следующие цели проверки показаний на месте:

проверка и уточнение ранее установленных фактических данных;

выяснение и устранение причин противоречий в показаниях;

разоблачение ложных показаний;

выявление новых доказательств;

выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В результате проверки показаний на месте удается убедиться в достоверности сообщенной ранее допрошенным лицом информации, а также в том, что она получена им не из вторичных источников, со слов других лиц; знает ли действительно это лицо то место, о котором дает показания. Убедиться, существуют ли само это место, пути подхода, проникновения к нему и отходы от него. Если об этом месте имелись показания других лиц и они противоречили показаниям лица, принимающего участие в выходе на место, убедиться, чьи же показания правильнее.

М.И. Еникеев помимо вышеперечисленных задач, предлагает включить сюда: а) проверка версии о возможности совершения проверяемых действий одним человеком без помощи других лиц; б) определение изменений, которые произошли в обстановке за время, прошедшее от момента реализации исследуемого события до момента проверки показаний; в) определение психологической устойчивости и прочности занятой позиции лица, чьи показания проверяются.

В зависимости от оснований классификации в литературе выделяют следующие виды проверки показаний на месте.

В зависимости от расположения места: на открытой местности и в помещении.

По последовательности производства (первичная, повторная и дополнительная) проверка показаний.

По степени информированности следователя о месте, на котором будет происходить проверка показаний, выделяют: на месте, известном следователю; и на месте, которое следствию не известно.

Интересную классификацию предлагают Н.В. Власенко и В.В. Степанов. В зависимости от условий проведения данного следственного действия они выделяют следующие виды проверки показаний на месте, проводимой:

·в натуральной (естественной) обстановке;

·по топографической карте;

·по фотографиям;

·по материалам киносъемки;

·по видеозаписи;

·с использованием компьютерного изображения.

В чем доказательственная ценность данного следственного действия?

Во-первых, в его ходе происходит своего рода опознание местности. Поскольку местность может быть предъявлена для опознания лишь в единственном числе, это не может быть осуществлено в рамках такого следственного действия как предъявление для опознания. Так, если обвиняемого доставить на место преступления и спросить, узнает ли он его, то даже если ответ будет утвердительным, трудно признать его доказательством, поскольку нет никаких гарантий его истинности. При рассматриваемом же следственном действии лицо само находит это место, приводит к нему (отсюда бытовавшее ранее его второе название — выход на место происшествия). Именно в этом его доказательственное значение, т.е. в осведомленности лица. И это значение может многократно усилиться, если такую осведомленность продемонстрируют несколько человек, независимо друг от друга.

В качестве примера можно привести следующее дело. К. и С., разъезжая на пригородных поездах, систематически совершали кражи вещей из домов и надворных построек на железнодорожных станциях и садовых участках. Вину свою они признали полностью и подробно рассказали об обстоятельствах краж. Однако все похищенное они к тому времени уже распродали и никакими доказательствами. Кроме их признания, следствие не располагало. Тогда было решено провести рассматриваемое следственное действие. Оба обвиняемых (естественно порознь) показали весь свой путь следования на каждой станции к домам, где они совершили кражи. Маршруты того и другого совпали во всех деталях (оба обдали хорошей зрительной памяти). Более того они показали дома к которым подходили, намереваясь совершить кражу, но потом от этого намерения отказались ввиду каких-то препятствий. Эти детали в их показаниях тоже полностью совпали и соответствовали реальной обстановке.

Во-вторых, это следственное действие может сопровождаться показом места нахождения каких-либо объектов (место сокрытия трупа, похищенных вещей и т.д.) или каких-то иных обстоятельств, ранее не известных следствию.

Например, по делу одного из маньяков (назовем его Л.) при проведении данного следственного действия обвиняемый не только уверенно нашел и показал место, где он изнасиловал и убил Т., но и указал на обстоятельства, не известные ранее следствию. Он показал кусты, с которых он срезал ветки, чтобы завалить ими труп (впоследствии это подтвердила экспертиза). Кроме того, Л. Рассказал, что после убийства взял с собой лифчик убитой (у многих маньяков болезненное пристрастие к предметам женского туалета), но по дороге передумал и выбросил его примерно в двухстах метрах от места убийства. Л. Показал это место, и лифчик действительно был там найден.

В-третьих, это следственное действие может сопровождаться показом, демонстрацией преступных или иных действий, что также может иметь определенное доказательственное значение. Так, в описанном выше случае Л. показал, в каком месте он настиг Т., как ударил ее сзади по голове, как между ними завязалась борьба, в процессе которой они откатились с тропинки в сторону, и т.д. Все это соответствовало данным, зафиксированным при осмотре места происшествия.

Таким образом, доказательственное значение данного следственного действия заключается, во-первых, в осведомленности лица об обстоятельствах совершения преступления, и во-вторых, в получении информации, ранее не известной следствию.

Очень интересным представляется точка зрения В.И. Зажицкого, который приводит достаточно аргументов в пользу того, чтобы исключить проверку показаний на месте из ряда следственных действий. Приводя мнение различных ученых-юристов, он приходит к выводу о бесперспективности данного следственного действия.

) проверка показаний на месте «засоряет» систему следственных действий и этим оказана сомнительная услуга судебно-следственной практике;

) он сводит проверку показаний на месте к таким следственным действиям, как следственный эксперимент, осмотр места происшествия, и приходит к выводу, что проверять показания ранее допрошенных лиц возможно и в рамках перечисленных следственных действий;

) проведение проверки показаний на месте является также бесполезным и «низкопробным спектаклем с участием неодушевленных предметов», т.е. «куклы (манекена)» и в результате этого следственного действия с участием «куклы» никаких новых доказательств и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, не устанавливаются и никакая проверка доказательств не осуществляется. Обвиняемый лишь повторяет свои ранее данные показания, ничего к ним не добавляя. Но сколько бы раз он это не делал, количество доказательств от этого не увеличивается, а их достоверность не повышается. В пример, он приводит дело об изнасиловании, когда родной отце изнасиловал свою 8-летнюю дочь, и при проверке показаний на месте, он демонстрирует все эти действия на «кукле».

С данными доводами, я категорически не согласна и думаю, проверка показаний на месте — это практически важное следственное действие, которое помогает при расследовании преступлений и порой благодаря именно этому следственному действию раскрываются преступления. В процессе написания данной дипломной работы, я приведу весьма убедительные доводы в пользу того, что проверка показаний на месте, необходимое следственное действие.

В ходе проверки показаний на месте «происходит «актуализация», т.е. пробуждение скрытых ассоциативных связей, латентного слоя ранее воспринимаемого материала. Наиболее значимые для допрашиваемого лица элементы материальной обстановки могут способствовать преодолению вполне возможного добросовестного заблуждения.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что проверка показаний на месте, несмотря на свое законодательное закрепление до сих пор вызывает споры между учеными-юристами о самом понятии «проверка показаний на месте» и предлагаются различные версии переименования данного следственного действия. Также оно является самостоятельным следственным действием, которое на практике показало свою эффективность.

1.2 Соотношение проверки показаний на месте с другими следственными действиями

Начальный этап проверки показаний на месте показал, что внутренний каркас, определяющий структуру неповторимость операций данного следственного действия не возник спонтанно, потребовалось немало времени по установлению истинных притязаний поверки показаний на месте в получении доказательственной информации для уголовного дела.

По сути, проверка показаний на месте вобрала в себя лучшее, что есть у других смежных с ней следственных действий. Не зря долгое время в научных кругах велись споры о том, к какому следственному действию относится проверка показаний на месте и имеет ли она вообще право на самостоятельное существование. Так, М.Н. Хлынцов видел сходство проверки показаний на месте в первую очередь со следственным экспериментом и осмотром места происшествия.

Данная позиция автора не беспочвенна, так как проверка показаний на месте имеет ряд признаков схожих с осмотром места происшествия и следственным экспериментом. Однако отождествлять данные понятия не стоит, и относить проверку показаний на месте к одной из этих разновидностей также было бы ошибочно. Несмотря на схожесть некоторых признаков, проверка показаний на месте — это самостоятельное следственное действие. Я согласна с мнением М.В. Давыдова о том, что проверка показаний на месте имеет схожа с процессуальной и тактической стороны со следственным экспериментом и осмотром места происшествия, но эти элементы не являются альтернативными по отношению друг к другу, и позволяют говорить об их индивидуальности и неповторимости, что позволяет получать доказательства, возможные только в рамках каждого из них.

Проверка показаний на месте и следственный эксперимент. Наиболее оживленную дискуссию вызывает вопрос о соотношении двух следственных действий — проверки показаний на месте и следственного эксперимента. Не редки случаи, когда практические работники не проводят никакого разграничения между указанными следственными действиями, что в конечном итоге приводит к нарушению законодательства и прав лиц, участвующих в этих следственных действиях.

Проверка показаний на месте имеет особенно большое сходство со следственным экспериментом. Проявляется оно, прежде всего в общих правилах их производства: проверка показаний на месте и следственный эксперимент воспроизводят действие, имевшее место во время совершения преступления, и оба эти следственные действия могут быть осуществлены только после возбуждения уголовного дела и. как правило, на стадии предварительного расследования. В остальном же тактическая и процессуальная природа коренным образом отличается.

Главная цель следственного эксперимента как опытного действия заключается в возможности проверяемого лица при определенно созданных искусственных условиях видеть, слышать, совершать какие-либо действия.

Проверка показаний на месте такие цели не преследует, ее цель усматривается в выявлении осведомленности лица относительно происходящего события в конкретной материальной обстановке.

Если производство следственного эксперимента возможно в любом месте, наиболее соответствующим проверяемым условиям, то проверка показаний на месте проводится не иначе как в конкретном месте, определенном участником следственного действия. Кроме того, проверка показаний на месте может проходить в любых ситуациях, несмотря на погоду, время суток и года.

Место проведения следственного эксперимента определяет следователь в зависимости от конкретных обстоятельств дела, учитывая характер сведений или фактов, подлежащих проверке и установлению. Он может быть проведен как непосредственно на том же месте, где произошло исследуемое событие, так и в любом другом месте, если фактическая обстановка на этом месте не имеет существенного значения для выяснения характера и особенностей исследуемого явления, а если и имеет, то может быть легко воспроизведена на другом месте без ущерба достоверности полученных в результате этого доказательств. Проверка показаний на месте производится на действительном или предполагаемом месте происшествия. Место это определяется лицом, показания которого проверяются, которое указывает его следователю и другим участникам следственного действия.

Нередко для проведения следственного эксперимента требуется наличие специальных условий, если сущность исследуемых явлений или действий может быть установлена только при таких условиях. Соблюдение данного правила в этих случаях является обязательным, так как нарушение его лишает эксперимент доказательного значения. А проверка показаний на месте может быть проведена в любое время года и суток, при любой погоде, если эти условия не препятствуют лицу, чьи показания проверяются, правильно ориентироваться в окружающей обстановке. При осуществлении следственного эксперимента могут присутствовать несколько участников расследуемого события. Если исследуемые обстоятельства могут быть проверены и установлены вне зависимости от психофизических возможностей обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, то участие этих лиц в проведении следственного эксперимента не обязательно. Он может быть проведен с любым лицом. В этом еще одно отличие от проверки показаний месте, так как при проверке участие допрошенного лица является необходимым условием проведения этого следственного действия и замена его кем-либо другим невозможна, так как следственное действие в этом случае теряет смысл, ибо суть следственного действия состоит именно в проверке показаний обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего.

Рефераты:  Санитарно-гигиеническая оценка почвы. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2012-05-20

Проверка показаний на месте лишена того чисто опытного характера, который отличает следственный эксперимент от других следственных действий.

В ходе следственного эксперимента возможность или невозможность существования определенных явлений и фактов, возможность осуществления определенных действий, проверка известных или установление новых фактов производится путем проделывания определенных опытных действий. Их порядок и последовательность определяются следователем. Необходимым условием является многократность указанных действий. Выполнение этого требования позволяет избежать достижения случайного результата. Для большей убедительности опыты рекомендуется проводить в измененных условиях. При производстве проверки показаний на месте опытные действия не проводятся. Действия допрошенного лица носят демонстративный характер, потому что совершаются они в одном темпе, с одними и теми же объектами, и однократно. При этом данное следственное действие преследует цель знания проверяемым лицом расположения данного места и объектов на нем, констатация факта, что упомянутые им предметы и объекты или следы действительно существуют, и оно было здесь ранее.

При проведении следственного эксперимента следователь заранее, до начала следственного действия, воспроизводит условия и обстановку места происшествия, определяет характер и последовательность совершения предполагаемых экспериментальных действий, а в ходе следственного эксперимента указывает лицу, чьи показания проверяются, куда, как и зачем оно должно двигаться, что делать, каким образом совершать определенные действия. При этом следователь может приостанавливать какие-либо действия лица и предлагать повторить его несколько раз, разбивать это действие на несколько этапов.

В процессе следственного эксперимента получаемые сведения не связаны с материально исследуемым событием, не являются его непосредственным отражением. К тому же он иногда проводится не на месте происшествия, а в другом месте, а для производства опытных действий могут использоваться не подлинные объекты, обнаруженные на месте происшествия, а их заменители. Термин «воспроизведение обстановки» в данном случае не следует воспринимать буквально, так как объективно воспроизвести обстановку в том виде, в каком она была в момент совершения преступления невозможно. Здесь можно говорить о реконструкции обстановки для обеспечения максимального сходства с той, которая существовала.

Полученные в результате экспериментов сведения свидетельствуют о возможности восприятия в момент происшедшего события определенных явлений, о возможности определенных последствий после совершения тех или иных действий или невозможности этого. Но данные сведения не являются копиями явлений, фактически имевших место в момент расследуемого события, также как и действия, совершенные в ходе следственного эксперимента, а лишь отдано повторяют действительно совершенные в момент этого события действия. Если путем следственного эксперимента следователь проверяет какую-либо версию, даже не связанную с показаниями обвиняемого или других допрошенных лиц, то в ходе этого эксперимента могут быть произведены действия, которые могли не иметь места в момент расследуемого события.

Отличие проверки показаний на месте и при фиксации хода и результатов их проведения в протоколе. По этому поводу М.Н. Хлынцов справедливо замечает: «В протоколе следственного эксперимента описывается только обстановка, в которой совершается этой действие, особенности расположения участников, его характер и последовательность их действий, повторяемость их в различных изменяющихся условиях и полученные результаты. Показания и объяснения участников следственного эксперимента в протокол не заносятся, описывается, если так выразиться, только организационно-механическая сторона, механизм действий во времени и пространстве, характер и степень восприятия результатов этих действий — органами чувств следователя и понятых».

В протоколе же проверки показаний на месте главное внимание уделяется показаниям и объяснениям проверяемого лица, особенностям его поведения, уверенности в движении к определенным объектам, в их обнаружении, описанию ранее неизвестных объектов и следов и т.п.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что проверка показаний на месте имеет сходные черты со следственным экспериментом, однако у них есть существенные различия, которые отделяют одно следственное действие от другого и проверку показаний на месте нельзя относить к разновидности следственного эксперимента.

Проверка показаний на месте и осмотр места происшествия.Определенное сходство проверка показаний на месте имеет и с осмотром места происшествия. Сходство проявляется в общности места проверяемого события с использованием единого для них метода познания — наблюдения, с помощью которого следователь мысленно строит возможную картину происшедшего события с решением при этом конкретных вопросов обстоятельств дела и с обязательным присутствием понятых.

Многие авторы (Хлынцов М.Н., Власенко Н.В, Степанов В.В., Белоусов В.И., Натура А.И., М.В. Давыдов) приводят аргументы в пользу того, что проверка показаний на месте это не разновидность осмотра места происшествия, а самостоятельное следственное действие; и приводят достаточно весомые аргументы, с которыми я полностью согласна.

В отличие от других следственных действий осмотр места происшествия может производиться не только после возбуждения, но и до возбуждения уголовного дела. Одним из важнейших тактических требований, предъявляемых к этому следственному действию, является незамедлительность его производства, необходимость восприятия обстановки места происшествия.

Вопрос о необходимости данного осмотра разрешается только самим следователем или работником органа дознания, получившим сведения о происшествии. Разумеется, что перед производством осмотра следователь располагает точной информацией о месте, где произошло происшествие, ибо без нее невозможно говорить о выезде на осмотр. Прибыв на место, сам следователь определяет границы и решает, в каких пределах и в каком порядке производить осмотр.

Проверка показаний на месте возможна только в стадии предварительного следствия и только после возбуждения уголовного дела, после обязательного производства некоторых других следственных действий, зафиксированных процессуальным путем, — допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетелей или потерпевших.

При производстве проверки показаний на месте допрошенное лицо является обязательным участником этого следственного действия и играет в нем активную роль. И хотя общее руководство будет осуществляться следователем, допрошенное лицо будет, в известной степени, своим поведением, указаниями и пояснениями определять развитие этого действия, ибо в соответствии с его указаниями будет осуществляться продвижение к месту происшествия, а по прибытии на него следователь будет обращать внимание, в первую очередь на те обстоятельства, на которые укажет допрошенное лицо.

Часть 5 ст. 164 УПК РФ, регламентирующая общие правила производства следственных действий, предусматривает, что следователь вправе привлечь к участию в осмотре обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля. Однако в статьях УПК РФ не конкретизируется, в каких случаях следует привлекать к участию в осмотре места происшествия перечисленных лиц, в чем должно выражаться их участие и каков объем их прав.

Этот вопрос обсуждался в литературе, и среди авторов сложилось единое мнение, что при осмотре места происшествия роль перечисленных лиц носит лишь вспомогательный характер.

По мнению М.П. Шаламова, обвиняемый и подозреваемый привлекаются к осмотру в случае, когда они могут помочь обнаружить вещественные доказательства и выяснить обстановку и обстоятельства совершенного преступления. Роль потерпевших и свидетелей в осмотре места происшествия определяется тем, что они могут уточнить место происшествия, помочь обнаружить вещественные доказательства и следы, а также выяснить обстановку и обстоятельства совершения преступления.

В.И. Смыслов указывает, что они привлекаются к осмотру, когда «могут помочь обнаружить следы и другие вещественные доказательства, пояснить обстановку и обстоятельства происшествия».

Таким образом, участие в проведении осмотра указанных лиц не является обязательным. Решая вопрос о целесообразности их участия, следователь исходит из сложившейся ситуации. Осмотр возможен и в отсутствие перечисленных лиц.

При осмотре места происшествия следователь воспринимает всю обстановку места происшествия и ее особенности в том виде, в котором она предстала перед его глазами в момент прибытия на это место. Изучая обстановку, он обращает внимание на те обстоятельства и следы на месте происшествия, которые по его личному внутреннему убеждению относятся к происшедшему событию и имеют значение для дела, сам производит обыск следов и вещественных доказательств, производя на месте оценку их значения с точки зрения относимости их к событию преступления. Если другие участники осмотра указываю следователю на различные обстоятельства, обнаруженные ими следы и предметы, то следователь все равно сам производит их осмотр и оценку, создает свое собственное мнение о них и отражает в протоколе осмотра то, что представляется ему необходимым для дела, а не следует слепо оценке и мнению лиц, указавших ему на данные обстоятельства.

В процессе проверки показаний на месте поиск интересующего следователя места происшествия или места нахождения определенных объектов производит допрошенное лицо, указывает дорогу к нему, обращает внимание следователя на определенные ориентиры и иные обстоятельства, в подтверждение отельных свих утверждений иногда демонстрирует отдельные действия, позы, имевшие место в момент происшедшего здесь события. Все это следователь обязан воспринять и тщательно зафиксировать вне зависимости от того, как он сам расценивает те или иные указанные обстоятельства с точки зрения их доказательственного значения для дела в будущем.

В процессе осмотра места происшествия следователь не готов весьма определенно говорить об относимости и допустимости обнаруженных следов, иных вещественных доказательств к конкретному преступлению. В ходе проверки показаний на месте такой проблемы не существует.

При осмотре места происшествия осмотру, как правило, подвергается относительно небольшой участок местности (или помещение), в пределах которого сосредоточены следы, отдельные предметы и иные изменения в окружающей обстановке.

В процессе проверки показаний на месте обозрению подвергаются большие участки местности, и не только непосредственное место происшествия, но зачастую и подходы к нему на весьма значительном расстоянии от него.

Если проверка проводится для отыскания определенных объектов, например вещественных доказательств, то обозрению подвергается небольшой участок, где спрятан данный объект, для подтверждения факта нахождения вещи в указанном месте.

Еще одно отличие этих двух следственных действий заключается в различных задачах присутствия понятых на этих следственных действиях. При осмотре места происшествия, понятые наблюдают за действиями следователя, и других участников следственного действия, их внимание акцентируют на вещественные доказательства (порядок их фиксации и изъятия). Следователь обращает внимание понятых на то как, где и что было обнаружено, изъято и описано.

При производстве проверки показаний на месте следователь обращает внимание понятых на действия допрошенного лица, даваемые им пояснения, его словесное описание и жесты, которыми он пользуется, а также на необходимость обращать внимание на окружающую обстановку на месте происшествия и на подступах к нему.

Исходя из вышеизложенных явных отличий, можно утверждать, что осмотр места происшествия и проверка показаний на месте имеют больше различных черт, нежели схожих, но в итоге все эти следственные действия помогают раскрыть преступление и преуменьшать роль каждой из них было бы неправильно.

Проверка показаний на месте и предъявление для опознания. Согласно ч. 1 ст. 193 УПК РФ «Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп». Различные авторы предлагали свои точки зрения под «сущностью» предъявления для опознания. М.Н, Хлынцов под сущностью предъявления для опознания понимал предоставление обвиняемому, подозреваемому, свидетелю или потерпевшему возможности визуального или слухового восприятия каких-либо лиц или предметов и получение от них указания на тот объект или то лицо, о которых они дали ранее показания.

Н.В. Власенко говорит, что сущность предъявления для опознания состоит в том, что опознающий мысленно сравнивает предъявленные ему объекты с тем, который он видел раньше, и по определенным особенностям устанавливает их тождество или различие.

Однако одним из первых развернутое определение дал П.П. Цветков, который понимал его как: «…процессуальное действие, состоящее в предъявлении свидетелю или иному лицу какого-либо объекта с целью его идентификации, или установления одинаковой родовой принадлежности (сходства) с объектом, бывшим ранее предметом наблюдения опознающего при тех или иных обстоятельствах».

Согласно мнению Р.С. Белкина, сущность предъявления для опознания заключается в установлении тождества предъявляемого объекта по его мысленному образу, запечатленному в памяти опознающего.

Гносеологическая сущность предъявления для опознания заключается в поисковом характере и выражается в осуществлении процесса идентификации. Отождествление объекта в результате опознания означает его включение в систему источников доказательственной информации, соотнесение с ними, определение его роли как средства установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Частичное совпадение проверки показаний на месте и предъявления для опознания имеет место в тех случаях, когда целью проверки показаний на месте является установление места совершения преступления, сокрытия трупа, похищенных вещей, места встречи соучастников преступления и т.п. При этом обвиняемый или свидетель должны быть предварительно допрошены о признаках (приметах) этого места.

Элементы предъявления для опознания в проверке показаний на месте могут усматриваться и в том случае, если опознающий на допросе дал показания об обстоятельствах, при которых он наблюдал интересующий следователя участок местности, лицо или предмет; описал приметы и особенности, позволяющие опознать данные объекты.

Важное отличие проверки показаний на месте и предъявления для опознания заключается в том, что проводя проверку, следователь не всегда располагает достаточной информацией о месте происшествия, о месте нахождения каких-либо объектов, следов, а также об особенностях пути, ведущего к этим следам, объектам и месту происшествия, чем во многом и вызывается необходимость в производстве проверки показаний на месте. Главная задача следователя, прибывшего на место проведения следственного действия с лицом, показания которого будут проверяться, — не опознание его (места) этим лицом, а получение информации о его нахождении, об отдельных обстоятельствах и следах происшедшего на нем события и т.п. выяснение подобных вопросов в задачи предъявления для опознания не входит.

Предъявление для опознания заканчивается моментом указания опознающим на лицо или предмет, которое он опознал, и кратким устным сообщением о тех признаках, по которым он произвел это опознание.

Проверка показаний не ограничивается, и тем более не заканчивается моментом указания места, отдельных объектов и следов. Часто с этого момента лишь начинается основная суть действия:

изучение окружающей обстановки, поиск отдельных следов и установление отдельных обстоятельств, упомянутых в показаниях допрошенного лица;

сопоставление их с его показаниями и с другими материалами дела;

получение объяснений от допрошенного лица об отдельных обстоятельствах, уточняющих детали события, воспроизводящих конкретные ситуации, уясняющих механизм следообразования и иные обстоятельства расследуемого преступления.

Отличительной чертой проверки показаний на месте является также и то, что в ее протоколе содержится значительно больше информации, которая относится как к подготовке данного действия, так и к обстоятельствам ее проведения: продвижения к месту, характеристике местности по пути следования и самого места события; подробно излагаются показания проверяемого лица с уточнениями и дополнениями и.т.д.

Таким образом, процесс опознания допрошенным лицом в ходе проверки показаний на месте материальных объектов как бы «обеспечивает» установление места события и других его обстоятельств. Данное следственное действие охватывает собой значительно больший круг явлений и объектов, чем предъявление для опознания, позволяет получить большой объем информации, как бы «проверенной» («удостоверенной») на месте и воспринятой всеми участниками следственного действия непосредственно и различными органами чувств.

Проверка показаний на месте и допрос. Традиционно проверка показаний на месте «привязывалась» к ранее данным показаниям, т.е. сведениям, полученным из допроса. Отсюда название следственного действия делает акцент на показаниях. В этом смысле его содержание априори не может предполагать возможность проверки данных, полученных в результате проведения иных следственных действий. Поэтому вопрос о характере проверяемых сведений должен решаться однозначно: только данные, полученных в ходе допроса могут быть объектом проверки показаний на месте.

Проверка показаний и допрос взаимосвязаны, поскольку проверке подлежат лишь показания, полученные при допросе. Следователь вправе задавать вопросы в процессе производства данных следственных действий. Однако при допросе следователь выясняет все известные гражданину обстоятельства произошедшего, а при проверке задает вопросы, касающиеся в основном обстановки места исследуемого события.

Сущность допроса состоит в получении следователем, в порядке, предусмотренном законом, показаний от свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого и фиксации этих показаний в протоколе допроса.

Р.С. Белкин усматривает в проверке показаний на месте много общего с допросом, утверждая, что в том и в другом случаях обвиняемый или свидетель дает показания о конкретных обстоятельствах дела. Поскольку показания являются элементом системы доказательств, то и роль их в этой системе многосторонняя.

Принципиальным отличием этих двух следственных действий является одно: при допросе не должны присутствовать понятые, допрос ведется с глазу на глаз, при проверке же показаний на месте присутствие понятых обязательно.

Но есть и другие различия.

М.Н. Хлынцов приводит следующие различия: 1. поводом для производства допроса является наличие у следователя каких-либо фактических данных, полученных из любых источников, имеющих значение для выяснения вопросов, относящихся к расследуемому событию. А поводом для проверки показаний на месте является наличие показаний обвиняемого или иного участника процесса, содержащие существенные данные, которые могут быть проверены непосредственно на месте. 2. на допросе следователь получает от допрашиваемого лица устные сведения, воспринимает лишь его речь, содержание которой и фиксирует в протоколе допроса. А в проверке показаний на месте допрошенное лицо, не только рассказывает, но и демонстрирует их с помощью жестов, передвижения в пространстве и т.д. А в протоколе проверки показаний на месте отражаются не только устные показания, но и сведения о совершенных допрошенным лицом действиях, передвижениях, жестах и т.д.

Н.В. Власенко предлагает алгоритм действий следователя для оптимальной возможности исследования интересующего обстоятельства. Он должен быть таким:

) подробный допрос по поводу интересующей следствие вещи;

) предъявление ее допрошенному лицу для опознания;

) проверка показаний на месте.

При этом в каждом конкретном случае выбор средства доказывания должен зависеть от того, какое из них окажется наиболее эффективным.

В.И. Белоусов тоже усматривал отличия этих двух следственных действий и помимо вышеперечисленных он также дополнил их: а) допрос, как следственное действие, можно «повторить» (провести повторный, дополнительный допросы), а проверку показаний на месте повторения не допускает, во всяком случае, в ст. 194 УПК РФ нет на это прямого указания; б) в ходе допроса следователь прочно удерживает инициативу в своих руках, используя при этом все допустимые тактические приемы для достижения цели допроса; в ходе проверки показаний на месте «тактическая» инициатива в большей степени принадлежит лицу, чьи показания проверяются; в) допрос может проводиться принудительно, а проверка показаний на месте этого не допускает.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что проверка показаний на месте не является разновидностью допроса.

Проверка показаний на месте и обыск. Между этими двумя следственными действиями гораздо больше различий, нежели схожего. Прежде всего они заключаются в том, что о производстве обыска следователь выносит постановление и он проводится у определенных лиц в заранее определенных местах, в то время как при проверке показаний на месте следователь может не знать место, где будет проводиться данное следственное действие, и не выносит постановления. Основанием для обыска является наличие у следователя достаточных данных, позволяющих предположить, что у определенного лица или в определенном месте находятся какие-либо объекты, имеющие значение для дела. Основанием для проведения проверки показаний на месте являются данные, полученные от подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего. При обыске лицо не заинтересовано в том, чтобы следователь нашел искомый предмет, в проверке показаний на месте, все наоборот, допрашиваемое лицо заинтересовано в том, чтобы его показания подтвердились. В протоколе проверки показаний на месте, в отличие от протокола обыска, тщательно фиксируются все особенности поведения допрошенного лица, а в протоколе обыска этому внимания не уделяют.

Итак, можно сделать вывод о том, что проверка показаний на месте является самостоятельным следственным действием и заменить его ни одним из вышеперечисленных следственных действий нельзя, оно является самобытным средством проверки показаний лица, а также служит оригинальным способом получения новых доказательств. Несмотря на то, что проверка показаний на месте имеет схожие черты со многими следственными действиями, относить его к какой-либо разновидности этих следственных действий было бы неправильно.

Пилявец С.В. сформулировала состояние и возможные тенденции дальнейшего развития криминалистической и уголовно-процессуальной концепции о проверке показаний на месте, которые сводятся к следующим тезисам: 1) наличие проверки показаний на месте отражает объективную тенденцию развития уголовного процесса по детализации следственных действий; 2) закрепление проверки показаний на месте в уголовно-процессуальном законодательстве является оправданным, так как оно позволяет решить несколько задач доказывания в рамках одного следственного действия; 3) проверка показаний на месте не создает проблем «дублирования», «пересечения» следственных действий, наличие же названных правоприменительных проблем в ходе ее проведения обусловлено недоработкой в процессуальном законодательстве.

2. Организационно-подготовительные мероприятия и тактические основы проверки показаний на месте

.1 Особенности подготовки к проведению проверки показаний на месте

показание преступление правовой

Проверка показаний на месте — это комплексное следственное действие, в котором присутствуют элементы осмотра места происшествия, следственного эксперимента, предъявления для опознания, допроса, оно отвечает потребностям практики. Проверка показаний на месте позволяет следователю получить новые доказательства, проверить имеющиеся версии, выдвинуть новые, уточнить показания подозреваемых или обвиняемых, а также потерпевших и свидетелей.

Подготовка к проверке показаний на месте состоит из ряда элементов. В ходе предварительного допроса лица, показания которого предполагается проверить, необходимо выяснить знание этим лицом места, где произошло событие, маршрута движения к данному месту, а также готовности допрашиваемого принять участие в проверке показаний на месте. Обычно все это выясняется в ходе первоначального допроса. В отдельных случаях, если указанные вопросы не были отражены в протоколе первоначального допроса, может быть проведен специальный дополнительный допрос.

Производство проверки показаний на месте особенно эффективно в следующих типовых ситуациях.

1)По делу допрошены несколько человек, в показаниях которых имеются противоречия в отношении одних и тех же обстоятельств. В ходе проведения проверки показаний на месте весьма часто удается установить, какие из показаний являются достоверными, а какие ложными.

2)Сопоставление обстановки места события (происшествия) с ранее данными показаниями одного или же нескольких лиц опровергает изложенные в этих показаниях обстоятельства (события, факты).

)Обвиняемый (подозреваемый), стремясь облегчить свое положение или раскаиваясь в содеянном, готов показать место, где он укрыл труп потерпевшего, или же расположение квартир, из которых им были украдены вещи и ценности. В этой последней ситуации о совершении некоторых краж правоохранительными органами могло быть и неизвестно.

)Обвиняемый (подозреваемый) в силу различных причин оговаривает себя в совершении преступлений, однако в ходе проверки его показаний на месте он не проявляет «виновной осведомленности», и даже если ему в общих чертах и известны обстоятельства криминального деяния, то незнание многих конкретных деталей (сторон, мотивов) расследуемого события позволяет выявить самооговор.

)Сходная ситуация возникает при оговоре допрашиваемым других лиц в совершении преступления, которое они не совершали. Особая сложность разоблачения оговора складывается в случаях, когда проверяемое лицо, не отрицая свое участие в преступных действиях, значительно преуменьшает свою роль, ложно перекладывая основную вину на других лиц.

)В ходе допроса проверяемый ошибся в некоторых обстоятельствах, однако при проведении рассматриваемого следственного действия он правильно сориентировался в материальной обстановке и окружающей среде, вспомнил (восстановил в памяти) забытый или неправильно воспринятый пласт (слой) информации и исправил допущенные им в процессе допроса ошибки и неточности.

)В ходе проверки и уточнения показаний на месте допрошенное лицо, уточняя данные им ранее показания, сообщает новую информацию, указывает на новые следы преступления, последствия тех или иных действий виновных и иных лиц, которые становятся доказательствами по делу.

)В процессе допроса у допрашиваемого возникают трудности с описанием отдельных обстоятельств и деталей происшедшего, характера действий, направления движения, иных фактов, однако он заявляет, что вспомнит о забытом лишь на месте исследуемого события.

При подготовке к проверке показаний на месте следует решить вопросы о необходимости ее производства и наличии условий для этого.

Вопрос о проведении проверки показаний на месте решается следователем на основании анализа имеющихся материалов уголовного дела, в первую очередь протокола допроса лица, чьи показания предполагается проверить, и протокола осмотра места происшествия. В целях эффективного производства данного следственного действия необходимо составить план. В нем предусматриваются организационные мероприятия и порядок производства следственного действия.

В стадии подготовки необходимо произвести предварительный допрос лица, чьи показания планируется проверить, в ходе которого необходимо выяснить знание этим лицом места, где произошло событие, маршрута движения к данному месту, а также готовности допрашиваемого принять участие в проверке показаний на месте.

Перед началом следственного действия следователь обращает внимание, что оно эффективно не только для проверки признательных показаний подозреваемого или обвиняемого, но и для разоблачения оговора или самооговора, что, безусловно, в интересах подзащитного. Обязательное условие проведения проверки показаний на месте — наличие добровольного согласия, но участие в нем со стороны подозреваемого или обвиняемого. Необходимы также определенные гарантии того, что человек, показания которого проверяются, действительно сам, без каких-либо подсказок указал место и объекты, связанные с расследуемым событием, рассказал на месте об этом событии и продемонстрировал соответствующие действия. Поэтому, как показывает практика, следователю целесообразно обеспечить присутствие защитника во время получения следователем предварительного согласия подозреваемого или обвиняемого, а также во время самого следственного действия.

В случае если согласие подозреваемого или обвиняемого получено, но есть опасения, проверка показаний должна быть проведена незамедлительно. Поэтому, проявляя настойчивость при приглашении защитника, следователь вправе известить, что следственное действие в силу указанных обстоятельств может быть проведено и без его участия. Впоследствии, чтобы исключить сомнение суда в соблюдении права на защиту, следователь должен зафиксировать в материалах дела факт неявки защитника с указанием причины.

.03.2021 года ВС РФ отправил на новое рассмотрение дело №69-013-3. Дело об убийстве направлено на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, так как вопрос об обстоятельствах причинения осужденному телесных повреждений по существу так и не был выяснен, надлежащая проверка не проводилась; выводы суда не соответствуютфактическим обстоятельствам дела. 6 сентября 2021 г. Малякевич А.В., совершил убийство своей малолетней дочери путем утопления для избавления от материальных затрат в виде уплаты алиментов на содержание своей дочери. При расследовании преступления была проведена проверка показаний на месте, где осужденный показал котлован, в которую столкнул дочь. В кассационном представлении государственный обвинитель Крылович О.Г. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что суд, оправдывая Молякевича А.В., признал при этом недопустимыми доказательствами явку с повинной Молякевича А.В., его признательные показания, данные им в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте от 7.09.2021 г., в качестве обвиняемого от 8 и 24 сентября 2021 года в связи с тем, что они получены в результате примененного в отношении Молякевича физического насилия, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта К. о наличии у Молякевича телесных повреждений, показаниями потерпевшей и свидетелей, которые видели Молякевича накануне случившегося или на месте происшествия, о том, что повреждений у него не было. сторона обвинения считает данные выводы суда о недопустимости доказательств необоснованными, ссылаясь на показания сотрудников уголовного розыска, следователя С. проводившего следственные действии с участием Молякевича, показания понятых И., З. о том, что Молякевич самостоятельно указал на котлован, в который столкнул ребенка, другие материалы дела, в частности видеозапись проверки показаний Молякевича на месте от 07.09.2021 г., при этом считает выводы суда о том, что из видеозаписи видно, что Молякевич двигается несамостоятельно, передвигается за оперативным сотрудником, к которому прикован наручниками, противоречащими фактическим обстоятельствам дела, то есть показаниям понятых И., З. и самой просмотренной в судебном заседании видеозаписи, из которых следует, что Молякевич передвигается первым и дорогу указывает самостоятельно, видимых телесных повреждений на Молякевиче не имеется. Указывает, что об обстоятельствах убийства ребенка Молякевич пояснял и в ходе его осмотра 7 сентября 2021 года эксперту К., что последний подтвердил в судебном заседании и также пояснил, что временной промежуток образования телесных повреждений у Молякевича составляет от двух часов до двух суток, а также все свидетели, контактировавшие с Молякевичем 7 — 8 сентября 2021 года, не видели у него видимых телесных повреждений, однако, данным доказательствам судом оценки дано не было.

Анализируя результаты производства проверки показаний на месте, и следователь, и защитник, учитывают точность в указании подозреваемым или обвиняемым мест, связанных с преступлением. В одних случаях подобные расхождения объясняются неточностью измерений и изменением обстановки. Например, выбранный следователем ориентир расположен на значительном удалении от места, где было обнаружено орудие преступления или первоначальный осмотр места происшествия производился в одно время года, а повторный, с участием обвиняемого, — в другое.

Поскольку проверка показаний на месте проводится только при добровольном согласии обвиняемого (подозреваемого) и свидетеля (потерпевшего), от следователя требуется умение устанавливать психологический и коммуникативный контакт с допрашиваемым лицом и поддерживать такой контакт в ходе предварительного следствия. Кроме того, в каждом случае следователю необходимо устанавливать как мотивы отказа, так и мотивы согласия участвовать в проверке показаний на месте. Это достигается путем тщательного и всестороннего изучения личности допрошенного (которое должно начинаться еще до его первого допроса), а также анализа материалов дела.

В плане необходимо определить круг лиц, которые примут участие в проверке показаний. Кроме обязательных участников могут понадобиться и другие лица. Например, когда проверяются показания обвиняемого, находящегося под стражей, приглашаются сотрудники милиции для его охраны.

Проверка показаний зачастую проводится на больших участках местности и занимает много времени, поэтому ее проведение обычно планируется на первую половину дня. Выбирая время для этого, следует учитывать и такие обстоятельства, как наличие интенсивного движения транспорта на данном участке дороги, производство каких-либо работ и иные возможные помехи проведению проверки показаний. Например, если проверка должна проводиться на территории завода или строительного объекта, то ее следует провести в свободное время (обеденный перерыв, до или после работы), что не будет мешать проведению данного следственного действия и не дезорганизует работу предприятия.

Планируя производство проверки показаний, следователь делит для этих целей место ее проведения на отдельные участки, имеющие опорные пункты. Последние отражают на местности узловые моменты события (место встречи соучастников, пути проникновения в помещение, расположение трупа, места обнаружения вещественных доказательств и т.д.).

Опорные пункты намечаются исходя из показаний допрошенного лица и с учетом результатов осмотра места происшествия. Намечая, такие ориентиры, следователь указывает в плане детали этого места, которые должны быть известны реальному участнику события, подготавливает необходимые контрольные вопросы, чтобы убедиться в соответствии действительности информации, сообщаемой лицом, чьи показания проверяются. Благодаря опорным пунктам следователь имеет возможность планомерно и целенаправленно проводить данное следственное действие.

Чтобы составить четкий план, кроме изучения материалов дела следователю иногда необходимо побывать еще раз на месте происшествия, выяснить происшедшие изменения и возможность проведения проверки показаний на месте. Если обстановка места происшествия претерпела существенные изменения, например в результате строительных работ, то проведение данного следственного действия может оказаться невозможным.

В целях обеспечения недопустимости постороннего вмешательства время производства данного действия может быть определено с учетом обеспечения фактора внезапности для лиц, которые могут навредить производству данного действия. Следователь должен учитывать при производстве проверки показаний на месте возможность расправы над обвиняемым со стороны потерпевших, их родственников и соучастников преступления.

Подготовка к проверке показаний на месте состоит из ряда элементов.

В ходе предварительного допроса лица, показания которого предполагается проверить, необходимо выяснить знание этим лицом места, где произошло событие, маршрута движения к данному месту, а также готовности допрашиваемого принять участие в проверке показаний на месте. Обычно все это выясняется в ходе первоначального допроса. В отдельных случаях, если указанные вопросы не были отражены в протоколе первоначального допроса, может быть проведен специальный дополнительный допрос.

Очень важно выяснить подлинные намерения подозреваемого, или обвиняемого, который соглашается участвовать в проверке показаний на месте. Следует иметь в виду, что целью этого лица может быть как искреннее стремление доказать свое раскаяние, так и попытка совершить побег, установить контакт с соучастниками, оставшимися на свободе, уничтожить следы или вещественные доказательства на месте события и т.д. поэтому принимая решение о проведении этого следственного действия, нужно учитывать всю совокупность информации о характере расследуемого преступления, месте, где предполагается осуществить проверку, и особенно о личности подозреваемого или обвиняемого. В отдельных случаях (например, если предстоит провести проверку показаний на месте в густонаселенном городском районе с хаотичной застройкой, где трудно обеспечить необходимую охрану, а подозреваемый или обвиняемый склонен к побегу) целесообразно вообще отказаться от проведения данного следственного действия. В других ситуациях следует все же провести. Обеспечив усиленную охрану подозреваемого или обвиняемого и тщательно разработав ее план.

В процесс подготовки к проверке показаний на месте дополнительно изучаются протокол осмотра места происшествия, приложения к нему (фототаблицы, плана) и другие материалы. Результаты осмотра сопоставляются с информацией, полученной в ходе допроса лица, показания которого предполагается проверить. На основе этого анализа предварительно намечаются так называемые «опорные точки» — пункты, где лицо, показания которого проверяются, в ходе движения к месту события и на самом месте будет останавливаться и давать показания и где соответственно будет вести фотосъемка или видеозапись.

От следователя требуются спокойствие и выдержка, чтобы под объективом видеокамеры и пристальным вниманием (зачастую не очень доброжелательным) участников следственного действия не упустить важные детали проверки показаний. Заглядывая в план следственного действия, которым, кстати, на начальной стадии проверки может являться и вводная часть протокола, составляемого в соответствии с требованиями ст. ст. 166, 194 УПК РФ, следователь ничего не забудет.

Важной составной частью плана следственного действия является определение времени и места производства проверки показаний на месте.

Необходимость в производстве проверки и уточнения показаний на месте возникает на разных этапах расследования. Процесс установления объективной истины по делу, т.е. исследование всех обстоятельств преступного события протекает в строго регламентированной уголовно-процессуальным законом форме и носит название процесса доказывания.

При выборе времени производства проверки показаний на месте необходимо также планировать конкретный день, на который можно назначить проведение данного следственного действия. Это может зависеть от нескольких обстоятельств. Во-первых, от особенностей места производства предполагаемой проверки показаний на месте. К числу таких особенностей места следует отнести его удаленность, освещенность, погодные условия, наличие посторонних лиц.

В отдельных случаях, с учетом местных условий, для обеспечения проведения и выяснения всех вопросов необходимо выбирать определенное время с точностью до часа. Кроме того, при определении времени необходимо учитывать длительность самого следственного действия и рассчитывать время, достаточное для проведения проверки показаний на месте в намеченных условиях. Во-вторых, необходимо найти оптимальное сочетание фактора времени и объема имеющейся информации, необходимой для организации и проведения проверки показаний на месте. Производство рассматриваемого следственного действия требует длительной информативности следователя о месте, связанном с преступным событием и о самом событии. Поэтому следователю важно на определенном этапе предварительного расследования определиться, что имеющийся объем информации по делу достаточен и проверку показаний на месте уже можно и нужно проводить. В-третьих, следователю необходимо учитывать также и свою загруженность при ведении расследования по этому и другими уголовным делам, находящимся у него в производстве.

Рефераты:  Реферат - Ле Корбюзье - Культура и искусство

По мнению Р.А. Оганесяна необходимо привлечение специалистов к участию в следственных действиях при расследовании убийств и это обусловлено такими объективными причинами, как:

а) повышение сложности следственных действий в связи с общим развитием науки, техники;

б) значительное развитие криминалистической техники;

в) появление новых видов экспертиз, основанных на исследовании объектов, обнаружение, фиксация и изъятие которых, связаны с применением специальных знаний и навыков.

По мнению Л.В. Лазаревой, «на практике встречаются две крайности. Одна из них связана с тем, что специалисты не привлекаются к участию в следственных действиях, в то время как их помощь могла бы оказаться полезной. Другая — с тем, что следователи не всегда верно представляют себе назначение и роль специалистов при проведении следственных действий».

Время производства проверки показаний на месте определяется с учетом общих требований к производству следственных действий: данных прогноза погоды (исключить метель, дождь, туман, гололед); анализа определенных временных промежутков, которые значительно затрудняют маршрут следования к месту проверки или являются причиной большего скопления людей на месте проверки.

В целях обеспечения недопустимости постороннего вмешательства время производства данного действия может быть определено с учетом обеспечения фактора внезапности для лиц, которые могут навредить производству данного действия. Следователь должен учитывать при производстве проверки показаний на месте возможность расправы над обвиняемым со стороны потерпевших, их родственников и соучастников преступления.

Для выхода на место с подозреваемым и обвиняемым требуется их согласие, поскольку по закону они могут и не давать показания. Согласие на участие в следственном действии требуется и в случае планируемого выхода на место происшествия со свидетелем и потерпевшим, если не исключается причинение им душевных травм либо реальной угрозы для их здоровья, что может произойти в силу негативных эмоций, вызванных напоминанием о пережитом неприятном для них событии и обстановкой места происшествия;

До выхода на место происшествия с участием ранее допрошенного лица следователю целесообразно одному побывать на этом месте, прийти тем путем, по которому допрошенный проходил (проезжал) во время исследуемого по делу события. Это необходимо для того, чтобы сориентироваться в обстановке, определить круг участников следственного эксперимента, продумать, как лучше организовать производство эксперимента, какие и в какой роли ему потребуется помощники, что необходимо сделать для того, чтобы приблизить условия эксперимента к реальным условиям восприятия, о которых показал допрошенный. Естественно, что необходимость в этом возникает лишь тогда, когда следователю известно место, о котором даны проверяемые показания.

Для доставки участников действия на место его производства и перевозки их в ходе проверки показаний необходимо обеспечить специальные транспортные средства. Также транспортное средство необходимо: для перевозки участников следственного действия от одного места проверки к другому, находящемуся на значительном удалении; для доставки к месту проведения следственного действия технических и вспомогательных средств, которые будут использоваться в процессе проверки показаний на месте.

До начала следственного действия необходимо убедиться в готовности технических средств: фото- и видео камеры, магнитофона, а в необходимых случаях также поисковых приборов и следственного чемодана.

Непосредственно перед производством проверки следователь должен провести инструктаж участников, разъяснить им права и обязанности.

Инструктаж осуществляется обычно в кабинете следователя, но может быть проведен и на месте заранее обозначенной встречи участников данного следственного действия. Указанное место определяется с учетом содержания проверяемых показаний и конкретных условий местности.

В результате инструктажа каждый из участников должен знать не только общий порядок проведения следственного действия, но и свою роль.

Понятому разъясняются:

1)права: участвовать в следственном действии и делать по поводу следственного действия заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; знакомиться с протоколом следственного действия, в производстве которого он участвовал; приносить жалобы на действие (бездействие) и решения следователя (дознавателя), ограничивающие его права;

2)обязанности: не разглашать данные предварительного расследования; удостоверить факт производства следственного действия, его ход и результаты.

Специалисту разъясняются:

1)права: отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями; задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя), ограничивающие его права;

2)обязанности: не разглашать данные предварительного расследования; оказывать содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств.

Подготовка к проведению проверки показаний на месте по топографической карте, фотографиям, видеозаписи, киноматериалам. Компьютерному изображению имеет свои особенности.

Перед началом проверки показаний следователю надлежит изготовить карту местности в увеличенном масштабе, чтобы можно было свободно различать имеющиеся на ней обозначения. В настоящее время существуют электронные карты городов и областей, на которых не трудно выбрать необходимый масштаб и распечатать на бумаге.

Есть мнения, что место может выступать не только в непосредственном, но и в опосредованном виде. Место, где предстоит проводить проверку показаний, может быть предоставлено не «вживую», а посредством его отображения на каких-либо картах, кино-, фото-, видеоизображениях или даже в трехмерных изображениях с помощью компьютерных программ. Отдельные ученые против проверки показаний опосредованно. А.И. Таркинский, С.Н. Юсупкадиева согласны с мнением В.М. Быкова, который считает, что проверка показаний на месте опосредованно с использованием карты или фотоснимков, является допросом с использованием этих носителей информации, которые уточняют суть отдельных элементов допроса.

Проверку показаний на месте по топографической карте целесообразно проводить для выяснения маршрута следования, если: он включает в себя большие по протяженности участки местности; лицо вследствие болезненного состояния, ранения, иных причин (например, беременности) не может передвигаться; отсутствуют необходимые научно-технические средства; место труднодоступно и реальный выход туда создает угрозу для жизни и здоровья участников следственного действия (например, место затоплено вследствие половодья или наводнения; место расположено в высокогорной местности, куда трудно добраться или опасно там пребывать из-за возможности схода снежных лавин, место находится под водой и на болоте).

Подобные проверки могут проводиться в случаях, когда для достижения результата не имеют значения мелкие детали ландшафта, связанные с маршрутом. Лицо, показания которого поверяются, устанавливает его по иным примерам, содержащимся на карте (населенные пункты, дороги, лесополосы и т.д.).

В ходе подготовки к проведению проверки показаний на месте по фотографиям следователю нужно изготовить фотографии места происшествия. При этом применяются правила судебной фотографии (метода панорамной, ориентирующей съемки). Могут быть использованы фотографии, сделанные в ходе осмотра места происшествия. Из этих снимков можно изготовить блоки: пути подхода к месту, непосредственно места происшествия и т.д. В случаях проведения проверки показаний на месте по фотографиям, видеозаписи, киносъемке целесообразно иметь в наличии изображение, где это место было запечатлено с разных сторон (ракурсов) и расстояний, поскольку это может влиять на восприятие лицом увиденного. Если событие происходило на открытой местности (например, на лесной поляне), то человек наблюдавший его с определенной точки, с другой точки то же самое место может и не узнать.

Осуществление проверки показаний на месте с помощью компьютера предполагает наличие определенных программ. С их помощью создаются трехмерные модели ландшафта, обстановки помещения и изображаются действия человека на этой местности. Перед тем, как реконструировать обстановку места происшествия, на экране компьютера можно наблюдать вид какого-либо предмета в трех проекциях: сверху, спереди и сбоку. Объект можно вращать, осматривая его с разных сторон. Перед тем как изобразить какой-нибудь предмет, задаются его необходимые габариты (параметры), цвет, предусматривается определенное освещение.

В зависимости от сложившейся ситуации реконструкция обстановки при помощи компьютера может быть проведена:

) непосредственно в ходе осуществления проверки показаний на месте путем пояснений самого проверяемого лица;

) до начала проверки показаний может быть подготовлена реконструированная обстановка с помощью сведений, полученных следователем из протоколов осмотра места происшествия, допросов, материалов, фото-киносъемки, видеозаписи, а также путем привлечения специалистов, очевидцев и других лиц.

С. Майков в своей статье «Моделирование места при производстве проверки показаний на месте» подвергает критике проверку показаний на месте с использованием фотоснимков. Он сравнивает данный вид следственного действия с предъявлением для опознания (ч. 6 ст. 193 УПК РФ), которая регламентирует порядок предъявления предметов для опознания по фотографии при отсутствии возможности их предъявления в натуре. В указанном порядке могут быть предъявлены для опознания участки местности, помещения, строения и другие объекты, образующие в своей совокупности обстановку места. Этот вид предъявления для опознания может проводиться в целях установления определенного места, интересующего следствие, а также проверки показаний допрошенного лица. Такое статическое расположение объектов вполне может быть зафиксировано посредством фотосъемки, плана-схемы и в этом виде быть предъявлено для опознания. А проверка показаний на месте, по мнению, автора, это следственное действие заключается в совершении лицом определенных эволюций в пространстве: воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события, демонстрации определенных действий. Движение характеризуется перемещением в пространстве, т.е. перемещением, в первую очередь, относительно стационарных (недвижимых) объектов — элементов ландшафта, рельефа местности, зданий, сооружений и т.п.

Я согласна с мнением С. Майкова и считаю, что проверка показаний на месте должна иметь «реальный» характер, т.е. именно с выездом на реальное место и перемещением в пространстве. А использование топографических карт, фотоснимков возможно использовать в других следственных действиях (предъявление для опознания, допрос), проверка показаний на месте с помощью карт и специальных программ противоречит самой сущности проверки показаний на месте, т.е. не будет выезда (выхода) на место события.

Н. Власенко высказывает мнение о том, что при проверке показаний нескольких лиц на одном месте целесообразно каждый раз привлекать новых понятых. Также следует поступать в ситуации, когда один обвиняемый (подозреваемый) желает показать несколько различных мест, где им были совершены преступления, или в случае дополнительной, а также повторной проверки показаний на месте. Понятые, неоднократно участвуя в однотипных следственных действиях, могут легко спутать детали одной проверки показаний на месте с деталями других, что может иметь значение тогда, когда возникнет необходимость допроса понятых на следствии или в суде.

Аналогичным образом, по мнению автора, следует решать вопрос при проведении нескольких проверок показаний на месте по одному делу с использованием транспорта — каждый раз приглашать другого водителя.

Рассматриваемое следственное действие всегда должно начинаться на некотором удалении от места, где будет проводиться проверка. Это даст возможность следователю убедиться, что допрошенный знает и может показать путь к данному месту. Таким образом, указание лицом на маршрут, который ведет к месту, где будет проводиться проверка, уже представляет. Поэтому все подготовительные мероприятия должны завершаться вне места, где происходили интересующие следствие события.

В данной концепции не могу согласиться с Н. Власенко по поводу привлечения новых понятых и водителей. Несмотря на то, что автор приводит весьма хорошие аргументы в эту пользу, здесь, на мой взгляд, услеживаются некоторые минусы. Для проведения такого сложного следственного мероприятия, как проверка показаний на месте, итак привлекается очень много людей, включая, порой, специалистов. А что если проверка показаний на местности проводится в безлюдном месте (например, тайга, или «стоянка»)? Где людей найти очень сложно, к тому же, как на практике известно, понятых найти только для одного следственного действия бывает затруднительно найти, а если искать каждый раз новых понятых, это может замедлить само следственное действие, которое так итак по продолжительности занимает много времени. Та же самая ситуация с водителем, каждый раз искать нового водителя для выезда на проверку показаний на месте, сложно себе представить, как следователь будет осуществлять данное действие. Конечно, можно предположить, что можно нанять каких-нибудь таксистов, или индивидуальных предпринимателей, которые занимаются перевозкой людей на автомашине, однако. Это очень «затратное» мероприятие, и вряд ли у следователей есть «бригада» водителей, которых можно каждый раз менять при осуществлении следственного действия.

Успех проведения проверки показаний на месте не в последнюю очередь определяется степенью понимания следователем психологии поведения проверяемого. Результаты анкетирования показали, что подавляющее большинство следователей занимаются проработкой тактических вопросов проверки и уточнения показаний на месте, оставляя без внимания психологический аспект данного следственного действия. Из всех опрошенных только 8 человек (4%) отметили, что всегда определяют для себя психологические характеристики личности лица, показания которого проверяются, 63% (116 человек) делают это по мере необходимости, тогда как выяснение психологических характеристик является, по нашему мнению, непременным условием для эффективной работы следователя с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем. Такой подход практических работников, правоохранительных органов к психологическому аспекту проверки и уточнения показаний на месте объясняется, на наш взгляд, отсутствием доступных для рядового следователя практических рекомендаций психологического характера.

Имея представление о характере проверяемого, психологических особенностях его восприятия, детерминантах поведения, следователь может с большей эффективностью решать следующие задачи:

А) отбор вопросов, требующих проверки и уточнения показаний;

Б) определение последовательности проведения проверки показаний на месте;

В) определение адекватных мер безопасности проведения проверки показаний на месте.

Работа над получением сведений о характере и психологических особенностях личности проверяемого лица должна вестись на основе определенной системы, позволяющей упорядочить информацию, получаемую следователем в ходе расследования уголовного дела. Как в криминалистике, так и в криминалистической тактике в частности одним из аспектов изучения личности участников уголовного процесса является их типология. Необходимость подобной типологии очевидна: она позволяет вычленить и исследовать психологические особенности, обуславливающие в свою очередь особенности в поведении лиц, относящихся к определенному типу, в целях построения тактики того или иного следственного действия, проводимого с участием данного лица.

Разработанной собственно криминалистической типологии личности на сегодняшний день не существует, хотя в последние годы и предпринимаются попытки к ее созданию. По этой причине в криминалистике широко применяются типологии, разработанные и применяемые в криминологии и общей психологии.

Большую известность и широкое применение получила типология, предложенная К.Г. Юнгом. На наш взгляд, данная типология выгодно отличается от иных тем, что она может быть эффективно использована для достижения задач, стоящих перед криминалистической тактикой.

К.Г. Юнг выделил два психологических типа и обозначил понятиями «интровертный» и «экстравертный», они отличаются друг от друга направлением своего интереса к внешнему миру.

Для того, чтобы определить, с интровертным или экстравертным типом мы имеем дело, прежде всего необходимо выяснить направление интереса индивида. Если оно движется в сторону объекта, т.е. человек ориентируется по факторам объективной реальности, получаемым из внешней среды, то с уверенностью можно говорить об экстравертной установке. Когда же она является столь привычной, что все действия обуславливаются субъективными обстоятельствами, а личные побуждения не подвергаются сколько-нибудь возможной критике, то перед нами интровертный тип. Наглядно посмотреть различия между этими двумя типами можно в таблице, которая дается ниже.

ЭкстравертИнтровертОбщителен, имеет много знакомых, но круг их быстро меняется. Легко знакомится и легко расстается, если отношения не сложилисьЗнакомых немного, круг их стабилен и устойчив на протяжении значительного времени. С трудом входит в новые контакты.Речь живая и эмоционально насыщенная (тональность фраз меняется, плавный переход из одного мимического состояния в другое)Речь стабильная, слабо эмоционально окрашенаОриентирован на происходящее вне его. Открыт происходящему вокругОриентирован на свои ощущения, мысли, впечатления от того, что вне его. Старается отгородиться от обилия новой информацииМного увлечений (довольно часто меняющихся)Увлечения устойчивыОчень разговорчивМолчаливПодвижная кинетикаЖестикуляция слабо выраженаЛюбит действия, инициативенЗадумчив, внешне спокоенПереносит болезни на ногах (можно определить, посмотрев больничную карту)При малейшей опасности заболеть сразу обращается к врачу и болеет согласно предписанному режимуЛегкая переключаемость с темы на темуЗацикленность на определенной теме, тяжелое переключение с темы на темуМожет признать свое поражение в споре (признать правоту оппонента)С трудом признает свое поражение в споре, спорит до концаПоддерживает мнение большинстваИмеет собственное мнение, которое часто может отличаться от мнения большинства

Использование такой типологии практическими работниками правоохранительных органов при производстве проверки показаний на месте, позволит на наш взгляд, повысить ее результативность. Следователю в рамках подготовки к производству данного следственного действия необходимо определять тип лица, показания которого планируется проверить, что впоследствии поможет и при установлении психологического контакта, и при выяснении достоверности полученной в ходе рассматриваемого следственного действия информации.

Причины, по которым получаемая в ходе производства проверки показаний на месте информация о преступном событии, свидетелем или участником которого было проверяемое лицо, не в полной мере отражает картину произошедшего, могут быть различны. Во-первых, к ним следует отнести пробелы и искажения, являющиеся следствием неполноты восприятия общей картины преступного события, которые вызываются различными причинами и могут восполняться лицом по-разному. Во-вторых, к таким причинам относятся особенности процесса запоминания всей картины преступления, неполнота которого также может быть обусловлена целым рядом различных факторов, оказывающих в дальнейшем влияние на воспроизведение отложившейся в памяти человека информации о преступном событии.

Кроме того, на процесс запоминания могут оказать влияние многие другие факторы, в том числе избирательность и целенаправленность запоминания. Даже если допустить, что очевидцы во всех случаях осознают возможность последующей дачи показаний и ставят себе цель запомнить воспринятое, то и в этом случае они могут отчетливо воспринять и запомнить только часть события, главную или наиболее значимую с их точки зрения. Второстепенные, по их мнению, детали они все равно вряд ли запомнят. А так как в процессе расследования значимой может оказаться любая деталь события, то и в показаниях, сформировавшихся в условиях как целенаправленного, так и произвольного запоминания, всегда будут элементы, зафиксированные в памяти непроизвольно.

В-третьих, пробелы и искажения могут быть вызваны особенностями воспроизведения лицом информации о преступном событии. На этом этапе влияние на полноту и достоверность информации оказывает ряд факторов. В первую очередь, это добросовестность лица, показания которого проверяются. Лицо может сознательно утаивать или искажать информацию о преступном событии или добросовестно заблуждаться относительно отдельных деталей преступного события. Также на процессе воспроизведения сказываются психологические, физиологические и интеллектуальные характеристики лица, показания которого проверяются. Лицо может неправильно оценивать важность, значимость последовательность отдельных деталей и фрагментов преступного события, например в рассказе пропускать несущественные моменты.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что проверка показаний на месте является действенным средством оказания психологического воздействия на лицо для возбуждения эмоциональной, а затем, по цепочке, и интеллектуальной памяти человека, с целью получения более полной и достоверной информации о происшедшем. Эмоциональная память в этом случае выступает самостоятельным объектом исследования.

Использование и учет данных рекомендаций и выводов при производстве проверки показаний на месте может служить гарантией получения более достоверной и полной информации о случившемся, так как рассказ о преступлении на месте его совершения способствует более глубокому припоминанию деталей происшедшего, возбуждению ассоциативных связей, восстановлению целостной картины преступления, воспроизведению его эмоционального фона, что может не только позволить следователю представить себе полную картину преступления, обнаружить новые вещественные доказательства, но и способствовать пониманию реальных причин и мотивов, которыми руководствовался преступник, установлению с ним положительного эмоционального контакта для дальнейшего проведения других следственных действий.

Кроме того, пребывание подозреваемого, обвиняемого на месте преступления может также способствовать оказанию психологической помощи следователю по преодолению негативной позиции и конфликтного настроя у данных лиц как при организации и проведении проверки, так и при расследовании в дальнейшем.

Анализ изложенного позволяет утверждать, что одной из основ получения действенных результатов при производстве проверки показаний на месте является узнавание как процесс восстановления в памяти ранее воспринимавшегося материала лицом, показания которого проверяются. Объясняется это ассоциативными свойствами нашей памяти. Можно смело утверждать, что никакое другое следственное действие не предоставляет таких возможностей для активизации памяти лица, как проверка показаний на месте. И в настоящее время существует необходимость более углубленного изучения психологии личности и возможностей ее эмоциональной сферы применительно к данному следственному действию.

.2 Основы тактики непосредственного проведения проверки показаний на месте

Следственное действие, получившее название «проверка показаний на месте», — наиболее распространенное, сложное в организационном и тактическом плане мероприятие, входящее в так называемую тактическую комбинацию по проверке причастности заподозренного лица к преступлению. При производстве проверки показаний на месте часто допускаются серьезные тактические упущения, ставящие под угрозу доказательственную ценность самого следственного действия, а иногда и влекущее за собой в конечном итоге привлечение к уголовной ответственности невиновного.

Тактика проверки показаний на месте является эффективным средством разрешения следующих следственных ситуаций:

.Ранее допрошенное лицо затрудняется подробно рассказать об обстановке на месте преступления, нахождение там каких-либо объектов, о путях движения к нему или от него, но в состоянии указать на все это при непосредственном выходе на место.

.Существует необходимость проверить или уточнить применительно к обстановке на месте способ или последовательность действий допрошенного лица.

.Имеются противоречия в показаниях нескольких лиц по поводу одних и тех же обстоятельств, касающихся определенного места, пути движения к нему и т.п.

Виды проверки показаний на месте. В зависимости от количества проверяемых лиц, проверка показаний на месте подразделяется на проверку показаний одного, двух или нескольких лиц. Проверка показаний может производиться в отношении одного расследуемого события, либо нескольких. Кроме того, это следственное действие может проводиться с лицами, между показаниями которых имеются существенные противоречия, и с лицами, в показаниях которых противоречия не усматриваются, но зато в ходе следствия возникают сомнения в достоверности сообщаемых сведений. Проверка показаний может проводиться на месте, известном свидетелю, и на месте, которое свидетелю не известно.

Тактические приемы проверки показаний на месте:

.Оптимальное размещение (расположение) участников следственного действия. Принимая во внимание о размещении участников следственного действия следователь должен исходить из следующего:

а) размещение участников следственного действия не должно сковывать самостоятельность действий проверяемого. В следственной практике имел место случай, когда обвиняемый во время судебного разбирательства отказался от своих показаний на месте, мотивируя это тем, что во время проведения указанного следственного действия одна из его рук была наручником пристегнута к руке оперативного уполномоченного милиции. По утверждению обвиняемого, последний якобы вел его по маршруту и привел на место происшествия.

б) размещение участников должно быть таким, чтобы исключалась возможность совершения обвиняемым побега, нападения его или соучастников (близкого окружения, нанятых лиц) на участников следственного действия;

в) размещение участников следственного действия должно быть таким, чтобы условия для нормальной фиксации хода и результатов следственного действия. Когда проверяются показания задержанного (арестованного), он должен находиться в автомобиле сзади водителя вместе с конвоем, а рядом с шофером может размещаться один из понятых. Недопустимо предлагать арестованному подозреваемому (обвиняемому) место рядом с водителем, так как с целью совершения побега он может напасть на него и совершить аварию.

. Представление инициативы в показе, передвижениях и т.п. лицу, чьи показания проверяются. Лицу, чьи показания проверяются, предоставляется полная самостоятельность и инициатива в показе объектов (предметов), а также в демонстрации определенных действий. Следователь обязан создать все условия для самостоятельности действий проверяемого в процессе продвижения по маршруту. Если участники проверки следуют к месту пешком, то проверяемый должен идти впереди всей группы, указывая направление движения. При следовании на автомашине водитель обязан выполнять его указания о направлении движения. В процессе сего следственного действия ни следователь, ни другие участники не должны вмешиваться и корректировать показания проверяемого, допускать словесных подсказок или подсказок в виде действия (поведения) относительно маршрута следования, расположения объектов и.т. п. недопустимы словесные подсказки или подсказки в виде действия (поведения) относительно маршрута следования, расположения объектов ит. п. в противном случае все перечисленное вызывает сомнение в достоверности результатов следственного действия, ибо сама идея проверки показаний на месте теряет смысл, а полученные результаты — доказательственное значение.

. Осуществление проверки показаний на месте с каждым поверяемым порознь. Когда в совершении преступления обвиняется несколько лиц, чьи показания требуют проверки на месте, то рассматриваемое следственное действие должно осуществляться с каждым из них в отдельности. Это тактическое положение должно распространяться и на те случаи, когда проверяемые находятся в одинаковом процессуальном положении.

. Соблюдение последовательности действий при проведении проверки. Требование о соблюдении последовательности действий при его проверке будет реализовано только в том случае, если управление следственным действием осуществляется следователем. Все свои действия проверяемый должен осуществлять последовательно, как это было при совершении преступления. За всем ходом проверки должен следить следователь. Последний напоминает проверяемому, чтобы он шел впереди всей группы и сопровождал рассказом все свои действия или действия, которые он наблюдал, называя объекты, по которым он ориентируется на местности, заранее указывал дальнейшее направление движения, делал остановки для пояснения определенных действий, которые имеют значение для расследования преступления.

. Сочетание показа на месте с рассказом и демонстрацией действий. Проверяемый, рассказывая и показывая, как он или другие лица действовали на месте, должен обращать внимание следователя и участников следственного действия на те или иные предметы обстановки, о которых он говорил на допросе. Следователь может задать проверяемому уточняющие вопросы, а также предложить продемонстрировать определенные действия.

Сущность значения сочетания рассказа и показом на месте и демонстрацией действий состоят в том, что проверяемый имеет возможность за счет вспоминания отдельных обстоятельств восполнить ранее данные показания, а следователь и другие участники следственного действия имеют возможность сами, непосредственно с помощью своих органов чувств, убедиться в существовании и характере фактов, имеющих значение для расследования.

. Детализация при сопоставлении показаний, действий проверяемого лица и обстановки на месте. В тех случаях, когда проверяемый дает объективные и развернутые показания, следователь может предложить ему детализировать их и конкретно осветить определенные обстоятельства, продемонстрировать действия, имеющие непосредственное значение для достижения задач следственного действия.

. Наблюдение за поведением лица, чьи показания проверяются. Такое наблюдение позволяет судить о том:

А) уверенно или нет действовал проверяемый;

Б) каково было его эмоциональное состояние как в целом, так и в разные моменты проверки;

В) с чем связывались изменения эмоционального состояния.

Наблюдение за участвующим в проверке обвиняемым находящимся под стражей, позволяет своевременно принять меры по предупреждению попытки совершения побега, установления связей с неизвестными следствию лицами, уничтожения следов преступления, ранее не обнаруженных следователем.

. Учет профессиональных навыков лица, показания которого проверяются.

. Проведение на месте необходимых поисковых действий с целью обнаружения материальных следов преступления. В ходе проверки на месте следователь вправе изъять предметы или иные вещи, могущие иметь значение для дела, и приобщить их в качестве вещественны доказательств. Об этом делается отметка в протоколе, который составляется в соответствии с требованием уголовно-процессуального законодательства РФ.

. Сравнение показаний проверяемого лица с обстановкой конкретного места и ранее собранными по делу доказательствами позволит следователю сделать вывод о причастности конкретных лиц к преступлению; определить их роль в совершении противоправных действий. В результате проверки на месте следователь может решить ряд других вопросов: например выявить причины и условия, способствующие совершению преступления, своевременно принять меры по их устранению.

Следует отметить, что наиболее распространенным нарушением производства проверки показаний на месте является формальный подход практических работников к проведению этого действия, который заключается в том, чтобы закрепить повторно на месте проверки, в присутствии понятых признание вины обвиняемым. Проведение подобным образом проверки показаний на месте не соответствует ее законодательным целям и не может быть рассмотрено в качестве нового, самостоятельного доказательства.

В.И. Саньков выделил следующие тактические ошибки, допускаемые при производстве проверки показаний на месте.

. Непосредственное или несвоевременное проведение проверки показаний на месте можно отнести к числу наиболее существенных тактических упущений. Очевидно, что промедление с выходом на место грозит утратой важных доказательств вследствие возможного отказа подозреваемого или обвиняемого от ранее данных правдивых показаний. Особенно недопустимо подобное нарушение в случае совершения убийства в условиях неочевидности, когда обвиняемый называет при допросе только ему известные подробности (о местах сокрытия трупа или его частей, орудий преступления, похищенного имущества и т.д.).

. «Наводящее» поведение или высказывание участников следственного действия (следователя, специалиста), осведомленных о тех обстоятельствах, на которые должно указать лицо, чьи показания проверяются. Данные лица неосторожными проговорками, жестами «упреждают» проверяемого, подсказывая ему то, на что он первым должен был обратить внимание присутствующих, если действительно причастен к расследуемому событию.

Поскольку в проверке показаний наряду со следователем обычно принимают участие и другие лица, в силу своего должностного положения осведомленные об обстоятельствах преступления, перед началом следственного действия необходимо предупредить их о недопустимости каких-либо высказываний или действий, которые могут носить «наводящий» характер.

К этой же группе можно отнести ошибки, связанные с неправильным определением очевидности движения участников проверки (лицо, чьи показания проверяются, должно двигаться впереди), с расположением конвоиров, использованием наручников и иных средств, препятствующих побегу. Целесообразно так организовать проведение этого следственного действия, чтобы исключить подсказку подозреваемому (обвиняемому), которая вольно или невольно возникает, например, при расположении определенным образом конвоиров, порядке движения участников. Вероятность подобной ошибки возрастает при осуществлении проверки показаний на месте по делам об убийствах, представляющих повышенную опасность, вызвавших большой общественный резонанс, когда для обеспечения безопасности подозреваемого (обвиняемого) от расправы со стороны родственников потерпевших, населения, для пресечения возможного побега задействуются значительные силы сотрудников милиции, организуется оцепление.

. Наличие «наводящих» объектов в месте, где производится проверка. Речь идет о производстве проверки показаний в условиях, когда на месте происшествия сохраняется обстановка, которая сама по себе носит «наводящий» характер (остались следы преступления — кровь, примятая трава, взрыхленная почва, оторванные пуговицы и т.д.). В случае последующего отказа от признания вины это дает подозреваемому (обвиняемому) возможность объяснить свою осведомленность о деталях обстановки на месте тем, что он наблюдал их во время производства следственного действия с его участием. Лицо, которое в действительности не совершало преступления, в случае самооговора или принуждения к признанию вины использует эти следственные ориентиры, в силу чего его показания выглядят правдоподобно.

Так, по уголовному делу об убийстве водителей грузового автотранспорта на автодороге «Москва-Ростов» на территории Воронежской области вначале были задержаны лица, как потом выяснилось, не имевшие отношения у этим преступлениям. Однако они признались в соучастии в их совершении, дали «правдивые» показания на допросах в присутствии защитников. При осмотре местности с их участием они правильно указали место убийства одного из водителей в лесном массиве. В последующем они изменили свои показания, заявив о самооговоре. Свою осведомленность о месте совершения преступления они объяснили тем, что определили его по свежим следам раскопок. Действительно, ранее при осмотре места происшествия в грунте производились поиски пули, и почва осталась взрыхленной.

. Не всегда в необходимых случаях используется метод искусственных координат, с помощью которого производится точная фиксация места расположения объектов на открытой местности. Сущность его заключается в том, что во время осмотра места происшествия следователь оставляет скрытый ориентир — заключенную в геометрическую емкость справку, в которой указываются дата, обнаруженный объект, сведения об участниках следственного действия, их подписи. При последующей проверке показаний следователь имеет возможность определить по указанному ориентиру, насколько точны показания ранее допрошенного лица о месте нахождения указанного объекта. Применение такого метода позволяет после осмотра места происшествия воссоздать прежнюю обстановку, не опасаясь, что в дальнейшем это место трудно будет найти без «естественных» ориентиров.

. Отсутствие достаточной детализации в установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, а также поверхностное описание в протоколе хода и результатов проверки показаний на месте. Фактически здесь речь идет о двух разновидностях упущений: недостаточной детализации непосредственно при его осуществлении и поверхностном составлении протокола.

Отсутствие схем, планов местности, помещений с указанием места расположения участников происшествия, путей их перемещения, расстояний затрудняет восприятие и осмысление результатов следственного действия. Нередко схемы к протоколам проверки составляются небрежно, без учета, которые были составлены при производстве иных следственных действий — осмотра места происшествия.

. Проверка показаний на месте в силу каких-либо причин ограничивается повторением проверяемым лицом ранее данных показаний без воспроизведения обстановки, демонстрации действий участников события.

Например, подозреваемый правильно указал расположение дома и квартиры потерпевших, однако произвести проверку внутри дома не удалось потому что в квартире никого не было и дверь была заперта.

. иногда следователи отказываются от воспроизведения обстановки, демонстрации действий в помещении, в котором было совершено преступление, на том основании, что подозреваемый (обвиняемый) во время проведения проверки показаний на месте не смог указать место его расположения. Подобная практика представляется ошибочной. В таких случаях следует доставить лицо, чьи показания проверяются, к дому или в квартиру и продолжить проверку показаний внутри помещения, предложив этому лицу воспроизвести свои действия, начиная от проникновения в него.

. Редко применяется метод реконструкции, который представляет собой разновидность более широкого понятия «моделирование». Суть этого метода заключается в восстановлении первоначальной обстановки исследуемого события или прежнего состояния предметов и их признаков.

Обычно необходимость в реконструкции возникает в тех случаях, когда первоначальная обстановка места происшествия значительно изменилась ко времени осуществления проверки показаний на месте. Поэтому перед началом этого следственного действия следователь принимает меры к воссозданию обстановки, максимально приближенной к той, которая была зафиксирована во время осмотра места происшествия.

Как показывает практика, лицо, отказавшееся в дальнейшем от своих «правдивых» показаний, зачастую объясняет причину их дачи физическим воздействием на него со стороны работников органа дознания.

С целью предупреждения таких объяснений необходимо: во-первых, подвергнуть задержанного до его допроса по существу судебно-медицинскому освидетельствованию на предмет установления наличия телесных повреждений. В случае, если таковые будут обнаружены, незамедлительно допросить подозреваемого об обстоятельствах их получения. Во-вторых, после дачи подозреваемым «правдивых» показаний вновь произвести его судебно-медицинское освидетельствование. Целью второго освидетельствования является установление наличия или отсутствия телесных повреждений в промежутке между первым и вторым освидетельствованиями.

Таким образом, можно заключить, что при проверке показаний на месте используются тактические приемы, которые обеспечивают проведение проверки показаний на месте и существует определенная последовательность ее осуществления, для наиболее эффективного проведения данного следственного действия. Однако существуют тактические ошибки, которые затрудняют проведение проверки показаний на месте, из-за чего могут возникнуть проблемы при дальнейшем расследовании преступления.

2.3 Тактика проверки показаний на месте в различных ситуациях расследования

Укрепление законности и правопорядка в современной России — важнейшая задача, стоящая перед правоохранительными органами. Неотъемлемой частью этого процесса является борьба с преступностью.

Согласно действующему законодательству, дети в возрасте до 14 лет могут принимать участие в следственных действиях только в присутствии педагога, а при необходимости — психолога. Вместе с тем в целом ряде случаев при проведении следственных действий помощь психолога необходима и детям старшего возраста (подростам). Согласно результатам исследования материалов уголовных дел, 8% лиц, с которыми проводилась проверка показаний на месте, являлись несовершеннолетними, при этом минимальный возраст проверяемого лица составлял 14 лет.

Рефераты:  Курсовые по правоохранительной деятельности | Конспект юриста

М.В. Меркулова полагает, что при принятии решения о проведении проверки показаний на месте с несовершеннолетним (особенно с малолетним) лицом необходимо в первую очередь руководствоваться соотношением задач предстоящего следственного действия с уровнем психологического и интеллектуального развития ребенка (подростка).

Как показало обобщение практики, на последующем этапе расследования краж металла либо компонентов его производства, совершаемых на металлургических предприятиях Уральского региона, нередко производится проверка показаний на месте.

Данное следственное действие по делам о кражах на металлургических предприятиях может производиться только на месте, о котором идет речь в показаниях, подлежащих проверке: участке населенного пункта, отдельном производственном помещении, территории комбината, прилегающей к строению, и т.п.

Как показало изучение уголовных дел о кражах металла и компонентов его производства, потребность в проведении проверки показаний на месте обычно возникает при обстоятельствах, когда:

А) в своих показаниях на допросе обвиняемый указывает на имеющие большое значение в расследовании краж места совершения преступления, проникновения на охраняемую территорию или в хранилище материальных ценностей либо маршрут передвижения как самих преступников, так и транспортных средств с похищенным имуществом;

Б) на допросе или в ходе проведения других следственных действий обвиняемый сообщает сведения о местонахождении вещественных доказательств либо следов кражи;

В) возникает необходимость сопоставления показаний нескольких лиц относительно события, которое произошло в определенном месте и имеет связь с расследуемой кражей.

Как правило, проверка и уточнение показаний на месте начинается от какого-то отправного, опорного пункта, хорошо запомнившегося проверяемому. По делам о кражах черного металла либо компонентов его производства следователи обычно начинали ее проведение с места проникновения обвиняемого (подозреваемого) на охраняемую территорию металлургического комбината или его дочернего предприятия.

Подбор и приглашение лиц, обеспечивающих процесс проверки, находится в прямой зависимости о того, чьи показания проверяются (свидетеля, обвиняемого, подозреваемого), от особенностей следственного действия, характера работ, которые предполагается выполнить при его проведении и т.п.

Например, если по ходу проверки возникает необходимость в поисковых действиях с применением научно-технических средств, раскопках грунта и т.п. то необходимо подыскать и пригласить соответствующих специалистов, вспомогательных участников для выполнения трудоемких работ. Желательно также пригласить специалиста, который обеспечил бы видеосъемку этого следственного действия.

Наглядное представление о содержании и возможностях проверки показаний на месте при расследовании краж на предприятиях черной металлургии дает пример, взятый из уголовного дела по обвинению гр. М. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 158 УК РФ. Приведем выдержку их протокола указанного следственного действия: «По указанию подозреваемого М. приехали к территории дочернего предприятия ОАО «ММК, Южуралавтобан»»? где М. показал, что 26 июня 2004 г. В 2.00 с целью совершения кражи приехал на своей автомашине на данное место. После этого М. добровольно в присутствии понятых указал на место, находящееся в 3-х метрах от металлургического ограждения территории «Южуралавтобан», где он оставил свою автомашину. Далее М. добровольно указал место, где он перебрался через ворота, высотой 3,5 метра. После этого М. и участники проверки показаний на месте прошли на территорию, где подозреваемый добровольно указал на место, откуда им были похищены 10 траков и 134 металлических пластин, которые он перекинул через ограждение, погрузил в свою автомашину и с похищенным уехал. В дальнейшем, как показал М., он был задержан сотрудниками милиции».

Существует такой пробел правового регулирования, который касается тех ситуаций, когда местом, где должны проверяться показания ранее допрошенного лица, выступает жилище. Напомним, что принцип неприкосновенности жилища не только закреплен во второй главе УПК РФ, но и является конституционным: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения» (ст. 25 Конституции РФ). Уголовно-процессуальный закон устанавливает основания производства в жилище таких следственных действий, как обыск, выемка и осмотр, но умалчивает о проверке показаний на месте. Не упомянута проверка показаний на месте и в ст. 29 УПК РФ, закрепившей полномочия суда принимать, в т.ч. в ходе досудебного производства, решения об ограничении конституционных прав граждан. Далее возникает следующий вопрос: аналогия с каким из следственных действий, производимых в жилище, — с осмотром или с обыском и выемкой — здесь должна применяться?

Иными словами, может ли следователь произвести в жилище проверку показаний допрошенного лица, если проживающее в этом жилище лица дают на это свое согласие? С.А. Новиков полагает, что ответ на это вопрос должен быть положительным: проверка показаний на месте в большей степени в большей степени схожа именно с осмотром, поэтому требования к ней не должны быть аналогичны закрепленным в ч. 5 ст. 177 УПК РФ (согласие проживающих есть — судебное решение не требуется, согласия нет — судебное решение обязательно). Подобную точку зрения разделяют и другие процессуалисты, также складывается современная правоприменительная практика. В то же время для окончательного разрешения вопроса правильным будет дополнить ст. 194 УПК РФ следующим положением: «Проверка показаний на месте, если таким местом выступает жилище, производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против проверки показаний, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве этого следственного действия в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ». Я согласна с мнением автора о том, что необходимо дополнить ст. 194 УПК РФ данными положениями.

На данную проблему также обращает внимание Н. Власенко в своей статье «Проверка показаний на месте», но пути выхода из данной ситуации не предлагает.

В 2021 г. В Конституционный суд РФ поступила жалоба Н.А. Киятова на нарушение его конституционных прав положением ст. 194 УПК РФ. По мнению заявителя, положения рассматриваемой нормы противоречат ст. 25 Конституции РФ в той мере, в какой они позволяют проводить в жилище проверку показаний на месте без согласия проживающих в нем лиц или без судебного решения. В ходе производства предварительного следствия по обвинению гражданина Н.А. Киятова в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следователь Приморской межрайонной прокуратуры Архангельской области произвел в его жилище в соответствии со ст. 194 УПК РФ проверку показаний обвиняемого по тому же делу. Согласия Н.А. Киятова на проникновение в принадлежащее ему жилище либо судебное решение на производство указанного следственного действия, сопряженного с проникновением в жилище, получено не было.

Доводы гр. Н.А. Киятова, изложенные в жалобе, подкреплялись состоявшимися судебными решениями. Приморский районный суд Архангельской области отказал в удовлетворении его ходатайства о признании по этим основаниям протокола проверки показаний на месте недопустимым доказательством, а его жалобы, связанные с проведением указанного следственного действия против его воли и без разрешения суда, оставлены без удовлетворения

Итогом предварительного изучения жалобы Н.А. Киятова стало вынесение Определения от 06.07. 2021 г. №911-О-О в котором Конституционный суд РФ не выявил в положениях ст. 194 УПК РФ какой-либо неопределенности и дозволения проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц при проверке показаний на месте. Мнение КС РФ вполне понятно, а с учетом анализа ранее принятых решений, сходных по своему предмету очевидно. В свою очередь, отсутствие в уголовно-процессуальном законе специальных указаний на порядок проведения проверки показаний на месте в исследуемой ситуации ставит правоприменителя в затруднительное положение.

Практикой были выработаны следующие формы проведения в жилище проверки показаний на месте:

при отсутствии согласия обвиняемого, подозреваемого на проведение в его жилище следственного действия с другим обвиняемым, согласие могли давать иные проживающие в этом жилище граждане;

в суд направлялось постановление о возбуждении ходатайства о проведении осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, при удовлетворении которого следователь законно проходил внутрь, где проводил проверку показаний на месте, фиксируя результаты в протоколе осмотра жилища.

Изложенные формы имеют ряд недостатков. Если обвиняемый проживает один, то и согласие на проверку показаний спрашивать придется только у него. Получение судебного решения для производства осмотра фактически в целях проверки показаний на месте не является правомерным, поскольку проверка имеет не только отличные от осмотра цели, но и иной характер производимых действий.

Причины, по которым законодатель оставляет без изменения ст. 194 УПК РФ всего две.

Вторая причина касается системности и последовательности законодательной политики в области реформирования процессуального законодательства.

Однако данные предложения влекут за собой другие дополнения.

Подобная ситуация может возникнуть при проведении следственного эксперимента и вновь встанет вопрос о дополнении уголовно-процессуального закона.

Еще одним актуальным вопросом является возможность изъятия следователем различных предметов, обнаруживаемых в ходе проверки показаний на месте.

Законодатель в ст. 194 УПК РФ предпочел не упоминать о возможности изъятия предметов.

Это дало основание некоторым правоприменителям прийти к выводу, что изъять какой-либо предмет в ходе проверки показаний на месте следователь не вправе: из 80 опрошенных следователей так ответили 47 человек. Одновременно эти респонденты пояснили, что в случае обнаружения в ходе проверки показаний на месте какого-либо значимого предмета они приостанавливают производство указанного следственного действия и начинают другое: дополнительный осмотр места происшествия или выемку. Затем проверка показаний на месте возобновляется. Второй возможный, по их мнению, способ — завершить проверку показаний на месте, предварительно обеспечив охрану обнаруженного предмета, а затем изъять его опять же в ходе осмотра или выемки.

Такой позиции придерживаются и некоторые авторы научных работ. Так, по мнению М.А. Фомина, признаком допустимости обнаруживаемые при проверке показаний вещественные доказательства будут обладать только в том случае, если следователь произведет их изъятие после составления протокола проверки показаний на месте с вынесением постановления о производстве выемки и составлением протокола выемки.

Однако С.А. Новиков не согласен с данной точкой зрения. В защиту своей позиции автор дает убедительные аргументы. Во-первых, проверка показаний на месте охватывается в том числе отыскание не обнаруженных следов события, которые должны иметься, если проверяемые показания соответствуют действительности. Во-вторых, более тщательное изучение норм УПК РФ подтверждает вывод о правомерности изъятия обнаруженных предметов непосредственно во время проверки показаний, не прибегая к производству осмотра или выемки. Среди общих правил производства следственных действий законодателем названо следующее: при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления. И вещественных доказательств. При этом в законе отсутствует какое-либо ограничение, препятствующее распространению этого общего правила на проверку показаний на месте. Более того, в самой ст. 194 УПК РФ прямо подчеркивается, что ранее допрошенное лицо на месте события указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела.

Изучая правоприменительную практику, можно обнаружить множество примеров, суды обоснованно признавали обнаруженные и изъятые в ходе проверки показаний на месте следы и предметы допустимыми доказательствами по делу. Так, приговором Томского областного суда к длительным срокам лишения свободы осуждены граждане Б. и Д., признанные виновными в совершении квалифицированного убийства. При этом при проверке показаний на месте с участием Б. были обнаружены кухонный нож и одежда потерпевшей, а при проверке показаний на месте с участием Д. — его собственная куртка, а также брючный ремень и одежда потерпевшей. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, рассмотрев кассационную жалобу одного из осужденных, решила оставить приговор без изменения, а жалобу — без удовлетворения. Мотивируя такое решение, суд, в частности, отметил: «В судебном заседании была просмотрена видеозапись проверки показаний Б. на месте, из которой видно, что он указал место совершения убийства, рассказал об обстоятельствах содеянного, указал местонахождение ножа, и он был изъят».

В свою очередь, приговором Архангельского областного суда виновным в совершении убийства признан гражданин Ж. Мотивируя свое решение, суд обоснованно сослался на результаты проверки показаний Ж. на месте происшествия. В ходе названного следственного действия подозреваемый указал гараж и место под ним, куда закинул револьвер (орудие преступления), после чего самодельный револьвер с четырьмя гильзами и двумя снаряженными патронами был там действительно обнаружен и изъят. В последующем эксперты подтвердили, что изъятый в ходе проверки показаний на месте револьвер пригоден для производства выстрелов, а пуля, извлеченная из головы погибшего, могла быть из этого револьвера выпущена. Правильная оценка всей совокупности собранных доказательств позволила суду принять законное, обоснованное и справедливое решение.

Итак, я согласна с мнением С.А. Новикова о том, что при проверке показаний на месте изъятие вещественных доказательств или каких-либо предметов и орудий, имеющих значение для уголовного дела является вполне законным действием и содержит противоречия с уголовно-процессуальным законодательством.

Н.Т. Тришина обратила внимание на психологический аспект при проверке показаний на месте женщин, обвиняемых в совершении преступления. И при проведении данного следственного действия необходимо учитывать, что женская психика работает по-другому, нежели мужская и имеет свои особенности. Следователь должен это учитывать при допросе и проверке показаний на месте. Женщины более склонны к аффективным переживаниям и импульсивности. Поскольку женщины зачастую считаются с мнением окружающих и боятся придать делу лишнюю огласку, опасаются, что знакомые могут увидеть их в наручниках и т.д., очень важно убедить обвиняемую, что производство проверки показаний на месте будет проходить на охраняемой территории, где исключена возможность присутствия посторонних людей.

Следователю необходимо учитывать, не только общие рекомендации, но и специфические периоды жизнедеятельности обвиняемой — беременность, роды, послеродовой период. И.Н. Якимов отмечает, что женщины меньше забывают, чем мужчины, но зато больше искажают действительность. Это явление он объяснил тем, что женщина всегда находится под влиянием кого-нибудь или чего-нибудь и вследствие этого проявляет заинтересованность или симпатию к кому-либо. Зачастую женщина является зависимой личностью, т.е. ее поведение подчиняется глубинным, по большей части бессознательным, влечениям и побуждениям, недостаточно регулируется сознанием и волей или вообще не регулируется. Это приводит к личному оскудению, регрессу и дезадаптации. Женские показания всегда отражают их чувства, а потому они не всегда беспристрастны и объективны, умаляют или преувеличивают то, к чему относятся. Учитывая это, для следователя представляется важным правильно выбирать линию поведения, заранее подготовить уточняющие вопросы и ненавязчиво направлять женщину, лишая ее возможности руководствоваться в ходе проверки показаний на месте чувствами и эмоциями.

На этот счет можно высказать свою точку зрения. При проведении проверки показаний на месте следователю следует учитывать психологические особенности проверяемого лица, независимо от того, женщина это или нет, так как к каждому человеку нужен индивидуальный подход и индивидуальное изучение психологии человека.

Особое внимание Алгазин А.И. уделяет внимание тактике проверке показаний на месте по делам о страховом мошенничестве.

В настоящее время особую популярность получает преступления в кредитно-финансовой сфере, а именно в страховом мошенничестве. Большую часть данных преступлений составляют факты мошенничества и покушения на мошенничество, совершенные страхователями в сговоре с потерпевшим с использованием договоров обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев (ОСАГО).

Данные преступления представляют особую сложность в плане проверки и доказывания, так как все участники инсценированного ДТП дают ложные показания и предъявляют сфабрикованные доказательства. Кроме того, они активно противодействуют расследованию, уничтожая следы преступления.

С помощью такого следственного действия, как проверка показаний на месте, возможно доказать факт страхового мошенничества.

Данный автор выделяет некоторые тактические приемы проверки показаний страхователя на месте страхового события:

А) по приезде на место страхового события следует попросить страхователя рассказать о случившемся событии, показывая конкретные места, объекты и маршруты своего передвижения;

Б) страхователю нужно предоставить полную инициативу на месте страхового события;

В) рассказа страхователя должен сочетаться с показом и демонстрацией конкретных действий;

Г) указанные места и объекты следует изучить, фиксируя и измеряя предметы, особенно нужно уделять внимание обнаружению следов, касающихся страхового события, ил фиксировать их отсутствие в том месте, где они должны были быть по логике вещей;

Д) за действиями страхователя необходимо внимательно наблюдать и фиксировать на видеокамеру.

Хотелось бы отметить особенности проверки показаний на месте, проводимых с несовершеннолетними. Установленные уголовно-процессуальным законами гарантии прав несовершеннолетних в совокупности с индивидуально-психологическими свойствами личности подростка, законного представителя, а также участие защитника, педагога, психолога придают производству этого следственного действия особую тактическую специфичность.

Участие несовершеннолетнего в данном следственном действии несет на себе серьезную психологическую нагрузку. Правильно понимание процессов, происходящих в психике несовершеннолетнего помогает следователю определить уровень направленности действий при решении несовершеннолетним вопросов о согласии на участие в следственном действии.

Существенную помощь может оказать психолог, указав следователю на оптимальный вариант установления психологического контакта, возможности определения улик поведения о психологическому «рисунку» поведения.

Резван С.А. выделяет криминалистические приемы проведения проверки показаний на месте с несовершеннолетним:

·На этапе подготовки к производству следственного действия провести беседы с законным представителем подростка, защитником с целью оказания помощи следствию и нейтрализации возможного психологического воздействия на лицо, показания которого проверяются;

·Предварительная беседа со специалистом-психологом с целью уяснения процессов, протекающих в нервной системе подростка, психологии его поведения в условиях производства проверки показаний на месте;

·Установление с подростком психологического контакта с целью получения согласия на участие в следственном действии и рассказа с демонстрацией действий, связанных с расследуемым преступлением с участием квалифицированного психолога;

·Проведение дополнительного допроса для установления всех обстоятельств, связанных с местом, где произошло проверяемое событие, уточнение и детализация сведений о маршруте движения, кто и где встречался на пути и на месте события, об обстановке и предметах, орудиях преступления и т.д.;

·Ознакомление следователем с местом предстоящей проверки показаний с целью установления фактов произошедших изменений на местности, в помещении. Возможности использования различных технических средств нам месте предстоящей проверки;

·Наблюдение за поведением не только лица. Показания которого проверяются, но и законного представителя, защитника с целью недопущении и пресечения элементов противодействия расследованию: подсказок, невербальных форм внушения;

·Уточнение и постановка вопросов лицу, показания которого проверяются о изменении в обстановке на месте проверяемого события, деталях интерьера и т.д.

·Определение методов оперативного сопровождения подготовки проверки показаний на месте, ее производства и оценки результатов следственного действия с целью выдвижения и проверки версий о мотивах преступления, его участниках, характере возможных форм противодействия расследованию со стороны заинтересованных лиц.

Таким образом, проверка показаний на месте нуждается в совершенствовании, есть неурегулированные вопросы, связанные с данным следственным действием, которые возникают на практике и не нашедшие своей законодательной регламентации.

.4 Фиксация хода и результатов проверки показаний на месте

Проверка показаний на месте является многоплановым, сложным следственным действием, процесс которого целесообразно фиксировать с помощью видеозаписи. По ходу проверки может вестись черновая запись, которая облегчает составление протокола. В протоколе помимо обычных реквизитов, предусмотренных ст. 166 и другими положениями УПК РФ, отражаются следующие сведения:

конкретные цели и задачи проведения проверки показаний на месте;

запись о том, что подозреваемый (обвиняемый) добровольно принимает участие в следственном действии, разъяснение содержания ст. 51 Конституции РФ;

обозначение начального пункта движения и описание пути следования с приведением объяснения лица, показания которого проверяются;

обозначение конкретного пункта движения и пунктов промежуточных остановок с приведением объяснений и описаний всех действий по осознанию местности и предметов на ней;

записи о проведенной фотосъемке, видеозаписи с указанием марки и модели видеокамеры, типа магнитной ленты, о составлении планов, изъятии каких-либо предметов, имеющих отношение к расследуемому событию.

Несоответствие будет свидетельствовать о том, что лицо не было участником события или его очевидцев. Мотивом таких показаний может быть оговор, самооговор и т.п.

Основным способом фиксации хода и результатов проверки показаний на месте — протокол. Он составляется в кабинете следователя на основе тех записей, который делаются на месте в ходе следственного действия.

Во вводной части протокола, кроме общих сведений (места и дата его составления время и начала и окончания следственного действия; сведения о лице, составившем протокол, понятых и т.д.) указывается, что лицу, показания которого предстоит проверить, был задан вопрос, готов ли он повторить предстоит проверить, был задан вопрос, готов ли он повторить на месте события свои показания по существу расследуемого дела, и что он ответил утвердительно.

В описательной части подробно излагается ход следственного действия: по какому маршруту, согласно указаниям лица, показания которого проверялись, двигались участники проверки к месту основного события; где делались остановки; где и какие пояснения при этом давало указанное лицо; какие демонстрировало действия; где и какие следы преступления были обнаружены и т.д.

В заключительной части протокола отмечается, какие технико-криминалистические средства были применены, что конкретно сфотографировано, снято на видеопленку, заявления лица, показания которого проверялись, что его показания и все, происходившее во время проверки, записано в протоколе верно, дополнений он не имеет

Среди дополнительных способов фиксации в ходе проверки показаний на месте используется фотосъемка (52% изученных случаев), видеозапись (32% случаев), а также составление планов и схем (9% случаев). Кроме того, в ходе проверки показаний на месте могут быть обнаружены различные следы, которые должны быть зафиксированы и изъяты. Помощь следователю в этом случае оказывает специалист.

В.И. Саньков выделяет недостатки фиксации проверки показаний на месте видео- или аудиозаписью. К их числу относится выборочная фиксация с помощью видео- или аудиозаписи не всего следственного действия, а отдельных его фрагментов — тех, которые важны с точки зрения следователя и укладываются в его версию. Следует разграничивать ошибочные действия от умышленных, когда посредством фиксации «нужных» фрагментов фальсифицируются доказательства обвинения. При этом видеозапись специально прерывается, чтобы с помощью недозволенных методов «помочь» подследственному «вспомнить», что нужно показывать и о чем говорить.

Недопустимо предварительное воспроизведение лицу, чьи показания предстоит проверить на месте видеозаписей проверки показаний с участием иных лиц с их выходом на те же места.

В начале видеозаписи, после того, как следователь разъяснит права и обязанности всех участников следственного действия и уведомит их о применении видеозаписи, обязательно выясняется, готово ли лицо, показания которого проверяются, рассказать и показать на месте события, что именно там происходило.

Затем следователь подробно разъясняет порядок проведения следственного действия и объясняет задачи и обязанности всех участников. Вводная часть видеофильма заканчивается тем, что следователь уточняет у лица, показания которого проверяются, куда следует направиться участникам следственного действия с этого места, по какому маршруту и каким способом можно туда попасть.

Делать перерывы в видеозаписи, как правило, нецелесообразно. Это оправданно лишь в том случае, когда лицо, показания которого проверяются, закончило рассказ и показ в одном месте, заявляет о необходимости перемещения в другом месте, причем фиксация процесса перемещения не имеет значения уголовного дела. В этом случае в протоколе и на видеозаписи причина и продолжительность перерыва должны быть специально обговорены.

Нежелательно производство видеосъемки самим следователем, поскольку это отвлекает его от руководства следственными действиями, в результате возрастает вероятность совершения им процессуальных и тактических ошибок.

После завершения основной части следственного действия группа во главе со следователем возвращается в помещение органа предварительного следствия для оформления документов. На это время, как объявляет следователь, видеозапись прерывается и возобновляется после составления протокола и просмотра отснятого материла. Заключительная часть видеофонограммы должна содержать удостоверение участниками правильности записи хода следственного действия.

Как правило, фиксация проверки показаний на месте в протоколах осуществляется следователями преимущественно в третьем лице. Такой же вариант фиксации этого следственного действия предлагается и в примерных образцах процессуальных актов предварительного расследования. Н.А. Бурнашев и А.В. Сердюков предлагают фиксировать протокол в первом лице, по аналогии с допросом, а действия проверяемого — в третьем лице, по аналогии со следственным экспериментом или предъявлением для опознания. В связи с этим ввести в ст. 194 УПК РФ следующее дополнение: «Фиксация показания лица, чьи показания проверяются, в проколе осуществляется в первом лице. Фиксация показаний лица, чьи показания проверяются, в протоколе осуществляется в первом лице. Фиксация действий этого лица осуществляется в третьем лице».

Я считаю, данная корректировка абсолютно не нужна. Это создает излишнюю «волокиту» вокруг протокола проверки показаний на месте, и создает лишнюю сложность при ее заполнении. К тому нынешний порядок оформления протокола проверки показаний на месте не имеет никаких сложностей и проблем с её заполнением.

Фотоснимки оформляются как приложение к протоколу. Они должны последовательно иллюстрировать ход проверки, содержать наглядную информацию об указании проверяемого лица, маршрутов движения иметь необходимые пояснения о характере запечатленных снимков.

Значительно место занимает в протоколе проверки показаний на месте описание исходной точки движения, всего маршрута движения, запись устных сообщений, сделанных лицом, показания которого проверяются, детальное отображение обстановки проверяемого места и мест нахождения отдельных объектов, задаваемые вопросы и ответы на них.

Вначале рекомендуется снять говорящих участников проверки средним и крупным планом, чтобы затем по видеофильму было легче сориентироваться, кто и что делал, где находился, кто именно произнес ту или иную фразу. Маршрут движения фиксируется выборочно, с выделением ориентиров. После обзорной съемки места проверки важно запечатлеть ее ключевые моменты и те результаты, которые влияют на оценку полученных доказательственных данных.

Помимо фототаблиц и видеофильма, к протоколу проверки показаний на месте может быть приложен план с обозначением маршрута движения, указанием места и других данных, имеющих значение для расследуемого уголовного дела. При допросе обвиняемых и свидетелей перед проверкой показаний целесообразно предложить им собственноручно составить план или схему расположения места, которое они должны указать, определить обстановку на нем и указать путь к этому месту. Последующее сопоставление схемы, нарисованной допрошенным лицом, с планом или схемой, которые будут сопоставлены при проверке показаний на месте, позволяет убедиться в достоверности или ложности полученных сведений.

Результаты проверки показаний на месте могут быть отражены на масштабном или схематичном плане.

После составления (схема) предоставляется для ознакомления лицу, показания которого проверялись, и понятым. Если высказываются какие-либо замечания, то в плане (схеме) даются добавления или исправления либо по требованию этих лиц они заносятся в протокол проверки показаний на месте. План (схема) должен быть подписан следователем, чьи показания проверялись, и понятыми.

В современных условиях особый интерес представляет использование при проведении следственных действий новых технических средств, и в частности — использование цифровой техники.

В настоящее время ч. 8 ст. 166 УПК РФ предусматривает возможность приложения к протоколу следственного действия (наряду с фотографическими негативами и снимками, кинолентами, кассетами) носителей компьютерной информации. Практическими работниками все шире применяются средства цифровой фото-, видеосъемки при проведении следственных действий. Вместе с тем остается открытым вопрос о защите полученной информации от несанкционированного доступа и внесения изменений.

Меркуловой М.В. предлагаются два наиболее перспективных направления защиты информации от несанкционированного доступа:

·Использование электронной цифровой подписи,

·В отдельных случаях — использование программ, позволяющих осуществить шифрование информации криптографическими методами.

Заключение

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что дискуссии о сущности проверки показаний на месте не сводится к спору о терминологии. Задача состоит в правильном определении методики и правил оценки полученных таким путем доказательств. Проверка показаний на месте получила свое законодательное закрепление в 2001 году, с принятием нового УПК РФ. Но на практике этот вид следственного действия применялся уже давно. Закрепление в УПК РФ проверки показаний на месте явилось большим шагом вперед и положило конец спорам о целесообразности существования данного следственного действия. Несмотря на то, что авторы высказываются против этого следственного действия и считают его бесполезным, его практическая эффективность уже доказана временем.

Проверка показаний на месте — это следственное действие, целью которого является не только исследование и восполнение доказательств, содержащихся в проверяемых показаниях, но и получение новых доказательств, относящихся как к составу расследуемого преступления, так и обстоятельств, способствовавшим его совершению.

Наличие в проверке показаний на месте «сходных элементов» других следственных действий — не есть механическое их повторение: они преломляются, видоизменяются и в контексте данного следственного действия становятся процессуально и тактически иными, «работающими» на решение задач и достижение целей, поставленных именно перед проверкой показаний на месте.

Подготовка к проверке показаний на месте имеет свои тактические особенности, без соблюдения которых проверка показаний на месте не получится. Также необходимо учитывать следственные ситуации, когда это следственное действие должно проводиться, имеет значение время проведения, иногда вплоть до часа, психологическое состояние лица, подготовленность технических средств. Некоторые авторы считают возможным проведение проверки показаний на месте с помощью топографических карт, специальных программ, где отображается трехмерное изображение места, и также масштабных карт с маршрутом указания. Однако, это не будет являться именно проверкой показаний на месте так как само по себе определение дает понять, что нужно именно выезжать на место, т.е. должно быть «реальное» движение в пространстве, а использование различных карт и программ будет разновидностью допроса, с использованием карт, но никак не проверкой показаний на месте.

Также важным моментов выступает установление психологического контакта с лицом, показания которого собираются проверить. И следователю необходимо подойти к этому очень серьезно, т.е. изучить личность до проведения допроса, его интересы, учитывать его психологическое состояние, вплоть до возраста, пола и профессии.

При непосредственном проведении этого следственного действия также используются различные тактические приемы. Это обеспечение самостоятельности действий проверяемого лица, предоставление возможности выбора маршрута движения и подлинно свободного рассказа; детализация показаний и действий проверяемого, особенно на опорных пунктах; наблюдение за поведением проверяемого лица; сопоставление показаний с конкретной обстановкой; фиксирование всего хода проверки показаний; использование различных манекенов, макетов, муляжей и других вспомогательных средств; и применение видео-, аудиозаписи.

Нерешенной проблемой остается проведение проверки показаний на месте в жилище. Ведь согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. УПК РФ имеет исчерпывающий перечень ситуаций, когда возможно отхождение от этого правила и проверка показаний на месте не входит в этот перечень. Здесь, можно согласиться с С.А. Новиковым о том, что необходимо дополнить ст. 194 УПК РФ и ввести в него пункт, где проверка показаний будет проводиться с согласия проживающих в жилище лиц, а если такого согласия не получено, то на основании судебного решения.

Еще един спорный момент среди юристов возникает когда, во время проверки показаний на месте изымаются предметы и орудия (вещественные доказательства), имеющие значение для дела. При тщательном изучении УПК РФ, можно прийти к выводу о том, что закон предусматривает возможность изъятия предметов и орудий, имеющих значение для дела, после проведения проверки показаний на месте и составления протокола, предварительно обеспечив сохранность этих вещей.

Рассматривая различные следственные ситуации, при которых проводится проверка показаний на месте. В отдельных случаях необходимо привлечение специалиста, если это несовершеннолетние, то законного представителя, психолога, педагога.

Фиксируется ход и результаты проверки показаний на месте в протоколе, приложением к протоколу, как правило, является фототаблица. Протокол состоит из вводной, описательной и заключительной частей. При проведении это следственного действия наиболее эффективно проводить видеозапись. Видеофиксация также имеет свои особенности, например желательно если снимать будет не сам следователь, а другое лицо, для того, что бы следователь не отвлекался от общего хода проверки, фиксировать не отдельные элементы, а весь ход проверки показаний. Протокол фиксируется в первом лице, что на мой взгляд является правильным. Отдельные авторы предлагают фиксировать от третьего лица, и даже ввести изменения в ст. 194 УПК РФ, где в зависимости от ситуации будет фиксироваться протокол как проверка следственный эксперимент ил же как допрос.

Таким образом, проверка показаний на месте — это очень сложное комплексное следственное действие, имеющее пробелы и спорные моменты, которые необходимо ликвидировать.

Библиография

1)Аверьянова, Т.В. Криминалистика: учебник / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Н. Россинская. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008. — 944 с.

2)Андреев, И.С. Курс криминалистики / И.С. Андреев, Г.И. Грамович, Н.И. Порубов; Под ред. Н.И. Порубова. — Мн.: Выш. шк., 2000. — 335 с.

3)Безлипкин, Б.Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя / Б.Т. Безлипкин. — М.: Проспект, 2021. — 153 с.

)Белоусов, В.И., Натура, А.И. Проверка показаний на месте в ходе предварительного расследования / В.И. Белоусов, А.И. Натура. — Москва: «Юрлитинформ», 2006. — 144 с.

5)Власенко, Н.В., Степанов, В.В. Сущность и тактика проверки показаний на месте / Н.В. Власенко, В.В. Степанов. — Москва: Изд-во «Юрлитинформ», 2004. — 155 с.

)Волохова, О.В. Криминалистика: учебник / О.В. Волохова, Н.Н. Егоров, М.В. Жижина [и др.]; под ред. Е.П. Ищенко. — Москва: Проспект, 2021. — 504 с.

7)Гаврилин, Ю.В., Победкин А.В., Яшин В.Н. Следственный действия. Учебное пособие. — М.: МосУ МВД России, Книжный мир. 2006. — 187 с.

8)Гармаев, Ю.П. Руководство для следователя и его помощника, практиканта: учеб.-практ. пособие / Под общ. ред. Ю.П. Гармаева. — Иркутск: РИО САПЭУ, 2009. — 264 с.

)Драпкин, Л.Я., Карагодин, В.Н., Шуклин, А.Е. Криминалистика: учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2021. — 768 с.

)Еникеев, М.И., Образцов, В.А., Эминов, В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология: учебное пособие. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. — 216 с.

)Зинин, А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник. — М.: Проспект, 2021. — 256 с.

)Ищенко, Е.П., Образцов В.А. Криминалистика: Учебник. — М.: Изд-во Эксмо, 2007. — 480 с.

13)Ищенко, Е.П. Криминалистика: Учебник — 2-е изд., испр., доп. и перераб. / Под ред. д-ра юр. наук, проф. Е.П. Ищенко. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2021. — 768 с.

14)Савельев, А.Б. Следственный действия: учебник / М.В. Савельев, А.Б. Смушкин. — М.: Издательство Юрайт, 2021. — 273 с.

)Филлипов, А.Г. Криминалистика. Полный курс: учебник / под общ. ред. А.Г. Филлипова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2021. — 835 с.

16)Хлынцов, М.Н. Проверка показаний на месте / под ред. Д.П. Рассейкина, М.Н. Хлынцова. — Саратов: Изд-во Сарат. юрид. инст-т, 1971. — 120 с.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий