Глобальные проблемы современности. Реферат. Философия. 2015-06-12

Глобальные проблемы современности. Реферат. Философия. 2015-06-12 Реферат

Реферат: проект курсовой работы на тему: «терроризм глобальная проблема современности» —

Федеральное агентство по образованию

ГОУВПО «»

Кафедра психологии и безопасности жизнедеятельности

Проект курсовой работы

на тему: «Терроризм – глобальная проблема современности»

Выполнил:

студент

Проверил:

канд.мед.наук, доцент

_________

Содержание:

Введение…………………………………………………………………………..3

1. Терроризм – глобальная проблема современности………………………….5

1.1. Понятие и признаки терроризма как явления современной действительности……………………………………………………………5

1.2. Причины и условия, способствующие совершению актов терроризма………………………………………………………………….20

2. Борьба с терроризмом…………………………………………………………27

2.1. Основные направления предупреждения актов терроризма……………27

2.2. Борьба с терроризмом в России как общегосударственная задача………………………………………………………………………..34

Заключение………………………………………………………………………42

Список литературы………………………………………………………………44

Введение.

Терроризм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости относится к числу опаснейших преступлений против общественной безопасности и общественного порядка. Терроризм превратился в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости, а прогнозы ученных и практиков относительно дальнейшего развития террористической деятельности кажутся не самыми утешительными.

Проявление терроризма влекут за собой массовые человеческие жертвы, разрушаются духовные, материальные, культурные ценности, которые невозможно воссоздать веками. Он порождает ненависть и недоверие между социальными и национальными группами. Террористические акты привели к необходимости создания международной системы борьбы с ним. Для многих людей, групп, организаций, терроризм стал способом решения проблем: политических, религиозных, национальных. Терроризм относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать невинные люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту.

Исключительное распространение получил криминальный терроризм, т.е. совершение террористических актов организованными и иными преступными группами для устрашения и уничтожения конкурентов, для воздействия на государственную власть с тем, чтобы добиться наилучших условий для своей преступной деятельности. Общеуголовный терроризм можно встретить в повседневной, криминальной практике очень многих стран, когда сводят счеты или устрашают друг друга различные преступные группировки.

Весьма быстрое распространение терроризма в России, и в странах СНГ во многом связано со стремительным появлением мафиозных группировок, проникновением их в сферы легального, полулегального и нелегального бизнеса, спорами и «разборками» на почве раздела сфер влияния.

Данной проблеме посвящено немало исследований как отечественных, так и зарубежных авторов, особенно их число возросло в последние годы.

Таким образом, основной задачей
данной работы является изучение такого вида общественно опасного деяния как терроризм.

Актуальность
этой темы обусловлена тем, что за последние несколько лет число данного вида преступления резко возросло. Терроризм
– это особо опасное деяние, поскольку преступник посягает помимо всего прочего на общественный порядок и общественную безопасность. То есть данный вид преступления затрагивает не одно лицо или группу лиц, а все общество в целом.

Целью
данной работы является обобщение выводов по проблеме терроризма, а также, выявление способов отграничения терроризма от смежных составов, нашедших свое подтверждение в судебной практике и отечественном законодательстве, в их анализе.

Объектом исследования
является терроризм как таковой, его современные разновидности и цели, которые он преследует.

Предметом изучения
является: деятельность международных террористических организаций, влияние международного терроризма на политику ведущих стран мира, а также меры направленные на борьбу с этим явлением в первые годы XXI столетия.

1. Терроризм – глобальная проблема современности.

1.1. Понятие и признаки терроризма как явления современной действительности.

Специфика и уровень современной цивилизации характеризуется существованием острых глобальных проблем, затрагивающих судьбы не только отдельных людей, социальных групп, наций, классов, регионов и континентов, но всего человечества в целом. Достаточно безотрадный фон современного периода отягчен наличием очень острой проблемы, несущей в себе все ингредиенты и критерии опасности – проблемы терроризма.

Выявление исторических истоков терроризма, его сущностных характеристик, социально – деструктивного начала, тенденций развития, и разработки мер по предупреждению для мирового сообщества давно уже не является чем-то новым. Однако для нашего общества и государства эти вопросы в полной мере встали лишь в последние годы, когда коренные изменения произошли в политических, экономических и социальных отношениях.

Анализ статистических данных показывает во всем мире тенденцию к росту числа проявлений различных видов и форм террора. Уже в 60-е 80-е годы терроризм начинает принимать в разных странах мира широкий раз­мах. По сведениям журнала «Интернационал секюрити ревью», в период 1970-1978 гг. зарегистрировано 5534 террористических актов. В 1981 г., по данным американского журнала «Джорнел оф енд дипломэси», была со­вершено 2700 террористических актов 125 террористическими группами, действующими в различных районах мира, но в основном в 50 странах. Данные за 1985 г. показывают увеличение таких актов по сравнению с 1981 г. на 15%. Журнал относит к разряду террористических акты насилия, вы­могательства, шантажа и т.п. деяния c иностранным элементом, которые направлены против собственности и интересов граждан. Если с начала 80-х голов количество террористических актов в год составляло в среднем 500, то, по данным того же журнала, в 1984 г. это число возросло до 700, в 1985г. — до 800 (рост на 80%).

В американском ежегодном обзоре по терроризму отмечается, что тенденция эта с небольшими колебаниями продолжала развиваться. В 1987 г. было совершено 832 теракта, в 1989 г. — 856 и т.д. Количество случаев терроризма особенно увеличивается после развала СССР и социалистиче­ского лагеря. В 1995-1997 гг. террористические акты становятся более жес­токими, чаще направляется против мирного населения. Усилились органи­зованность, вооруженность, сплоченность преступных группировок, взаи­мосвязь террористических организаций.

Число жертв международного терроризма в 1996-1998 гг. увеличилось, хотя количество терактов уменьшилось, но террористы используют все бо­лее смертоносное оружие против мирного населения. Так, в 1996 г. количе­ство международных терактов, хотя и сократилось, однако число погибших увеличилось до 311 человек с 177 в 1995 г. В 1996 году от рук террори­стов было ранено 2652 человека. В результате единственного взрыва в Шри-Ланке погибло 90 и ранено более 1400 человек. [26]

Отметим, что сложность проблемы политического насилия обусловила и наличие самых различных терминов, используемых для ее анализа, в частности, таких, как «экстремизм», «террор», «терроризм», которые нередко трактуются достаточно произвольно. Исходным, фундаментальным в данной группе взаимосвязанных и взаимообусловленных понятий является «экстремизм», с помощью которого обозначается приверженность к крайним взглядам и способам действия в политике. «Экстремизм» отнюдь не новое понятие в политическом словаре человечества, ибо общество на протяжении большей части своей истории постоянно источало политическое насилие, приобретавшее самые различные формы.

Фактически ровесником и крайним выражением экстремизма, является терроризм. Терроризм – это общественный феномен, заключающийся в противоправном использовании крайних форм насилия или угрозы насилием для устрашения противников с целью достижения конкретных политических целей. Понятием «терроризм» в научной литературе в настоящее время стали обозначать действия оппозиционных организаций, практикующих политические убийства, а понятие «террор» закрепилось за репрессивными действиями государства по отношению к своим гражданам.

Безусловно, различие между государственным террором и оппозиционным терроризмом в принципе достаточно очевидно. Однако существует и специфическое промежуточное звено, соединяющее эти две формы: терроризм, втайне поддерживаемый и направляемый государственными органами. В случаях же, когда акции государственного терроризма направляются вовне, четко преследуют цель нанесения ущерба другим государствам, вмешательства в их внутреннюю жизнь, изменения международных отношений, они приобретают тем самым характер международного терроризма. [28]

Что касается понятия «международный терроризм», «террорис­тический акт международного характера», «государственный терроризм», то пока что не существует их общепризнанной трактовки.

Перу западных авторов принадлежит значительное число определений понятия «международный терроризм». Так, в «Трактате по международному уголовному праву» говорится, что терроризм является международным преступлением, которое угрожает человеческому спокойствию и безопас­ности, оскорбляет всеобщую совесть и наносит ущерб человеческому дос­тоинству. Между тем терроризм также расшатывает государственные и по­литические устои страны, является причиной смерти и увечья людей, нано­сит существенный материальный ущерб, угрожает территориальной цело­стности. По мнению Дж. Дугарда (ЮАР), международный терроризм — это насильственные акты, имеющие целью вызвать политические изменения, которые подрывают международные отношения и которые международное сообщество рассматривает как несовместимые с желаемыми нормами по­ведения. Дж. Дугард говорит о террористических актах, которые направле­ны на подрыв международной политической системы связей и противоре­чат нормам международной морали и права. Полагаем, что Дж. Дугард не учел то обстоятельство, что одной из разновидностей международного терроризма является международным криминальный терроризм в действиях международной организованной пре­ступности. Ее участники могут быть далеки от каких-либо политических целей, а акции террора могут быть направлены против конкурирующих преступных организаций в другой стране.

Ю. Динстейн (Израиль) утверждает, что сущность терроризма вообще и международного терроризма в частности проявляется в беспорядочном насилии, обычно направленном против людей без разбора (невинные жерт­вы террористического акта) в целях создания в массах идеи, что цель оп­равдывает средства: чем ужаснее преступление, тем лучше с точки зрения террористов. По существу, он пытается провести разграничение между понятиями «внутригосударственный терроризм» (политический, крими­нальный и иной) и «международный терроризм». С. Агравала (Индия) счи­тал, что наиболее удачным является смешанное определение понятия «международный терроризм», включающее общую дефиницию и основные элементы этого преступления, По его мнению, необходимые элементы ме­ждународного терроризма — это угроза насилием или применение насилия, создающие условия опасности дли невинных людей или населения в целом, и международный характер преступления. Следовательно, С. Агравала указывает на террористические акты, которые в известной мере затрагива­ют международные отношения, но угрожают не собственно их субъектам и международному правопорядку, а людям, гражданскому населению, кото­рые не имеют отношении к целям террористического акта.

Л. Кабрал (Аргентина) предлагал рассматривать в качестве междуна­родного преступления такие действия, как: 1) покушение на главу ино­странного государства или сопровождающих его официальных лиц, пред­ставителей международных организаций; 2) захват воздушного судна во время международного рейса и другие подобные действия; 3) преступления против средств или путей международных связей; 4) покушения, совершае­мые в местах проведения встреч международного характера, штаб-квартирах международных организаций, конгрессов, олимпийских деревнях и т.д.
Данный перечень, однако, не учитывает такого существенного мо­мента, как то, что объектом посягательств иностранных террористов, даже при политических мотивах, могут быть мирные граждане. [10]

Однако, если различные зарубежные акции террористических групп осуществляются самостоятельно и не нацелены на изменение международных отношений, их, по мнению ряда исследователей, можно квалифицировать как транснациональный терроризм.

Следует выделить и терроризм, который можно назвать внутригосударственным; он включает в себя действия специально организованных групп или одиночек, направленных на достижение тех или иных политических целей в рамках самого государства.

Основанием для выделения названных форм терроризма являются различия, как в субъектах террористической деятельности, так и в ее направленности на достижение тех или иных результатов. В тесной связи с ним должны рассматриваться и особенности терроризма как формы подрывной деятельности. Однако следует отметить, что бытовавший ранее взгляд на терроризм почти исключительно как на враждебную деятельность спецслужб иностранных государств не совсем точно отражает действительность: значительная часть актов терроризма совершается группами и отдельными террористами вовсе не по заданию спецслужб, более того, последние в настоящее время стремятся объединить и координировать свои усилия в борьбе с терроризмом.

При всем многообразии выдвигаемых террористическими организациями и одиночками – террористами лозунгов, идей, а порой и конкретных требований, их социальная направленность служит основанием для выделения следующих разновидностей терроризма: терроризм – социальный, преследующий цели коренного или частичного изменения экономического либо политического строя собственной страны; национально – этнический терроризм, включающий организации этно-сепаратистского толка и организации, которые поставили своей целью борьбу против экономического и политического диктата инонациональных государств и их представителей; религиозный терроризм, связанный либо с борьбой приверженцев одной религии в рамках общего государства с приверженцами другой, либо с попыткой подорвать и низвергнуть светскую власть и утвердить власть религиозную, либо с тем и другим одновременно; криминальный (уголовный) терроризм.

Перечисленные выше разновидности современного терроризма на практике редко выступают в чистом виде. Такие примеры дают отдельные группы и личности, представляющие социальный терроризм. Последний, однако, часто бывает окрашен в националистические или религиозные тона. [28]

Как отмеча­ется в правовой литературе, понятие «терроризм» не имеет точной или ши­роко принятой дефиниции. В «Трактате по международному уголовному праву», вышедшем в США под редакцией М.Бассиони и В.Нанди, указыва­ется на объективные трудности выработки общепринятого юридического определения терроризма, что связано с тем фактом, что это слово может означать террор и варварство, устрашение, а также целую серию различных актов насилия. Участники V Конгресса ООН по предупреждению пре­ступности и обращению с правонарушителями (1975 г.) пришли к выводу, что трудно дать более или менее точное определение терроризма. Отсутствие такой дефиниции имеет серьезные последствия при рассмотрении этого понятия в контексте процессов уголовного правосудия.

Слово «террор» пришло из латинского языка (terror — страх, ужас). Ана­логичное значение имеют слова: terror (анг.), terreur (фр.) — ужас, страх. Су­ществует также выражение «террористический акт» (acte de terreur). В. Маллисон и С. Маллисон дают такое определение: «Террор есть система­тическое использование крайнего насилия и угрозы насилием для достиже­ния публичных или политических целей». Они отмечают использование террора при решении политических задач. В книге «Международный тер­роризм и всемирная безопасность» терроризм трактуется более широко и неопределенно: угроза насилием, индивидуальные акты насилия или ком­пании насилия, ставящие целью в первую очередь постепенно внушить страх — терроризировать. Террор также олицетворяет собой акции массового физического, психологического или идеологического насилия, осуществляемого общественно-политическими структурами, которые обладают неограниченной властью над находящимися в их сфере деятельности социальным контингентом, в целях склонения масс к определенному поведению.

Необходимо подчеркнуть различие между понятиями «террор» и «терроризм». От террора терроризм отличается следующим.

Во-первых, терроризм – это одноразово совершаемый акт либо серия подобных актов, имеющих не тотальный, массовый, а, напротив, локальный характер.

Во-вторых, субъекты терроризма не то что безграничной, а и вообще никакой официально установленной властью над контингентом той местности, где разворачиваются их действия, не располагают.

В-третьих, если террор – социально-политический фактор действительности, то терроризм – явление угловно-правового свойства, и его насилие с целью понуждения к каким — либо действиям на фоне созданного состояния страха имеет не всеобщее, а местное значение.

Террор и терроризм – это разноуровневые явления в иерархии общественных событий по своей сущности и по значимости тех последствий для общества, которые они могут причинить. [15]

В ходе обсуждения проблемы в шестом Комитете Генеральной Ас­самблеи ООН в 1976 г. предпринимались попытки дать определение поня­тия «терроризм». По мнению Р. Арона, акт насилия рассматривается как террористический в том случае, когда его психологический эффект обратно пропорционален его истинным физическим результатам. Э. Арегача определял терроризм как акты, сами по себе являющиеся традиционными форма­ми общеуголовных преступлений, но совершаемые преднамеренно, с целью вызвать панику и беспорядок в организованном обществе, разрушить общественный порядок, парализовать противодействие террору со стороны об­щественных сих и интенсифицировать беды и страдания общества.

В Толковом словаре В.И. Даля подчеркивается основной смысл, наце­ленность терроризма — устрашать смертью, казнью, насилием. [11] Трактовка В.И. Далем слова «терроризм» ближе к современному понятию «терроризировать»: 1) устрашать, запугивать, держать в повиновении угро­зами насилия и физического уничтожения; 2) творить расправу жестокими карательными мерами и истязаниями, расстрелами и т.п. С.И. Ожегов уточ­няет такую деталь: террор — это физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам. [22] Такое уточ­нение неоправданно сужает понятие терроризма, если его относить только к политическим противникам. Выходит, что если виновный осуществил на­силие из политических мотивов в отношении не политических противни­ков, а, например, «простых» граждан, то такие действия нельзя отнести к терроризму.

М. Тамкоч (США), отвергая мнение, что любой вид терроризма имеет политические цели, пишет: «Терроризм есть нечто большее, чем анархизм, нацеленный на разрушение человеческой жизни и существующего порядка ради разрушения… Нет ничего политического в терроризме: это ужасная форма варварства». Однако он делает оговорку: «Терроризм имеет полити­ческое значение только в том случае, если рассматривается в контексте революционной большевистской борьбы за мировое господство». Представляется, что столь узкое понимание политического терроризма не дает возможности учесть такую разновидность политического терроризма, как, например, национальный терроризм. Ярким проявлением международного национального терроризма может служить следующий пример: в Париже в 20-х годе был убит в своей машине турецкий дипломат, ровно через 48 часов после того, как был убит его коллега в Вене. Эти убийства, осуществ­ленные армянскими террористами, стали началом длинной серии террори­стических актов национального толка. С тех пор был убит 21 турецкий ди­пломат. [17]

Рефераты:  Техника безопасности на уроках физкультуры.ГУО "Зарубская детский сад - средняя школа Дубровенского района"

В период существования СССР, особенно в период сталинизма, тер­рор осуществлялся против своего народа, были акты и международного терроризма. СССР и другие социалистические страны всегда оправдывали любые акции террора, если они совершались в процессе «революционных» или «освободительных» движений. Именно под видом национально-освободительных движений СССР пытался установить прокоммунистические режимы в различных регионах мира, финансируя и вооружая террори­стические организации. Западные страны принимали против этого меры, пытались создать единый фронт борьбы с терроризмом. Для этого требова­лось создать и единую концепцию понимания этого явления и борьбы с ним. ЦРУ США предложило такое определение: «Терроризм — это угроза применения или применение насилия в политических целях отдельными лицами или группами лиц, действующими или против существующего в данной стране правительства, когда такие действия направлены на то, что­бы нанести удар или запугать более многочисленную группу, чем непо­средственная жертва, в отношении которой применяется насилие». Такое определение давало США основание считать насилие, осуществляемое «национально-освободительными движениями», террористическим.

Международный терроризм ЦРУ понимался таковым при условии его поддержки иностранным правительством или организацией направленный против иностранных граждан, организаций либо правительств. Террори­стическую деятельность проводят группы, ставящие задачу ниспровергнуть определенный государственный строй, исправить национальную или груп­повую несправедливость или подорвать международный порядок как ко­нечную цель своей деятельности.

Как мы видим, международный терроризм понимается большинством авторов как вид насилия (политического, уголовного), затрагивающего в той или иной степени международные отношения. Вместе с тем в опреде­лениях отсутствуют ясные указания на объект и субъект этого преступле­ния, к международному терроризму не относят террор, лишенный полити­ческих мотиваций, например массовые убийства с помощью взрывных уст­ройств, которые совершают наркодельцы для устранения конкурентов.

Международный терроризм исследовался советскими правоведами. Однако в силу объективных факторов определения такого терроризма но­сили однобокий характер. А.Н.Трайнин, первый советский исследователь международных преступлений, среди иных международных правонаруше­ний не конкретизировал данное понятие, а ссылался на Конвенцию о пре­дупреждении и пресечении терроризма 1937 года. П.С. Ромашкин также отсылает к ней. Д.Б. Левин определял международный терроризм как убийство дипломатических представителей и вообще политических деяте­лей иностранных государств, в целях усиления международной напряжен­ности и раздувания политических и военных конфликтов. Данное опреде­ление неполно, оно не учитывает, что террор может совершаться по отно­шению не только к дипломатам иностранных государств, но и к прочим гражданам. Примером тому может служить захват террористами в Турции парома «Евразия». Террористы выдвинули условие освобождения заложни­ков при выполнении Россией политических требований в Чечне.

И.П. Блищенко и Н.В. Жданов писали, что международный терроризм охватывает не только насилие против представителей иностранного госу­дарства или на иностранной территории лицами, имеющими гражданство, отличное от гражданства страны места совершения террористического ак­та, но и подрывной деятельности одного государства против другого либо поощрения такой деятельности на территории одного государства с терри­тории другого.

И.И. Карпец рассматривал терроризм как преступление международно­го характера особого вида: это международная либо внутригосударствен­ная, но имеющая международный (охватывающая два или более госу­дарств) характер организационная н иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и по­кушений на убийство, нанесения телесных повреждений, применения наси­лия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, на­сильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопро­вождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов. По мнению автора, цель терроризма — нанесение ущерба демо­кратическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственно­сти организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма являются также дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами. Охарактеризовав столь широко терроризм, И.И. Карпец считает, что это деяние может рассматриваться и как международное преступле­ние.

Л.А. Моджорян считает, что «от терроризма как государственного пре­ступления следует отличать терроризм как преступление международного характера, затрагивающее интересы двух и более государств или нару­шающее международный правопорядок. Террористический акт можно квалифицировать как преступление международного характера, когда: 1) террорист и лица, страдающие от террористического акта, являются гра­жданами одного к того же государства или разных государств, но преступ­ление совершено за пределами этих государств; 2) террористический акт направлен против лиц, пользующихся международной защитой; 3) подго­товка к террористическому акту ведется в одном государстве, а осуществляется в другом; 4) совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом, и встает вопрос о его выдаче». Таким образом, в советской правовой доктрине наблюдаются значительные рас­хождения при определении характера и содержания международного тер­роризма. [26]

В «Словаре международного права» 1986 г. международный терроризм оценивался как совокупность общественно опасных в международном масштабе деяний, влекущих бессмысленную гибель людей, нарушающих нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющих осуществление международных контактов и встреч, а также транспортных связей между государствами.

Нетрудно убедиться, что существующие определения международного терроризма не дают полного и четкого представления о нем как о междуна­родном правонарушении. Несомненный интерес представляют формули­ровки, относящие международный терроризм к категории международных преступления, определяющие его субъект, объект и некоторые признаки (государство, международные отношения и международный правопорядок, суверенитет государств, политические и государственные деятели, дипло­маты и т.д.). Большинство исследователей отмечают политический харак­тер акций международного терроризма, их серьезную опасность для мира и межгосударственных отношений. Лишь отдельные авторы, расширяя поня­тие международного терроризма, относят к нему и акции общеуголовного характера. [26]

Анализ научной литературы, международных документов и уголовного законодательства ряда стран показывает, что терроризму как деянию свойственны следующие четыре отличительных признака.

В первую очередь отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность,
возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Следующая отличительная черта терроризма – это публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензий на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Терроризм сегодня – это бесспорно форма насилия, рассчитанная на массовое восприятие. Поэтому когда мы на практике имеем дело с общеопасными деяниями неясной этимологии, то чем больше неясностей, тем меньше вероятности, что это акты терроризма.

Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным с самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. «Совершенно разные цели, — пишет Ю.М. Антонян,- могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и «рядовых» граждан, при уничтожении или повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта терроризма, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений». [8] Причем создается эта обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально – психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной среде. Однако терроризм тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновным не ради самого страха, а ради других целей, и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели. Благодаря созданной обстановке страха террористы стремятся к достижению своих целей, причем не за счет собственных действий, а благодаря действиям иных лиц, на кого призвано оказывать воздействие устрашение, поэтому в отличие от других преступлений здесь наличествует страх иного рода, это страх не «парализующий», а, так сказать, «мобилизующий» на выбор варианта поведения, устраивающего виновных.

И еще одной отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, то есть насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынуждено) волевого решения самим потерпевшим лицом вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно ради достижения того результата, который террористы стремятся получить за счет действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путем совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям. При этом воздействие на лица, от которых террористы желают получить ожидаемый результат, может быть как прямым, так и косвенным.

Таким образом, резюмируя существующие научные положения и международный опыт борьбы с терроризмом, представляется возможным остановится на следующем обобщающем определении терроризма как явления, выраженного в деянии: Терроризм – это публично совершаемые общеопасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.
[12]

1.2. Причины и условия, способствующие совершению актов терроризма.

Терроризм имеет тенденцию к росту именно в переходные периоды и этапы жизни общества, когда в нем создается определенная эмоциональная атмосфера, а неустойчивость является основной характеристикой базовых отношений и социальных связей. Это является благодатной почвой для взращивания насилия и агрессивности в обществе, которые нередко становятся самодовлеющими ценностями. Все это приводит к тому, что та или иная экономическая, этническая, социальная, религиозная или другая группа пытается навязать свою волю обществу, используя при этом в качестве инструмента реализации своих устремлений насилие. [28]

Общество обычно определяет терроризм на уровне эмоций: в массовом сознании терроризм воспринимается как ужас, покушение на основы бытия, происки нелюдей. Показательно, что даже официальные лица после взрывов в Москве часто называли террористов «существами». Однако существует множество строгих определений терроризма. С определенными оговорками во всем мире принимаются формулы, выработанные в США.

ФБР определяет терроризм как «противозаконное применение силы или насилия против граждан или собственности с целью запугать или принудить к чему-либо правительство, население или какую-либо часть того и другого, оправданное ими или общественными целями».

Министерство обороны США определяет терроризм как «предумышленное применение насилия или угрозы насилия для нагнетания страха, с намерением принудить к чему-либо или запугать правительства или общества, в качестве средства достижения политических, религиозных или идеологических целей».

Статья российского УК практически повторяет американское определение, несколько изменяя акценты и, что важно в юридических формулировках — последовательность оценки тяжести акта.

Раннее под террором подразумевалось индивидуально направленное проявление политического терроризма, выражавшееся в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля. В действующем Кодексе предусмотрена специальная норма о посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля.

С точки зрения объекта посягательства, терроризм наносит ущерб жизни и здоровью людей, имуществу, правам и законным интересам, дезорганизует общественную жизнь. Насилие большей частью сопровождается физическим воздействием вплоть до причинения телесных повреждений и смерти. Оно может сопровождаться и психологическим воздействием, и вымогательством разных благ, что особенно характерно для тех случаев, когда террористический акт сопровождается требованием выкупа.

Терроризм может выражаться также в разрушении или попытке разрушения каких-либо объектов: самолетов, административных зданий, жилищ, морских судов, объектов жизнеобеспечения и т.п. Одно из главных средств достижения целей для террористов — запугивание, создание атмосферы страха, неуверенности в безопасности жизни своей и своих близких. Уничтожение имущества террористическими группами, даже не повлекшее человеческих жертв, также можно квалифицировать как терроризм. Терроризм — преступление, которое может быть совершено и одним лицом против одного или нескольких человек или каких-либо объектов как международного преступления (террористический акт). Для терроризма совершение преступного деяния в одиночку в настоящее время не характерно. Даже когда преступник действует один, нередко ответственность за совершение преступления берет на себя какая-нибудь террористическая организация. [24]

С точки зрения субъективной характеристики терроризм – это преступление всегда умышленное, совершаемое с прямым умыслом. При этом умысел террориста отличается от умысла на убийство. Если в случае убийства имеются две стороны — преступник и жертва, то в акте терроризма есть и третья — органы власти или общественность, к которым апеллирует террористическая организация или террорист. Жертва террориста может и не интересовать, она не цель, а лишь средство. Их действия направлены на достижение своих целей (политических, корыстных и т.д.) посредством возбуждения общественного внимания, запугивания населения и представителей власти, пропаганды своих политических, религиозных или иных воззрений. При этом проявляется безразличие к жертвам, что ведет к особой жестокости, массовому характеру невинных жертв, гибели случайных людей.

Мотивы терроризма — это не только насилие, нажива, месть и т.д. Ныне терроризм в значительной степени превратился в политический феномен, и мотивы совершения терактов тоже стали в значительной степени политическими или комбинированными. Конечно, среди террористов есть и уголовники, для которых политические требования лишь ширма, или они являются оружием в руках политиков, религиозных экстремистских организаций и т.д. В ряде случаев, чтобы уменьшить ответственность террористов и вывести преступление из разряда международных, политический терроризм превращают из политического в обычное уголовное преступление.

Терроризм — это заранее продуманное и подготовленное противозаконное применение насилия или вероятность такой акции в отношении личности или ее собственности, с целью вынудить правительство (общество, государство) принять решение, отвечающее требованиям противоправных сил. [19]

Терроризм относится к числу транснациональных преступлений, что требует единообразного подхода к его толкованию и, главное, к выработке единых международно-правовых понятий для осуществления согласованных оценок и действий по борьбе с ним.

Терроризм как вид международного преступления вызывает самые разноречивые суждения. Он либо политизировался, либо рассматривался как обычное уголовное преступление.

В политическом лексиконе нередко встречается такое понятие, как государственный терроризм. Так были охарактеризованы действия США против Гренады, Ирака против Кувейта, Израиля против Ливана.

Здесь мы сталкиваемся с ситуацией, когда политика может быть преступной, террористической, но это не основание для формулирования конкретного состава преступления. Подавление нацменьшинств могут осуществляться методами, которые в моральном или политическом плане могут характеризоваться как террористические. В Великобритании с терроризмом связывают насильственные и иные несанкционированные действия в Северной Ирландии, в Израиле терроризмом считается деятельность Организации Освобождения Палестины и т.д.

Действия преступников, физически уничтожающих целые группы людей, жилища и т.п., могут быть определены как терроризм только в том случае, если подобные деяния совершают террористические организации или отдельные лица, а не государства или их официальные органы. Однако это утверждение можно принять лишь с определенной оговоркой, с учетом приведенного выше понятия государственный терроризм. В этом плане действия чеченских боевиков, санкционированные на уровне руководства республики и по инициативе отдельных полевых командиров, можно квалифицировать как терроризм.

Морально-психологический аспект терроризма указывает на такие его особенности, как особая жестокость, высшую степень аморальности, неразборчивость в средствах, неуправляемость. Терроризм отрицает основное право человека — на жизнь, отрицает любые ограничения при выборе места, времени, способов нападения. При этом не принимаются во внимание такие обстоятельства, как возраст, пол и другие особенности потенциальных жертв. Объектами нападения могут стать дети, женщины, старики, больницы, школы, роддома, детские учреждения, жилые дома, важнейшие объекты жизнеобеспечения населения и т.д. Главное – произвести устрашающий эффект, вызвать максимальный резонанс, оказать психологическое давление, заявить о себе и добиться поставленных целей. Примеры Буденновска, Буйнакска, Москвы, Волгодонска показывают, что современные террористы готовы пойти на самые варварские действия для достижения своих преступных целей.

Рефераты:  Антропологическая парадигма в философии. История антропологических учений. Проблема человека в современной философии. - Человек и общество. Основные сферы жизни общества.

Для разработки системы мер борьбы с терроризмом важное значение имеет также учет факторов, способствующих его распространению. По своему источнику и характеру действия эти факторы могут быть подразделены на внешние и внутренние, а также объективные и субъективные.

К числу внешних факторов, влияющих на распространение терроризма, следует отнести:

· рост числа террористических проявлений в ближнем и дальнем зарубежье;

· социально-политическую и экономическую нестабильность в сопредельных государствах как бывшего СССР, так и Европы и Восточной Азии;

· наличие вооруженных конфликтов в отдельных из них, а также территориальных претензий друг к другу;

· стратегические установки некоторых иностранных спецслужб и зарубежных (международных) террористических организаций;

· отсутствие надежного контроля за въездом-выездом из России и сохраняющуюся «прозрачность» ее границ;

· наличие значительного «черного рынка» оружия в некоторых сопредельных государствах.

К числу внутренних факторов роста терроризма, относятся:

· наличие в стране большого нелегального «рынка» оружия и относительная легкость его приобретения;

· образование новой «российской диаспоры» (расселения граждан РФ за пределами своей страны);

· наличие значительного контингента лиц, прошедших школу войн в Афганистане, Приднестровье, Сербии, Чечне, Таджикистане и других «горячих точках», и их недостаточная социальная адаптированность в обществе переходного периода;

· ослабление или отсутствие ряда административно-контрольных правовых режимов;

· наличие ряда экстремистских группировок, квазивоенных формирований;

· сплоченность и иерархичность преступной среды;

· утрата многими людьми идеологических и духовных жизненных ориентиров;

· обостренное чувство социальной неустроенности, незащищенности у значительных контингентов граждан;

· настроения отчаяния и рост социальной агрессивности, общественная фрустрация, падение авторитета власти и закона, веры в способность и возможность позитивных изменений;

· слабая работа правоохранительных и социальных государственных и общественных органов по защите прав граждан;

· низкий уровень политической культуры в обществе;

· широкая пропаганда (кино, телевидение, пресса, литература) культа жестокости и силы.

Следующий критерий терроризма — это его преимущественно силовой характер, как и методы борьбы с ним. В российском УК наиболее существенным признаком терроризма являются его цели — нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие неугодных решений органами власти. Мотивы, формирующие эти цели, могут быть различными: этническими, религиозными, собственно криминальными (запугать правоохранительные органы, конкурентов по криминальным сферам влияния и др.).

Резюмируя точки зрения наиболее серьезных аналитиков, можно выделить следующие черты терроризма, разграничивающего (хотя достаточно условно) терроризм с войной, массовой освободительной борьбой, бандитизмом: это система насильственных действий, не связанных с вооруженной конфронтацией с правительственными силами, для достижения определенных целей (политических, этнических, религиозных, территориальных, раздел сфер влияния и др.), отражающих интересы достаточно узкой группировки, а не всего общества, через создание определенного социально-психологического климата путем устрашения населения, дестабилизации обстановки, нарушения общественной безопасности.

Те виды террористических акций, которые квалифицируются как криминальный или экономический терроризм, имеют гибридный характер: террористическую форму и уголовную мотивацию. Впрочем, иногда в основе террористической мотивации лежит не связь с корыстной или политической целью, а самоутверждение или самоудовлетворение, когда террористические акты имеют психопатологическую основу или определяются императивами групповой солидарности. Это означает, что следует иметь в виду и возможность психопатологической деформации личности террористов, убежденность в обладании абсолютной истиной, вытекающий из нее фанатизм и готовность утверждать ее любыми средствами.

2. Борьба с терроризмом.

2.1. Основные направления предупреждения актов терроризма.

Исходя из приведенной выше, далеко не полной характеристики проблематики терроризма, можно попытаться сформулировать социально – правовую проблему воздействия на терроризм.

Она включает в себя следующие компоненты: а) анализ насильственного поведения с целью выделения террористических и квазитеррористических его разновидностей, причем для этого обязательно должны быть выявлены признаки, индикаторы, поддающиеся верификации, т.е. проверке на некоторой общепринятой у профессионалов основе; б) разработку правового понимания терроризма как поведения субъектов права. Здесь в принципе возможно и изучение поведения субъектов конституционного права, юридических лиц, но в любом случае право должно исходить не из политических определений сил, движений, побудительных факторов, но из четких характеристик субъектов, поведение которых может быть основанием правовой ответственности; в) конкретизацию правового понятия терроризма применительно к целям использования (научным, социально-правовым, догматическим), которое в свою очередь может быть государственно-правовым, уголовно-правовым и, возможно, соотноситься с другими отраслями права; г) анализ возможностей и пределов усвоения понятия терроризма действующими нормативными актами. При этом речь идет именно об усвоении, поскольку сложившиеся нормативные акты, кодексы, отдельные законы по содержанию своих предписаний и структуре отнюдь не нейтральны к новым предписаниям; они могут вообще устранять их необходимость либо, по меньшей мере, определять содержание и форму этих предписаний; д) уяснение последствий применения или отказа от применения тех или иных правовых предписаний: кроме излишней политизации поведения возможны не вызванные необходимостью ограничение свобод и перегрузка правоохранительной системы; е) определение допустимых и эффективных методов правового воздействия на террористические поведение, что предполагает создание набора средств правового воздействия, отражающих весь позитивный потенциал действующего права (поощрительные нормы, особые условия амнистии, введение особого процессуального порядка работы со свидетелями и другие меры, нуждающиеся в специальном анализе); ж) достижение правового и социального согласия относительно характера правовой борьбы с терроризмом, ибо это преступление, пожалуй, как никакое другое провоцирует применение излишне жестоких государственных мер, либо отступление от законности, способное подорвать доверие к государству, т.е. вызвать эффект противоположенный ожидаемому. При этом чрезвычайно важно оберегать авторитет государства, отнюдь не сводимый к авторитету отдельных ведомств либо должностных лиц.

Наконец правовая борьба с терроризмом предполагает постоянное использование имеющейся информации, ее пополнение, развертывание научных исследований межотраслевого характера, а также, и это очень важно, осуществление необходимого надзора (парламентского, прокурорского, судебного, общественного) за антитеррористической деятельностью. Последняя, как показывает опыт многих стран, имеет склонность к выходу за пределы необходимого.

С этих позиций можно высказать некоторые соображения сугубо практического свойства. Прежде всего, необходимо выработать правовые и организационные гарантии защиты прав граждан от злоупотребления возможностями борьбы с терроризмом, от выхода должностных лиц за пределы Конституции, чем бы они ни пытались оправдаться. Одной из таких гарантий является жесткая индивидуальная ответственность за принимаемые решения и осуществляемые действия. Но в целом предписания, связанные с правовым воздействием на терроризм (выявление, профилактика, привлечение к уголовной и иной ответственности, регулирование и ограничение правовых возможностей граждан и пр.) должны быть внутренне согласованны и на единой основе проведены через систему уже действующих нормативных актов. Это относится к законам, регламентирующим деятельность правоохранительных органов, в особенности так называемых силовых структур, устанавливающим статусы субъектов права, включая граждан, определяющим их права и обязанности, например, в сфере получения информации, деятельности СМИ, к законам о чрезвычайном положении, уголовному, уголовно – процессуальному и иному законодательству. Печальная практика указывает на необходимость введения жестких правил принятия решений в сфере борьбы с терроризмом, а также иным противоправным насильственным и в целом антиконституционным поведением. Более того, необходимо установить запреты на принятие определенного рода решений без соблюдения необходимого процедурного порядка.

Крайне важно определить компетенцию различных государственных органов в сфере борьбы с терроризмом. Структуры, выполняющие эти задачи, должны иметь поддержку государства и общества. Но они должны быть легитимны, их работа должна быть уважаема обществом и, вестись, дозволенными методами. Не следует допускать использования неконституционных структур для борьбы с терроризмом. Такой подход есть проявление монополии государства на насилие и направлен на повышение авторитета государства. Неумеренное применение, например, масок, камуфляжа, автоматического оружия структурами, выполняющими, в сущности, обыденные задачи, подрывает спокойствие в обществе, снижает авторитет правоохранительных органов и переводит конфликтность на более высокий уровень. [27]

Что касается информационного обеспечения антитеррористической системы, проработке подлежат проблемы мониторинга терроризма и антитеррористической деятельности; унификация ведомственных и межгосударственных подходов к статистическим учетам, расширения круга статистических данных об участниках и пособниках терроризма, о потерпевших; создания единого банка информации (включая и данные о результатах судебного разбирательства) и режима информационного обмена, согласования статистической отчетности о террористических преступлениях и смежных криминальных деяниях, разработки и внедрения методики оценки последствий террористических преступлений.

Применительно к правовому обеспечению существенных дополнений требуют законы об оружии, об оперативно – розыскной деятельности, о милиции, прокуратуре, здравоохранении и психиатрической помощи, об обеспечении безопасности ядерных, химических, бактериологических и тому подобных объектов, об информационной безопасности, о рекламе и деятельности СМИ, о местном самоуправлении и т.д. В рассматриваемом аспекте необходима конкретизация договоров о размежевании и взаимном делегировании полномочий РФ и ее субъектов. Дополнения целесообразно внести и в законодательные акты о стандартах обучения (общего, профессионального и т.д.), в нормативные акты о координации правоохранительной деятельности, государственных инспекциях, пожарной безопасности и некоторые другие.

На концептуальном уровне необходимо осуществить разработку уголовного и уголовно – процессуального законодательства. [19]

Подлежит разработке и нормативному закреплению перечень участников антитеррористической деятельности с дифференциацией на группы:

Участников общей профилактики (дальние подступы – противодействие развитию конфликтности в обществе, ожесточению людей, привитие ценностных ориентаций и создание жизненной перспективы, с учетом того, что эта глобальная социальная политика имеет и антитеррористический аспект);

Участников специальной профилактики (включая антитеррористическую пропаганду, противодействие процессам, непосредственно создающим почву для подготовки и совершения террористических деяний, включая контроль за информацией, предоставляющей интерес для террористов, оружием и материалами повышенной опасности, охрану режимных объектов особой важности, психологическую подготовку населения и его инструктаж, контроль за националистической, фундаменталистской, экстремистской средой и т.д.);

Участников пресечения террористических деяний на всех возможных уровнях;

Участников справедливого наказания террористов и его исполнения. В частности, в этот перечень должны быть включены, разумеется, с определением задач, прав и обязанностей, ресурсного обеспечения, линий взаимодействия вооруженные силы и другие формирования, приравненные к ним, МЧС, органы местного самоуправления, инспекции, структуры ведомственной безопасности и охраны, средства массовой информации. В этой же связи требует решения и вопрос о повышенной ответственности участников антитеррористической деятельности в военной время и в боевой обстановке. Следует обсудить и вопрос о возможности приравнивания в некоторых случаях сотрудников специальных формирований милиции к военнослужащим.

На внутриведомственном уровне участников антитеррористической деятельности превалируют проблемные ситуации нормативного закрепления соответствующих функций, специализация их носителей, ресурсного обеспечения, профессиональной подготовки и переподготовки, включая правовые и морально – психологические аспекты. Требуется и организационное решение, нормативное и ресурсное обеспечение внутриведомственной координации с выделением руководителя с управленческими функциями в этой сфере.

На межведомственном уровне, помимо сквозных вопросов информационного обеспечения, о которых говорилось выше, требуется разработка типовых планов межведомственных действий, федерального, межрегионального, регионального уровня и уровня сотрудничества с другими государствами. Для каждого варианта должен быть определен единый руководитель, его правовой статус и круг помощников, включая аналитиков, экспертов – юристов, психологов и т.д.

Разработке подлежат следующие проблемные ситуации стратегического характера: компетенция ветвей власти, пределы ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайной обстановки, режим деятельности представителей СМИ при освещении антитеррористических операций (ограничения, связанные с секретностью, с безопасностью самих журналистов и т.д.); обеспечение безопасности населения; принципы переговоров; принципы применения силы и психологического давления; надзор и контроль за законностью, в том числе основания и режим допуска международных наблюдателей; статус сотрудников, внедренных к террористам. Подлежит градации на основе интегративных критериев оценка допустимых пределов применения силы, оружия и спецсредств.

Детальной разработки требует процедура и содержание взаимодействия введенных в действие федеральных сил с властями региона и органами местного самоуправления. В частности, речь идет о праве региональных властей на переговоры, о статусе использования местных ресурсов и сил для вывода населения, оцепления, контроля транспорта, размещения эвакуированных, размещения и снабжения участников операции, информационной взаимосвязи и т.д.

Большое значение необходимо предавать целевой характеристике задач, форм и содержания: а) работы с населением по опровержению преувеличенных представлений о распространенности и опасности терроризма (здесь нужны и совместные с СМИ действия на основе партнерской позиции) и в то же время по формированию повседневной бдительности в отношении лиц и предметов, которые могут представлять опасность; б) своевременной и достаточной информации о конкретных действиях террористов, согласованной между ведомствами, точной и не допускающей избыточных деталей, внушающих страх; обязательное сообщение о потерях террористов и о судебном приговоре; целенаправленной правовой и морально – психологической подготовки участников антитеррористической деятельности, с тем, чтобы создать позицию готовности к ней (и в ситуациях риска) на основе точного знания прав, обязанностей, ответственности. В том числе осознания законности необходимой обороны и противоправности любых приказов по ее ограничению (опыт Первомайского). В то же время морально – психологическая и правовая подготовка должна ориентировать не только на своевременность и достаточность активного противодействия террористам, но и на предотвращение избыточности и проявлений жестокости; необходимо предусмотреть и психолого-психиатрическую помощь участникам операций по выведению их из экстремального личностного состояния. [19]

Активная борьба с проявлениями терроризма ведется также на уровне законодательства. Среди нормативных актов, регулирующих борьбу с терроризмом необходимо выделить такие как Указ Президента РФ от 07.03.1996 г. №338 «О мерах по усилению борьбы с терроризмом». В данном нормативном акте определяются основные направления повышения эффективности деятельности федеральных органов исполнительной власти в борьбе с терроризмом. [2] Положение «о Межведомственной антитеррористической комиссии Российской Федерации», утв. Постановлением Правительства РФ от 16.01.1997, № 45. В данном положении определяются основные задачи и права межведомственной антитеррористической комиссии направленные на борьбу с различными проявлениями терроризма. [4] Важным нормативным актом является Концепция национальной безопасности утвержденная указом Президента РФ от 10.01.2000 № 24. В Концепции сформулированы важнейшие направления и принципы государственной политики. Концепция является основой для разработки конкретных программ и организационных документов в области обеспечения национальной безопасности РФ. [4]

2.2. Борьба с терроризмом в России как общегосударственная задача.

Не подлежит сомнению тезис о том, что терроризм превратился сегодня в серьезную проблему для всего мирового сообщества. И при организации эффективного противодействия ему необходимы совместные усилия различных государств, их специальных служб и правоохранительных органов. Однако следует четко осознавать, что подобное взаимодействие может иметь место лишь в ситуации, когда интересы различных государств в сфере борьбы с терроризмом совпадают. Примерами таких ситуаций могут быть: посягательство террористов на сложившуюся систему международных отношений и правопорядка; покушение на объекты совместной защиты (дипломатические представительства, официальные государственные делегации, совместные предприятия, транспортные средства международного сообщения и пр.); наличие связей между национальными террористическими структурами и проведение ими операций, выходящих за рамки юрисдикции одного государства, и т.д. Таким образом, речь идет о взаимодействии в противоборстве с международным терроризмом.

Вместе с тем существует широкий спектр проявлений террористического плана, которые не затрагивают международного правопорядка и поэтому относятся к внутреннему терроризму (совершение политически мотивированных убийств государственных или общественных деятелей данной страны, посягательства на ее конституционные основы, создание и функционирование незаконных вооруженных формировании, захват заложников без перемещения их за границу и др.). Ясно, что если подобного рода криминальным проявлениям не будет оказано, адекватного и эффективного противодействия, их масштабы будут возрастать и способны выйти за рамки национальной проблемы. И все же борьба с ними — задача внутренняя, так как и основные детерминанты, порождающие внутренний терроризм, чаще всего носят также внутренний характер.

Для подтверждения выдвинутого тезиса хочу обратиться к мнению специалистов. Ни для кого не секрет, что еще лет десять назад в качестве основных источников возникновения политически мотивированного противоправного насилия в СССР назывались спецслужбы западных государств и иностранные антисоветские организации. А вот при проведении экспертного опроса среди руководителей подразделений по борьбе с терроризмом территориальных органов безопасности России в 1993 г. респонденты на просьбу перечислить основные факторы, порождающие терроризм и иные насильственные антиконституционные посягательства в стране, поставили деятельность зарубежных спецслужб лишь на пятое место. Это обстоятельство симптоматично и, с одной стороны, отражает процесс «потепления» в международных отношениях, а с другой — указывает на приоритет внутренних факторов среди детерминант терроризма в современной России. Что же это за факторы? В ходе названного исследования специалисты указали следующие причины терроризма и политически мотивированного насилия в Российской Федерации: падение жизненного уровня подавляющей части населения, обострение политической борьбы в стране, повышение социальной и правовой незащищенности людей, наличие неразрешенных проблем межнационального характера, усиление сепаратистских тенденций. Подчеркну, что это — открытые данные, они были опубликованы в «Белой книге российских спецслужб». [9] Результаты экспертного опроса подтверждают важное положение о том, что основой возникновения терроризма всегда является обострение социально-политических противоречий, которые, в случае непринятия своевременных мер, порождают конфликт того или иного масштаба. [25]

Рефераты:  Инфопланета - Урок 47. Корреляционное моделирование. Корреляционная зависимость. Корреляционный анализ.

Приведенная справка из социологического исследования наталкивает и еще на один вывод. Представляется, что следует пересмотреть широко распространенное мнение, в соответствии с которым приоритет в организации борьбы с терроризмом должен принадлежать спецслужбам и правоохранительным органам. Если мы обратимся к упоминавшемуся опросу руководителей контртеррористических подразделений, то увидим, что в качестве факторов, порождающих сегодня терроризм в России, выступают социальные, экономические и политические причины, рычаги прямого воздействия на которые находятся вне компетенции органов безопасности и правоохраны. Следует отметить, что и подавляющее большинство обстоятельств, благоприятствующих успешной реализации террористических и иных насильственных антиконституционных посягательств, также имеют социальную, экономическую и политическую природу (обострение межнациональных проблем; усиление экстремистских тенденций в политической борьбе; политизация организованной преступности, стремящейся проникнуть к рычагам власти; увеличение количества людей, приобретших опыт ведения военных действий в локальных вооруженных конфликтах; падение производства в промышленности и сельском хозяйстве; проблема занятости населения и т.д.).

Таким образом, главными субъектами борьбы с терроризмом должны быть само государство, законодательная и исполнительная ветви власти. Спецслужбы же и правоохранительные органы в своей практике противодействия терроризму сталкиваются, по существу, со следствиями запущенности серьезных социальных, национальных, экономических и иных проблем на высшем политическом уровне. Мало того, отдельные непродуманные и непросчитанные политические решения сами продуцируют терроризм в стране. Яркий тому пример — события в Чечне.

Терроризм — одно из проявлений экстремизма. Однако от других форм экстремизма он отличается тем, что, как правило, все его проявления противоправны. Поэтому при поисках путей адекватного и эффективного противодействия преступлениям террористического толка уместно будет применить криминологический алгоритм предупреждения любых противоправных деяний, совершаемых с явным умыслом. Такие преступления отличаются от большинства общеуголовных тем, что не могут быть совершены в состоянии аффекта или по неосторожности и, следовательно, требуют определенного времени на «созревание», включающее возникновение «злого умысла» и все этапы подготовки до покушения на совершение преступления. Природа такого «созревания» противоправных действий заключается в процессе динамичного диалектического взаимодействия комплекса негативных объективных и субъективных факторов. К первым относятся внешние для субъекта потенциального преступления обстоятельства жизни, включающие бытовую, экономическую, социальную и иные компоненты его существования. Ко вторым следует отнести психологические, национальные, возрастные, профессиональные, мировоззренческие и другие особенности личности, которые могут иметь как положительный, так и отрицательный характер. Подчеркнем, что совершение преступления возможно лишь в случае активного диалектического взаимодействия криминогенных объективных и субъективных факторов. Предупредить противоправное деяние в этом случае можно тремя путями: 1) устранив негативные объективные факторы действительности; 2) оказав сдерживающее, положительное, корректирующее влияние на субъективный криминогенный фактор; 3) внеся дисфункцию во взаимодействие объективного и субъективного факторов, имеющее противоправную перспективу.

Компетенция специальных и правоохранительных органов в сфере предупреждения и пресечения терроризма, как было показано выше, весьма ограничена с точки зрения возможного влияния на объективный фактор назревания преступления. А это диктует необходимость формирования комплексного, системного подхода к решению общегосударственной по своей сути задачи, каковой и является борьба с терроризмом в современных российских условиях. Что это означает на практике?

С одной стороны, необходимо создание единой, отсутствующей сегодня в России, целостной, комплексной, стратегически ориентированной государственной концепции борьбы с терроризмом, которая должна стать прочным фундаментом организации контртеррористической деятельности в стране. Разумеется, эта концепция должна согласовываться с международными подходами к борьбе с терроризмом и учитывать специфические российские особенности этого явления. Нужна и серьезная модернизация законодательства Российской Федерации в сфере борьбы с терроризмом.

Другая сторона системного подхода к разрешению общегосударственной проблемы борьбы с терроризмом заключается в необходимости объединения усилий в противодействии этому социально-политическому явлению всех ответственных за будущее страны сил государства и общества. Здесь должны найти свое место и верхние эшелоны представительной власти России, и законодатель, и спецслужбы, и правоохранительные органы, и учреждения культуры, и средства массовой информации, и партийные, религиозные и иные общественные объединения. Каждый из участников всеобщей борьбы с терроризмом должен отвечать за свой участок этой деятельности в рамках его компетенции, а координация их усилий должна быть подчинена единой концепции борьбы с терроризмом.

Заметим, что и вся контртеррористическая программа, и деятельность каждого из субъектов ее реализации должны быть адекватны террористической опасности по своим масштабам, формам, методам реализации, активности и т.д. Так, если речь идет о предупреждении и пресечении тщательно и конспиративно подготавливаемых акций терроризма, основную роль в этом должны играть спецслужбы, обладающие необходимыми оперативными силами и средствами для эффективного противодействия им. Если терроризм выливается в форму открытых, демонстративных актов по терроризированию населения, с использованием, большого количества хорошо вооруженных боевиков, как это было, например, в Буденновске и Кизляре, ответная реакция должна быть адекватно активна, и состоять в быстро реализуемой карательной операции с привлечением возможностей спецподразделений и сил министерства обороны. В ситуации, когда в стране, осуществляются попытки распространения идеологии экстремизма, фашизма, национализма, религиозной нетерпимости и т.д., чреватых террористическими и иными противоправными проявлениями, следует мобилизовать усилия всех пропагандистских и просветительских государственных структур, воспитательных и образовательных учреждений и идеологических институтов, всех прогрессивных общественных объединений, и самодеятельных организаций в направлении разъяснения: широким слоям населения опасности политического, национального, клерикального экстремизма, сепаратизма и иных явлений, порождающих терроризм, а также содействовать привитию гражданам иммунитета к попыткам втянуть их в такого рода деятельность.

В этой связи хотелось бы отметить особую роль средств массовой информации в противодействии террористической угрозе. К сожалению, приходится констатировать, что их огромный потенциал используется в этом плане весьма неэффективно. Мало того, можно было бы привести целый ряд примеров, когда авторы некоторых передач или публикаций либо пытаются оправдать отдельные террористические акции, либо так обстоятельно описывают все этапы их подготовки и соответствующие действия противостоящих им сотрудников контртеррористических подразделений, что такого рода материалы можно давать под рубрикой «Делай с нами, делай как мы, делай лучше нас», посвящая их начинающим террористам и киллерам. А ведь можно сконцентрировать внимание зрителя и читателя на тех факторах, которые продуцируют терроризм и которые мы должны стремиться устранять из нашей жизни общими усилиями, или на последствиях противоправной акции для окружающих, самого террориста и его близких на человеконенавистнической сущности самой идеологии терроризма. И ни в коем случае недопустимо раскрывать тактику подготовки и реализации контртеррористических мер спецподразделений. [25]

Определенная ответственность за неэффективное участие печатных и электронных средств массовой информации в сфере борьбы с терроризмом лежит и на российских спецслужбах и правоохранительных органах, которые зачастую не могут наладить цивилизованных отношений с представителями прессы, радио, телевидения и, опираясь на опыт неудачного, а порой и вредного для дела освещения журналистами аспектов и проблем контртеррористической деятельности, держат их на «голодном информационном пайке». Следует, однако, признать, что в последнее время отмечаются положительные сдвиги в этом направлении. Представители специальных подразделений, спецслужб и правоохранительных органов сами выступают с освещением этой щекотливой темы; в этих структурах выделяются подготовленные работники, ответственные за контакты с прессой. Однако и они, и журналисты, рассказывая людям о такой деликатной сфере деятельности специальных и правоохранительных органов, каковой является борьба с терроризмом, должны руководствоваться мудрой заповедью — «не навреди».

Терроризму как сложному, комплексному, многоаспектному социально — политическому явлению современности следует также противопоставить комплексную систему контртеррористических мер. В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть — успех в борьбе терроризмом возможен лишь в том случае, если в решении этой задачи консолидируют свои усилия мировое сообщество и все здоровые, прогрессивные элементы государства и общества внутри страны. [25]

Как видно из сказанного, борьба с терроризмом, прежде всего политическим, требует комплексного подхода, в котором должны присутствовать меры и экономического, и политического, и социального, и, естественно, специального характера. Конечно, это долговременная программа, и ее реализация зависит от многих параметров. А ситуация такова, что решительные и эффективные меры необходимы уже сегодня. Представляется, что для решения этой задачи требуется программа, которая должна предусматривать более узкий круг действий и включать в себя:

— срочное восстановление основных административно-правовых мер (режимные меры), по крайней мере, тех из них, которые позволят поставить под контроль миграционные потоки;

— наведение порядка с хранением, владением и распространением оружия;

— разработку концепции антитеррористической борьбы в современных условиях;

— тесную взаимосвязь борьбы с уголовной преступностью, уголовным и политическим терроризмом;

— взаимодействие всех сил правопорядка и спецслужб в антитеррористической борьбе с выделением головного органа, обладающего необходимыми полномочиями и правами в организации, координации и осуществлении всей борьбы с терроризмом, и возложением на него ответственности за ее результативность;

— создание единой информационной системы, как в России, так и в рамках СНГ по вопросам борьбы с терроризмом (распределенные банки данных с центральным информационным звеном на базе головного органа) и осуществление аналитической работы по обеспечению борьбы с терроризмом;

— отработку эффективных методов взаимодействия (информационных, совместных операций) с зарубежными органами, осуществляющими борьбу с уголовным и политическим экстремизмом;

— ужесточение правовых последствий (наказаний, санкций для лиц связанных в той или иной форме с террористической деятельностью, а именно: владение оружием и его распространение, передача финансовых, материальных и технических средств, обеспечение связи, недоносительство о фактах подготовки и проведения террористических актов, совершение подобных актов и т.д. [10]

Заключение.

Предупреждение терроризма представляет собой исключительно сложную задачу, поскольку это явление порождается многими социальными, политическими, психологическими, экономическими, историческими и иными причинами. Следовательно, такие причины и должны быть объектом профилактического вмешательства, но сделать это совсем не просто, поскольку значительная часть названных причин связана с обладанием государственной властью и ее захватом, распределением собственности, торжеством «своей» идеологии, изменением национальной или социальной структуры общества и т.д. При всем этом терроризм, как отмечалось выше, неискореним, поскольку является разновидностью извечного и неумирающего спутника человечества – убийства. Невозможно представить себе, чтобы когда-нибудь исчезли с лица земли неистовые и слепые искатели правды и справедливости, готовые пожертвовать собой и другими для всеобщего счастья или гегемонии своей социальной или национальной группы; невозможно представить себе, чтобы больше не рождались на земле люди, которые путем террора решают свои корыстные задачи, причем не только материальные, а якобы ради торжества всеобщего равенства.

Собственно, вопрос вовсе и не стоит о полном уничтожении терроризма в мире, особенно если иметь в виду его самые разнообразные проявления. Цивилизованное общество должно стремиться к тому, чтобы не давать ему распространяться и вовремя выявлять террористическую угрозу.

Предупреждение терроризма должно осуществляться одновременно в нескольких направлениях: 1) воздействие на основные, даже глобальные явления и процессы в обществе, обладающие террористическим эффектом. Данное направление можно назвать стратегическим, и было бы естественно, если бы ему предшествовало бы долгосрочное и даже сверхдолгосрочное прогнозирование наиболее значительной террористической активности с определением их возможных субъектов; 2) выявление и предотвращение террористических актов, которые могли бы быть совершены в недалеком будущем или даже в ближайшее время. Это предполагает выявление субъектов и объектов терроризма, его причин, способов и иных обстоятельств; 3) пресечение совершающегося терроризма и террористических актов в отношении государственных и общественных деятелей, задержание виновных и предание их суду. Чрезвычайно важно наказание не только рядовых исполнителей и пособников, но и организаторов и вдохновителей террора, что, как известно, очень трудно; 4) предупреждение, предотвращение и пресечение таких сходных с терроризмом преступлений, как захват заложников, геноцид, диверсия, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, и т.д. Особое место в деятельности государственных и общественных организаций по борьбе с терроризмом принадлежит международным организациям, а также координации усилий разных стран в предупреждении и пресечении этого зла.

Помимо названных направлений борьбы с таким явлением как терроризм необходимо бороться с этим злом как можно эффективнее и на законодательном уровне, улучшать и углублять законодательство, регулирующее борьбу с терроризмом, устанавливающее за него ответственность.

Список использованной литературы:

1. Конституция РФ от 12.12.1993. Официальное издание. М., 1993.

2. О борьбе с терроризмом. Закон РФ от 25.06.98 //Российская газета. 1998. 4 августа.

3. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 //Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст.2954.

4. О внесении изменений и дополнений в УК РФ. Закон РФ от 09.02.99.//Собрание законодательства РФ. 1999. №7. Ст.873.

5. Концепция национальной безопасности РФ. Утв. указом президента от 10.01.2000 //Собрание законодательства РФ. 2000. №2. Ст.170.

6. Положение о межведомственной антитеррористической комиссии РФ. Утв. постановлением правительства РФ от 16.01.1997 //Собрание законодательства РФ. 1997. №4. Ст.547.

7. Итоговый документ совещания министров «восьмерки» по борьбе с терроризмом //Сборник правовых актов. М., 1998. Вып. 10. С. 125

8. Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и угловно-правовое исследование. М., 1998. – C.8, 238-239

9. Белая книга Российских спецслужб. М., 1995.

10. Гончаров С.А. Особенности терроризма в России //Актуальные проблемы Европы. Вып. 4. Проблемы терроризма. М., 1997. – C.181-185

11. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1955. – C.401

12. Емельянов В.П. Терроризм как деяние и состав преступления. Харьков., 1999.

13. Кабанов П.А. Политический терроризм: причины и некоторые меры предупреждения //Следователь. 1999. №3. – C.31

14. Качмазов О. Уголовная ответственность за терроризм //Законность. 1998. №8.

15. Комиссаров В.С., Емельянов В.П. Террор, терроризм, «государственный терроризм»: понятие и соотношение //Вестник Московского университета. 1999. №5.

16. Кудаев. А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма //Российская юстиция. 1998. № 10.

17. Малевил Ж. Армянская трагедия 1915 г. Баку., 1990. – С.7

18. Мальцев В.В. Терроризм: проблема уголовно-правового регулирования //Государство и право. 1998. № 8.

19. Миньковский Г., Ревин В. Характеристика терроризма и некоторые направления повышения эффективности борьбы с ним //Государство и право. 1997. № 8. – C.89

20. Международное уголовное право. Под. ред. Кудрявцева В.Н. М., 1995.

21. Овчинникова Г.В. Терроризм. С-Пб., 1998.

22. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1989. – C.649

23. Основы борьбы с организованной преступностью. Под. ред. Овчинского В.С., Эминова В.Е., Яблокова Н.П. М., 1996.

24. Петрищев В.Е. Борьба с терроризмом как общегосударственная задача //Актуальные проблемы Европы. Вып. 4. Проблемы терроризма. М., 1997. – С.88-89

25. Петрищев В.Е. Правовые и социально-политические проблемы борьбы с терроризмом //Государство и право. 1998. № 3.

26. Салимов К.Н. Современные проблемы терроризма. М., 1999. – C.7-26

27. Терроризм: психологические корни и правовые оценки // Государство и право. 1995. №4. – С.24-35, 41-42

28. Чуфаровский Ю.В. Терроризм – глобальная проблема современности (методологический анализ) //Следователь. 1998. № 5. – С.36-39

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий