Реферат на тему Психология профессионального самоопределения

Реферат на тему Психология профессионального самоопределения Реферат

Нейрофизиологические основы психической деятельности.

Психика является продуктом деятельности коры больших полушарий головного мозга. Эта деятельность называется высшей нервной деятельностью. Открытые И.М. Сеченовым и И.П. Павловым и их последователями принципы и законы высшей нервной деятельности являются естественнонаучной основой современной психологии.

Психическая деятельность — это качественно новый, более высокий, чем условно-рефлекторное поведение, уровень высшей нервной деятельности, свойственный человеку. В развитии психического мира человека как эволюционизирующей формы отражения можно выделить следующие 2 стадии: 1) стадия элементарной сенсорной психики — отражение отдельных свойств предметов, явлений окружающего мира в форме ощущений. В отличие от ощущений восприятие — результат отражения предмета в целом и вместе с тем нечто все еще более или менее расчлененное (это начало построения своего «я» как субъекта сознания). Более совершенной формой конкретно-чувственного отражения действительности, формируемой в процессе индивидуального развития организма, является представление. Представление — образное отражение предмета или явления, проявляющееся в пространственно-временной связи составляющих его признаков и свойств. В нейрофизиологической основе представлений лежат цепи ассоциаций, сложные временные связи; 2) стадия формирования интеллекта и сознания, реализующаяся на основе возникновения целостных осмысленных образов, целостного мироощущения с пониманием своего «я» в этом мире, своей как познавательной, так и созидательной творческой деятельности. Психическая деятельность человека, наиболее полно реализующая этот высший уровень психики, определяется не только количеством и качеством впечатлений, осмысленных образов и понятий, но и существенно более высоким уровнем потребностей, выходящим за пределы чисто биологических потребностей. Человек желает уже не только «хлеба», но и «зрелищ» и соответствующим образом строит свое поведение. Его действия, поведение становятся как следствием получаемых впечатлений и порождаемых ими мыслей, так и средством активного их добывания. Соответствующим образом меняется в эволюции и соотношение объемов корковых зон, обеспечивающих сенсорные, гностические и логические функции в пользу последних.

Психическая деятельность человека состоит не только в построении более сложных нервных моделей окружающего мира (основе процесса познания), но и в производстве новой информации, разных форм творчества. Несмотря на то что многие проявления психического мира человека оказываются оторванными от непосредственных стимулов, событий внешнего мира и кажутся не имеющими под собой реальных объективных причин, нет сомнения, что начальными, запускающими их факторами являются вполне детерминированные явления и предметы, отражающиеся в структурах мозга на основе универсального нейрофизиологического механизма — рефлекторной деятельности. Эта идея, высказанная И. М. Сеченовым в виде тезиса «Все акты сознательной и бессознательной деятельности человека по способу происхождения — суть рефлексы», остается общепризнанной.

Субъективность психических нервных процессов заключается в том, что они являются свойством индивидуального организма, не существуют и не могут существовать вне конкретного индивидуального мозга с его периферическими нервными окончаниями и нервными центрами и не являются абсолютно точной зеркальной копией окружающего нас реального мира.

Простейшим, или базисным, психическим элементом в работе мозга является ощущение. Оно служит тем элементарным актом, который, с одной стороны, связывает нашу психику непосредственно с внешним воздействием, а с другой — является элементом в более сложных психических процессах. Ощущение — это осознанная рецепция, т. е. в акте ощущения присутствует определенный элемент сознания и самосознания.

Ощущение возникает как результат определенного пространственно-временного распределения паттерна возбуждения, однако для исследователей еще непреодолимым представляется переход от знания пространственно-временной картины возбужденных и заторможенных нейронов к самому ощущению как нейрофизиологической основе психики. По Л. М. Чайлахяну, переход от поддающегося полному физико-химическому анализу нейрофизиологического процесса к ощущению есть основной феномен элементарного психического акта, феномен сознания.

В основе психической деятельности лежат не элементарные процессы возбуждения и торможения, а системные, объединяющие многие одновременно протекающие в мозге процессы анализа и синтеза в интегрированное целое. Психическая деятельность — функция целостного мозга, когда на основе интеграции многих нейрофизиологических механизмов мозга возникает новое качество — психика. При этом нервная модель стимула есть не что иное, как нейрофизиологическая основа формирования субъективного образа. Субъективный образ возникает на базе нервных моделей при декодировании информации и сравнении ее с реально существующим материальным объектом.

В настоящее время установлены следующие достаточно определенные корреляции между различными проявлениями психической деятельности и нейрофизиологическими показателями работы мозга: 1) «волны ожидания» на ЭЭГ, которые регистрируются в ответ на сигнал, предупреждающий о предстоящей команде к действию (Г. Уолтер); 2) поздние компоненты вызванного потенциала, ассоциируемые с корковыми механизмами оценки смыслового содержания сенсорных сигналов (Л. М. Иваницкий, Э. Л. Костандов); 3) мозговые коды психической деятельности в виде определенных паттернов импульсной активности нейронов. При мульти-клеточном отведении импульсных реакций корковых нейронов установлена специфичность паттернов (узоров) импульсных потенциалов нервных клеток и нейронных ансамблей не только в отношении физических (акустических) сигналов, но и семантического (смыслового) содержания воспринимаемых слов (Н. П. Бехтерева) .

Психической деятельности человека эволюционно предшествуют некоторые элементы психического поведения у высших животных. К ним относится психонервная деятельность, направляемая воспроизведением образов предыдущего опыта, основанная на образном поведении животного, когда основным действенным стимулом для запускания какого-либо поведенческого акта становится не сам реальный объективный стимул окружающей среды, а «нейронный» образ этого стимула, сформировавшийся в нервных центрах (И. С. Беритов). Поведенческие акты, определяемые психонервной деятельностью, возникают при воспроизведении образа жизненно важного объекта, приводящего к удовлетворению какой-либо органической потребности животного и человека. Например, в случае индивидуального пищевого поведения таким конечным объектом является пища. Воспроизведенный «образ» пищи проецируется в определенном месте внешней среды и служит стимулом для движения животного к данному месту подобно тому, как это происходит, когда действительно пища располагается в этом месте. На определенном этапе формирования «психического» образа пищи он оказывается более сильным стимулом, чем реальная пища: животное подбегает к месту, ассоциируемому животным с пищей, но в действительности не содержащей ее (хотя животное хорошо видит, что пищи нет, но «образ пищи» оказывается сильнее реальности).

Форма поведения животных и человека, определяемая образами, характеризуется тем, что при помощи проецируемых в мозге образов внешних объектов у индивида устанавливаются пространственные отношения как между этими объектами, так и между собой и ними. Психонервная активность интегрирует элементы внешней среды в одно целое переживание, производящее целостный образ. Такое воспроизведение образа может происходить и спустя длительное время после начального восприятия жизненно важной ситуации. Иногда образ может удерживаться всю жизнь без повторного его воспроизведения. Образ фиксируется в памяти и извлекается оттуда для удовлетворения господствующей биологической потребности в данный момент. В отличие от классических условных рефлексов, которые требуют повторяемости, психонервный образ формируется сразу после одной реализации поведенческого акта.

Нервным субстратом, ответственным за образное отражение, очевидно, является система звездчатых нейронов с аксонами, образующими синаптические связи как с другими звездчатыми нейронами, так и через возвратные контакты с этим же звездчатым нейроном. При восприятии внешнего мира временная связь между воспринимающими сенсорную информацию звездчатыми нейронами коры большого мозга устанавливается сразу при первом одновременном или последовательном возбуждении нервных клеток, образующих проекцию данного внешнего предмета, явления.

Другую форму сложных поведенческих реакций, связанных с психической сферой деятельности организма и прямо не сводимой к обычным условно-рефлекторным реакциям, представляют экстраполяционные рефлексы, основанные на способности животных и человека к прогнозированию событий, оценке, предвидению результатов своей деятельности в будущем (Л. В. Крушине кий). Экстраполяционная, или рассудочная, деятельность — это способность организма, наблюдая за течением некоторого важного события, улавливать закономерность его протекания. В результате, когда наблюдение прерывается, организм экстраполирует, т. е. мысленно продолжает ход события, соответствующим образом строя свое поведение без специальной процедуры стандартного обучения. Суть эксперимента по изучению экстраполяционной способности животного обычно сводится к следующему. Животное должно находить некий прямолинейно движущийся с постоянной скоростью объект. Особенность задачи для животного состоит в том, что первоначально видимый отрезок пути затем переходит в участок, закрытый невидимой перегородкой (ширмой), животное должно подойти к концу перегородки, учитывая, представляя себе (экстраполируя) невидимый участок, исходя из сложившейся у него в мозге картины направления движения объекта.

Экстраполяционная, или рассудочная, деятельность проявляется как генетически детерминированная врожденная способность животного использовать приобретенный в течение жизни опыт в новой, незнакомой для него среде (О. С. Адрианов). Характерное свойство элементарной рассудочной деятельности заключается в способности организма улавливать простейшие эмпирические законы, связывающие предметы и явления окружающей среды, и на этой основе приобретать возможность оперировать ими при построении и реализации программ поведения в новых ситуациях. У человека эта способность развита в наибольшей степени и является одной из физиологических предпосылок, обеспечивающих возможность творческой деятельности. Экстраполяционная деятельность является важным объективным подходом к изучению элементарной рассудочной деятельности.

Важнейшим элементом экстраполяции является опережение, предвосхищение будущих событий как специализированная форма отражения действительности. Возможная природа феномена опережающего отражения в структурах мозга, ответственных за высшие формы психической деятельности, по мнению П. К. Анохина, связана с разной скоростью протекания последовательных процессов в окружающей среде, природе и структурах мозга, обеспечивающих процесс отражения этой последовательности внешних явлений ( 15.6). Поскольку скорость процессов, протекающих в мозге, на несколько порядков выше, чем скорость процессов эволюции в окружающей среде, при достаточной длине последовательных событий на выходе системы возможно (в отражающих структурах мозга) образование модели, копии явления, предмета окружающей среды раньше, чем этот предмет, явление, событие действительно возникает в окружающем мире. Естественно, для этого надо достаточно четко и верно экстраполировать действительный ход, направление движения динамического последовательного процесса окружающей среды.

§

Структурными элементами пре­ступного деяния, осуществленного в виде сложного волевого действия являются:

1) мотивация и мотивы преступ­ного действия;

2) формирование цели преступ­ного действия;

3) принятие решения о соверше­нии конкретного преступного дея­ния; направленность и содержание умысла;

4) способы осуществления пре­ступного деяния;

5) достижение результата и отно­шение субъекта к этому результату.

Эта внутренняя психическая структура преступного деяния кор­релирует с внешними условиями — с ситуативными обстоятельствами, наличными средствами достижения цели, объективными условиями вы­полнения преступного действия.

Сложный комплекс взаимодействия внешних и внут­ренних факторов, обусловливающий возникновение и раз­витие преступного деяния, называется механизмом пре­ступления.

Под механизмом преступления понимается совокуп­ность системообразующих элементов преступного деяния: мотивы, цели, поводы, способы преступного деяния, особенности использования преступником конкретных усло­вий совершения преступления, ориентировочную основу его действий, отношение преступника к промежуточным и итоговым результатам преступления.

Сознательное поведение человека направляется слож­ным комплексом побуждений.

1. Отвечая на вопрос: почему индивид пришел в со­стояние активности, мы обращаемся к источникам моти-вационной активности — потребностям, интересам, уста­новкам, инстинктам и т. д.

2. Отвечая на вопрос: на что направлена активность индивида, почему избраны данные акты поведения и со­ответствующие средства, мы обращаемся к механизму сознательной регуляции поведения, его мотивам (кото­рые неизбежно связаны с выбором цели, принятием ре­шений в альтернативных ситуациях).

3. Отвечая на вопрос: какова динамика данного пове­денческого акта, мы обращаемся к эмоционально-энерге­тическим регуляционным факторам, поведенческим сте­реотипам индивида.

Традиционно сложившаяся в юриспруденции однонап­равленная схема человеческого поведения “мотив — цель — способ — результат” в действительности более сложна. Между элементами системы “мотив — цель — способ” существуют не односторонние, а двусторонние, обратные связи: мотив ó цель ó способ.

Системообразующими элементами этой системы яв­ляются не только мотив, но и привычный способ пове­дения. Центральным ком­понентом поведения является не отдельный мотив сам по себе, а мотивационная сфера личности преступника, в которой значительную роль играют обобщенные спосо­бы поведения индивида. Как только внешняя среда дает возможность для реализации личнос­тных устремлений— мотивационная сфера дает необхо­димую санкцию.

Понять поведение преступника — значит понять его поведенческие стереотипы и устойчивые мотивы.

В процессе деятельности могут произойти сдвиги мотивов, которые свидетельствуют об изменении значе­ния отдельных сторон деятельности для действующего субъекта. Под влиянием одних мотивов человек начинает определенные действия, но затем может выполнить эти действия ради самих этих действий- сдвиг мотива на цель. В хулиганских действиях, например, мотивы и цели смещаются.

Мотивы и цели преступного деяния объединены в юриспруденции в понятии преступного умысла.

Но для оценки преступного деяния, его квалифика­ции существенное значение имеют направленность и со­держание умысла. Эти понятия часто смешиваются, трак­туются неточно. Направленность умысла — планируемый будущий результат (цель) деяния, на достижение которо­го направлено преступное деяние. Содержание умысла — отражение в сознании субъекта всех тех обстоятельств, которые связаны с достижением цели. Так, при соверше­нии хищения направленность преступного умысла выра­жается в корыстной цели — извлечение преступным пу­тем материальной выгоды. Содержание же умысла здесь состоит в понимании субъектом незаконности своих дей­ствий и их тайного характера.

При анализе механизма преступного деяния суще­ственно выявление его повода. Повод преступления — внешнее обстоятельство, при­водящее в действие общественно опасную направлен­ность личности преступника. Являясь начальным момен­том преступного деяния, повод преступления показыва­ет, с каким обстоятельством сам преступник связал свое деяние. Повод не имеет самостоятельного причиняющего значения. Повод лишь “разряжает” ранее сформировав­шуюся причину. Однако повод преступления в значи­тельной мере характеризует личность преступника, его склонности, социальные позиции, мотивы и цели пре­ступления.

Ни одна ситуация сама по себе не толкает человека на преступный путь. Каким путем идти — зависит от меры социализированности человека. Поведение социализированного человека обусловле­но прежде всего личностно, а не ситуативно. Этим чело­веческое поведение отличается от поведения животных. Ситуация возникновения преступных действий — лишь показатель того, в каких условиях личность спо­собна совершить преступление.

Ситуация совершения преступления — показатель личностного порога соц-й адаптированности инди­вида.

Кульминационным актом в генезисе преступного де­яния являетсяпринятие решения — окончательное “ут­верждение” избранного преступного варианта поведения. Принятие решений — сознательный выбор опреде­ленного действия в ситуации неопределенности. Реше­ние охватывает образ будущего результата действия. Оно связано с мыс­ленным перебором возможных вариантов действия. В решении цель мысленно объединяется с условиями ее реализации, принимается оперативный план действия.

Решения о совершении конкретного преступления могут быть обоснованными — транзитивными и малообос­нованными, нетранзитивными, не учитывающими всех условий их реализации. Решение о совершении того или иного преступления нетранзитивно — оно не учитывает социальной вредности действия и неотврати­мости наказания за него. К обстоятельствам, содействующим принятию реше­ний о совершении преступного деяния, относятся:

провоцирующее поведение потерпевших; давление со стороны преступной группы; расчет на поддержку соучастников; ослабление сознательного контроля в конфликтных эмоциональных состояниях; преуменьшение грозящей опас­ности разоблачения; наличие субъективно трактуемой возможности сокры­тия преступления; алкогольное и наркотическое опьянение.

После принятия решения индивид становится “связанным” собственным решением. Так, принятое решение об убийстве определенного лица приводится, как правило, в исполнение даже тогда, когда ситуация становится неблагоприятной — повышает­ся возможность опознания и задержания преступника.

Механизм исполнения преступления выражается в системе используемых преступником способов действий.

Известно, что способ совершения преступления дает ключ к его расследованию. Способ — система приемов действия, операциональ­ных комплексов, обусловленных целью и мотивами дей­ствия, психическими и физическими особенностями дей­ствующего лица. В способе действия проявляются психо­физиологические и характериологические особенности человека, его знания, умения, навыки, привычки и отно­шение к различным сторонам действительности. Способ совершения деяния коррелирует с физически­ми и функциональными особенностями индивида. Для каж­дого преступления существуют свой системный “набор” действий и операций. Спо­соб деяния — реализация психических и психофизиоло­гических исполнительских стереотипов индивида в опре­деленных условиях достижения цели. Эти комплексы так же индивидуализированы, как и папиллярные узоры паль­цев. Однако в отличие от последних следы этого комплек­са всегда остаются на месте совершения преступления.

Способ совершения преступления неизбежно связан с особенностями допреступного и послепреступного пове­дения лица, совершающего преступление. Неповторимость индивидуальных способов действия, поведенческая уникальность каждого преступления — лич­ностный “отпечаток” преступника, обусловленный дина­мическими стереотипами его психофизиологии.

Наиболее юридически и психологически значимый компонент преступного поведения — результат преступного деяния. Особенно существенно отношение индивида к достигнутому преступному результату. Эти отношения различны — от чистосердечного раскаяния и осознания вины до глубокого удовлетворения достигнутым.

Совершение преступления в составе преступной груп­пы имеет свои психологические особенности.

Совместное преступное действие нескольких лиц имеет ряд юридических градаций:

1) простое соучастие — соисполнительство при отсут­ствии распределения ролей в спонтанно возникшей группе;

2) сложное соучастие — выполнение определенной роли во временно функционирующей преступной группе;

3) соучастие в стабильной преступной группе (член­ство в преступной группе).

Наиболее общественно опасной формой преступной группы являются банды — хорошо организованные и во­оруженные преступные группы и социально организован­ные преступные объединения. Банда характеризуется направленностью на соверше­ние тяжких преступлений путем вооруженных нападе­ний, устойчивостью способов преступной деятельности и способов сокрытия преступлений.

Взаимосвязь действий соучастников при простом со­участии возникает стихийно; эта взаимосвязь обусловлена частичным совпадением индивидуальных целей. При сложном соучастии действия членов группы объе­динены мотивационно и общей целью.

Для членов преступной группы характерна высокая самоидентификация личности с группой. Личность, как правило, всецело принимает преступную направленность группы, разделяет мотивы ее действий.

В преступной группе усилен групповой контроль над действиями ее членов. Чем сплоченнее и организованнее преступная группа, тем больше общественная опасность — преступные действия отличаются повышенной интенсив­ностью. Существенное влияние на поведение преступной группы оказывает лидер группы. Он инициирует, плани­рует и организует групповые действия, намечает способы их выполнения, контролирует реализацию, прибегая в необходимых случаях к угрозам, физическому и психичес­кому насилию. В сплоченной преступной группе существуют устой­чивые межличностные контакты, взаимные симпатии, об­щность ценностных ориентации, единые позиции в оцен­ке криминальных ситуаций. Это обеспечивает высокую координированность действий членов группы, понимание того, кому какую функцию следует выполнять в преступ­ном акте.

В условиях группы резко понижается чувство от­ветственности, критичности, повышается чувство все­дозволенности, безнаказанности, групповой защищенно­сти.

Различаются примитивные, среднеорганизованные и высокоорганизованные преступные группы.

Примитивно организованные преступные группы име­ют в своем составе не более 10 человек. По внутригруп-повой структуре коммуникации они относятся к типу фрон­тальной коммуникации (главарь — участники). Преиму­щественно их преступная деятельность — эпизодический рэкет, мошенничество. Внутригрупповая дифференциация не развита — действуют сообща.

Среднеорганизованные преступные группы функци­онируют по типу иерархической внутригрупповой орга­низации (между главарем и исполнителями существуют промежуточные звенья). Такие группы состоят из многих десятков человек. Преступные группы такого типа отли­чаются значительной внутригрупповой дифференциаци­ей, узкой специализацией различных групповых под­разделений — разведчики, боевики, исполнители, тело­хранители, финансисты, аналитики. Основная их деятельность — устойчивый рэкет, шантаж крупных предпри­нимателей, контрабанда, наркобизнес. Эти преступные группы имеют устойчивые связи с управленческими структурами.


Билет 6.

§

1. Человек как субъект социальных отношений, носитель социаль­но значимых качеств является личностью.

Личность имеет многоуровневую организацию. Высший и веду­щий уровень психологической организации личности — ее потребностно-мотивационная сфера –направленность личности, ее отно­шение к обществу, отдельным людям, к себе и своим социальным обязанностям.

Человек не рождается с готовыми способностями, характером и т. д. Эти свойства формируются в течение жизни, но на определенной при­родной основе.

2. Человек рождается с определенными наследственными задатка­ми. Большинство их них многозначны: на их основе могут быть сфор­мированы различные качества личности. При этом решающую роль играет процесс воспитания.

Однако возможности воспитания связаны и с наследственными осо­бенностями индивида. Наследственная основа человеческого организ­ма определяет его анатомо-физиологические особенности, основные качества нервной системы, динамику нервных процессов. В биологи­ческой организации человека, его природе заложены возможности его будущего психического развития.

Проблема взаимодействия биологического и социального породи­ла в истории психологии различные теории психического развития. Одна из них — теория биологического созревания — утверждала, что психические функции человека наследственно определены, что они не зависят от внешней среды, развиваются по мере биологического созревания организма. Причем развитие индивида повторяет развитие всего человеческого рода (биогенетический закон).

Другая теория — теория ведущей роли среды — полагала, что среда — решающий фактор в психическом развитии человека. Последователи этой теории не усматривали качественных возрастных изменений в психическом развитии и сводили их к накоплению знаний, умении п навыков.

Современные научные данные свидетельствуют о том, что опреде­ленные биологические факторы могут выступать и качестве условий, затрудняющих или облегчающих формирование тех или иных психи­ческих качеств человека.

В то же время неоспоримым является тот факт, что человеческое существо становится человеком только благодаря освоению опыта предшествующих поколений, закрепленного в знаниях, традициях, предметах материальной и духовной культуры.

Становление индивида как личности — это процесс его социальной идентификации – формирования у индивида отождествленности себя с другими людьми и человеческим обществом в целом.

Жизненный путь личности пролегает в конкретно-историческом социальном пространстве. Но каждая личность формирует собствен­ную стратегию жизни — устойчивую систему обобщенных способов преобразования текущих жизненных ситуаций. Не формирование и вся ее жизнедеятельность неизбежно обусловлены биосоциальными факторами.

Социализация личности

1. Социализация личности — фор­мирование способности личности к жизнедеятельности в обществе на основе усвоения ею социальных ценностей и способов социально по­ложительного поведения. В процессе социализации человек усваива­ет социальные нормы, овладевает способами исполнения социальных ролей, навыками общественного поведения. Социализация — освое­ние личностью социальной действительности.

Социализация дает личности возможность функционировать в ка­честве полноправного члена общества.

2. Источниками социализации личности являются:

♦ опыт раннего детства — формирование психических функций и элементарных форм социально значимого поведения: отдельные упущения в формировании личности в раннем возрасте трудно-воснолнимы в более зрелом возрасте;

♦ социальные институты — системы воспитания, обучения и обра­зования;

♦ взаимное влияние людей в процессе общения и деятельности. Педагогическая запущенность, невоспитанность, малокультурность,

психические аномалии, ригидность (негибкость) поведения, склон­ность к аффективным реакциям — предпосылки делинквентного по­ведения.

К отклоняющимся формам поведения прибегает отклоненная соци­умом личность.

3. Качество и характер социализации в значительной мере опреде­ляются и социальным устройством данного общества. Так, в условиях тоталитаризма между личным и общественным бытием человека возникают противоречия — происходит психическое раздвоение лич­ности. Чем больше личность подвержена казенно-казарменной идео­логии, тем меньше она индивидуализирована, тем больше вовлекается к общий поток массовых устремлений — формируется авторитарно-зависимый тип личности.

Основными качествами этого типа личности являются:

конвенционализм — некритическое принятие догматических норм и правил;

тревожная озабоченность повсеместным исполнением догмати­ческих требований;

верноподданничество;

авторитарная зависимость — преклонение перед официальной властью;

некритическая идеализация политических лидеров, вера в их не­заменимость;

* авторитарная агрессивность — ненависть ко всем инакомыс­лящим;

этноцентризм — крайняя переоценка роли своей нации во все­мирно-историческом процессе, наделение других народов отри­цательными качествами;

ригидность, косность мышления, безапелляционность суждений, оценок, неспособность к диалогу, пониманию оппонентов;

уверенность в «моральной чистоте» только представителей своей группы, стремление к самоутверждению через принадлежность к корпоративным, кастовым объединениям, высокомерие и враж­дебное отношение к людям, не входящим в корпорацию;

депрофессионализация, утрата компетентности и социальной от­ветственности.

4. Различаются личности социализированные, десоциализирован-ные, психически аномальные.

Можно выделить ряд особенностей социализированной личности,

находящейся в пределах психической нормы.

♦ Наряду с социальной адаптироваш-юстыо развитая личность об­ладает личностной автономией, потребностью в утверждении своей индивидуальности.

♦ Нормой для личности является пребывание в состоянии непре­рывного развития, самоусовершенствования и самореализации, постоянное открытие для себя новых горизонтов, познание «ра­дости завтрашнего дня», поиск возможностей актуализации сво­их способностей в трудных условиях, толерантность, способ­ность к адекватным действиям в ситуации противодействия.

♦ Развитая личность обладает высокоразвитым чувством справед­ливости, совести и чести. Она решительна и настойчива в дости­жении объективно значимых целей, по не ригидна — способна к коррекции поведения.

♦ Наряду с эмоциональной устойчивостью она постоянно сохра­няет эмоциональную реактивность, высокую чувствительность к прекрасному и возвышенному, отвергая низменность и безнрав­ственность.

♦ Обладая развитым чувством самоуважения, личность самореф-лексивиа — она подвергает себя самоконтролю на основе своей «Я-концепции».

Структура психических свойств личности

Все регуляционные компоненты человеческой деятельности — познавательные, волевые и эмоциональные процессы — функциониру­ют в неразрывном единстве и составляют психическую деятельность человека, особенности которой выступают как психические свойства личности.

Выделяя структурные компоненты личности, необходимо рассмат­ривать их как комплексы психорегуляционных возможностей инди­вида. Личность — целостное психическое образование, отдельные эле­менты которого находятся в закономерных взаимосвязях. Когда же мы говорим о структуре психических свойств личности, мы интегрируем психические явления, личностно объединяем их.

Свойства личности — динамическая система ее функциональных возможностей. Психические свойства многосистемны: они по-разно­му проявляются в различных системах взаимосвязей. Можно выде­лить свойства личности как субъекта познания, трудовой деятельно­сти, общения.

Совокупность психических свойств образует психический склад лич­ности. Разрешая жизненные проблемы, человек исходит из своих пси­хических возможностей, применяет свои способы взаимодействия со средой, осуществляет индивидуальный стиль жизнедеятельности.

2. Отдельные психические свойства индивида, вступая в системное взаимодействие между собой, образуют качества личности. Эти пси­хические качества личности традиционно подразделяются на четыре группы:

♦ темперамент;

♦ направленность;

♦ способность;

♦ характер.

Система этих психических качеств и образует структуру личности.


36. Психология следователя и следственной деятельности.

Цель следственной деятельности — правовая охрана основных соци­альных ценностей общества, установление истины при расследова­нии правонарушений, предание виновных суду. Профессионально-психологические особенности личности следо­вателя обусловлены социально-политическими, нравственными и психологическими особенностями следственной деятельности.

Деятельность следователя характеризуется:

1) процессуальной регламентированностью средств и сроков след­ствия, высокой формализованностью социально-ролевой функции следователя;

2) познавательно-поисковой направленностью;

3) оперативностью (практические результаты одного действия пре­допределяют выбор другого действия);

4) направленностью на преодоление возможного противодействия заинтересованных лиц;

5) наличием властных полномочий, широкой социальной комму­никативностью, повышенной единоличной ответственностью за при­нимаемые решения.

Наличие властных полномочий является одним из самых суще­ственных психологических факторов. Эта функция следо­вателя не обвинение и не защита, а поиск истины в процессе рассле­дования посредством полного, объективного и всестороннего иссле­дования обстоятельств дела. Закон запрещает следователю применять психическое насилие, прямое и скрытое внушение, домогаться показаний (J) обвиняемого путем насилия, угроз, задавать наводящие вопросы, оглашать на очной ставке данные показания ее участников.

В тех случаях, когда законом предусматривается очередность прове­дения следственных действий, в этой пос­ледовательности отражается логика и психология познавательного процесса.

Справедливость, объективность, избежание обвинительного укло­на, неукоснительная реализация закона — основные требования к следственной деятельности.

Повышенная психическая напряженность работы следователя, не­обходимость постоянной оперативной реактивности предъявляют особые требования к нейрофизиологической организации психики следователя:

1) сензитивность — повышенную нервно-психическую чувствитель­ность к внешним воздействиям; 2) оптимальное соотношение реактивности (импульсивности) и ак­тивности; 3) эмоциональную устойчивость; 4) пластичность психических процессов; 5) пониженный уровень тревожности — умеренную эмоциональную возбудимость в опасных ситуациях; 6) резистентность — сопротивляемость внешним и внутренним ус­ловиям, препятствующим осущ-ю начатой деят-ти; 7)толерантность — устойчивость к нервно-псих-м перенапря­жениям.

Для деятельности следователя существенны также общие особен­ности организации его сознания, такие, как объем, устойчивость, переключаемость и распределенность внимания, уравновешенность ана­литической и синтетической сторон восприятия и мышления, высо­кий энергетический уровень активности.

По данным исследований, около 1/5 следователей не выдержива­ют ритма и нагрузки при работе в следственном аппарате.

Среди характерологических качеств следователя первостепенную значимость имеют интеллектуальные, волевые и коммуникативные качества.

Практическое мышление следователя подвержено постоянному испытанию практикой. Этим обусловлены повышенная ответствен­ность и напряженность, присущие работе следователя. Особенностью практического мышления следователя являются тонкая наблюдательность, способность сконцентрировать внимание на отдельных деталях события, умение использовать для решения ча­стной задачи то особенное и единичное, что не входит полностью в теоретическое обобщение, умение быстро переходить от размышле­ния к действию.

Познавательно-поисковые, эвристические качества следователя — это его базовые качества. Однако они должны сочетаться с рядом дру­гих профессионально-характерологических качеств. Среди них пер­востепенную значимость имеют система ценностной ориентации сле­дователя, его социальная, нравственная позиция, высокоразвитое чувство гражданского и служебного долга.

Непримиримая борьба со злом, беззаконием и социальной неспра­ведливостью, решительность, гражданское мужество, стойкость и це­леустремленность — таковы важнейшие личностные качества следователя.

Процессуальная независимость следователя требует от него высо­кой инициативности, организованности и социальной ответственно­сти. Чтобы справиться с нервно-психическими перегрузками, он дол­жен обладать эмоционально-волевой выносливостью, выдержкой, хладнокровием, упорством, неиссякаемой верой в успех своего дела. Кроме того, физическая выносливость, развитые адаптационные воз­можности необходимы для работы в сложных, нередко полевых усло­виях, для проведения неотложных следственных действий в любой обстановке. Эти психические качества не являются, однако, исход­ными. Они формируются в процессе следственной деятельности.

С другой стороны, длительная профессиональная деятельность следователя при недостаточной самокритичности может привести к высо­комерию, чванливости, грубости, душевной черствости.

Постоянным подчинением деятельности процессуальной регла­ментации нередко обусловлены ригидность, негибкость, привержен­ность к шаблонным решениям, формализм; частым соприкосновени­ем с асоциальными проявляениями — устойчивая подозрительность, предвзятость, обвинительный уклон; часто возникающим дефицитом времени — торопливость, поверхностность, правовой нигилизм, про­являющийся в пренебрежении отдельными процессуальными требо­ваниями, в нарушении прав подследственных лиц; ложным чувством корпоративности, «чести мундира» — нежелание исправлять допущен­ные ошибки1.

Указанные проявления негативной личностно-профессиональной деформации могут быть сняты развитым устойчивым самоконтролем, социальным контролем и профессиональным отбором следователей.

Итак, профессионально направленная наблюдательность, способ­ность к систематизированному сопоставлению фактов, реконструкции явлений по их косвенным признакам, критичность и рефлексивность — таковы особенности мышления следователя.


Билет 7.

§

1. Темперамент (от лат. temperamentum — соотношение, смешение частей, соразмерность) — комплекс пепходинампческих свойств инди­вида, проявляющийся в особенностях его психической активности — интенсивности, скорости и темпе психических реакции, эмоциональ­ном тонусе жизнедеятельности; природно обусловленная склонность индивида к определенному стилю поведения. В нем проявляются чув­ствительность индивида к внешним воздействиям, эмоциональность его поведения, импульсивность или сдержанность, общительность или замкнутость, легкость или затрудненность социальной адаптации, спо­собность к волевым усилиям.

Психодинамические особенности поведения человека обусловлены особенностями его высшей нервной деятельности. И. 11. Павловым были выявлены три основные свойства нервных процессов — сила, уравновешенность и подвижность. Различные их комбинации образу­ют четыре типа высшей нервной деятельности, лежащие в основе че­тырех темпераментов.

Названия темпераментов впервые ввел древнегреческий врач Гип­пократ (460-377 гг. до н. э.), который связывал виды темпераментов с преобладанием в организме различных жидкостей: крови (сангвис) — у сангвиников, желтой желчи (холэ) — у холериков, слизи (флегмы) — у флегматиков и черной желчи (мелайна холэ) — у меланхоликов.

2. Совокупность свойств нервной деятельности, интегрирующихся н темпераменте, обусловливает ряд психических особенностей инди­вида:

♦ скорость и интенсивность психических процессов, психическую активность, мышечно-моторную экспрессивность;

♦ адаптировапность к внешним изменяющимся условиям;

♦ чувствительность, сепзптнвность, восприимчивость, эмоциональ­ную возбудимость, силу эмоций, их устойчивость;

♦ пластичность пли ригидность психической деятельности.

К особенностям темперамента относятся невротизм, тревожность — напряженность, повышенная эмоциональная возбудимость в ситуа­циях, интерпретируемых индивидом в качестве угрожающих.

Основные виды темперамента

1. Сангвинический темперамент. Сангвиник отличается легкой приспособляемостью к изменяющимся условиям жизни, повышенной контактностью с окружающими людьми, общительностью. Чувства сангвиника легко возникают и быстро сменяются, его стереотипы дос­таточно подвижны, условные рефлексы быстро закрепляются. В по­вой обстановке он не чувствует скованности, способен к быстрому пе­реключению внимания и деятельности, эмоционально устойчив.

Людям с сангвиническим темпераментом больше «сего подходит деятельность, которая требует быстрых реакций, значительных уси­лий, распределенное!!! внимания.

2. Холерический темперамент. Для холерика характерны повышен­ная эмоциональная реактивность, быстрый темп и резкость в движе­ниях. Повышенная возбудимость холерика при неблагоприятных ус­ловиях может стать основой вспыльчивости и даже агрессивности. При соответствующей мотивации холерик способен преодолевать зна­чительные трудности, отдаваясь делу с большой страстью. Для него характерна резкая смена настроен ий.

Наибольшей результативности человек с холерическим темпера­ментом достигает в деятельности, требующей повышенной реактив­ности и значительного единовременного напряжения сил.

3. Флегматический темперамент. Реакции флегматика несколько замедленны. Настроение устойчиво. Эмоциональная сфера внешне мало выражена. В сложных жизненных ситуациях флегматик остает­ся достаточно спокойным и выдержанным, он не допускает импуль­сивных, порывистых движений, так как процессы торможения у него всегда уравновешивают процессы возбуждения. Флегматик достигает наибольших успехов в тех видах деятельности, которые требуют рав­номерного напряжения сил, усидчивости, устойчивости внимания и большого терпения.

4., Меланхолический темперамент. Меланхолик отличается повы­шенной ранимостью, склонностью к глубоким переживаниям (иногда даже по незначительным поводам). Его чувства легко возникают, пло­хо сдерживаются, внешне отчетливо выражены. Сильные внешние воздействия затрудняют его деятельность. Он интровертирован —занят своими переживаниями, замкнут, воздерживается от контактов с незнакомыми людьми, избегает новой обстановки. При определен­ных условиях жизни у него легко формируется застенчивость, робость, нерешительность и даже трусость.

В благоприятной стабильной обстановке меланхолик может дос­тичь значительных успехов в таких видах деятельности, которые тре­буют повышенной чувствительности, реактивности, быстрой обучае­мости, наблюдательности (табл. 8).

Рассмотренные выше четыре типа темперамента обычно не бывают представлены в «чистом виде». Люди, как правило, обладают смешан­ными темпераментами, но тот или иной вид темперамента преобладает. В зависимости от условий жизни и деятельности человека отдель­ные свойства его темперамента могут усиливаться или ослабляться. Темперамент, несмотря на его природную обусловленность, можно отнести к свойствам личности, так как в нем объединяются природ­ные и социально приобретенные качества человека.

Зарубежные психологи делят темпераментные особенности пре­имущественно на две группы — экстраверсию и интроверсию. Эти по­нятия, введенные швейцарским психологом К. Г. Ютом, означают пре­имущественную направленность индивидов на внешний (экстраверт) или внутренний (интроверт) мир.

Экстравертыотличаются преимущественной обращенностью к внеш­нему миру, повышенной социальной адаптированностыо, они более конформны и суггестивны (подвержены внушению).

Интровертыже наибольшее значение придают явлениям внутрен­него мира; они малообщительны, склонны к повышенному самоана­лизу, испытывают затруднения при вхождении в новую социальную среду, нонконформны и асуггестивны.

Проблемы экстра- и интроверсии занимают центральное место в факторных теориях личности (Р. Кеттел, Г. Айзеик и др.). Г. Айзенк установил, что интроверты имеют более высокий уровень активности коры мозга. Экстраверты компенсируют недостаточность этой акти­вации дополнительными движениями, повышением внимания к вне­шним сигналам, внося разнообразие в любую монотонную ситуацию. Интроверты и экстраверты имеют различный стиль интеллектуальной деятельности.

Темперамент не является ценностным критерием личности; он не определяет потребностей, интересов, взглядов личности. В одном и том же виде деятельности люди с различными темпераментами могут достичь выдающихся успехов за счет своих компенсаторных возмож­ностей.

Не темперамент, а направленность личности, преобладание у нее высших мотивов над низшими, самоконтроль и самообладание, подав­ление побуждении низшего уровня для достижения социально значи­мых целей определяют качество человеческого поведения.


37. Выявление мотивов преступления и анализ их информацион­ного содержания. Информационное содержание способа совершения деяния.

В процессе расследования при установлении мотивов и целей преступного деяния следует исходить из следующих психологических основоположений:

поведение человека реализуется в форме простых и сложных действий, имеющих различную структурную организацию; развернутая осознанная мотивация присуща лишь сложным действиям; только заранее продуманные сложные действия регулируются мотивами – понятийно осознанным обоснованием личностного смысла действия; вербальное выражение мотива, как правило, свернуто; мотивировка (последующее осмысление смысла поведения) может быть не адекватной, а в ряде случаев приобретает личностно-защитный характер;

мотивация – побуждения к конкретному действию – имеет сложную системную организацию (так, убийства нередко совершаются по нескольким смежным побуждениям; к ревности, например, присоединяются хулиганские побуждения). Следует учитывать, что факторы мотивации поведения делятся на ряд категорий. При выяснении вопроса о том, почему у человека возникает определенная поведенческая активность, анализируется базовый поведенческий фактор – потребности индивида. При выяснении вопроса о том, на что направлена поведенческая активность индивида, выявляется цель деяния, а при выяснении вопроса о том, почему избран данный акт поведения, анализируется мотив поведения;

ситуативные действия человека часто стереотипизированы – осуществляются на уровне подсознательной готовности к определенным действиям в определенных ситуациях, что является показателем уровня личностного освоения данного поведенческого акта. В свете современной психологической концепции поведение человека регулируется целостной психической системой личности: в детерминации поведенческого акта участвует вся личность субъекта, а не только его сознание; личность выступает как интеграция сознательной и подсознательной сферы индивида;

поведение человека в экстремальных ситуациях модифицировано и в ряде случаев психически дезорганизовано – цели, мотивы совмещаются с личностными установками, интегрируются в импульсивных реакциях;

мотивационная сфера преступника связана с предпочитаемыми им целями, способами и средствами совершения преступления; мотивы, цели, способы, средства, результат преступления и действия по его фальсификации – показатель индивидуально своеобразного образа поведения преступника.

Информационное содержание способа совершения деяния и поведенческих особенностей преступника

В основе поведения человека лежат навыки, умения и привычки, нейрофизиологической основой которых является динамический стереотип. Эта индивидуализированная стереотипность поведения и дает возможность идентифицировать личность преступника, предвидеть возможный вариант его поведения.

Чем сложнее способ действий, тем проще идентифицировать субъект действий. В способе совершения преступления особенности психомоторики сочетаются с особенностями мышления, памяти, познаниями и жизненным опытом индивида.

Система поведенческих признаков субъекта объективно отражается в предметах обстановки совершения преступления, динамике их изменений; орудиях и средствах совершения преступления, их качественном своеобразии, способах и динамике их использования; обстановке, предшествующей преступлению; обстановке, возникшей после совершения преступления, типичных способах его сокрытия; особенностях отношений между обвиняемым (подозреваемым) и потерпевшим.

Поведение человека неизбежно отражается в окружающей среде в виде комплексного личностно-регуляционного «следа». Этот «след» не менее пригоден для идентификации личности преступника, чем след его пальца. Но в отличие от следа пальца поведенческий след всегда имеется на месте происшествия и несет неизмеримо больший объем криминалистически значимой информации о личности преступника.

Рассмотрение личности преступника как системообразующего фактора преступного деяния требует выявления: личностной детерминации данного преступного деяния; отражательно-познавательных особенностей данной личности; ее общерегуляционных, эмоционально-волевых особенностей; операционально-исполнительных особенностей; устойчивых связей личности преступника с социальной микросредой.

В практике расследования преступлений ориентация на обобщенные способы поведения преступника является одним из основных путей розыска преступника в информационно-дефицитных ситуациях.

Информация о преступном поведении – информация о направленности поведения преступника, значимости для него тех или иных объектов, об их месте в структуре деятельности преступника, о том, что входит и что не входит в зону его актуального сознания.

Систематизирующими факторами расследования преступления являются системные связи, обусловленные объектом расследования. Так, при расследовании убийств выявлению подлежит следующая система вопросов: время и место убийства; кто является жертвой убийства; мотивы убийства; круг лиц, с которыми взаимодействовал потерпевший, кому выгодна его гибель; с кем видели потерпевшего накануне его смерти; особенности образа действий преступника при подготовке, осуществлении и сокрытии преступления; кто совершал убийства аналогичным способом; на ком и в чьем жилище могут оказаться следы данного преступления.

При расследовании грабежей и разбойных нападений следователь выявляет следующие ключевые обстоятельства: когда и где совершено преступление, сколько человек участвовали в преступлении; способ совершения преступления (система действий преступника), характер насильственных действий; похищенное имущество и его стоимость, приметы; обстановка совершения преступления; сведения о лицах, участвовавших в преступлении (описание внешности, особенности поведения, речевых особенностей, особых примет и др.); кто мог узнать о наличии у потерпевшего значительных ценностей; кто мог видеть происшествие и др.

При расследовании краж наиболее существенны следующие вопросы: время и место совершения кражи; способ совершения кражи (взламывание дверей, отпирание, взламывание замков, взламывание окон, проламывание потолка, стен и пола, подкоп или проникновение через подвал, кража через окна и форточки); с какой стороны преступник проник к месту кражи и в каком направлении скрылся; какие действия и в какой последовательности совершал; знание преступником устройства дверных запоров, мест хранения ценных вещей, расположения комнат, времени отсутствия жильцов квартиры; примененные орудия и средства; похищенное имущество, его стоимость, приметы и принадлежность; где может быть реализовано похищенное имущество, кому и куда продано; кто посещал квартиру незадолго до кражи; какие следы оставлены преступниками, количество преступников; наличие негативных обстоятельств – признаков инсценировки кражи.

В ограниченной исходной информации следователь, отыскивает стартовые возможности для развития поиска. Первоначальные следственные и иные действия направляются на выявление и исследование ключевых обстоятельств. Осуществляя сравнительный анализ фактов, выдвигая обоснованные версии и проверяя их, следователь стремится найти ответы на наиболее значимые вопросы. Для этого необходимо:

определить тип и вид проблемно-поисковой ситуации;

осуществить типовое вероятностно-информационное моделирование (выдвижение типовых версий);

выявить основные направления поиска – определить для первоочередного разрешения круг вопросов, объективно обусловленных данным видом преступления; реализовать первоначальные следственные действия и выявить необходимую информацию как базу для последующих действий.

Знание общей схемы преступного поведения и системы ее признаков является ориентировочной основой следственно-познавательного поиска в информационно дефицитных исходных ситуациях.

Между всеми структурными элементами преступного поведения существуют устойчивые закономерные взаимосвязи. Это и позволяет в ходе следственного поиска реконструировать событие преступления.

Для каждого вида преступления существует системный «набор» комплексов действий. Эти комплексы действий связаны со специфическим подключением к ним определенных внешних обстоятельств, средств действия. Каждый преступник имеет свой «почерк» в использовании условий и средств действия, систему индивидуализированных действий и операций, запечатлеваемых в следах преступления.

Существует неразрывная системная связь личностных регуляционных качеств субъекта со следами преступления (см. таблицу ниже).

Структурные элементы поведения преступника Психические особенности личности преступника Признаки поведения преступника, проявляющиеся во внешней среде
Мотивы и цели поведения Мера общественной опасности субъекта, направленность его личности. Личностные особенности смыслообразования и целеполагания Особенности результата преступного деяния. Признаки ценностных ориентаций, динамики целеобразования (предварительная обдуманность, подготовленность или спонтанность, импульсивность), признаки ситуативной обусловленности поведения, избирательной направленности его сознания на определенные группы объектов
Принятие решений и планирование деятельности: ориентировочная основа, транзитивность, нетранзитивность решений. Реализация программы поведения Индивидуальные особенности психической регуляции поведения, адаптационные особенности личности Признаки индивидуального стиля деятельности: последовательность действий и промежуточных операций, их системность или асистемность, что из внешних обстоятельств тщательно учитывается, чем пренебрегает преступник, признаки поправочных действий и их особенности
Типичные образы действия в определенных внешних условиях: способы, приемы, операции как проявления индивидуальных умений и навыков Операционально-стереотипная сфера индивида: жизненный опыт и профессиональная подготовка, психофизиологические и физические возможности индивида, адаптационные особенности Признаки уровня общего жизненного и криминального опыта, владение профессиональными приемами и навыками, предпочитаемые орудия действий, динамические особенности действий. Признаки способности к волевым напряжениям, устойчивости целедостижения, эмоциональной устойчивости – неустойчивости, пластичности и ригидности (привязанности к намеченным планам, неспособности изменять их в новых обстоятельствах), адекватности отражения объективной обстановки
Достижение и оценка результата действия, использование основного и побочных результатов для инициации последующих актов поведения Личностная оценка совпадения побуждений с достигнутым итогом поведения, устойчивость личностно-ориентировочных установок – готовность действовать в определенном направлении Признаки отношения преступника к основному достигнутому результату, побочным результатам, особенности использования результатов в дальнейшем целеобразовании


Билет 8.

§

Характер — система устойчивых мотивов и спосо­бов поведения, образующих поведенческий тип личности.

В отличие от понятия «личность» понятие «характер» охватывает как социально значимые, так и социально нейтральные стороны его поведения. Механизмом формирования социально существенных по­веденческих особенностей индивида является обобщение тех способов поведения, которые дают наилучший приспособительный эффект в дан­ной социальной среде. Динамические же особенности реализации по­веденческой стратегии связаны с природными конституционально-функциопальными особенностями индивида.

Характер — социально сформированная поведенческая схема лич­ности, система его поведенческих стереотипов, поведенческий синдром. Единство характера не исключает, однако, того, что в различных жиз­ненных обстоятельствах у одного и того же индивида реализуются раз­личные, а иногда даже противоположные его качества.

Важнейшим качеством характера является способность индивида адекватно оценивать поведенческие ситуации, принимать и реализовывать оптимальные решения.

В становлении характера, различных его сторон существенную роль играют критические требования среды, решающие обстоятельства, возникающие на жизненном пути человека, особенно в детские и юно­шеские годы. Однако, поскольку характер связан с мировоззрением личности, интенсивное целенаправленное его формирование осуще­ствляется и в зрелом возрасте.

Анализируя характер человека, необходимо различать его эндоген­ные (внутренне обусловленные) и экзогенные(внешне обусловлен­ные) особенности. Воспитание человека, формирование его характе­ра — это отвержение одних форм поведения для закрепления других, наиболее приемлемых в данном социуме. В характере закрепляются социально типическое и индивидуальное своеобразие человека, осо­бенности его социализации, воспитания. Одни черты выступают как ведущие, определяющие характерологический облик личности. Дру­гие могут быть второстепенными.

Существенным качеством характера является сбалансированность его чертцельность, устойчивость, уравновешенность. Гармониче­скому характеру свойственны реалистический уровень притязаний, уверенность индивида в своих силах, последовательность и настойчи­вость в достижении основных жизненных целей.

Многие черты характера формируются у человека очень рано. Сен­ситивным (наиболее чувствительным) периодом формирования базо­вых качеств характера является возраст от 2 до 10 лет. Этот период жизни человека связан с интенсивным процессом его социализации на основе подражания социально одобряемым эталонам поведения. Положительный пример является здесь важнейшим средством фор­мирования характера.

В формировании характера проявляются закономерности функцио­нирования навыков и привычек: механизм переноса навыков, их упроч­нения в результате систематического функционирования, противодей­ствия упрочившихся навыков формированию новых (интерференция). В поведенческом опыте индивида могут накапливаться как адаптив­ные, так и дезадаптивпые формы поведения.

Классификация черт характера

Все многообразие проявлений характера подразделяется на четыре группы по следующим основаниям:

♦ направленность индивида, система его отношений в социуме:

♦ особенности волевой регуляции;

♦ эмоциональные особенности;

♦ интеллектуальные особенности.

1. В системе отношений человека выделяются четыре разновидности: отношение человека к обществу, к себе, к труду и продуктам труда.

Отношение человека к обществу, другим людям определяет фун­даментальное качество характера человека, его нравственность.

Нравственность — моральное сознание индивида, реализуемое в его поведении, подчиненность поведения индивида социальным нормам, эталонам и ценностям. Уровень нравственности личности определяется мерой совпадения общесоциальпых и внутренне мотивационных требований к ее поведению.

Принятая индивидом система отношений к другим людям может с водиться к четырем основным схемам.

♦ «Я хороший и все люди хорошие»;

♦ «Я плохой, а все люди хорошие»;

♦ «Я хороший, а все люди плохие»;

♦ «Я плохой и все люди плохие».

У каждого человека имеется установка по отношению к самому себе – «Я-копцепция». Образ собственного «Я» состоит из ряда ком­понентов:

когнитивного осознание своего облика, своих нравственных качеств, психических особенностей, социальной значимости;

эмоционального — самоуважение, самодовольство, самоуничиже­ние и др.;

притязательно-волевого — желание самоутверждения, призна­ния своих достоинств другими людьми.

Наряду с реальным «Я» существует «Я» идеальное и «Я» динами­ческое, саморазвивающееся.

Отношение личности к труду и другим видам деятельности обус­ловливает трудолюбие, преодоление трудностей в работе, добросовест­ность и др. Эта группа отношений также включает в себя склонности, призвание и талант как характерологические качества личности.

К негативным качествам данной группы относятся тунеядство, ло­дырничество, бродяжничество и др.

Отношение к вещам как продуктам человеческого труда выра­жается в аккуратности, бережливости и др. В этой группе некоторые качества характера носят криминогенный характер: корыстность, жад­ность, безмерное потребительство, неудержимое влечение к стандар­там «роскошной жизни».

Ценностные ориентации индивида в известной мере определяют и волевую регуляцию его поведения.

*Волевые черты характера — ус­тойчивые индивидуально-типологические особенности сознательной регуляции поведения. Наиболее существенна такая способность ин­дивида, как решительность — в трудных, конфликтных обстоятельствах своевременно принимать обоснованные решения и исполнять их. Она выражается также в способности человека прекратить выпол­нение действия при изменении обстановки, когда оно перестает быть целесообразным.

Противоположное качество — нерешительность, проявляющаяся в излишних колебаниях, затягивании принятия решения или излиш­ней поспешности решения, когда человек стремится избежать напря­жения, связанного с борьбой мотивов.

Особенно важны такие волевые качества человека, как выдержка и самообладание — способность индивида контролировать свое пове­дение в сложных конфликтных условиях, воздерживаться от ненуж­ных действий, контролировать свои эмоции и чувства, не допускать импульсивных действий, регулировать настроение, не терять присут­ствия духа в трудных и даже опасных ситуациях, стойко переносить лишения, неудачи, физические страдания.

В жизни каждого человека существенны смелость и мужество. Про­тивостоящие отрицательные качества — трусость, малодушие, пренеб­режение принципами и моральными чувствами в опасных ситуациях.

Волевые особенности личности определяют основные качества ха­рактера – цельность, силу, твердость и уравновешенность:

цельность характера— устойчивость позиций и взглядов в раз­личных ситуациях, согласованность слов и поступков;

сила характера — энергичность человека, способность к длитель­ному напряжению, преодолению трудностей в сложных ситуа­циях;

твердость характера — сила характера в сочетании с личностной принципиальностью;

уравновешенность характера — ровность, сдержанность поведе­ния, эмоционально-волевая устойчивость личности.

*Эмоциональные особенности характера индивида — наиболее наглядный, непосредственно воспринимаемый индикатор его психи­ческих свойств. Человек проявляется в том, что его смешит и радует, заставляет восторгаться и печалит, что вызывает у него гнев и стресс и что заставляет его успокаиваться и приходить в умиление.

По эмоциональным особенностям своего характера индивиды отли­чаются рядом параметров: эмоциональной реактивностью, глубиной, длительностью и устойчивостью эмоциональных процессов, домини­рующими чувствами и их предметной отнесенностью. Эмоциональ­ный настрой индивида — показатель тонуса всей его жизнедеятельности.

Эмоциональная сфера индивида — механизм экстренного спонтанно­го уравновешивания его внутренних состояний с внезапно возникающи­ми изменениями в окружающей среде. По эмоциональным реакциям лич­ности (внешне выраженным пли тщательно скрываемым) можно судить о тонких нюансах ее животрепещущих связей с действительностью.

По эмоциональным качествам различаются натуры:

♦ импрессивные — эмоционально-впечатлительные (повышенная эмоциональная реактивность);

♦ сентиментальные (повышенная пассивно-созерцательная эмоцио­нальность);

♦ экспрессивные (повышенная эмоциональность, связанная с бур­ной, стремительно!! деятельностью);

♦ малоэмоциональные.

* Интеллектуальные черты характера — устойчивые инднвпдуальпо-типологичеекие особенности интеллекта. По интеллектуаль­ным качествам различаются натуры с теоретическим или практиче­ским складом ума, различной степенью гибкости и глубины интеллекта, быстротой протекания мыслительных процессов.

Среди качеств, характеризующих интеллектуальный склад личности, выделяются продуктивность ума, его оригинальность, владение обобщен­ными способами мышления, устойчивая интеллектуальная направлен­ность личности (любознательность), рассудительность, вдумчивость и др.

Акцентуации характера

Акцентуация (от лат. accent us — ударение, подчеркивание) — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера гипертрофированны и проявляются в форме «слабых мест» в психике индивида — ее избирательной уязвимости в отношении некоторых возденет в nii при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим воздействиям.

Типы акцентуированных личностей еще не определены окончатель­но. Они описаны К. Леонгардом и А. Е. Личко. Однако эти авторы дают различную и чрезмерно дробную классификацию акцентуаций. 2. Типы акцентуаций характера (табл. 9).

Типы акцентуаций характера

1) Возбудимый. Характерно: Повышенная вербальная и двига­тельная активность. Стремление к лидерству. Завышенный уровень притязании. Неусидчивость, не­дисциплинированность, склон­ность к делинквептности (мелким правонарушениям), рискованным действиям. Противодействие со стороны окружающих вызывает отрицательную реакцию. Нераз­борчивость в выборе знакомств; неряшливость. Стрем­ление к удовольствиям. Склон­ность к алкоголизму на уровне групповой психической зависимо­сти. Низкий уровень реализации способностей. Факторы, содействующие акцентуации характера: Гиперопека, «ку­мир семьи», без­надзорность, не­благополучие внутрисемейных отношений

2) Аффективный. Характерно: Крайняя эмоциональная неустой­чивость. Аффективные вспышки по разнообразным, часто ничтож­ным поводам, но быстро истоща­ются и, как правило, не проявля­ются в грубой агрессии. Иногда возникают реакции аугоагрессии. Повышенная смена настроений, суетливость, крайняя несобран­ность, неусидчивость. Конфликт­ность, низкая самокритичность. Склонность к дслинквентному поведению. Факторы, содействующие акцентуации характера: Бесконтроль­ность, попусти­тельство, наличие пспхотравмирующих обстоя­тельств

3) Неустойчивый. Характерно: Неустойчивость поведения: проти­воречивость поступков,частая смена настроения, астсничность. Озлобленность, подозрительность, мнительность, обидчивость. Отно­шение к людям неустойчивое. Осо­бенности характера не маскируют­ся. Искренни и прямолинейны. Повышенная чувствительность к знакам внимания, сочувствия. Неприятности вызывают тяжелые невротические срывы. Самооценка недостаточная. «Слабым местом» характера этого типа является от­вержение со стороны эмоциональ­но значимых лиц. В поисках эмо­ционального контакта могут вхо­дить в асоциальные группы. Эмо­циональная неустойчивость. Факторы, содействующие акцентуации характера: Эмоциональное отвержение, гипопротекция, семейные кон­фликты.

4) Тревожный. Характерно: Повышенная тревожность, впечат­лительность, боязливость, чувстви­тельность к отрицательным воздей­ствиям, робость, застенчивость. Склонность к депрессивным со­стояниям в результате завышенных моральных требований к себе, «этическая скрупулезность». По­ниженный уровень притязаний, чувство собственной неполноцен­ности, замкнутость. Предрасполо­женность к фобиям. Склонность к гиперкомпенсации — использова­ние утрированных способов само-угверждения в «зоне слабости». Нсделинквентны, но виктимоопас-ны. «Слабое место» этого характе­ра — неспособность переносить насмешки, унижения, подозрения в неблаговидных поступках. В таких ситуациях возможно неадекватное поведение. Факторы, содействующие акцентуации характера:

Повышенная тре­бовательность, необоснованные претензии, эмо­циональное от­вержение.

§

Успех расследования в значительной мере определяется взаимодей­ствием следователя с участвующими в деле лицами подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем и др. (в билете речь пойдет только о следователе). При этом используется самая разнообразная информация: смысл и значение речевых сообщений, речевые интонации, жесты, мимика, пантомимика (поза), внешний облик, эмоционально-ситуативные реакции, возникают определен­ные психологические феномены межличностного восприятия:

идентификация — понимание и интерпретация человека посредством отождествления с ним;

социально-психологическая рефлексия — интерпретация человека посредством размышлений о нем;

эмпатия — понимание человека посредством эмоционального чувствования, сопереживания его состояний;

стереотипизация — оценка человека посред­ством распространения на него качеств, присущих определенной со­циальной группе.

Психическое состояние следователя обусловлено его социально-ро­левым статусом, личностно-профессиональными качествами, информа­ционной вооруженностью по данному уголовному делу, уверенностью в способах достижения целей, ситуативными воздействиями, повышенным уровенем психической активности.

Одним из существенных факторов, ориентирующих тактику сле­дователя, является как можно более раннее выявление мотива дея­ния, совершенного данным лицом. Мотивы поведения служат пока­зателем общей направленности личности, проявлением ее базовых ценностей. Так, более жесткая позиция необходима в отношении лиц, обвиняемых в умышленном убийстве, систематически пьянствующих, крайне жестоких и циничных.

Взаимодействуя с отдельными участниками преступной группы, следователь должен учитывать и нейтрализовывать их ложную пози­цию «защищенности группой» («не один я»).

Следователь должен учитывать, что как направленность восприя­тия, так и его содержание определяются оценочной позицией воспри­нимающего лица, уровнем его психического, интеллек-го и нравственного развития.

Коммуника­тивный контакт (в судебной литературе «психологический контакт») — это взаимоактивизация общения с целью дальнейшего его развития. Установление коммуникативного контакта обусловлено психичес­ким состоянием контактирующих лиц, их психической адаптацией к обстановке общения и к личности партнера по общению. Основой установления коммуникативного контакта является актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психичес­кую активность общающихся лиц.

В позиции отдельных следователей также могут преобладать отри­цательные установки — крайне негативное отношение к антисоци­альной личности подозреваемого (обвиняемого) и связанные с этим высокомерие, надменность, чувство превосходства и т.п. Профессиональным качеством следователя является его способ­ность нейтрализовать свое эмоционально-негативное отношение к подозреваемому (обвиняемому).

При вступлении в общение следователь должен определить психи­ческое состояние допрашиваемого, используя для этого зондирующие коммуникативные действия нейтрального содержания, Здесь можно выделить два крайних вида психических состояний: резко возбужденное эмоционально отрицательное (гнев, возмущенность и т.п.) и депрессив­но-подавленное (печаль, тоска, уныние и т.п.). Дальнейшее поведение следователя должно строиться с учетом этих состояний.

Установлению коммуникативного контакта содействует все то, что снижает уровень отрицательных психических состояний. Контакт создается не на базе житейских мелочей, а на основе информации, способной выз­вать оптимальный очаг возбуждения. У каждого подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля имеются свои животрепещущие проблемы, жгучие вопросы, концент­рирующиеся вокруг расследуемого дела. Свои контакты со следователем они планируют, основываясь на собственном отношении к событию преступления. Задача следователя — с самого начала опираться на положитель­ные социальные связи данной личности, усиливать эти связи, про­буждать гражданственность. Поэтому лучше всего найти в «истории развития» данной личности значительные события, связанные с ее са­мореализацией, и начать общение, опираясь на эти события. Но это должно быть не заигрывание и отыскивание каких-либо общих интересов. Допрашиваемые лица должны увидеть в сле­дователе честного, принципиального, культурного, знающего свое дело человека.

Вся система коммуникативных контактов должна строиться на положительных проявлениях личности, на справедливом и гуман­ном отношении к личности подследственного. Наиболее значимым моментом для установления контакта явля­ется доступное и убедительное разъяснение юридических прав и обя­занностей данного участника уголовного дела. Следователь с самого начала расследова­ния должен выступать как защитник закона, в том числе и всех, без ис­ключения, прав обвиняемого, подозреваемого и других участвующих в деле лиц. Особенно значимо для подозреваемых (обвиняемых) разъяс­нение следователем отдельных положений закона, раскрытие тех пре­имуществ, которыми они могут воспользоваться. Следователь должен проявить себя не как преследующее лицо, а как лицо, призванное по­мочь другому, пусть даже оступившемуся человеку.

Поведение подозреваемого (обвиняемого) во многом зависит от по­ведения следователя. И если следователь внимательно отнесся к нуждам зависимого от него человека, проявил себя как достойный гражданин, с ним всегда захотят установить контакт, взаимодействовать.

Возможны ситуации следственного общения в условиях противодействия, которые называют конфликтными ситуациями. Это столкновение противоположно направленных, несовместимых тенденций в сознании отдельных индивидов, в межличностных отношениях ин­дивидов или групп людей, связанное с острыми отрицательными эмо­циональными переживаниями. При этом каждая конфликтующая сторона стремится нанести ущерб другой.

Задача следовате­ля — преодолеть даже временно возникшие конфликтные ситуации и в любом случае достигнуть цели расследования — установить истину происшедшего события. При этом недопустимо психическое насилие. Запрещается домогательство показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. От насилия следует отличать правомерные приемы психического воздействия.

Прием психического воздействия — это воздействие путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываемая информация. Так тактически целенаправленная система вопросов может выявить, поми­мо желания допрашиваемого, такие факты и детали, которые известны: только лицу, причастному к совершению преступления.

Все приемы, основанные на эффекте блокировки возможных ук­лонений допрашиваемого от дачи правдивых показаний, являются правомерными, в том числе при использовании отрицательных проявлений личности (пример: жене показывают фотографии ее мужа с любовницей, для получения показаний). Следователь, предвидя возможные направления ук­лонений, заранее «блокирует» их, демонстрируя их бесперспектив­ность и тем самым побуждает к даче правдивых показаний.

Психическим воздействием обладает даже последовательность вопросов. В тех случаях когда они хронологически ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя о них. Но даже одиночные, имеющие самостоятельное значение вопро­сы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психического воздействия.

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерного пси­хического воздействия:

ознакомление лица с системой имеющих­ся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия;

разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;

создание у допрашиваемого лица субъективных представлений об объеме доказательств, оставление его в неведении относительно фак­тически имеющегося объема доказательств;

исправление ошибочных представлений о неосведомленности сле­дователя;

создание условий для действий подследственного лица, ведущих к его разоблачению;

временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;

система предъявления улик по возрастающей их значимости, вне­запное предъявление наиболее важных, изобличающих доказательств;

совершение следователем действий, допускающих их многознач­ное толкование.

Т.е. работать не хотят, хотят, чтобы все чистосердечно, чистоконкретно раскаялись. J

Следователь постоянно должен учитывать, какой информацией о ходе следствия располагает подозреваемый (обвиняемый), каким об­разом он ее переосмысливает и какие действия в связи с этим может предпринять.

Прием «захват врасплох». Анализ практики показывает, что получаемые при «захвате врасплох» ответы редко бывают связаны с непроизвольной «выдачей» истины. Но подавляющем большинстве случаев такая «вне­запность» не продвигает следователя по пути познания истины, но очень часто ведет к нарушению коммуникативного контакта. Одним из действенных средств психического воздействия на про­тиводействующее следствию лицо является демонстрация возможно­стей объективного установления скрываемых обстоятельств вне за­висимости от его показаний.

Большое психическое воздействие оказывает предъявление веще­ственных доказательств и раскрытие перед подследственным лицом их разоблачающего значения, возможностей судебной экспетизы. Так, предъявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного. Однако роль эмоциональных реакций в расследовании не следует преувеличивать.

Одним из средств правомерного психического воздействия явля­ется постановка перед подследственным лицом мыслительных задач, связанных с логикой расследуемого события. Повышенная психическая активность подозреваемого (обвиняе­мого) в случае причастности к преступлению может объясняться его информированностью относительно тех данных, которые неизвест­ны пока следователю, острым повторным переживанием отдельных эпизодов преступления.

Цель психического воздействия — преодолеть установку на противодействие, убедить противодействующее лицо в необходимо­сти дачи правдивых показаний. Приемы правомерного психического воздействия создают психо­логические условия, облегчающие противодействующему лицу пере­ход от лжи к правде.

Следователь должен выяснять истинные мотивы запирательства, гиб­ко преодолевать сложившуюся негативную позицию противодействую­щего лица, убеждать его в нецелесообразности избранной поведенчес­кой позиции, опираясь на положительные качества личности, всячески укреплять их. Не сломить волю подследственного, а трансформировать «злую волю» в «добрую» — такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

Следователь должен пресекать все, что может усилить отрицатель­ные мотивы поведения противодействующего лица: общение с другими противодействующими и с асоциально настроенными лицами, получе­ние нежелательной в следственно-тактическом отношении информации.

Все способы психического воздействия на проходящих по делу лиц должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия является противоправным.

Следователь должен знать четкую грань между правомерными и не­правомерными приемами психического воздействия. Психическое воз­действие правомерно, если оно не ограничивает свободу волеизъявле­ния проходящего по делу лица. Все то, что ограничивает свободу волеизъ­явления подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, «подтягивает» их показания в желаемое русло ранее возникших установок сле­дователя, наносит ущерб раскрытию истины и является противозаконным. Тактический прием психического воздействия на лицо, проходя­щее по делу, правомерен, если при этом не нарушено ни одно из трех требований:

прием не основан на неосведомленности подозреваемого (обви­няемого) или иных лиц в правовых вопросах;

прием не унижает достоинства личности и не ограничивает свобо­ды её волеизъявления;

прием не влияет на позицию невиновного, не побуждает его к при­знанию несуществующей вины, к оговору невиновных, к даче лож­ных показаний.


Билет 9.

§

Психология обвиняемого (подозреваемого). Основанием для привлечения лица к уголовной от­ветственности служит наличие достаточных доказательств для обвинения. В психологическом плане важно, чтобы разъяснение сущности обвинения и процессуальных прав обвиняемого было сделано простым, доступным языком. Необходимо получить ответы на все заданные обвиняемому вопросы и получить его подтверждение о том, что он понимает предъявленное ему обвинение.

Для успешного осуществления предварительного след­ствия необходимо хорошо ориентироваться в личностных особенностях проходящих по делу лиц и особенно обвиня­емого и подозреваемого (иметь сведения об образе жизни обвиняемого, его социальных связях, круге знакомств, бытовых условиях). Особенно важ­но знать этапные факторы формирования личности обви­няемого, существенные биографические данные. Необхо­димо обратить внимание на поведенческие установки и стереотипы обвиняемого лица, его адаптационные и ком­муникативные возможности, способы поведения в конф­ликтных ситуациях.

Особенности психического состояния обвиняемого (по­дозреваемого) в значительной мере определяются его от­ношением к событию преступления и правосудию. Суще­ственное значение имеют социально-ценностные личност­ные позиции, а также рефлексия обвиняемым (подозре­ваемым) степени доказанности преступления, состояния его расследования.

В зависимости от этих обстоятельств могут возник­нуть две различные стратегии поведения обвиняемого, связанные или с его стремлением избежать суда и спра­ведливого наказания, или с осознанием неизбежности суда.

Первая ведет к выработке соответствующей защитной тактики, форми­рованию в сознании обвиняемого (подозреваемого) так на­зываемой “защитной доминанты”. Эта защитная тактика может быть активной — дача ложных показаний, уничто­жение вещественных доказательств, создание ложных до­казательств, влияние на свидетелей и пассивной — отказ от сотрудничества со следователем без использования ак­тивных средств противодействия. Защитные механизмы начинают формироваться уже при возникно­вении преступного умысла, а затем в ходе совершения преступления и при сокрытии его следов. Опытный пре­ступник делает все, по его мнению, возможное, чтобы скрыть следы преступления, крайне затруднить расследование, ввести следователя в заблуждение, планирует линию поведения и в случае раскрытия преступления.

Защитная доминанта обвиняемого определяет направ­ленность его психической деятельности, повышенную чув­ствительность ко всему тому, что охраняется сложивши­мися защитными позициями. Но в этом и основная сла­бость позиции обвиняемого. Возникает тенденция к преувеличению информационной вооруженности следователя, переоценка угрожающих воз­действий.

Психология обвиняе­мых (подозреваемых) определяется и теми общими ха­рактерологическими особенностями, которые присущи лицам, совершающим определенные виды преступлений. Например, насиль­никиотличаются крайним эгоизмом при­митивно-анархическими устремлениями, эмоционально-нравственной асинтонностью, жестокостью и агрессивнос­тью. Возможные аффективные вспышки, ситуативные конфликты. Наряду с этим пони­женная критичность их поведения делает невозможным длительное, тактически продуманное противодействие следователю. Психические особен­ности: как бесстыдство, крайняя вульгарность, разнуздан­ная чувственность, аморальность.

“Случайные” убийцы, как правило, имеют неблагоприятные бытовые обстоятельства.

Лица, обвиняемые в корыстно-насильствен­ных преступлениях (грабежи и разбои), как правило, с крайней антисоциальной и антипра­вовой ориентацией. Для них характерны глубокая аморальность, пьянство. Наряду с этим они во многих случаях отличаются повышенным самоконтролем, способностью к устойчивому тактическому противодействию.

Насильственные типы преступников, как правило, склонны к обвинительной трактовке действий других лиц.

Преступники уходят от признания своей виновности, внутренне не осуждают себя. Их самооценки отличаются низкой самокритичностью, неадек­ватностью. Формируя механизм психо­логической защиты преступники становятся мало­чувствительными к информации, противоречащей их лич­ностным установкам (механизм психологического вытесне­ния), изыскивают доводы для оправдания своего поведе­ния (механизм самооправдательной рационализации), все­возможные личностно утверждающие компенсации, гипертрофируют личностно-положительные самооценки. Не возникает, как правило, чувства вины. Но преступник, сохраняя ценность своего Я-образа, остается в силу этого чувствительным в отношении собственной системы ценностей, тех своих ка­честв, которые он ценит. Уличение в бесчестности его может не волновать, а уличение в трусости, малодушии, предательстве — глубоко оскорбить. Личность обвиняемых, как правило, противоречива — одни их оценки, оправдательные, направлены на себя, другие, обвинительные,— на окружающих лиц.

Психология потерпевшего. Психические состояния потерпевшего в значитель­ной мере могут определяться его “обвинительной доми­нантой“, отрицательными эмоциями, связанными с поне­сенным ущербом.

Показания многих потерпевших перенасыщены оценоч­ными элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения.

Психические состояния потерпевшего (особенно при совершении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фрустрация), вызывающим существенные сдви­ги в его отражательно-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потер­певшего, ограничиваются его адаптивные возможности. Иррадиация возбуждения приводит к генерализованным (чрезмерно расширенным) обобщениям, сдвигам во взаи­модействии сигнальных систем. Травмирующее воздействие событий приводит к преувеличению потерпевшими вре­менных интервалов (иногда в 2—3 раза).

Грубые физические воздействия, являясь сверхсиль­ными раздражителями, вызывают нарушение психичес­кой деятельности. Возникает сложный устойчивый нервно-эмоциональный комплекс со сложными взаимодействиями чувства стыда, обиды, уни­жения, мести, а иногда и агрессивности. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возмож­ной беременности и заражении венерическими заболевани­ями. Нередко показания этой категории потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Для многих потерпевших характерно состояние повы­шенного уровня тревожности и как следствие этого — де­стабилизация личной психической активности, нарушенность социальной адаптированности, адекватности поведения. Повторное обращение к аффектогенным обстоятель­ствам может вызвать напряженное психическое состоя­ние, непроизвольный уход от психотравмирующих обсто­ятельств.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в мно­гочисленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может не­произвольно сформироваться механизм психической за­щиты от повторных психотравмирующих воздействий. Ин­тенсивные процессы торможения, их иррадиация могут значительно затруднить получение от потерпевшего нуж­ных для расследования сведений. Стремление выйти из сферы следствия может привести к поспешным конформ­ным показаниям, согласию с предложениями следователя.

Психология свидетелей. Направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллекту­ального и нравственного развития.

При взаимодействии со следователем свидетель при­держивается определенной линии поведения, дает свои оценки сообщаемым фактам, о чем-то умалчивает, до­пускает недомолвки. Они могут быть обусловлены различ­ными побуждениями — боязнью мести, жалостью, стрем­лением избавиться от свидетельских обязанностей и др. Наряду с этим свидетельские показания сами по себе зат­руднены рядом психологических обстоятельств — фраг­ментарностью первоначального восприятия событий, мнемическими и речевыразительными трудностями.

Мнемическая помощь- содействие лицу по восстановлению в памяти забытого материала.


Билет 10.

Потребности личности

1. Предпосылкой, источником деятельности человека является по­требность.

Потребность – испытываемая человеком необходимость устране­ния отклонений от параметров жизнедеятельности, оптимальных для него как для биологического существа, индивида и личности. Наибо­лее значимые, базовые потребности определяют направленность всей психики человека – его чувств, мышления, волн и сенсорных систем.

2. Различаются потребности потенциальные (неактуализированные) и актуализированные текущее психическое состояние напряженно­сти, дискомфортности, вызванное рассогласованием внутренних и внеш­них условий жизнедеятельности данного индивида. Это выраженное в потребности противоречие внутреннего и внешнего является ос­новным фактором человеческой активности.

Потребность можно разделить по основным видам человеческой активности:

♦ потребности, связанные с трудом, – потребности созидания;

♦ потребности, связанные с развитием, — потребность в игре, по­знании, научении, самореализации;

♦ потребности, связанные с социальным общением, социальной иден­тификацией, — нравственные и духовные потребности.

Все эти потребности социально обусловлены, порождаются в опре­деленном человеческом обществе и поэтому называются социогенными.

В зависимости от того, с какими социальными ценностями связаны потребности, различаются разные уровни — высшие и низшие. Асоци­альное поведение связано с переходом за грань так называемых разум­ных потребностей. Неразумные потребности — это гипертрофирован­ные потребности низших уровней.

Большая сфера потребностей человека обусловлена биологической необходимостью. Эти потребности называются биогенными, виталь­ными (от лат. vita — жизнь). К ним относятся:

♦ потребность в безопасности, самосохранении;

♦ потребность в восстановлении энергии и в двигательной актив­ности;

♦ потребность в подготовке к преодолению препятствии (одна из сфер реализации этой потребности — научение и физическая игра);

♦ потребность и продолжении рода.

3. Потребности людей зависят от исторически сложившегося уров­ня производства и потребления, от уровня жизни человека, традиций и господствующих вкусов в данной социальной группе.

Для исторического процесса развития человечества характерен объективный закон возвышения человеческих потребностей. Для от­дельного же индивида возможен регресс потребностей — «располза­ние» вширь потребностей низших уровней.

Все потребности обладают направленностью, напряженностью, цик­личностью.

Потребности закрепляются в процессе их удовлетворения. Удов­летворенная потребность сначала угасает, но затем возникает с боль­шей интенсивностью. Слабьте потребности в процессе их многократ­ного удовлетворения становятся более стойкими.

Потребность становится основой поведенческого акта лишь в том случае, если для се удовлетворения имеются пли могут быть созданы средства и условия (предмет деятельности, орудие деятельности, зна­ние и способы действия). Чем разнообразное средства удовлетворе­ния данной потребности, тем прочнее они закрепляются.

Возникновение определенных насущных потребностей, их актуали­зация организуют психику на постановку соответствующих целей. При этом внешние воздействия избирательно охватываются домини­рующей мотивационной активностью индивида.

40. Психология деятельности прокурора в уголовном и граждан­ском судопроизводстве.

Психология деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве. Проку­рор участвует в качестве государственного обвинителя; он поддерживает государственное обвинение, отстаивает интересы государства и общества. Обвинение включает в себя основанную на фактических обстоятельствах право­вую оценку деяния (квалификацию) и указание на лицо, которому обвинение вменяется. Основные критерии его деятельности и речи в суде — объективность и фактическая обоснованность.

Речь прокурора состоит из следующих частей: 1) вступ­ление; 2) изложение фактических обстоятельств и фабу­лы дела; 3) анализ и оценка собранных по делу доказа­тельств; 4) обоснование квалификации преступления; 5) ха­рактеристика личности подсудимого и потерпевшего; 6) предложения о мере наказания; 7) вопросы возмещения причиненного преступлением ущерба; 8) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложения по их устранению; 9) заключение.

Прокурор призван убедительно “спаять” разрознен­ные факты в единый блок доказательств, раскрыть их доброкачественность, достоверность и процессуальную допустимость. Особенно тщательное исследование должно быть проведено в случаях, когда обвинение основано на кос­венных доказательствах.

При характеристике личностных особенностей подсу­димого и потерпевшего прокурор должен показать себя мастером психологического анализа. Характеризуя анти­социальную, десоциализированную личность, прокурор должен видеть и возможности ее ресоциализации. При характеристике личности подсудимого прокуро­ром нередко наблюдается тенденция крайнего “сгущения красок” вплоть до унижения человеческого достоинства. О любом человеке следует судить осторожно и бережно. Прокурор вправе анализи­ровать лишь те качества личности, которые обусловили преступление и проявились в его совершении.

Стиль речи прокурора должен соот­ветствовать его высокому назначению — осуществлять обвинение от имени государства.

Доказательства по делу система­тизируются и должны обеспечить правильность выдви­гаемого обвинения. При этом ни очевидность дела, ни признание вины подсудимым не снимает с прокурора обя­занность доказывания обвинения. На основе совокупности доказательств у прокурора должно сформироваться внут­реннее убеждение в обоснованности и законности обви­нения. В противном случае он обязан отказаться от об­винения.

Особенно тщательно прокурор должен анализиро­вать оправдательные версии, выдвинутые в судебном след­ствии защитником и подсудимым. Тонкую, психологически обоснованную тактику дол­жен избрать прокурор в полемике в защитником с тем, чтобы не утратить своей стратегической позиции. В це­лях объективности прокурором должны быть отмечены и все не подтвердившиеся обстоятельства, подлежа­щие исключению из обвинения. Анализируя ключевые обстоятельства дела, прокурор не должен ограничи­ваться общим утверждением, что они подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, а обязан приве­сти все эти доказательства, проанализировать их и дать им оценку. По делам с косвенными доказательствами необходи­мо проанализировать все возможные версии по делу и показать, что кроме версии обвинения ни одна другая не подтверждается.

Во всех случаях последовательно анализируются все элементы состава преступления. Обосновывая правильность предлагаемой квалификации рассматриваемого деяния, прокурор анализирует и неправильность всех других пред­лагаемых или возможных в данном случае квалификаций. Юридическая оценка преступления осуществляется не только ссылкой на соответствующую статью УК. Квали­фикация состава данного преступления должна быть до­казана и обоснована.

В заключительной части речи государственный об­винитель призван произнести несколько весомых фраз, придав всей речи оттенок государственной значимости. Неудачные заключительные слова прокурора снижают авторитет правосудия.

Профессионализм прокурора проявляется не только в его ораторском искусстве. Не менее важны его искусст­во ведения допроса в судебном следствии, способность охватить схему рассматриваемого дела, увидеть в нем существенные взаимосвязи, поставить целенаправленные вопросы. Его будущая речь готовится уже в этой части судебного разбирательства. Бессодержательное же судебное следствие не может завершиться блестящей ре­чью в судебных прениях.

Психология деятельности прокурора в гражданском процессе.

Прокурор — должностное лицо органов прокура­туры. Он наделен полномочиями надзора за точным и единообразным исполнением законов всеми гражданами и должностными лицами, принимает меры к восстанов­лению нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций, дает заключение по вопросам, возника­ющим при рассмотрении дел, предъявляет иски, дает заключения по существу дела в целом по гражданским делам.

Специфика деятельности прокурора в гражданском процессе определяется предметом его деятельности, ее направленностью. Прокурор может выступать или как предъявитель иска (обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц), или вступать в дело для дачи заключения. В первом случае прокурор участвует в су­дебных прениях, подчиняется требованию равенства сто­рон. Во втором случае речь прокурора носит итоговый, обобщающий характер, его оценки даются от лица госу­дарства. Эти оценки должны быть всесторонне обоснован­ными и убедительными, иметь общесоциальное значение, давать основание для частных определений.

В случаях, когда иск предъявлен прокурором, в су­дебных прениях он выступает первым. Поддерживая иск, прокурор обосновывает необходимость его удовлетворения. В заключении он оценивает доказательства, приводит установленные, факты, делает вывод о не­обходимости применения соответствующей правовой нормы.

Если же прокурор не возбуждает иска, а вступает в дело лишь для дачи заключения, то он не участвует в прениях. В заключении прокурора в этом случае даются итоговые оценки, формулируется возможное и необходи­мое решение, обусловленное позицией государственного представителя. Прокурор акцентирует внимание суда на информации, являющейся основой для вынесения частно­го определения, анализирует причины данного гражданс­кого правонарушения.

Заключение прокурора должно отличаться убедитель­ностью аргументации, объективностью, полнотой и все­сторонностью. Речь прокурора в гражданском суде должна содействовать установлению объективной истины по делу. Она должна быть образцом судебно-профессиональной эти­ки, правовой и общей культуры. Все поведение прокуро­ра как представителя государства должно быть подчине­но строгой нравственной самодисциплине. Всем должно быть очевидно, что его интересы — интересы общества. Кате­горически недопустимы пренебрежительное, насмешли­вое, а тем более издевательское отношение к кому бы то ни было, пререкание с членами суда или адвокатами. Сверх­задача прокурора — укреплять престиж суда, всех су­дебных институтов.

Социальная ответственность выступления прокурора исключительно высока. Под ее впечатлением суд удаля­ется в совещательную комнату для вынесения решения.


Билет 11.

§

В уголовном судопроизводстве. Нравственным, правовым и психологическим устоем защиты является презумпция невиновности подзащит­ного. Стратегическая позиция определяется “слабыми местами” обвинения, разры­вами в системе доказательств. Тактика же защиты иногда корректируется и процессуальными нарушениями как на предварительном следствии, так и в суде.

Особый круг проблем возникает в связи с этикой по­ведения адвоката. Подзащитный доверяет адвокату сокро­венные стороны своей жизни, и адвокат призван точно определить допустимую меру обнародования интимных сторон его жизни.

Для достиже­ния целей уголовного судопроизводства в равной мере необходимы высококвалифицированное обвинение и столь же высококвалифицированная защита. Достижение ис­тины в судопроизводстве возможно лишь при сбалансиро­ванности этих двух его механизмов.

Законодательством предусмотрены две формы вступ­ления защитника в судебное рассмотрение уголовного дела — по соглашению и назначению. При соглашении за­щитник приглашается подсудимым (или его законными представителями). Подсудимый имеет право выбора и замены защитника. Если же защитник не при­глашен, суд обязан обеспечить участие защитника в рас­смотрении дела. Защитник занимает самостоятельное процессуальное положение. Он не свя­зан полностью с волей и позицией подзащитного, самосто­ятельно определяет направление и тактику защиты и выступает на суде от своего имени. Однако защитник и подзащитный согласовывают свои позиции. В психологи­ческом плане между ними возникают доверительные от­ношения, отношения позиционной солидарности. (Подобно­го рода отношения не могут возникнуть только при лож­ном самооговоре подсудимого.)

Защитник подвергает предъявленное обвинение скру­пулезному критическому анализу, помогает подсудимому занять наиболее правильную позицию. Подсудимый мо­жет отказаться от своего защитника даже в процессе су- дебных прений. Адвокат же не имеет права отказаться от подзащитного.

Основной этап деятельности защитника — речь в суде. Основываясь на материалах судебного следствия, за­щитник анализирует собранные доказательства, система­тизирует те из них, которые могут опровергнуть обвине­ние, предъявленное его подзащитному, либо смягчить его ответственность.

Характеризуя личность подзащитного, защитник де­лает экскурсы в проблемы поведения человека в обще­стве, затрагивает нюансы межличностных отношений в напряженных, стрессовых ситуациях. Это требует значи­тельной общепсихологической и социально-психологичес­кой подготовленности, глубокой ориентации в психологии поведения личности.

Адвокат призван обеспечить полноту защиты. Он дол­жен раскрыть все психологические обстоятельства совер­шенного деяния, которые могут вызвать снисхождение.

В ряде случаев поведение обвиняемого выступает в единой системе “обвиняемый — потерпевший”. Анализ существа дела в этих случаях невозможен без характери­стики потерпевшего. Поведение потерпевшего может быть виктимным — провоцирующим преступление. При этом необходим квалифицированный анализ мотивов, целей .и операциональных особенностей поведения потерпевшего, признаков его неправомерного поведения.

Защитная речь адвоката состоит из следующих час­тей: 1) вступление, 2) анализ фактических обстоятельств дела, 3) анализ личностных особенностей подзащитного, 4) анализ мотивов совершения деяния подзащитным, 5) за­ключение.

Часто речь адвоката с самого начала посвящается психологической характеристике подзащитного, сложным поведенческим обстоятельствам, в которых он оказался в силу тяжелого стечения жизненных обстоя­тельств.

Очень тщательно защитник анализирует особенности личности подзащитного, акцентуации его характера, по­вышенную реактивность на отдельные эмоциогенные для него ситуации, неудачно сложившиеся условия жизнеде­ятельности. Центральное место в характеристике личности под­защитного занимают анализ его мотивационной сферы, выяснение подлинного смысла действий данного челове­ка — к чему он стремился, чем руководствовался.

Только развернутая психологическая характеристика личности позволяет судить о ее виновности и степени ответственности за содеянное. Задача защитника — рас­крыть глубинные пласты человеческой психики.

В кратком заключении защитник подводит итог все­му сказанному, формулирует окончательные выводы. Он обра­щается к суду с просьбой об оправдании, либо о назна­чении минимального срока наказания, либо о применении к нему условного осуждения.

В гражданском судопроизводстве. Основное внимание он уделяет системе доказательств, правоте доверителя, обоснованию необходимости вынесения решения суда в его пользу. С этой целью он оценивает доказательства, обосновывает доказанность или недока­занность соответствующих фактов, возможность приме нения правовых норм. В гражданском судопроизводстве возможно участие адвоката в деле и в отсутствие дове­рителя. В отличие от уголовного процесса позиции адво­ката и его доверителя в гражданском процессе совпада­ют, доверитель определяет позицию для своего предста­вителя.

В речи адвоката должны быть оценены обстоятель­ства дела, доказательства, обосновано применение соот­ветствующей правовой нормы, даны предложения о ре­шении дела в пользу доверителя.

Речь адвоката по гражданскому делу состоит из сле­дующих структурных элементов: 1) вступление, установ­ление коммуникативного контакта с судебной аудиторией; 2) определение исходной позиции по рассматриваемому делу; 3) утверждение и обоснование фактических обстоя­тельств дела; 4) анализ доказательств, их систематизация и оценка; 5) определение правовой нормы, подлежащей применению для разрешения дела; 6) предложение о раз­решении дела; 7) предложение о вынесении частного оп­ределения; 8) заключительное обращение к судьям.

Гражданские дела обычно изобилуют большим коли­чеством разнородных фактов. В речи адвоката эти факты должны быть систематизированы — выделены факты пер­вого и всех последующих порядков.

Полемические элементы в судебных речах, произно­симых в гражданском суде, могут возникать по поводу достоверности доказательств и приводимых фактов, пра­вильности правовой оценки фактов. Критические доводы должны быть достаточно аргументированными.

Если доверитель сам желает участвовать в судебных прениях (в этом случае он выступает до своего адвоката), то адвокат должен помочь ему тактически правильно и юридически грамотно организовать выступление. В ряде случаев выступление доверителя на суде тактически не­целесообразно.

Билет 12.

Мотивация и мотивы.

Предпосылкой поведения человека, источником его деятельности является потребность.

Условия, необходимые для жизни и развития человека, делятся на группы:

а) условия, необходимые для жизни и развития человека как естественного организма (отсюда естественные или орга­нические потребности); б) условия, необходимые для жизни и разви­тия человека как индивидуума, как представителя человеческого рода (условия для общения, познания и труда); в) условия, необходимые для жизни и развития данного человека как личности, для удовлетво­рения широкой системы его индивидуализированных потребностей.

Потребность — необходимость выравнивания отклонений от парамет­ров жизнедеятельности, оптимальных для человека как биологического существа, индивида и личности.

Потребности определяют направленность психики данного чело­века, повышенную возбудимость ее к определенным сторонам дей­ствительности.

Потребности подразделяются на естественные и культурные. Куль­турные потребности подразделяются на материальные, материально-духовные (книги, предметы искусства и др,) и духовные. Потребности человека иерархизированы. Последовательность такая: 1)Физиологические потребности; 2) Потребность в безопасности; 3) Потребность в привязанностях; 4) Потребностьть в признании,уважении; 5) когнитивные потребности; 6) Потребность в самореализации. Все уровни взаимосвязаны, депривация одной из потребностей приводит к дефор­мации личностного поведения в целом. Так например, невозможность удовлетворить потребность в безопасности ведет к повышению уровня тревожности личности, к свертыванию ее возможностей в самореализа­ции; затруднение в удовлетворении физиологических потребностей ве­дет к понижению когнитивных потребностей и т.д.

Иерархия видоизменяется с развитием лич­ности, высшие ее уровни «вызревают» лишь к моменту достижения индивидом психологической зрелости. Но будучи сформированны­ми высшие уровни потребности, особенно потребности в самореали­зации, самоусовершенствовании, начинают играть системообразую­щую роль в системе потребностей. Автономизация же отдельных ее уровней ведет к сужению интересов личности, а в ряде случаев к асо­циальным способам их реализации.

Рефераты:  Курсовая работа: Финансовый контроль, его виды и основные методы -

У социализированной личности существует потребность в самооцен­ке, в понимании самого себя, смысла своего существования. Это имеет большое значение для его адаптации к окружающей среде.

Для нормального социального функционирования необходимо включение человека в деятель­ность, в которой он находил бы смысл своего существования. От­сюда вытекает потребность в тру­де, в труде творческом, в котором раскрывались бы основные спо­собности человека. Отсутствие этой фундаментальной челове­ческой потребности — основной показатель социальной деформа­ции личности.

Возникающая потребность вызывает мотивационное возбуждение соответствующих нервных центров, побуждающее организм к опре­деленному виду деятельности. При этом оживляются все необходи­мые механизмы памяти, обрабатываются данные о наличии внешних условий и на основе этого формируется целенаправленное действие.

Актуализированная потребность вызывает определенное нейрофизиологическое состояние — мотивацию.

Мотивация — обусловленое потребностью возбуждение определенных нервных структур (функциональных систем), вызывающих направлен­ную активность организма.

От мотивационного состояния зависит допуск в кору головного мозга тех или иных сенсорных возбуждений, их усиление или ослаб­ление. Эффективность внешнего стимула зависит не только от его объективных качеств, но и от мотивационного состояния организма (сытый организм не реагирует на самую привлекательную пищу).

Удовлетворение потребности снимает мотивационное напряжение и, вызывая положительную эмоцию, «ут­верждает» данный вид деятельности (включая его в фонд полезных действий). Неудовлетворение потребности вызывает отрицательную эмоцию, усиление мотивационного напряжения и вместе с этим — поисковой деятельности. Таким образом, мотивация — индивидуали­зированный механизм соотнесения внешних и внутренних факторов, оп­ределяющий способы поведения данного индивида.

В животном мире способы поведения определяются рефлекторным соотнесением внешней обстановки с актуальными, насущными орга­ническими потребностями. Так, голод вызывает определенные дей­ствия в зависимости от внешней ситуации.

В человеческой жизнедеятельности сама внешняя обстановка мо­жет актуализировать различные потребности. Так, в преступно опас­ной ситуации один человек руководствуется только органической потребностью самосохранения, у другого доминирует потребность выполнения гражданского долга, потребность оказания помощи дру­гим людям, у третьего — проявить удаль в схватке, отличиться и т.д.

Все формы и способы сознательного поведения человека определя­ются его отношениями к различным сторонам действительности. Моти­вационные состояния человека существенно отличаются от мотиваци-онных состояний животных тем, что они регулируются второй сигналь­ной системой — словом. К мотивационным состояниям человека отно­сятся установки, интересы, желания, стремления и влечения.

§

Вся нервная система делится на центральную и периферическую. К центральной нервной системе (ЦНС) относится головной и спинной мозг. От них по всему телу расходятся нервные волокна — периферическая нервная система (ПНС). Она соединяет мозг с органами чувств и с исполнительными органами — мышцами и железами.

Все живые организмы обладают способностью реагировать на физические и химические изменения в окружающей среде.

Стимулы внешней среды (свет, звук, запах, прикосновение и т.п.) преобразуются специальными чувствительными клетками (рецепторами) в нервные импульсы — серию электрических и химических изменений в нервном волокне. Нервные импульсы передаются по чувствительным (афферентным) нервным волокнам в спинной и головной мозг. Здесь вырабатываются соответствующие командные импульсы, которые передаются по моторным (эфферентным) нервным волокнам к исполнительным органам (мышцам, железам). Эти исполнительные органы называются эффекторами.

Основная функция нервной системы — интеграция внешнего воздействия с соответствующей приспособительной реакцией организма.

Структурной единицей нервной системы является нервная клетка — нейрон. Он состоит из тела клетки, ядра, разветвленных отростков — дендритов – по ним нервные импульсы идут к телу клетки – и одного длинного отростка — аксона — по нему нервный импульс проходит от тела клетки к другим клеткам или эффекторам.

Отростки двух соседних нейронов соединяются особым образованием — синапсом. Он играет существенную роль в фильтрации нервных импульсов: пропускает одни импульсы и задерживает другие. Нейроны связаны друг с другом и осуществляют объединенную деятельность.

ЦНС состоит из головного и спинного мозга.

Головной мозг подразделяется на ствол мозга и передний мозг. Ствол мозга состоит из продолговатого мозга и среднего мозга. Передний мозг подразделяется на промежуточный и конечный.

Все отделы мозга имеют свои функции.

Так, промежуточный мозг состоит из гипоталамуса — центра эмоций и витальных потребностей (голода, жажды), лимбической системы (ведающей эмоционально-импульсивным поведением) и таламуса (осуществляющего фильтрацию и первичную обработку чувственной информации).

У человека особенно развита кора больших полушарий — орган высших психических функций. Она имеет толщину 3—4 мм, а общая площадь ее в среднем равна 0,25 кв.м. Кора состоит из шести слоев. Клетки коры мозга связаны между собой. Их насчитывается около 15 миллиардов.

Различные нейроны коры имеют свою специфическую функцию. Одна группа нейронов выполняет функцию анализа (дробления, расчленения нервного импульса), другая группа осуществляет синтез, объединяет импульсы, идущие от различных органов чувств и отделов мозга (ассоциативные нейроны). Существует система нейронов, удерживающая следы от прежних воздействий и сличающая новые воздействия с имеющимися следами.

По особенностям микроскопического строения всю кору мозга делят на несколько десятков структурных единиц — полей, а по расположению его частей — на четыре доли: затылочную, височную, теменную и лобную.

Кора головного мозга человека является целостно работающим органом, хотя отдельные его части (области) функционально специализированы (затылочная область коры осуществляет сложные зрительные фун­кции, лобно-височная — речевые, височная — слуховые, лобная – двигательные).

Все отделы коры мозга взаимосвязаны; они соединены и с нижележащими отделами мозга, которые осуществляют важнейшие жизненные функции. Подкорковые образования, регулируя врожденную безусловно-рефлекторную деятельность, являются областью тех процессов, которые субъективно ощущаются в виде эмоций (они, по выражению И.П. Павлова, являются «источником силы для корковых клеток»).

В мозгу человека имеются все те структуры, которые возникали на различных этапах эволюции живых организмов. Это свидетельствует об общем происхождении человека и животных. По мере усложнения организации животных на различных ступенях эволюции значение коры головного мозга все более и более возрастает.

Основной механизм нервной деятельности рефлекс — реакция организма на внешнее или внутреннее воздействие при посредстве центральной нервной системы.

Термин «рефлекс» введен в физиологию французским ученым Рене Декартом в XVII веке. Для объяснения психической деятельности он был применен в 1863 году основоположником русской материалистической физиологии М.И. Сеченовым. Развивая учение И.М. Сеченова, И.П. Павлов экспериментально исследовал особенности функционирования рефлекса.

Все рефлексы делятся на две группы: условные и безусловные.

9.) Безусловные рефлексы — врожденные реакции организма на жизненно важные раздражители (пищу, опасность и т.п.). Они не требуют каких-либо условий для своей выработки (рефлекс мигания, выделение слюны при виде пищи).

Это природный запас готовых, стереотипных реакций организма. Они возникли в результате длительного эволюционного развития данного вида животных. Одинаковы у всех особей одного вида; это физиологический механизм инстинктов.

Условные рефлексы — физиологический механизм приспособления организма к изменяющимся условиям среды.

Условные рефлексы — это такие реакции организма, которые не являются врожденными, а вырабатываются в различных прижизненных условиях. Они возникают при условии постоянного предшествования различных явлений тем, которые жизненно важны для животного. Если же связь между этими явлениями исчезает, то условный рефлекс угасает (рычание тигра в зоопарке, не сопровождаясь его нападением, перестает пугать других животных).

Итак, деятельность мозга является отражением внешних воздействий как сигналов для тех или иных приспособительных действий.

Механизмом наследственного приспособления являются безусловные рефлексы, а механизмом идивидуально изменчивого приспособления являются условные рефлексы, сложные комплексы функциональных систем.

Принципы и законы высшей нервной деятельности (ВНД).

Деятельность коры головного мозга подчинена ряду принципов и законов. Основные из них впервые были установлены И.П. Павловым. В настоящее время некоторые положения павловского учения уточнены, развиты, а отдельные из них пересмотрены. Однако для овладения основами современной нейрофизиологии необходимо ознакомиться с фундаментальными положениями павловского учения.

Аналитико-синтетический принцип ВНД. Как установлено И.П. Павловым, это основной фундаментальный принцип работы коры больших полушарий головного мозга. Ориентация в окружающей среде связана с вычленением отдельных ее свойств, сторон, признаков (анализ) и объединением, связью этих признаков с тем, что является полезным или вредным для организма (синтез). Синтез, как отмечал И.П. Павлов, — это замыкание связей, а анализ — это все более тонкое отчленение одного раздражителя от другого.

Аналитико-синтетическая деятельность коры головного мозга осуществляется взаимодействием двух нервных процессов: возбуждения и торможения. Эти процессы подчинены следующим законам.

Закон иррадиации возбуждения. Очень сильные (так же, как и очень слабые) раздражители при длительном воздействии на организм вызывают иррадиацию — распространение возбуждения по значительной части коры больших полушарий.

Только оптимальные раздражители средней силы вызывают строго локализированные очаги возбуждения, что и является важнейшим условием успешной деятельности.

Закон концентрации возбуждения. Возбуждение, распространившееся из определенного пункта по другим зонам коры, с течением времени сосредоточивается в месте своего первичного возникновения. Этот закон лежит в основе главного условия нашей деятельности — внимания (сосредоточенности сознания на определенных объектах деятельности). При концентрации возбуждения в определенных участках коры мозга происходит его функциональное взаимодействие с торможением, это и обеспечивает нормальную аналитико-синтетическую деятельность.

Закон взаимной индукции нервных процессов. На периферии очага одного нервного процесса всегда возникает процесс с обратным знаком.

Если в одном участке коры сконцентрирован процесс возбуждения, то вокруг него индуктивно возникает процесс торможения. Чем интенсивнее сконцентрированное возбуждение, тем интенсивнее и шире распространен процесс торможения.

Наряду с одновременной индукцией существует по

10.) следовательная индукция нервных процессов — последовательная смена нервных процессов в одних и тех же участках мозга.

Только нормальное соотношение процессов возбуждения и торможения обеспечивает поведение, адекватное (соответствующее) окружающей среде. Нарушение баланса между этими процессами, преобладание одного из них вызывает значительные нарушения в психической регуляции проведения. Преобладание торможения, недостаточное взаимодействие его с возбуждением приводит к снижению активности организма (вплоть до сна наяву). Преобладание возбуждения может выразиться в беспорядочной хаотической деятельности, излишней суетливости, снижающей результативность деятельности. Процесс торможения — это активный нервный процесс. Он ограничивает и направляет в определенное русло процесс возбуждения, содействует сосредоточению, концентрации возбуждения.

Торможение бывает внешним и внутренним. Если на животное внезапно подействует какой-либо новый сильный раздражитель, то прежняя деятельность животного в данный момент затормозится. Это внешнее (безусловное) торможение. Возникновение очага возбуждения по закону отрицательной индукции вызывает торможение других участков коры.

Одним из видов внутреннего или условного торможения является угасание условного рефлекса, если он не подкрепляется безусловным раздражителем (угасательное торможение). Оно вызывает прекращение ранее выработанных реакций, если они в новых условиях становятся бесполезными.

Торможение возникает и при чрезмерном перевозбуждении мозга. Оно защищает нервные клетки от истощения. Этот вид торможения называется охранительным торможением.

На внутреннем виде торможения основана аналитическая деятельность коры мозга, способность различать близкие по своим свойствам предметы и явления. Например, при выработке у животного условного рефлекса на эллипс оно вначале реагирует и на эллипс и на круг. Происходит генерализация, первичное обобщение сходных раздражителей. Но, если постоянно сопровождать предъявление эллипса пищевым раздражителем и не подкреплять предъявление круга, то животное постепенно начинает отчленять (дифференцировать) эллипс от круга (реакция на круг затормаживается). Этот вид торможения, лежащий в основе анализа, дифференцирования, называется дифференцированным торможением. Оно уточняет действия животного, делает его более приспособленным к окружающей среде.

Системность в работе коры головного мозга (динами

10.) ческий стереотип). Опыты показывают, что если у собаки выработать ряд рефлексов на разные раздражители, которые повторяются в определенной последовательности, то со временем животное воспроизводит всю систему ответных реакций при воздействии лишь одного первоначального раздражителя. Это устойчивое закрепление определенной последовательности реакций называется динамическим стереотипом (от греч. «stereos» — твердый и «typos» — отпечаток).

Организм приспосабливается к стереотипно повторяющимся внешним воздействиям выработкой системы реакций. Динамический стереотип — физиологическая основа многих явлений психической деятельности человека (навыков, привычек, приобретенных потребностей и др.) Комплекс динамических стереотипов представляет собой физиологическую основу устойчивых особенностей поведения личности.

Динамический стереотип является выражением особого принципа работы мозга — системности – на сложные комплексные воздействия среды мозг реагирует не как на ряд отдельных изолированных раздражителей, а как на целостную систему. Внешний стереотип — закрепленная последовательность воздействий отражается во внутреннем нервно-динамическом стереотипе. Внешними стереотипами являются все целостные предметы и явле­ния (они всегда представляют определенную совокупность призна­ков): привычная обстановка, последовательность событий, уклада жизни и т.д.

Ломка привычного стереотипа всегда является тяжелым нервным напряжением (субъективно это выражается в тоске, унынии, нервозности, раздражительности и т.п.). Как ни сложна ломка старого стереотипа, новые условия формируют новый стереотип (поэтому он и назван динамическим). В результате многократного функционирования он все более и более закрепляется и в свою очередь становится все более трудноизменяемым.

Динамические стереотипы особенно устойчивы у пожилых людей и у лиц со слабым типом нервной деятельности, с пониженной подвижностью нервных процессов.

Привычная система действий, вызывая облегчение нервного труда, субъективно ощущается в виде положительных эмоций. «Процессы установки стереотипа, довершения установки, поддержки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства».

Типологические особенности высшей нервной деятельности (ВНД).

В опытах с животными И.П. Павлов установил, что у некоторых животных положительные условные рефлексы образуются быстро, а тормозные медленно. У других животных, наоборот, положительные условные рефлексы вырабатываются медленно, а тормозные быстрее. У третьей группы животных и те и другие рефлексы вырабатываются легко и прочно закрепляются. Было установлено, что действие тех или иных раздражителей зависит не только от их качества, но и от типологических особенностей ВНД имеется в виду динамика протекания нервных процессов (возбуждения и торможения) у отдельных индивидуумов. Она характеризуется следующими тремя типологическими свойствами:

1) силой нервных процессов — работоспособностью нервных клеток при возбуждении и торможении;

2) уравновешенностью нервных процессов — соотношением между силой процессов возбуждения и торможения, их сбалансированностью или преобладанием одного процесса над другим;

3) подвижностью нервных процессов — скоростью смены процессов возбуждения и торможения.

В зависимости от сочетания этих свойств выделяются 4 типа ВНД.

Первый тип характеризуется повышенной силой нервных процессов, их уравновешенностью и высокой подвижностью (живой тип).

Второй тип характеризуется повышенной силой нервных процессов, но они не уравновешены, возбудительный процесс преобладает над тормозным, процессы эти подвижны (безудержный тип).

Третий тип характеризуется повышенной силой нервных процессов, их уравновешенностью, но малой подвижностью (спокойный тип).

Четвертый тип характеризуется пониженной силой нервных процессов, пониженной их подвижностью (слабый тип).

Т. е. типом ВНД является определенное сочетание устойчивых свойств возбуждения и торможения, характерных для ВНД того или иного индивидуума.

Различные типы ВНД лежат в основе четырех темпераментов: сангвинического, холерического, флегматичес­кого, меланхолического.

Сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов обеспечивают более быстрое и эффективное приспособление к обстановке. Если сила нервных процессов недостаточна, то организм страдает от сильных внешних воздействий и неадекватно реагирует на их действие (преувеличивается их значение, возникают срывы нервной деятельности, неврозы).

При недостаточной подвижности нервных процессов

11.) организм не может быстро приспособиться к измененным условиям, для него особенно болезненна ломка стереотипа; она нередко вызывает невротические состояния. Но, как показали исследования И.П. Павлова, сила и подвижность нервных процессов могут возрастать под влиянием тренировки, воспитания, соответствующих условий жизни. Природные конституционные особенности организма могут быть изменены — такой оптимистичный вывод сделал И.П. Павлов, исходя из научно-экспериментальных данных.

Особенности ВНД человека

Рассмотренные выше принципы и закономерности ВНД являются общими для животных и для человека. Однако ВНД человека существенно отличается от ВНД животных. У человека в процессе его общественно-трудовой деятельности возникает и достигает высокого уровня развития принципиально новая сигнальная система.

Первая сигнальная система действительности — это система наших непосредственных ощущений, восприятий, впечатлений от конкретных предметов и явлений окружающего мира. Слово (речь) — это вторая сигнальная система (сигнал сигналов). Она возникла и развивалась на основе первой сигнальной системы и имеет значение лишь в тесной взаимосвязи с ней.

Благодаря второй сигнальной системе (слову) у человека более быстро, чем у животных, образуются временные связи, ибо слово несет в себе общественно выработанное значение предмета. Временные нервные связи человека более устойчивы и сохраняются без подкрепления в течении многих лет.

Слово является средством познания окружающей действительности, обобщенного и опосредованного отражения существенных ее свойств. И.II. Павлов: со словом «вводится новый принцип нервной деятельности — отвлечение и вместе с тем обобщение бесчисленных сигналов — принцип, обусловливающий безграничную ориентировку в окружающем мире и создающий высшее приспособление человека — науку».

Действие слова в качестве условного раздражителя может иметь такую же силу, как непосредственный первосигнальный раздражитель. Под влиянием слова находятся не только психические, но и физиологические процессы (это лежит в основе внушения и самовнушения).

Вторая сигнальная система имеет две функции — коммуникативную (она обеспечивает общение между людьми) и функцию отражения объективных закономерностей. Слово не только дает наименование предмету, но и содержит в себе обобщение.

Ко второй сигнальной системе относится слово слышимое, видимое (написанное) и произносимое.

Существует 4 типа ВНД (см. выше). Но у людей име

11.) ются специфические типологические особенности, связанные со второй сигнальной системой. У всех людей вторая сигнальная система преобладает над первой. Степень этого преобладания неодинакова. Это дало И.П. Павлову основание разделить ВНД человека на три типа:

1) мыслительный: К мыслительному типу относятся лица со значительным преобладанием второй сигнальной системы над первой. У них более развито абстрактное мышление (математики, философы); непосредственное отражение действительности происходит у них в недостаточно ярких образах.

2) художественный: К художественному типу относятся люди с меньшим преобладанием второй сигнальной системы над первой. Им присущи живость, яркость конкретных образов (художники, писатели, артисты, конструкторы, изобретатели и др.).

3) средний (смешанный): тип людей занимает промежуточное положение между двумя первыми.

Чрезмерное преобладание второй сигнальной системы, граничащее с отрывом ее от первой сигнальной системы, является нежелательным качеством человека.

«Нужно помнить, — говорил И.П. Павлов, — что вторая сигнальная система имеет значение через первую сигнальную систему и в связи с последней, а если она отрывается от первой сигнальной системы, то вы оказываетесь пустословом, болтуном и не найдете себе места в жизни».

У людей с чрезмерным преобладанием первой сигнальной системы, как правило, менее развита склонность к абстрагированию, теоретизации.

Итак, выше были рассмотрены основные положения учения И.П. Павлова о ВНД. Многие из этих положений не утратили своей значимости и в наши дни. Однако некоторые из них были уточнены и развиты далее учениками и последователями великого физиолога.

Современные исследования ВНД характеризуются развитием интегрального подхода к изучению целостной работы мозга.

§

Понятие о характере. В поведении и деятельности человека проявля­ются самые различные психические особенности. Одни из них не су­щественны, не влияют на поведение и деятельность человека. Другие инляются существенными в определенном отношении, но не имеют чначения для всего поведения человека (например, особенности вос­приятия, внимания, памяти и т.д.).

В психике человека существует и такая совокупость устойчивых су­щественных свойств, которая проявляется во всех видах деятельности.

Характер — приобретенные в конкретных социальных условиях об­щие способы взаимодействия личности со средой, составляющие тип ее жизнедеятельности.

В переводе с греческого языка слово «характер» означает «чертить», «оставлять оттиск», а в переносном значении — отчетливо выражен­ные общие черты поведения.

Своеобразие характера каждого человека определяется его направ­ленностью (устойчивой мотиваицонной сферой личности) и особеннос­тями осуществления деятельности ~ волевыми качествами.

Черты и типы характера. Характер является индивидуально-типоло­гическим сочетанием ценностных ориентации и регуляционных особен­ностей личности.

Различаются черты характера и типы характеров.

Классификация черт характера

Все многообразие проявлений характера подразделяется на четыре группы по следующим основаниям:

♦ направленность индивида, система его отношений в социуме:

♦ особенности волевой регуляции;

♦ эмоциональные особенности;

♦ интеллектуальные особенности

Черты характера выражаются в отдельных общих особенностях по-педения, а тип характера — в общих способах взаимодействия со средой. Многообразные черты характера объединяются в следующие группы.

1. Волевые черты характера — устойчивые индивидуально-типо­логические особенности сознательной, понятийно-опосредованной регуляции деятельности и поведения. К ним относятся: целенаправ­ленность, самостоятельность, решительность, настойчивость и др.

Целенаправленность — способность выдвигать на передний план ге мотивы поведения, которые связаны с основными принципами и целями личности,

Выдвижение в определенный период жизнедеятельности основной цели и подчинение ей своего поведения является целеустремленностью.

Самостоятельность — способность подчинять поведение собствен­ным взглядам, принципам и убеждениям, это относительная незави­симость от разнообразия требований различных малых групп; крити­ческая оценка советов и указаний. С этой чертой характера не следует смешивать негативизм — противодействие любому воздействию, ис­ходящему от других людей. Склонность к необоснованному противо­действию любым влияниям, так же как и повышенная внушаемость, является признаком слабоволия.

Самостоятельность предполагает инициативность в выдвижении целей, нахождение способов и средств их достижения.

Самостоятельность предполагает также повышенную активность личности, которую не следует смешивать с суетливостью, когда за повышенной экспрессивностью личности, многословием, излишней подвижностью скрывается бессодержатиельность поведения. Если активность — это потребность осуществлять действия, необходимые в данный момент, то суетливость — неуместная активность.

Решительность — способность в трудных, конфликтных обстоятель­ствах своевременно принимать обоснованное, устойчивое решение и приводить его в исполнение. Противоположным отрицательным ка­чеством является нерешительность, проявляющаяся в излишних ко­лебаниях, в затягивании принятия решения или в излишней поспеш­ности решения, когда человек стремится избежать напряжения, свя­занного с борьбой мотивов.

Решительность проявляется также и в способности человека прекра­тить выполнение действия при изменении обстановки, когда оно пере­стает быть целесообразным. Решительность связана с уверенностью че­ловека, с наличием у него устойчивой ориентационной основы.

Настойчивость — способность к достижению поставленной цели через преодоление значительных трудностей, выносливость к мораль­ному и физическому напряжению, стойкое отношение к неудачам и даже поражениям, упорный поиск новых средств достижения ранее поставленной цели. Во многих случаях настойчивость связана с толе­рантностью, терпеливостью человека — способностью длительного противостояния неблагоприятным воздействиям и противодействию со стороны других людей.

Выдержка и самообладание — способность контролировать свое по­ведение в сложных конфликтных условиях, способность воздержи­ваться от ненужных действий, сдерживать свои эмоции и чувства, не допускать импульсивных действий, регулировать свое настроение, не терять присутствия духа в трудных и даже опасных ситуациях, стойко переносить лишения, неудачи, физические страдания. Это качество имеет существенное значение для высокоморального поведения.

Смелость — способность к самообладанию в опасных ситуациях, готовность и умение достигать цели, несмотря на опасность.

Мужество — способность к проявлению смелости в крайне опас­ных для жизни условиях, готовность во имя достижения высоких це­лей к самопожертвованию. Противоположными отрицательными ка­чествами являются трусость, малодушие — гипертрофированная бо­язнь за свою жизнь и благополучие, пренебрежение принципами и моральными чувствами в опасных ситуациях.

Дисциплинированность — способность подчинять поведение пра­вилам, нормам, требованиям общества в целом и отдельных соци­альных групп; способность проявлять большие усилия для <::шлу-пле-ю выполнения этих требований.

Различное сочетание волевых качеств определяет волевой склад ха­рактера личности. Основными особенностями волевого склада лич­ности являются:

цельность характера — устойчивость позиций и взглядов личности и различных ситуациях, согласованность слов и поступков;

сила характера — эргичность (энергичность и выносливость) че­ловека, его способность к длительному напряжению, к преодолению трудностей в напряженных ситуациях;

твердость характера — сила характера в сочетании с принципи­альностью;

уравновешенность — оптимальное соотношение активности и сдер­жанности, ровность поведения, использование всех своих возможно­стей в любых условиях.

2. Эмоциональные черты характера — устойчивые идивидуально-тигюлогические особенности непосредственного, спонтанного регу­лирования поведения.

По эмоциональным качествам различаются натуры: эмоционально-«печатлительные (повышенная эмоциональная реактивность), сентимен­тальные (повышенная пассивно-созерцательная эмоциональность), страстные, экспрессивные (повышенная эмоциональность, связанная с бурной, стремительной деятельностью), малоэмоциональные (эмоции не играют значительной роли в деятельности).

Важнейшей эмоциональной особенностью является преобладаю­щее настроение человека, его эмоциональная устойчивость.

Наряду с эмоциями черты характера личности определяются осо­бенностями чувств. Широта и глубина устойчивых чувств, их действен­ность и гармоничное сочетание с интеллектуальной и волевой сфе­рой — важнейшая характерологическая особенность личности.

3. Интеллектуальные черты характера — устойчивые индивидуаль­но-типологические особенности умственных способностей.

По интеллектуальным качествам различаются натуры с теорети­ческим или практическим складом ума, с различной степенью гибко­сти и глубины интеллекта, быстротой протекания мыслительных про­цессов, с разной способностью к творческому преобразованию эле­ментов опыта; к самостоятельности в постановке и решении новых проблем. Среди качеств, характеризующих интеллектуальный склад –продуктивность ума, его оригинальность, ясность.

Наиболее чувствительным периодом формирования базо­вых качеств характера является возраст от 2 до 10 лет. Этот период жизни человека связан с интенсивным процессом его социализации на основе подражания социально одобряемым эталонам поведения. Положительный пример является здесь важнейшим средством фор­мирования характера.

В формировании характера проявляются закономерности функцио­нирования навыков и привычек: механизм переноса навыков, их упроч­нения в результате систематического функционирования, противодей­ствия упрочившихся навыков формированию новых (интерференция). В поведенческом опыте индивида могут накапливаться как адаптив­ные, так и дезадаптивпые формы поведения.

*Половая идентификация — самоотнесение индивида к определенному полу — связана с его половой социализа­цией, развитием соответствующего полового самосознания, овладе­нием социально-половой ролью. Половое самосознание индивида формируется в социальной среде, которая подкрепляет «правильное» половое поведение и порицает возможные отклонения.

Полоролевые нормы, система мужских и женских стереотипов пове­дения формирую]’у человека «образ мужчины» пли «образ женщины». Первичная половая самондентнфикацпя формируется уже к 2 годам, а в 6-7 лет интенсивно формируются половые установки, проявля­ющиеся в выборе игр, стиле поведения, половой сегрегации (формиро­вание общностей одного пола).

Дефекты полоролевой социализации, недостатки полового воспи­тания могут вызвать отклонения в поведении индивида (транссексуа­лизм, гомосексуализм и др.)

Какие психологические особенности связаны с половой принад­лежностью индивида? Научных данных по этой проблеме пока еще крайне недостаточно. Некоторые исследователи считают, что девочки в общей массе превосходят мальчиков в речевых способностях, а маль­чики имеют преимущество в зрптелыю-прострапствеппых способно­стях, мужчины более агрессивны и неустойчивы, чем женщины, их интеллект более аналитичен.

Девочки и женщины лучше справляются с рутинными однослож­ными видами деятельности. Восприятие облика человека женщинами более детализировано, эмоционально они чувствительнее мужчин. Психика женщины более обусловлена наследственностью, психика мужчины — влиянием среды.

Высказываются мнения о половых различиях внушаемости, тре­вожности, соревновательности и доминантности. Для женщин более характерен эмоционально-экспрессивный стиль поведения, для муж­чин — предметно-инструментальный.

Более высокие уровни культурного развития общества характери­зуются тенденцией к преодолению противопоставления мужчин и женщин. Равенство мужчин и женщин в общественном производстве, овладение женщинами «мужскими» профессиями ведет к формиро­ванию у них и соответствующих психических качеств. Однако это по­рождает некоторую неопределенность полоролевых ожиданий, ломку традиционных стереотипов половых ролей, что может вызвать конф­ликтность межличностных отношении.

§

1. Ощущение — психически и процесс непосредственного, чувственного отражения элементарных (физических и химических) свойств действительности; чувствительность человека к сенсорным воздей­ствиям среды. Вся сложная психическая деятельность человека бази­руется на ощущениях. Ощущение является элементарным, но базовым психическим процессом. Оно не пассивный отпечаток физических свойств действительности, а активный психический процесс взаимо­действия человека с миром.

В ощущениях отражаются не только специфические свойства пред­метов и явлений, но и их интенсивность, продолжительность и про­странственная локализация. Ощущения человека взаимосвязаны, ас­социированы так же, как связаны между собой и различные свойства действительности.

Процесс непрерывного приема и анализа информации о физико-химических характеристиках внешней среды и внутренних состояни­ях организма осуществляется посредством анализаторов. Информа­ция, получаемая анализаторами, называется сенсорной (от лат. sensus — чувство), а процесс ее приема и первичной переработки — сенсорной деятельностью.

Каждый орган чувств (глаз, ухо, чувствительные клетки кожи, вку­совые сосочки языка) специализирован на приеме и переработке раз­личных специфических внешних воздействий.

Основная часть каждого органа чувств, окончания чувствующего нерва, — рецепторы (от лат. receptor — принимающий). Они превращают энергию внешнего раздражителя в нервный импульс. Ощуще­ние — акт перехода внешнего воздействия и факт сознания.

2. В зависимости от расположения рецепторов все ощущения де­лятся на три группы:

♦ к первой группе относятся ощущения, связанные с рецепторами, находящимися па поверхности тела, — зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и кожные; это экстерорецептивные ощу­щения;

♦ ко второй группе относятся интерорецептивные ощущения; они связаны с рецепторами, находящимися во внутренних органах (органические ощущения);

♦ к третьей группе относятся кинеетезнческие (двигательные) и статические ощущения, рецепторы которых находятся в мыш­цах, связках и вестибулярном аппарате; это — проприорецептивные ощущения (от лат. propnus – собственный), ощущения соб­ственных движений и пространственного положения тела.

В зависимости от разновидности анализатора различаются следу­ющие виды ощущений: зрительные, слуховые, кожные, обонятельные, вкусовые, кинестезические, статические, вибрационные, органические, болевые.

Ощущения подразделяются также на дистантные (отражение свойств удаленных объектов) и контактные.

Общие психофизиологические закономерности ощущений

Работа каждого анализатора имеет специфические закономерности. Наряду с этим все виды ощущении подчинены общим психофизиоло­гическим закономерностям. К ним относятся:

♦ пороги чувствительности;

♦ адаптация;

♦ сенсибилизация;

♦ контраст ощущений;

♦ синестезия.

1. Пороги чувствительности — это ее предельные возможности. Диапазон пашей чувствительности ограничен нижним и верхним аб­солютными порогами:

♦ минимальная интенсивность раздражения, необходимая для воз­никновения едва заметного ощущения, называется абсолютным нижним порогом ощущения;

верхний абсолютный порог ощущений — ото максимальная вели­чина раздражения, дальнейшее увеличение которой вызывает болевые ощущения или исчезновение ощущения.

Наряду с абсолютной различается относительная чувствитель­ность — чувствительность к изменению интенсивности воздействия. Относительная чувствительность измеряется порогом различения (разно­стным порогом) -минимальным различием в силе двух однотипных раздражителе/!, необходимым для изменения интенсивности ощущения.

Различается оперативные пороги ощущений – величина сигнала, при которой точность и скорость его различения достигают максиму­ма (эта величина на порядок больше, чем величина нижнего порога).

2. Изменение чувствительности анализатора в результате его приспособления к силе по продолжительности действующего раздражителя называется адаптацией.

Разные анализаторы имеют различные скорость и диапазон адаптации. Адаптация к одним раздражителям происходит быстрее, к дру­гим — медленнее: быстрее адаптируются обонятельные и тактильные анализаторы, медленнее — слуховой, вкусовой и зрительный анализаторы.

3. Повышение чувствительности анализаторов под влиянием внут­ренних (психических) факторов называется сенсибилизацией.

Сенсибилизация, обострение чувствительности, может быть вызвана:

♦ взаимодействием ощущений;

♦ физиологическими факторами;

♦ ожиданием того пли иного воздействия, его значимостью, специ­альной установкой па различение определенных раздражителей;

♦ упражнением, опытом.

У людей, лишенных какого-либо вида чувствительности, этот недо­статок компенсируется (возмещается) за счет повышения чувствитель­ности других органов (например, повышение слуховой и обонятельной чувствительности у слепых). Это так называемая компенсаторная сен­сибилизация.

Сильное возбуждение одних анализаторов понижает чувствитель­ность других. Это явление называется десенсибилизацией.

4. Одно из проявлении взаимодействия ощущении — их контраст­ное взаимодействие. Контраст ощущений — повышение чувствительности к одним свой­ствам под влиянием других, противоположных свойств действитель­ности. Так, одна и та же фигура одного цвета на светлом фоне кажется серой, а на черном — белой.

5. Синестезия (от греч. sinaisthcsis — совместное ощущение) – ас­социативное (фантомное) шюмодальное ощущение, сопутствующее реальному (вид желтого лимона вызывает ощущение кислого).

Особенности отдельных видов ощущений

1. Зрительные ощущения. Для возникновения зрительных ощуще­ний необходимо воздействие электромагнитных волн на зрительный рецептор— сетчатку глаза, скопление фоточувствительных нервных клеток, расположенных на дне глазного яблока.

Ощущаемые человеком цвета делятся на хроматические и ахроматические — бесцветные (черный, белый и промежуточные оттенки серого цвета).

Световые (электромагнитные) волны разной длины вызывают раз­ные цветовые ощущения. Цвет — это психическое явление, ощуще­ние человека, вызываемое различной длиной электромагнитных из­лучений.

Существует трехкомпопеитпая теория цветового зрения, согласно которой все многообразие цветовых ощущений возникает в результа­те работы лить трех видов дветовоспринимнющпх рецепторов крас­ного, зеленого и синего.

Для зрительного возбуждения характерна некоторая инертность. Это является причиной кратковременного (0,25 с) сохранения следа све­тового раздражения после прекращения воздействия раздражителя.

Цвет каждого объекта характеризуется теми лучами светового спек­тра, которые объект отражает.

2. Слуховые ощущения. Работа слухового анализатора не менее сложна и важна, чем работа зрительного анализатора. По этому кана­лу идет основной поток речевой информации .

Слуховой анализатор чувствителен к высоте, силе и тембру звука.

Человек не ощущает звуки низких частот (инфразвуки). Однако подпороговые низкочастотные звуки влияют на психическое состоя­ние человека.

Звуки, лежащие за верхним порогом звуковой чувствительности (то есть свыше 20 тыс. Гц), называются ультразвуками. Животным дос­тупны ультразвуковые частоты в 60 и даже 100 тыс. Гц. В нашей речи обнаруживаются звуки до 140 тыс. Гц. Можно предположить, что они воспринимаются нами на подсознательном уровне и несут в себе эмо­циональную информацию.

Интенсивность слухового ощущения — громкость — зависит от ин­тенсивности звука, то есть от амплитуды колебаний источника звука и от высоты звука.

Кроме звуковысотной чувствительности существуют нижние и вер­хние пороги чувствительности к силе звука.

Тактильные ощущения — ощущения прикосновения. Тактильные рецепторы наиболее многочисленны па кончиках пальцев и языка.

Кинестетические (двигательные) ощущения, Наши движения свя­заны с кинестетическими ощущениями.

Статическое ощущение — ощущение положения тела в пространстве относительно направления силы тяжести, ощущение равновесия. Рецеп­торы этих ощущений (гравнторепепторы) находятся во внутреннем ухе.

Вибрационные ощущения возникают в результате отражения ко­лебаний от 15 до 1500 Гц в упругой среде. Эти колебания отражаются всеми частями тела. Вибрации для человека утомительны и даже бо­лезненны, многие из них недопустимы.

Обонятельные ощущения возникают в результате раздражения ча­стицами пахучих веществ, находящихся в воздухе, слизистой оболоч­ки носовой полости, где находятся обонятельные клетки.

Вкусовые ощущения. Все многообразие вкусовых ощущений состоит ул комбинации четырех вкусов: горького, соленого, кислого и сладкого.

Рецепторами вкусовых ощущений являются нервные окончания, расположенные на поверхности языка, — вкусовые сосочки. Они рас­положены на поверхности языка неравномерно.

Температурные ощущения возникают от раздражения терморецеп­торов кожи. Существуют отдельные рецепторы для ощущения тепла и холода.

Болевые ощущения вызываются механическими, температурными и химическими воздействиями, достигшими сверхпороговой интен­сивности.

Органические ощущения — ощущения, связанные с интерорецепорами, расположенными во внутренних органах. К ним относятся ощущения сытости, голода, удушья, тошноты и др.

4. Сенсорная организация личности. Присущие индивиду уровни развития отдельных видов его чувствительностн и особенности их си­стемного функционирования называются сенсорной организацией лич­ности. У каждого человека имеются анатомо-физиологические предпо­сылки (задатки) для развития определенных сенсорных способностей. Отдельные люди — экстрасенсы ~ обладают феноменальной чувстви­тельностью. С развитием сенсорной культуры личности связаны ее способности реагировать на гармонию красок, запахов и звуков.

Потребность в гармонизированных сенсорных воздействиях — одна из основных потребностей человека. Длительная сенсорная депривация (лишение чувственных воздействий) вызывает у человека пси­хическое расстройство. Б постоянном потоке нервных импульсов, по­ступающих в мозг от органов чувств, осуществляется живая связь каждого человека с внешним миром.

§

Восприятие-непосредственное, чувственное отражение пред­метов и явлений в целостном виде в результате осознания, их опозна­вательных признаков.

Образы восприятия построены на основе различных ощущений. Однако они не сводятся к простой сумме этих ощущений. Восприятие связано с опознанием, пониманием, осмыслением предметов, явлений, с отнесением их к определенной категории по соответствующим при­знакам, основаниям.

Привычные объекты воспринимаются одномоментно (симультанно), малознакомые– поэтапно (сукцессивно).

Восприятие осуществляется посредством действия.

Результатив­ность восприятия зависит от того, какие признаки объекта будут выделены субъек­том в качестве исходных опорных элементов.

Составной частью каждого акта восприятия являют­ся двигательные процессы (движе­ние глаза по контуру предмета, движение руки по поверхности предмета, движение гортани, вос­производящее слышимый звук).

Нейрофизиологические основы восприятия

Механизмом (физиологическим) восприятия является комплексная деятельность анализаторов.

Поскольку в процессе восприятия устанавливаются отношения меж­ду частями и свойствами предмета, то одним из физиол. меха­низмов восприятия является образование условных рефлексов на отно­шения. Если на анализатор постоянно воздействует система раздражителей, то ответная ре­акция начинает зависеть не от отдельного раздражителя, а от связи раздражителей, их соотношений.

Одним из основных физиологических механизмов восприятия яв­ляется образование динамического стереотипа, а также установление условно-рефлекторных связей между анализаторами.

Восприятие человека всегда связано с деятельностью второй сиг­нальной системы.

Классификация восприятий:

1)в зависимости от модальности рецеп­торов: зрительные, слуховые и осязательные восприятия.

2)сложные виды восприятий: восприятие пространства и времени.

3)в зависимости от участия воли, целенаправленности: непроизвольное (непреднамеренное, не связанное с волевым напряжением и заранее поставленной целью) и преднаме­ренное (целенаправленное), произвольное.

4)в зависимости от специ­фики объекта отражения (восприятие величины и формы предмета, объемности и удаленности; восприятие человека человеком, воспри­ятие речи и т.п.).

5)в зависимости от сложности деятель­ности восприятие бывает одноактным и поэтапным, последовательным.

Восприятие обычно включается в какую-либо деятельность, но оно может выступать и в качестве самостоятельной деятельности. Наблюдение – это специальное, организованное восприятие для раз­решения какого-либо вопроса.

Общие закономерности восприятия:

1) осмысленность и обобщенность;

2) предметность;

3) целостность; 4)структурность;

5) избирательная направленность; 6)апперцепция; 7) константность.

1.Осмысленность и обобщенность восприятия.

Восприятие связаны с от­несением данного предмета к определенной категории, понятию. Только определив категорию воспринимае­мого объекта, мы распознаем его признаки.

Процесс опознания воспринимаемого объекта имеет структуру:

-выделение из потока информации таких стимулов, которые можно объединить в самостоятельные комплексы;

-актуализация в памяти эталонного объекта, с которым соотно­сится воспринимаемый объект (узнавание);

-отнесение воспринимаемого объекта к определенной категории объектов, поиск дополнительных признаков, подтверждающих или опровергающих правильность принятого решения;

-окончательный вывод по идентификации объекта восприятия.

Установка– это зависимость восприятия от опыта и задач деятельности. В объекте на передний план выступают те его стороны, которые соответствуют данной задаче.

Наиболее простой формой осмысливания является узнавание. Здесь восприятие тесно связано с памятью. Уз­нать предмет – это значит воспринять предмет и соотнести его с ранее сформировавшимся образом. Узнавание может быть обоб­щенным, когда предмет относится к какой-либо общей категории (стол, дерево), дифференцированным, когда объект отождествляется с ранее воспринимавшимся единичным предметом.

Узнавание характеризуется определенностью, точностью и быстро­той. При узнавании человек не выделяет всех признаков предмета, а использует его характерные опоз­навательные признаки (так, пароход мы издали узнаем по наличию трубы и не думаем, что это лодка).

2. Псих. образы предметов человек осознает не как образы, а как реальные предметы, вынося образы вовне, объективизируя их. Предметность восприятия – отнесенность мозговой информации о предметах к реальным предметам. Предметность восприятия означает адекватность, соответствие образов восприятия реальным предметам действительности.

3.Целостность восприятия. В вос­приятии отражаются устойчивые связи между компонентами. Целостность восприятия – это отражение предмета в качестве устойчивой системной целостности.

Даже в тех слу­чаях, когда мы воспринимаем лишь некоторые признаки знакомого объекта, мы мысленно дополняем недостающие признаки и части.

4.Структурность восприятия. Мы узнаем различные объекты благодаря устойчивой структуре их признаков. В восприятии осуществляется выч­ленение взаимоотношений, частей, сторон предмета (дом мы воспри­нимаем и интерпретируем как дом вне зависимости от частных призна­ков данного конкретного дома). Осознанность восприятия неразрывно связана с отражением отношений между элементами воспринимаемого объекта. В тех случаях, когда выделение частей объекта затруднительно, затрудняется и восприятие предмета в целом.

5.Избирательная направлен­ность восприятия. Из бесчислен­ного количества предметов и явлений мы выделя­ем неко­торые из них. Это зависит от направлена деятельность человека, от его потребностей и интересов. (при осмот­ре места происшествия следователь выделяет прежде всего следы пре­ступника, вещ. доказательства).

Избирательность восприятия – преимущественное выделение объек­та из фона.Если объект и фон равнозначны для данной деятельности, то они могут переходить друг в друга: фон становится объектом, а объект фоном (ваза на черном фоне или 2 профиля на белом).

Выделение объекта из фона осуществляется по его контуру. Чем резче, контрастнее контур предмета, тем легче его выделение.

6.Апперцепция (от лат. восприятие) – зависи­мость восприятия от опыта, знаний, интересов и установок личности, в соответствии с которой человек избирательно воспринимает различ­ные стороны предметов. Апперцепция бывает личностной и ситуативной.

Глядя на горящий костер издали, мы не ощущаем его тепла, но в восприятие костра включено это его качество. В нашем опыте костер и тепло вошли в прочную связь.

7.Константность восприятия(от лат. постоянный)-это независимость отражения объективных качеств предметов (вели­чины, формы, характерного цвета) от измененных условий их воспри­ятия – освещенности, расстояния, угла зрения.

При восприятии прямоугольного предмета (папки, листа бумаги) с разных точек зре­ния на сетчатке глаза могут отобразиться и квадрат, и ромб, и даже прямая линия. Однако во всех случаях мы сохраняем за этим предме­том присущую ему форму.

Аконстантность– зрительные иллюзии (искажения). Они вызыва­ются физ., физиолог. и психич.причинами.

Так, если мы смотрим вниз с большой высоты, то привычные для нас предметы могут восприниматься несколько искаженно (люди, автомобили кажутся нам неестественно уменьшенными).

Особенности восприятия пространства и времени

Восприятие пространствасостоит из вос­приятия величины, формы, объема, удаленности, местоположения пред­метов и их движения.

Восприятие формы-сложный процесс зрительного восприятия конфигурации объекта, в котором большое значение имеют быстрые, скачкообразные движения глаз: они как бы ощупывают предмет.

При восприятии плоскостной формы большую роль играет отчет­ливое различение очертаний предмета, его контура. При восприятии объемной формы существенную роль играет глубинное зрение.

При восприятии формы предмета существенно его взаимодействие с фоном. Фон дает информацию о ситуации восприятия, обеспечивает кон­стантность восприятия. В ситуациях равнозначности объекта и фона возникает эффект двойственной фигуры. При этом происходит перио­дическое колебание внимания — возникает его флуктуация.

Рельеф и объемность предметов, глубина пространства восприни­маются за счет того, что изображение объекта возникает на несовпа­дающих (диспаратных) точках сетчатки двух глаз; при этом не про­исходит полного совпадения изображения в сетчатках обоих глаз, и в результате возникает стереоскопический эффект.

Удаленность предметов воспринимается также за счет бинокуляр­ного зрения (зрения двумя глазами). Восприятие удаленности пред­мета зависит не только от величины его изображения на сетчатке гла­за, но и от силы напряжения глазных мышц, кривизны хрусталика, взаиморасположения зрительных осей.

Изменение кривизны хрусталика в зависимости от удаленности предметов называется аккомодацией. Аккомодация дает информацию об отдаленности предметов лишь в пределах до 6 м. Если же предметы удалены на большее рас­стояние, то информация об их удаленности поступает в мозг от взаи­морасположения зрительных осей. Но определение глубины про­странства ограничено порогом глубинного зрения (=5).

Расстояние, с которого опознаются объекты, называется простран­ственным порогом различения.

Пространственное перемещение предметов, их движение восприни­мается благодаря перемещению их изображения на сетчатке глаза. Для восприятия движения существенное значение имеет также движение головы, парное движение глаз

Способность правильно оценивать пространственные отношения объектов называется глазомером. Различают статический и динами­ческий глазомеры:

статический глазомер – определение размеров неподвижных пред­метов с учетом их удаленности;

динамический глазомер – способность определять соотношение между движущимися объектами.

Существуют значительные индивидуальные особенности глазоме­ра. Способность видеть самые мелкие предметы называется остротой зрения или разрешающей способностью глаза.

Осязание -один из основных источников наших пространствен­ных представлений. Ощупывающие движения рук воспроизводят кон­тур, объем, рельеф и фактуру предмета.

Различаются пассивное и активное осязание:

пассивное осязание формирует осязательный образ контура пред­мета при его перемещении на покоящейся руке;

активное осязание характеризуется активным ощупыванием объекта;

бимануальное осязание – осязание двумя руками – оптимизиру­ет стратегию восприятия.

Восприятие времени– отражение длительности, скорости и после­довательности явлений. Временные отношения отражаются посредством:

хронометрии – отсчета времени, измеряемого при помощи рав­номерного движения объектов (стрелки часов);

хронологии – отражения времени в соответствии с общими для всех событиями (времена года, исторические события);

хроногнозии – субъективного времени (субъективного пережи­вания длительности событий в зависимости от их значимости и эмоциональной окрашенности).

При оценке временных интервалов и продолжительности событий следует учитывать особенности субъективного восприятия времени.

Длительность не­больших промежутков времени обычно несколько преувеличива­ется, а большие интервалы време­ни несколько уменьшаются. Бы­стрый темп также ведет к преуве­личению интервала времени, а медленный — к преуменьшению. Период времени, связанный с ин­тересными, значительными собы­тиями, кажется более коротким (а при воспоминании, наоборот, бо­лее длительным). При положи­тельных эмоциях время недооце­нивается, а при отрицательных — переоценивается.

Жизненный опыт, знания, интересы, уровень психического раз­вития определяют индивидуальные особенности восприятия – его избирательную направленность, полноту и точность.

Синтетический тип восприятия характеризуется большей целост­ностью и эмоциональностью. Обладатели аналитического типа про­являют большую склонность к выделению и объяснению отдельных сторон объекта. Наиболее распространен средний аналитико-синте­тический тип восприятия.

Людям с недостаточным развитием дифференцировочной деятель­ности свойственны неполнота и неточность восприятия. Значительное влияние на восприятие оказывает подверженность личности косным стереотипам.

Неполнота опыта и знаний обусловливает фрагментарность вос­приятия, его недостаточную осмысленность и целостность. Восприни­мая предметы и явления, человек оценивает их.

2.Как объект восприятия человек отличается особой социальной значимостью. При восприятии нового для себя человека субъект вы­деляет в нем те особенности его внешности, которые дают информа­цию о его психических и социальных качествах. Особо выделяются осанка, походка, жестикуляция, мимика, голос, речь, поведенческие привычки, манеры.

На одном из первых мест оказываются профессиональная характе­ристика человека, его социальный статус, основные нравственные и коммуникативные качества: злой, добрый, веселый, замкнутый, общи­тельный и др. Отдельные черты его лица выделяются также избира­тельно.

Возникший по внешним признакам обобщенный образ человека влияет на взаимодействие с ним.

Восприятие человека человеком подвержено определенным соци­ально сформированным стереотипам, эталонам, меркам.

Оценки и чувства людей при их восприятии друг другом многогран­ны. Но в основном они подразделяются на конъюнктивные – объеди­няющие и на дизъюнктивные – разъединяющие. Дизъюнктивные чув­ства вызываются тем, что осуждается в данной среде.

3. Восприятие речи. С физической точки зрения речь — это комби­нация звуков, изменяющаяся по высоте и интенсивности. Максималь­ная понятность речи возникает при интенсивности речи в 40 дБ. При интенсивности речи в 10 дБ звуки речи не воспринимаются в виде свя­занных слов.

Особенно сильно речь заглушается шумами низкой частоты.

Человек различает один голос среди двух или трех одновременно звучащих голосов. При совместном звучании четырех и более голосов речь отдельного человека не может быть выделена.

Разборчивость речи повышается при зрительном контроле за гово­рящими, привычном для слушателей словарном составе речи, значи­тельной интенсивности речи, повторении сложных фраз в первона­чальном виде.

Оптимальный темп речи – 70 слов в минуту, верхний предел- 120 слов в минуту. Длинные слова понимаются, опознаются лучше, чем короткие. Объем фразы не должен превышать 7 ± 2 слова.

Наиболее значимые слова следует располагать в первой трети фра­зы. Однообразие звуковых частот, длительные паузы, так же как и от­сутствие пауз, затрудняют восприятие речи.

Учет закономерностей восприятия в следственной практике.

При допросе свидетеля следователь должен отчленить объектив­ные факты от субъективных наслоений, необходимо:

-выяснить усло­вия, в которых происходило восприятие происшествия (освещенность, продолжительность, удаленность, метеорол. условия). Следует учитывать, что люди часто не способны точно оце­нить количество предметов, расстояние между ними, их размеры.

-правильно установить вре­мя совершения расследуемого события, его длительность и последо­вательность.

-учесть особенности восприятия человека человеком. В зависимости от того, какое значение люди придают различным особенностям личности, они по-разному относятся друг к другу, ис­пытывают различные чувства и при даче показаний выдвигают на передний план те или иные индивидуальные стороны другого человека.

При производстве предъявле­ние для опознания, необходимо, чтобы опознание осуществлялось по специфическим признакам (не менее 3х). При предъявлении для опознания необходимо учитывать объективные и субъективные условий.

К объективным относятся физические условия перво­начального восприятия объекта (освещение, ракурс, расстояние).

К субъективным факторам опознания относится псих. со­стояние человека в момент наблюдения объекта и в момент его опоз­нания (испуг, отвращение, нервозность и т.д.), а также псих. свойства человека (развитость того или иного вида памяти, восприя­тия, способности к соотнесениям, группировке признаков).

При предъявлении для опознания следователь должен проявлять крайнюю осторожность в словесных воздействиях на опознающего, помня, что первая сигнальная система (непосредственное впечатле­ние человека) зависит от второй сигнальной системы (слова).

Для квалифицированного ведения допроса следователю необхо­димы некоторые сведения о восприятии речи человека.

Человек различает один голос среди двух или трех одновременно звучащих голосов. При совместном звучании четырех и более голосов речь отдельного человека не может быть выделена.

Наблюдательность следователя – это форма восприятия вещ. док, место происшествия, производит допрос и очную ставку или следственный эксперимент с целью реше­ния вопроса.

Наблюдательность не врожденное качество, она вырабатывается практикой, упражнениями. Следователю полезно специально упражняться в следу­ющем:

1)в сравнении и сопоставлении сходных предметов;

2)в быстром восприятии наибольшего количества особенностей предмета;

3) в обнаружении ничтожных, малозаметных изменений в объектах;

4) в выделении существенного с точки зрения цели наблюдения.

§

Мышление – опосредованное и обобщенное отражение существен­ных, закономерных взаимосвязей действительности.Это обобщенная ориентация в конкретных ситуациях действительности. Установление всеобщих взаимосвязей, обобщение свойств однородной группы явлений, понимание сущности конкретного явления как разновид­ности определенного класса явлений –такова сущность человеческого мышления.

Механизмом мышления че­ловека является внутренняя речь.

Между понятиями «язык» и «речь» существует такое же отношение, как между понятия­ми «общественное сознание» и «индивидуальное сознание». В языке проявляется общественное сознание, в речи — индивидуальное.

Речь индивидуальное использование общественно выработанных обозначений, языковых знаков. Мысль формируется посредством ее ре­чевого формулирования. Сформулировать мысль — значит объективи­зировать ее, облечь в обобщенные языковые значения. Речь подразде­ляется на внешнюю и внутреннюю. Внутренняя речь лишена фонации (звукопроизнесения).

Первоначально мысль зарождается в форме опорных речевых эле­ментов. Отношение речи к мышлению — отношение формы к содер­жанию. Построение речи определяется законами грамматики, процесс мышления — законами всеобщих взаимосвязей.

Классификация явлений мышления:

1)Мыслит. деятельность-система мыслительных действий, на­правленная на решение какой-либо проблемы. Отдельные мыслит. действия связаны с решением промежуточных задач, составных частей общей проблемы.

По содержанию мыслит. деятельность подразделяется на:

1) практическую; 2) художественную и 3) научную,

Структурной единицей практического мышления является дей­ствие, а коммуникативной единицей — сигнал.

В художественном мышлении соответственно –об­раз и символ.

В научном мышлении — понятие и знак.

При характеристике индивидуального мышления учитываются та­кие качества, как систематичность, последовательность, доказатель­ность, гибкость, быстрота и др., образующие тип мышления индивида, его интеллектуальные особенности, качества ума.

2)Мыслит. действия– совокупность мыслительных операций, направленных на выявление непосредственно не данных, скрытых свойств и отношений объектов реального мира. Каждый мыслительный акт ос­нован на системе операций.

3)К мыслит. операциямотносятся:

Сравнение– установление сходства и различия между предметами (путем их сравнения, сопоставления). Без сравнения объектов нельзя вычленить их существенные стороны, объединить, синтезировать их по определенному признаку. На основе сравне­ния делаются обобщения.

Обобщение –свойство мышления и центральная мыслительная опе­рация. Осуществляется на двух уровнях:

– элементарный уровень – соединение сходных предметов по вне­шним признакам (генерализация).

– второй, более высокий уровень – выделение существенных об­щих признаков.

Обобщения основаны на сравнении, на противопоставлении су­щественного всему случайному, второстепенному. Обобщение возможно лишь благодаря абстракции.

Абстракция – выделение в объекте су­щественных в каком-либо отношении сторон.(от лат.- от­влечение).

Конкретизация – познание целостного объекта во всех существен­ных его взаимосвязях.Это теоретическое воспроизведение целостно­го объекта.

Классификация – группировка объектов по существенным признакам. В отличие от классификации, основанием которой должны быть призна­ки, существенные в каком-либо отношении, систематизация иногда до­пускает выбор в качестве основания признаков малосущественных (на­пример, в алфавитных каталогах), но удобных в оперативном отношении.

Систематизация— группировка предметов с выделением более мел­ких подгрупп, видов и разрядов, выделение частей в целом, установление взаимоотношений между отдельными частями.

Все мыслит. операции связаны с анализом и синтезом. Ана­лиз и синтез — это две неразрывные стороны всего процесса позна­ния (в том числе и чувственного этапа).

Продукт мыслительных действий – определенные познавательные результаты, которые выражаются в трех формах мышления.

4) Формальные структуры мыслей называются формами мышле­ния. Различаются 3 формы мышления – суждение, умозаключение и понятие.

Суждение- определенное знание о предмете, утверждение или от­рицание каких-либо его свойств, связей и отношений. Формирование суждения происходит как формирование мысли в предложении.

В зависимости от содержания отражаемых в суждении предметов и их свойств различаются следующие виды суждения: частное и об­щее, условное и категорическое, утвердительное и отрицательное.

В суждении выражаются не только знания о предмете, но и субъек­тивное отношение человека к этому знанию, различная степень уве­ренности в истинности этого знания. В психологическом отношении связь суждений индивида рассматривается как его рассудочная дея­тельность.

Суждения могут быть истинными или ложными, т.е. противореча­щими действительности.

Субъект суждения – предмет, о котором что-либо утверждается или отрицается

Предикат -то, что утверждается или отрицается.

Основную информацию несет в себе предикат суждения. Так, в суждении «закон не имеет обратной силы» предикатом является «не имеет обратной силы»;

Если истинность суждения вызывает сомнение, мышление приобре­тает форму рассуждения. Суждение специально обосновывается ранее проверенными фактами, закономерностями, системой умозаключений.

Умозаключение -вывод нового суждения_из других_суждений; это получение_нового_знания_из имеющихся знаний.

Вывод из частных суждений называется индуктивным умозак­лючением (на основании того, что все известные нам случаи преступле­ния сохраняли какие-либо следы преступления, мы делаем общий вы­вод: преступление не совершается бесследно). Умозаключение от обще­го положения к частному случаю называется дедуктивным (например, исходя из вышеприведенного общего положения, мы, встречаясь с конкретным случаем преступления, делаем вывод, что и в этом случае обязательно должны быть следы преступления). Оба вида умозаключений взаимосвязаны: индукция проверяется дедукцией, а де­дукция основывается на ранее осущественной индукции.

Различают также умозаключение по аналогии — умозаключения от одних частных случаев к другим частным случаям (этот вид умозак­лючения используется в следственной практике, когда та или иная версия выдвигается по аналогии с другим сходным случаем). Однако, оно само по себе не дает достоверного знания и требует проверки.

Понятие– форма мышления, в которой отражаются существенные свойства предметов или явлений. В каждом понятии различаются объем и содержание. Объем – это совокупность всех объектов, входящих в данное понятие. Содержание – это знание об этих предметах.

В зависимости от стандартности-нестандартности решаемых задач и операциональных процедур различаются:

-алгоритмическое мышление ориентировано на заранее установ­ленные правила, общепринятую последовательность действий, необходимых для решения типовых задач;

-дискурсивное (от лат. рассуждение) мышление осно­вано на системе взаимосвязанных умозаключений;

-эвристическое мышление – это продуктивное мышление, состо­ящее в решении нестандартных задач;

-творческое мышление – мышление, дающее принципиально но­вое решение проблемы, приводящее к новым идеям, открытиям и решениям.

Виды мышления:

Генетически самый ранний вид мышления – практически-дей­ственное мышление; определяющее значение в нем имеют действия с предметами. На основе практически-действенного, манипуляционно-го мышления возникает наглядно-образное мышление. Основным сред­ством его реализации является уже не практическое действие, а ум­ственный (псих.) образ.

Высшей ступенью развития мышления является отвлеченное абстрактное мышление в форме понятий и рассуждений (установление причин явле­ния при помощи умозаключения).

Мышление отдельных взрослых людей также можно разделить на преимущественно образный (художе­ственный), абстрактный (теоретический) и смешанный виды. Но в раз­личной деятельности, обычно, у одного и того же человека на передний план выступает тот или иной вид мышления (бытовые дела требуют наглядно-действенного или образного мышления, а беседа на научную тему — теоретического мышления).

Общие закономерности мышления.

Мышление – это непрерывное взаимодействие мыслящего субъекта с объектом познания, в целях разрешения какой-то проблемы на основе анализа и синтеза и имеет своим результатом новое обобщение.

Таким образом: проблемность, анализ-синтез_и обобщенность являются общими психологическими закономерностями мышления.

Мышление возникает в связи с необходимостью решения пробле­мы; условием его возникновения является проблемная ситуация — обстоятельство, при котором человек встречается с чем-то новым, не­понятным с точки зрения имеющихся знаний. Эта ситуация характе­ризуется дефицитом исходной информации, возникновением опреде­ленного познавательного барьера, трудностей, которые предстоит преодолеть с помощью интеллектуальной активности субъекта — пу­тем изыскания необходимых познавательных стратегий.

Мышление – это познание того, что не дано непосредственно, но находится в определенном отношении к тому, что дано.

Взаимодействие анализа и синтеза.На них основаны все ступени мыслительного про­цесса. Всякий поиск ответа на вопрос требует и анализа и синтеза в их различных связях (производными от анализа и синтеза мыслит.и операциями являются абстракция и обобщение).

Анализ -выделение тех сторон объекта, которые существенны для решения данной задачи; это выявление строения исследуемого объек­та, его структуры, расчленение сложного явления на простые элемен­ты, отделение существенного от несущественного.

(выделение следов, которые имеют доказательственное значение). Результаты анализа объединяются, синтезируются.

Синтез– объединение элементов, частей, сторон на основе установ­ления существенных в определенном отношении связей между ними.

Основным механизмом мышления яв­ляется анализ через синтез: выделение новых свойств в объекте (анализ) осуществляется через соотнесение его (синтез) с другими объектами.

Анализ и синтез, взаимопереходя друг в друга, обеспечивают не­прерывное движение мысли. Процесс познания начинается с первичного син­теза- восприятия нерасчлененного целого (явления, ситуации). Да­лее на основе анализа осуществляется вторичный синтез. Получаются новые знания об этом целом, а это познанное целое вновь выступает как база для дальнейшего глубокого анализа.

Анализ — вычленение таких свойств (сторон) объекта, которые име­ют существенное значение для последующего синтеза, обобщения. При этом проявляются такие закономерности как:

селективность – способность интеллекта отбирать необходимые для данной ситуации знания, мо­билизовать их на решение проблемы, минуя перебор всех возможных вариантов. Для этого знания индивида должны быть систе­матизированы, сведены в иерархически организованные структуры.

-рефлексивность -критическая самооценка субъектом хода своего мышления. Контроль над течением мыслительного процесса (рассуждение человека с самим собой), самоотчет мышления перед самим собой.

При анализе событий возникает особая разновидность аналит. мышления – антиципация – предвидение воз­можных результатов определенных действий. Способность предста­вить возможные варианты развития событий, возможные пути реше­ния проблемы – дивергентность мышления.

Обобщенность мышления.Цель мышление – по­знание существенных свойств объекта, с целью получе­ния знания. Существенное свойство является всегда общим для дан­ной группы однородных предметов (но не всякое общее свойство яв­ляется существенным). К решению конкретной задачи мы применяем обобщенные знания, общие правила. В процессе мышления единичное всегда рассматривается как кон­кретное выражение общего.

Структура мыслит. деятельности при решении нестандартных задачМыслит.деятельности – процесс постановки и решения нестан-х задач.

Мыслительная деятельность при решении нестандартных задач имеет определенную структуру, она совершается в виде последова­тельного ряда этапов:

Первый – четкая ре­чевая формулировка задачи, определение данных условий и основного тре­бования (вопроса) задачи.

Условия задачи – это ее исходные данные. Требование задачи — это положение, которое надо доказать или к которому надо прийти. Успеш­ное решение зависит от правильного осознания ее ос­новного вопроса. При этом нередко допускаются две типичные ошибки:

1) задача осознается чрезмерно обобщенно, без учета ее своеоб­разных особенностей, (начиная расследование преступления оп­ределенной категории, следователь иногда может не обратить внима­ния на специф.особенности условий совершения данного пре­ступления);

2)неосознанно предполагается такое условие, которого в данной задаче не содержится (если предложить испытуемым построить четыре треугольника из шести спичек, то эту задачу обычно не могут решить, так как пытаются построить треугольники в одной плоско­сти, хотя это и не является условием задачи).

Второй – анализ_условий задачи и выдвижение предположений о возможных путях ее решения.

Действия с условиями творческой задачи осущ.в гипотетическом, предполагаемом направлении, в плане выдвижения гипотез, применительно к следственным задачам -версий.

Гипотеза – основанное на ряде фактов предположение об определен­ной причине явлений, связи между ними.

Гипотеза — это выработка общей стратегии решения задачи.

Гипотеза имеет вероятный характер и требует, проверки, до­казательства; после этого она становится достоверным знанием или отбрасывается, если проверка дает отрицательный результат.

Можно выделить основные правила выдвижения ги­потезы:

1)она должна совмещаться со всеми относящимися к ней фактами;

2)для объяснения фактов следует выдвигать возмож­но меньшее количество гипотез с большей связью между ними;

3)из ряда противостоящих друг другу гипотез предпочтительнее та, которая более единообразно объясняет серию фактов. Для объяс­нения отдельных фактов возможно выдвижение рабочих гипотез;

4)противоречащие друг другу гипотезы не могут быть истинными;

5)гипотеза должна быть основана на имеющихся теорет. знаниях.

Версии подразде­ляются на: 1) общие; 2) частные; 3) рабочие.

Общая – это предположение следователя о событии преступления, его юр. квалификации и виновности опр. лица.

Частная – это предположение об отд-х обстоятель­ствах события.

Рабочая – это предположение о некотором вспомогатель­ном обстоятельстве, не имеющем уголовно-процессуального значе­ния (о марке оружия, о местонахождении опр. лица, документа.

По уровню проблемности следственные версии могут быть разде­лены на поисковые и проверочные, а по их месту в следственном про­цессе на первоначальные и завершающие.

Выдвижение версии -это процесс мыслит. деятельности, основанный на применении знаний об объективных взаимоотноше­ниях и связях между предметами и явлениями. Так, знание синильной кислоте позволяет сделать заклю­чение об инсценировке самоубийства, если труп находится в ванне, а кислота в отдаленной комнате.

Следственная версия является вероятностной моделью причин и обстоятельств преступления. Модель – это мысленно представляе­мая или материально реализованная система, которая, отображая объект исследования, замещает его таким образом, чтобы получить информацию об этом объекте.

Познавательная роль следственной версиисостоит: 1) в схемати­зации моделируемого события; 2) в систематизации фактов в опреде­ленном направлении; 3) в определении направления поиска недоста­ющей информации.

Третий – проверка гипотезы. Проверка ги­потезы осуществляется путем практических действий и умозаключе­ний.

Основная цель проверки версии -выявить наличие или отсутствие вытекающих из данной версии следствий.

Процесс решения задачи – это процесс получения недостающих данных путем осуществления различных следственных действий: след. осмотра, допроса, следственного эксперимента, обыска и др.

На четвертом, заключительном этапе решения задачи происходит сопоставление полученных результатов с исходными условиями, их согласование означает возникновение достоверной информационно-логической модели обстоятельств, а несовпадение ведет к выдвижению новых гипотез, новых познавательных задач.

Следственная интуиция –быстрое неосознанное решение задачи при недостаточнос­ти исходных данных. Быстрота решения задачи под­готовлена долголетним опытом, глубокими познаниями, отработан­ностью познавательных действий, доведенных до автоматизма.

Но любая интуитивная догадка имеет вероятностный характер и в следственной практике должна подвергаться тщательной проверке.

§

Мыслит.деятельности- процесс постановки и решения нестан-х задач.

Мыслительная деятельность при решении нестандартных задач имеет определенную структуру, она совершается в виде последова­тельного ряда этапов:

Первый – четкая ре­чевая формулировка задачи, определение данных условий и основного тре­бования (вопроса) задачи.

Условия задачи – это ее исходные данные. Требование задачи — это положение, которое надо доказать или к которому надо прийти. Успеш­ное решение зависит от правильного осознания ее ос­новного вопроса. При этом нередко допускаются две типичные ошибки:

1) задача осознается чрезмерно обобщенно, без учета ее своеоб­разных особенностей, (начиная расследование преступления оп­ределенной категории, следователь иногда может не обратить внима­ния на специф.особенности условий совершения данного пре­ступления);

2)неосознанно предполагается такое условие, которого в данной задаче не содержится (если предложить испытуемым построить четыре треугольника из шести спичек, то эту задачу обычно не могут решить, так как пытаются построить треугольники в одной плоско­сти, хотя это и не является условием задачи).

Второй – анализ_условий задачи и выдвижение предположений о возможных путях ее решения.

Действия с условиями творческой задачи осущ.в гипотетическом, предполагаемом направлении, в плане выдвижения гипотез, применительно к следственным задачам -версий.

Гипотеза – основанное на ряде фактов предположение об определен­ной причине явлений, связи между ними.

Гипотеза — это выработка общей стратегии решения задачи.

Гипотеза имеет вероятный характер и требует, проверки, до­казательства; после этого она становится достоверным знанием или отбрасывается, если проверка дает отрицательный результат.

Можно выделить основные правила выдвижения ги­потезы:

1)она должна совмещаться со всеми относящимися к ней фактами;

2)для объяснения фактов следует выдвигать возмож­но меньшее количество гипотез с возможно большей связью между ними;

3)из ряда противостоящих друг другу гипотез предпочтительнее та, которая более единообразно объясняет серию фактов. Для объяс­нения отдельных фактов возможно выдвижение рабочих гипотез;

4)противоречащие друг другу гипотезы не могут быть истинными;

5)гипотеза должна быть основана на имеющихся теорет. знаниях.

Версии подразде­ляются на: 1) общие; 2) частные; 3) рабочие.

Общая – это предположение следователя о событии преступления, его юр. квалификации и виновности опр. лица.

Частная – это предположение об отд-х обстоятель­ствах события.

Рабочая – это предположение о некотором вспомогатель­ном обстоятельстве, не имеющем уголовно-процессуального значе­ния (о марке оружия, о местонахождении опр. лица, документа.

По уровню проблемности следственные версии могут быть разде­лены на поисковые и проверочные, а по их месту в следственном про­цессе на первоначальные и завершающие.

Выдвижение версии -это процесс мыслит. деятельности, основанный на применении знаний об объективных взаимоотноше­ниях и связях между предметами и явлениями. Так, знание синильной кислоте позволяет сделать заклю­чение об инсценировке самоубийства, если труп находится в ванне, а кислота в отдаленной комнате.

Следственная версия является вероятностной моделью причин и обстоятельств преступления. Модель – это мысленно представляе­мая или материально реализованная система, которая, отображая объект исследования, замещает его таким образом, чтобы получить информацию об этом объекте.

Познавательная роль следственной версиисостоит: 1) в схемати­зации моделируемого события; 2) в систематизации фактов в опреде­ленном направлении; 3) в определении направления поиска недоста­ющей информации.

Третий – проверка гипотезы. Проверка ги­потезы осуществляется путем практических действий и умозаключе­ний.

Основная цель проверки версии -выявить наличие или отсутствие вытекающих из данной версии следствий.

Процесс решения задачи – это процесс получения недостающих данных путем осуществления различных следственных действий: след. осмотра, допроса, следственного эксперимента, обыска и др.

На четвертом, заключительном этапе решения задачи происходит сопоставление полученных результатов с исходными условиями, их согласование означает возникновение достоверной информационно-логической модели обстоятельств, а несовпадение ведет к выдвижению новых гипотез, новых познавательных задач.

Следственная интуиция –быстрое неосознанное решение задачи при недостаточнос­ти исходных данных. Быстрота решения задачи под­готовлена долголетним опытом, глубокими познаниями, отработан­ностью познавательных действий, доведенных до автоматизма.

Но любая интуитивная догадка имеет вероятностный характер и в следственной практике должна подвергаться тщательной проверке.

Интеллект человека.

Интеллект(от лат. ум, рассудок, разум) – устойчи­вая структура умственных способностей индивида, уровень его позна­вательных возможностей, механизм псих. адаптации к жизненным ситуациям, понимание существенных взаимосвязей действительности.

Современная психология рассматривает интеллект как устойчивую структуру умственных способностей индивида, его адаптируемость к различным жизненным ситуациям. Уже в начале XXв. англий­ский психолог Чарльз Эдуард Спирмен (1863-1945 гг.) разработал статистические методы измерения интеллекта и выдвинул двухфакторную теорию интеллекта. В нем выделялся общий фактор (фактор G) и специальные факторы, определяющие успех в решении задач конк­ретного типа (фактор S).

На этой основе возникла теория специфических способностей. Пси­холог Д. Гилфорд выделил 120 факторов интеллекта и представил его структуру в виде кубической модели. Данная модель представляет со­бой попытку определить каждую из 120 специфических способностей исходя из трех размерностей мышления: о чем мы думаем (содержа­ние), как мы об этом думаем (операция) и к чему приводит это ум­ственное действие (результат).

Основными качествами человеческого интеллекта являются любознательность, пыт­ливость, глубина ума, его гибкость и подвижность, логичность и дока­зательность и др.:

-Любознательностьвыража­ется в стремлении человека к новому, необычному, но она может но­сить поверхностный характер;

Пытливость ума – стремление разносторонне познать то или иное явление в существенных отношениях;

Глубина ума заключается в способности отделять главное от второ­степенного, необходимое от случайного.

гибкость и подвижность ума – способность человека широко ис­пользовать имеющиеся опыт и знания, оперативно исследовать известные предметы в новых взаимосвязях и взаимоотношениях, преодолевать шаблонность мышления;

Это качество особенно ценно, если иметь в виду, что мышление представляет собой применение знаний, определенных теоретических мерок к различным ситуациям. В определенном смысле мыш­ление имеет тенденцию к стабильности, некоторой трафаретности. Это является сильным препятствием при решении творческих задач, требу­ющих не обычного, не шаблонного подхода.

Логичность мышления характеризуется строгой последовательнос­тью рассуждений, учетом всех существенных сторон в исследуемом объекте, всех возможных взаимосвязей.

Доказательность ума характеризуется способностью использовать в нужный момент такие факты, закономерности, которые убеждают в правильности суждений и выводов.

Критичность ума –умение строго оценивать результа­ты мыслит.деятельности, подвергать их критической оценке, отбрасывать неправильное решение, отказываться от начатых дей­ствий, если они противоречат требованиям задачи.

Широта мышления заключается в способности охватить весь воп­рос в целом, не теряя из виду всех данных соответствующей задачи.

Все перечисленные качества интеллекта необходимы в деятельности сле­дователя. В решении разнообразных задач по расследованию преступлений существенное значение имеет способность следователя соотнести дан­ную задачу с общими принципами решения соответствующего класса задач (т.е. способность к использованию обобщенных ассоциаций).

К негативным качествам интеллекта относят ригидность мышле­ния – негибкое, предвзятое отношение к сущности явления, преуве­личение чувственного впечатления, приверженность шаблонным оцен­кам, недостаточная способность к реконструктивной и креативной деятельности. (Некоторая косность мыш­ления, его ригидность обнаруживается, например, при решении задачи: зачеркнуть тремя линиями, представляющими собой замкнутую кривую, четыре точки, расположенные в виде квадрата. Попытка действовать путем соединения этих точек здесь не приводит к решению задачи. Она может быть решена только при условии выхода за пределы этих точек и построения треугольника, в который вписывается квадрат.)

Различное содержание деятельности требует развития определен­ных ведущих интеллектуальных особенностей индивида. Но везде нужна чувствительность индивида к новому, к актуальным пробле­мам – его креативность, отсутствие у него ксенофобии, то есть боязни нового, непривычного.

В тоталитарных социальных режимах у конформных индивидов формируется так называемое «щелевоемышление» – сфера мышления индивида сужается до крайне ограниченных житейских пределов, широко распространяется интеллектуальный инфантилизм, а в среде интеллектуалов — созерцательность.

Существенные непатологические нарушения в структуре интел­лекта – умственные аномалии. Они выражаются в нарушении всей псих. системы личности – его мотивационных, целеобразующих и целедостигающих регуляционных механизмов. Наиболее ти­пичные признаки нарушений интеллекта:

– неадекватность мотивов совершаемым действиям;

-нарушения в целеобразовании и программировании действий, контроля за их исполнением;

-нарушение смысловых связей, неадекватность средств постав­ленным целям;

-дефекты мыслительных операций (нарушение обобщения, клас­сификации и т. д.).

§

Память– псих. отражение результатов прошлого взаимодействия человека с действительностью и использованием их в последующей дея­тельности; это совокупность псих. моделей действительности, по­строенных в результате опыта данного индивидуума.

Память -это интегративный псих. процесс, охватывающий результаты ощущений, восприятия и мышления. Информация сортируется мозгом по принципу ее значимости для деятельности.

Накопление материала в памяти (архивация) осуществляется в двух блоках: в блоке эпизодической и в блоке семантической (смысловой) памяти. Эпизодическая память – в ней хранятся раз­личные эпизоды из жизни индивида. Семантическая память нацелена на категориальные структуры. Здесь же хранятся все исторически сформированные пра­вила логики умственных действий и построения языка.

Нейрофизиологические основы памяти Физиологическим механизмом памяти является образование, закрепле­ние, возбуждение и торможение нервных связей. Им соответствуют процессы памяти: запечатление, сохране­ние, воспроизведение и забывание.

Установлено, что необходимо определенное время (от 15 с до 30 мин) для того, чтобы вновь образуемые следы консолидировались. Свежие следы, которые возникли в результате непосредственных впе­чатлений, фиксируются не мгновенно, а в течение определенного вре­мени, которое необходимо для биохимических процессов.

Воздействие на нервную клетку вызывает соответствующее изме­нение рибонуклеиновой кислоты (РНК). Указанное изменение созда­ет возможность отвечать на тот раздражитель, который в свое время вызывал это изменение. Эта способность РНК резони­ровать на данные воздействия, не отвечая на другие, и составляет биохимич. механизм памяти.

Классификация явлений памяти и их краткая характеристика

I.В завис-ти от целенаправленности процессы памяти (запомина­ние, сохранение и воспроизведение) делятся на 2 формы:

-непроиз­вольную (непреднамеренную)

-произвольную (преднамеренную).

II.В завис-ти от вида анализаторов, сигнальной системы или участия подкорковых участков мозга различ. виды памяти:

1) об­разную; 2) логическую и 3) эмоциональную.

Образная память – представления – классифицируется по видам анализаторов (зрительная, слуховая, осязательная, двигательная).

III.Системы памяти. В любом виде деятельности осуществляются все процессы памяти, но различные уровни деятельности связаны с функционированием механизмов — систем памяти.

Различаются 4-е взаимосвязанные системы памя­ти: 1. Иконическая память – непосредственный отпечаток сенсор­ного воздействия. 2. Кратковременная память. 3. Оперативная память. 4. Долговременная.

Иконическая память – это сохранение наглядных образов в виде четкого, пол­ного отпечатка чувственных воздействий действительности на очень краткий промежуток времени (0,25 с). Это так называемые послеобразы. Они не связаны с консолидацией следов и быстро исчезают. Она обеспечивает непрерывность, целостность воспри­ятия динамических, быстроизменяющихся явлений.

Кратковременная память-это фик­сация объектов, попавших в поле восприятия. Время ее функционирования непродолжи­тельно (от нескольких_секунд до нескольких-минут). Объем кратков­ременной памяти ограничен 5-7 объектами. Однако при воспроизведении образов кратковр.памяти из них может извлекаться дополнит. информация.

Оперативная память-избирательное сохранение и актуализация той информации, которая необходима только для достижения цели данной деятельности. Продолжительность ее ог­раничивается временем соответствующей деятельности. (по­мним условие задачи, которую решаем).

Долговременная память-запоминание на длительный срок содер­жания, имеющего большую значимость. Отбор информации связан .с вероятностной оценкой его будущей применимости.

Объем памяти зависит от релевантности инфор­мации, т.е. от того, какой смысл она имеет для данного индивида.

В зависимости от индив.-типол-х особеннос­тей различаются типы памяти. Они определяются последующим каче­ствам, встречающимся в различных комбинациях: 1) объем и точность запоминания; 2) скорость; 3) прочность; 4) ведущая роль анализатора (зрительной, слуховой или двигательной памяти); 5) осо­бенности взаимодействия первой и второй сигн-х систем (об­разный, логический и средний типы).

Существенной индивидуальной особенностью памяти является направленность на запоминание определенного материала. (плохая память на имена людей, но очень точная на эконом. материал)

Одни люди запоминают материал непосредственно, а другие все­гда стремятся использовать логические средства.

В зависимости от способа запоминания и воспроизведения:

-непосредственную (прямую)

-опосредствованную_(косвенную) память.

Косвенное – это запоминание и воспроизведение путем по ассоциациям. Различаются 3 вида ассоциаций:

1.Ассоциация по_смежности. Это вид связи без переработки информации (встреча с человеком, с которым познакомились в другом городе может вызвать воспоминания об этом городе).

2.Ассоциации по контрасту. Это связь двух противоположных яввлений (например, встретив низкорослого человека, можно вспомнить очень высокого человека и_т.д.).

3.Ассоциации по сходству (например, слушая игру одного музыканта, можно вспомнить другого ис­полнителя).

Закономерности процессов памяти. Закономерности памяти (условия успешного запоминания и вос­произведения) связаны с формами памяти.

1. Условиями успешного непроизвольного запоминания являются:

-сильные и значимые физические раздражители (выстрел, яркий свет);

-то, что вызывает повышенную ориентировочную деятельность (прекращение или возобновление действия, процесса, необыч­ность явления, его контрастность по отношению к фону и т. п.);

-раздражители, наиболее значимые для данного индивидуума (например, профессионально значимые предметы);

-раздражители, имеющие особую эмоциональную окраску;

– то, что более всего связано с потребностями данного человека;

-то, что является объектом активной деятельности.

(условия задачи, которую мы долго решаем, непроиз­вольно и прочно запоминаются).

2.Условиями успешного произвольного запоминания являются:

-уяснение значимости и смысла воспринимаемого;

-уста­новление логической взаимосвязи междуего элементами;

-составле­ние плана текста, выделение опорных слов;

схематизация ма­териала.

Особенно прочно запоминается тот материал, который является объектом активной умственной деятельности, подвергается логичес­кой переработке, обобщению, систематизации и т.п. Запоминание становится более успешным при установлении ассоциаций. Облегча­ют запоминание схемы, таблицы.

Когда материал не поддается логической обработке, используются специальные мнемические приемы – создаются искусственные ассоциации (прием для запоминания последо­вательности цветов спектра- Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидят Фазаны).

Произвольное запоминание может быть и механическим, но по своему объему оно довольно ограниченно. (3-4 изолированных объекта (при одномоментном их восприятии)). Если испытуемому дается ряд и 10 слогов, то первые и последние запоминаются легче, а средние хуже, так как первые не испытывают проактивное торможение, а последние ретроактивное. Средние испытывают и то и другое. Указанная закономерность памяти (лучшее запоминание крайних элементов) называется «фактором края».

Проактивнымторможени­ем –тор­можение со стороны предшествующих элементов. Ретроактивное-последующих.

При переходе от запоминания одного материала к запоминанию другого необходимо делать пере­рывы (минимум на 15 мин), кото­рые предотвращают отрицатель­ную индукцию ретроактивного торможения.

Для расширения объема механической произвольной памяти важно придавать воспринимаемому материалу определенную струк­туру, группировать его. Ряд из 16 изолированных цифр: 1001110101110011 легче запомнить если сгруппировать его в виде двузначных чисел: 10 01 11 …В виде четырехзначных чисел еще легче: 1001 1101 0111 ООП. Укруп­нение элементов в группы уменьшает количество тех элементов, ко­торые вызывают про- и ретроактивное торможение.

Осмысленнаяпроизвольная па­мять, основанная на установлении смысловых связей.(топор-дрова, право-преступность)

Запоминание большого по объему логического материала сопро­вождается следующими действиями:

1)материал разделяет­ся на смысловые части;

2)устанавливается структу­ра каждой части, отношения между ее элементами, кратко формули­руется содержание;

3)устанавлива­ется логическая последовательность всех частей. Эта последователь­ность формулируется в виде системы опорных слов. (текст доклада: введение, значимость проблемы, два факта, вывод).

Основной критерий запоминания- воспроизведение.

Воспроизведение, связанное с преодолением трудностей, назы­вается припоминанием.

Воспроизведение, связанное с временной и пространственной локализацией прошедших событий, называется воспоминанием.

Воспроизводимые образы пред­метов, явлений наз. представлениями. Они разделяются на виды, соответствующие видам восприятий (зрительные, слуховые и др.). Так, у художников обычно развиты зрительные представления, у музыкантов — слуховые, а у танцоров — двигательные.

Наряду с запоминанием, сохранением, воспроизведением процес­сом памяти является и забывание. Физиологич. основой этого процесса является торможение временных нервных связей (но они только угасают, а не исчезают полностью).

Процесс забывания протекает неравномерно. Наиболее интенсив­но забывание осуществляется в первое время после запоминания, а затем оно несколько замедляется (эта закономерность, изображенная графически, наз.кривой Эббингауза).

Забывание – целесообразный процесс, если оно касается того ма­териала, который не имеет существенного значения.

§

Эмоции -психический процесс им­пульсивной регуляции поведения, основанный на чувственном отра­жении потребностной значимости внешних воздействий, их благопри­ятности или вредности для жизнедеятельности индивида.

Эмоция – это общая реакция организма на жизненно значимые воздействия (от лат. «emoveo» – волную.).

Эмоции и чувства это субъективное отношение к предметам и явлениям, возникающее в результате отражения их связи с потребностями.

Все эмоции предметно соотнесены и двухвалентны –они или по­ложительные, или отрицательные_ (т.к. предметы либо удов­летворяют, либо не нет соот. потребности).

Эмоции побуждают к стереотипным формам поведения.

Замещая потребности, эмоции сами по себе являются во многих слу­чаях побуждением к действию, фактором мотивации.

Различаются низшие эмоции, снованные на инстинктах и являющиеся их вы­ражением (эмоции голода, жажды, страха, эгоизма и т.п.), и высшие, подлинно человеческие эмоции – чувства (долга, любви, стыда), которые формируются у человека по мере становления индивидуума как личности.

Чувства в большей мере, чем эмоции, связаны со второй сигнальной системой. Чувства могут быть длительными и устойчивыми. Наиболее устойчивые чувства являются свойствами личности (честность, гуманность и т.п.).

Биологическая и информационная теория эмоций

Биолог. теория эмоций (П.К. Анохин) постулирует: положитель­ные эмоций возникают в связи с достижением успешного результата и закрепляют поведенческий акт, приводящий к этому результату. Отри­цательные эмоции тормозят неудачные поведенческие акты и направ­ляют организм на поиск новых приспособительных действий.

“Инфор. теория эмоций (П.В. Симонов) утверждает: «Эмо­ция есть отражение мозгом силы потребности и вероятности ее удовлет­ворения в данный момент».

Можно выделить следующие виды эмоц. состояний:

1)интерес — возбуждение;

2)удовольствие — радость;

3) удивление — изумление;

4) горе-— страдание;

5) гнев — ярость;

6) отвращение — омерзение;

7) презрение — пренебрежение;

8) страх — ужас;

9) стыд — застенчивость;

10) вина — раскаяние.

Каждая из этих эмоций имеет свой нервный субстрат.

Из этих десяти фундаментальных эмоций образуется 120 сложных эмоц. комплексов – триад (горе – гнев-отвращение).

Физиологические основы эмоций и чувств

Эмоции и чувства связаны с различным состоянием головного мозга:

-с возбуждением определенных подкорковых областей мозга

-с изменениями в деятельности вегетативной нервной системы.

Импульсы от внешних воздействий поступают в головной мозг двумя потоками. Один направляется в зоны коры мозга, где происходит их расшифровка в виде ощущений и восприятий, осознания их смысла и зна­чения.Другой приходит в под­корковые образования (гипоталамус), где устанавливается отношение внешних воздействий к нуждам_организма, субъективно переживаемого в виде эмоций.

Предполагается, что эмоции являются функ­цией правого полушария. Если левое, доминант­ное полушарие контролирует вербальные, логические функции, то правое не вербальную, чувст.-эмоц.сферу.

Эмоции вызывают различные состояния сознания. Так, эмоция интереса сосредоточивает познавательную деятельность на опр. объекте, тормозит переключение сознания на другие объекты.

В результате резкого нарушения привычных воздействий, когда человек не в состоянии реагировать на ситуацию привычными пове­денческими комплексами возникает дезорганизация созна­ния, достигающая своего предела при аффектах.

Гипоталамус-центр страдания и удовольствия, агрессии и успокоения.

Эмоции и чувства всегда сопровождаютсярядом вегетативных явлений: изменениями частоты сокращения сердца, дыхания, тонуса мышц, просвета сосудов (отсюда поблед. или покраснение кожи).

Сильные эмоции вызывают прекращение – слюноотделения (сухость во рту), угнетение работы внутренних орга­нов, изменение кровяного давления, мышечной активности.

Современные электронные приборы позволяют точно устанавли­вать зависимость органических изменений от эмоц. состояний. Ком­плексная аппаратура, регистрирующая эти психосоматические корреля­ции, называется полиграфом.

В некоторых странах он используется в целях расследования пре­ступлений и именуется детектором лжи (лайдетектор). Этот метод расследования преступления не исключа­ет случайных совпадений. Данные лайдетектора не могут использоваться как доказательство совершения преступления. Никакое техническое средство не может быть инструментом установления лжи или истины. Это функция по­знавательной деятельности следователя.

Свойства и виды эмоций и чувств

1)В зависимости от их качества (положительные и отрицательные).

2)В зависимости от существенности отражаемых в чув­ствах сторон действительности: глубокие и неглубокие чувства.

В зависимости от влияния эмоций и чувств на активность деятельно­сти они подразделяются на стенические (от rp. сила) и асте­нические. Стенические_чувства (радость и вдохновение) побуждают к актив. деятельности, мо­билизуют силы человека. Астенические эмоции и чув­ства расслабляют человека, парализуют его силы (паника или страх). Одно и то же чувство может оказывать различное воздействие на деятельность разных людей. Например, чувство страха может и мобили­зовать и демобилизовать силы человека. Это зависит от инд. особенностей личности и его волевых состояний.

Рефераты:  Заводы авиации. Авиационные предприятия России, Украины, Мира.

3)Эмоции и чувства различаются по интенсивности (сильные и слабые) и 4) продолжительности (кратковременные и устойчивые).

Высшие чувства подразделяются по своему содержанию:праксические, интеллектуальные, моральные и эстетические.

Динамика протекания эмоции: возникновение, высшее напряжение и разряжение.

5)По регулирующей функции эмоции делятся на следующие виды:

– эмоц. тон ощущения;

– эмоц. отклик;

– настроение;

– конфликтные эмоц. состояния: стресс, аффект, фру­страция.

-высшие эмоции – чувства.

Эмоц. тон ощущений. Различные ощущения (запахи, цвета, звуки и т.д.) являются для нас приятными, нейтральными или неприятными. Эмоц. тон ощущения — наше отношение к ка­честву ощущения.

Эмоц. отклик– оперативная эмоц. реакция на текущие изменения в окружающей среде (красивый пейзаж).

Одним из видов эмоц. отклика является синтония -сопереживание эмоц. состоянию других людей. Исследователи отмеча­ют, что люди, воспитывавшиеся в условиях недостаточного эмоц. контакта, а также пресыщения, становятся малоспособными к эмоц. сопереживанию.

Настроение– это ситуативно обусловленное доминирование определен­ной эмоции или чувства, усиливающее или ослабляющее психическую деятельность на протяжении более или менее длительного периода.

Настроение вызывается полож. или от­риц.воздействиями: успехом или неудачей в работе, ком­фортной или дискомфортной обстановкой, самочувствием и т.д.

Настроение всегда причинно обусловлено, хотя причина его иногда и не осознается. Оно связано с отношением к различным явлениям (одобрением, сожалением, обидой и т.д.).

Виды настроения: положительное или отрицательное.

Они имеют определенную интенсивность, выраженность, напряженность и устойчивость.

Высокий уровень псих. активности под влиянием эмоций или_чувств – воодушевление, наиболее низкий — апатия.

Дезорганизация псих. деятельности, вызванная от­рицательными воздействиями, является состоянием расстроенности.

Эмоциональная устойчивость человека при различных эмоциогенных воздействиях выражается в стабильности его поведения. Устой­чивость к трудностям, терпимость к поведению других людей называ­ется толерантностью (от лат. терпение). В зависимости от преобладания в опыте человека соответствующее настроение ста­новится устойчивым, характерным для него.

Человек может к известной мере регулировать свое настроение, со­средоточивая сознание на положительных сторонах жизни, перспек­тивах ее улучшения.

Конфликтные эмоц. состояния.

Стресс – нервно-псих. перенапряжение, вызванное сверху сильным воздействием, адекватная реакция на которое ранее не сформи­рована, но должна быть найдена в сложившейся ситуации.

Сверхсильные раздражители – стрессоры – вызывают вегетатив­ные изменения (учащение пульса, повышение содержания сахара в крови и т. д.) – организм подготавливается к интенсивным охрани­тельным изменениям. В ответ на сверхтрудную обстановку человек реагирует комплексом защитных реакций.

Стрессовые состояния неизбежно возникают во всех случаях угро­зы для жизни индивида. и побуждают к поиску выхода из экстр.ситуации.

Понятие стресса введено канадс­ким ученым Г.Селье(1936) – совокуп­ность адаптационно-защитных реакций организма на воздействия, вызывающие физ. или псих. травму.

Он выделил три этапа: 1) тре­вога; 2) резистентность и 3) истощение.

Реакция тревоги состоит из фазы шока и противошока, когда восстанавливаются нарушенные псих. функции.

Стадия резистентности характе­ризуется возникновением повышенной устойчивости к действию стрессоров, вредного для организма фактора. При длительном воздей­ствии стрессоров силы организма иссякают и наступает стадия истощения.

Р. Лазарус ввёл понятие физиологического и псих. стресса.

Физиол.стресс- крайне неблагоприят­ные физические условия, вызывающие нарушение целостности орга­низма и его функций (очень высокие и низкие температуры).

Псих.стресс.- те воздействия, которые сами люди оценивают как очень вредные для своего благополучия.

Остро негативная форма стресса — дистресс (от англ. горе, истощение) опасен для жизни, но при австрессе («хорошем» стрессе) отрабатываются адаптационные механизмы индивида.

Особую разновидность стресса составляет «стресс жизни» – ост­рые конфликтные состояния личности, вызванные стратегически зна­чимыми социальными стрессорами.

Стресс опасен для жизни, но он и необходим для нее. При стрессе проявляются максимальные адаптационные возможности человека. Этим стресс отличается от аффекта.

Аффект (от лат. совершать согласно с чувством) – вне­запно возникающее в острой конфликтной ситуациичрезмерное нервно-псих. перевозбуждение, проявляющееся во временной дезоргани­зации сознания (его сужение)и в крайней активизации импульсивных действий.Он вызывается очень сильными и неожидан. раздражителями, когда человек не подготовлен к обдуманной реакции.

В зав-сти от инд. свойств лично­сти могут вызвать аффект– глубокая оби­да от оскорбления, опасность, физ. насилие.

Состояние аффекта характеризуется тем, что поведение при аффекте регулируется не заранее обдуманной целью, а чувством, которое полностью охватывают человека и вызывает импульсивные действия.

Нейрофизиологическим механизмом аффектаявляется резкое изменение уравновешенности нервных процессов, «сшибка» не­рвных процессов. Аффект сопровождается значительными изменени­ями в деятельности внутренних органов (дыхании, сердечной дея­тельности, химизме крови), резкими внешними движениями (резкий крик, плач).

Состояние аффекта связано с нарушением ясности сознания и со­провождается частичной амнезией, расстройством памяти.

Во всех проявлениях аффекта (страх, гнев, отчаяние, ревность, порыв страсти и т. п.) можно выделить три стадии:

♦на первой стадии резко дезорганизуется вся психическая деятель­ность, нарушается ориентировка в действительности;

♦на второй — перевозбуждение сопровождается резкими, плохо контролируемыми импульсивными действиями;

♦назаключительнойстадииспадаетнервноенапряжение, возни­каетсостояниедепрессии, слабости и частичной амнезии.

Субъективно аффект переживается как состояние, как бы навязан­ное человеку извне, помимо его воли. Однако усиленным волевым контролем в начальной стадии развития аффекта его можно не допус­тить. Важно сосредоточить сознание на крайне отрицательных послед­ствиях аффективного поведения.

Однако самым важным условием преодоления аффектов является моральное качество личности, жизненный опыт человека и его воспита­ние.

Состояние аффекта – не является состоянием невменяемости.Аф­фект- это не болезненная, не патологическая дезорганизация пси­хики. Дезорганизация сознания при аффекте может учитываться лишь как обстоятельство, смягчающее ответственность, а также при квалификации преступного деяния. Имеется в виду физиологический аффект. Его следует отличать от патологического аффекта -болезненного нервно-псих. перевозбуждения, связанного с полным помрачением сознания и парализацией воли.

Импульсивные действия, совершенные в состоянии физиол. аффекта:

-малоосознанные, но это не означает, что они полностью не связаны с сознанием. Только психически больной человек ничего не осознает.

-необдуманными, но не случайными.

Преступление, совершенное в состоянии аффекта, уголовно на­казуемо, ибо человек всегда в состоянии предотвратить наступление аффекта, а само состояние аффекта не предопределяет антисоциаль­ных действий (ст.107 УК).

Поводы возникновения аффекта различны: насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Аффект может возникнуть и в результате воспоминаний о травми­рующем событии и по незначительному поводу в результате накопления чувств.

Аффективные действия, яв­ляясь действиями побуждае­мыми только чувствами, не имеют и не могут иметь мотива. Мотив является структур­ным элементом только полностью осознаваемых действий. Специ­фика же действий в состоянии аффекта и состоит в том, что силь­ное чувство само по себе и является побуждением к действию, это реакция в ответ на травмирующий раздражитель.

В действиях в состоянии аффекта не бывает ни осознаваемых конкретных целей, ни осознанных способов действий.

Виновность лица, совершившего преступление в состоянии аф­фекта, обосновывается не наличием преступного умысла и соот­ветствующего мотива, а тем, что это лицо, будучи в состоянии вме­няемости, допустило преступный результат, хотя заранее и не пред­видело его.

Все вышеизложенное позволяет утверждать, что понятие «аффект» и юр. понятие «сильное душевное волнение» полностью не совпадают, ибо закон предполагает, что могут существовать различ­ные степени душевного волнения, устанавливаемые судом. Аффект же является высшей степенью захвата сознания чувствами, это взрыв чувств. Говоря более точно, при аффекте поведение побуждается даже не чувством, а витальной эмоцией (эмоцией, связанной с инстинк­том самосохранения).

Поскольку сильное душевное волнение оказывает влияние на ква­лификацию преступления и на меру наказания, это состояние подле­жит доказыванию и для его установления требуется проведение су-дебно-психол. экспертизы.

Рассмотрим одну разновидность аффекта, которая наиболее часто встречается в следственной и суд. практике — страх.

Страх– безусловно-рефлекторная эмоц. реакция на опасность, проявляющаяся в резком изменении жизнед-ти организма.

У многих людей страх является астенической эмоцией, вызываю­щей ступор, неподвижность, оцепенелость или по­нижение мышечного тонуса. Характерным симптомом страха является дрожание мышц тела, появление сухости во рту (от­сюда хриплость и приглушенность голоса), резкое учащение пульса, повышение сахара в крови и т.д.

Инстинктивный страхвызывается стимулом, который сигнализирует о возможной физической боли.

Страх можно уменьшить активной деятельностью, принятием ра­зумных мер по обеспечению безопасности. В этих случаях страх пере­ходит в осторожность, в состояние опасения.

Страх является пассивно-оборонительной реакцией на опасность, исходящую от более сильного лица. Если же какая-либо угроза опас­ности исходит от более слабого лица, то реакция на эту опасность может приобрести активно-оборонительный, наступательный харак­тер — гнев.

Страх и гнев могут достичь степени аффекта, но они могут вы­ражаться и в меньшей степени эмоц. напряжения, мо­гут быть связаны обстоятельствами, смягчающими уголовную от­ветственность.

Фрустрация(от лат.неудача, обман) – конфликтное отрицательно-эмоциональное состояние, возникающее в связи с кра­хом надежд, неожиданно возникшими непреодолимыми препятствия­ми на пути достижения высокозначимых целей.

Фрустрация часто связана с агрессивным поведением, направлен­ным против фрустратора — источника фрустрации. В случае неуст­ранимости причин фрустрации может воз­никнуть глубокое депрессивное состояние, связанное со значительной и продолжительной дезорганизацией психики (ослабление памяти, способности к логическому мышлению).

Трудноопределимостьфрустрации связана с тем, что человек не может устранить причины такого состояния. Поэтому в состоянии фрустрации человек ищет какие-либо компенсирующие выходы, ухо­дит в мир грез, иногда возвращается к более ранним стадиям психи­ческого развития (регрессирует).

Фрустрационнаятолерантность – устойчивость индивида к фрустрац. воздействиям.

Чувства – эмоциональная форма отражения социально значи­мых явлений. Они вызываются соответствием или отклонением тех или иных обстоятельств от параметров жизнедеятельности данного человека как личности. Если низшие, ситуативные эмоции связны с удовлетворением биологических потребностей, то высшие эмоции — чувства связаны с личностными, социально значимыми ценностями.

Чувства человека иерархически организованы — у каждого инди­вида есть доминирующие чувства, определяющие его основную лич­ностную направленность. Они регулируют наиболее значимые сферы взаимодействия человека с действительностью. Иерархия чувств оп­ределяет мотивационную сферу личности.

Различаются праксические, нравственные, эстетические и интел­лектуальные чувства.

Праксическиечувства (от греч. опыт, практика) — чув­ства, возникающие в практической деятельности. Еще Аристотель го­ворил, что видов чувств столько, сколько видов деятельности.

Моральные(нравственные) чувства– эмоц. состояние, связанное с оцен­кой поведения в зависимости от его соответствия или несоответствия со­ц. нормам.

Мораль – совокупность вы­работанных обществом правил и норм поведения. Теория этих норм и правил называется этикой, а практическое их использование — нравственностью.

Нрав­ственные нормы – это требования общества к поведению личности. Они подразделяются на нормы-образцы, нормы-запреты и нор­мы-рамки. Они реализуются посредством общественного мнения, ав­торитета, традиций и обычаев. Для реализации этих норм необходи­мо соответствующее отношение к ним. И глав. роль играет чувство.

Моральные чувства делятся на:

-кратковременные,

-ситуативные (ра­дость, восхищение, восторг, негодование),

-устойчивые интимные переживания (преданность, привя­занность, дружба, любовь и др.)

-общ. переживания (пат­риотизм, интернационализм, коллективизм).

Не следует смешивать отриц. мо­ральные качества (жестокость, эгоизм, зависть, властолюбие) с отриц. моральными чувствами.

Так, сожаление или угрызение совести, будучи отриц. чувствами, иг­рают положительную роль в поведении человека.

Моральные чувства побуждают учитывать интересы дру­гих людей. Они мобили­зуют человека к деятельности.

У морально воспитанного человека любое отклонение от общепри­нятых норм поведения вызывает резкую критическую оценку.

Если она отсутствует, то поведение приобретает черты безнравственности или бессовестности.

Безнравственность характеризуется тем, что человек знает о соот­ветствующих нормах поведения, но не считает их обязательными ни для себя, ни для других людей; бессовестность — тем, что человек знает общепринятые нормы поведения, но считает их обязательными толь­ко для других.

В практике юриста встречаются самые разнообразные нюансы нравственности (справедливость, долг, совесть, честь).

Справедливость и несправедливость –это моральные оценки общ. явлений, посредством которых оправдываются одни и осуждаются другие. Долг – это моральная необходимость выполнения обязаннос­тей, которые определяются местом человека в системе общ. отношений. Различаются разновидности долга: общечеловечес­кий, гражданский, воинский, служебный, семейный и др. Чувство долга — это осознание и переживание тех обязанностей, которые человек берет на себя, вступая в определенные отношения с други­ми людьми. Смысл жизни людей связан с выполнением правильно понятого долга. Выполнение долга вызывает наивысшее чувство удовлетворения.

Совесть –это чувство, вызывающее реакцию человека на требо­вания общества. Эта реакция зависит от понимания челове­ком моральной ответственности за свое поведение.

Чувство чести – это повышенная эмоц. впечатлитель­ность по отношению к тем сторонам своей деятельности, которые наиболее значимы для данного общества в целом или для отдельной социальной группы.

Чувство вины– это самопорицание человека за нарушение сво­их собственных позиций, норм, убеждений.

Люди имеют различные пороги вины, большую или меньшую подвержен­ность самопорицанию. Существует также навязчивое чувство вины, выходящее за пределы псих. здоровья.

Эстетические чувства (от греч. aisthetikos— чувствующий) — вос­приимчивость к прекрасному в окружающей предметной и социаль­ной среде, придание прекрасному ценностного значения.

Поступ­ки людей оцениваются одновременно и как этическое, и как эстетическое явление, они переживаются и как прекрасное (или безобраз­ное) и как доброе (или злое).

В зависимости от свойств явлений эстетические чувства выражаются как переживание прекрасного или безобразного, трагического или комического.

Чувство трагического связано с отражением противоречия между необходимостью и возможностью, с отражением противоборства пре­красного с безобразным. Чувство комического основано на несоответствии того или иного социального явления, поступков людей объективным свойствам ве­щей: нового — старому, содержания — форме, реальной сущности человека — его мнению о себе и т.п.

Интеллектуальные чувства– эмоц. состояния, связанные с реализацией познавательной потребности. Радость познания — одно из самых сильных чувств, ради которых человек устремляется в кос­мос и на дно океана, рискует жизнью и отказывается от удовлетворе­ния многих потребностей.

Псих. состояния познавательной направленности:

Любопытства – состояние направленности сознания на снятие неопределенности с той или иной проблемной ситуации. Любознательность – состояние познавательной активности, интеллектуальной впечатлительности, устойчивой познавательной направленности на определенные объекты.

Познание связано с деятельностью в проблемной ситуации. Отражение проблемной ситуации вызывает состояние недоумения или удивления. Удивление – более эмоционально насыщенное состояние, чем недоумение, оно активизирует познавательную деятельность. Удивление, сопровожда­емое очень сильными эмоц. переживаниями, переходит в изумление. Изумление возникает в связи с получением очень значи­мой и совершенно неожиданной информации.

Одним из самых ценных интеллектуальных чувств человека явля­ется неудовлетворенность достигнутыми знаниями, стремление к по­стоянному познанию.

Общие закономерности эмоций и чувств.

1)Чувства, выработанные к одному объекту, переносятся в опреде­ленной степени на весь класс однородных объектов. Таким образом, обобщенность и перенос чувств — одна из их закономерностей.

2) Другая закономерность – притупляемость чувств под влиянием длительно действующих раздражителей. Воздействие, вызывающее новые чувства, обычно предпочитается привычным надоевшим воз­действиям(шутка, повторяемая слишком ча­сто, не вызывает удовольствия).

Притуплению подвержены как положительные, так и отрицатель­ные чувства. Человек в известной мере привыкает ко всему, в том чис­ле и к отрицательным воздействиям. Притупление отрицательных чувств опасно, поскольку они сигнализируют о неблагоприятной об­становке, побуждая к ее изменению.

3)контраст чувств. Чувства, возникаю­щие при воздействии различных раздражителей, сопоставляются и влияют друг на друга, взаимодействуют. (Удовольствие сильнее чувствуется вслед за неудовольствием).

4)суммация чувств. Чувства, систематически вызываемые тем или иным объектом, накапливаются, суммируются. Так, в результате суммации чувств у нас всю жизнь укреп­ляется любовь и уважение к родителям).

Иногда противоположные чувства, проявляясь одновременно, так­же усиливают друг друга. Так, чувство страха, возникающее при пере­ходе через пропасть, усиливает чувство удовольствия, связанное с пре­одолением препятствия.

Эмоц. состояния, не получившие исхода в соот-х действиях, иногда замещаются эмоц. состояниями, связанными с другой.(неудача в одной деятельно­сти, компенсируется успехом в другой).

5). Эмоциональные состояния могут замещаться. Так, неудача в одной деятельности может компенсироваться успехом в другой деятельности. Одна из закономерностей эмоций и чувств — их переключаемость. Эмоции, не удовлетворенные в отношении одного объекта, могут пе­реноситься на другие объекты. В ряде случаев эмоции взаимно несовместимы — амбивалентны, возникает внутриличностная конфликтность. Так, у алкоголика любовь к семье противоборствует с ненавистью к ней, когда его лишают возмож­ности принять алкоголь.

6)Конфликт между противоположными, амбива­лентными чувствами изживается различными способами: вытеснением одних чувств под каким-либо оправдательным предлогом, искажением отдельных представлений. Иногда это может приобрести патологичес­кий характер, при котором объективная действительность становится как бы несовместимой с сознанием больного.

Эмоции и чувства имеют внешнее выражение — экспрессию. Внешне эмоции и чувства выражаются движениями мышц лица (ми­мика), мышц тела (пантомимика, жесты, поза, осанка), изменениями тона голоса, темпа речи.

Эмоции и чувства в следственной практике

Эмоции и чувства – важный фактор взаимодействия следователя со всеми участниками следствия. Эмоц. контакт- необхо­димое условие успешного осуществления процесса расследования.

Главная особен­ность при контакте – это эмоц. состояние, которое возникает в связи с доминирующими, актуальными потребностями.

Объективное и всестороннее расследование предполагает зна­ние:

-личности участников следствия,

-ценностных позиций личности,

-иерархию ее потребностей, характер биологических особенностей.

Людей особенно обижает равнодушие, высокомерие и тем более презрение. Задача сле­дователя не столько установить контакт, сколько не нарушить его сво­ими неправильными действиями.

Юрист должен уметь контролировать свои эмоции, не допуская их диффузии, когда эмоции становятся фактором дезор­ганизации сознания, начинают препятствовать объективному и все­стороннему расследованию преступления, логическому построению системы доказательств.

§

Воля– сознательная регуляция деятельности на основе общественно выработанных понятий, норм, оценок, используя которые человек осознает необходимость и возможность соответству­ющих действий в данных условиях.

Воля – процесс, направляющим деятель­ность на достижение ее будущего результата (цели),

Итак, воля – это псих. процесс сознательной регуляции пове­денческого акта, направленного на достижение результата, предвосхи­щаемого субъектом как необходимость и возможность.

Всякая волевая деятельность че­ловека по своей структуре является сознательной.

Цель деятельности человека не находится в прямолинейной связи с его потребностью. Она опосредствована его знаниями, пониманием значения того, что он делает.

Воля – процесс преодоления внешних и внутренних препятствий, зат­рудняющих достижение цели.

Человек проявляет волевое усилие, отказываясь от эмоционально-положительных и преодо­левая эмоционально-отрицательные воздействия (покидая теплое помещение и перенося пургу и мороз для достижения цели).

Волевое усилие связано с затратой нервной и мышечной энергии. Препятствия внешней среды, а также внутренние препятствия (сомнения, колебания, страх) вызывают состояние напряженности.

Трудности в достижении цели могут быть объективными и субъек­тивными.

Во­левая регуляция деятельности представляет собой совокупность во­левых состояний – решительности, целеустремленности, настойчивости и др.

Нейрофизиологической основой волиявляется системная работа всего мозга, но центральное значение в этой системе имеют лобные доли коры больших полушарий.

Известный совет. нейропсихолог А.Р. Лурия выделяете составе всего мозга 3 основных блока, совместная работа которых лежит в основе любой сложной деятельности:

1)обес­печивающий регуляцию тонуса мозга, его бодрств. состо­яния;

2)блок получения, переработки и хранения информ.-основ­ной аппарат познавательных процессов (теменно-затылочные отде­лы коры);

3) блок программирования, регуляции и контроля псих. деятельности (лобные доли коры). Этот блок, регулируя дея­тельность первого блока, обеспечивает данной де­ятельности тонус работы всего мозга.

Лобные доли коры осуществляют функции синтеза внешних раздра­жителей, подготавливают действие, формируют его программу, кон­тролируют его протекание и оценивают его итоговый результат. На­рушение лобных долей мозга вызывает дезорганизацию поведения, особенно тех форм сознательной деятельности, которые соверша­ются на речевой основе. Как показывают клинические данные, по­ражение лобных долей мозга вызывает патологическое безволие – абулию.

Структура волевой регуляции деятельности

Деятельность– совокупность действий, объединенных единой целью, соответствующей определенной потребности.

Деятельность осуществляется системой действий. Действие – структурная единица деятельности. Различаются перцептивные, ум­ственные, мнемические и практические действия.

Дей­ствие– относительно законченная часть деятельности, решающая про­межуточную задачу.

Цели деятельности определяют характер и последовательность действий, а конкретные условия действий — характер и последова­тельность операций. Операция – структурная единица действия (в слож­ной деятельности сами отдельные действия выполняют роль операций). Конкретные условия деятельности определяют способы реализации отдельных действий, выбор средств и орудий действия.

Приступая к той или иной деятельности, человек предварительно ориентируется в ее условиях, обследует обстановку с целью выработ­ки плана действий. При этом устанавливаются отношения между элементами ситуации, определяется их значение, возможности их ком­бинации для достижения цели.

Система представлений индивида о цели, порядке ее достижения и необходимых для этого средствах называется ориентировочной ос­новой деятельности. Эффективность деятельности человека зависит от содержания ее ориентировочной основы. Успех деятельности обес­печивается лишь полной ориентировочной основой, которая специ­ально формируется при обучении индивида.

При осуществлении деятельности субъект вступает во взаимодей­ствие с предметным миром: происходит преобразование предметной ситуации, достигаются определенные промежуточные результаты. Каждая операция в структуре действия определяется условиями изменяющейся ситуации, а также навыками и умениями, привычками субъекта деятельности.

Навыкстереотипизированный способ совершения отдельных дей­ствий-операций, сформировавшийся в результате многократного их повторения и отличающийся свернутостью (сокращенностью) его со­знательного контроля.

Навык– это частично автоматиз. действие, которое характеризуется:

-свер­тыванием регулирующих компонентов – остается лишь осознание задачи действия и оценка его результатов, снимаются такие звенья, как принятие решения и формирование программы (навык пись­ма не требует обдумывания того, как совершать это действие).

-действие на уровне навыка совершается быстро и точно.

-по мере выработки навыка ослабляется зрительный контроль над выполнением физического движения. Он заменяется мышечным. (печатать, не глядя на кла­виши).

-меньше затрат сил, объединением отдельных, избавлением от излишних движений.

Виды:

– двигательные, сенсорные (распозна­вания сигналов азбуки Морзе), интеллектуальные навыки и навыки по­ведения.

-частные(навыки вычисле­ния, решения типовых задач и т.п.).

общие(навыки срав­нения, обобщения и др.).

Умение освоенный субъектом способ выполнения действия, осно­ванный на совокупности имеющихся у него знаний и навыков, т.е. применение навыков в новых условиях называется умением.

Уме­ние реализуется как в привычных, так и в измененных условиях дея­тельности.

Сформировавшиеся навыки оказывают как положительное влияние на овладение новым действием- перенос навыка(навык езды на велосипеде содействует приобретению навыка вожде­ния мотоцикла), так и затрудняют выработку новых навыков, происхо­дит интерференция навыков (навык печатания по одной системе зат­рудняет выработку навыка печатания по другой).

В результате повторных действий наряду с навыками формируют­ся привычки. Привычки- упрочившиеся действие, выполнение кото­рых становится потребностью (привычка мыть руки перед едой). Навыки и привычки являются основой простых действий.

Таким образом, деятельность индивида – устойчивая система его взаимосвязей с миром, основанная на концептуальном образе мира и стереотипизированном поведенческом фонде. Этот фонд способов поведения реализуется в виде простых и сложных волевых действий.

Простые действияимеют 3 структурные элемента:

1)_цель; 2) исполнение действия; 3) оценка его результатов.

Простые действия обычно не связаны со значительными волевыми усилиями и реализуются чаще всего в форме навыков и привычек. В каждом простом действии различаются сенсорный, центральный, моторный и контрольно-корректирующий компоненты.

(издалека увидев приближающийся транспорт и освободив ему дорогу можно выделить в этом движении все четыре его компо­нента: восприятие транспорта – сенсорный, мысль о том, что опасно стоять близко к проезжей части дороги -центральный, непосредственное передвижение – моторный, двигательный компонент и удостоверение в том, что вы передвину­лись в безопасную зону -контрольный компонент).

Во многих движениях ведущими являются сенсорный и моторный компоненты. Эти движения называются сенсомоторными реакциями. (нажим на тормоз). Но в зависимости от уровня псих. развития, опыта, знаний и других инд. осо­бенностей человек осуществляет деятельность характерны­ми для него способами.

Способы действия людей отличаются количеством промежуточных операций, объединенностью отдельных операций, точностью и быстро­той действия.

У каждого человека вырабатываются стереотипные, привычные способы выполнения повседневных действий – характерный способ удерживания предметов (ручки, сигареты).

Время реакции зависит от готовности реагировать, от типа нервной системы, возраста и пола человека, его псих. состояния.

Различается время простой реакции – однозначная реакция на один раздражитель (красного сигнала светофора-тормоз), и время сложной реакции, когда прини­мается решение о выборе одной реакции из ряда возможных.

Наряду с сенсомоторными реакциями различается время словесно-ассоциативной реакции. Реагировать словом труднее, чем движе­нием. Время реакции значительно повышается в конфликтной и тревож­ной ситуации.

Рассмотренные выше действия имеют простую структуру. Они, как правило, совершаются стереотипно, на уровне умений и навыков. Более развернутую структуру имеют сложные волевые действия, состоящие из ряда простых действий, выполняющих роль операций.

Структура сложного волевого действия:

1)осуществляя деятельность, человек прежде всего осознает ее необходимость для удовлетворе­ния потребности.

Само действие возникает и осуществляется на основе моти­вации. При возникновении ряда противоречивых, но оди­наковых по силе доводов в пользу разных действий – происходит борьба мотивов.

2)Приняв решение, наметив цель действия,

3) человек соотносит ее с имеющимися условиями, то есть осознает задачу действия и на­мечает способы ее решения.

4)привлекая соответствующие знания, человек создает умственный образ действия – ориентиро­вочную его основу.

5)переходит к исполнению данного действия, преодолевая при этом ряд внешних и внутрен­них препятствий.

6)достигнув результаты, чело­век осознает их соответствие потребностям.

Краткая характеристика этапов волевого действия:

1.Осознание вариантов удовлетворения потребно­стей, борьба мотивов (стадия предрешения). Каждая потреб­ность допускает различные возможности ее удовлетворения. Процесс выбора – процесс формирования цели действия.

Выбор нередко сопровождается столкновением противоречивых побуждений -борьба мотивов – противоборство различных желаний.

Она может быть кратковременной и очень длительной, связанной с большой затратой нервной энергии.

Если из двух желаний одного уровня одно становится более сильным, то борьбы мотивов не происходит.

Исходным фактором деятельности являются уста­новки, жизненные позиции человека, на которых формируются со­ответствующие мотивы деятельности.

2. Принятие решения – выбор из ряда возможных целей такой, ко­торая оценивается как самая оптимальная в данных условиях для дан­ной личности. Принятие решения – выбор варианта поведения в си­туации неопределенности или противоборства ценностей.

Существуют три основных правила логики выбора.

1. Если А>В, а В>С, то А>С.

2. Если А = В, а В = С, то А = С.

3. Если А = В, а С>В, то А С>В.

Знак > означает предпочтительность одного объекта перед другим.

Однако в реальной жизни эти правила часто нарушаются. Наибо­лее распространенным нарушением этих правил является так назы­ваемый порочный круг – А>В>С>А. Так, решая вопрос о соверше­нии данного преступления одним из трех подозреваемых, следователь может рассуждать примерно следующим образом:

«В совершении преступления можно подозревать А. и В., оба не работают, пьянствуют, но А. уже имел судимость. Следовательно, по­дозревать в совершении преступления следует прежде всего А. Далее, сопоставляя личность В. с личностью С, следователь находит, что вероятность совершения преступления лицом В. выше, так как В. знал

план квартиры, в которой совершена кража. Но, сопоставляя личность А. с личностью С, следователь обращает внимание на то, что С. знал об отъезде владельцев квартиры в отпуск и о том, что ими оставлены ценные вещи. Следовательно, подозревать следует прежде всего С». В этом рассуждении допущена ошибка — «порочный круг».

Выбор варианта поведения может быть транзитивным – обосно­ванным, оптимальным, учитывающим условия развития событий; и нетранзитивным – неоптимальным, когда не анализируются воз­можности, варианты развития событий, тяжесть неправильных ре­шений.

Различают пять типов принятия решений:

– импульсивные решения (процессы построения гипотез явно пре­обладают над процессами контроля);

– решения с риском (проигрыш возможен, но и выигрыш велик);

– уравновешенные;

– осторожные;

– инертные (контрольные процессы резко преобладают над процес­сами построения гипотез, протекающими неуверенно и медленно).

Людям с высоким уровнем развития интеллекта свойственно пре­обладание уравновешенных типов решений и ограничение крайних типов (импульсивного и инертного). В экстремальных условиях они наиболее эффективно сочетают риск с осмотрительностью. Люди не­уравновешенные предпочитают импульсивные решения, а люди инер­тные – осторожные, затянутые решения.

Не существует эталонных, правильных решений на все случаи жиз­ни. Правильность решения зависит от принципов, на основе которых оно принималось, объективной значимости факторов, их ценности в данной ситуации, для данной личности и для общества.

Принятое решение обычно сопровождается субъективным ощуще­нием некоторого облегчения (так как при этом снимается напряже­ние, характерное для борьбы мотивов), положительным эмоциональ­ным переживанием, которое активизирует деятельность. Принятие решения завершается окончательным формированием цели действия и программы его реализации.

Вслед за принятием решения о цели деятельности осознаются задачи деятельности, детально планируются пути и средства достижения цели.

3. Осознание задач и выбор способов деятельности. Деятельность че­ловека протекает в определенных условиях и зависит от них. Соотне­сение цели деятельности с данными условиями — это осознание задач де­ятельности.

Условия деятельности могут быть специально заданными, но чаще они долж­ны быть выявлены в результате исследования исходной ситуации.

Выбор способов действий связан с волевыми усилиями, ибо одни способы могут быть более доступ­ными, но противоречащими нравственным нормам, другие – соци­ально одобренными, но лично неприемлемыми.

Итак, соотнося цель деятельности с условиями, человек вновь при­нимает о достижении цели совокупностью конкретных действий, а затем формирует программу этих действий.

4. Уже при выборе цели действия обычно намечаются средства ее достижения. Но после окончательного принятия решения о способах достижения цели в данных условиях формируются развернутая програм­ма действия, внутренний план действия, его ориентировочная основа.

Ориентировочная основа действия -система представлений о кри­териях эффективности данного действия. Человек действует в зави­симости от того, на основе каких знаний он ориентируется в данных условиях, какие связи и отношения вещей учитывает.

5. Действия исполняются определенным способом – системой опе­раций, обобщенных действий. Исполнительские действия – это сис­тема простых действий, реализуемая комплексом движений.

Приступая к осуществлению действия, человек представляет при­мерные результаты промежуточных действий.

Не­точные действия исправляются в результате анализа причин недости­жения цели.

Реально получаемые результаты всех операций постоянно сопос­тавляются с ранее заданной динамической моделью действия.

Система приемов, обусловленная целью, мотивами, условиями дей­ствия и психическими особенностями действующего лица, называется способом действия.

6. Эффективность, оптимальность деятельности определяется дос­тижением результата. Результат деятельности оценивается им не по формальному достижению цели, а по тому, насколько он удов­летворяет соответствующую потребность, отвечает исходному мотиву деятельности.

Результат деятельности может не совпадать с желаниями и стрем­лениями человека, и тогда совершается другой, поведенческий акт. Цель – лишь критерий правильности продвижения деятельности к запланированному итогу. Сам же результат соотносится не с целью, а с мотивом. Полученный результат рассматривается с точки зрения его соответствия исходному побуждению. Только это соответствие яв­ляется критерием успешной деятельности.

Волевая регуляция деятельностивыражается в системе волевых псих. состояний: инициативности, целеустремленности, уверен­ности, решительности, настойчивости и др.

Эти волевые состояния проявляются в своей совокупности на про­тяжении всей деятельности. Однако на отдельных этапах деятельнос­ти определенные волевые состояния приобретают ведущее значение.

Так, выбор цели связан прежде всего с состоянием целеустремлен­ности, принятие решения – с состоянием решительности, исполне­ние действия – с состоянием настойчивости и т.д.

Рассмотрим волевые состояния в последовательности, соответству­ющей структуре деятельности.

Состояние инициативности-активная переработка поступающей информации, определением первоочередных проблем и постановкой наиболее значимых целей, путей их достижения.

Состояние инициативности – это повышения возбудимость к по­иску цели. При наличии же ряда целей первостепенное значение при­обретает состояние решительности.

Решительность –это псих. состояние мобилизованности на быстрый и обоснованный выбор цели и способов ее достижения.

У различных людей состояние решительности имеет индивидуаль­но-типологические особенности.

Одна из таких особенностей – быстрое, но необоснованное, импульсивное принятие решения. Это объясняется стремлением некоторых людей побыстрее избавиться от напряженного состояния борьбы мотивов.

Однако, несмотря на субъективные различия в состоянии реши­тельности, имеются и объективные факторы, влияющие на процесс принятия решения:

– дефицит времени;

– значимость действия, в пользу которого принимается решение;

– тип высшей нервной деятельности человека;

– особенности взаимодействия сигнальных систем.

Псих. состояние неспособности быстро принимать реше­ния – состояние нерешительности.

Нерешительность не является свойством какого-либо отдельного темперамента. Одна­ко темперамент влияет на форму проявления нерешительности. На­стороженность у меланхолика, затянутость у флегматика, суетливость у сангвиника, импульсивность у холерика – таковы некоторые осо­бенности нерешительности, определяемые темпераментом.

Целеустремленностьхарактеризуется сосредоточенностью сознания на основных, наиболее значимых це­лях. Это состояние с физиологической точки зрения характеризуется возникновением доминанты, которая подчиняет все действия чело­века достижению поставленной цели.

Уверенность– это высоковероятностное ожидание запланированного результата деятельности на основе учета исходных условий. Это состояние в значительной мере определяет результативность деятельности. Оно состоит в объективной оценке обстоятельств, влияющих на исход деятельности, то есть связано с четким осознанием связей исходных данных с конечной целью, осознанием (иногда интуитивным) ее достижимости, реаль­ности.

Успешное завершение деятельности требует преодоления как неуверенности, так и самоуверенности. В со­стоянии самоуверенности человек переоценивает свои возможно­сти и недооценивает объективные трудности. Состояние самоуверенности может быть эпизодическим (возникающим в резуль­тате временных успехов) и доминирующим (возникающим в резуль­тате некритического отношения человека к себе).

Настойчивость – длительное преодоление трудностей, в контролировании действия и направле­нии его на достижение запланированного результата.

От настойчивости следует отличать состояние упрямства – негибко­сти, некритического отношения к своей деятельности, противореча­щей объективным условиям.

Состояние сдержанности.В процессе деятельности на человека вли­яют различные стимулы, провоцирующие действия в нежелательном направлении. Торможение этих нежелательных действий является состоянием сдержанности, самообладания, требующего значительно­го волевого усилия. Эти усилия направлены на подавление эмоций со стороны рассудка.

Сдержанность не следует смешивать с бесчувственностью, с эмоц. невосприимчивостью.

Сдержанность:

-предполагает разум­но обоснованную реакцию на сильные эмоц. воздействия.

-это состояние, в котором появляется тормозная функция воли.

-это состояние контролируемого поведения.

Все волевые состояния связаны с соответствующими волевыми качествами личности. Длительный опыт пребывания в отдельных воле­вых состояниях приводит к формированию соответствующих качеств личности, которые затем сами влияют на волевые состояния.

так, волевая регуляция поведения – это подчинение поведения жизненным позициям человека, системе его ценностной ориентации.

Волевая регуляция обусловлена требованиями социальной среды.

В общем виде можно сказать: человек позволяет себе такое пове­дение, которое позволяется ему другими людьми.

§

Псих. состоя­ние – это общий функциональный уровень псих. активности в зависимости от условий деятельности человека и его личностных особенностей.

Псих. состояния могут бытькратковременными, ситуативными и устойчивыми, личностными.

Все псих. состояния подразделяются на 4 вида:

1) мотивационные (установка, желания, интересы, стремление, влечение, страсти)-это псих. отражение условий, необходимых для жизнедеятельности человека как организма, индивида, личности.

Установка-готовность действовать определенным образом в соответствующей ситуации.

Интерес – избирательное отношение к предметам и явлениям в результате понимания их значения и эмоц. переживания значимых ситуаций.

Желания-состояния, при котором потребности соотнесены с конкретным предметом их удовлетворения.

Стремление – если потребность не может быть удовлетворена в данной ситуации, но ситуация м.б. создана, то направленность сознания на создание желаемой ситуации наз. стремлением.

Стремление с отчетливым представлением необходимых средств и способов действия явл. намерением.

Разновидность стремления является страсть– стойкое эмоц. стремление к определенному объекту, потребность в которой доминирует над всеми остальными потребностями и придает соответствующую направленность всей деятельности человека.

Преобладающее стремление человека к определенным видам деятельности являются его склонностями, а состояние навязчивого тяготения к определенной группе объектов– влечение.

2) эмоциональные (эмоц.тон ощущений, эмоц. отклик, настроение, конфл. эмоц. состояния – стресс, аффект, фрустрация).

Эмоц. тон ощущений.Различные ощущения (запахи, цвета, звуки и т.д.) являются для нас приятными, нейтральными или неприятными. Эмоц. тон ощущения — наше отношение к ка­честву ощущения.

Эмоц. отклик– оперативная эмоц. реакция на текущие изменения в окружающей среде (красивый пейзаж).

Одним из видов эмоц. отклика является синтония -сопереживание эмоц. состоянию других людей. Исследователи отмеча­ют, что люди, воспитывавшиеся в условиях недостаточного эмоц. контакта, а также пресыщения, становятся малоспособными к эмоц. сопереживанию.

Настроение– это ситуативно обусловленное доминирование определен­ной эмоции или чувства, усиливающее или ослабляющее психическую деятельность на протяжении более или менее длительного периода.

Настроение вызывается полож. или от­риц.воздействиями: успехом или неудачей в работе, ком­фортной или дискомфортной обстановкой, самочувствием и т.д.

Настроение всегда причинно обусловлено, хотя причина его иногда и не осознается. Оно связано с отношением к различным явлениям (одобрением, сожалением, обидой и т.д.).

Виды настроения: положительное или отрицательное.

Они имеют определенную интенсивность, выраженность, напряженность и устойчивость.

Высокий уровень псих. активности под влиянием эмоций или_чувств – воодушевление, наиболее низкий — апатия.

Дезорганизация псих. деятельности, вызванная от­рицательными воздействиями, является состоянием расстроенности.

3) волевые состояния – инициативность, целеустремленность, настойчивость (их классификация связана со структурой сложного волевого действия). Эти волевые состояния проявляются в своей совокупности на про­тяжении всей деятельности. Однако на отдельных этапах деятельнос­ти определенные волевые состояния приобретают ведущее значение. Так, выбор цели связан прежде всего с состоянием целеустремлен­ности, принятие решения – с состоянием решительности, исполне­ние действия – с состоянием настойчивости и т.д.

Состояние инициативности-активная переработка поступающей информации, определением первоочередных проблем и постановкой наиболее значимых целей, путей их достижения.

Состояние инициативности – это повышения возбудимость к по­иску цели. При наличии же ряда целей первостепенное значение при­обретает состояние решительности.

Решительность –это псих. состояние мобилизованности на быстрый и обоснованный выбор цели и способов ее достижения.

Одной из инд.-типологических особенностей состояния решительности является быстрое, но необоснованное, импульсивное принятие решения. Это объясняется стремлением побыстрее избавиться от напряженного состояния борьбы мотивов.

Под внешней решительностью здесь скрывается недостаточность волевой регуляции деятельности. Подлинная решительность требует относительно быстрого принятия твердого решения на основе учета преимущества и недостатков всех альтернативных решений.

Псих. состояние неспособности быстро принимать решение является состоянием нерешительности. Это состояние может быть про­явлением общей псих. пассивности личности, слабости не­рвных процессов, недостаточной их подвижности. Нерешительность не является свойством какого-либо отдельного темперамента. Одна­ко темперамент влияет на форму проявления нерешительности. На­стороженность у меланхолика, затянутость у флегматика, суетливость у сангвиника, импульсивность у холерика – таковы некоторые осо­бенности нерешительности, определяемые темпераментом.

Нерешительность часто связанас недостаточной информирован­ностью, с отсутствием соответствующих умений и навыков. Основ­ной же причиной нерешительности является наличие в данной ситу­ации равноценных противоборствующих мотивов.

Нерешительность является отрицательным качеством, требующим преодоления. Она может привести к нрав­ственно отриц. и противоправным последствиям (трусости, преступной бездеятельности и т.п.).

Целеустремленностьхарактеризуется сосредоточенностью сознания на основных, наиболее значимых це­лях. Это состояние с физиологической точки зрения характеризуется возникновением доминанты, которая подчиняет все действия чело­века достижению поставленной цели.

Уверенность– это высоковероятностное ожидание запланированного результата деятельности на основе учета исходных условий. Это состояние в значительной мере определяет результативность деятельности. Оно состоит в объективной оценке обстоятельств, влияющих на исход деятельности, то есть связано с четким осознанием связей исходных данных с конечной целью, осознанием (иногда интуитивным) ее достижимости, реаль­ности.

Успешное завершение деятельности требует преодоления как неуверенности, так и самоуверенности. В со­стоянии самоуверенности человек переоценивает свои возможно­сти и недооценивает объективные трудности. Состояние самоуверенности может быть эпизодическим (возникающим в резуль­тате временных успехов) и доминирующим (возникающим в резуль­тате некритического отношения человека к себе).

Настойчивость – длительное преодоление трудностей, в контролировании действия и направле­нии его на достижение запланированного результата.

От настойчивости следует отличать состояние упрямства – негибко­сти, некритического отношения к своей деятельности, противореча­щей объективным условиям.

Состояние сдержанности.В процессе деятельности на человека вли­яют различные стимулы, провоцирующие действия в нежелательном направлении. Торможение этих нежелательных действий является состоянием сдержанности, самообладания, требующего значительно­го волевого усилия. Эти усилия направлены на подавление эмоций со стороны рассудка.

Сдержанность не следует смешивать с бесчувственностью, с эмоц. невосприимчивостью.

Сдержанность:

-предполагает разум­но обоснованную реакцию на сильные эмоц. воздействия.

-это состояние, в котором появляется тормозная функция воли.

-это состояние контролируемого поведения.

Все волевые состояния связаны с соответствующими волевыми качествами личности. Длительный опыт пребывания в отдельных воле­вых состояниях приводит к формированию соответствующих качеств личности, которые затем сами влияют на волевые состояния.

так, волевая регуляция поведения – это подчинение поведения жизненным позициям человека, системе его ценностной ориентации.

Волевая регуляция обусловлена требованиями социальной среды.

В общем виде можно сказать: человек позволяет себе такое пове­дение, которое позволяется ему другими людьми.

4) состояния разных уровней организованности сознания (они проявляются в различных уровнях внимательности).

Ситуативные состоянияхарактеризуются времен­ным своеобразием протекания псих. деятельности в зависимо­сти от ситуационных обстоятельств. Они подразделяются:

-на общефункциональные, определяющие общую поведенческую активность индивида;

-на состояния доминирования отдельных псих. процессов — мотивационных, эмоциональных или волевых;

-на состояния псих. напряжения в сложных условиях и по­ведения;

-на конфликтные псих. состояния.

К устойчивым псих. состояниям личности относятся:

оптимальные и кризисные состояния;

пограничные состояния (психопатия, неврозы, умственная отста­лость);

-псих. состояния нарушенного сознания.

Реакция на воздействия внешней среды включает в себя прямые и вторичные приспособительные эффекты. Первичные реакции – это специфичный ответ на конкретный стимул. Вторичные реакции – из­менение общего уровня психофизиологической активности.

Общефункциональныесостояния псих. активности: состояние бодрости и состояние утомления.

Самое общее базовое псих. состояние – состояние бодро­сти, оптимальной ясности сознания, способности индивида к созна­тельной деятельности. Уровень бодрствования обусловлен содержанием деятельности че­ловека, его отношением к этой деятельности, интересами, увлеченно­стью. Наиболее высокие уровни псих. активности связаны с состояниями вдохновения, медитации, экстаза, которые сопряже­ны с глубоким эмоц. переживанием наиболее значимых для данной личности явлений. Уровни сознательной деятельности могут быть различными – от экстаза и вдохновения до дремоты.

Псих. нагрузка в течение продолжительного времени при­водит к состоянию утомления – временному снижению работоспо­собности вследствие истощения псих. ресурсов индивида. Со­стояние утомления возникает и при монотонных воздействиях. В этих случаях необходима специально организованная внешняя стимуля­ция, направленная на преодоление монотонности в деятельности че­ловека (вплоть до использования функциональной музыки, цветовых).

Состояние псих. напряжения: состояние псих. напряжения и агрессивное состояние.

Состояние псих. напряжения-комплекс интеллекту­альных и эмоционально-волевых проявлений в сложных условиях дея­тельности. В зависимости от остроты ситуации и индивидуальной под­готовленности к ее преодолению псих. деятельность индивида может быть дезорганизована вследствие «сужения сознания» или пре­дельно мобилизована на достижение адаптивного результата.

Неспособность же распознавать опасные ситуации и адекватно реа­гировать на них – причина многих несчастных случаев. Опасная си­туация – обстановка с высокой вероятностью несчастного случая. Предвидеть – избегать – при необходимости правильно действо­вать – таковы составляющие личной безопасности.

К экстремальным псих. состояниям относится и повы­шенная агрессивность – устойчивое стремление индивида нанести физический или психотравмирующий вред, ущерб другим людям.

Агрессия может быть фрустрационной (агрессивность против тех, кто препятствует достижению значимых целей), импульсивной, аф­фективной. Она может быть также умышленной и инструментальной (когда агрессия используется лишь как средство достижения цели).

Общей особенностью агрессивного поведения являются неадекват­ные реакции, неустойчивость к психотравмирующим воздействиям, нарушенность механизмов псих. защиты, готовность к псих. срыву, неконтролируемость отдельных типов реакций, сла­бость тормозного процесса.

Гипнотическое и постгипнотическое состояние

Гипноз -это механизм особой подверженности человека внушающей силе слова при определенных условиях.

Если гипноз – это частичный сон, то сон – частичный гипноз; в со­стоянии сна, как полагают исследователи, перестраиваются, интег­рируются дневные впечатления, укрепляется долговременное запо­минание. Отсюда возможность воздействовать на психику индивида и в состоянии гипноза (возрастающие возможности обучения и пси­хотерапии в гипнозе), и в состоянии сна.

При исследовании гипноза был обнаружен эффект постгипноти­ческого поведенческого программирования: данный в гипнотическом состоянии приказ неукоснительно выполняется при выходе индивида из состояния гипноза. Это явление стали использовать для модифи­кации поведения личности, для того, чтобы навязывать личности оп­ределенные программы поведения.

Метафорический термин «зомбирование» в научно-психологиче­ском плане означает целенаправленное изменение (модификацию) сознания индивида с целью внедрения в него кодированной информа­ции, актуализируемой при определенных условиях. В памяти индиви­да формируются энграммы, всплывающие лишь при определенных кодовых воздействиях. Эти искусственные не­рвно-псих. связи формируются в состоянии глубокого гипно­за или под воздействием фармакологических средств. Целостная мнемическая матрица может быть замкнута на какой-либо одиночный пусковой кодовый сигнал. Воздействие этого сигнала запускает всю сложную поведенческую программу.

36. Конфликтные псих. состояния личности (стресс, аффект, фрустрация).-разновидности одного из видов псих. состояния личности.

Стресс – нервно-псих. перенапряжение, вызванное сверху сильным воздействием, адекватная реакция на которое ранее не сформи­рована, но должна быть найдена в сложившейся ситуации.

Стресс – это эмоц. состояние, связанное с мобилизацией сил на поиск выхода из создавшегося положения.(аварии).

Стрессовое состояние побуждает к поиску выхода из экстр.ситуации.

Понятие стресса (от англ. напряжение) введено канадс­ким ученым Г.Селье(1936) – совокуп­ность адаптационно-защитных реакций организма на воздействия, вызывающие физ. или псих. травму.

Он выделил три этапа: 1) тре­вога; 2) резистентность и 3) истощение.

Реакция тревоги состоит из фазы шока и противошока, когда восстанавливаются нарушенные псих. функции.

Стадия резистентности характе­ризуется возникновением повышенной устойчивости к действию стрессоров, вредного для организма фактора. При длительном воздей­ствии стрессоров силы организма иссякают и наступает стадия истощения.

Р. Лазарус ввёл понятие физиологического и псих. стресса.

Физиол.стресс- крайне неблагоприят­ные физические условия, вызывающие нарушение целостности орга­низма и его функций (очень высокие и низкие температуры).

Псих.стресс.- те воздействия, которые сами люди оценивают как очень вредные для своего благополучия.

Стресс опасен для жизни, но он и необходим для нее. При стрессе проявляются максимальные адаптационные возможности человека. Этим стресс отличается от аффекта.

Аффект (от лат. совершать согласно с чувством) – вне­запно возникающее в острой конфликтной ситуациичрезмерное нервно-псих. перевозбуждение, проявляющееся во временной дезоргани­зации сознания и в крайней активизации импульсивных действий.

Он вызывается очень сильными и неожидан. раздражителями, когда человек не подготовлен к обдуманной реакции.

В зав-сти от инд. свойств лично­сти могут вызвать аффект– глубокая оби­да от оскорбления, опасность, физ. насилие.

Состояние аффекта характеризуется тем, что поведение при аффекте регулируется не заранее обдуманной целью, а чувством, которое полностью охватывают человека и вызывает импульсивные действия.

Нейрофизиологическим механизмом аффектаявляется резкое изменение уравновешенности нервных процессов, «сшибка» не­рвных процессов. Аффект сопровождается значительными изменени­ями в деятельности внутренних органов (дыхании, сердечной дея­тельности, химизме крови и т.д.), резкими внешними движениями ( резкий крик, плач и т.п.).

Состояние аффекта связано с нарушением ясности сознания и со­провождается частичной амнезией, расстр.-м памяти.

Можно выделить следующие этапы аффекта:

-резко дезорганизуется вся псих. деятельность, нарушается ориентировка в действительности.

-пере­возбуждение сопровождается резким, плохо контролируемыми дей­ствиями.

-происходит спад нервного напря­жения, возникает состояние депрессии, слабости.

Субъективно аффект переживается как состояние, происходящее помимо воли человека, как бы навязанное извне. Однако состояние аффекта не является патологическим состоянием. Одним из приемов преодоления аффекта является произвольная задержка двигательных реакций, изменение обстановки, переключение деятель­ности.

Однако самым важным условием преодоления аффектов является моральное качество личности, жизненный опыт человека и его воспита­ние.

Состояние аффекта – не является состоянием невменяемости.Аф­фект- это не болезненная, не патологическая дезорганизация пси­хики. Дезорганизация сознания при аффекте может учитываться лишь как обстоятельство, смягчающее ответственность, а также при квалификации преступного деяния. Имеется в виду физиологический аффект. Его следует отличать от патологического аффекта -болезненного нервно-псих. перевозбуждения, связанного с полным помрачением сознания и парализацией воли.

Импульсивные действия, совершенные в состоянии физиол. аффекта:

-малоосознанные, но это не означает, что они полностью не связаны с сознанием. Только психически больной человек ничего не осознает.

-необдуманными, но не случайными.

Преступление, совершенное в состоянии аффекта, уголовно на­казуемо, ибо человек всегда в состоянии предотвратить наступление аффекта, а само состояние аффекта не предопределяет антисоциаль­ных действий (ст.107 УК).

Поводы возникновения аффекта различны: насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Аффект может возникнуть и в результате воспоминаний о травми­рующем событии и по незначительному поводу в результате накопления чувств.

Аффективные действия, яв­ляясь действиями побуждае­мыми только чувствами, не имеют и не могут иметь мотива. Мотив является структур­ным элементом только полностью осознаваемых действий. Специ­фика же действий в состоянии аффекта и состоит в том, что силь­ное чувство само по себе и является побуждением к действию, это реакция в ответ на травмирующий раздражитель.

В действиях в состоянии аффекта не бывает ни осознаваемых конкретных целей, ни осознанных способов действий.

Виновность лица, совершившего преступление в состоянии аф­фекта, обосновывается не наличием преступного умысла и соот­ветствующего мотива, а тем, что это лицо, будучи в состоянии вме­няемости, допустило преступный результат, хотя заранее и не пред­видело его.

Все вышеизложенное позволяет утверждать, что понятие «аффект» и юр. понятие «сильное душевное волнение» полностью не совпадают, ибо закон предполагает, что могут существовать различ­ные степени душевного волнения, устанавливаемые судом. Аффект же является высшей степенью захвата сознания чувствами, это взрыв чувств. Говоря более точно, при аффекте поведение побуждается даже не чувством, а витальной эмоцией (эмоцией, связанной с инстинк­том самосохранения).

Поскольку сильное душевное волнение оказывает влияние на ква­лификацию преступления и на меру наказания, это состояние подле­жит доказыванию и для его установления требуется проведение су-дебно-психол. экспертизы.

Рассмотрим одну разновидность аффекта, которая наиболее часто встречается в следственной и суд. практике — страх.

Страх– безусловно-рефлекторная эмоц. реакция на опасность, проявляющаяся в резком изменении жизнед-ти организма.

У многих людей страх является астенической эмоцией, вызываю­щей ступор, неподвижность, оцепенелость или по­нижение мышечного тонуса. Характерным симптомом страха является дрожание мышц тела, появление сухости во рту (от­сюда хриплость и приглушенность голоса), резкое учащение пульса, повышение сахара в крови и т.д.

Инстинктивный страхвызывается стимулом, который сигнализирует о возможной физической боли.

Страх можно уменьшить активной деятельностью, принятием ра­зумных мер по обеспечению безопасности. В этих случаях страх пере­ходит в осторожность, в состояние опасения.

Страх является пассивно-оборонительной реакцией на опасность, исходящую от более сильного лица. Если же какая-либо угроза опас­ности исходит от более слабого лица, то реакция на эту опасность может приобрести активно-оборонительный, наступательный харак­тер — гнев.

Страх и гнев могут достичь степени аффекта, но они могут вы­ражаться и в меньшей степени эмоц. напряжения, мо­гут быть связаны обстоятельствами, смягчающими уголовную от­ветственность.

Фрустрация(от лат. крушение планов) стойкое и глубо­кое отрицательное эмоц. состояние, вызванное крушением близкодостижимой и значимой цели, срыв стратегических планов личности, сопровождающееся, как правило, агрессивными проявлениями в отно­шении фрустратора.

Это состояние связано с продолжитель­ной дезорганизацией псих. процессов (ослабление памяти, способности к логическому мышлению и т.п.).

Труднопреодолимостьфрустрации связана с тем, что человек не может устранить причины этого состояния. Поэтому в состоянии фрустрации человек сознательно ищет какие-либо компенсирующие выходы или неосознанно совершает неадекватные действия: уходит в мир грез, иногда регрессирует, возвращается к более ранним стадиям псих. развития.

Фрустрационнаятолерантность – устойчивость индивида к фрустрац. воздействиям.

§

Социально-психологическая организация группы — это система условий и средств ее существования и развития.

Для достижения своих целей всякая социальная группа опреде­ленным образом организует групповые отношения, регламентирует их, направляет деятельность и поведение членов группы. Для этого создаются специальные органы и широкая система мер воздействия на отклоняющееся /девиантное/ поведение отдельных членов группы.

Регулятивным механизмом жизнедеятельности социальной груп­пы является групповое сознание. Групповое сознание не совпадает полностью ни с общественным, ни с индивидуальным сознанием. По­скольку группа занимает определенное место в системе общественных отношений, в ее сознании отражаются элементы общественного со­знания, а поскольку группа состоит из конкретных личностей, часто входящих еще и в другие группы, групповое сознание отличается несистематизированностью, обыденностью, житейским эмпиризмом.

Иерархия взаимоотношений социальной группы называется груп­повой дифференциацией. Различается формальная групповая диффе­ренциация — взаимозависимость формально-ролевых статусов (ди­ректор завода – начальники цехов, участков – бригадиры – рабочие) и неформальная групповая дифференциация. Неформальная групповая дифференциация определяется положе­нием индивидов в группе в зависимости от отношения к ним различ­ных членов группы. Неформальная дифференциация группы выявля­ется методом социометрии.

В каждой социальной группе существует своя схема взаимодейст­вия ее членов в зависимости от их статусов, положения в группе. В своих действиях член группы ориентируется на свой статус и на стату­сы других членов группы. Он строит свои действия в связи с группо­выми ожиданиями.

Меры социального воздействия для реализации социальных тре­бований называются социальным контролем. Социальный контроль — система общественного воздействия на личность, обеспечивающая устойчивые социальные отношения, нормирование взаимодействия людей, подчинение личности нормам группы.

Если поведения человека противоречит групповым ожиданиям, он подвергается отрицательным санкциям, принудительному воздей­ствию. Человек, чье поведение является образцовым, вызывает поло­жительную санкцию — одобрение, поощрение. Санкции могут быть диффузные (непосредственно-эмоциональное отношение к поведен­ческому акту — похвала, насмешка) и организованные, формальные (награда, штраф, приговор и т. п. ).

Взаимодействие членов группы осуществляется посредством: 1) информирования о направлении совместной деятельности; 2) инст­руктирования о способах деятельности и 3) стимулирования активной деятельности.

Группа своими требованиями может усиливать или ослаблять от­дельные свойства личности. Люди часто тормозят в себе те проявле­ния, которые противоречат групповым требованиям, оценкам. Это явление называется конформностью. Конформность — это уподобление требуемым стандартам, уступка личности групповому давлению. Неподчиняемость групповым нормам называется нонконформностью. Нонконформность м.б. основана как на высшей идейной принципиальности личности, так и на анархическом отрицании со­циальных норм и законов (аномии).

Стиль поведения человека в группе определяется его общими адаптационными особенностями. Социальная адаптация — это вклю­ченность личности в социальную среду, выполнению ею своих соци­альных функций, ролей, изыскание ею условий и средства для своего развития.

Социальная адаптация личности в малой группе может быть осно­вана на различных ее позициях:

1) полном некритическом признании норм группы под влиянием внушения;

2) подчинении нормам группы при сохранении своих позиций, не соответствующих этим нормам (конформность);

3) терпимых взаимоотношениях группы и личности на основе вза­имных уступок (аккомодация);

4) подчинении нормам группы на основе слияния личных и груп­повых позиций (ассимиляция).

См.39 вопрос.

В каждой социально организованной общности имеется своя сис­тема ценностей и социальных установок.

Ценность — это значение, придаваемое предметам и явлениям. Наиболее важные, базовые ценностные представления определяют всю жизнедеятельность группы и входящих в нее личностей. Ценнос­тями могут быть как главные цели жизни, так и принципы ее органи­зации (честность, достоинство и т. п.).

Социальная ориентация людей проявляется в социальных уста­новках. Социальная установка — социально обусловленная предрас­положенность к определенной позиции в отношении того или иного явления действительности. Все установочные (диспозиционные) об­разования, так же как и потребности, имеют иерархическую структу­ру. Установки обусловлены системой доминирующих потребностей и интересов личности.

Регулятивная функция установки состоит в стереотипизации по­веденческих актов. Эти социальные стереотипы проявляются и в вос­приятии, и в мышлении, и в поведении людей.

Люди разных социальных слоев воспринимают друг друга с опре­деленных стереотипных позиций (это называется социальной перцеп­цией). Установки нормируют восприятие мира, подразделяют его на «черное и белое».

Становление человека как личности — это процесс присвоения (интернализации) социальных норм, их трансформации в личност­ную нормативную систему.

Присвоение социальных норм, их включение во внутренний мир личности — это не уподобление внешним образцам, а структурирова­ние сознания личности. Социальные нормы нормируют индивиду­альное сознание, организуют его.

Принятая личностью нормативная система определяет всю мотивационную, смыслообразующую сферу поведения человека. Деграда­ция личности и связанное с этим асоциальное поведение — это распад ее ценностно-нормативной системы.

Законопослушное поведение возможно лишь при условии, если правовые нормы и прежде всего их ценностная первооснова включе­ны в ценностно-нормативную систему личности.

Формирование способности личности к жизни в данном обществе на основе усвоения ею социальных ценностей и навыков социально-положительного поведения называется социализацией личности. Социализация личности — формирование у нее такой структуры потребностей, которые соответствуют интересам данного общества, овладение личностью эталонами, образцами и нормами поведения в данной социальной среде. В широком смысле слова социализация личности — это овладение ее культурой общества, способами соци­ально-ролевого поведения.

Выполняя те или иные обязанности, человек руководствуется оп­ределенными общепринятыми требованиями к его положению, к его социальному статусу. Социальный статус — это социальное положе­ние людей, их социальные функции.

Поведение в соответствии со статусом и называется социальной ролью (напр., роль врача, учителя). Социальная роль — это общественно санкционируемые способы реализации определенных социальных функций. Овладение ролевы­ми требованиями и способами их реализации — основа социализации личности. Качества личности, необходимые для выполнения опреде­ленных социальных ролей — это социальные способности человека.

На личность, исполняющую социальную роль, возлагаются опре­деленные надежды, ее деятельность строится в соответствии с опреде­ленными ожиданиями группы. Эти ожидания-требования называют­ся экспектациями.

В иерархии различных ролей, ежедневно выполняемых челове­ком, определенные роли занимают центральное место, они обеспечивают личности ее устойчивое положение в обществе. Эти ведущие ро­ли (напр., роль директора, командира) определяют стиль поведения личности.

39. Психология межличностных отношений. Конфликты и их пре­одоление.

В микросреде человек вступает в непосредственные личностные контакты, возникают межличностные отношения — психическое вза­имодействие людей, которое зависит от нравственно-психологических особенностей людей, их социального статуса и социальных ролей.

Совокупность отношений и зависимостей между личностями назы­вается социальной связью.

Межличностные отношения организуются на основе социальных установок и ожиданий. Межличностное взаимодействие начинается с установления психического контакта.

Контакты могут быть частнымии общественно значимыми, публич­ными, если они удовлетворяют интересы определенной группы или общества в целом. Так, психический контакт, устанавливаемый сле­дователем, является примером публичного контакта, хотя он осуще­ствляется между ограниченным кругом лиц, контакт покупателя с продавцом является частным контактом даже в том случае, если он осуществляется в массе людей.

Контакт может быть непосредственным(личные встречи) и опосре­дованным(через различные средства коммуникаций). Непосредствен­ный контакт, живое общение является важнейшим фактором нормаль­ного психического функционирования личности.

При взаимодействии людей используются различные способы и средства психического воздействия. Осознанное влияние на партнера по общению осуществляется це­ленаправленным убеждением. Убеждение — отбор фактов и обобще­ний в соответствии с определенной задачей психического воздействия, воздействие на разум партнера. Разновидность неаргументированного социального взаимодей­ствия — подражание (следование примеру, образцу). Подражание — одно из средств социального научения, овладения социальным опы­том. Ребенок подражает наиболее доступным его пониманию соци­альным образцам.

Одной из распространенных форм подверженности людей груп­повому психическому влиянию является конформность (Конформность — уподобление требуемым со­циальным стандартам, уступка личности социальному давлению. Если подражание — воспроизведение тех образцов поведения, которые со­ответствуют установкам личности, то конформность — подчинение даже тем требованиям группы, которые противоречат установкам и позициям данной личности. Конформные индивиды — лица, испыты­вающие повышенное влияние со стороны других лиц и групповых тре­бований.

Диффузное, подсознательное психическое взаимодействие людей — психическое заражение: процесс передачи повышенного эмоционально­го состояния от одного индивида к другому в психически напряженной обстановке, циркулярно нарастающее массовое эмоционально возбуж­денное состояние. Массовое психическое заражение ведет к распаду социально-нормативной организации поведения личности, резкому снижению социальной ответственности, доминированию социально-диффузного поведения. Заражение является средством группового сплочения в условиях недостаточно организованной сплоченности. Одностороннее психи­ческое воздействие одной личности на другую или группу людей с це­лью формирования представлений, чувств и установок является вну­шением (суггестией). Основной особенностью внушения является некритическое воспри­ятие внушаемого. Повышенная внушаемость — гиперсуггестия; устой­чивость к внушению — асуггестия.

3. В ряде случаев в межличностных отношениях возникают напряжен­ные негативные психические состояния. Обыкновенное переутомление людей на работе к концу смены ведет к возникновению психологичес­кого феномена малого стресса, «выгоранию персонала». Состояние «выгорания» характеризуется неадекватностью поведения, повышен­ной нервозностью, возникновением жесткости в межличностных от­ношениях. «Выгоранию» особенно подвержены лица, работающие в социальной сфере, постоянно взаимодействующие с людьми (продавцы, кассиры, врачи). В случае длительных неурядиц, систематических неприятностей явление «выгорания» достигает личностно опасных пределов — происходит дезориентация индивида в системе базовых социальных ценностей. Человек остается как бы с «выгоревшим» человеческим нутром. И до совершения грубых проступков остается один шаг! Достаточно незначительного повода. Возникает феномен обезличивания, социальной деидентификации, притупляется чув­ство сострадания.

Состояние психического напряжения возникает и в условиях дли­тельной групповой изоляции. В этих условиях происходит де­персонализация личности, возникают аутопсихические нарушения (утрачивается адекватность самоотражения).

При невозможности уединения человек может предельно обнажен­но раскрывать свои мысли и чувства («психический стриптиз») или погружаться в мир собственных переживаний и грез. Утрачивается способность к интуитивному пониманию окружающих, возникает склонность к агрессивным действиям.

Еще большие психические сдвиги происходят в условиях длитель­ной одиночной изоляции. Длительное лишение человека социального общения ведет к распаду личности, резко ухудшается ее способность к речеобразованию и абстрактному мышлению. Длительное пребывание в камерах одиночного заключения нередко вызывает состояние реак­тивного психоза.

Межличностные отношения в социальной группе зависят от внутригрупповой сплоченности членов малой группы, от оценки ими сво­их возможностей. При завышении уровня притязаний отдельными личностями могут возникнуть внутригрупповые конфликты.

Конфликты в социальной среде могут быть личностными и роле­выми.

Если выполняя ту или иную роль, социальную функцию, человек сталкивается с противодействием, возникает ролевой конфликт. Ост­рота ролевого конфликта тем больше, чем строже регламентировано ролевое поведение. Различаются межролевые и внутриролевые кон­фликты. Межролевые конфликты связаны с трудностями выполнения одним лицом множества ролей. Внутриролевые конфликты возника­ют в результате предъявления к одной и той же роли различных требо­ваний со стороны нескольких социальных групп.

Межличностные отношения в малой группе, стиль ее жизнедея­тельности в значительной мере определяется ее официальным руко­водством в формальной группе и неофициальным лидером в нефор­мальной группе.

Функция официального руководителя или неофициального лиде­ра группы состоит в выявлении исходных условий, в которых действу­ет группа, и в определении правильного направления ее деятельности. Руководитель должен предвидеть как конечный результат деятельнос­ти, так и промежуточные результаты отдельных действий группы, ко­ординировать и корректировать эти действия. Группа вырабатывает стратегию своей деятельности, а руководитель принимает тактичес­кие решения.

Руководитель группы должен обладать рядом качеств, среди кото­рых первостепенными являются идеологическое соответствие, высо­кая деловая активность, гибкость мышления, комбинационные спо­собности, адаптируемость к изменяющимся условиям.

Руководителю необходимо знать установки, стремления и воз­можности всех членов группы. Руководство может осуществляться различными способами — стилями. Наиболее распространенными являются три стиля руководства — авторитарный, либеральный и де­мократический.

При авторитарном стиле не развивается инициатива членов груп­пы, в общении с группой преобладают командный тон, поощрения и порицания носят субъективный характер. Руководитель при этом на­ходится как бы над группой.

Либеральный стиль руководства характеризуется невмешательст­вом в принципиальные вопросы жизни группы.

Демократический стиль руководства характеризуется товарищес­ким общением руководителя со всеми членами группы, внимательным отношение к их инициативе, свободным обсуждением всех во­просов, связанных с деятельностью группы. Кроме стиля руководства, тип руководителя, лидера характеризуется по содержанию деятельно­сти. В связи с этим выделяется лидер-вдохновитель, активно выдвига­ющий программу действий и вдохновляющий группу на ее реализа­цию, и лидер-организатор, обеспечивающий выполнение программы, заданной другими людьми. Кроме того, можно выделить универсаль­ный и ситуативный тип лидера. Последний тип лидера характеризует­ся тем, что качества лидера он проявляет лишь в отдельных ситуаци­ях.

§

Одной из основных сфер формирования и проявления психиче­ских свойств личности является общение. Общение — социальное вза­имодействие между людьми посредством знаковых систем.

Различаются содержание, функции и средства общения.

Содержание общения многопредметно. Функции общения:

1) информационно-коммуникативная (прием и передача инфор­мации);

2) регулятивно-коммуникативная (организация взаимодействия людей в их совместной деятельности);

3) воздействие на эмоциональную сферу партнера;

4) аффективно-экспрессивная (эмоциональное самовыражение че­ловека).

В зависимости от используемых средств общение может быть пря­мым и косвенным, вербальным (словесным) и невербальным (паравербальным).

Различается также техника общения — установление психическо­го контакта, использование различных приемов психического воздей­ствия на партнера по общению, выбор средств общения в зависимости от формы общения.

Формы общения: деловое, профессиональное, бытовое, частное и публичное, межперсональное, внутригрупповое и массовое. В рам­ках этих форм общения реализуются различные способы психическо­го взаимодействия людей, проявляются их коммуникативные свой­ства.

Основным средством общения людей является язык, благодаря ко­торому человек приобретает, наряду с инстинктами и индивидуаль­ным опытом, третью основную форму ориентации своего поведения — знания, систему понятий, ограждающих существенные стороны и вза­имосвязи в окружающем мире. Язык и развитие сознания, психики человека неразрывно взаимосвязаны.

Язык — система словесно-знаковых обозначений, принятая в дан­ном обществе.

Индивидуальное использование языка — речь. В речевом общении различаются предмет информации(то, о чем говорится) и ее модаль­ность(то, как говорится). Модальность речевого общения — интона­ция речи: изменения в ее тоне, тембре звучания, силе и высоте звуков.

Интонация имеет следующие функции:

выражение смыслового содержания предложения;

выражение отношения говорящего к предмету высказывания;

выражение стремления к определенному воздействию на лицо, вос­принимающее речь (внушение, убеждение, побуждение к действию);

выражение отношения к партнеру по общению (мягкость, задушевность, уважительность, пренебрежение, отчужденность и т. п.)

Речь содержит информацию о личности говорящего. Содержание речи свидетельствует об интеллектуальных особенностях личности направленности ее психики. Темп, ритм, плавность, громкость, эмоциональность, лаконичность связаны в известной мере с темперамен­том человека.

Продуктивность речевой деятельности определяется ее реактивным или активным характером. Активная речь всегда оригинальна, она творчески программируется говорящим лицом. В ней используется богатство языка и интонационные возможности речи. Активная речь больше связана с монологическим видом речи. Реактивная же, ситуа­тивная речь больше связана с диалогическим видом речи.

Наряду со смысловым значением слова для людей большое значение имеет его эмоциональное воздействие. Наиболее эмоционально воздействующими словами являются:

слова, связанные с предметами первичной социализации инди­вида, с воспоминаниями его раннего детства, все, что связано с образами родителей, родного края и т. п.;

слова, связанные с базовыми ценностями данной личности, до­минирующими мотивами ее поведения;

слова, коррелирующие с семантическим полем данной личности.

Внеречевые (паравербальные) средства общения (мимика, жесты и пантомимика (позы)).

Речь, произносимая в суде, — средство судопроизводства, орудие про­фессиональной деятельности юриста.И это орудие должно быть про­фессионально эффективным. Развернутые речи произносятся в суде прокурором и адвокатом. Но и все участники судопроизводства реа­лизуют свое коммуникативное взаимодействие посредством речи.

Речь включает процесс порождения и восприятия сообщений. Струк­тура речевой деятельности состоит из стадии ориентировки, целеполагания, программирования, реализации, текущей корректировки и контроля.

Общие требования, предъявляемые к речи, подразделяются на культурологические и психологические. Все они имеют существенное значение в судебной речи. Но судебная речь должна быть еще и дока­зательственной.

Как доказательственная, судебная речь должна отличаться стро­гой логичностью, соответствием требованиям формальной логики, достаточностью и непротиворечивостью. Недопустимо смешение по­нятий, их многозначное толкование. Значительный порок судебной речи — избыточность, велеречивость.

Культура речи юриста должна быть безукоризненной. В психо­логическом отношении речь юриста должна быть простой, понятной присутствующим и достаточно экспрессивной, убедительной. От­дельные фразы должны быть не слишком сложными и длинными (5-7 слов), легко воспринимаемыми на слух, терминологически рас­крытыми.

Судебная речь должна быть структурно организованной. Вводная часть призвана стимулировать повышенную ориентировочную реак­цию слушателей. В основной части корректно формулируются основные тезисы, приводятся аргументы. В заключительной части делают­ся четкие выводы.

Речь юриста должна быть этически сдержанной. В гражданском процессе речь прокурора (его заключение) и речь адвокатов (представителя истца и представителя ответчика) имеют ряд особенностей, обусловленных предметной направленностью на разрешение гражданского спора. Прокурор не обвиняет, а дает заклю­чение по делу, адвокаты не защищают, а в качестве представителей сторон оказывают им юридическую помощь.

В отличие от речей в уголовном процессе речи юриста в граждан­ском суде более лаконичны. В них, как правило, отсутствуют развер­нутые личностные характеристики, подробный анализ причин и усло­вий возникновения деликта. Обыденность анализируемых явлений обязывает ораторов в гражданском суде к использованию речевых приемов, направленных на поддержание устойчивого внимания ауди­тории. Однако эти речевые приемы не могут быть искусственными, они должны органически вытекать из цели судебной речи.

К речам, произносимым в судебных прениях гражданского про­цесса, предъявляются следующие основные требования:

♦ изложение фактов должно быть объективным и соответствовать истине;

♦ закон должен толковаться в точном соответствии с его содержа­нием и смыслом;

♦ речи судебных ораторов должны отличаться простотой, ясностью, деловитостью, отсутствием излишних ораторских приемов;

♦ характеристики истца и ответчика должны быть сведены к мини­муму.

41. Большие социальные группы. Психология массовидных явле­ний, массовой коммуникации.

Массовая коммуникация — это социальное взаимодействие в больших социальных группах, основанное на циркуляции социальной информации.

Социальная информация — это сообщения, содержащие такие значения, которые воздействуют на психику людей, на их поведение и деятельность.

Социальная информация обеспечивает взаимодействие социаль­ной среды и личности. В социальной информации отражается обще­ственно-исторический опыт общества и освещаются его актуальные проблемы.

Массовая информация — это специально организуемые и распро­страняемые средствами массовой информации сообщения, утвержда­ющие социальные ценности и нормы, принятые в данной социальной общности.

Массовые коммуникативные воздействия осуществляются комму­никатором (источником сообщения), который сам является организо­ванной социальной группой, осуществляющей интересы определен­ных социальных слоев.

Массовая коммуникация является средством социального управ­ления, идеологического воздействия на массы.

Эффективность массовой коммуникации определяется прежде всего ее прогрессивностью, демократизмом, соответствием социаль­ным потребностям масс. При этом существенное значение имеет учет социально-психологических особенностей той массовой аудитории, на которую рассчитана социальная информация.

При массовом коммуникационном воздействии преодолеваются идеологические, гносеологические и психологические препятствия и трудности. Идеологическим барьером могут быть мировоззренческие стереотипы чуждой распространяемой идеологии, гносеологическим — недостаток или отсутствие соответствующего опыта и знаний, пси­хические препятствия могут заключаться в нежелательных социаль­ных установках, предрассудках, отсутствии интереса, неразвитости определенных качеств интеллекта, воображения и т. п.

Массовые информационные процессы могут производить также скрытые желательные и нежелательные эффекты.

Социальная информация формирует общественные чувства, об­щественное сознание и мнение.

Общественные чувства — это общесоциальные эмоциональные реакции на социально значимые явления. В условиях неорганизован­ных общностей эти чувства могут снижать уровень саморегуляции лю­дей, в условиях же социальной организованности — значительно по­вышать их жизнедеятельность.

Общественное мнение — это проявление общественного сознания в форме неофициального сознания социальных групп, в котором вы­ражается их отношение к определенным событиям и явлениям обще­ственной жизни.

В формировании общественного мнения решающую роль играют психологические средства воздействия.

§

Развитие юридической психологии первоначально осуществлялось как развитие правовой психологии — правового мировоззрения.

Правовая регуляция человеческого поведения исследовалась еще выдающимися древнегреческими философами. Рационалистические идеи о природе человеческого поведения были высказаны Сократом (469—399 гг. до н.э). Его идеи о необходимости совпадения справедливого и законного были развиты затем Платоном, Аристотелем и фи­лософами нового времени.

Платон (427—347 гг. до н.э.) впервые гениально распознал две психо­логизированные категории, лежащие в основе развития общества — по­требности и способности людей. Закон по Платону должен отвечать потребностям общества, а организация общества должна быть осу­ществлена в соответствии со способностями его членов. Аристо­тель (384-322 гг. до н.э.) выдвинул фундаментальную идею о праве как мериле справедливости.

Однако в период средневековья, во время формирования абсолют­ных монархий сложилось этатическое понимание права, приравнивание его к государеву указу. Считалось, что в условиях местнического самочинства и самоуправства человеку лучше уступить свои права неограниченному монарху, получив от него защиту своей жизни и имущества. Поведение подданных стало жестко регламен­тироваться — возникла цензура над жизнедеятельностью человека, ут­вердилась система жестких ограничений его жизненной активности. Правом стала именоваться система норма­тивных ограничений человеческого поведения. В управлении обществом возобладал принцип: все, что не разрешено — запрещено. Правовые нор­мы стали пониматься как нормы запрещающие, задачи правосудия ста­ли трактоваться с обвинительным уклоном. Репрессивный аппарат монархического деспотизма подавлял не только преступную волю, но и проявление любой свободной воли. В этих условиях люди, опасаясь репрессий начинают остерегаться про­явления всякой инициативы, решительных самостоятельных дей­ствий. Человек становится замкнутым, пассивным, он начинает по­нимать что для него лучше, если должностные лица вовсе не будут знать о его существовании, и что безопасность его личности зависит от ее ничтожества.

Психическое состояние всеобщей запуганности, затравленности со­здавало базу для возвышения людей ограниченных, асоциальных, жест­ких и беспринципных. Жизнь общества меркла, распространялась ни­щета и уныние. Прогрессивные мыслители начинали понимать, что оздоровление общества может произойти лишь на пути ограничения зап­ретительно-карательной функции права, отделения суда от правитель­ственной власти, провозглашения основного принципа свободной жиз­недеятельности людей — все, что не запрещено — разрешено.

Поворот в понимании сущности права произошел в Европе во вто­рой половине XVIII века — в период формирования новой, прогрес­сивной буржуазной идеологии. В условиях кризиса феодально-абсо­лютистской государственности обнаружилось, что запретительное право оказывает разрушительное воздействие на экономическую жизнь общества, резко снижает активность личности. Монтескье, Вольтер и другие идеологи просвещения убедительно показали, что если право является возведенной в закон волей правителя, то такое право ничуть не лучше, чем полное бесправие. Просветительная фи­лософия права провозгласила: право должно содержать не столько запреты, сколько признания — дозволения. Каждый член общества должен признаваться как интеллектуально, так и нравственно полно­ценным существом. За личностью должны быть признаны ее неотъем­лемые права. Людям должно быть разрешено думать так как они хо­тят, открыто выражать все, что они думают, свободно распоряжаться своими возможностями и своей собственностью. Личность несет оп­ределенную ответственность перед государством. Но в равной мере и государство ответственно перед личностью. Так формировалось но­вое правовое мировоззрение. Одним из революционизирующих прин­ципов правового мировоззрения нового времени стал принцип гаран­тий личностного развития, обеспечения автономности ее поведения.

В ХVШ-ХГХ вв. зарождается и специализированная отрасль психо­лого-юридических знаний — криминальная, а затем более широко — судебная, а в последствии — юридическая психология.

Наиболее интенсивно судебная психология развивалась в Герма­нии. Здесь впервые широко стал осуществляться эмпирический син­тез фактов, касающихся психологии преступного поведения, психо­логии личности преступника и психологии свидетельских показаний.

Первоначально судебная психология не всегда отграничивалась от судебной психиатрии. Однако в конце XIX века на передний план на­чинают выдвигаться собственно психологические аспекты уголовно­го судопроизводства. В конце XIX века вместе с формированием криминалистики окон­чательно формируется и криминальная психология.

Основоположник криминалистики Ганс Гросс создает фундамен­тальный труд «Криминальная психология». Уже Г. Гросс правильно рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии. Чтобы знать правила, кото­рые руководят психическими процессами в судебной деятельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта последняя за­нимается всеми психическими факторами, которые могут идти в рас­чет при установлении и обсуждении преступления.

Немецкий психолог Вильям Штерн осуществил ряд эксперимен­тов по психологии свидетельских показаний. В сотрудничестве с Грос­сом Штерн издавал журнал «Доклады по психологии показаний» (Лейпциг, 1903-1906 гг.).

Известный немецкий психолог, основатель гештальтпсихологии, Макс Вертхеймер проводил в начале текущего столетия обширные исследования (с привлечением других крупных психологов) по «диаг­ностике ложных показаний».

Интерес к причинам и механизмам криминального поведения при­вел к возникновению во второй половине XIX века антропологичес­кой школы права. Основателем этой школы был известный итальян­ский психиатр и криминолог Чезаре Ломброзо (1835-1909), проявив­ший биологизаторский уклон в трактовке детерминированности, при­чинной обусловленности человеческого поведения. В конце XIX века расширяются социологические и психологические представления о сущности преступного поведения. Причины преступ­ности начинают интересовать ведущих социологов и психологов — Габ­риэля Тарда, Эмиля Дюркгейма, Макса Вебера, Л. Леви-Брюля и др.

В XX веке интерес к проблемам юридической психологии возрос в 50— 60-х годах.

В это время на западе издаются фундаментальные исследования: Р. Луваж «Психология и преступность» (Гамбург, 1956); Г. Тох «Пра­вовая и криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961); О. Абрахамсон «Криминальная психология» (Нью-Йорк, 1961) и др.

Развитие отечественной юридической психологии.

В России в первой половине XIX в. предпринимаются попытки обо­снования отдельных уголовно-правовых позиций психологическими знаниями. В 1806-1812 годах в московском университете читался курс «Уголовной психологии».

В учебнике Б. Л. Спасовича «Уголовное право» (1863) уже исполь­зуется большое количество психологических данных. Интерес к судебно-психологическим проблемам особенно возрос после судебной реформы 1864 г.

В 1874 г. в Казани публикуется первая монография по судебной психологии — «Очерки судебной психологии». Ее автор — психиатр А. А. Фрезе — считал, что предметом судебной психологии является «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормаль­ном и ненормальном проявлении душевной жизни».

Судебные реформы 60-х годов прошлого столетия, демократиза­ция общественной жизни, всплеск прогрессивных тенденций в обще­ственном сознании изменили психологию общественного правосоз­нания. После многовекового застоя стало модернизироваться право­вое мировоззрение общества. В судопроизводстве утвердился прин­цип независимости и несменяемости судей, была установлена под­судность всего населения без каких-либо исключений, предваритель­ное следствие было отделено от полицейского сыска и от прокурату­ры, утвердилась состязательность судебного процесса, стороны обви­нения и защиты были уравнены в правах. Был учрежден демократи­ческий институт суда присяжных, была создана независимая от госу­дарства свободная адвокатура. В новом суде на всю страну зазвучали блестящие, преисполненные высокого гуманизма речи выдающихся судебных ораторов — Кони, Плевако, Урусова, Спасовича и других. Закончился трехсотлетний период (со времени отмены псковского веча в XVI веке) мрачный период судебного произвола, не знавшего гласности и состязательности сторон. В обществе возвысились чест­ные и талантливые судебные деятели, утверждавшие высокие прин­ципы гражданственности.

Все прогрессивные судебные деятели того периода широко исполь­зовали знания по социологии, психологии. Большинство известных судебных деятелей России проявляли глубокие познания в психоло­гии человеческого поведения и обнаруживали глубокую осведомлен­ность в острых дискуссионных вопросах психологии и психиатрии.

А. Ф. Кони, Ф. Н. Плевако, выступая в качестве адвокатов, значительную часть своих речей посвящали психологии личности подза­щитного. И это был высококвалифицированный анализ поведенчес­ких особенностей защищаемых ими людей.

А. Ф. Кони читал курс лекций «О преступных типах», издал ряд со­держательных работ по судебной психологии. А. Ф. Кони призывал ввести в преподавание на юридическом факультете курсов психоло­гии и психопатологии.

Развитие отечественной судебной психологии связано с имена­ми выдающихся русских психиатров и психологов В. М. Бехтерева, С. С. Корсакова и В. П. Сербского.

В. М. Бехтерев разрабатывал конкретные судебно-психологические проблемы, а В. Т. Сербский выдвинул ряд плодотворных концепций, пограничных между психиатрией и судебной психологией.

На рубеже XIX и XX веков в России остро ставятся вопросы о психо­логическом исследовании (экспертизе) участников уголовного процес­са. Появляется исследование по судебно-психологической экспертизе.

В начале XX века в России формируется психологическая школа права, родоначальником которой стал юрист и социолог Л.И.Петражицкий (1867-1931), руководивший кафедрой истории философии права в Петербургском университете. Леон Петражицкий полагал, что науки о праве и государстве дол­жны базироваться на анализе психических явлений. Однако соци­альную обусловленность права Петражицкий подменил психоло­гической обусловленностью. Петражицкий утверждал, что реально существуют только психические процессы, а социально историчес­кие образования — их внешние проекции. Петражицкий под влия­нием фрейдизма преувеличивал роль подсознательно-эмоциональной сферы психики в поведении людей, в формировании правовых норм.

Юридическая психология не была осмыслена психологической шко­лой права как пограничная область между правом и психологией. Не­смотря на общую несостоятельность психологической школы права она привлекла внимание юристов к психологическим аспектам права.

В 1907 г. по инициативе В.М. Бехтерева и Д.А. Дриля был создан Научно-учебный психоневрологический институт, в программу ко­торого входила и разработка курса «Судебной психологии».

В 1909 г. в рамках этого института был создан Криминологичес­кий институт. Судебной психологией начали заниматься профессио­нальные психологи и с этого времени она стала развиваться в России как самостоятельная прикладная отрасль психологии. В судебной пси­хологии намечается круг своих специфических проблем — изучение психики преступников, свидетелей и других участников уголовного процесса, диагностика лжи и др.

Активное участие в разработке судебно-психологических проблем принимал В. М. Бехтерев. Итоги этой работы обобщены им в труде «Объективно-психологический метод в применении к изучению пре­ступности» (СПб, 1912).

В судебно-психологические исследования активно включались психологи (Нечаев, Завадский и др.).

В первые годы после революции резко возрос интерес к юриди­ческой психологии, стали изучаться психологические предпосылки преступности, психология правонарушителей.

Судебная (криминальная) психология становится общепризнан­ной и авторитетной отраслью знаний.

Уже на I Всероссийском съезде по психоневрологии в 1923 году работала секция криминальной психологии (под руководством юри­ста Познышева). Съезд отметил необходимость подготовки кри­миналистов-психологов, а также целесообразность открытия кабине­тов для проведения криминально-психологических исследований. Вслед за этим во многих городах — Москве, Ленинграде, Киеве, Одес­се, Харькове, Баку, Минске организуются криминально-психологи­ческие кабинеты и кабинеты научно-судебной экспертизы, которые исследовали психологию преступника и преступления. В работе этих кабинетов принимают участие ведущие психологи.

В 1925 году в Москве был создан первый в мире Государственный институт по изучению преступности и преступника. К работе в био­психологической секции этого института были привлечены крупные психологи. За время своего существования (до 1929 года) институт опубликовал около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.

Из наиболее значительных работ по судебной психологии 20-х го­дов следует отметить работы К. Сотони, СВ. Познышева, А. Е. Бруси-ловского и др.

В 1924-1930 гг. были осуществлены массовые психологические об­следования различных групп преступников — убийц, хулиганов, сек­суальных правонарушителей и др. Широко исследовались проблемы исправительной психологии.

Экспериментальное исследование свидетельских показаний было включено в план работ Московского института психологии.

В 1930 г. состоялся 1-й съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии. На этой секции были заслушаны и обсуждены доклады А. С. Тагера — «Об итогах и перс­пективах изучения судебной психологии» и А.Е. Брусиловского — «Ос­новные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе».

Однако в это время были допущены и крупные биологизаторские ошибки. Так, СВ. Познышев в своей работе «Криминальная психо­логия. Преступные типы» подразделял преступников на два типа — экзогенных и эндогенных (внешне обусловленных и внутренне обус­ловленных).

Резкая критика этих ошибок в начале 30-х годов, а также последу­ющий правовой волюнтаризм привели к неоправданному прекраще­нию судебно-психологических исследований.

Репрессивный аппарат антинародной партийной олигархии не интересовался психологическими тонкостями доказательственного процесса.

И только начиная с 60-х годов стали вновь обсуждаться насущные проблемы юридической психологии.

Необходимость учета психических закономерностей стала осозна­ваться как одно из условий эффективности правового регулирования.

Однако в период социального застоя развитие судебной психоло­гии в этот период было замедленным. Разрабатывались лишь отдель­ные ее проблемы.

В юридических вузах страны было введено преподавание общей и судебной психологии. Появляется ряд фундаментальных исследований по психологическим основам расследования, психологии допроса, ис­правительной психологии. В коллективном труде «Теория доказательств в советском уголовном процессе» (М., 1973) в главу «Процесс доказыва­ния» был включен параграф «Психологическая характеристика позна­вательной деятельности в процессе доказывания» (автор А. Р. Ратинов).

В 1971 г. была проведена первая Всесоюзная конференция по про­блемам судебной психологии. На Съезде психологического общества СССР стала функционировать секция «Судебной психологии».

Рефераты:  Причины деструктивного поведения | Методическая разработка: | Образовательная социальная сеть

В структуре Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности был создан сектор психоло­гических проблем борьбы с преступностью.

В составе Академии МВД СССР была организована кафедра пси­хологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. Сербского со­здана лаборатория психологии. В отдельных юридических вузах на­чались исследования различных проблем юридической психологии (Москва, Ленинград, Харьков, Минск, Воронеж, Свердловск).

§

Социализация — овладение личностью механизмом социальной само­регуляции, самоподчинение личности социальным требованиям, ее пере­ход от внешней детерминации (команд, приказов, инструкций) к внутрен­ней социально ориентированной самодетерминации.

При низком уровне нравственного и интеллектуального развития индивида в его поведении преобладают спонтанно возникающие вле­чения. Психические структуры такого индивида недостаточно интег­рированы, его низшие эмоции преобладают над высшими чувствами. Его социально обусловленные чувства не столь глубоки и интенсив­ны, чтобы обеспечивать устойчивый поведенческий самоконтроль.

В сложных социальных ситуациях, в условиях социально-идеоло­гической и экономической трансформации к социальной адаптации личности предъявляются повышенные требования. Кардинальные социальные преобразования порождают новые социальные функции и соответственно — социальные роли, изменяют статус социальных групп, обостряются различия в интересах, ценностных ориентациях, нормах поведения. Жизнедеятельность человека в этих условиях со­пряжена с усложнением его психической саморегуляции.

Правовую социализацию личности – формирование у личности потребности правоисполнительного поведения.

Для того, чтобы человек вел себя правомерно, он должен принять (интернализировать) правоохраняемые социальные ценности, усво­ить стереотипы правоисполнительного поведения.

Правовые представления, оценки и установки образуют правосо­знание личности. Правосознание — сфера сознания человека, связан­ная с правозначимыми явлениями.

Социализация личности — фор­мирование способности личности к жизнедеятельности в обществе на основе усвоения ею социальных ценностей и способов социально по­ложительного поведения. В процессе социализации человек усваива­ет социальные нормы, овладевает способами исполнения социальных ролей, навыками общественного поведения. Социализация — освое­ние личностью социальной действительности. Социализация дает личности возможность функционировать в ка­честве полноправного члена общества.

Источниками социализации личности являются:

♦ опыт раннего детства — формирование психических функций и элементарных форм социально значимого поведения: отдельные упущения в формировании личности в раннем возрасте трудно-восполнимы в более зрелом возрасте;

♦ социальные институты — системы воспитания, обучения и обра­зования;

♦ взаимное влияние людей в процессе общения и деятельности.

Педагогическая запущенность, невоспитанность, малокультурность, психические аномалии, ригидность (негибкость) поведения, склон­ность к аффективным реакциям — предпосылки делинквентного по­ведения.

К отклоняющимся формам поведения прибегает отклоненная соци­умом личность.

Качество и характер социализации в значительной мере опреде­ляются и социальным устройством данного общества. Так, в условиях тоталитаризма между личным и общественным бытием человека возникают противоречия — происходит психическое раздвоение лич­ности. Чем больше личность подвержена казенно-казарменной идео­логии, тем меньше она индивидуализирована, тем больше вовлекается в общий поток массовых устремлений — формируется авторитарно-зависимый тип личности.

Основными качествами этого типа личности являются: конвенционализм — некритическое принятие догматических норм и правил; тревожная озабоченность повсеместным исполнением догмати­ческих требований; верноподданничество; авторитарная зависимость — преклонение перед официальной властью; некритическая идеализация политических лидеров, вера в их не­заменимость; авторитарная агрессивность — ненависть ко всем инакомыс­лящим; этноцентризм — крайняя переоценка роли своей нации во все­мирно-историческом процессе, наделение других народов отри­цательными качествами; ригидность, косность мышления, безапелляционность суждений, оценок, неспособность к диалогу, пониманию оппонентов; уверенность в «моральной чистоте» только представителей своей группы, стремление к самоутверждению через принадлежность к корпоративным, кастовым объединениям, высокомерие и враж­дебное отношение к людям, не входящим в корпорацию; депрофессионализация, утрата компетентности и социальной от­ветственности.

Различаются личности социализированные, десоциализированные, психически аномальные.

Можно выделить ряд особенностей социализированной личности,

находящейся в пределах психической нормы.

♦ Наряду с социальной адаптированностью развитая личность об­ладает личностной автономией, потребностью в утверждении своей индивидуальности.

♦ Нормой для личности является пребывание в состоянии непре­рывного развития, самоусовершенствования и самореализации, постоянное открытие для себя новых горизонтов, познание «ра­дости завтрашнего дня», поиск возможностей актуализации сво­их способностей в трудных условиях, толерантность, способ­ность к адекватным действиям в ситуации противодействия.

♦ Развитая личность обладает высокоразвитым чувством справед­ливости, совести и чести. Она решительна и настойчива в дости­жении объективно значимых целей, но не ригидна — способна к коррекции поведения.

♦ Наряду с эмоциональной устойчивостью она постоянно сохра­няет эмоциональную реактивность, высокую чувствительность к прекрасному и возвышенному, отвергая низменность и безнрав­ственность.

♦ Обладая развитым чувством самоуважения, личность саморефлексивна — она подвергает себя самоконтролю на основе своей «Я-концепции».

50. Психологические особенности отдельных категорий преступ­ников.

1. Насильственные, корыстные и корыстно-насильственные типы преступников

Это наиболее рас­пространенные типы преступников. Корыстно-насиль­ственные преступники вбирают в себя черты указанных двух типов (насильственных и корыстных).

Типичными чертами насильственных преступников являются эгоизм, примитивный анархизм, отсутствие чувства состра­дания, крайняя черствость и жестокость, эмоциональная тупость, им­пульсивность…

Общей особенностью насильников является отсутствие критичес­кой оценки своих поступков, бескультурье, десоциализированность. Большинство насильственных преступлений (хулиганство, изнасило­вание, убийство, драки, увечья) совершается в состоянии опьянения.

Особо тяжелым насильственным преступлением является убийство. Труднее всего выявить типы убийц. Побуждения убийц разнообразны: из хулиганских побуждений, из корысти и мести, ревности и зависти, страха и гнева. Наиболее опасными являются убийцы, проявляющие особую же­стокость и цинизм, обычно совершаемые при разбойном нападении, при осуществлении мести, при стремлении избавиться от ненавист­ных лиц (злостные убийцы). Другая группа убийц — так называемые «случайные» убийцы, совер­шающие преступление в состоянии аффекта и в связи с неправомерны­ми действиями пострадавших.

От такого рода преступников отличаются так называемые злостные преступники — злонамеренные бандиты, грабители, убийцы, насиль­ники, расхитители, особо опасные рецидивисты, в жизни которых преступная деятельность занимает центральное место. Отличаются крайней устойчивой антиобщественной ориентацией и конкретными ценностными дефектами. При неоднократном совершении преступлений формируется устойчивая антисоциальная направленность личности. Наряду со сферой сознания у них начинает функциониро­вать подсознательная направленность на совершение определенных преступлений, т.е. сфера соответствующих антисоциальных устано­вок. Эти установки облегчают совершение новых преступлений.

Установки, шаблоны, стереотипы легче формируются в молодом возрасте. Более половины обследованных особо опасных рецидивис­тов свое первое преступление совершили до 19 лет. Эта категория преступников отли­чается крайне низким уровнем образования (одна треть из них не имеет даже четырехлетнего образования), утратой социальных связей (не работают, не состоят в браке и т.п.), имеют извращенные потребнос­ти (алкоголизм, наркомания, извращенная сексуальность), извращен­ные представления о ценностях.

Корыстный тип личности преступника отличается гиперболизацией, непомерным разрастанием материальных потребностей, стремлением к накопительству, стяжательству. Эти потребности явля­ются извращенными, поскольку ни их возникновение, ни возможности их удовлетворения не обусловливаются объективной действительностью, т.е. большинство преступлений совершаются без крайней необходимости в средствах. Основа одна — скудность духовных потребностей.

Большинство сексуальных преступников имели раннюю сексуальную ини­циацию, как правило в извращенной форме. Подавляющее большинство преступников этой категории отличается асоциальным развитием лич­ности. Массовые обследования выявили широкое распространение в этой популяции семейных и супружеских психогений, последствий син­дрома «третированного ребенка», посттравматических состояний.

Специфика данного вида преступности содействует ее повышен­ной латентности. Основными причинами незаявления жертв насилия является боязнь мести преступника, стыдливость, нежелание подвер­гаться осмотру и неверие в возможности правоохранительных орга­нов. Половые преступления также обусловлены не «конституционной» и «эндокринной» структурой, а морально-психологическими особен­ностями: примитивность интересов, разнузданная чувственность, жестокость, цинизм, наглость, пьянство, неспособность устанавливать общепринятые контакты, готовность к преступному посягатель-ствуна половую свободу женщины в силу крайнего ее неуважения.

Корыстно-насильственные преступления — грабежи, разбои и др. совершаются преступниками, которым одинаково присущи и пренеб­режение к личности окружающих и стремление к наживе. Более по­ловины этой категории преступников при совершении преступления находилось в нетрезвом состоянии. В своей преступной среде они про­являют властность, жестокость, крайнюю грубость, насилие, шантаж и угрозы.

2. Психологические особенности несовершеннолетних преступников

Большинство преступлений, имеет возрастную мотивационную специфику; эти правонарушения соверша­ются на почве озорства, ложно понятой романтики, страсти к путеше­ствиям, стремления к самоутверждению, подражанию авторитетам.

Несформированность устойчивых нравственных позиций, неправильная трактовка многих яв­лений, высокая подверженность групповым воздействиям, импульсив­ность — такова поведенческая основа подросткового возраста. 60% преступников-рециди­вистов свое первое преступление совершили в подростковом возрасте.

Поведение несовершеннолетних (подростков) отличается рядом особенностейнедостаточность жизненного опыта и связанный с этим низкий уровень самокритичности, отсутствие всесторонней оценки жизненных обстоятельств, повышенная эмоциональная воз­будимость, импульсивность, двигательная и вербальная активность, внушаемость, подражательность, обостренность чувства независимо­сти, стремление к престижу в референтной группе, негативизм, не­уравновешенность возбуждения и торможения.

Существует ряд поведенческих стереотипов, характерных для это­го возрастного периода.

1. Реакция оппозиции вызывается завышенными претензиями к деятельности и поведению подростка, излишними ограничениями, невниманием к его интересам окружающих его взрослых. Эти реак­ции проявляются в прогулах, в бравировании опьяненным состояни­ем, в побегах из дома, а иногда и в антисоциальных действиях.

2. Реакция имитации проявляется в подражании определенному лицу, образцу. Иногда образцом может стать и антисоциальный ге­рой.

3. Реакция отрицательной имитации — поведение, нарочито проти­вопоставленное навязываемой модели. (Если модель отрицательна, то эта реакция является положительной.)

4. Реакция компенсации — восполнение неудач в одной области подчеркнутым успехом в другой области. (Неуспехи в учебе могут ком­пенсироваться «смелым» поведением.)

5. Реакция гиперкомпенсации — настойчивое стремление к успеху в наиболее трудной для себя области деятельности, Присущая подрост­ку робость может побудить его к отчаянному поведению, к вызываю­щему поступку.

6. Реакция эмансипации — стремление высвободиться от навязчивой опеки старших, самоутвердиться. Крайнее проявление — отрицание стан­дартов, общепринятых ценностей, норм закона, бродяжничество.

7. Реакция группирования — объединение в группы сверстников. Подростковые группы отличаются одноплановостью, однородной направленностью, территориальной общностью, борьбой за господ­ство над своей территорией (во дворе, на своей улице), примитивной символикой (клички и т.п.).

8. Реакция увлечения проявляется в самых разнообразных подростко­вых хобби: поп-музыка, стиль в одежде, стремление к получению легкой информации, не требующей больших размышлений и используемой для самого процесса общения (пустые, многословные разговоры у подъез­да); увлечения, связанные с чувством азарта; увлечения, обеспечиваю­щие всеобщий успех, внимание (артист, гитарист, чемпион, модница,); …

И оттого, с какими социальными образцами, шаблонами, норма­ми, установками и ожиданиями сталкивается подросток, во многом зависит становление будущего члена общества.

Делинквентное поведение — система незначительных правонаруше­ний, провинностей, проступков (от лат. «delinguens» — совершающий проступок).

Эта разновидность девиантного (отклоняющегося) поведения мо­жет быть обусловлена как педагогической запущенностью, невоспи­танностью, малокультурностью, так и психическими аномалиями: не­адекватностью реакций, ригидностью, негибкостью поведения, склонностью к аффективным реакциям.

Делинквентное поведение в значительной мере обусловлено неблагополучением семейного воспитания, иногда «гиперопекой», или крайне жестким обращением, неблагоприятным влиянием микросре­ды, низкой педагогической квалификацией отдельных учителей.

3. Психология преступной группы

Совместное преступное действие нескольких лиц имеет ряд градаций в зависимости от уровня их социально-психологической организован­ности:

1) простое соучастие — соисполнительство при отсутствии распре­деления ролей в спонтанно возникшей группе;

2) сложное соучастие — выполнение определенной роли во вре­менно функционирующей преступной группе;

3) соучастие в стабильной преступной группе (членство в преступ­ной группе).

Наивысшей формой преступной группы является банда — хорошо организованная и вооруженная преступная группа, представляющая наибольшую общественную опасность. Банда характеризуется направ­ленностью на совершение тяжких преступлений, устойчивостью меж­личностных связей и отношений, сформированностью определенных способов преступной деятельности и способов сокрытия преступле­ний. Преступная группа отличается системой своих норм и шаблонов. Межличностные отношения в преступной группе основаны на соперничестве, эгоистическом расчете, на утверждении превосходства посредством грубой физической силы существу, преступная груп­па — это не социальная группа, а корпорация.

Чем более социально опасны цели и действия группы, тем более диф­ференцированы роли и функции членов группы. Действия всех участ­ников преступной группы всегда взаимообусловлены и функционально дифференцированы. Действия каждого члена группы находятся в опре­деленной причинной связи с общим преступным результатом; Деятель­ность всех членов преступной группы всегда побуждается общими инте­ресами и организуется в соответствии с общим умыслом.

При простом соучастии, при известных общих интересах еще нет единства целей. Взаимосвязь действий соучастников при простом со­участии возникает стихийно. Объективно эта взаимосвязь обуслов­лена частичным совпадением индивидуальных целей.

Организованная преступная группа отличается общностью пре­ступных интересов и умысла, устойчивыми внутригрупповыми свя­зями и ролевой дифференциацией. Этот специализированный соци­ально-психологический механизм направлен на систематическое осу­ществление преступной деятельности.

Преступная группировка, подчиняясь определенным социально-психологическим закономерностям, в то же время не представляет собой самостоятельного социального образования, так как она не включена в социальные связи общества. В силу этого внутренняя со­циальная организация преступной группировки примитивна. В боль­шинстве случаев взаимодействие ее членов регулируется грубым при­нуждением, физической силой, круговой порукой. Преступные группировки различаются по устойчивости и преступ­ной направленности.

В ряде случаев вначале формируется стихийная социально нейт­ральная группа, компания. Однако социальная нейтральность здесь только кажущаяся, ибо это уже группа, утрачивающая положитель­ные соц-е связи.

Постепенно такая группа под влиянием различных обстоятельств (влияние ранее судимых лиц, культивирование извращенных потреб­ностей и т.п.) социально деформируется, приобретает вначале пред-криминальный, а затем и криминальный характер, когда зарождают­ся антисоциальные намерения.

В большинстве случаев такие группы формируются по месту жи­тельства и имеют примерно одинаковый возрастной состав.

Общественная опасность группового преступления более высока по сравнению с индивидуальным преступлением, так как в условиях группы психически облегчается совершение преступления, усилива­ется решимость колеблющихся лиц под влиянием других членов груп­пы, повышается возможность вовлечения в преступную деятельность новых лиц. Немаловажное значение имеет и психическое антисоци­альное заражение, преступный ажиотаж.

52. Психологические аспекты вины и юридической ответственно­сти.

Ответственность — подчиненность человека социальным требованиям. Специфика юридической ответствен­ности состоит в том, что эти требования определены правовыми нормами и их исполнение обеспечивается прину­дительной силой государства

Основанием уголовной ответственности является на­личие в действиях лиц состава преступления, предусмот­ренного уголовным законом.

Во всех преступлениях выделяется, как известно, единая четырехкомпонентная структура признаков со­става преступления: объект, субъект, субъективная и объективная стороны преступления. Отсутствие хотя бы одной из сторон состава преступления не влечет юри­дической ответственности. Ограничение оснований от­ветственности составом преступления — важнейшее достижение правового общества: человеку может быть вменено, поставлено в вину лишь такое действие (или бездействие), система признаков которого точно описа­на в законе.

Юридическая ответственность — урегулированное правом отношение между нарушителем права и государ­ством в лице его правомочных органов. Целью юридичес­кой ответственности является не только охрана существу­ющего правопорядка, но и ресоциализирующее воздей­ствие на личность правонарушителя, его перевоспитание и исправление.

Принципы реализации юридической ответственнос­ти — законность, справедливость, целесообразность, не­отвратимость и быстрота реализации.

Справедливость юридической ответственности расчле­няется на ряд требований: нельзя использовать меры на­казания, унижающие человеческое достоинство; нельзя придавать закону обратную силу. При обратимом харак­тере причиненного правонарушителем вреда ответствен­ность состоит в его возмещении: если причиненный вред необратим, наказание виновного должно соответствовать тяжести совершенного правонарушения; за одно правона­рушение возможно лишь одно наказание.

Целесообразность юридической ответственности — соответствие избираемой меры воздействия целям юри­дической ответственности, строгая индивидуализация на­казания.

Справедливость и целесообразность обусловлены главенствующим принципом реализации юридической от­ветственности — законностью и обоснованностью. Закон­ным основанием возникновения юридической ответствен­ности является вина, виновность дееспособного правона­рушителя.

В праве и юридической доктрине принято следую­щее определение вины: “Вина — психическое отношение лица к своему противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (по­нимание) лицом недопустимости (противоправности) свое­го поведения и связанных с ним результатов”1.

Понятие вины является базовой категорией уголов­ного права. Однако в вышеприведенном определении вины на передний план выдвигается понимание лицом проти­воправности своего поведения. И это имплицитно (скрыт­но) исключает из категории вины всю сферу подсозна­тельного, импульсивно совершаемых преступлений. В су­ществующем определении вины не просматривается лич­ностная причастность лица к совершенному социально вредному деянию. Непонимание лицом недопустимости, противоправности своего поведения как бы делает его невиновным.

Существующее аморфное определение вины требу­ет кардинального пересмотра.

В конструкцию понятия вины вместо терминов “осоз­нание”, “понимание” следовало бы включить понятие “личностная причастность к противоправной сущности де­яния” — отношение всей личностной сферы (сознания и подсознания) к совершенному деянию. Формы вины долж­ны быть соотнесены со структурой противоправного де­яния.

Умышленная форма вины — вина, характеризующа­яся преступной целью, способами и результатом проти­воправного деяния.

Неосторожная форма вины — вина, характеризую­щаяся преступным способом и результатом противоправ­ного деяния.

Юридически и психологически корректным можно признать следующее определение вины:

Вина — личностная причастность дееспособного лица к совершенному им социально вредному, противоправно­му деянию и его последствиям.

§

Познавательная деятельность следователя проявляется в решении им системы простых и сложных мыслительных задач, в стратегиях реше­ния проблем, в творческом подходе к ситуациям, требующим позна­вательной активности.

Простые задачи решаются алгоритмически — путем выполнения ряда заранее известных правил. Так, обнаружение и изъятие матери­альных следов, процессуальная их фиксация — пример простой алго­ритмической задачи. Решение сложных задач связано с творческим, эвристическим поиском ответа.

Мышление следователя д.б. оперативным, то есть высокодинамичным интеллектуальным процессом, постоянно корректи­руемым условиями и результатами практической работы. Интеллект должен обладать такими качествами, как критичность, гиб­кость и продуктивность. Наиболее профессионально значимыми качествами интеллекта следователя являются проницательность и рефлексивность — способ­ность понимать людей и предвидеть их возможные действия.

Деятельность следователя по раскрытию и расследованию преступ­лений заключается в восстановлении истинной картины событий по их прямым и косвенным признакам — свидетельствам. Различаются два вида свидетельств (доказательств): прямые и кос­венные. По которым следователь воссоздает, реконструирует событие преступления, объективную и субъективную стороны состава преступления.

Если человек видел убийство и описывает, как оно произошло — это прямое свидетельство (доказательство). В большинстве случаев следователь располагает показаниями свидетелей об образе жизни убитого, о его взаимоотно­шениях с другими людьми, о психическом состоянии накануне гибе­ли, месте и времени убийства и др.

Раскрытие преступления по его следам — это глубоко психологи­зированный процесс знакового, опосредствованного отражения дей­ствительности. Возникновение следов имеет свои закономерности. Материальные следы могут нести информацию об антропологических и функцио­нально-психологических особенностях человека, о последовательно­сти произведенных им действий, о динамических характеристиках его движений — амплитуде, скорости и силе.

Психические следы — образы, так называемые личные доказатель­ства, выявляются методом расспроса. Для этого производятся соот­ветствующие следственные действия: допрос, очная ставка, судебно-психологическая экспертиза. Выявление психических следов имеет свою познавательную специ­фику — они могут быть обнаружены лишь на основе учета факторов, вли­яющих на образование психических образов и их воспроизведение.

Исследуя «психические источники», следователь должен дать им оценку, определить их истин­ность. Для этого необходимо знать психические особенности меха­низмов образования такого рода доказательств.

В отличие от материальных психические следы нестабильны, под­вижны, изменчивы, фрагментарны, имеют тенденцию к «стиранию». Степень закрепленности психических образов зависит от индиви­дуальных особенностей человека, его психического состояния, целей, установок и последующих психических наслоений. Следователь должен помнить, что люди описывают события субъек­тивно — под влиянием личностной и ситуативной апперцепции.

Профессионально направленная наблюдательность, способ­ность к систематизированному сопоставлению фактов, реконструкции явлений по их косвенным признакам, критичность и рефлексивность — таковы особенности мышления следователя.

Отражательно-познавательная структура следственной деятельности

-Получение информации о событии; осуществление проверочных действий=>

-Первичная систематизация информации, выявление типовой сущности события, производство неотложных следственных действий=>

-Формирование вероятностно-информационной модели расследуемого события=>

-Установление скрытых источников информации=>

-Запрос учетно-регистрационной информации

-Процессуальное закрепление информации=>

-Назначение криминалистических экспертиз=>

-Извлечение криминалистической информации первоначальными следственными действиями:

-Всестороннее эмпирическое исследование модели расследуемого события; получение системы доказательств в результате производства всех необходимых следственных действий

-Формирование достоверно-информационной модели расследуемого события. Итоговая оценка доказательств

Мышление следователя долж­но быть доказательственным, верифицирующим, характеризоваться проверяемостью всех сделанных выводов. При этом мыслительная деятельность следователя не является особым ви­дом мышления и подчинена общепсихологическим и логическим за­кономерностям такие стороны мышления следователя, как доказательственность, объективность, критичность.

Учет доказательственной значимости исходных фактов, их экст­раполяция в реальные жизненные условия, вероятностно-модельный охват расследуемого события, видение разрывов в цепи расследуемо­го события, изыскание способов получения недостающей информации, проверка достоверности фактов и информационных источников — та­ковы основные характеристики следственного познания.

Главная задача познавательной деятельности следователя — полу­чение системы доказательств.

Одним из основных способов получения доказательств является идентификация(от лат. «identifico» — отождествляю). Доказательствен­ная сущность идентификации состоит в том, что она обеспечивает «сведение к одному» и в конечном итоге реализует правовой принцип индивидуализации вины и ответственности. На принципе отождествления основан весь процесс мыслитель­ной деятельности следователя. В связи с этим ведущими приемами становятся сравнение, классификация и систематизация. Идентификация основывается на том, что совокупность признаков любого объекта неповторима, уникальна. Следователь ориентируется на те устойчивые признаки объектов, которые информативны для целей расследования, несут идентификационную информацию.

Сложные следственные задачи отличаются неограниченностью зоны поиска. Их невозможно решить методом последовательного пе­ребора вариантов. Здесь необходим особый механизм мышления — эвристическое мышление: предвидение развития событий, моделирова­ние их механизма на основе актуализации соответствующих сфер пред­шествующего опыта, концептуальных знаний.Мышление следователя при решении сложных познавательно-поисковых задач основывается на гипотезе (версии). Гипо­теза (версия) дает высоковероятностную информацию о наличии су­щественных связей в определенной эмпирической базе, указывает путь познания при данных исходных условиях.

Все окончательные выводы следователя должны быть проверяемы системой удостоверенных фактов. Удостоверить — значит сделать что-либо достойным веры. При этом частные явления осмысливаются, осознаются в свете общепризнанных аксиоматических положений. И чем более типична расследуемая криминальная ситуация, тем боль­шее значение в ее расследовании приобретает дедукция — анализ час­тного случая в свете общеизвестных положений. От частного к общему. Чем специфичнее преступление, тем большее значение приобретает индукция — твор­ческое обобщение частного случая, исследование его причинной обус­ловленности путем сравнения, сопоставления, эксперимента.

В процессе расследования существенное значение приобретает про­фессиональная интуиция следователя. Интуиция (от лат. «intutio» — пристально смотрю) — это способность постижения истины путем прямого ее усмотрения, мысленное схватывание сложной ситуации без развернутой системы рассуждений. Быстрота, свернутость мышле­ния, которой характеризуется интуиция, — необходимые качества следователя. Они вырабатываются на основе опыта, глубоких позна­ний как результат длительной интегрирующей деятельности сознания и подсознания в определенном направлении. Свои интуитивные догадки следователь проверяет посред­ством процессуально регламентируемых следственных действий, опира­ясь на всестороннее, полное и объективное исследование доказательств.

§

Не нашел, что такое следственная диагностика, но складывается впечатление, что это связано с информационно-вероятностной моделью— специаль­но создаваемая, мысленно представляемая система, ото­бражающая элементы проблемной ситуации и позволяю­щая преобразовать эти элементы с целью нахождения информации для решения задач данного класса. Инфор­мационные модели могут быть вероятностными и досто­верными. Вероятностные модели, как прави­ло, динамичны. По мере накопления информации они пре­образуются, их вариа­тивность все более уменьшается —модель все более приближается к достоверной модели. Информационно-вероятностная модель — средство поиска. Вопросы, обусловленные структурой модели, направляют и систематизируют познавательный поиск. Вновь получаемая информация становится средством, условием поиска новой недостающей информации.

Версия — концептуальное сопоставление исходных данных при невозможности непосредственного исследова­ния причин явлений, но при возможности исследования их следствий. Определяя обстоятельства, подлежащие выяв­лению, версия придает общее направление расследованию. Так, способ совершения преступления объединяется в версии с пред­положением о субъекте преступления, предположение о субъекте преступления неизбежно связывается с предпо­ложением о мотиве преступления; версии о способе со­вершения преступления строятся с учетом обстоятельств, свидетельствующих о личности преступника и т. д.

Только соответствие реальным фактам делает вер­сию обоснованной. Версия ложна, если какие-либо реаль­ные факты противоречат выводимым из нее следствиям.

Различаются общие и частные, первоначальные и последующие, специфические и типовые версии.

Типовые версии отражают наиболее типичную, вы­соковероятностную возможность обусловленности данно­го события определенной причиной. Так, исследования Л. Г. Видонова показали, что в случаях убийства лиц муж­ского пола в возрасте 5—17 лет убийцами в большинстве случаев (88,9%) были подростки в возрасте 10—16 лет, 75% из них были друзьями или приятелями потерпевших. Убийства лиц мужского пола в возрасте до 23 лет путем нанесения ранения в общественных местах (клуб, дом культуры, кинотеатр, парк культуры и отдыха) в 75% случаев совершали лица мужского пола в возрасте 17—22 лет, бывшие друзьями, приятелями, сослуживца­ми, односельчанами потерпевших. Виновные проживали на расстоянии до 300 до 1500 м от места преступления.

По познавательной роли в раскрытии преступления версии можно подразделить на версии о сущности и ме­ханизме события и версии о субъекте преступления. Первоочередной проверке подлежатверсии о сущно­сти и механизме происшествия. (Нельзя выдвигать вер­сии о личности убийцы, если вначале не было выяснено, что произошло: убийство или самоубийство.)

Версионное моделирование осуществляется опреде­ленной системой “шагов”:

шаг 1 — выдвинуть все возможные версии (первона­чальное количество версий м.б. относительно боль­шим — это уменьшает возможность упущения наиболее вероятностной версии);

шаг 2 — четко определить обстоятельства, обосно­вывающие каждую версию;

шаг 3 — исключить необоснованные версии; шаг 4 — ранжировать “вес” доказательств примени­тельно к каждой версии (по трехбалльной системе);

шаг 5 — определить все возможные следствия по каждой версии, наметить систему первоначальных след­ственных действий для проверки всех выдвинутых версий. Центральное звено следственного поиска — переход от версии к достоверным знаниям. Этот качественный скачок следственного познания осу­ществляется посредством проверки версий, т. е. всех выво­димых из нее следствий.

В расследовании необходимо выдвигать все возмож­ные следствия из каждой версии. Достоверная информационная модель расследуемого события формируется в результате выдвижения и про­верки такой версии, все следствия которой реально под­тверждены и дают всем фактам единственно возможное объяснение. Проверка общей версии включает в себя систему ча­стных версий и применение отдельных частных методов исследования. К ним относятся: методы интерполяции, эк­страполяции, интерпретации и мысленного эксперимента. Метод интерполяции — нахождение по ряду значений промежуточных значений. (Так, если даны первые звенья и последний член числовой последовательности: 2, 4, 8, 16, ?, 64, то для заполнения имеющегося пробела необхо­димо рассмотреть имеющиеся числа, найти устойчивую зависимость между ними, обобщить отношения между ними; на основе этого обобщения становится возможной ликвидация пробела.)

Первоначальные подходы к расследованию происше­ствия обусловлены типом исходной следств-й ситуа­ции.

Типы проблемно-поисковых следственных ситуаций

Ситуации, обусловленные осо­бенностями источни­ков информации Ситуации с дефицитом исход­ной информации в отношении различ­ных обстоятельств, подлежащих установлению Ситуации, обусловленные тактиче­ской позицией обви­няемого (подозреваемо­го и свидетелей)
1)Исходная информа­ция получается непо­средственно в ре­зультате восприятия и эмпирического ис­следования событий (убийства, кражи, пожары);
2) из отраже­ния в психике людей (мошенничество, вымогательство); 3) из документов (должно­стные злоупотребле­ния, хозяйственные преступления);
4) из комплексных источ­ников
1) Недостаточность ис­ходной информации для определения кри­минальной — некри­минальной сущности событий;
2) отсутствие исходной информации о субъекте преступле­ния, мотивах и спосо­бе его совершения или об одном из этих эле­ментов;
3) отсутствие полной информации о субъекте преступле­ния, но наличие неко­торых данных о по­дозреваемом; 4) дефицит информации об об­стоятельствах совер­шения преступления подозреваемым лицом
1) Обвиняемый, подозре­ваемый, свидетель рас­полагают информацией и добросовестно пере­дают ее следователю, но эта информация не аде­кватна действительно­сти в силу субъектив­ных искажений воспри­ятия и воспроизведения;
2) лицо располагает адек­ватной искомой инфор­мацией, но скрывает ее;
3) лицо располагает искомой информацией, но умыш­ленно ее искажает;
4) лож­ная следственная ситуа­ция —допрашиваемое лицо не располагает ис­комой информацией, сле­дователь же ошибочно трактует его позицию как позицию сокрытия.

I. Психолого-криминалистический анализ убийств

1. Анализ психологии допреступного поведения преступника:

допреступные связи злоумышленника с будущей жертвой преступления, знание им поведенческих особенностей жертвы, развитие конфликтных отношений с жертвой, формирование психической модели преступления, ее ориентировочные основы, определение программы и условий ее реализации,

приобретение или изготовление орудий и средств преступления (возможны консультации со специалистами, изучение литературы),

создание условий для беспрепятственного и скрытного совершения убийства, обеспечение возможностей для его последующего сокрытия.

2. Анализ индивидуальных особенностей механизма совершения преступления:

поведенческие особенности криминального контакта с жертвой (особенности начального этапа криминального взаимодействия),

операциональные особенности (механизм) причинения телесных поражений при использовании различных способов убийства: выстрелы в упор, со среднего или дальнего расстояния, из засады, из помещения, удушение руками, удавкой, отравление различными веществами и способами, сбрасывание с высоты, наезд автотранспортом, выбрасывание из движущегося автотранспорта, приведение жертвы в беспомощное состояние и оставление ее в опасных для жизни условиях и др.

3. Анализ следов преступления:

телесные повреждения на трупе, повреждения на одежде,

признаки опаления на теле и одежде жертвы,

следы ногтей и зубов на теле жертвы, другие следы биологического происхождения (слюна, кровь, сперма, волосы, биологические компоненты подногтевого содержания),

следы борьбы на месте происшествия, следы различных частей тела преступника (колен, локтей, ладоней), следы обуви преступника,

следы использованного преступниками транспорта, возможные следы на теле, обуви и одежде преступника, микроследы (волокна одежды, микрочастицы использованных орудий),

микроследы преступления в жилище подозреваемого, признаки сокрытия преступления.

4. Анализ личностных особенностей преступника и мотивов совершения преступления:

предположительные выводы об анатомо-физиологических и личностных особенностях преступника (уровень криминализированности, владение криминальными способами поведения, особенности криминального целеполагания и целедостижения, индивидуально-операциональные предпочтения и др.),

возможные мотивы совершения преступления (корысть, месть, ревность, аффективная агрессивность и др.),

личностные акцентуации и психические аномалии (спонтанно возникавшие, немотивированные и неадекватные данной ситуации действия, проявления бессмысленной жестокости, садизма, сексуальной патологии, узкоизбирательная направленность действий и др.).

II. Типовые следственные версии, обусловленные типичными следственными ситуациями:

Ситуационные особенности Типовые версии
Расчленение трупа
 
Убийство осуществлено по мотивах мести или корысти лицами, близки­ми к потерпевшему или проживаю­щими вместе с ним. Преступление совершено в жилище преступника или недалеко от него, в наиболее подходящем для этого месте
Инсценировка самоубийства, естественной смерти или не­счастного случая Убийство совершено лицами, широ­ко общавшимися с потерпевшим или проживающими совместно с ним
Труп перемещен в укромное место и замаскирован (зем­лей, ветками, ветошью, му­сором) Убийство совершено супругом, родст­венником, хорошим знакомым, сожите­лем
Лицо трупа обезображено Убийство совершено супругом, родст­венником, хорошим знакомым, сожите­лем
Убийство совершено в коры­стных целях (завладение иму­ществом, деньгами, ценно­стями) Убийство совершено лицом, ранее судившимся за корыстно-насильст­венные преступления
Убита несовершеннолетняя Убийство совершено насильником, которого могла опознать потерпев­шая
Убито лицо мужского пола в возрасте от 5 до 17 лет Убийство совершено подростками, хорошо знавшими потерпевшего
Убито лицо мужского пола в возрасте до 23 лет путем на­несения одного ранения в общественных местах (клубе”, кинотеатре, дискотеке, танц­площадке, зоне отдыха) или вблизи них Убийство совершено лицами, хоро­шо знавшими потерпевшего, его зна­комыми, друзьями, сослуживцами, лицами, проживающими недалеко от потерпевшего.

Психология обыска и выемки.

Обыск — следственное действие по отысканию и принудительному изъятию скрываемых предметов и документов, имеющих доказатель­ственное значение для раскрытия преступления. Основной психоло­гической особенностью данного следственного действия являются отыскание скрываемых объектов, совершение действий, принудитель­ных по отношению к обыскиваемому лицу. Принудительный харак­тер обыска, поисковые трудности, дефицит времени обусловливают повышенное психическое напряжение участников обыска, особую психологизированность данного следственного действия.

В психической деятельности обыскиваемого интенсивно функцио­нируют защитные механизмы. Обыскиваемый может проявлять общи­тельность и замкнутость, сдержанность и показную откровенность, высокомерие и агрессивность, но во всех случаях он находится под давлением определенных персевирующих (навязчивых) образов.

Скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличе­нием, возможностью ареста, суда, конфискации имущества создают в сознании обыскиваемого «очаг аффектации», функционально пере­страивающий всю психическую деятельность обыскиваемого лица, дез­организующий его психическую деятельность. Спонтанно формиру­ются защитные механизмы.

В проведении обыска выделяются четыре стадии: подготовитель­ная, обзорная, детальная и заключительная.

Успешная подготовка к обыску предполагает прежде всего полу­чение максимальной информации (как из процессуальных, так и не­процессуальных источников) о предметах отыскания и возможных местах их сокрытия и об индивидуальных особенностях обыскивае­мого лица.

Нередко обыск проводится после допроса. Предполагая возмож­ность обыска, следователь уже при допросе обращает особое внима­ние на все то, в чем «вязнет» допрашиваемое лицо, проявляет обо­стренные реакции.

При обыске следует учитывать пол и возраст обыскиваемых лиц, их пре­ступный опыт.

Приступая к обыску, следователь должен иметь ориентировочные представления об искомых объектах и возможных способах их сокры­тия. Психологически правильно должно совершаться уже прибытие следователя и понятых на место обыска и проникновение в обыскива­емое помещение. В целях обеспечения внезапности обыска средства транспорта должны оставляться на некотором удалении от места обыска.

Далее следователь в соответствии с УПК сообщает обыскивае­мому, с какой целью проводится обыск, и предлагает ему доброволь­но выдать искомые предметы и документы. Это предложение не­обходимо сделать не формально и не вскользь, а полностью овла­дев вниманием обыскиваемого, с использованием психологических средств внушения и убеждения. Обыскиваемому лицу необходимо разъяснить право следователя вскрывать закрытые помещения и хра­нилища.

Недопустимы реплики обыскивающих; обмен информацией между ними должен осуществляться заранее оговоренными условными зна­ками.

Действия, требующие специальных навыков, выполняют спе­циалисты.

Следователь должен проявлять полную уверенность в успешном осуществлении обыска, максимально сосредоточиться, иметь высокий уровень работоспособности.

В целях обеспечения наивысшей направленности и сосредоточен­ности сознания на поисковой деятельности следователь:

1.не должен приступать к обыску в усталом или дискомфортном состоянии;

2) не должен вступать в конфликт с обыскиваемым лицом (если это не является тактическим приемом);

3) должен устранить все отвлекающие

4) не должен спешить и приступать к осмотру нового объекта до полного обследования предыдущего

5) должен делать перерывы для отдыха при появлении признаков усталости.

При обыске следователь должен проявлять рефлексивность мышле­ния — учитывать возможные рассуждения и действия прячущего лица.

В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий эффект мест сокрытия.

При обыске следует учитывать и профессиональные предметные доминанты прячущего (книги — у научного работника, деревянные предметы — у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадеб­ный участок — у лица, постоянно работающего на нем, и т. п.). Следует обращать особое внимание и на предметы увлечения обыскиваемого (музыкальный инструмент, шахматная доска, швейная машина и т. п.).

Уже при подготовке к обыску следователь должен знать профессию и занятия обыскиваемого лица, образ его жизни, любимые дела, наи­более развитые навыки. Необходимо обратить внимание на инстру­менты и материалы, принадлежащие обыскиваемому лицу.

Особенно ценны сведения об изменении поведения обыскиваемого в последнее время, о его действиях по изменению обстановки, пере­стройке надворных построек.

В процессе обыска следователь может получить важную информа­цию, наблюдая за поведением обыскиваемого лица, особенно за его со­знательными уловками и непроизвольными реакциями.

Этическая сторона обыска настолько значима, что ряд нравственных требований к этому следственному действию предусмотрен Уголов­но-процессуальным кодексом.

Выемка — изъятие у отдельных граждан, а также предприятий, уч­реждений и организаций заранее известных документов и предметов, имеющих значение для уголовного дела.

Основной психологический фактор выемки — психическое воздей­ствие на подозреваемого и обвиняемого, так как им становится извест­но, какие изобличающие их документы поступают в распоряжение следователя. Результаты выемки влияют на всю тактику предвари­тельного следствия.

В психологическом аспекте выемка по сравнению с обыском в меньшей мере носит поисковый характер.

Иную психологическую окраску имеет и возможная при произ­водстве выемки конфликтная ситуация. В случае, если подлежащие изъятию объекты доброволь­но не выдаются, следователю нужно приложить усилия, направлен­ные на предотвращение развития конфликтной ситуации, и при­нять меры к дальнейшему производству указанного следственного действия.

Для правильного применения методов психологического воздей­ствия — внушения и убеждения — следователю необходимо выяс­нить истоки негативного отношения данного лица к требованию о добровольной выдаче объекта, подлежащего изъятию при выемке. Иногда отказ в добровольной выдаче объекта объясняется не «ви­новным» отношением лица к данному объекту, а боязнью разгла­шения обстоятельств его интимной жизни, нежеланием причинить неприятность родственнику, знакомому, соседу или сослуживцу. Для преодоления такого негативного отношения в подобных слу­чаях следователь может обратить особое внимание данного лица на производимое предупреждение понятых, специалистов и других граждан, присутствующих при выемке, об ответственности за разгла­шение выявленных при выемке обстоятельств интимной жизни лица, занимающего данное помещение, или иных лиц.

§

I. В начальной стадии допроса диагностируются психическое со­стояние допрашиваемого, его эмоционально-волевые установки; про­гнозируется возможное развитие межличностного взаимодействия, изыскивается возможность установления коммуникативного кон­такта.

Действия следователя, предшествующие получению показаний, — удостоверение личности допрашиваемого, разъяснение ему его прав и обязанностей — имеют свою сверхзадачу: они вводят допрашиваемое лицо в процесс официально-ролевого общения.

В начальной стадии допроса следователь стремится вызвать актив­ность допрашиваемого и получить информацию о его личностных особенностях и психическом состоянии и устанавливает ком­муникативный контакт с допрашиваемым лицом.

Коммуникативный контакт подразумевает систему приемов опти­мизации отношений между общающимися лицами, «внутренние и внешние ухищрения, с помощью которых люди примеряются друг к другу в общении».

Устанавливаемый в начале допроса, он должен всемерно углублять­ся. Сохраняя лидерство в общении, следователь не подавляет, а разви­вает психическую активность допрашиваемого лица.

Установление коммуникативного контакта при допросе зависит от типа исходной ситуации — конфликтной или бесконфликтной.

В ситуации противодействия могут иметь место две коммуникатив­ные позиции — позиция активного противодействия и позиция пас­сивного противодействия (отказ обвиняемого (подозреваемого) от дачи показаний, резкое ограничение свидетельских показаний).

Информация черпается не только из вербальных средств общения, но и из широкой сферы невербальной коммуникации (мимика, панто­мимика, интонация голоса, многочисленные непроизвольные сопут­ствующие проявления).

Коммуникативная способность следователя — это его умение обес­печить психическое взаимодействие с другими лицами, активизиро­вать их психическую деятельность, регулировать мотивационные и эмоционально-волевые состояния. С учетом линии поведения, кото­рую выбирает для себя каждый допрашиваемый, он должен разрабо­тать соответствующую стратегию общения.

К поведению следователя предъявляется ряд требований:

♦ гибко учитывать личностные особенности допрашиваемого, в лю­бом случае вести себя корректно;

♦ антипицировать (предвосхищать) актуализированные потребно­сти допрашиваемого, учитывать его психическое состояние;

♦ не проявлять ничего, что могло бы вызвать резко отрицательное отношение допрашиваемого лица к следователю;

♦ выдвигать на передний план обстоятельства, по которым допра­шиваемый заинтересован вступить в коммуникативный контакт;

♦ опираться на положительные личностные качества допрашивае­мого, особенно на те, которые высоко оцениваются им самим;

♦ знать и использовать наиболее существенные эпизоды из биогра­фии допрашиваемого;

♦ преодолевать негативное отношение к допрашиваемому лицу, не допускать пренебрежительного к нему обращения;

♦ внимательно относиться ко всем показаниям, вне зависимости от их правдивости, сдерживать экспрессивные проявления (восторг, радость, выразительные жесты, мимика — все это может оказать внушающее воздействие, передать подследственному определен­ную информацию).

Повышенные требования предъявляются к культуре речи следова­теля. Она должна быть ясной, убедительной и достаточно эмоциональ­ной.

Корректность, справедливость, внимательность, ситуативная гиб­кость и чуткость, эмоциональная устойчивость — основные каче­ства следователя.

Допрашиваемыми высоко ценит­ся опрятный внешний вид следователя, спокойное, доброжелательное отношение, отсутствие какой бы то ни было нервозности, участие в их судьбе.

II. Психологические особенности стадии свободного рассказа допрашиваемого.

Однако и в условиях свободного рассказа может проявиться кон­формность допрашиваемого, его стремление соответствовать ожида­ниям следователя. С другой стороны, возможны и нежелание лица вос­производить определенные события в целостном рассказе. В этих случаях применяются опреде­ленные тактические приемы. Одним из них является «членение темы свободного рассказа»: допрашиваемому лицу предлагается рассказать сначала лишь об одном эпизоде события, наиболее значимом для дан­ного лица и простом по фабуле. Возникшая первоначальная вербаль­ная активность лица может облегчить переход к рассказу о событии в целом.

Воспринимая свободный рассказ лица, дающего показания, следо­ватель должен анализировать его текущие переживания, выделять в них доминирующую направленность, диссонансы и консонансы, раз­личных эмоционально-волевых проявлений, рефлексировать позиции и ценностные ориентации. Одновременно следователь делает опера­тивные пометки, готовит базу для стадии детального допроса.

III. Психологические особенности детализирующей стадии до­проса. Основными задачами следователя на этой стадии допроса являются:

♦ восполнение пробелов свободного рассказа, уточнение неопреде­ленности , выяснение противоречий;

♦ оказание мнемической помощи допрашиваемому с целью более полного воспроизведения им отдельных эпизодов события, уст­ранения противоречий;

♦ получение контрольных данных для оценки и проверки пока­заний;

♦ диагностика причин умалчивания допрашиваемого об отдельных обстоятельствах дела, психическое содействие в преодолении «барьеров умолчания», нейтрализация мотивов умолчания;

♦ диагностика изобличения ложных показаний;

♦ оказание правомерного психического воздействия на допраши­ваемое лицо с целью получения правдивых показаний.

Речевая активность допрашиваемых зависит от их взаимоотно­шений со следователем, от его умения задавать активизирующие во­просы.

Система вопросов следователя — тактическое средство правомер­ного психического воздействия на допрашиваемое лицо. Психическое воздействие оказывает не только содержание, но и последовательность вопросов, активизируя антиципирующую деятельность допрашивае­мого. Эти вопросы должны отвечать следующим требованиям:

♦ смысловая однозначность;

♦ простота конструкции, лаконичность;

♦ отнесенность к предмету допроса;

♦ системность, т.е. соотнесенность с логическими этапами ре­шения следственно-познавательной задачи;

♦ отсутствие подсказывающего и наводящего воздействия.

По степени внушающего воздействия вопросы можно разделить на следующие группы:

♦ нейтральные — формулировка ответов на них полностью зависит от инициативы допрашиваемого лица

♦ разделительные («или — или»);

♦ альтернативные, требующие положительного или отрицательно­го ответа;

♦ предоставляющие право выбора между двумя ответами, но поло­жительный ответ на один из них соответствует ожиданию спраши­вающего («Не в кепке ли был человек, нанесший потерпевшему удар ножом?», это так называемые вопросы косвенного внуше­ния);

♦ направленные на прямое внушение («Находился ли Сидоров на месте происшествия?» вместо вопроса: «Кто находился на месте происшествия?»);

♦ несущие ложное содержание, рассчитанные на эффект так назы­ваемой «ловушки» и являющиеся неправомерным приемом пси­хического насилия («Был ли Сидоров трезв во время совершения преступления?», хотя еще неизвестна причастность Сидорова к преступлению).

Наводящие, внушающие вопросы категорически запрещены, они неадекватны задачам следственной деятельности.

Сложные вопросы целесообразно подразделять на ряд более про­стых, однозначных. Общие, многозначные ответы нужно уточнять и конкретизировать. Задавая вопрос, целесообразно предвидеть воз­можные ответы на него и планировать соответствующие детализиру­ющие вопросы по ответам.

При противодействии допрашиваемого лица возникает необходи­мость избрания соответствующей тактики межличностного состяза­тельного взаимодействия. При этом следователь использует систему коммуникативно-информационных действий:

♦ выясняет мотивы противодействия, старается их нейтрализо­вать, формирует мотивационную перестройку в поведении про­тиводействующего лица на основе его социально-положитель­ных ориентации;

♦ получает данные для оценки правдивости показаний;

♦ анализирует возможные причины различных противоречий, от­членяя заведомую ложь от возможных непроизвольных ошибок.

IV. На заключительной стадии допроса необходимо учитывать сле­дующие обстоятельства. Закон требует фиксации в протоколе допро­са всех полученных показаний «по возможности дословно». В нем должны быть отражены показания, данные и на стадии свободного рассказа, и на вопросно-ответной стадии с точной фиксацией вопро­сов и ответов.

Для тактики допроса и оценки его результатов существенное значе­ние имеет предусмотренная законом возможность звукозаписи. Зву­козапись дисциплинирует вербальное поведение допрашиваемого, де­лает его более чутким к протийоречиям. При даче ложных показаний, записываемых на магнитную пленку, человек острее чувствует свои промахи, просчеты. При оценке результатов допроса звукозапись по­зволяет повторно проанализировать проговорки, невербальные осо­бенности показаний — паузы, умолчания, неуверенность в утверждениях и т. п.

Очная ставка — одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц. Основанием для очной ставки являются противоречия в показа­ниях допрашиваемых лиц.

Фактически достоверная информация, выявляемая на очной став­ке, является фактором психического воздействия на лиц, противодей­ствующих следствию.

В напряженных конфликтных ситуациях следователь должен со­хранять психическую устойчивость, уравновешенность, не вовлекать­ся в водоворот конфликтного противоборства допрашиваемых лиц, избегать психической дезорганизации. Очная ставка должна прово­диться в условиях полной психической стабильности следователя, при глубоком предварительном изучении личностных особенностей воз­можных участников очной ставки, их личностной акцентуации — «слабых мест» их характера, положительных и отрицательных качеств личности.

При проведении очной ставки максимально используется социаль­но-психологический эффект ингибиции — эффект присутствия других людей. В этих условиях поведение человека модифицируется: он ориентируется на взаимодействие с присутствующими, его поведение становится ситуативно-реактивным, при этом возможны различные проговорки, просчеты, прорывы в защитной доминанте. Вопросы, задаваемые лицу, занимающему позицию содействия следствию, и предполагаемые ответы на них должны оказывать психическое воз­действие на запирающееся лицо. Основная цель очной ставки — изоб­личение лица, противодействующего следствию. Живой источник правдивой информации здесь выступает основным фактором психи­ческого воздействия. Однако это сопротивление может быть стойким. Само противодействующее лицо может оказывать сильное психическое воздействие на допрашиваемого, дающего признатель­ные показания. Здесь необходима система мер, блокирующих возмож­ность такого негативного воздействия. Необходимо категорически пресекать всевозможные угрозы, попытки суггестивного воздействия, укреплять волевую позицию лица, дающего правдивые показания, усиливать его позицию предъявлением соответствующих доказа­тельств, напоминанием ранее данных показаний.

При проведении очной ставки исполнителя или соучастника с орга­низатором группового преступления необходима специальная психо­логическая подготовка лиц, ранее психически зависимых от преступ­ных лидеров. Открытое выступление против них на очной ставке становится началом разрыва их психической взаимозависимости, что существенно влияет на возможность их последующей ресоциализации.

Очная ставка является следственным действием, максимально ак­тивизирующим непроизвольные поведенческие реакции. Защитная доминанта обвиняемого здесь оказывается особенно уязвимой. Сле­дователь апеллирует к гражданским и положительным личностным качествам всех допрашиваемых, авансирует им свое доверие, дает воз­можность каждому человеку проявить свое достоинство, свои поло­жительные качества.

§

Задача суда — критически проанализировать все элементы вероят­ностной модели и сформировать достоверную модель события.

Познавательно-поисковая деятельность суда отличается более уз­кой направленностью и большей опосредованностыо, чем деятель­ность следователя. Возможность непосредственного восприятия отно­сящихся к делу событий и обстоятельств здесь более ограничена.

Суд должен проанализировать не только версию предварительного следствия, но и все другие возможные взаимосвязи событий и обстоя­тельств дела. Суд вправе выдвигать собственные версии.

Особое внимание суд уделяет личностным особенностям подсудимо­го: ценностной направленности, базовым нравственно-психологиче­ским качествам, групповому статусу и социально-групповым функ­циям подсудимых.

Основная часть доказательственной информации воспринимается судом из устных сообщений (показаний подсудимого, свидетелей, экспертов и др.). Это предполагает развитость у суда анализа речевых текстов — его способность в перегруженных деталями речевых сооб­щениях выделить существенное, отчленить факты от эмоционально-оценочных отношений к ним.

Суд должен быть устойчивым к различным эмоционально-речевым приемам воздействия, патетическим призывам и сентиментальным оценкам. Он должен распознавать ситуативно-личностный камуфляж, самомаскировку и самодемонстрацию проходящих по делу лиц.

Важнейшие психические качества судьи — эмоциональная устой­чивость, толерантность, способность к конструктивной деятельности в эмоционально напряженных условиях.

Исследование материалов предварительного следствия и планирование судебного разбирательства

На данной стадии судебного разбирательства судья, знакомясь с ма­териалами предварительного следствия и его заключением, письмен­ными материалами и вещественными доказательствами, осуществляет реконструктивную деятельность. Здесь важно не поддаться «эффекту первичности» и не оказаться под влиянием модели события, сформи­рованной на предварительном следствии.

Особое внимание уделяется источникам «ключевых» фактов, их внутренней согласованности. Анализируется возможность их случай­ного совпадения, определяется круг лиц для вызова в судебное заседа­ние, истребуются все необходимые документы.

Все факты расследуемого события должны осознаваться в системе причинно-следственных связей, и ни один факт не может оставаться без объяснения.

Изучение материалов дела — исходный этап в деятельности всех участников уголовного процесса: суда, прокурора, адвоката. Уже на этом этапе формируется их процессуальная позиция.

В процессе изучения материалов предварительного следствия про­курор и защитник готовят фрагменты будущей речи в судебных пре­ниях. Восстанавливая истинную картину расследуемого происшествия, они создают образные картины события, воспроизводят особенности поведения его участников, их межличностные отношения. Наряду с логической схемой будущей речи разрабатывается ее «бо­евая схема», отрабатываются эмоционально-экспрессивные элементы. Отдельные детали выстраиваются вокруг основных тезисов, которых не должно быть слишком много.

В результате ознакомления с делом четко отчленяются бесспорно установленные факты от предположений, сомнительных доводов, да­ется независимая от следователя оценка доказательств. Каждое обсто­ятельство дела рассматривается и с предполагаемой точки зрения про­цессуального оппонента.

Психология судебного следствия

Различные позиции заинтересованных сторон придают процессу разбирательства особую полемическую остроту, возникают состояния психической напряженности, общение сторон приобретает состяза­тельный характер. Здесь тщательно исследуются все источники дока­зательств, выявляется их надежность, анализируются их предметная относимость и доказательственная значимость.

Для формирования внутреннего убеждения судей судебное след­ствие имеет решающее значение (участники прений в дальнейшем могут ссылаться только на материалы судебного следствия). Суд осно­вывает приговор только на тех доказательствах, которые были рас­смотрены в судебном следствии.

Каждая заинтересованная сторона стремится выделить те стороны обстоятельств, которые соответствуют ее интересам. Противоречивые интересы сторон могут порождать напряженные ситуации и конфликт­ное противоборство. Задача судьи — придать взаимодействию сторон конструктивно-познавательный характер, предоставлять им процес­суально гарантированные права и возможности, обеспечивать состя­зательный характер судопроизводства. Судья своевременно, тактично, но жестко должен реагировать на все недопустимые на суде ситуации. Все категорические требова­ния судьи должны быть процессуально обоснованны.

Следует пресекать все проявления грубости и нетактичности в меж­личностных отношениях, охранять процесс от ненужных эмоциональ­ных всплесков и вводить его в рациональное русло. Следует избегать нравоучительных замечаний, нотаций и поучений.

Когнитивная (познавательная) деятельность судьи в ходе судебного следствия отличается многоплановостью, перегруженностью опера­тивной памяти, предвосхищением различных вариантов возможного развития судебного следствия, оперативным анализом поступающей информации и ее правовой концептуализацией.

Первоначальное обращение судьи к аудитории должно отличаться некоторым релаксационным (успокоительным) эффектом: предупре­дительностью, уважительностью и, во всяком случае, подчеркнутой нейтральностью. Необходимо всемерно снимать так называемую со­циальную ингибицию, то есть угнетающее, подавляющее воздействие социальной общности на поведение отдельного индивида.

Искусство судопроизводства — прежде всего искусство допроса.

В целях ситуативной адаптации лиц, дающих показания, перво­начальные вопросы должны быть максимально простыми, доходчи­выми, но не допускающими односложных ответов (да — нет). Эти во­просы должны активизировать речевую деятельность проходящих по делу лиц.

Недопустимы невнимательность, длительные переговоры между судьями, неуважительные реплики, проявление нетерпеливости. Во­просы судьи не должны нести в себе иронии, насмешливости. Следует иметь в виду, что любая массовая реакция может иметь внушающее воздействие.

Все вопросы к допрашиваемым лицам должны строго контролиро­ваться судом. Отклоняются не только наводящие, но и провоциру­ющие, запутывающие, демагогические вопросы.

Особого мастерства и психологической интуиции требуют вопросы, направленные на диагностику и преодоление ложных показаний. Трудности воспроизведения, его проблематичность, неуверенность следует отчленять от лжесвидетельства. Любая напористость, на­ступление на допрашиваемое лицо граничат с неправомерным психи­ческим воздействием, могут вызвать внушение и самовнушение.

Подойти к истине постепенно, не наскоком, исследовать явление с разных сторон, не ошеломлять допрашиваемых «неожиданными» вопросами, а оказывать им мнемическую помощь, учитывать явление реминисценции (более полного воспроизведения материала после не­которого отвлечения) — таковы добрые советы всех крупных судеб­ных деятелей.

Допрашиваемые не всегда говорят правду и очень часто — не всю правду. Но лжесвидетеля почти всегда можно изобличить его же соб­ственными показаниями.

Допрашиваемый говорит правду, если содержание показаний не­возможно выдумать, если он знает тончайшие подробности восприни­мавшегося им события, если не затрудняется описать его в разной по­следовательности. В правдивых показаниях встречается множество подсознательных проявлений — эмоциональных реакций, мимиче­ских нюансов, непроизвольных переживаний.

Ложь же безэмоциональна, однообразно тупа и нейтральна по от­ношению к личности лгущего: как бы отчуждена от нее. В ложной ле­генде все продуманно, в ее воспроизведении все гладко, нет ничего случайного. В правдивом изложении множество случайных оговорок; сомнений, размышлений. Опросите нескольких лиц, показав им одно и то же событие. Вы получите различные описания. Чем больше четких, хорошо про­думанных утверждений, тем больше вероятность их вымышленности.

Ложность показаний диагностируется по ряду признаков:

♦ бедности эмоционального фона показаний, схематичности, заученности их вербальной структуры;

♦ лексическим особенностям показаний, не соответствующим лич­ностным особенностям допрашиваемого

♦ «проговоркам» в высказываниях

♦ стереотипному совпадению показаний нескольких лиц;

♦ неспособности детализировать описание события;

♦ повышенной самореабилитации, уклончивости ответов на пря­мые вопросы, незнанию обстоятельств, которые должны были войти в поле непроизвольного восприятия и запоминания.

Разоблачению лжесвидетельств содействуют получение информа­ции из различных источников, повторные допросы с применением уточняющих, детализирующих и контрольных вопросов.

Судебное следствие допускает использование приемов правомерного психического воздействия, не ограничивающих свободу волеизъявления, на лиц, умышленно противодействующих достижению истины. Это могут быть и внезапная постановка эмоционально воздействующих вопросов, и предъявление новых неожиданных доказательств, заклю­чений экспертизы, организация перекрестного допроса, очной став­ки и т. п.

Всем допрашиваемым может быть оказана мнемическая помощь: напоминание об отправных событиях, их последовательности, опора на эмоционально окрашенные обстоятельства, привязка к жизненно важным для данного индивида событиям, побуждение к установлению ассоциативных связей.

Психология судебных прений и судебной речи

В своих речах заинтересованные стороны:

♦ обосновывают доказанность или недоказанность (полностью или частично) обвинения, предъявленного подсудимому;

♦ предлагают свою квалификацию совершенного деяния, если оно подтверждено собранными доказа-ми

♦ выявляют смягчающие или отягчающие ответственность обстоя­тельства;

♦ анализируют причины преступления;

♦ дают характеристику личности подсудимого и потерпевшего.

Участники судебных прений анализируют в речах свою версию рас­сматриваемого события, стремясь повлиять на благоприятный для себя исход дела, опровергают модель события или его элементы, от­стаиваемые другими участниками судебных прений, излагают свои предложения относительно возможного наказания или оправдания подсудимого.

Судебные прения — форма публичного, официального общения посредством судебной речи.

Искусство судебной речи — искусство убеждения, способность си­стематизации фактов, убедительной их оценки. Мастерство судебной речи связано с глубиной логического анализа и образностью изложе­ния. Значительную роль в убедительности судебной речи играют пси­хологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, характе­ристика их устойчивых поведенческих особенностей, чрезвычайность обстоятельств, в условиях которых произошло правонарушение.

Язык судебного общения выполняет ряд взаимосвязанных функ­ций — познания, общения, психического воздействия. Строгий офи­циально-деловой стиль общения здесь перемежается с элементами разговорного, научного и литературно-художественного языка. Нео­фициальная, бытовая сторона жизни людей обсуждается простым раз­говорным языком, что придает судебной речи доступность, понят­ность, жизненную реальность.

Различаются структура судебной речи, ее стиль и язык.

Структура судебной речи — ее композиционный план, логика и пси­хология построения, соответствие ее частей задачам и цели судебных прений.

Цель судебной речи — убедительно, аргументировано воздейство­вать на суд, формировать внутреннее убеждение судей. Задачи же су­дебной речи различны на разных ее этапах.

Различаются вступительная, основная и заключительная части су­дебной речи.

Эффективное построение вступительной части судебной речи в зна­чительной мере определяет успех судебного оратора. Психологическая задача вступления — вызвать обостренное внимание, организовать направленность сознания судебной аудитории, ее интерес, установить с ней коммуникативный контакт, обеспечить ее доверие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора.

Речь судебного оратора не должна начинаться вяло, бесцветно, трафаретно. Но вступление не должно быть насыщено и искусствен­ным пафосом — аудитория еще не готова к эмоциональному сочув­ствию. Она еще полна ожиданий, готова к повышенной критичности

При внезапном вступлении оратор начинает речь с описания явле­ния, отношение которого к рассматриваемому в суде вопросу остается некоторое время проблематичным (во вступлении может быть исполь­зовано и обращение к судьям, и критическая оценка одного из тези­сов, провозглашенных процессуальным оппонентом, и видение своей процессуальной обязанности). Но смысл первых фраз судебного ора­тора должен быть предельно ясен. Этот смысл должен быть принят аудиторией, поддержан ею.

При естественном вступлении оратор без лишних слов вводит слу­шателей в фабулу разбираемого события, кратко воссоздает основные его эпизоды, прибегая к психологическому стилю описания.

При искусственном вступлении оратор начинает свою речь «изда­лека» (и нередко надолго застревает на этих отдаленных подступах).

В основной части судебной речи выдвигаются главные тезисы, ар­гументируется процессуальная позиция судебного оратора, использу­ются различные средства убеждения суда в правильности избранной им позиции. Для этого оратор должен активизировать исследователь­скую деятельность слушателей, вести их по канве своих рассуждений. Необходимы предельная простота и четкость выдвигаемых положе­ний, очевидность их взаимосвязи. Основные тезисы речи должны лег­ко удерживаться в сознании слушателей.

Стержень основной части судебной речи — изложение фактиче­ских обстоятельств дела. Это должен быть не скучный пересказ фак­тов, а живая, динамическая картина возникновения и развития рас­следуемого события. Обстоятельства дела могут быть изложены в хронологической последовательности или в систематизированном виде — так, как событие развивалось в действительности или было исследовано в судебном следствии. Способ изложения фактических обстоятельств дела избирается в зависимости от объема и характера доказательств, установленных в ходе судебного следствия.

В процессе доказывания одни положения обосновываются с помо­щью других, ранее доказанных обстоятельств. Анализ доказательств и их оценка — центральная часть судебной речи.

Отношение к подсудимому и потерпевшему со стороны обвините­ля и защитника различно. Даваемые ими личностные характеристики не могут совпадать, но они не должны быть диаметрально противопо­ложными. В этом случае обесценивается каждая из личностных харак­теристик.

При психологической характеристике личности необходимо вы­явить:

♦ систему базовых ценностных ориентации личности, ее направ­ленность, иерархию устойчивых мотивов поведения;

♦ психодинамические особенности психической саморегуляции, экстернальность или интернальность личности (ее ориентацию на внешние обстоятельства или внутренние устойчивые пози­ции), полезависимость или поленезависимость (зависимость или независимость от ситуативных обстоятельств);

♦ обобщенные способы поведения, характерологический тип лич­ности;

♦ способы поведения, адекватные и не адекватные адаптации в рас­следуемой критической поведенческой ситуации;

♦ личностные акцентуации — «слабые места» в психической са­морегуляции данного индивида, наличие у индивида возмож­ных психических аномалий (неврозов, психопатических рас­стройств);

. ♦ дефекты социальной адаптации личности

Характеристике подлежат все основные социально значимые каче­ства личности, степень ее криминализации.

Каждое судебное дело конкретно. К нему нельзя подходить с общи­ми мерками, оценочными стандартами. Бывают случаи, когда и убий­цу можно оправдать, и строго осудить тех, кто, стоя в стороне, прово­цировал преступление. Встречаются и такие дела, где в равной мере виновны и преступник, и его жертва. И часто, выступая по одному делу, могут оказаться правыми и обвинитель, и защитник. Один гово­рит о зле преступления, другой — о несчастье преступника. Поведение человека многомерно.

Нравственно-психологическая оценка поведения подсудимого — ито­говое заключение основной части судебной речи. Здесь необходимо дать ответ на вопросы: «Шел ли сам подсудимый навстречу своему преступлению или оно как рок неумолимо настигало его? Стремил­ся ли сознательно человек к совершению зла или зло настигало его самого?»

Искусство судебной речи — сказать так, чтобы судьи молчаливо сами добавили недоговоренное, чтобы вызвать их позиционную соли­дарность. Но это не означает, что судебное красноречие важнее юри­дического рассмотрения сущности дела.

В заключительной части судебной речи акцент делается на юриди­ческой стороне дела. Заключение судебной речи должно быть крат­ким и выразительным. Оно должно содержать итоговое определение позиции судебного оратора.

Речь судебного оратора должна быть очевидно доказательной. Это основное требование к ее качеству. Однако эффективность судеб­ной речи достигается и соблюдением определенных полемических, психологических правил.

1) лучшее орудие спора — доводы по существу дела; апелляции к лич­ности оппонента — свидетельство слабости позиции оратора;

2) необходимо четко выделять полезное, неизбежное и опасное; все опасное должно быть тщательно обойдено; неизбежное можно признать, если имеется возможность его объяснения или вовсе не касаться его;

3) следует остерегаться обоюдоострых выводов;

4) не следует доказывать очевидного;

5) следует эффектно преподнести основное доказательство или ос­новной тезис, подготовить аудиторию к его восприятию;

6) следует отказаться от всех сомнительных, ненадежных доводов;

7) не следует возражать против правильных, обоснованных выво­дов оппонента; соглашайтесь с его второстепенными утвержде­ниями— это делает вас беспристрастным в глазах судей;

8) если прямые улики весомы, следует тщательно проанализиро­вать каждую из них; если незначительны — в совокупности;

9) при наличии косвенных и прямых улик следует начинать с пер­вых и усилить свою позицию прямыми уликами;

10) не следует объяснять то, что плохо понимается самим орато­ром; любые противоречия в судебной речи равносильны ее про­валу.

Соответствующие заповеди имеются и для опровергающего ора­тора:

1) отвечая противнику, делайте это легко и как бы мимоходом, как нечто хорошо понятное всем слушателям;

2) изыскивайте неправомерные обобщения, допущенные оппонентом;

3)для возражения противнику используйте его же выводы;

4) противопоставляйте словам факты;

5) отрицайте то, что не доказано;

6) не оставляйте без ответа ни одного весомого аргумента про­тивника;

7) не возражайте против обоснованных доказательств, найдите им такое объяснение, которое примирило бы их с вашей позицией;

8) не опровергайте того, вероятность чего очевидна для всех;

9) тщательно исследуйте факты, признанные противником, исполь­зуйте их в своих целях;

10) если неопровержимая улика обойдена оппонентом, подчеркните ее неопровержимость, но не опускайтесь до личных нападок.

Нравственность судебного деятеля основа судопроизводства. И если защита или обвинение превращаются в орудие против исти­ны — это безнравственно. Судебный деятель неизменно должен быть верен себе, своему человеческому достоинству. Только тогда он будет правым и перед другими людьми.

Суд и судебная аудитория ждут от судебного оратора объективного содействия в трудном и иногда мучительном поиске ответов на запросы их совести. О как…

Последнее слово подсудимого

Психическое состояние подсудимого — особая, большая проблема юридической психологии. Строго регламентированная, официальная процедура судебного заседания оказывает сильное психическое воз­действие на всех присутствующих. На подсудимого же обстановка суда может оказать стрессовое воздействие, вызвать психическое по­трясение, даже состояние катарсиса, то есть внутренней перестройки личности, самоочищения, стратегической переориентации поведения в будущем. Таково значение судебного ритуала для личности, осудив­шей свое преступное поведение.

Арест, следственный изолятор привносят свои наслоения на психи­ку обвиняемого.

Постоянная внутриличностная конфликтность, мотивационное противоборство (сознаваться — не сознаваться) и полная невозмож­ность «выговориться». Отсюда крайняя раздражительность, нервоз­ность, агрессивность в поведении многих обвиняемых и подсудимых. Отсюда облегчение после вынужденного признания и повышенная говорливость на предварительном следствии.

От суда ждут справедливого решения, но каждый участник уголовного процесса по-разному представляет эту справедливость. У осужденного сильна надежда на снисхождение. Его самооправдательная тенденция взывает к смягчению наказания.

Для большинства подсудимых суровый приговор на длительный срок изоляции — жизненная катастрофа, крах всех надежд. Теряя сво­боду на продолжительный срок, человек по существу прощается с са­мой жизнью, теряет смысл жизни…

Постановление приговора . Здесь учиты­вается весь комплекс явлений, имевших место непосредственно в судебном разбирательстве: позиция прокурора и защитника, поведе­ние потерпевшего, отдельных свидетелей и подсудимого. Совокуп­ность поведенческих факторов, воздействующих на позицию судей, можно назвать судебной социальной перцепцией.

Совещание судей по постановлению приговора представляет собой деятельность формально-неформальной группы. С одной стороны, совещание должно разрешить определенный перечень вопросов, с дру­гой — каждый член судейской коллегии может занять свою позицию.

§

Проблема справедливой, адекватной кары за совершенное преступ­ление, ее эффективности для преодоления преступности — одна из древнейших проблем человечества.

Справедливое воздаяние за содеянное — мера социальной реакции за выход индивида из социально допустимых границ поведения. Ци­вилизованное общество отвергает бытовавший в прошлом талион («зло за зло»).

Все негативные характерологические качества индивида, обусловившие преступное деяние, должны быть проанализи­рованы и учтены судом.

Для квалифицированного определения наказания необходим пси­хологический анализ типологических особенностей поведения преступ­ника и прежде всего те его психические качества, которые определяют социально значимые осо­бенности его поведения.

К таким социально значимым негативным качествам подсудимого относится, прежде всего, аморальность — система взглядов и поведен­ческих стереотипов индивида, основанная на непринятии им норм нравственности, нигилистическом отношении к социальным требова­ниям.

Назначая наказание, суды призваны учитывать характер и тяжесть преступления, личность виновного, обстоятельства, предусмотренные законом в качестве смягчающих или отягчающих ответственность.

Обстоятельством, смягчающим юридическую ответственность, яв­ляется чистосердечное, искреннее раскаяние — публичное признание своей виновности, самоосуждение преступного поведения, глубокое сожаление о случившемся, готовность нести заслуженное наказание.

Раскаяние — критический момент пробуждения совести человека, основа его дальнейшего исправления, восстановления морального са­моконтроля личности. Раскаяние, готовность искупить свою вину по­зволяют человеку построить новую жизненную перспективу, возвра­титься к достойной жизни.

Исправительная (пенитенциарная) психология изучает психологические основы ресо­циализации — восстановления ранее нарушенных социальных качеств личности, необходимых для полноценной ее жизнедеятельности в обще­стве. Исходя из этого пенитенциарная психология исследует пробле­мы эффективности наказания, динамику личности осужденного в процессе исполнения наказания, формирование ее поведенческих особенностей в различных условиях лагерного и тюремного режима, особенности ценностных ориентации и стереотипов поведения ма­лой группы в условиях социальной изоляции, соответствие текущего исправительного законодательства задачам исправления осужденных.

Ресоциализация личности осужденных связана прежде всего с их ценностной переориентацией, с формированием у них механизма со­циально-положительного целеполагания, с отработкой у личности прочных стереотипов социально-положительного поведения.

На вопрос: что такое исправление — словари не дают ответа. На наш взгляд, исправить преступника — это значит видоизменить те его психические качества, которые детерминировали его преступное поведение. В основе исправления провинившейся личности лежит искупление — самоснятие виныпреступником посредством ее признания, чистосердечного самоосуждения, раскаяния, понесения принятого им наказания и совершени­ем реабилитирующих его социально положительных деяний, вызывающих прощение виновного. Искупление — психологическое усло­вие возвращения человека к людям. Предпосылкой искупления являются раскаяние и покаяние. Раскаяние — психический акт са­мооценки индивидом своего поведения, основа его исправления в буду­щем, проявление совести и стыда.

Целевые задачи перевоспитания состоят в формировании:

способности осуществлять нравственный самоконтроль; самооп­ределять свои социальные обязанности.

Исправить провинившуюся личность — это значит осуществить ее ценностную переориентацию, включить в сферу ее стыда и совести нарушаемую до этого социальную ценность.

Покаяние, понимаемое как обретение личностью обновленно­го нравственного качества, — основная сверхзадача исправительно-воспитательной деятельности.

Стратегическая задача ИТУ — оторвать преступника от условий его кринимализации, разрушить его преступные связи и установки.

И для того чтобы современные ИТУ стали учреждениями ресоциа­лизации осужденных, они сами должны быть ресоциализированы.

В качестве общих направлений ресоциализирующей деятельнос­ти ИТУ можно указать следующие:

психологическая диагностика личностных особенностей каждого осужденного, выявление конкретных дефектов ее общей социализа­ции, правовой социализации, а также дефектов ее психической само­регуляции;

разработка долгосрочной программы индивидуально-личностной психолого-педагогической коррекции, поэтапной ее реализации;

осуществление необходимых мер психотерапии, релаксации, ни­велирование личностных акцентуаций, психопатических проявлений, снятие всевозможных психологических барьеров, проявлений психо­логической защиты;

разработка и внедрение новых принципов режима, его коренная гуманитаризация;

всемерное восстановление нарушенных социальных связей личнос­ти, мобилизация ее психической активности, формирование социально положительной сферы ее текущего и перспективного целеполагания на основе социально положительных ценностных ориентации.

69. Психологические аспекты гражданско-правового регулирования ( честно- суть вопроса не ясна!)

Особенностями гражданских правоотношений является то, что они проявляются как разные варианты трех правомочий:

правомочия требования (возможность требовать от обязанного
субъекта исполнения им своих обязанностей);

правомочия на собственные действия;

правомочия на защиту (возможность требовать использования
государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъектив­ного права).

Объектом гражданского правоотношения является предмет дея­тельности его участников (существующие материальные и идеальные блага и процесс их создания).

В гражданском судопроизводстве часто используются термины, имеющие социально-психологическое содержание: человек, люди, лица, граждане, личность. Говоря о таких понятиях как воля, эмоции, поведение, деятельность, субъектами гражданско-правовых отноше­ний в первую очередь выступают люди — все члены данного обще­ства. В международных правовых документах широко используется понятие человек — высший представитель живых организмов, субъект общественно-исторической деятельности и культуры. Гражданское право в качестве субъекта гражданского права пользуется термином гражданин, понимая его как лицо, находящееся в определенных от­ношениях с государством. Из всех вышеназванных терминов только термин гражданин может выступать в качестве юридического поня­тия. Употребление же понятия личность в качестве субъекта права неточно, т.к. личность — это индивид, достигший такого уровня пси­хического и социального развития, который позволяет ему выступить в качестве субъекта общественных отношений, иметь свою социальную позицию и нести социальную ответственность за свое пове­дение.

Ряд гражданско-правовых норм имеет нравственно-психологичес­кое содержание (оспаривание сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя стороны с другой стороной, совершения сделки на крайне невыгод­ных условиях под влиянием стечения тяжелых обстоятельств). Толь­ко с учетом психологических обстоятельств может быть решен воп­рос, допущена ли лицом простая или грубая неосторожность.

Свои психологические аспекты имеет проблема вины и ответствен­ности в гражданском праве, проблема соответствия наказания соде­янному. Такого психологического анализа требует невиновное про­тивоправное поведение, значение которого не осознавалось субъек­том, а последствия не предвиделись и не могли быть предвидены.

Воля, намерения, интересы, цели, честь, достоинство — эти и другие психологические понятия широко представлены в гражданском праве.

Способность быть сознательным участником гражданских право­отношений в ряде случаев становится предметом судебно-психологической экспертизы.

Состояние гражданско-правового нормотворчества, практика ре­ализации принципа законности и справедливости оказывают реша­ющее влияние на правосознание членов общества. Интересы право­вого общества требуют четкой правовой регламентации основных сфер жизнедеятельности общества, избежания конфликта правовых норм, реализации права гражданина на судебную защиту своих законных интересов, всемерного повышения культуры судопроизводства.

Возрождение гражданского общества предполагает возрождение гражданских прав, развития публичного и частного права, глубинной теоретико-правовой и психологической перестройки работников су­допроизводства. Осуществлять судебную защиту прав граждан от вме­шательства государственных органов — это и значит осуществлять за­щиту частных и публичных интересов. Никакой государственный ин­терес не может быть противопоставлен правам и интересам гражда­нина. Интерес государства — это интерес его граждан. (Конечно, если это государство правовое). Публичный интерес — это интерес социума или социальных групп. Честное ведение бизнеса, содействие экономическому развитию об­щества — это и есть публичный интерес.

§

В психологическом отношении в гражданском судопроизводстве превалирует противоборство интересов, и основная задача судьи — урегулирование этого противоборства на законном основании. Одна­ко судья должен обладать и мастерством организации переговоров. Переговоры — цивилизованное средство разрешения противоречий сторон. Они особенно необходимы в случаях, не имеющих строгой рег­ламентации.

Силовое противоборство не ведет к разрешению конфликта, а усу­губляет его. Посредничество в наше время становится основной фор­мой урегулирования межличностных и межгрупповых конфликтов. Практика судопроизводства показывает, что многие гражданско-пра­вовые проблемы успешно решаются в досудебном порядке — посред­ством переговоров.

В судебном заседании, так или иначе, функционирует та модель исследуемого события, которая формируется при подготовке дела к судебному разбирательству.

Познавательно-проблемная ситуация возникает для судьи при пер­воначальном знакомстве с исковым заявлением и прилагаемыми к нему материалами. При последующем опросе ответчика судья форми­рует вероятностную модель исследуемого события.

Судья решает и познавательно-поисковую задачу, и задачу удостоверения получае­мых сведений. Он учитывает обстоятельства не только правового, но и неправового характера — анализирует особенности поведения сто­рон, личностные особенности участников процесса.

Судья получает возможность прогнозировать поведение сторон при судебном разбирательстве дела, характер их активности, честность, искренность и правдивость. Стремясь предупредить отдельные нега­тивные проявления поведения, судья заблаговременно создает фонд соответствующей информации, проигрывая в уме наиболее вероятно­стный ход судебного разбирательства данного дела.

В любом случае знания судьи по делу всегда шире, чем процес­суально зафиксированные материалы. Уже в процессе подготовки дела к судебному разбирательству су­дья определяет силу и достоверность возможных доказательств, необ­ходимость назначения экспертизы, определяет достаточность доказа­тельств для решения дела

Существенная сторона подготовки дела к судебному разбиратель­ству — установление судьей коммуникативного контакта с прохо­дящими по делу лицами, привлечение их к конструктивному сотруд­ничеству, уяснение характера возникших межличностных конфлик­тов, позиций сторон, характерных для отдельных лиц психологических барьеров. В процессе общения с этими лицами судья выявляет осо­бенности их поведения, формирует тактику взаимодействия с ними.

В качестве процессуальных действий закон предусматривает опрос истца и ответчика.

В психологическом отношении опрос сторон связан с организацией их конструктивного взаимодействия и, конечно, соответствующего взаимодействия с судьей. Следует учитывать, что стороны строго оце­нивают поведение судьи, его личностные качества (компетентность, объективность, способность к рефлексии, понимание различных жиз­ненных коллизий, коммуникативность и др.).

В имидже (образе) судьи ничто не должно вызывать раздражения взаимодействующих с ним лиц. Более того, судья должен обладать даром социальной коммуникации, способностью активизировать раз­личные проявления поведения людей, целенаправленно регулиро­вать их.

Установление психологического контакта и даже доверительных отношений не означает перехода за рамки публичных отношений. На­ряду с этим судья должен смягчать формализм отношений — вести опрос в форме свободной беседы, не прибегая к ее протоколированию, свободно выходить за юридические рамки рассматриваемого дела.

Наиболее психологизированной частью судебного заседания явля­ются прения сторон. Противоборство интересов здесь достигает пре­дельного напряжения. Каждая сторона вольно или невольно стремится навязать суду свою точку зрения, подвести его к желательным для себя выводам.

Наряду с профессиональным контролем со стороны суда открытое судебное заседание подвержено и широкому социальному контролю со стороны публики. Ее присутствие повышает социальную ответ­ственность поведения участников процесса, предъявляет повышенные требования к культуре судопроизводства.

Однако поведение публики не всегда объективно нейтрально. Она обычно состоит из лиц, симпатизирующих истцу или ответчику. Под­держка публики делает поведение стороны более претенциозным, по­давляет активность другой стороны. Активность поведения сторон за­висит от их отношения к требованиям другой стороны, их способности обсуждать собранные по делу доказательства, задавать вопросы, заяв­лять ходатайства.

Суд призван координировать действия сторон, уравновешивать их усилия, содействовать в сборе доказательств, предоставлять сторо­нам равные возможности по доказыванию.

Отграничить спорное от бесспорного, определить круг необходимых доказательств — такова задача суда при рассмотрении спора сторон.

Принцип состязательности связан с взаимоконтролем поведения сторон. Если сторона признает существование фактов, из которых исходит другая сторона, то взаимодействие сторон приобретает бес­конфликтный характер.

В случае непризнания этих фактов противоборство сторон приоб­ретает характер конфликтного взаимодействия. При этом средства и приемы, используемые сторонами, имеют не только информационное, но и внушающее воздействие. Оно зависит от социального статуса воз­действующего лица, его общественного престижа, известности, значи­мости в данном регионе.

Повышенное внушающее воздействие имеют заключения органов го­сударственной власти, заключения экспертов, специалистов, их долж­ности и звания, мнение прокурора, реплики судьи.

Психология судебной речи в гражданском процессе

Речь, произносимая в суде, — средство судопроизводства, орудие про­фессиональной деятельности юриста. Речь включает процесс порождения и восприятия сообщений. Струк­тура речевой деятельности состоит из стадии ориентировки, целеполагания, программирования, реализации, текущей корректировки и контроля.

Общие требования, предъявляемые к речи, подразделяются на культурологические и психологические. Все они имеют существенное значение в судебной речи. Но судебная речь должна быть еще и дока­зательственной.

Как доказательственная, судебная речь должна отличаться стро­гой логичностью, соответствием требованиям формальной логики, достаточностью и непротиворечивостью. Недопустимо смешение по­нятий, их многозначное толкование. Значительный порок судебной речи — избыточность, велеречивость.

Культура речи юриста должна быть безукоризненной. В психо­логическом отношении речь юриста должна быть простой, понятной присутствующим и достаточно экспрессивной, убедительной. От­дельные фразы должны быть не слишком сложными и длинными (5-7 слов), легко воспринимаемыми на слух, терминологически рас­крытыми.

Судебная речь должна быть структурно организованной. Вводная часть призвана стимулировать повышенную ориентировочную реак­цию слушателей. В основной части корректно формулируются основные тезисы, приводятся аргументы. В заключительной части делают­ся четкие выводы.

Манерность, вычурность, искусственная красивость и затянутость судебной речи резко снижают ее профес­сиональное качество. Резко снижает качество судебной речи упот­ребление речевых штампов, казенных выражений. Ей категорически противопоказаны вульгаризмы, бытовизмы, неоправданные неоло­гизмы.

Речь юриста должна быть этически сдержанной.

В отличие от речей в уголовном процессе речи юриста в граждан­ском суде более лаконичны. В них, как правило, отсутствуют развер­нутые личностные характеристики, подробный анализ причин и усло­вий возникновения деликта. К речам, произносимым в судебных прениях гражданского про­цесса, предъявляются следующие основные требования:

♦ изложение фактов должно быть объективным и соответствовать истине;

♦ закон должен толковаться в точном соответствии с его содержа­нием и смыслом;

♦ речи судебных ораторов должны отличаться простотой, ясностью, деловитостью, отсутствием излишних ораторских приемов;

♦ характеристики истца и Ответчика должны быть сведены к мини­муму.

§ 6. Психология познания гражданским судом обстоятельств дела, их оценки и принятия судебных решений

Законное и обоснованное решение суда зависит от установления истинности исходных фактов. Основная особенность познавательной деятельности суда состоит в ее опосредованности: судебное познание осуществляется посредством доказательств признаков искомых фак­тов. При конфликтном противоборстве сторон материальные призна­ки фактов могут искажаться, скрываться и даже уничтожаться. Задача суда — реконструировать подлинные события по имеющемуся факти­ческому материалу.

В судопроизводстве имеют место две формы доказывания — непос­редственное, эмпирическое (при помощи непосредственно восприни­маемых фактов) и опосредованное, рассудочное доказывание (при по­мощи правильных умозаключений).

Оценка доказательств по внутреннему убеждению судей означает ее независимость от какой-либо предустановленности, внутриличностную суверенность.

§

В гражданском процессе одним из источников доказательств явля­ется заключение эксперта. К компетенции судебно-психологической экспертизы в граждан­ском судопроизводстве относятся:

♦ установление степени понимания подэкспертным лицом содер­жания заключенных им сделок, способности принимать осознан­ные, транзитивные (с учетом всех необходимых условий) решения;

♦ выявление у дееспособного субъекта непатологических психи­ческих аномалий, препятствующих адекватному отражению дей­ствительности;

♦ установление психологической совместимости супругов, возмож­ности снятия эпизодических конфликтов;

♦ установление психологической совместимости детей с каждым из родителей, усыновителей, опекунов;

♦ определение возможности конкретных лиц обеспечить воспита­ние детей;

♦ установление способности свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела события и давать о них правильные (адекватные) показания.

Для определения психического состояния лиц с соматическими за­болеваниями может быть назначена комплексная судебная медико-психологическая экспертиза (следует иметь в виду существенное вли­яние всех хронических болезней на психическое состояние индивида).

Судебно-психологическая экспертиза назначается постановлени­ем судьи, мотивированным определением суда, в которых указывают­ся лицо, подлежащее экспертному обследованию, его процессуальный статус, кратко описываются обстоятельства дела, мотивируется необ­ходимость назначения судебно-психологической экспертизы, указы­ваются намеченные эксперты, место их работы и вопросы, поставлен­ные на их разрешение.

В связи с чрезвычайной многосторонностью, сложностью и дина­мичностью объекта исследования судебно-психологическая эксперти­за может проводиться комиссионно — в составе двух-трех специали­стов. В состав комиссии должен входить специалист в области судебной психологии. В отношении лиц подросткового и малолетнего возраста в экспертизе должен участвовать специалист по детской и возрастной психологии, а в экспертизе лиц преклонного возраста — специалист-геронтопсихолог.

Комиссии должны состоять из служебно-независимых лиц.

Организация судебной экспертизы состоит из следующих этапов:

♦ предварительное исследование материалов дела, ознакомление с объектом исследования;

♦ выяснение обстоятельств, дающих возможность экспертного ис­следования;

♦ экспериментальное исследование или длительное наблюдение, использование психодиагностических тестов;

♦ составление заключения;

♦ оглашение заключения на суде, допрос экспертов.

Руководитель комиссии не выделяется, функции координатора в комплексных комиссиях осуществляет судебный психолог,

Судебно-психологическая экспертиза обычно проводится амбулаторно, как правило, по месту работы экспертов. В стационарных усло­виях проводится комплексная психолого-психиатрическая эксперти­за. В этих условиях возможно более полное экспертное исследование.

Проводя судебно-психологическую экспертизу, эксперт-психолог использует систему методов и процедур психологической диагности­ки, инструментальные личностные методики, методики изучения от­дельных сфер поведения (эмоциональных, волевых, интеллектуаль­ных) и общих психодинамических характеристик деятельности. На заключительном этапе делаются выводы об общей психологической структуре личности.

Судья должен иметь некоторую ориентацию для определения обо­снованности, достоверности экспертных исследований, иметь общие представления о методах и методике комплексного психологического исследования личностных особенностей.

В ряде случаев возникает необходимость назначения психолого-технической (инженерно-психологической) экспертизы.

Экспертному анализу подлежат лишь те психические явления, диагностика кото­рых методически разработана. Экспертизе не подлежат парапсихические, необычные феномены. Необходимо четко отграничивать бытовое психологизирование от строгого научно-психологического исследо­вания.

Заключение эксперта-психолога не имеет заранее установленной доказательственной силы. Суд вправе отклонить экспертное заключе­ние с соответствующей мотивировкой в своем постановлении.

При назначении судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы.

♦ « Находилось ли лицо при соответствующих обстоятельствах в со­стоянии физиологического (непатологического) аффекта? Если да, то как отразилось это состояние на способности лица в этих условиях осознавать свое поведение и руководить им?»

♦ «Находилось ли лицо в другом эмоционально-конфликтном со­стоянии и как это состояние повлияло на его возможность отда­вать отчет в своих действиях и руководить ими?»

В отношении свидетелей могут быть поставлены перед экспертом-психологом следующие вопросы.

♦ «Могло ли лицо с учетом его индивидуально-психологических особенностей в определенных условиях правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства (дается перечень конк­ретных обстоятельств)?»

♦ «Обладает ли лицо необходимым уровнем сенсорной чувствитель­ности для восприятия раздражителя (указывается какого) в имев­шей место ситуации (дается описание ситуации)?»

Для постановки вопросов эксперту-психологу суд должен элемен­тарно ориентироваться в психических особенностях индивида. У суда должны возникнуть обоснованные сомнения в адекватности поведе­ния соответствующего субъекта гражданского процесса. Необходимо четко дифференцировать ситуации, требующие назначения психоло­гической, а не психиатрической экспертизы.

Психические аномалии не следует смешивать с психопатологиче­скими явлениями. Патологические изменения психики связаны с об­щей личностной деформацией. Эти изменения — предмет психиатри­ческого исследования. Психологические же аномалии связаны лишь с неадекватностью поведения в отдельных ситуациях, временной не­адекватностью в экстремальных ситуациях. Эксперт-психолог выяв­ляет индивидуально-психологическую значимость ситуации, соответ­ствие ее психическим возможностям индивида.

В случае кратковременных психических расстройств может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Необходимость назначения судебно-психологической экспертизы зависит и от конкретной нормы права — психологический элемент, содержащийся в этой норме, должен иметь самостоятельное значение. На основании данного критерия выделяются следующие группы граж­данских дел, при рассмотрении которых возможна судебно-психологическая экспертиза:

♦ дела о признании недействительными сделок, заключение кото­рых связано с пороками воли;

♦ дела по спорам о праве на воспитание детей и другим делам, свя­занным с личными семейными отношениями;

♦ дела о причинении вреда гражданином, не способным пони­мать значения своих действий или руководить ими, о возмещении вреда при решении вопроса о грубой или простой неосторожно­сти как потерпевшего, так и причинителя, дела по реверсивным искам о возмещении вреда.

Если участниками указанных категорий дел являются несовершен­нолетние (в случае их самостоятельного участия в процессе) и лица с сенсорными нарушениями, назначение судебно-психологической экспер­тизы обязательно.

Заключение судебно-психологической экспертизы излагается письменно в требуемом законом порядке. В нем выделяются три части: вводная, исследовательская и заключительная.

В заключении комплексных экспертиз указывается, какие иссле­дования проведены совместно и раздельно. Результаты по исследо­ваниям приводятся раздельно. Если заключительные ответы даются раздельно, то каждый ответ подписывается соответствующим специа­листом. Эксперт-психолог не вправе давать ответы на юридические вопросы (о виновности отдельных лиц, правдивости их поведения, дееспособности и вменяемости отдельных лиц, причинах правонару­шений).

Заключение судебно-психологической экспертизы должно предостав­лять возможность повторной проверки ее выводов. При недостаточной убедительности для суда материалов экспертизы возможно повторное ее назначение.

Заключение судебно-психологической экспертизы подлежит судеб­ной оценке. В целях получения разъяснений и дополнений возможен допрос эксперта в суде, результаты которого фиксируются в протоко­ле судебного заседания (которые затем подписываются судьей и экс­пертом). Заключение экспертизы оценивается по внутреннему убеж­дению суда, но на определенном правовом основании. Определяются научная обоснованность и достоверность экспертного заключения. Признание судом экспертного заключения обоснованным и достовер­ным делает заключение источником прямых и косвенных доказа­тельств.

При несо­гласии с выводами экспертизы они могут ходатайствовать перед судом о назначении повторной или дополнительной экспертизы.

Экспертное судебно-психологическое исследование должно осуще­ствляться со строгим соблюдением прав личности. Методы и приемы исследования не могут сопровождаться психическим и физическим принуждением. При этом должны быть соблюдены все процессуаль­ные права участника гражданского процесса.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий