РАЗЛИЧНЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ БЕЗЛИЧНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ — Языкознание, филология — KazEdu.kz

Понятие о безличных предложениях в современном русском языке: традиционный подход

Комплексная цель модуля №2

Дать учащимся представление о традиционном подходе к исследованию безличных предложений: посредством представления различных классификаций показать, как видятся данные грамматические модели в их семантико-структурном разнообразии; обращение к анализу классификаций в сопоставительном аспекте позволит студентам не только увидеть особенности сопоставительного метода, но и с помощью данного метода попытаться синтезировать полученные знания. Одной из важнейших вспомогательных целей в ходе изучения данного раздела является достаточно развернутое и обстоятельное представление теоретического материала, который впоследствии поможет в практическом применении знаний.

Компетентностная характеристика

Изучение данного модуля предполагает получение и развитие у учащихся следующих знаний, умений и навыков:

  • — вследствие получения комплексных знаний по проблеме, развить умение анализировать и структурировать предложенный научный материал, на основе которого возможно выявление умения представлять собственную точку зрения на поставленную проблему;
  • — научиться анализировать теоретический материал и развивать умение лаконично, тезисно представить полученные сведения по проблеме;
  • — на основе теоретической базы развить навыки практического анализа единиц, входящих в категориальный аппарат исследуемого круга явлений;
  • — развить умение систематизировать полученные знания и применять их в дальнейшей работе не только по данной проблеме, но и при обращении к другим разделам грамматики русского языка и лингвокультурологии.

Содержание

Безличные предложения — основной способ выражения категории безличности в русском языке — были всегда в центре внимания научных исследований. «Свыше ста лет философы и лингвисты пытались решить, что же такое безличное предложение, когда и почему безличные предложения образовались в речи», — эта цитата из фундаментального труда о безличных предложениях Е.М. Галкиной-Федорук с учетом многообразия подходов к описанию семантики и формально-структурного аспекта безличных предложений могла бы стать эпиграфом к исследованиям категории безличности в русском языке. Изучение категории безличности и безличных предложений в русистике и, как показывают современные исследования, за ее пределами продолжается и до сих пор остается одной из актуальных проблем науки ХХ-нач. XXI вв.

В этом разделе мы рассмотрим традиционный подход к изучению безличных предложений в лингвистике второй половины XX в., связанный с функционально-коммуникативной лингвистикой, когнитивной лингвистикой, семантикой, стилистикой. В предыдущем модуле нами было рассмотрено исходное понятие, на фоне которого исследуются безличные предложения, — это категория безличности (безподлежащности, неагентивности) как составляющая русской языковой картины мира. Как известно, категория безличности является существенной составляющей русской языковой картины мира, в которой отражается национально-культурная специфика концептуализации мира, эксплицируемая безличными предложениями (отсутствие категории субъекта действия на общесемантическом уровне; подлежащего на уровне синтаксической семантики и способа его выражения на уровне лексической семантики — безличные глаголы, предикативы, личные глаголы в безличном употреблении). Тем самым безличные предложения — активный способ репрезентации категории безличности, широко используемый в разных сферах и стилях речи, в пословицах, в художественных и научных текстах.

На первый взгляд, кажется, что безличные предложения детально изучены во всех аспектах: логико-грамматическом, семантическом, диахронном. Тем не менее, вопрос об их грамматической форме, о границах безличного предложения по сей день остаётся открытым и дискуссионным.

Итак, традиционное определение рассматриваемых конструкций звучит следующим образом: «Безличными называются простые односоставные предложения со сказуемым, называющим такое действие или состояние, которое представлено без участия субъекта действия (подлежащего). Например: До станции оставалось еще с версту; Смеркалось; на столе, блистая, шипел вечерний самовар…

Семантической основой безличных предложений является отсутствие именно активного деятеля (или носителя признака), так как указание на деятеля (или носителя признака) в предложении все-таки может быть, однако в такой форме, которая не допускает грамматического подлежащего. Сравните примеры: Я хотел его снять оттуда и Хотелось мне его снять оттуда. В безличном предложении Хотелось мне его снять оттуда есть указание на действующее лицо (мне), однако форма глагола-сказуемого не допускает именительного падежа, его нельзя установить и по связи с другими словами, и действие представляется как протекающее независимо от деятеля.

Примерно то же мы наблюдаем в следующих предложениях: Поле темно и Однако в поле уж темно. В двусоставном предложении Поле темно обозначен носитель признака (поле), а в безличном Однако в поле уж темно признак выступает как существующий безотносительно к его носителю, причем и признак-то несколько меняет свое качество: он переходит в состояние.

Из сказанного вытекает, что общим значением безличных предложений является утверждение независимого признака (действия), не соотнесенного с деятелем. Это значение передается главным членом предложения. Содержание главного члена безличных предложений составляют:

  • а) обозначение независимого признака — действия, состояния;
  • б) выражение несоотносительности действия с деятелем;
  • в) указание на отношение высказывания к моменту речи.

Показатель данных значений — форма безличности: 3-е лицо единственного числа, прошедшего времени, среднего рода.

Однако из многочисленных определений безличного предложения как одной из разновидностей односоставных предложений мы будем придерживаться трактовки А.В. Попова, который безличным предложением называет «особый вид предложений, в которых сказуемое по своему значению не нуждается в подлежащем, так как главным предметом речи является само действие, а предмет, который должен быть подлежащим, или не указывается вовсе, или представляется как нечто второстепенное».

Таким образом, безличное предложение заключает в себе суждение, в котором субъект лексически не выражен. Субъект суждения неясен, не определён, а в некоторых случаях и неопределим. Остаётся определить «морфологическую сущность» предиката, который является грамматическим центром безличного предложения.

Рассмотрим несколько классификаций конструкций с семантикой безличности, предложенных разными лингвистами, с целью дать структурно-семантическую характеристику безличного предложения в русистике в классическом представлении. Классики-лингвисты, определяя природу данных предложений, исходят из грамматической формы не только главного члена (сказуемого), но и других членов, обязательных или необязательных в данной конструкции.

В качестве примера приведём классификацию А.М. Пешковского, который выделяет следующие семантические группы безличных предложений, исходя из грамматической формы не только главного члена (сказуемого), но и других членов, обязательных или необязательных в данной конструкции. Этим положено плодотворное начало синтаксического анализа структуры самого безличного предложения.

  • 1. Обозначение различных процессов, происходящих внутри человеческого тела, посредством соответствующего глагола 3-го лица (а в прошедшем времени среднего рода) и существительного в винительном падеже или в разных падежах с разными предлогами; например: Руку тянет, под сердцем давит.
  • 2. Обозначение стихийных явлений (природы и социальной жизни) посредством соответствующего глагола в тех же формах и существительного в творительном падеже; например: Революцией пахнет, рекой унесло, дождем зальет.
  • 3. Безличное составное сказуемое, состоящее из безличной связки (при глаголе было/будет в настоящем времени нулевой) и безлично предикативной формы на -о-; например: было весело, сделалось грустно. Как добавочные формы, необязательные, но характерные для этих сочетаний, Пешковский отмечает:
    • а) дательный падеж существительного; например: мне было весело, ребенку холодно;
    • б) инфинитив; например: весело кататься, поздно ехать.
  • 4. «Бесформенное слово», по терминологии А.М. Пешковского, в качестве безличного предикативного члена. Отметим следующие употребляющиеся виды «бесформенных слов»:
    • а) можно, должно, надобно, надо, нужно и некоторые другие; например: Нам должно жить!;
    • б) жаль, пора, время, нельзя, охота, неволя, лень, досада, смех, грех, досуг и так далее; например: Мне было жаль бедного старика… (Лермонтов);
    • в) некогда, некуда, неоткуда, нечего, негде, незачем и так далее; например: В деревню таскаться незачем.
  • 5. Причастное безличное составное сказуемое (то есть безличная связка было-будет) страдательное краткое причастие на -о-; например: Про батарею Тушина было забыто.
  • 6. Безличный (или личный со значением безличного) глагол дательный падеж существительного (не всегда) инфинитив; например: Именно в такой день случилось мне быть на охоте.
  • 7. Отрицательные предложения с личным переходным глаголом в роли безличного и с управляемым существительным в родительном падеже; например: Ни облачка на небе не бродило.
  • 8. Отрицательные предложения со страдательным безличным составным сказуемым и с управляемым существительным в родительном падеже; например: А бабьей глупости меры не положено.
  • 9. Личный глагол в роли безличного или безличное страдательное причастное составное сказуемое количественное наречие (или равнозначное предложно-падежное сочетание); например: Много мыслей перебродило в его голове.

Классификация А.М. Пешковского не могла не отразить в себе недостатки его общей теоретической концепции. Так, например, формально-морфологическая точка зрения проявилась при искусственном и необоснованном разделении предложений с формой на -о-, созвучной прилагательным среднего рода (и семантически им соответствующей) и тех же конструкций с «бесформенным словом», куда автор причисляет не только формы типа «жаль», «нельзя», но и формы на -о-, не имеющие в системе языка звукового или семантического соответствия прилагательным среднего рода (мОжно, дОлжно, пОлно и т. п.).

Но в наибольшей мере слабость теоретической позиции А.М. Пешковского проявляется при решении вопросов, связанных с соотношением грамматической и понятийной стороны безличного предложения. Согласно его воззрениям, безличность предложения определяется тем, что сказуемое не имеет форм согласования с подлежащим, следовательно, не может давать «намека на подлежащее», так как последний делается именно при помощи форм согласования. Таким образом, отсутствие у безличных глаголов изменяемости по лицам, числам и в прошедшем времени по родам (явление, сформировавшееся в определенной логической ситуации и именно в готовых синтаксических условиях) превращается у лингвиста в исходный пункт безличного характера предложения.

А.М. Пешковский тонко подметил разницу между безличными предложениями и неполными с опущенным подлежащим: «Все дело тут, очевидно, только в том, сознаются лицо и число данного глагола как категории согласования сказуемого с подлежащим или нет, ибо безличное предложение есть прежде всего не согласуемый ни с чем глагол». Однако это высказывание не может быть принято иначе, чем только в качестве практического критерия.

Согласно классификации Е.М. Галкиной-Федорук, грамматически выделяются две группы безличных предложений:

I. Безличное предложение с глагольным сказуемым:

  • 1) безличные предложения, сказуемое которого выражено невозвратным глаголом в форме 3 лица настоящего, прошедшего и будущего времени: Светает; дует; заметёт; тошнило;
  • 2) безличные предложения, со сказуемым, выраженным возвратным глаголом: Смеркается; хочется; не спится;
  • 3) безличные предложения утверждающего и отрицающего характера, сказуемое которых выражено глаголом бытия существительное в род. п.: Не хватает силы; не было времени; не будет войны;
  • 4) безличные предложения, сказуемое которых выражено формой инфинитива, в котором выявляются различные модальные значения: Не видать бы тебе горя; не сметь ходить;
  • 5) безличные предложения, сказуемое которых выражено краткой формой страдательного причастия: Сказано — сделано; куплено;

II. Безличное предложение с именным сказуемым и именное сказуемое инфинитив:

  • 1) безличные предложения, сказуемое которых выражено безлично-предикативными словами на -о- без инфинитива и с инфинитивом: Мне тяжело; мне трудно дышать;
  • 2) безличные предложения, сказуемое которых выражено безлично-предикативными словами с формами существительными без инфинитива и с инфинитивом: Грех обижать; стыд молчать.

Отличается от представленных выше классификация П.А. Леканта, который разделяет безличные предложения по способам выражения вещественного и грамматического значений. Он говорит о синтетическом и аналитическом способах выражения. Для синтетического способа характерно то, что оба значения выражаются в одной лексической или лексикализованной единице, имеющей форму безличности. В функции главного члена выступают:

  • 1) безличный глагол или глагольный фразеологизм, например: Старику не везло, …от своей братии на орехи достанется…;
  • 2) личный глагол или глагольный фразеологизм в безличной форме, например: Лужи во дворе морщило и рябило от дождя; с рук сойдёт;
  • 3) бытийный глагол быть с частицей не в качестве соотносительной временной формы безлично-неспрягаемого глагольного слова нет / не было, например: Кругом не было ни души.

При аналитическом способе вещественное и грамматическое значения главного члена выражены раздельно, в двух лексических или лексикализованных единицах.

  • 1) независимый признак назван в инфинитиве, а грамматические значения выражены в безличной глагольной форме вспомогательного компонента: это либо собственно безличные глаголы с модальным значением типа предстоит, либо безличные формы фазисных глаголов, например: Один раз пришлось спуститься глубоко вниз на круглую поляну; Краба так и не удалось поймать;
  • 2) независимый признак (состояние) выражается именным компонентом главного члена, а грамматические значения заключены во вспомогательном связочном компоненте. Связочный компонент может быть представлен безличными формами глагольной связки быть (было / будет; было бы), в том числе нулевой формой со значением настоящего времени изъявительного наклонения, а также безличными формами других глагольных связок (стать, сделаться и другими), включая собственно безличную обстоять, например: А в степи было холодно, темно и мрачно;
  • 3) именной компонент главного члена может быть выражен:
    • а) словами категории состояния (предикативными наречиями), в том числе формами сравнительной степени, например: На улице было безлюдно;
    • б) краткими страдательными причастиями в форме прошедшего времени среднего рода (безличной форме), например: В комнатах старательно прибрано;
  • 4) главный член состоит из трех компонентов: независимый признак назван в инфинитиве, роль формы безличности выполняет связочный компонент, модальные значения выражаются группой слов категории состояния, специализирующихся в этой функции (нельзя, можно, надо, охота, должно, жаль, время, пора, грех и другие), например: В залах нельзя было протиснуться.

Ряд групп (в зависимости от способа грамматического выражения) безличных предложений выделяет и А.Г. Руднев:

  • 1) собственно безличные, или абсолютно безличные, в основе которых в роли сказуемого выступают безличные глаголы и личные глаголы в значении безличных. Безличные глаголы разбиты на две группы (здесь А.Г. Руднев следует А.М. Пешковскому):
    • а) такие, как дождит, тошнит, вечереет, темнеет, светает и т.п. (непродуктивная и немногочисленная группа глаголов в русском языке);
    • б) такие, как хочется, дремлется, нездоровится, придётся и т.д. (продуктивная группа, так как можно образовать почти от каждого глагола — за исключением большинства возвратных глаголов), например: Мне читается, мне пишется;

Кроме безличных глаголов для выражения сказуемого в собственно-безличных предложениях могут быть использованы личные глаголы в смысле безличных, например: руку тянет, под ложечкой давит, в ухе звенит, людей швыряло, словно игрушечных;

  • 2) личные предложения, но употребляющиеся в безличной форме: Ветром трепало мокрый кумачовый флаг; аэродром замело снегом; громом убило; небо заволокло тучами;
  • 3) безличные предложения — отрицательные конструкции, где личный глагол при наличии отрицания выступает в роли безличного, а подлежащее в роли дополнения: Воды не стало; не было ему удачи; в её голосе не слышалось волнения;
  • 4) безличные предложения с предикативными наречиями в роли сказуемого: Безлюдно вокруг; мне грустно оттого, что весело тебе;
  • 5) безличное предложение со страдательными причастиями в роли сказуемого: Мало прожито, много пережито. Много послужено. Чудно устроено на нашем свете! (Н.В. Гоголь);
  • 6) безличные предложения со сказуемым, выраженным предикативным наречием с инфинитивом: Место для посадки невозможно было найти; и сладко дремать мне, и грустно;
  • 7) безличные предложения со сказуемым, выраженным глаголом, означающим достаточность или недостаточность, уменьшение или увеличение чего-либо: Прибыло воды; высыпало народу; наехало гостей со всех волостей;
  • 8) к группе безличных предложений относятся так называемые инфинитивные предложения, где сказуемое выражено инфинитивом:
    • а) инфинитивные предложения с оттенком неизбежности действия или обусловленности его, в силу тех или иных обстоятельств: Кому назначено, не миновать судьбы (А.С. Грибоедов); Нет, тебе не сдобровать; но курам никогда до облак не подняться (И.А. Крылов);
    • б) инфинитивные предложения с оттенком субъективной обязательности действия, под которой подразумевается императивное предложение с инфинитивом в роли единственного главного члена предложения: Принять его, позвать, просить, сказать, что дома, очень рад (А.С. Грибоедов);
    • в) инфинитивные предложения для выражения постановки вопроса, названия статей, докладов: По-новому руководить, работать!;
    • г) инфинитивные предложения для выражения постановлений, призыва, пожеланий, приглашений и для формулировки задач: Добро пожаловать!;
    • д) инфинитивные предложения для выражения колебания, нерешительности, сомнений: Сбились мы! Что делать нам? Оставить чемодан, уйти? Уходить с именин!;
    • е) инфинитивные предложения с условным уступительным значением и значением цели: Бояться волков — быть без грибов; и чтоб утешить вас, конечно, не солгу…

Обстоятельную классификацию, точнее, ряд типов соотносительности личных и безличных предложений предлагает Н.Н. Арват. Вызывают интерес группы безличных предложений и их грамматическая реализация, которая достаточно подробно представлена в работе исследователя:

  • 1) безличные предложения с невозвратным личным глаголом в безличном употреблении и творительным орудия или средства действия: Снегом замело дорогу;
  • 2) безличные предложения с личным глаголом в безличном употреблении и творительным падежом сравнения: Парня точно пружиной подбросило;
  • 3) безличные предложения с личным глаголом в безличном употреблении с творительным падежом содержания: В кабинетике пахло геранями, мятным курением, нафталином (Куприн);
  • 4) безличные отрицательные предложения с глаголами и родительным падежом имени: Меня там не было;
  • 5) безличные отрицательные предложения трёхкомпонентной структуры с предикативным словом -нет-, родительным падежом с предлогом -у- и родительным беспредложным: У меня нет книги;
  • 6) безличные предложения с личным глаголом и родительным падежом количественного значения: Народу собралось!;
  • 7) безличные предложения с личным глаголом в безличном употреблении и предложным падежом имени: В голове трещит;
  • 8) безличные предложения с личным переходным глаголом в безличном употреблении и родительным причинным предлогом -от-: От перца жжёт язык;
  • 9) безличные предложения с личным переходным глаголом в безличном употреблении и винительным беспредложным: Его отбросило в сторону; его трясло;
  • 10) безличные предложения с переходным глаголом и дательным падежом объекта с предлогом -к-: Его влечёт к науке; его тянет к музыке;
  • 11) безличные предложения с личным глаголом в безличном употреблении: Слева ухнуло;
  • 12) безличные предложения с безличным глаголом: Уже похолодало;
  • 13) безличные предложения с безличным возвратном глаголе и дательным субъекта: Мне не поётся; мне живётся весело;
  • 14) безличные предложения с пассивно-возвратным глаголом и творительным субъекта: Об этом упоминалось всеми ораторами;
  • 15) безличные предложения с кратким страдательным причастием и творительным субъекта: Мною ничего плохого не сделано;
  • 16) безличные предложения с неизменяемыми безлично-предикативными словами и дательным субъекта: Ему боязно; мне скучно;
  • 17) безличные предложения с неизменяемыми безлично-предикативными словами без дательного субъекта: В комнате холодно;
  • 18) безличные предложения с безлично-предикативными словами и винительным падежом имени: Музыку слышно.

В данном разделе невозможно представить все классификации главного члена безличных предложений, но и исходя из представленного материала можно заметить, что значение данных конструкций получает различное структурное выражение. Это в высшей степени типизированная форма, о чем свидетельствует наличие в системе ее показателей нулевого элемента — нулевой формы связки быть. Форма безличности во всех структурных разновидностях — основное средство выражения безличности.

Независимой позиции главного члена способствуют два фактора — морфологический и синтаксический. Морфологическим условием независимого употребления глагольных форм является их безличность, отсутствие системы соотносительных личных форм, а синтаксическим — положение главного члена относительно второстепенных, в частности словопорядок как грамматическое средство.

Безличные глаголы не нуждаются в подчеркивании их независимого положения с помощью порядка слов.

Последовательна в этом смысле классификация Е.С. Скобликовой, в основу которой положены семантические особенности безличных предложений. «…Разновидности безличных предложений характеризуются некоторыми общими особенностями в выражении главного члена, и общими чертами грамматической семантики».

По особенностям грамматической семантики безличные предложения делятся на:

  • 1) предложения с переходными глаголами, выражающими активное воздействие стихийных сил на какой-либо объект; например: …в ту ночь сорвало с якорей даже плавучие маяки;
  • 2) предложения с непереходными глаголами, обозначающими разного рода природные процессы, чаще всего — изменения погоды, изменения, связанные со сменой дня и ночи; например: На дворе совсем прояснилось;
  • 3) предложения с непереходными безличными глаголами на -ся-, выражающими непроизвольную легкость, а при отрицании, наоборот, трудность или даже невозможность пребывания в определенном состоянии, в том числе в состоянии определенной деятельности; например: Мне сегодня хорошо работается;
  • 4) предложения с непереходными и переходными глаголами, обозначающими болезненное состояние живого существа, чаще всего — лица; например: Сашку затрясло;
  • 5) характерные для русского языка отрицательные предложения, выражающие отсутствие в описываемой ситуации определенного предмета или явления; например: Времени для раздумий не оставалось;
  • 6) предложения со сказуемым, выраженным категорией состояния, обозначающие:
    • а) состояние окружающей среды; например: В павильоне было прохладно;
    • б) состояние живого существа (чаще человека — лица); например: Ей было неловко и тягостно;
    • в) «состояние дел»; например: С продовольствие вообще было трудно;
  • 7) предложения со сказуемым, выраженным сочетанием безличного глагола или категории состояния с инфинитивом, обозначающие:
    • а) возможность-невозможность действия, желательность-нежелательность действия, необходимость-отсутствие необходимости действия; например: Когда-нибудь на Землю можно будет глянуть с Луны;
    • б) целесообразность-нецелесообразность действия; например: Интересно остановиться еще на одном вопросе;
    • в) легкость или трудность осуществления действия; например: Несладко работать в пустыне;
    • г) связанное с действием положительное или отрицательное эмоциональное или физическое состояние, облегчающее или затрудняющее реализацию действия; например: Большой семьей веселей жить;
    • д) временные и пространственные условия, влияющие на реализацию действия; например: Однако успокаиваться пока рано.

Таким образом, проблема классификации безличных предложений не нашла единого решения. Возникает проблема частного и общего, что осложняет вопрос о критерии выделения изучаемого объекта и создает множество дополнительных аспектов исследования.

В связи с этим изучение безличных предложений русского языка ведется по различным линиям: психологическое направление (А.А. Потебня, Д.Н. Овсянико-Куликовский); логическое направление (А.Х. Востоков, Ф.И. Буслаев); историко-психологическое и формально-грамматическое направления (Ф.Ф. Фортунатов). Дальнейшее изучение безличных предложений связано с именами А.А. Шахматова, А.М. Пешковского.

Также не существует единой классификации безличных предложений: к примеру, А.М. Пешковский строит свою классификацию исходя из грамматической формы не только главного члена (сказуемого), но и других членов, обязательных и необязательных в данной конструкции; П.А. Лекант классифицирует такие предложения по способам выражения вещественного и грамматического значений, говоря об синтетическом и аналитическом способах выражения; Е.С. Скобликова в основу своей классификации положила семантические особенности безличных предложений.

Как видим, классификации отличаются друг от друга не столько грамматическими особенностями предикатов (везде представлены и безличные глаголы, и личные глаголы в безличном значении, и инфинитивы, и безлично-предикативные слова), сколько разными компонентами предикативного окружения (творительный орудия, творительный сравнения, творительный содержания, творительный субъекта и т.д.).

Целесообразно выделить следующие типы безличных предложений в традиционной грамматике:

1. Предложения, выражающие интеллектуальное восприятие действительности (состояния природы и среды, физическое состояние живого мира, психолого-эмоциональное состояние человека). Семантика этих предложений обусловливает и их строение. В них выражается состояние, а не деятельность субъекта, они не связаны с деятелем, поэтому в них нет подлежащего, а есть только сказуемое. Сказуемое же в русском языке выражается не только формами глагола, но и другими частями речи: невозвратные глаголы в 3-м лице настоящего, будущего прошедшего времени (дует, рассветает, надуло); возвратные глаголы (мерещится, разненастилось); глагол бытия и род.п. Существительного (не хватает света, хватает на всех хлеба); краткая форма страдательных причастий (сказано — сделано); связка и слово категории состояния (и скучно, было тревожно и боязно); существительное с зависимым инфинитивом (стыд сказать, грех молчать).

Примеры: Смеркалось; на столе, блистая // Шипел вечерний самовар…; — Что, Таня, что с тобой? — «Мне скучно, // Поговорим о старине» (Пушкин).

2. Безличные предложения, выражающие волю человека или его стремления, желания и несущие функцию воздействия на других людей. В этом типе безличных предложений сказуемое может выражаться: безличный глагол и инфинитив (следовало сказать, надлежит написать); слова категории состояния на -о- с инфинитивом (нужно идти, необходимо работать); существительное с зависимым инфинитивом (пора идти, время наступать); инфинитив с интонацией должествования, императивности, желания, необходимости.

Примеры: Стрелять прямой наводкой! Узнать бы мне обо всем!

Семантико-стилистические возможности безличных предложений необыкновенно широки; особенно они распространены в художественной литературе, которая постоянно обогащается фактами разговорного языка. Посредством безличных конструкций возможно описать такие состояния, которые характеризуются неосознанностью, немотивированностью (ср.: не сплю — осознанное; Не спится ей в постели новой… (Пушкин) — неосознанное).

Кроме того, при помощи их можно придать действию особый оттенок легкости (ср.: мне легко говорить — мне говорится), и, наконец, безличные предложения незаменимы при необходимости выделить само действие и его результат (ср.: Град побил посевы — Градом побило посевы). Тонкие оттенки значения, передаваемые безличными конструкциями, способствуют их широкому распространению в разговорной речи и в языке художественной литературы. Художественные контексты практически не ограничивают писателя в образовании безличных предложений, лексические ограничения в выборе форм сказуемого здесь снимаются, и в безличном значении употребляются глаголы, обычно не имеющие его. Например: Ревело с черной высоты и приносило снег (Блок); Блеснуло в глазах. Метнулось в мечте. Прильнуло к дрожащему сердцу (Блок).

Как собственно индивидуальные воспринимаются и такие предложения со словами категории состояния: Последние годы стало мусорно в этом лесу (Солоухин).

Некоторые разновидности безличных предложений находят применение и в деловой речи, например, в официальных объявлениях, постановлениях: Запрещается выносить книги из зала библиотеки; в речи научной: При выборе технических характеристик … предлагается исходить … из соображений максимальной простоты абонентских приемников (Чистяков).

  • 3. Безличные предложения, выражающие физические и атмосферно-метеорологические явления природы немногочисленны в русском языке. Это объясняется тем, что в русском языке нет добротного лексического обозначения отдельных моментов времени дня: светает, меркнет и др. Соответствующая группа глаголов вообще непродуктивна в русском языке. В языке художественной литературы, обычно в языке действующих лиц, употребляются и некоторые диалектные безличные глаголы этого типа, например: С ночевкой ежели, то проваливай, пока не затемнело (Ряховский). Сюда же можно отнести немногочисленные безличные предложения, в которых говорится об атмосферно-метеорологических явлениях, например: дождит, снежит, крапает, парит, моросит. Звезды меркнут и гаснут (Никитин); Ах, в самом деле рассвело (Грибоедов); На небе чуть забрезжило (Чехов).
  • 4. Также немногочисленна группа безличных предложений, выражающих психо-физическое состояние живого существа. К этой группе безличных предложений относятся такие, в которых безличные глаголы выражают состояние, возникающее в результате действия какой-то неизвестной причины, например: тошнит — Сказал и стошнило меня (Салтыков-Щедрин). А также: болит и производные с приставками; знобит, накипит, пучит, сводит и др. Иногда эти глаголы употребляются с предметным субъектом: Что у кого болит, тот о том и говорит (Даль). В литературном языке глаголы подобного типа употребляются по большей части безлично, например: Вещуньина с похвал вскружилась голова. От радости в зобу дыханье сперло (Крылов); Как молотком стучит в ушах упреком, и все тошнит, и голова кружится (Пушкин). При этих глаголах часто указывается место действия, что способствует переходу глагола в безличный.
  • 5. Особой по значению группой безличных предложений является группа, выражающая модальное значение должествования. Эта группа очень бедна лексически. Некоторые из безличных слов с этим значением устарели, например: надлежит, подобает и др. Чаще всего эти безличные глаголы употребляются с инфинитивами: Нам должно было спускаться еще верст пять по обледеневшим скалам и топкому снегу, чтоб достигнуть станции Коби (Лермонтов). Такие глаголы, как достоит, подобает, явно архаические, употребляются только в целях стилизации. В современном русском языке для выражения должествования чаще употребляется глагол следует, следовало, который, видимо, распространился из канцелярского языка. Очень употребителен этот оборот в разговорном языке, например: расспроси его как следует, отдохнул как следует.
Рефераты:  Некоммерческие организации и их виды

Наряду с указанными выше собственно-безличными глаголами, которые не могут иметь форм 1-го и 2-го лица, в тех же разрядах безличных предложений очень часто встречаются и личные глаголы в безличном употреблении, например: Ветер воет в трубе — предложение личное, подлежащное. В трубе воет — предложение стало безличным, хотя лексическое значение глагола осталось тем же.

  • 6. Очень богата группа глаголов личных, но способных образовывать безличные конструкции, в которых выражаются состояния или процессы окружающей природы и среды, или проявления какой-то стихийной силы, неназванной и часто неизвестной. Безличность в этих глаголах еще не закрепилась вполне как морфологическая черта, но она активно распространяется в современном языке, охватывая все больший круг глаголов. Можно привести такие примеры, как: бьет, барабанит, воняет, воет, гремит, душит, дерет и др. Различия в смысловых оттенках и в способе проявления состояния или действия какой-то ненадеванной стихийной силы зависят от переходности и непереходности глагола. Например: Как бы не ровен час, чего не спалило (Чехов); За воротник текло, по спинам гуляла дрожь… (Шолохов). Очень богат язык устно-былинного, народного творчества подобными конструкциями. В загадках безличные предложения построены с нарочитой целью без субъекта: Не пышит, не дышит, в сухом дереве лежит (сборник Садовникова). В народных песнях и сказаниях действие неизвестной силы выражается такими безличными конструкциями: Мураву траву всю размуравило, желтый песок весь поразнесло, в пенье-колодье разворчало, а железны решетки раздвинуло… (сборник песен Истомина); Прозвенело в померкшем лугу, прокатилось над рощей густой, засветилось на том берегу (Фет); Ни сон, ни явь. Вдали, вдали звенело, гасло, уходило и отделялось от земли… И умерло (Блок).
  • 7. Есть в русском языке очень небольшая группа безличных глаголов, выражающих действие какой-то силы, с понятием рока, судьбы. Сюда же можно отнести безличные конструкции, выражающие непредвиденную случайность. Такие глаголы единичны, а сами предложения мало употребительны, непродуктивны: водит, носит, манит, приспичит и др. Некоторые из этих глаголов исчезают из русского языка. Сюда же примыкают предложения грамматически-личные, но логически безличные, например: Прожив покойно до 62 лет, нелегкое надоумило ее собраться замуж (Радищев). Отсюда возникло предложение безличное: Надоумило меня сходить к нему. Эта группа отличается от предыдущей тем, что там действовала просто неизвестная сила, а здесь — мифическая, непознаваемая, таинственная.
  • 8. Более продуктивной группой безличных предложений являются предложения, которые выражают действие внутренней импульсивной силы в организме человека или другого какого-нибудь живого существа. Но сила эта не названа, хотя она действует и причиняет те или иные физические ощущения. В безличном употреблении эти глаголы изменяют свое значение. В них мыслится проявление активной деятельности без деятеля, например: стучит, рябит, кипит и др. часто одни и те же глаголы выражают и действия какой-то силы в природе, например: нестерпимо жгло в июльский полдень, и действия неизвестной силы в организме человека: жжет во рту. Нередко безличные предложения этого типа осложнены указанием причины действия. Обычно эта причина выражена род.п. с предлогом от: От радости в зобу дыханье сперло (Крылов).

Безличные предложения, выражающие действие неизвестной силы, нередко относятся и к психической сфере человека. Те же самые глаголы, которыми выражалось физическое состояние, в переносном значении выражают состояние психики человека. Например: Дух захватывало в груди (Григорович) — о физическом состоянии рыбаков при холоде и сырости; иное значение у того же безличного выражения в таком тексте: Спой нам лучше что-нибудь родное, национальное, такое, чтобы захватывало, знаешь, прямо за сердце, дух захватывало (Аксаков). Глаголов, способных передать психическое состояние, очень немного: тянет, подмывает, влечет, клонит, манит и др., например: Так за сердце и хватает (Островский); Меня влекло на Волгу, к музыке, трудовой жизни (Горький).

9. В русском языке имеется также большой пласт безличных предложений, выражающих действие также неизвестной, непознанной силы, осуществляемое посредством орудия. Они образуются из личных глаголов, употребляемых безлично в сочетании с творительным падежом орудия. Действующее лицо в таких предложениях устранено, но обозначено орудие, которым действует какой-то неизвестный деятель. Вместо гром убил человека говорят: громом убило человека и т.п.

Значения этих предложений разнообразны: действия стихийной силы посредством орудия; внутреннее психо-физическое ощущение, возникающее под влиянием действия какого-либо объекта на орган восприятия. В русском языке такие предложения постоянно растут. В современном русском языке эти предложения выражают только орудие, способ или причину явления, умалчивая о действователе. В настоящее время эти конструкции настолько продуктивны, что начинают конкурировать с личными оборотами и даже вытеснять их. У многих писателей конструкция из глагола, употребленного безлично в сочетании с творительным объекта, — излюбленный прием. Так, у Вересаева в рассказе «Без дороги» можно найти около 14 таких предложений, например: Из сада потянуло росой и запахом душистого поля.

Во всех случаях, когда выбор падает на безличные конструкции при наличии синонимичных личных, он объясняется необходимостью по тем или иным причинам устранить из речи обозначение производителя действия и носителя признака.

Количество безличных предложений растет не только в связи с все более развивающимися и уточняющимися формами мышления, с расширением средств изобразительности, но и в связи различными грамматическими процессами, которые в конечном итоге обусловлены также осложнением содержания речи.

Отдельного внимания заслуживают вопросы и закономерности употребления личного и безличного предложений с глагольными сказуемыми.

В современном русском литературном языке параллельные (то есть существующие самостоятельно и в то же время находящиеся в тесных грамматических связях) конструкции с глагольными сказуемыми типа хочу/хочется, верю/верится, плачу/плачется образуют однородный по особенностям употребления и очень богатый количественно ряд соотношений. Очевидно, что рост этого ряда определяется возможностью возникновения безличных глаголов от личных с помощью аффикса -ся(сь), способного придавать глаголам безличное значение (одно из многих отдельных значений и оттенков, вносимых в глаголы этим аффиксом).

«В настоящее время категория эта уже всеобща, то есть форму эту можно образовать от каждого глагола (мне читается, говорится, работается, лежится, чихается и т.д. и т.д., вплоть до любого, хотя бы и необычного, но всегда возможного новообразования), за исключением глаголов возвратных».

Лексическое значение некоторых личных и парных, образованных с помощью аффикса -сь-, безличных глаголов часто очень близко; поэтому в толковых словарях, где безличный глагол помещается после личного (хотеться после хотеть, петься после петь и т.д.), — значение безличного глагола иногда толкуется путем ссылки на соответствующие — указывается какие — значения личного. Если же безличный глагол развивает свое самостоятельное значение, несколько или существенно отличающееся от значения (или одного из значений) личного, тогда в словаре нет пометы — безличный к такому-то личному.

Но даже если значения личного и безличного глагола разошлись, все-таки глаголы продолжают жить в сознании как парные образования (например, думаю/думается, дремлю/дремлется).

Вот эта способность личного глагола соединяться с аффиксом -сь- и образовывать безличные глаголы является в конечном счете основой синтаксического параллелизма: раз есть личный и соответствующий безличный глагол, значит, могут быть построены личное и безличное предложения. Параллельные личное и безличное предложения в составе рядов соотношений образуют звенья ряда. Особенностью рядов соотношений с глаголами хочу/хочется, работаю/работается, танцую/танцуется и т.д. является равная активность обоих звеньев — то есть и личное, и безличное предложения встречаются часто, нет тенденции вытеснения одного звена другим.

Едва ли не самыми распространенными (часто встречающимися) в рассматриваемом ряду соотношений являются параллельные конструкции с модальными глаголами хотеть/хотеться. Использование личной и безличной конструкций очень четко разграничено, и это позволяет говорить о вполне определенных сложившихся и складывающихся закономерностях их употребления.

К безличной конструкции с глаголом хочется (хотелось) грамматисты-классики обращаются в следующих случаях:

1. Когда нужно подчеркнуть невозможность выполнения того, что кажется человеку почти реальным, близким, доступным, осуществимым. Но этому желаемому по каким-то причинам не суждено сбыться (причина обычно указывается в следующем предложении — части сложного предложения).

Безличный глагол хочется (хотелось) выступает здесь чаще всего в значении — иметь намерение — и сочетается с инфинитивом другого глагола.

Безличная конструкция вместо личной часто используется авторами там, где причиной, препятствующей осуществлению желания, бывает чувство такта, вежливости, понимание человеком неуместности поступка. Это видно из следующих предложений: Тане хотелось крикнуть, что нет, ничего она не будет ушивать и ничего этого никогда не наденет, но она боялась оскорбить его и молчала (Симонов); Но как бы ни хотелось спросить об этом, Серпилин слишком хорошо знал черту, которой не имеет права перейти даже самая беспредельная дружба… И вместо того, о чем хотелось спросить, спросил только: «Часто докладывать ходишь?» (Там же); Ему хотелось расспросить Вано, как попала нутрия из Аргентины в эти места, но он сдержался (Паустовский).

Можно наблюдать употребление безличной конструкции и там, где причиной, которая мешает сбыться намерению, является какая-то объективная необходимость, заставляющая человека подчинить свое желание разумному требованию, доводу: Немцы были уже третью неделю окружены в Сталинграде, казалось, близок конец, и хотелось довоевать до него, командуя своим батальоном. Хотелось, но не пришлось (Симонов); Ему захотелось уйти отсюда и напиться, хотя напиться было нельзя и нечем, да если б и было, все равно не напился бы: не умел раньше и не научился в войну (Там же); Все не хотелось, чтобы утро. Но утро пришло своим чередом (Солженицын).

Представим во всех этих примерах на месте безличной конструкции с глаголом хотелось личную (хотела крикнуть…, но боялась оскорбить его; хотел спросить…, но знал черту… и т.д.), и станет ясно, почему в данных случаях авторы избегли личной конструкции: в ней желание выражено не столь сильно, человек заявляет о нем спокойно, и поэтому личное предложение не может так подчеркнуть силу стремления и то волевое усилие, которым человек подавляет свое стремление.

2. Безличную конструкцию вместо личной видим там, где автору нужно передать желание, возникшее независимо от разума человека, продиктованное организмом (в таких предложениях выражается предрасположенность к физическим действиям (Е.М. Галкина-Федорук)).

Безличный глагол хотелось выступает здесь уже в другом своем значении — иметь желание, охоту, ощущать потребность в чем-нибудь.

Приведем примеры: Серпилин потянулся и с недоверием к самому себе почувствовал, что ему наконец-то хочется спать(Симонов); Пить не хотелось, знобило, наверное, от руки (Там же); Есть не хотелось, но приятно было, что мясо горячее… Перед тем, как передать банку Ильину, захотелось хлебнуть бульона (Там же); Есть не хотелось, только пить…, хотя тоже не очень (Леонов); В коечку больничную лечь бы сейчас. И ничего больше не хочется (Солженицын).

При выражении желания, продиктованного организмом, безличная конструкция встречается чаще личной и вытесняет ее в употреблении. Очень близки по значению к этим предложениям и такие безличные, которые передают настроение, возникающее в человеке стихийно, иногда под влиянием чувства большого горя или большой радости, Е.М. Галкина-Федорук пишет про такие предложения, что они «выражают предрасположенность к психическим действиям и состояниям; вообще же отграничить полностью физические состояния от психических очень трудно и порой невозможно, так как они совместимы». Например: И все надоело до смерти, и на минуту не захотелось жить (Симонов); …она вдруг стала без царя в голове — счастливая, безрассудная и бесконечно доверчивая ко всем своим. Даже прыгать хотелось, когда шла по лесу; хотелось, голову закинув, смотреть в небо; хотелось встать около березки и тереться об нее щекой (Там же).

3. Безличная конструкция с глаголом хочется (хотелось) способна очень хорошо передавать не только желание, возникшее непроизвольно, независимо от человека (как в предыдущем случае), но и вполне осознанное, возникшее с участием воли и разума человека желание, стремление.

Глагол выступает здесь чаще всего в значении — стремиться к чему-нибудь, добиваться осуществления чего-то, а также и в значении — иметь намерение. Безличные конструкции с данным значением встречаются очень часто: От досады Ричардс чуть не плакал: ему не было и двенадцати лет и ужасно хотелось выступать на международном ринге (Монастырев); …мне ужасно захотелось, чтобы профессор Лихарев написал свою книгу про то, чего нет (Леонов); Хотелось еще писать, заставить людей смеяться, любить, делать глупости и бродить по стране (Паустовский); Видимо, женщине захотелось хлестнуть кого-то по глазам своей расцветшей прелестью (Леонов); А может, и притерпелась бы, да уж больно мне человеком стать захотелось. Иван (Леонов).

4. Безличная конструкция имеет место и там, где человек говорит о своем заветном желании, о самом дорогом в своих мечтах: И хочется жить сотни лет, чтобы смотреть на эту бледную, как полевая ромашка, северную красоту (Паустовский); И когда передо мной проходит все это, мне хочется, чтобы после войны все было точно так, как было… (Симонов); За всю жизнь, пожалуй, никуда так страстно не хотелось Евгении Ивановне, как в Англию теперь, в загадочную, туманную Англию поскорей… (Леонов).

На выбор конструкции — личной или безличной — с глаголом хотеть оказывает существенное влияние построение предложения как целого: если в предложении имеется ряд однородных сказуемых и одно из них выражено глаголом в личной (или безличной) форме, то это не может не повлиять и на личное (или безличное) употребление глагола хотеть, которым автор намерен выразить другое сказуемое (разумеется при этом, что стилистически личный и безличный глаголы хотеть/хотеться примерно равноценны в данном контексте): Серпилину … и в самом деле казалось, что Захаров знает, зачем его вызвали в Москву, но не хочет говорить (Симонов); И потом все хочу спросить и забываю, верно ли, будто это ужасное несчастье произошло с мистером Пикерингом где-то не то в Каире, не то в Бомбее (Леонов); Он хотел успокоить ее и врал, что рука болит меньше (Паустовский); …под конец пути Поля проникнулась к нему доверием и сама принялась рассказывать про госпитальные встречи, больше всего про Володю Анкудинова, которому так хотелось, но не удалось посмотреть хваленое московское метро… (Леонов).

В предложении, заключающем в себе ответ (обычно в диалоге) безличная или личная конструкция может быть предопределена формой (личной или безличной) вопроса: «Что, совсем один хочешь остаться?» — вспомнились Серпилину последние слова сына. Нет, он не только не хотел, но и не мог остаться совсем один (Симонов).

Таким образом, есть основание говорить о тонкой стилистической дифференциации личной и безличной конструкций с глаголами хотеть/хотеться. Гораздо реже конструкции являются стилистическими дублетами, — чаще всего их употребление мотивировано, и замена оказывается невозможной без ущерба для содержания и характера высказывания. Это ряд соотношений с одинаково активными звеньями, и если в некоторых произведениях можно наблюдать количественный перевес безличной конструкции.

Своеобразие параллельных конструкций с глагольными сказуемыми хотеть/хотеться, с одной стороны, в очень развитой специализации личного и безличного употребления и, с другой стороны, в богатстве оттенков, которые способны передать безличная конструкция.

Для других параллельных пар типа я мечтал/мне мечталось, я работал/мне работалось характерны некоторые общие закономерности употребления. Безличная конструкция способна передать следующие значения и оттенки:

  • 1. Оттенок легкости действия, о котором писал А.М. Пешковский. Конструкция с безличным глаголом помогает автору показать, что действие протекает как бы само собой, без особых усилий человека: Сеялось вольготно, даже радостно, точно яровым хотели заслонить от памяти тяжкий грех осени (Леонов); Кроме того, отец пишет, что работается ему, как никогда (Леонов).
  • 2. Безличная конструкция хорошо выражает такое состояние, с которым человек не в силах справиться, которое подчиняет целиком его организм: Решил: пусть поспят. А мне не спится (Симонов); Возможность спасения через очки развеселила старуху. Ей не сиделось на месте (Леонов); «Да чего тебе, право, не лежится?» (Леонов); Кутафье занеможется — детеныш в зимнюю пору и за дровами и за огород сходит… (Там же).
  • 3. Безличная конструкция передает внезапность поступка: человек словно и сам не ожидал, что так поступит: Вот к ним иду… Лесу хочу попросить для капитального ремонта, — само собою сказалось у Брыкина… (Леонов).
  • 4. Действие совершается не так, как хотелось бы человеку: какие-то причины (порой неясные — потому-то и безличная форма выражения) останавливают человека, заставляют его поступить по-другому: А вы не могли попросить у товарища Сталина, чтобы вас самого к жене пустили съездить? — спросила Таня… — Как-то не попросилось, — сказал Гусаров (Симонов); И не стыдно тебе, парень, что жена у тебя надела военную форму и поехала на фронт, на Запад, а ты с детишками — на Восток и спрятался здесь, у них за спиной… — хотелось спросить Малинину. Хотелось, но не спросилось, потому что лицо Таниного мужа … стало другим: спокойным и замкнутым (Там же).
  • 5. О работе памяти, ее прояснении и других особенностях говорится часто также в безличной форме: Нежданно голова заработала с безумной четкостью. Вспомнилось: ехал по прилегающему к Ворам полю. Там сорный бугор… (Леонов). Часто встречается вводное безличное предложение с глаголом помниться (по значению примерно равным модальному слову кажется): Вы там у нас в скиту, помнится, коня свели (Леонов); Ты ведь, помнится, доброволица (Леонов).
  • 6. О душевных процессах, связанных с деятельностью воображения, говорят, используя часто безличную конструкцию: Виделось мне надысь, будто играет со мной во сне мальчик кудрявый, а может, и барашек (Леонов); Пусть это и будет волшебный сон, о котором тебе мечталось (Леонов); Теперь вот грезится: заболеть бы недельки на две, на три, не насмерть, и без операции, но чтобы в больничку положили (Солженицын).
  • 7. Безличные предложения употребляют, когда нужно сказать о такой вере человека во что-нибудь, которая не имеет под собой реальных оснований — человек верит, потому что ему хочется, чтобы это сбылось: Верилось почему-то, что до фронта доберутся не раньше недели и он еще успеет если не закалиться, то подкопить в себе это главное (Леонов); …тридцать восемь лет верится Быхалову — за этим домом — восток (Леонов).

И, наоборот, безличные предложения с этим глаголом выражают неверие, также необоснованное: есть данные верить, а человек не доверяет им: Да, просто не верится такому счастью (Симонов), — (то есть счастье уже пришло, есть, но человек не может поверить этому); Далеко забрались. Даже не верится, что в тридцати верстах Москва (Паустовский).

8. Безличные предложения показывают работу мысли, совершающуюся независимо от того, хочет человек размышлять, думать о данном предмете или нет; обычно есть только какой-нибудь толчок, повод для раздумий: И еще подумалось, что теперь, на третий год войны, все понятия о том, что такое горе… все это уже спуталось, нарушилось, полетело к черту (Симонов); Об Артемьеве как-то думалось и не думалось (Там же); А теперь, когда увидел лес, поле, снеговые пространства, с изнеможением ощутил непрочность всего того, о чем надумалось под душным потолком его зимницы (Леонов).

Иногда глагол думается выступает в значении, близком к значению слова кажется: Мне думается, я сделал бы вдесятеро больше для людей, когда бы вы стали моей женой (Леонов).

9. Несколько оттенков способны донести безличные предложения с глаголом живется / жилось.

Во-первых, они, как равнозначные личной конструкции, употребляются в дружеском, неофициальном обращении, вопросе (в письме, в разговоре): Ну, как живется, воюется как? (Леонов).

Во-вторых, безличную конструкцию можно встретить при выражении пожелания хорошо жить: Они выпили за сыновей и потомков, чтобы краше им жилось на чистой земле (Там же).

В-третьих, безличная конструкция помогает сообщить, что человек хорошо живет в течение уже большого промежутка времени и что эта жизнь ничем не омрачается: …и вообще несмотря на мои неминуемые возрастные недомогания, мне живется совсем неплохо (Леонов); Хорошо жилось Бурыге в зеленом приволье леса (Леонов).

В рассмотренном большом ряду соотношений оба звена — и личное, и безличное предложение — равно активны, стилистически четко разграничены и в большинстве случаев не допускают смешения, взаимозамены, — их употребление в произведениях писателей отмечено строгим выбором.

В традиционных грамматиках небезынтересным видится вопрос о безлично-инфинитивных предложениях как переходные конструкции. Как уже отмечалось, проблема классификации безличных предложений, их места среди других типов простого предложения все еще сохраняет свою дискуссионность и остроту. В частности, эта проблема актуальна при выделении безлично-инфинитивных предложений, которые учеными относятся к переходным конструкциям.

В безлично-инфинитивных предложениях, с одной стороны, используется независимый инфинитив, а с другой — при инфинитиве употребляется глагол-связка быть в безличной форме.

В этих предложениях проявляется объективная модальность реальности или ирреальности. Объективная модальность реальности обнаруживается в повествовательных предложениях, а ирреальности — в вопросительных, в которых могут быть вопросительные частицы разве, неужели и т.п., а также в повествовательных безлично-инфинитивных предложениях, в которых при главном члене имеется частица бы: Спрятаться от дождя было негде; Разве спрятаться от дождя было негде?; Спрятаться от дождя было бы негде.

В безличных предложениях и безлично-инфинитивных проявляются частные модальные значения предположительности, целесообразности, нецелесообразности и др., обусловленные вещественным значением конкретного предложения, способом морфологического выражения главного члена, интонацией, частицами. Например: Разве ему некуда было уехать? — частное модальное значение предположительности или сомнения.

При наличии в предложениях вводно-модальных слов или модальных частиц в них легко проявляется субъективная модальность (значения уверенности, неуверенности, сомнения, возможности, невозможности и некоторые другие). Пример: Защиты, конечно, не у кого было искать (Лесков) — на фоне объективной модальности реальности выражается субъективно-модальное значение уверенности.

Безличные предложения, как и безлично-инфинитивные, имеют полную временную парадигму, основным способом выражения синтаксического времени в них является морфолого-синтаксический, что обусловлено наличием глагольной связки быть в безличной форме, которая может употребляться в прошедшем, настоящем и будущем времени. Пример: Тут было над чем подумать; Тут есть над чем подумать; Тут будет над чем подумать.

Безличные предложения в принципе являются бессубъектными. Субъект грамматический понимается нами как «словоформа с предметным значением, грамматически господствующая по отношению к словоформе, которая называет признак предмета: Девочка весела, Олень бежит; Бегущий олень».

Компонентный анализ безлично-инфинитивных предложений выявил, что в данных предложениях наиболее типичными являются двухкомпонентные, трехкомпонентные и четырехкомпонентные семантические структуры, при этом семантический предикат представлен в них главным членом — инфинитивом глагола и связкой быть в безличной форме, а семантический субъект может быть выражен или словесно (отдельной словоформой), или имплицитно.

Двухкомпонентная семантическая структура представляет собой по составу семантический предикат и семантический субъект «отсутствующий». Семантика схемы — «неосуществление действия, обусловленное отсутствием субъекта», который выражен отрицательными местоимениями некому, нечему и подобными в форме дательного падежа. Пример: Некому было работать; Нечему было завидовать.

Трехкомпонентная семантическая структура может слагаться в своем составе из семантического предиката, семантического субъекта (имплицитного) и семантического «отсутствующего» объекта. Семантика схемы — «неосуществление чего-либо, обусловленное отсутствием объекта», который выражен отрицательным местоимением в косвенном падеже. Пример: Не к кому было обратиться; Не о чем было спорить.

Но она может быть и другой, включая в свой состав семантический предикат, семантический субъект (имплицитный) и семантический конкретизатор, указывающий на отсутствие места, времени или цели и выраженный отрицательным местоименным наречием. Пример: Некуда было идти; Негде было жить; Некогда было общаться; Незачем было оставаться.

Четырехкомпонентная семантическая структура выступает как целое, включающее в свой состав семантический предмет, семантический субъект (имплицитный), семантический объект, выраженный существительным или местоимением в косвенном падеже, и семантический конкретизатор, указывающий на отсутствие места, времени или цели и выраженный отрицательным наречием. Пример: Помощи ждать было неоткуда; Некуда было посылать письма; Обдумывать действия было некогда; Гулять с ребенком было некогда; Обсуждать поступок было незачем; Оставаться с ним было незачем.

Мы привели некоторые, самые продуктивные из конструкций безлично-инфинитивных предложений.

В коммуникативном или актуальном аспекте исследуются закономерности использования предложения в качестве единицы сообщения, коммуникации. Данный аспект проявляется в выделении в предложении главной, основной части сообщения, содержащей новое, неизвестное собеседнику. Эта часть сообщения, как правило, выделяется относительно другой, содержащей уже известное. Членение предложения таким путем называется в языкознании актуальным, или коммуникативным членением.

Рефераты:  Парламент Республики Казахстан, его конституционно-правовой статус

Расчлененные безлично-инфинитивные предложения имеют различные актуально-синтаксические типы. Например, безлично-инфинитивные предложения Спрятаться было // негде; Размышлять было // некогда отвечают на частичный диктальный вопрос и относятся к частноинформативному типу. В данных высказываниях главный член — тема предшествует отрицательному компоненту — реме.

Исследование безлично-инфинитивных предложений в двух основных аспектах: структурном и семантическом выявило различие в их типологии.

Безлично-инфинитивные предложения являются односоставными глагольными предложениями промежуточного типа между безличными и инфинитивными в структурном аспекте, однако их следует, по-видимому, определять как двусоставные предложения в семантическом аспекте.

Таким образом, нами рассмотрены структурно-семантические особенности безличных предложений, отмечено отсутствие четкого противопоставление личных и безличных конструкций, поскольку между этими двумя грамматическими типами предложений находятся промежуточные типы.

Нами выявлены основные промежуточные типы безличных предложений с указанием процентного соотношения подобранных нами в процессе работы примеров — предложений из текстов художественной литературы.

Отмечены основные закономерности употребления личных и безличных предложений с глагольными сказуемыми. Едва ли не самыми распространенными в рассматриваемом ряду соотношений являются параллельные конструкции с модальными глаголами хотеть/хотеться. Использование личной и безличной конструкций очень четко разграничено, и это позволяет говорить о вполне определенных сложившихся и складывающихся закономерностях их употребления. Выявлено существование безлично-инфинитивных предложений как переходных конструкций.

Подходя к изучению безличных предложений нужно всегда помнить, что только изучение грамматической и стилистической сторон языковых явлений в их органическом единстве даст возможность изучить их не формально, а глубоко, сознательно, раскрыть в каждом отдельном явлении его подлинное содержание, увидеть его в движении и функционировании в различных речевых и функционально-языковых стилях.

Грамотность — это не только умение правильно писать, но и умение правильно, уместно употреблять речевые средства в различных контекстах, обстоятельствах, ситуациях и целях. Только такое изучение грамматических явлений, в том числе и безличных предложений, обеспечит высокую речевую культуру. безличный предложение русский язык

В данном разделе мы рассмотрели различные классификации безличных предложений: А.М. Пешковского, Е.М. Галкиной-Федорук, Н.Н. Арват, Е.С. Скобликовой и других, что позволило изучить все аспекты функционирования безличных предложений в современном русском языке.

Такое разнообразных точек зрения на проблему безличных предложений вызвано тем, что до сих пор ученые не пришли к единому мнению относительно безличных предложений, также не существует единой классификации этих предложений. Однако существование такого разнообразия подходов позволяет рассматривать безличные предложения с разных точек зрения: исходя из грамматической формы не только главного члена (сказуемого), но и других членов, обязательных в данной конструкции; по способам выражения вещественного и грамматического значений; исходя из семантических особенностей таких предложений.

Безличные предложения нами рассмотрены с точки зрения определения безличности, а также с различных точек зрения: структурной, семантической.

Большинство ученых придерживается мнения, что безличные предложения представляют собой наследие той эпохи, когда первобытные люди, не имея представления ни о законах внешнего мира, ни о строении своего тела, чувствовали себя совершенно беспомощными в борьбе с природными стихиями и болезнями. Из-за незнания истинных причин природных и общественных явлений возникают искаженные, фантастические представления дикарей об окружающей их действительности, убеждение, что болезни насылает и погоду делает неизвестная сила.

В современном русском литературном языке в подавляющем большинстве случаев, когда выбор падает на безличные конструкции при наличии синонимичных личных, он объясняется необходимостью по тем или иным причинам устранить из речи обозначение производителя действия и носителя признака. Мы отметили, что такие конструкции существуют параллельно, что позволяет носителям языка разнообразить свою речь.

Основная, самая частотная, часть безличных предложений выражает интеллектуальное восприятие действительности (состояние природы и среды, физическое состояние живого мира, психолого-эмоциональное состояние человека), а также волю человека или его стремления, желания (функция воздействия на других людей).

Необходимо так же отметить достоинство изучения безличных предложений на основе художественных текстов. Это позволяет наглядно продемонстрировать способы функционирования безличных предложений в реальной речевой ситуации, показать им все многообразие таких предложений.

Приложение

Рассмотрим «Театральный роман» М. Булгакова в разрезе функционирования и структурно-семантических особенностей безличных предложений (в традиционном рассмотрении).

Конструкции можно представить следующим образом:

1. Предложения, выражающие интеллектуальное восприятие действительности (состояния природы и среды, физическое состояние живого мира, психологически-эмоциональное состояние человека). Семантика этих предложений обусловливает и их строение. В них выражается состояние, а не деятельность субъекта, они не связаны с деятелем.

И вдруг потемнело, голландки потеряли свой жирный беловатый блеск…

Тени играли, и мне померещилось, что под квадратным подбородком торчит острие чёрной бороды

Долго и скучно рассказывать о том, как я посещал редакции и как мне в них отказывали

Это афиша! — шептал я. — Но разве я её сочинял? Вот тебе! — шептал я, и мне мерещилось, как, заливаясь кровью, передо мною валится Волкодав на пол

Но дальше стало шумно, путано. Помнится, танцевали в комнате на ковре, отчего было неудобно. Кофе в чашке стояло на письменном столе. Василий Петрович пил коньяк. Видел я спящего Баклажанова в кресле. Накурено было крепко. И как-то почувствовалось, что пора, собственно, и отправиться домой.

2. Безличные предложения, выражающие волю человека или его стремления, желания и несущие функцию воздействия на других людей. В этом типе безличных предложений сказуемое может выражаться: безличный глагол и инфинитив; слова категории состояния на -о- с инфинитивом и т.д.

Но я был тогда сравнительно молод, не следует смеяться надо мною

Что видишь, то и пиши, а чего не видишь, писать не следует

Да это, оказывается, прелестная игра! Не надо ходить на вечеринки, ни в театр ходить не нужно

— И знаете ли, какая мысль пришла мне в голову, — зашептал Ильчин, от таинственности прищуривая левый глаз, — из этого романа вам нужно сделать пьесу!

Раз для того, чтобы пьеса моя пошла на сцене, ее необходимо искорежить так, что в ней пропадает всякий смысл, то и не нужно, чтобы она шла!

3. Безличные предложения, выражающие физические и атмосферно-метеорологические явления природы и связанные с ними явления.

Моросило, подвода с дровами застряла в воротах…

Дождь брызгал косыми струями, под ногами хлюпало, мокрые листья срывались с деревьев в саду. Текло за воротник.

4. Группа безличных предложений, выражающих психофизическое состояние живого существа. К этой группе безличных предложений относятся такие, в которых безличные глаголы выражают состояние, возникающее в результате действия какой-то неизвестной причины.

Я узнал и проклятого Кондюкова, которого стошнило на автомобильной выставке

Мне очень польстило, что у меня векселя

Ну-с, приступим! — объявил Иван Васильевич, и все глаза уставились на меня, отчего меня передёрнуло. — Кто желает высказаться?..

Да, это шутка… — тихо сказал я, и на душе у меня стало скверно

«Ничего, колет почему-то в пояснице». Ну колет и колет, и колет…

5. Особой по значению группой безличных предложений является группа, выражающая модальное значение долженствования. Эта группа очень бедна лексически.

Из их характеристик должно было сплестись, как я полагал, объяснение их поведения на этом загадочном заседании

…для этого Вам надлежит прибыть в Сивцев Вражек 13-го в понедельник в 12 часов дня.

6. Очень богата группа глаголов личных, но способных образовывать безличные конструкции, в которых выражаются состояния или процессы окружающей природы и среды, или проявления какой-то стихийной силы, неназванной и часто неизвестной. Безличность в этих глаголах еще не закрепилась вполне как морфологическая черта, но она активно распространяется в современном языке, охватывая все больший круг глаголов.

Дальше размыло в памяти месяца два

Ильчин настолько изумился, что дождался молнии, чтобы рассмотреть. Полоснуло и потухло, и Ильчин продолжал…

Тут хлопнуло в углу, и жёлтое абрау засветилось передо мною в узком бокале… Помнится, пили за здоровье Измаила Александровича

Пахло мятой и ещё какой-то приятной травой. Стояла полная тишина, и она вдруг прервалась боем хриплым. Било двенадцать раз, и затем тревожно прокуковала кукушка за шкафом

В это время уже горничная в белом фартуке обносила осетриной. Звенело сильней, уже слышались голоса

Будьте тверды… — И его размыло где-то в полумраке

Дни же как будто вымыло из памяти — ничего не помню

Под колпачком лампочки густо слоился дым, его всасывало в колпачок, и потом он уходил куда-то ввысь

Тогда почти бесшумно всё на сцене начинало уезжать вбок. Вот повлекло бутафора, он уехал со своим канделябром, проплыло кресло и стол.

7. Есть в русском языке очень небольшая группа безличных глаголов, связанных с понятием рока, судьбы. Сюда же можно отнести безличные конструкции, выражающие непредвиденную случайность.

Там ничего не нашлось

Не вышло с романом, кто знает, может быть, с пьесой выйдет

Но ему не удалось Васе продать анекдот…

8. Более продуктивной группой безличных предложений являются предложения, которые выражают действие внутренней импульсивной силы в организме человека или другого какого-нибудь живого существа. Но сила эта не названа, хотя она действует и причиняет те или иные физические ощущения.

Узнав, что я и старика не знаю, он даже головою покачал, и в глазах у него написалось: «Вот дитя природы!»

Дальше слышалось: «Да ведь на одних Галиных да на подсобляющем не очень-то…»

«Однако, — думалось мне, — он сложный человек, этот Княжевич…Очень сложный…»

Запомнилось, что часто в договоре попадались слова: «буде» и «поелику», и что каждый пункт начинался словами: «Автор не имеет права»

Затем я отошёл в сторонку, намереваясь увидеть, какое впечатление производит афиша на проходящих граждан. Выяснилось, что не производит никакого

Теперь окончательно выяснилось, что во главе Независимого Театра стояли двое директоров: Иван, как я уже знал, Васильевич и Аристарх Платонович

Волосы шевельнулись у меня на макушке, как будто кто-то дунул сзади, и как-то само собой у меня вырвалось, невольно…

Я был с Прасковьей Фёдоровной на берегу Ганга, и там меня осенило

Первое, что заметилось, — драгоценная мебель карельской берёзы с золотыми украшениями, такой же гигантский письменный стол и чёрный Островский в углу

«Он не читал! Он не читал моего романа, — гудело у меня в голове, — а между тем позволяет себе говорить о нём?…Аргунин… — глухо донеслось до меня из-за завесы дыма.

9. В русском языке имеется также большой пласт безличных предложений, выражающих действие также неизвестной, непознанной силы, осуществляемое посредством орудия. Они образуются из личных глаголов, употребляемых безлично в сочетании с творительным падежом орудия.

Тем временем дожди прекратились, и совершенно неожиданно ударил мороз. Окно разделало узором в моей мансарде…

Думается, анализ безличных предложений в «Театральном романе» М. Булгакова в виде структурно-семантической классификации показал, что данные конструкции в произведении активны и разнообразны. Они выполняют определённую функцию: показать агенса как пассивного экспериенцера, подверженного действию некой непознанной стихийной силе и действия самой силы, которые не поддаются рациональному объяснению (они могут касаться не только природной стихии, судьбы, но и психофизических «внутренних» действий человека).

Итак, примеры безличных конструкций из произведения М.А. Булгакова «Театральный роман» во всём их структурном разнообразии «работают» на идейно-художественное пространство текста. Это проявляется в тесной связи языкового уровня с содержательным, когда мы видим, что синтаксические единицы определённой семантики способны влиять на восприятие произведения (события, характеры, действия героев), и в данном случае безличные предложения иллюстрируют действия стихийной непознанной силы и состояние пациенса, который находится под влиянием этих сил.

Вопросы и задания для самопроверки

  • 1. Дайте определение безличному предложению (желательно представить несколько дефиниций, различающихся различными подходами (широким и узким) исследователей к данной грамматической структуре, обосновав выбор той или иной дефиниции), приведите несколько примеров (1-2 балла)
  • 2. Охарактеризуйте несколько классификаций безличных предложений (классификации А.М. Пешковского, В.В. Виноградова, Е.М. Галкиной-Федорук, П.А. Леканта, А.Г. Руднева и др.), при необходимости проведите сравнительным анализ традиционных классификаций (3 балла)
  • 3. Обозначьте закономерности употребления личного и безличного предложений с глагольными сказуемыми, выявите специфику безличных предложений, аргументируйте свой ответ сопоставлением грамматических моделей (3 балла)
  • 4. Дайте характеристику безличных предложений с предикативным наречием (словом категории состояния) в роли сказуемого, обозначьте специфику данных конструкций (2 балла).
  • 5. Безлично-инфинитивные предложения как переходные конструкции: разные точки зрения на проблему, структурно-семантические особенности модели, примеры (2 балла)
  • 6. Примените теоретические знания, приобретенные в ходе изучения раздела, на практике: подготовьте подборку безличных предложений из русской художественной прозы и публицистики и проанализируйте структуру конструкций (3 балла)
  • 13-15 баллов — «отлично»
  • 10-12 баллов — «хорошо»
  • 6-9 — «удовлетворительно»
  • 5 и менее баллов — «неудовлетворительно»

Семантика безличных предложений

1. Абрамов Б.А. О понятии семантической избирательности слов // Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. — М.: Наука, 1969.-С. 5-15.

2. Адамец П. Образование предложений из пропозиций в современном русском языке. Praha: Univ. Karlova, 1978. — 159 с.

3. Адмони В.Г. Основы теории грамматики. Л.: Наука, 1964. — 105 с.

4. Адмони В.Г. Система форм речевого высказывания. — СПб.: Наука, 1994.- 153 с.

5. Адмони В.Г. Типология предложения // Исследования по общей теории грамматики. М.: Наука, 1968. — С. 232-291.

6. Акимова Г.Н. Новое в синтаксисе современного русского языка. М.: Высшая школа, 1990. —168 с.

7. Алисова Т.Б. Опыт семантико-грамматической классификации простых предложений // Вопросы языкознания. — 1970. — № 2. С. 91-98.

8. Алисова Т.Б. Семантико-коммуникативный субстрат безличных предложений // Инвариантные синтаксические значения и структура предложения. М.: Наука, 1969. — С. 27-36.

9. Алпатов В.М. Об антропоцентричном и системоцентричном подходах к языку // Вопросы языкознания. 1993. — № 3. — С. 15-26.

10. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. I. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. 2-е изд., испр. и доп. М.: Языки русской культуры, 1995. — 472 с.

11. Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. И. Интегральное описание языка и системная лексикография. М.: Языки русской культуры, 1995. — 768 с.

12. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания // Вопросы языкознания. 1995. — № 3. — С. 37-67.

13. Апресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. М.: Наука, 1967. — 252 с.

14. Арват H.H. Семантическая структура простого предложения в современном русском языке. Киев: Вища школа, 1984. — 160 с.

15. Арутюнова Н.Д. О номинативном аспекте предложения // Вопросы языкознания. 1971. — № 6. — С. 63-73.

16. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл (логико-семантические проблемы). Изд. 2-е, стереотип. -М.: Эдиториал УРСС, 2002. 383 с.

17. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. — М.: Языки русской культуры, 1998.-896 с.

18. Арутюнова Н.Д., Ширяев E.H. Русское предложение. Бытийный тип (структура и значение). М.: Русский язык, 1983. — 199 с.

19. Бабайцева В.В. Односоставные предложения в современном русском языке. — М.: Просвещение, 1968. 160 с.

20. Бабайцева В.В. Предложения с безлично-предикативными словами в современном русском языке (без инфинитива). Автореф. дисс. канд. филол. наук. -М., 1955. 12 с.

21. Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. — М.: Дрофа, 2000. 640 с.

22. Бабина Т.П. Способы выражения субъекта в русском языке. Дисс—-канд. филол. наук. — М., 1986. 185 с.

23. Бабина Т.П. Способы выражения субъектов состояния // Синтаксис: изучение и преподавание. Сб. работ учеников В.А. Белошапковой. — М.: Диалог-МГУ, 1997. С. 78-92.

24. Бабина Т.П., Белошапкова В.А. К вопросу о семантическом субъекте // Филологические науки. 1984. — № 1. — С. 29-34.

25. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностранной литературы, 1955. — 416 с.

26. Барамыгина И.Б. Семантика и синтаксис предикативов состояния, отношения и оценки. Дисс. канд. филол. наук. СПб., 1996. — 271 с.

27. Белошапкова В.А. Современный русский язык. Синтаксис. М.: Высшая школа, 1977. — 248 с.

28. Белошапкова В.А., Муравенко E.B. Способы выражения инструментального значения в русском языке // Русский язык за рубежом. 1985. -№6.-С. 78-83.

29. Бенвенист Э. Общая лингвистика. Изд. 2-е, стереотип. — М.: Эдиториал УРСС, 2002.-447 с.

30. Берляева Т.Н. Грамматическая структура и семантика предложений синфинитивом и предикативом. Диссканд. филол. наук. М., 1982. —192 с.

31. Бертагаев Т.А. Субъект и подлежащее // Вопросы языкознания. — 1958. — №5.-С. 65-69.

32. Бирюлин Л. А. Диатезы русских глаголов, обозначающих атмосферные явления. Автореф. дисс. канд. филол. наук. Л., 1984. — 20 с.

33. Богданов В.В. Конструктивные и семантические компоненты предложения // Организация речевого произведения и его составляющих. МСНТ. — Челябинск: Челябин. гос. пед. ун-т, 1988. С. 26-30.

34. Богданов В.В. Семантико-синтаксическая организация предложения. — Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1977. 204 с.

35. Бондарко A.B. Проблемы грамматической семантики и русской аспекто-логии. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1996. 219 с.

36. Бондарко A.B. К вопросу о перцептивности // Сокровенные смыслы. Слово. Текст. Культура. Сб. статей в честь Н.Д. Арутюновой. М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 276-282.

37. Бондарко A.B. Теория значения в системе функциональной грамматики (на материале русского языка). М.: Языки славянской культуры, 2002. — 736 с.

38. Бондарко A.B. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984. — 136 с.

39. Бохиева М.В. Функционирование безличных предложений в описательном типе речи. Дисс. канд. филол. наук. Улан-Удэ, 1994. — 174 с.

40. Булыгина Т.В. К построению типологии предикатов в русском языке // Семантические типы предикатов. М.: Наука, 1982. — С. 7-85.

41. Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). — М.: Шк. «Мастера русской культуры», 1997.-575 с.

42. Ван Валин Р.Д. (мл.) Взаимодействие синтаксиса, семантики и прагматики в синтаксических системах: развитие инструменария в XX веке // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. 1996. — № 5. — С. 111-123.

43. Василевская Л.И. Безличные предложения в типологии синтаксических конструкций (на материале русского языка). Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1976. — 24 с.

44. Васильев Л.М. Семантические классы русского глагола (глаголы чувства, мысли, речи и поведения). Автореф. дисс. . докт. филол. наук. — Л., 1971.-38 с.

45. Васильев Л.М. Современная лингвистическая семантика. Учеб. пособие для вузов. М.: Высшая школа, 1990. — 176 с.

46. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков. М.: Языки русской культуры, 1999. — 777 с.

47. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М. : Русские словари, 1997. — 416 с.

48. Вердиева Н.Ф. Слова категории состояния в современном русском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук. Л., 1971. — 19 с.

49. Вейренк Ж. Синтаксический анализ творительного падежа // Исследования по славянскому языкознанию. Сб. в честь шестидесятилетия проф. С.Б. Берштейна. М.: Наука, 1971. — С. 129-139.

50. Виноградов В.В. Из истории изучения русского синтаксиса (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова). М., Изд-во Московского ун-та, 1958. — 399 с.

51. Виноградов В.В. Исследования по русской грамматике. М.: Наука, 1975.-558 с.

52. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. Изд. 3-е, испр. М.: Высшая школа, 1986. — 639 с.

53. Воинова Е.И. Предикативные слова на -о, сочетающиеся с инфинитивом, в современном русском языке. Диссканд. филол. наук. Л.,1965.-227 с.

54. Вольф Е.М. Состояния и признаки. Оценки состояний // Семантические типы предикатов. М.: Наука, 1982. — С. 320-339.

55. Вольф Е.М. Субъективная модальность и семантика пропозиции // Прагматика и проблемы интенсиональности. CHT. М.: ИНИОН, 1988. -С. 124-143.

56. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. 2-е изд., доп. М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 280 с.

57. Вольф Е.М. Эмоциональные состояния и их представление в языке // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. — М.: Наука, 1989. С. 55-75.

58. Воронина Д.Д. О функции и значении семантического субъекта в строе русского предложения. Автореф. дисс. канд. филол. наук. — М., 1976. 24 с.

59. Воронина Д.Д. Типы агенса и значения определенности, неопределенности, обобщенности // НДВШ. Филологические науки. 1975. — № 4. — С. 74-82.

60. Востоков В.В. Система грамматических значений простого предложения в современном русском языке. — Арзамас: Арз. гос. пед. ун-т им. А.П. Гайдара, 2000. 281 с.

61. Всеволодова М.В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса. Фрагмент прикладной (пед.) модели языка. М.: МГУ, 2000. — 502 с.

62. Выгорбина А.Е. Предложения со сказуемым, выраженным «собственно-безличным» глаголом» // Филологические науки. 1960. — № 2. — С. 57-64.

63. Гак В.Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики. 1972. М.: Наука, 1973. — С. 349-372.

64. Гак В.Г. К проблеме соотношения языка и действительности // Вопросы языкознания. 1972. — № 5. — С. 12-22.

65. Гак В.Г. Номинализация сказуемого и устранение субъекта // Синтаксис и стилистика. М.: Наука, 1976. — С. 85-102.

66. Гак В.Г. Языковые преобразования. — М.: Шк. «Языки русской культуры», 1998.-764 с.

67. Галкина-Федорук Е.М. Безличные предложения в современном русском языке. — М.: Изд-во Московского ун-та, 1958. 331 с.

68. Георгиева В.Л. Вопросы развития безличных предложений в истории русского языка (на материале памятников письменности Х1-ХУ11 вв.). Автореф. дисс— докт. филол. наук. Л., 1969. — 36 с.

69. Георгиева В.Л. К вопросу о границах безличных предложений русского языка // Учёные записки МГПИ. 1969. — № 341. — С. 63-68.

70. Гиро-Вебер М. К вопросу о классификации простого предложения в современном русском языке // Вопросы языкознания. 1979. — № 6. — С. 63-75.

71. Гиро-Вебер М. Устранение подлежащего в русском предложении // Известия АН СССР. Сер лит. и яз. 1984. — Т. 43. — Вып. 6. — С. 551-556.

72. Гиро-Вебер М. Эволюция так называемых безличных конструкций в русском языке двадцатого века // Русский язык: пересекая границы. — Дубна: Междунар. ун-т природы, общества и человека «Дубна», 2001. — С. 66-77.

73. Гришина Н.И. Дативные предложения в парадигматическом аспекте. — М.: РИЦ «Альфа», 2002. 198 с.

74. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1984.-396 с.

75. Гухман М.М. Конструкции с дательным / винительным лица и проблема эргативного прошлого индоевропейских языков // Эргативная конструкция предложения в языках различных типов. (Исследования и материалы). Л.: Наука, 1967. — С. 58-73.

76. Данеш Ф., Гаузенбланс К. Проблематика уровней с точки зрения структуры высказывания и системы языковых средств // Единицы разныхуровней грамматического строя языка и их взаимодействие. М.: Наука, 1969.-С. 7-20.

77. Дерибас JI.A., Мишина К.И. Типы предложений в русском языке. Учеб. пос. для вузов. -М.: Высшая школа, 1981. 168 с.

78. Дешериева Т.И. О соотношении модальности и предикативности // Вопросы языкознания. 1987. — № 1. — С. 34-45.

79. Долин Ю.Т. Вопросы теории односоставных предложений. (На материале русского языка). Оренбург: ОГУ, 1997. — 108 с.

80. Дробышева Л.Я. Личные и безличные предложения в русском литературном языке советского периода (20-е-60-е гг.). Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1967. — 15 с.

81. Дручинина Г.П. Предложения с локативным субъектом // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста. Сб. статей, посвященный юбилею Г.А. Золотовой. М.: Эдиториал УРСС, 2002. — С. 152-158.

82. Заичкова И. Дательный беспредложный в современном русском литературном языке. Praha: Univ. Karlová, 1972. — 91 с.

83. Зализняк Ан.А. Функциональная семантика предикатов внутреннего состояния. (На материале франц. яз.). Автореф. дисс. канд. филол. наук. -М., 1985.-24 с.

84. Зализняк Ан.А., Шмелев А.Д. Введение в русскую аспектологию. М.: Языки рус. культуры, 2000. — 221 с.

85. Замятина И.В. Безличное употребление причастных форм в простом предложении. Дисс. канд. филол. наук. -М., 1998. 170 с.

86. Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. — М.: Наука, 1982.-368 с.

87. Золотова Г.А. О категории оценки в русском языке // Русский язык в школе. 1980. — № 2. — С. 84-88.

88. Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М.: Наука, 1973.-351 с.

89. Золотова Г.А. Понятие личности / безличности и его интерпретации // Russian Linguistics. 2000. — Vol. 24. — № 2. — С. 103-115.

90. Золотова Г.А. Синтаксический словарь. Репертуар элементарных единиц русского синтаксиса. Изд. 2-е, испр. М.: Наука, 2001. — 440 с.

91. Иванова Л.П. Структурно-функциональный анализ простого предложения. —Киев: Выща школа, 1991. 167 с.

92. Ивич М. Оппозиция: «односоставное предложение» «двусоставное предложение» // НДВШ. Филологические науки. — 1965. — № 4. — С. 181-184.

93. Ицкович В.А. Очерки синтаксической нормы. М.: Наука, 1982. — 200 с.

94. Каламова H.A. Категория состояния в современном русском языке. Учеб.-методич. пособие. М.: Изд-во Московского ун-та, 1991. — 30 с.

95. Калинин А.Ф. Двучленные безличные предложения // Русский язык в школе. -1999. № 4. — С. 82-84.

96. Калинин А.Ф. Односоставные предложения в современном русском языке. Учеб.-мет. пособ. Изд. 2-е, дополн. Балашов, 1994. —71 с.

97. Карцевский С.И. Из лингвистического наследия. М.: Языки русской культуры, 2000. — 343 с.

Рефераты:  Выготского, их задачи

98. Касевич В.Б., Храковский B.C. Общие вопросы семантики конструкций с предикатными актантами // Семантика и синтаксис конструкций с предикатными актантами. Материалы Всесоюзной конф. . Л.: Ин-т языкознания, 1981. — С. 7-23.

99. Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Изд. 2-е, стереотип. М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 220 с.

100. Кацнельсон С.Д. Категории языка и мышления. Из научного наследия. — М.: Языки славянской культуры, 2001. 864 с.

101. Кибрик А.Е. Подлежащее и проблема универсальной модели языка // Изв. АН СССР. СЛЯ. 1979. — Т. 38. — № 4. — С. 309-317.

102. Кириллова В.А. К вопросу о логической структуре односоставного предложения // Логико-грамматические очерки. М.: Высшая школа, 1961.-С. 181-202.

103. Клобуков Е.В. Морфологическая категория падежа в контексте коммуникативной грамматики // Семантика языковых единиц. М., 1998. — С. 44-47.

104. Клобуков Е.В. Семантика падежных форм в современном русском литературном языке. Введение в методику позиционного анализа. — М.: Изд-во Московского ун-та, 1986. — 117с.

105. Князев Ю.П., Недялков В.П. Рефлексивные конструкции в славянских языках // Рефлексивные глаголы в индоевропейских языках. СНТ. Калинин: Калинин, гос. ун-т, 1985. — С. 20-39.

106. Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС, 2000.-352 с.

107. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М.: Наука, 1980. — 150 с.

108. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке. — М.: Наука, 1990.-110 с.

109. Кокорина С.И. О семантическом субъекте и особенностях его выражения в русском языке. М.: Изд-во Московского ун-та, 1979. — 79 с.

110. Копейкин М.А. Синонимика безличных и личных предложений в современном русском языке // Учёные записки Куйбышевского гос. педагогического института. —1959. Вып. 26. — С. 213-233.

111. Королькова А.В. К характеристике высказываний с безличными формами глагола в современном русском языке // Функциональный анализ грамматических форм и конструкций. МСНТ. Л.: ЛГПИ, 1988. — С. 138-146.

112. Ксенофонтова Л.В. Объём и границы подлежащего как структурно-семантического компонента предложения. Автореф. дисс. . канд. фи-лол. наук. М., 1984. — 16 с.

113. Курдюмов В.А. Идея и форма. Основы предикационной концепции языка. М.: Воен. ун-т, 1999. — 194 с.

114. Кустова Г.И. Прецептивные события: наблюдатели, участники, локусы // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. М, 1999.

115. Лаврентьев В.А. Сложноподчиненные предложения с безличной семантикой. Дисс. . канд. филол. наук. Рязань, 2001. — 208 с.

116. Лалаян С.А. Семантико-грамматическая структура предложений с творительным агенса-каузатора. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. — Тбилиси, 1986.-20 с.

117. Лекант П.А. Основные аспекты предложения // Русская речь. 1975. — № 1.-С. 120-127.

118. Лекант П.А. Очерки по грамматике русского языка. М.: МГОУ, 2002.-312 с.

119. Лекант П.А. Синтаксис простого предложения в современном русском языке. Учеб. пособие. Изд. 2-е, испр. М.: Высшая школа, 1986. — 176 с.

120. Леонтьева В.В. Семантический субъект и особенности его функционирования в тексте. Автореф. дисс— канд. филол. наук. Минск, 1999. — 24 с.

121. Ли B.C. Семантическая структура предложений с предикативом на -о в современном русском языке. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Алма-Ата, 1981.-25 с.

122. Логический анализ языка: Знание и мнение. М.: Наука, 1988. — 129 с.

123. Логический анализ языка. Культурные концепты. — М.: Наука, 1991. — 204 с.

124. Ломов A.M. Типология русского предложения. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 1994.-280 с.

125. Ломтев Т.П. Грамматическое и логическое в предложении // Исследование по славянской филологии. Сб., посвященный памяти акад. В.В. Виноградова. М.: Изд-во Московского университета, 1974. — С. 198-218.

126. Ломтев Т.П. Предложение и его грамматические категории. М.: Изд-во Московского ун-та, 1972. — 200 с.

127. Лыков A.B., Шуляк Л.И. Особенности зоны переходности у слов категории состояния // Языковые единицы (семантика, грамматика, функции). Ростов-на-Дону: Гефест, 1998. — С. 140-147.

128. Маркелова Т.В. Семантика оценки и средства выражения в русском языке. Дисс. докт. филол. наук. -М., 1996. 549 с.

129. Маслов Ю.С. Избранные труды. Аспектология. Общее языкознание. -М.: Языки славянской культуры, 2004. 840 с.

130. Матханова И.П. Высказывания с семантикой состояния в современном русском языке. Автореф. дисс. докт. филол. наук. СПб., 2002. — 48 с.

131. Мельчук И.А. О синтаксическом нуле // Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. Л.: Наука, 1974. — С. 343-361.

132. Моисеева В.Л. Безличные глагольные предикаты состояния лица в русской языковой картине мира. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. — СПб., 1998.-16 с.

133. Монелья М. Прототипические vs. непрототипические предикаты: способы понимания и семантические типы лексических значений // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. -1997. -№ 2. С. 157-173.

134. Монина Т.С. Модели односоставных предложений: структура и семантика. Учебное пособие. М.: МПУ, 1993. — 106 с.

135. Монина Т.С. Проблема тождества предложения. М.: МПУ, 1995. — 180 с.

136. Монина Т.С. Семантика структурного типа безличных предложений // Структура, семантика и функционирование в тексте языковых единиц. -М.:МПУ, 1995.-С. 18-25.

137. Москальская О.И. Проблемы системного описания синтаксиса. (На материале немецкого языка). Изд. 2-е. — М.: Высшая школа, 1981. — 173 с.

138. Мразек Р. Синтаксис русского творительного. (Структурно-сравнительное исследование.) Praha: Stát. ped. nakl-ví, 1964. — С. 166-179.

139. Мразек Р. Сравнительный синтаксис славянских литературных языков. Исходные структуры простого предложения. — Brno: Univerzita J.E. Pur-kyne v Вгпё, 1990. 138 с.

140. Недялков В.П., Сильницкий Г.Г. Типология каузативных конструкций // Типология каузативных конструкций. (Морфологический каузатив.) — Л.: Наука, 1969. С. 5-19.

141. Норман Б.Ю. Грамматика говорящего. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1994. — 228 с.

142. Объект исследования безличность. СНС / Отв. ред. A.B. Петров. — Архангельск: Поморский университет, 2004. — 112 с.

143. Одинцов Е.В. К вопросу о системных отношениях безличных и номинативных предложений в русском языке // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста. Сб. ст., посвященный юбилею Г.А. Зо-лотовой. М.: Эдиториал УРСС, 2002. — С. 144-151.

144. Онипенко Н.К. Идея субъектной перспективы в русской грамматике // Русистика сегодня. 1994 — № 3. — С. 74-83.

145. Откупщикова М.И. Система безличных форм русского глагола // Язык: история и современность. СНС. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1996. — С. 68-80.

146. Павлов В.М. Противоречия семантической структуры безличных предложений в русском языке. СПб.: Наука, 1998. — 186 с.

147. Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью (ре-ференциальные аспекты семантики местоимений). М.: Наука, 1985. — 272 с.

148. Падучева E.B. Говорящий: субъект речи и субъект сознания // Логический анализ языка. Культурные концепты. M.: Наука, 1991. — С. 164-168.

149. Падучева Е.В. Наблюдатель в системе диатез глагола восприятия // Русский язык: пересекая границы. Дубна: Междунар. ун-т природы, общества и человека «Дубна», 2001. — С. 135-153.

150. Падучева Е.В. Наблюдатель и его коммуникативные ранги // НТИ. Сер. 2. Информационные процессы и системы. 1998. — № 12. — С. 23-28.

151. Падучева Е.В. Семантические исследования. Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива. М.: Шк. «Языки русской культуры», 1996. — 464 с.

152. Панфилов В.З. Гносеологические аспекты философских проблем языкознания. М.: Наука, 1982. — 358 с.

153. Певнева Т.И. Свойства субъектов и предикатов безличных предложений (на материале конструкций, описывающих явления природы и явления внутреннего мира человека). Дисс— канд. филол. наук. M., 1996. -117 с.

154. Петров A.B. Современный русский язык. Безлично-модальные предложения. Архангельск: Поморский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, 2002. — 220 с.

155. Петров A.B. Формы безличности // Русский литературный язык: номинация, предикация, экспрессия. МСНТ, посвященный 70-летию профессора П.А. Леканта. М.: МАНПО, 2002. — С. 302-304.

156. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. Изд. 7-е. — М.: Учпедгиз, 1956. 511 с.

157. Пименова М.В. Семантика языковой ментальности и импликации // Филологические науки. 1999. — № 4. — С. 80-86.

158. Понятие судьбы в контексте разных культур / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова. — М.: Наука, 1994.-318 с.

159. Попова И.А. «Вопрос о безличности предложения» // Исследование по славянской филологии. Сборник, посвященный памяти В.В. Виноградова. М.: Изд-во Московского ун-та, 1974. — С. 256-261.

160. Поспелов Н.С. Мысли о русской грамматике. Избр. труды. М.: Наука, 1990.-179 с.

161. Потебня A.A. Мысль и язык. М.: Изд-во «Лабиринт», 1999. — 300 с.

162. Почепцов О.Г. Языковая ментальность: способ представления мира // Вопросы языкознания. 1990. — № 6. — С. 110-122.

163. Правда Е.А. Односоставные признаковые предложения в русском языке. Автореферат дисс. канд. филол. наук. — Воронеж, 1995. 22 с.

164. Пупынин Ю.А. Безличный предикат и субъектно-объектные отношения в русском языке // Вопросы языкознания. 1992. — № 1. — С. 48-63.

165. Распопов И.П. Несколько замечаний о так называемой семантической структуре предложения // Вопросы языкознания. 1981. — № 4. — С. 24-34.

166. Распопов И.П., Ломов AM. Основы русской грамматики. Морфология и синтаксис. Уч. пос. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1984.- 352 с.

167. Руднев А.Г. Синтаксис современного русского языка. Изд. 2-е. М.: Высшая школа, 1968. — 320 с.

168. Русская грамматика. В 2-х тт. Praha: Academia, 1979. — 1093 с.

169. Русская грамматика. Т. 2. Синтаксис. М.: Наука, 1980. — 709 с.

170. Сальников Н. Безличные предложения типа «крышу сорвало ветром» // Russian Linguistics. 1977. -№ 3. — С. 271-292.

171. Свинцова И.Ю. Русские безличные глагольные предложения и их распространители. Автореф. дисс. канд. фил. наук. — М., 1993. — 16 с.

172. Седельников Е.А. Инфинитивные и бесподлежащно-сказуемостные глагольные предложения в современном русском языке // Учёные записки Хабаровского педагогического института. — 1970. — Т. 29. С. 71-124.

173. Седельников Е.А. О грамматических категориях простого предложения в современном русском языке // Исследования по современному русскому языку. Сб. статей, посвященный памяти проф. Е.М. Галкиной-Федорук. М.: Изд-во Московского ун-та, 1970. — С. 212-226.

174. Семантические модели русских глагольных предложений: экспериментальный синтаксический словарь: Проспект / Под общ. ред. Л.Г. Бабен-ко. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1998. — 172 с.

175. Сильницкий Г.Г. Семантические типы ситуаций и семантические классы глаголов // Проблемы структурной лингвистики. 1972. М.: Наука, 1973.-С. 373-391.

176. Сиротинина О.Б. Лекции по синтаксису русского языка. Уч. пособ. — М.: Высшая школа, 1980. 141 с.

177. Ситникова Е.В. Категория состояния // Русская речь. 2002. — № 6. -С. 113-118.

178. Скобликова Е.С. Очерки по теории словосочетания и предложения. — Куйбышев: Изд-во Саратов, ун-та, Куйбышев, филиал, 1990. — 139 с.

179. Скобликова Е.С. Современный русский язык. Синтаксис простого предложения. Учеб. пособие. М.: Просвещение, 1979. — 237 с.

180. Скрипник Я.Н. Особенности функционирования безлично-предикативных слов в современном русском языке. Дисс. . канд. филол. наук. — Ставрополь, 1998. 189 с.

181. Собинникова В.И. Синонимика глагольных безличных предложений и предложений с безлично-предикативными словами // Лексическая и синтаксическая синонимия. Смоленск: Смоленск, гос. пед. ин-т, 1989. — С. 79-87.

182. Современный русский язык. Учебник / Под ред. В.А. Белошапковой. — М.: Высшая школа, 1990.

183. Соколов О.М. Основы имплицитной морфологии русского глагола. Тексты лекций. М.: Изд-во РУДН, 1994. — 80 с.

184. Сомова М. В. Бессоюзное сложное предложение с безличной семантикой. Дисс. . канд. филол. наук. Рязань, 2000. — 143 с.

185. Степанов Ю.С. Безличность и неопределенная референция // Язык: система и функционирование. СНТ. — М.: Наука, 1988. С. 226-236.

186. Степанов Ю.С. Иерархия имён и ранги субъектов // Известия современного литературного языка. 1979. — Т. 38. — № 4. — С. 335-348.

187. Степанов Ю.С. Имена. Предикаты. Предложения. Семиологическая грамматика. М.: Наука, 1981. — 359 с.

188. Степанов Ю.С. Индоевропейское предложение. М.: Наука, 1989. — 247 с.

189. Степанов Ю.С. Личности безличности категория // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 272-273.

190. Сулейманова O.A. Проблемы русского синтаксиса. Семантика безличных предложений. М.: Диалог-МГУ, 1999. — 222 с.

191. Сусов И.П. Семантическая структура предложения (на материале простого предложения в современном немецком языке). Тула, 1973. — 141 с.

192. Тарланов З.К. Русское безличное предложение в контексте этнического мировосприятия // Филологические науки. М., 1998. — № 5-6. — С. 65-75.

193. Тарланов З.К. Становление типологии русского предложения в её отношении к этнофилософии. Петрозаводск: Петрозаводск, гос. ун-т, 1999. — 207 с.

194. Теньер Л. Основы структурного синтаксиса. М.: Прогресс, 1988. — 653 с.

195. Теоретические проблемы синтаксиса современных индоевропейских языков. Л.: Наука, 1975. — 220 с.

196. Теория функциональной грамматики. Персональность. Залоговость. — Л.: Наука, 1991.-370 с.

197. Теория функциональной грамматики. Субъектность. Объектность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определенность / неопределенность. -Л.: Наука, 1992.

198. Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. — Л., 1990.-263 с.

199. Тестелец Я.Г. Введение в общий синтаксис. Учебник. М.: Ин-т «Открытое общ-во», РГГУ, 2001. — 797 с.

200. Тихонова В.В. Выражение пространственного значения в безличных предложениях // Русский язык: номинация, предикация, образность. МСНТ. М.: МГОУ, 2003. — С. 42-43.

201. Урысон Е.В. Проблемы исследования языковой картины мира. Аналогия в семантике. М.: Языки славянской культуры, 2003. — 224 с.

202. Химик В.В. Категория субъективности и её выражение в русском языке. -Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1990. — 182 с.

203. Химик В.В. Предикативная безличность предложения и персональность высказывания // Строение предложения и содержание высказывания. — М.: МОПИ им. Н.К. Крупской, 1986. С. 8-17.

204. Храковский B.C. Пассивные конструкции // Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. Л.: Наука, 1974. — С. 5-45.

205. Цейтлин С.Н. Синтаксические модели со значением психического состояния и их синонимика // Синтаксис и стилистика. М.: Наука, 1976. — С. 161-181.

206. Цейтлин С.Н. Способы выражения психического состояния субъекта в русском языке // Русский язык за рубежом. 1980. — № 2. — С. 84-87.

207. Цейтлин С.Н. Строение предложения и речевая ситуация. (К проблеме эллиптичности предложения) // Функциональный анализ грамматических категорий и единиц. СНТ. — Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1976. — С. 37^6.

208. Циммерлинг А. В. Субъект состояния и субъект оценки (типы предикатов и эпистемическая шкала) // Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. М.: Издательство «Индрик», 1999. — С. 221-228.

209. Чейф У. Значение и структура языка. М.: Прогресс, 1975. — 432 с.

210. Человеческий фактор в языке. Коммуникация, модальность, дейксис. — М.: Наука, 1992.-280 с.

211. Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности // Ин-т яз-ния / Отв. ред. В.Н. Телия. М.: Наука, 1991. — 214 с.

212. Чернова C.B. Выражение «личного» значения в безличных предложениях с «неназванным» субъектом // Русский литературный язык: номинация, предикация, экспрессия. МСНТ, посвященный 70-летию профессора П.А. Леканта. М.: МАНПО, 2002. — С. 332-336.

213. Чернова C.B. «Замысел осуществление замысла» как семантическая модель // Семантика. Функционирование. Текст. МСНТ. — Киров: Вятск. госпедуниверситет, 1995. — С. 28-43.

214. Чернова C.B. Предложения с безличной формой глагола и инфинитивом в современном русском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук. -М., 1982.-18 с.

215. Чижикова О.В. Безличные наречные предложения в художественном тексте. — Волгоград: Изд-во Волгоградского гос. ун-та, 1997. — 99 с.

216. Шабалина Т.Я. Структура и семантика безлично-инфинитивных предложений переходного типа в современном русском языке. Дисс. канд. филол. наук. М., 1991. — 179 с.

217. Шабалина Т.Я. Структура и семантика безлично-инфинитивных предложений переходного типа в современном русском языке. Автореф. дисс. канд. филол. наук. -М., 1991. 18 с.

218. Шапиро А.Б. Типы безличных предложении в русских говорах // Материалы и исследования по русской диалектологии. T. II. Л.: Изд-во АН СССР, 1949.-С. 202-216.

219. Шаповалова Т.Е. Категория синтаксического времени в русском языке. -М.:МПУ, 2000.- 151 с.

220. Шатуновский И.Б. Семантика предложения и нереферентные слова. Значение. Коммуникативная перспектива. Прагматика. М.: Шк. «Языки русской культуры», 1996. — 399 с.

221. Шахматов A.A. Синтаксис русского языка, изд. 3-е. М.: Эдиториал УРСС, 2001.-620 с.

222. Шведова Н.Ю. Изменения в системе безличных предложений // Очерки по исторической грамматике русского литературного языка XIX века. — М.: Наука, 1964.

223. Шведова Н.Ю. О соотношении грамматической и семантической структуры предложения // Славянское языкознание. VII международный съезд славистов. Варшава, авг. .1973 т. Доклады советской делегации. — ML: Наука, 1973. С. 458-483.

224. Шведова Н.Ю. Типология односоставных предложений на основе характера их парадигм // Проблемы современной филологии. Сборник к 70-летию В.В. Виноградова. М.: Наука, 1965. — С. 282-287.

225. Ширяев E.H. Бессоюзное сложное предложение в современном русском языке. М.: Наука, 1986. — 221 с.

226. Шмелев А.Д. Типы «невыраженных валентностей» // Семиотика и информатика. Вып. 36. М.: Русские словари, 1998. — С. 167-176.

227. Шмелева Т.В. Семантический синтаксис. Текст лекций. Красноярск, 1988.

228. Шутова Е.В. Односоставные предложения в аспекте их синонимичности двусоставным предложениям в современном русском языке. Автореферат дисс. канд. филол. наук. Таганрог, 1998. — 19 с.

229. Юрченко B.C. Проблемы общей и русской грамматики. Саратов: Изд-во Саратовского пед. ин-та, 1995. — 50 с.

230. Юрченко B.C. Простое предложение в современном русском языке. Двусоставное именное, односоставное глагольное, односоставное именное. Саратов: Приволж. книж. изд-во, 1972. — 275 с.

231. Язык о языке: Сб. статей // Под общ. рук. и ред. Н.Д. Арутюновой. М.: Языки русской культуры, 2000. — 624 с.

232. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. — 2-е изд.— М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. — 685 с.

233. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени, восприятия). М.: Гнозис, 1992. — 343 с.

234. Янко Т.Е. О понятии коммуникативной структуры и коммуникативной стратегии (на материале русского языка) // Вопросы языкознания. — 1999. -№ 4.-С. 28-55.

235. Янко-Триницкая H.A. Возвратные глаголы в современном русском языке. -М.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1962. 247 с.

236. Янко-Триницкая Н.А. Словообразование в современном русском языке. М.: Индрик, 2001. — 503 с.

237. Яхонтов С.Е. Формальное определение залога // Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. JL: Наука, 1974. — С. 46-53.

238. Danes F. Some thoughts on the semantic structure of the sentence // Lingua. 1968. Vol.21.

239. Danes F. A three-level approach to syntax // TLP, 1. Prague. 1964.

240. Green M. In syntax and semantics of impersonal sentences in Russian. A study of the sentence type » Vetrom uneslo lodku «. Ph.D, Cornell University, 1980.

241. Guiraud-Weber M. Les propositions sans nominative en russe moderne. Institute d’Etudes Slaves, Paris, 1984.

242. Kunymann-Muller B. Subjektlose Konstruktionen in den slavischen Sprachen // Linguistische Arbeisberichte. Leipyig, 2000. № 75. S. 81-90.

243. Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by. Chicago, London, Univ. of Chicago press, 1980.

244. Larson R., Segal G. Knowledge of meaning: An introduction to semantic theory. Cambridge, 1995.

245. Leinonen M. Impersonal sentences in Finnish and Russian: syntactic and semantic properties // Slavica Helsingiensia. 3. Helsinki, 1985.

246. Lyons J. Linguistique generale. Paris, 1970.

247. Pelmutter D., Moore J. Language-internal explanation: The distribution of Russian Impersonals. Language. 2002. № 78. P. 619-650.

248. Pontoppidan-Sjovall K. Categories of content and form in language. A study of personal and impersonal constructions in Russian. Uppsala. 1968.

249. Список источников языкового материала

250. Аксёнов В.П. Звёздный билет. М.: Изографус, 2002. — 640 с. Аксёнов В.П. Пора, мой друг, пора. — М.: Эксмо-Пресс, 2000. — 448 с. Акунин Б. Азазель. — М.: Захаров, 2001. — 235 с.

251. Акунин Б. Алтын-Толобас: Приключения магистра. — СПб.: ОЛМА-Пресс, Нева, 2002.-383 с.

252. Акунин Б. Пелагия: Белый бульдог. М.: ACT, Астрель, 2001. — 291 с. Акунин Б. Турецкий гамбит. — М.: Захаров, 2001. — 222 с. Алексин А.Г. Избранное. — М.: Мол. гвардия, 1989. — 525 с. Арсёнов Я. Избранные ходы. — М.: МГУ, 1990. — 313 с.

253. Арцыбашев М.П. Тени утра. Роман. Повести. Рассказы. М.: Современник, 1995.-559 с.

254. Богомолов В.О. Момент истины (В августе сорок четвертого.). М.: Воен-издат, 1994. — 399 с.

255. Бунин И.А. Антоновские яблоки. Повести и рассказы. М.: Сов. Россия, 1988. -352 с.

256. Бунин И.А. Лёгкое дыхание. Повести. Рассказы. — М.: Эксмо-пресс, 1998. 736 с. Васильев Б.А. Завтра была война. Повести и рассказы. — М.: Сов. писатель,1986.-512 с.

257. Веллер М.И. Легенды Невского проспекта. СПб.: Лань, 1995. — 272 с. Вересаев В.В. Рассказы. — М.: Гослитиздат, 1953. — 110 с. Владимов Г.Н. Верный Руслан // Три повести о собаках. — Красноярск: Гротеск, 1994.-349 с.

258. Гайдар А.П. В дни поражений и побед // Собр. соч. в 4 тт. Т. 4. М.: Дет. лит., 1965.-383 с.

259. Гиляровский В.А. Москва и москвичи. М.: Худож. лит., 1981. — 381 с.

260. Гранин Д.А. Зубр. М.: Известия, 1987. — 240 с.

261. Грекова И.А. Под фонарём. М.: Сов. Россия, 1966. — 158 с.

262. Грекова И.А. Хозяева жизни // Вдовий пароход. Избранное. М.: Текст,1998.-350 с.

263. Грин A.C. Блистающий мир. М.: Молодая гвардия, 1980. — 400 с.

264. Грин A.C. Алые паруса. Бегущая по волнам. Золотая цепь. М.: Худож. лит.,1987.-512 с.

265. Гроссман B.C. Жизнь и судьба. М.: ACT, Олимп, 2002. — 876 с. Домбровский Ю.О. Факультет ненужных вещей. — М.: Худож. лит., 1989. — 510 с.

266. Домбровский Ю.О. Хранитель древностей. — М.: Сов. Россия, 1966. — 256 с. Дудинцев В.Д. Белые одежды. М.: Книжная палата, 1988. — 688 с. Житинский А.Н. Дитя эпохи: Повествование в 7 частях. — СПб., Новый Геликон, 1992.-448 с.

267. Зайцев Б.К. Голубая звезда: Повести и рассказы. Из воспоминаний. М.: Моск. рабочий, 1989. — 576 с.

268. Зощенко М.М. Возвращенная молодость . Голубая книга. Перед восходом солнца. М.: Худож. лит., 1988. — 718 с.

269. Каверин В.А. Избранные произведения. В 2-х тт. Т. 1. М.: Худ. лит., 1977. -624 с.

270. Каверин В.А. Избранные произведения. В 2-х тт. Т. 2. М.: Худ. лит., 1977. — 766 с.

271. Каверин В.А. Два капитана. Л.: Лениздат, 1988. — 638 с.

272. Коваль Ю.И. «Опасайтесь лысых и усатых». Рассказы. М.: Книж. палата,1993.-350 с.

273. Леонов Л.М. Барсуки. М.: Современник, 1978. — 335 с.

274. Мысль, вооруженная рифмами. Поэтическая антология из истории русскогостиха. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1984. — 448 с.

275. Некрасов В.П. В окопах Сталинграда. -М.: Правда, 1989. 512 с.

276. Павлов О.О. Соборные рассказы // Казенная сказка. М.: Вагриус, 1999. — 396 с.

277. Пелевин В.О. Generation П. М.: Вагриус, 1999. — 302 с.

278. Пелевин В.О. Жизнь насекомых: Романы. М.: Вагриус, 1997. — 351 с.

279. Пелевин В.О. Чапаев и Пустота. — М.: Вагриус, 1996. — 399 с.

280. Пильняк Б.А. Повесть непогашенной луны. Рассказы, повести, роман. М.:1. Правда, 1990. 477 с.

281. Пильняк Б.А. Третья столица: Повести и рассказы. М.: Русская книга, 1992. -446 с.

282. Рыбаков А.Н. Тяжёлый песок. М.: Худож. лит., 1985. — 237 с. Серафимофич A.C. Железный поток. — М.: Худож. лит., 1987. -230 с. Симонов K.M. Живые и мертвые. Кн. 1. — М.: Худож. лит., 1990. — 479 с.

283. Симонов K.M. Последнее лето. Кн. 3. М.: Худож. лит., 1990. — 480 с.

284. Симонов K.M. Солдатами не рождаются. Кн. 2. М.: Худож. лит., 1990. — 288 с.

285. Солженицын А.И. Раковый корпус. -М.: Современник, 1991. 429 с.

286. Стаднюк И.Ф. Максим Перепелица. М.: Воениздат, 1985. — 397 с.

287. Толстая Т. Кысь. М.: Подкова, 2002. — 320 с.

288. Толстой А.Н. Петр Первый. М.: Худож. лит., 1985. — 831 с.

289. Толстой А.Н. Хождение по мукам (трилогия). Т. 1. — М.: Эксмо, 1993. — 576 с.

290. Толстой А.Н. Хождение по мукам (трилогия). Т. 2. М.: Эксмо, 1993. — 541 с.

291. Трифонов Ю.В. Избранное. Повести. М.: Терра, 1997. — 496 с.

292. Фадеев A.A. Разгром. М.: Современник, 1977. — 176 с.

293. Чивилихин В. Над уровнем моря. Повести. М.: Молодая гвардия, 1967. — 720 с.

294. Чивилихин В. Пестрый камень. Сборник. М.: Профиздат, 1981.

295. Шагинян М.С. Перемена Л Избранные произв. В 2 тт. Т. 1. М.: Худож. лит.,1978.-583 с.

296. Шмелев И.С. Неупиваемая чаша. Романы. Повести. Статьи. М.: Школа-Пресс, 1996.-704 с.

297. Шолохов М.А. Тихий Дон. Т. 1. М.: Слово, 2001. — 648 с. Шолохов М.А. Тихий Дон. Т. 2. — М.: Слово, 2001. — 704 с. Шолохов M.A. Поднятая целина. — М.: Современник, 1980. — 703 с. Шукшин В.В. До третьих петухов. — М.: Русская книга, 1992. — 96 с.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий