Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

🚀 дипломная работа на тему «изъятие земель сельскохозяйственного назначения для государственных и муниципальных нужд» — готовая работа бесплатно

Выпускная квалификационная работа содержит 115 страниц, 6 рисунков, 1 таблицу, 56 использованных источников, 4 приложения.

ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ, ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ НУЖДЫ, ООПТ, ЗАКАЗНИК «КАРПОВО»

Целью настоящей работы являются характеристика института изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд, выявление проблем и пути их решения.

Объектом изучения являются общественные отношения, которые возникают при изъятии земель для государственных и муниципальных нужд

Предметом изучения являются нормативные правовые акты, содержащие нормы права, регламентирующие порядок и основания изъятия земель для муниципальных и государственных нужд.

Основными задачами, поставленными при выполнении выпускной квалификационной работы, являлись задачи, связанные с определением понятия «государственных и муниципальных нужд», характеристикой порядка и условий изъятия земельных участков из земель с/х назначения для создания ООПТ на примере государственного природного заказника «Карпово».

В процессе работы поставленные задачи решались с применением реферативно-исследовательского метода, теоретического и правового анализа.

В результате исследования был изучен и анализирован институт изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд, выявлены основные проблемы и предложены пути их возможного решения.

Область применения: в практике государственного и муниципального управления в сфере землеустройства и кадастра.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы работы. Проблемы земельных правоотношений традиционно занимают одно из центральных мест в исследовании правового регулирования использования и охраны земель.

Вместе с тем, в условиях реализации экономических и социальных реформ, когда земельное законодательство постоянно совершенствовалось, правовое регулирование отношений по изъятию земельных участков для государственных и муниципальных нужд в нашем государстве развивалось соответственно политическим и экономическим преобразованиям в обществе. В советский период истории право государства на изъятие земельных участков у землепользователей вытекало из правомочий государства как собственника земли. Фактически происходило перераспределение земельных участков между землепользователями без перехода права собственности в интересах рационального использования земельных ресурсов.

Рыночные преобразования в земельных отношениях изменили сущность этого института. Его содержание в настоящее время более приближено к институту принудительного изъятия земельных участков из частной собственности в пользу государства, закрепленного практически во всех правовых системах. Сравнительно-правовой анализ российского законодательства, регулирующего эти отношения, с дореволюционным законодательством и правовым регулированием этого вопроса в других странах позволяет выделить в этих отношениях общее и особенное, что, в свою очередь, может послужить стимулом для дальнейшего совершенствования законодательства в этой области.

В настоящее время активно обсуждаются проблемы правового ограничения прав и свобод человека в современных условиях. Остается актуальным и выяснение правовой природы права государства на принудительное прекращение права частной собственности на земельные участки. В регулировании земельных отношений наблюдается тенденция к постепенному отказу от абсолютного характера права частной собственности на землю. Вместо неограниченности этого права провозглашается его ограниченность «общественными интересами», «социальной функцией» земли в целом.

Целью настоящей работы являются характеристика института изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд, выявление проблем и пути их решения.

Задачи:

. Рассмотреть понятие «государственных и муниципальных нужд»;

. Охарактеризовать порядок и условия изъятия земель для государственных и муниципальных нужд;

. Определить гарантии прав собственников земельных участков;

. Рассмотреть принятие решения об изъятии (выкупе) земельного участка для государственных и муниципальных нужд;

. Выявить основания прекращения права на земли сельскохозяйственного назначения;

. Рассмотреть особенности изъятия земельных участков для создания ООПТ на примере государственного природного заказника «Карпово»;

. Охарактеризовать состояние и тенденции развития земельных отношений;

. Проанализировать проблемы судебной практики по изъятию земельных участков;

. Рассмотреть пути решения и планируемые результаты.

Объектом изучения являются общественные отношения, которые возникают при изъятии земель для государственных и муниципальных нужд.

Предметом изучения являются нормативные правовые акты, содержащие нормы права, регламентирующие порядок и основания изъятия земель для муниципальных и государственных нужд.

Степень научной разработанности. Тема работы достаточно хорошо представлена в ряде научных изданий, такие авторы как Е.Л. Сидорова, Е.Л. Поветкина, Е.Б. Шмакова, О.М. Козырь и др. анализируют понятие, основания изъятия земель для муниципальных и государственных нужд, выявляют проблемы применения на практике отдельных норм законодательства, предлагают пути решения, формулируют возможные варианты изменения отдельных норм, регламентирующих механизм изъятия земель в нашей стране.

Нормативную основу работы составляют Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Земельный кодекс РФ, Федеральный закон РФ «Об обороте земель сельскохозяйственного значения», а также иные нормативные акты, определяющие основы правового регулирования института изъятия земель в Российской Федерации.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗЪЯТИЯ ЗЕМЕЛЬ УЧАСТКОВ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД

.1 Понятие «государственных и муниципальных нужд»

Изъятие земельных участков для государственных (муниципальных) нужд является одним из наиболее проблемных способов приобретения государством имущества в его собственность, о чем наглядно свидетельствует обширная судебная и судебно-арбитражная практика. Прежде всего существует неопределенность самого понятия государственных (муниципальных) нужд и, соответственно, установления случаев, в которых допустимо изъятие имущества у частного собственника.

Приобретение государством имущества у частных собственников связано с целым комплексом проблем. Прежде всего это проблема самого понятия государственных (муниципальных) нужд, т.е. определения случаев, в которых допустимо изъятие имущества у частного собственника. Тесно связана с названной и проблема возможного принятия (в исключение из общей нормы, содержащей основные правила по этому вопросу) законодательных актов, определяющих основания и порядок изъятия имущества для государственных (муниципальных) нужд.

Особый, во многом публично-правовой характер отношений по выкупу имущества для государственных нужд, стороны которых изначально находятся в неравном положении, также порождает ряд проблем. В частности, это находит отражение при заключении соглашения о выкупе имущества. В ряде случаев после проявления государственными органами инициативы, направленной на выкуп земельного участка, частный собственник обращается в суд, пытаясь обязать публичное образование заключить указанное соглашение. Однако суды отказывают в удовлетворении заявленных требований по следующему основанию: право требовать выкупа земельного участка и заключения договора может возникнуть только у соответствующего образования, но не у частного собственника. Кроме того, важной является проблема выплаты частному собственнику предусмотренного законом предварительного и равноценного возмещения

А.И. Кичко выделяет следующие проблемные направления, по которым должно осуществляться совершенствование регулирования изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд: «1) проблема разрешения удовлетворения публичных нужд путем использования изъятого земельного участка частными лицами; 2) проблема отсутствия законодательной регламентации информировании заинтересованных лиц, кроме собственника, о предстоящем изъятии участка; 3) проблема правовой регламентации гарантий равноценного и предварительного возмещения за изъятый земельный участок; 4) проблема оснований изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд; 5) проблема порядка изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд; 6) проблема определения выкупной цены земельного участка». См.: Кичко А.И. Принудительное прекращение права собственности на земельные участки: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2021.

остановимся на проблеме определения понятия государственных и муниципальных нужд.

С.Д. Афанасьева отмечает: «Закрепление основных ограничений изъятия земельных участков в публичных нуждах предопределило возникновение новой, до сих пор полностью не урегулированной проблемы: институт изъятия стал использоваться органами публичной власти в качестве почти универсального инструмента разрешения задач социальной и экономической эффективности. Наиболее яркими примерами, по ее мнению, стали использование права изъятия с целью удовлетворения нематериальных потребностей граждан и оптимизации исполнения международных обязательств, а также использование термина «экономическое развитие» в качестве обоснования легальности изъятия.

Существо рассматриваемой проблемы применительно к российскому законодательству раскрывает О.М. Козырь, отмечая, что Гражданский кодекс РФ не раскрывает понятие государственных или муниципальных нужд, не называет какие-либо конкретные основания для такого изъятия и даже не содержит указание на порядок определения публичных нужд, являющихся основанием для такого изъятия. «Этот пробел Гражданского кодекса в определенной мере восполняет Земельный кодекс, который в развитие правила п. 2 статьи 279 ГК о том, что органы, уполномоченные принимать решения об изъятии, порядок подготовки и принятия этих решений, определяются федеральным земельным законодательством, в пункте 1 статьи 49 установил, что изъятие возможно в исключительных случаях, связанных либо с выполнением международных обязательств Российской Федерации, либо с размещением определенных объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения таких объектов. Среди этих объектов ЗК РФ называет объекты использования атомной энергии, объекты обороны и безопасности, объекты транспорта, путей сообщения, информатики и связи федерального и регионального значения, объекты электро-, газо-, тепло- и водоснабжения муниципального значения. Перечень дополняется в подп. 3 статьи 49 ЗК иными обстоятельствами в случаях, установленных федеральными законами, а в ряде случаев — и законами субъектов Федерации, то есть исчерпывающим не является».

В связи с отсутствием в действующем ГК РФ понятия государственных (муниципальных) нужд в современной литературе предлагаются следующие определения.

Э.С. Бутаева делает вывод, что понятие государственных и муниципальных нужд как основания принудительного прекращения права собственности на земельный участок не следует ограничивать конкретными объектами, перечисленными в статье 49 ЗК РФ. По ее мнению, содержание данного понятия следует расширить за счет включения в него такого основания, как «изъятие земельного участка для развития, совершенствования транспортной и социальной инфраструктуры общественного использования». При этом, считает автор, изъятие земельного участка для государственных и муниципальных нужд не исключает возможность удовлетворения одновременно определенных частных интересов при использовании земельного участка, но частное использование изъятого земельного участка должно вести и к удовлетворению государственных или муниципальных нужд.

Л.Ю. Рамзаева формулирует следующее определение изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд: «Изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд — это прекращение права собственности у гражданина или юридического лица на земельный участок на основании решения федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления путем выкупа у собственника этого земельного участка за счет органа, для чьих нужд он изымается».

К.А. Зимин в своем исследовании, посвященном регулированию отношений, направленных на удовлетворение государственных и муниципальных нужд, приходит к выводу, что в силу разнообразия государственных и муниципальных нужд по своему объему, содержанию, времени и месту их возникновения «представляется неэффективной существующая практика законодательного определения названных нужд путем указания на закрытый перечень объектов или наличие международных обязательств». Ключевым фактором определения государственной или муниципальной нужды, по его мнению, должна стать сама процедура ее определения, позволяющая обеспечить реальное участие в этом процессе населения соответствующего публичного образования. При этом обязательным предварительным требованием для формирования государственной или муниципальной нужды должно быть условие о наличии финансовых или иных средств в соответствующих бюджетных или внебюджетных источниках. Необходимо закрепление указанного требования в нормах ГК РФ, регулирующих изъятие земельного участка для государственных и муниципальных нужд, поскольку в настоящее время такое условие не предусмотрено для удовлетворения нужд с использованием принудительных процедур.

Реализация обязательного требования о предварительном обеспечении финансирования удовлетворения государственных и муниципальных нужд за счет средств соответствующего бюджета или внебюджетных источников при изъятии земельного участка для государственных нужд, по мнению К.А. Зимина, означает, что такое изъятие будет правомерным, если исполнение решения об изъятии участка на момент его принятия было обеспечено средствами соответствующего бюджета или внебюджетных источников финансирования.

В литературе особо ставится и рассматривается вопрос о возможности использования самого понятия «государственные (муниципальные) нужды» и его соотношении с понятием «общественные (публичные) нужды».

По мнению Т.В. Дамбиевой, точное определение данного критерия имеет важное значение, так как размытые формулировки позволяют трактовать их в ущерб частным собственникам. Она иллюстрирует свою позицию следующим примером. Во Франции правомерность экспроприации была закреплена в статье 17 Декларации прав человека и гражданина 1789 г., определившей собственность как священное и неприкосновенное право, которое может быть отчуждено только в случае общественной необходимости (la necessite publique) за справедливое, предварительно уплаченное возмещение. Однако данный принцип был в последующей практике переформулирован и звучит в настоящее время как ссылка, обосновывающая принудительную экспроприацию не общественной необходимостью, а общественной полезностью (l’utilite publique). Замена в названном условии одного слова другим оказалась заменой концепции, а не терминологии. Экспроприация, производимая исходя из соображений полезности, а не необходимости, стала в руках государства гораздо более гибким инструментом политики экономического вмешательства.

Помимо этого, в российской юридической литературе рассматривается вопрос о необходимости замены в законодательстве термина «государственные и муниципальные нужды» термином «общественные нужды или цели». Так, Т.В. Дамбиева отмечает: ставить знак равенства между названными понятиями нельзя. В правовом государстве возможно совпадение содержания этих понятий, но нельзя исключать возможность злоупотребления правом со стороны государства, поскольку интересы общества могут идти вразрез с интересами аппарата государственной власти. В связи с этим возникает необходимость рассмотрения вопроса об уточнении критерия общеполезности и замены его на понятие «общественные нужды» .

Категорически возражает против использования (сохранения законодателем унаследованного от советских времен) термина «государственные и муниципальные нужды» Е.Л. Поветкина: «Для большинства наших граждан эта формулировка означает интересы государства и муниципалитета, которые, следует признать, в нашем сегодняшнем сознании отнюдь не равны тому, для реализации чего в действительности предназначен этот институт, — публичному интересу, интересу большого числа индивидуальных членов общества».

Существует и противоположная позиция, в соответствии с которой расширение перечня оснований принудительного прекращения права частной собственности на земельные участки способно причинить на практике только существенный вред охраняемым законом правам частных собственников. Как отмечают некоторые авторы, «можно законодательно классифицировать такие общественные нужды и регламентировать порядок принятия решений органами публичной власти при изъятии земельных участков соответственно в федеральную, субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность. Но в этом случае появится возможность изъятия земельных участков и в интересах частных лиц, например для строительства элитного многоквартирного дома или церкви. В любом случае уровень гарантий прав частных собственников будет подвергнут значительному снижению, что в нашем формирующемся правовом государстве недопустимо».

Е.Л. Сидорова полагает, что попытки внести коррективы в терминологию могут негативно сказаться на правах и интересах физических и юридических лиц, поскольку понятия «общественные нужды» и «общественное использование» имеют более широкое значение, нежели понятие «государственные и муниципальные нужды», в связи с чем такая замена неоправданна, тем более что понятие «государственные и муниципальные нужды» раскрыто путем перечисления в законе случаев-оснований, при которых возможно изъятие земельных участков.

Какие же выходы исходя из сложившейся в российском законодательстве ситуации предлагаются в научной литературе для определения государственных и муниципальных нужд?

Как считает Е.Б. Шмакова, даже самый совершенный нормативный акт не сможет зафиксировать все разнообразие публичных (общественных) нужд, которые зависят от специфики правоотношений. По мнению автора, оптимальным решением данной проблемы было бы использование судами индивидуального подхода к рассмотрению каждого конкретного дела, связанного с определенным видом изъятия собственности, и проведение тщательной судебной проверки наличия общественного интереса. Она также подчеркивает: «Суду необходимо в каждом конкретном случае проводить тщательный анализ наличия общественного (публичного) интереса, под которым следует понимать удовлетворение интересов неограниченного круга лиц или служение интересам большей части общества. При этом в силу конституционного принципа экономической и социальной сбалансированности следует признать возможным присутствие в частном интересе публичного интереса».

В той или иной степени суды уже используют соответствующий подход. Так, в Постановлении от 1 марта 2021 г. N Ф09-5723/11 по делу N А50-1764/2021 ФАС Уральского округа отметил: «Суд кассационной инстанции принимает во внимание необходимость соблюдения при рассмотрении спора баланса частных и публичных интересов, поскольку возведенная на спорном участке автодорога имеет стратегическое значение для социально-экономического развития Пермского края».

О.М. Козырь, в свою очередь, заключает, что перечень оснований изъятия земельных участков для публичных нужд следовало бы в качестве не исчерпывающего включить непосредственно в ГК РФ и дополнить его правилом, согласно которому дополнительные основания для изъятия могут устанавливаться лишь федеральным законом. По ее мнению, поскольку гарантии досрочного прекращения права собственности связаны с конституционными гарантиями права частной собственности, они должны быть едиными на всей территории Российской Федерации.

С.Д. Афанасьева считает, что оптимальным решением данной проблемы будет использование судом индивидуального подхода к рассмотрению каждого конкретного дела, связанного с определенным видом изъятия. При этом она задается вопросами, будет ли оправдано обоснование какого-либо законодательного исключения решением суда и кто может гарантировать, что такие исключения не будут инициироваться в угоду частным лицам или группе частных лиц. Кто поручится, что земельные участки не будут фактически отняты у законных собственников без какой-либо возможности их возврата? В конечном итоге, по ее мнению, выходом из сложившейся законодательной неопределенности является «разработка единого регулятивного нормативного акта, закрепляющего нормы о процедуре изъятия земельных участков, который непременно бы включал четкую стратегию разрешения такого рода ситуаций. При этом необходимо ужесточение законодательной процедуры изъятия с указанием в законе всех возможных ограничений и установлением исчерпывающего перечня законодательных исключений (возможно, даже с запретом исключений)».

Н.В. Макарчук приходит к выводу: сужать в настоящее время перечень оснований для принудительного изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд едва ли целесообразно; случаи необходимости принудительного отчуждения год от года увеличиваются, и институту изъятия предстоит еще большее развитие, а не сужение области его применения. Поэтому основания для применения принудительного отчуждения должны быть установлены в общих признаках. Обозначение отдельных случаев применения принудительного изъятия вместо указания общего правила, по ее мнению, весьма неудобно и допустимо лишь в крайнем случае, когда наука еще не выработала такое общее положение. В связи с этим требуется принятие федерального закона, устанавливающего дополнительные случаи не только принудительного изъятия земельных участков для государственных нужд, но и комплексного регулирования порядка и оснований такого изъятия.

А.П. Анисимов, А.Я. Рыженков, М.С. Сотникова полагают, что исходя из существующей теории и практики изъятия участков для муниципальных нужд необходима следующая научная классификация случаев, в которых возможно изъятие земельных участков:

« — изъятие земельных участков для муниципальных нужд по основаниям, прямо предусмотренным статьей 49 ЗК РФ;

изъятие земельных участков в случаях, предусмотренных федеральными законами (например, по договору о развитии застроенной территории);

изъятие земельных участков для размещения публичных объектов, возводимых в целях повышения международного престижа России».

К.П. Голованов также приходит к выводу, что необходим единый механизм правового регулирования отношений по изъятию земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Как следствие, требуются разработка и принятие специального федерального закона, регулирующего рассматриваемые отношения. В целях устранения пробелов и недостатков российского законодательства в такой федеральный закон, по его мнению, должно быть внесено следующее:

) понятие «изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд» в связи с отсутствием такового;

) понятие «государственные и муниципальные нужды»;

) нормы, где предусмотрены основания изъятия земельных участков для государственных нужд. К таковым основаниям могут быть отнесены: проведение крупномасштабных государственных мероприятий; проведение международных форумов с участием глав государств и др.

При этом он подчеркивает: формат и точное наименование мероприятий должны утверждаться постановлением Правительства РФ во взаимосвязи с категориями (например, международный форум и Международный форум глав государств или крупномасштабные государственные мероприятия и Зимние Олимпийские игры в г. Сочи и т.д.).

Крупномасштабные государственные мероприятия и международные форумы могут быть разделены на мероприятия по срокам подготовки:

от двух до четырех лет — мероприятия, требующие срочной подготовки (в этом случае может быть установлен специальный срок уведомления об изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд, т.е. за семь дней со дня принятия решения);

от четырех до восьми лет — мероприятия, не требующие срочной подготовки (в этом случае срок уведомления может быть увеличен).

Анализируя данную позицию, можно подчеркнуть: автор в качестве случаев для изъятия земельных участков, которые должны быть отражены в законе, рассматривает лишь проведение крупномасштабных массовых зрелищных или государственных мероприятий. Подытоживая, следует отметить, что безусловно необходимым в настоящее время является принятие или отдельного закона, посвященного изъятию земельных участков для государственных (муниципальных) нужд, или имплементация соответствующего раздела в специальный закон, посвященный приобретению государством имущества в собственность. Такой закон мог бы аккумулировать в себе положения не только об изъятии имущества для государственных (муниципальных) нужд, но и о реквизиции и национализации.

Представляется также, что подход, допускающий полную свободу судебного усмотрения при определении случаев изъятия земельных участков для государственных (муниципальных) нужд, неприемлем для российской действительности, поскольку отсутствие жесткого критерия на первоначальном этапе может повлечь возникновение большого количества судебных споров. В последующем, уже при их разрешении, слишком широкая свобода судейского усмотрения может повлечь судебные ошибки и злоупотребление правом.

В связи со сказанным представляются возможными два выхода. Первый — закрепление на федеральном уровне (т.е. непосредственно в ГК РФ) закрытого перечня оснований для изъятия земельных участков. Второй — закрепление в том же Кодексе нескольких критериев (принципов), использование которых позволило бы суду с достаточной определенностью решать вопрос о возможности отнесения того или иного случая к изъятию участка именно для государственных (муниципальных) нужд. При этом в специальном федеральном законе, посвященном такому изъятию, следовало бы привести примерный перечень случаев, соответствующих тому или иному критерию, а также порядок осуществления такого изъятия на основании данного критерия.

Поскольку при использовании первого подхода детально отразить все случаи возможного изъятия земельных участков для государственных (муниципальных) нужд на длительный период вряд ли возможно, более практически осуществимым представляется использование второго подхода, предоставляющего возможности для судейского усмотрения, но в строго установленных пределах.

Полезным, при совершенствовании российского законодательства может стать законодательный опыт Республики Казахстан. В статье 62 Закона Республики Казахстан от 1 марта 2021 г. N 413-IV «О государственном имуществе» (гл. 6 разд. 2) закреплены основные принципы осуществления принудительного отчуждения земельного участка или иного недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка для государственных нужд. Так, принудительное отчуждение земельного участка или иного недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка для государственных нужд является исключительным случаем отчуждения имущества, находящегося в собственности физических и негосударственных юридических лиц, и может быть осуществлено только при невозможности использования всех иных возможных случаев отчуждения имущества, предусмотренных Гражданским кодексом и законами Республики Казахстан. Не допускается принудительное отчуждение земельного участка или иного недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка для государственных нужд при наличии иного (альтернативного) способа удовлетворения государственных нужд. Не может быть признано изъятием для государственных нужд любое изъятие имущества, преследующее коммерческие цели негосударственных юридических лиц и цели удовлетворения негосударственных интересов, либо иное изъятие имущества, не вытекающее из целей осуществления государственных функций и не преследующее общественно значимые цели. В этих случаях отчуждение имущества допускается по соглашению между его собственником и лицом, преследующим коммерческие цели, на основании договора купли-продажи имущества между ними. Наконец, принудительное отчуждение земельного участка или иного недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка для государственных нужд допускается только в том объеме, в каком это необходимо для удовлетворения государственных нужд.

Представляется, эти принципы имеют важное значение и могут быть отражены и в российском законодательстве.

.2 Порядок и условия изъятия земель для государственных и муниципальных нужд

Изъятие земель для государственных и муниципальных нужд, являясь самостоятельным основанием для прекращения отношений различных прав на землю, в том числе права собственности, права аренды, основано на комплексном межотраслевом правовом регулировании — помимо базовых норм ЗК РФ.

Земельным кодексом Российской Федерации закрепляется положение, согласно которому изъятие земельного участка, в том числе путем выкупа, допускается только в исключительных случаях и только для государственных и муниципальных нужд.

Изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных:

с выполнением международных обязательств Российской Федерации;

с размещением объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов;

с иными обстоятельствами в установленных федеральными законами случаях, а применительно к изъятию, в том числе путем выкупа земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, в случаях, установленных законами субъектов Российской Федерации.

Наибольший интерес представляют два последних случая изъятия. Рассмотрим их. Что касается изъятия, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд в случае размещения объектов государственного или муниципального значения, то во избежание расширительного толкования в данном случае Земельный кодекс Российской Федерации устанавливает исчерпывающий перечень таких объектов. Обязательным и неотъемлемым условием размещения таких объектов является отсутствие других вариантов возможного размещения. «При этом следует учитывать характер, функциональную направленность и размер объекта, для которого производится изъятие земельного участка, наличие свободного земельного фонда, категорию земель, из которых производится изъятие, кадастровую оценку участка, местоположение и другие заслуживающие внимания обстоятельства».

Еще одно условие изъятия устанавливает Градостроительный кодекс ГрК РФ не допускается принятие органами государственной власти и органами местного самоуправления решений об изъятии, в том числе путем выкупа, земельного участка для государственных или муниципальных нужд при отсутствии документов территориального планирования, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Однако само наличие документов территориального планирования не является основанием для изъятия земель, так как и в этом случае орган, принимающий решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, обязан доказать отсутствие возможных вариантов размещения предполагаемого объекта, кроме как на конкретном земельном участке.

Этот вывод подтверждается и судебной практикой.

Так, Федеральным арбитражным судом Центрального округа была рассмотрена кассационная жалоба на решение от 26 мая 2005 года и Постановление апелляционной инстанции от 27 июля 2005 года Арбитражного суда Рязанской области по делу о признании недействительным Постановления губернатора Рязанской области от 28 декабря 2004 года N 645-ПГ «Об изъятии земельного участка для государственных нужд Рязанской области» [8] Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее также — АПК РФ) обязанность доказывания законности принятого оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, принявший соответствующий акт. Поскольку доказательств необходимости строительства объектов для нужд Рязанской области в соответствии с генеральным планом, правилами землепользования и застройки, а также отсутствия других вариантов размещения не представлено, суд обоснованно признал ненормативный акт государственного органа недействительным. Суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения.

Изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд может осуществляться в связи с так называемыми иными обстоятельствами в установленных законами случаях, а применительно к изъятию земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, — в случаях, установленных законами субъектов Российской Федерации.

Что это за иные обстоятельства, установленные отдельными федеральными законами? Анализ существующего законодательства позволяет назвать 4 дополнительных случая изъятия земельных участков у частных собственников:

) в соответствии с Федеральным законом от 1 декабря 2007 года N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2021 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в период с 1 января 2008 года до 1 января 2021 года на территории Краснодарского края допускаются изъятие земельных участков и (или) расположенных на них иных объектов недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд в целях размещения олимпийских объектов;

) Жилищный кодекс Российской Федерации устанавливает, что признание в установленном Правительством Российской Федерации порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу является основанием предъявления органом, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе в разумный срок. При этом, если собственники в установленный законом срок не осуществили снос указанного дома, земельный участок, на котором расположен дом, подлежит изъятию для муниципальных нужд и, соответственно, подлежит изъятию каждое жилое помещение в указанном доме, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию;

) Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» признает, что объявление природных комплексов и объектов памятниками природы, а также территорий, занятых ими, территориями памятников природы допускается с изъятием занимаемых ими земельных участков у собственников, владельцев и пользователей этих участков;

) статья 25.1 Закона Российской Федерации «О недрах» предусматривает, что земельные участки, необходимые для проведения работ, связанных с геологическим изучением и использованием недр, временно или постоянно могут отчуждаться для государственных нужд с возмещением собственникам указанных земельных участков их стоимости в соответствии с земельным законодательством.

Анализ подпункта 3 пункта 1 статьи 49 ), при которых возможно изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд, исключительно в отношении земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации либо в муниципальной собственности. Таким образом, дополнительные случаи изъятия земельного участка, находящегося в частной собственности, могут быть установлены исключительно федеральными законами, что является дополнительной гарантией соблюдения интересов частного собственника при изъятии земель для государственных или муниципальных нужд.

Можно привести пример, когда органы государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливают такие иные обстоятельства.

Так, Закон Кемеровской области от 18 июля 2002 года N 56-ОЗ «О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области» устанавливает, что изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для нужд Кемеровской области или муниципальных нужд из земель, находящихся в собственности Кемеровской области или муниципальной собственности, помимо случаев, предусмотренных федеральным законодательством, осуществляется в случае необходимости предоставления земельного участка для разработки месторождений полезных ископаемых.

Сама процедура изъятия земельного участка регулируется гражданским законодательством. В соответствии со статьей 279 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», которое разъясняло это противоречие и указывало на то, что и органы местного самоуправления имеют право принимать решения об изъятии земельных участков. В настоящее время это противоречие устранено.

Итак, после того, как принято решение об изъятии определенного земельного участка, собственник такого земельного участка должен быть не позднее чем за год до предстоящего изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп земельного участка до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника.

Уведомление о предстоящем изъятии следует отличать от уведомления о государственной регистрации этого акта. В соответствии с пунктом 4 статьи 279 ГК РФ решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок. Собственник участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты.

Представляют интерес вопросы:

) с какого момента права собственника земельного участка, подлежащего изъятию, ограничиваются;

) с какого момента собственник несет риск отнесения на него при определении выкупной цены земельного участка (ст. 281 ГК РФ) затрат и убытков, связанных с новым строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке: с момента письменного уведомления собственника земельного участка о принятии решения об изъятии этого земельного участка или с момента государственной регистрации такого решения?

При ответе на эти вопросы мы сталкиваемся с противоречиями гражданского и земельного законодательства. Так, в соответствии со статьей 280 ЗК РФ в случае осуществления собственником земельного участка, землепользователем, землевладельцем, арендатором земельного участка строительства на земельном участке или иного его улучшения после информирования о возможном изъятии, в том числе путем выкупа, земельного участка для государственных или муниципальных нужд собственник земельного участка, землепользователь, землевладелец, арендатор земельного участка несут риск отнесения на них затрат и убытков, связанных со строительством на земельном участке или с иным его улучшением. Другими словами, права собственника ограничиваются с момента извещения его о предстоящем изъятии.

Это противоречие толкуют по-разному. Одни считают, что начало течения сроков связано именно с направлением уведомления о предстоящем изъятии. Уведомление о государственной регистрации может иметь правовое значение для исчисления срока, закрепленного статьей 198 АПК РФ «Право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативных правовых актов недействительными, решений и действий (бездействия) незаконными», в случае если достоверно установлено, что оно получено землепользователем, а также содержит сведения о реквизитах и содержании акта об изъятии.

Рефераты:  Антиплагиат курсовой: как повысить до 90% - советы

Другие же, напротив, считают, что «без государственной регистрации решения об изъятии участка фактически отсутствует юридический акт признания и подтверждения государством соответствующего ограничения (обременения) земельного участка и, следовательно, у собственника отсутствуют достаточные правовые основания для прекращения капитальных вложений в свой участок. Кроме того, получив уведомление о принятом решении об изъятии, собственник земельного участка не может быть уверен в том, что данное решение будет представлено органом, его принявшим, на государственную регистрацию или что в осуществлении последней не будет отказано на законном основании. В связи с этим ограничение прав собственника по использованию земельного участка может оказаться преждевременным».

Учитывая эти противоречия, можно говорить о неразрешимой без вмешательства законодателя коллизии, которая может привести к серьезным проблемам на практике.

После регистрации решения об изъятии земельного участка заключается соглашение с собственником или обладателем иного права на земельный участок, подлежащий изъятию. В случае отказа собственника от заключения соглашения орган государственной власти (орган местного самоуправления) обращается в суд с иском об изъятии земельного участка. Так или иначе, изъятие земельного участка заканчивается государственной регистрацией перехода права собственности, прекращения права постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения, аренды соответствующего земельного участка.

Подводя итог изложенному, необходимо заострить внимание на следующих основных вопросах:

) изъятие земель для государственных и муниципальных нужд основано на комплексном межотраслевом правовом регулировании;

) легальное определение понятия «государственные и муниципальные нужды» в сфере изъятия земель отсутствует. Правовая наука указывает, что в основе этого определения лежит критерий «социальной необходимости», «общественных интересов», «общественной необходимости»;

) изъятие земель для государственных и муниципальных нужд осуществляется только в исключительных случаях, перечень которых предусмотрен в статье 49 Земельного кодекса Российской Федерации;

) изъятие земель для государственных и муниципальных нужд допускается только при наличии документов территориального планирования, за исключением случаев, предусмотренных существующим законодательством. Однако сами по себе документы территориального планирования не являются основанием для изъятия земель, что подтверждается судебной практикой;

) органы государственной власти субъектов Российской Федерации в отношении земель, находящихся в их собственности, в собственности муниципальных образований, могут устанавливать иные случаи изъятия, не предусмотренные статьей 49 Земельного кодекса Российской Федерации;

) процедура изъятия земель для государственных и муниципальных нужд регулируется гражданским законодательством;

) необходимо разрешить законодательную коллизию по вопросу определения момента ограничения прав собственника земельного участка, подлежащего изъятию.

.3 Гарантии прав собственников земельных участков

Положения статьи ЗК РФ (возмещение убытков).

Подпункт 1 п. 1 ст. 63 ГК РФ, согласно которой по соглашению с собственником ему может быть предоставлен взамен участка, изымаемого для государственных или муниципальных нужд, другой земельный участок с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Подпункт 2 п. 1 ст. 63 ГК РФ («и находящегося на нем недвижимого имущества».

Оба абзаца п. 2 ст. 63 ГК РФ с учетом специфики земельного участка.

Неотъемлемой частью рассматриваемого института является и норма п. 4 ст. 279 ГК РФ, согласно которой решение федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок. Собственник земельного участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты. Приведенное положение является своего рода дополнительной гарантией прав на землю.

Пункт 3 ст. 63 ГК РФ) затрат и убытков, связанных с новым строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке в указанный период).

Наконец, необходимо еще указать на непосредственную связь между подп. 3 п. 1 Закона об оценочной деятельности:

под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, то есть когда:

одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение;

стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах;

объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки;

цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было;

платеж за объект оценки выражен в денежной форме.

Для целей возмещения рыночной стоимости земельного участка независимые оценщики (а также эксперты в случае проведения судебной экспертизы оценки недвижимого имущества) также основываются на распоряжении Минимущества РФ от 6 марта 2002 г. N 568-р «Об утверждении методических рекомендаций по определению рыночной стоимости земельных участков».

Причина споров между исполнительными органами государственной власти (органами местного самоуправления) и собственниками кроется в методе расчета рыночной стоимости и, как следствие, разнице (в десятки раз) между действительной рыночной стоимостью и стоимостью, которую считают рыночной публичные образования.

Одной из самых серьезных гарантий прав собственников, землепользователей, землевладельцев или арендаторов земельного участка при его резервировании и возможном изъятии для государственных и муниципальных нужд, по мысли федерального законодателя, должна была являться ссылка публичного субъекта на документы территориального планирования.

Ведь ни предварительное и равноценное возмещение стоимости земельного участка, ни предоставление нового земельного участка взамен изымаемого, ни включение всех необходимых затрат на спокойное использование земли в выкупную цену, ни льготный срок, предшествующий изъятию земельного участка, в сущности, не могут вернуть ущемленному собственнику главного — самой земли как основы его жизни и деятельности и как средства производства, как имущества, наконец.

В связи с вышеизложенным крайне важным являлся механизм реализации нормы, изложенной в ст. 49 Земельного кодекса Российской Федерации, и резервирование) земельных участков возможно лишь в нескольких случаях:

) в связи с выполнением международных обязательств Российской Федерации;

) в связи с размещением особо важных объектов, при исключительности случая их размещения и невозможности иного решения задачи, без ущемления обладателей прав на землю;

) в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами и законами субъектов РФ.

Особую сложность на практике представляет доказывание исключительности случая принудительного изъятия (и резервирования) земельных участков для государственных нужд и невозможности иного размещения, указанного в ч. 2 ст. 49 ЗК РФ, объекта.

Представляется, что законность резервирования земельных участков для размещения объектов, перечисленных в ст. 49 .

Вместе с тем судебная практика, практика высших судебных инстанций исходят из той точки зрения, что именно на государственный орган возложено бремя доказывания необходимости изъятия земли и отсутствия иных вариантов размещения объекта. Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в Определении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), обоснованно удовлетворил заявленные требования. ВАС РФ, в свою очередь, исходя из вышеизложенного, отказал в передаче дела в Президиум Суда для рассмотрения по существу.

Можно утверждать, что судебная практика достаточно определенно придерживается указанной позиции в вопросе о том, на кого возлагается бремя доказывания обоснованности изъятия земельного участка.

Еще в 2005 г. Федеральный арбитражный суд Центрального округа в своем Постановлении указал, что принудительное изъятие земельного участка для размещения объектов государственного или муниципального значения допускается только при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов.

При этом в этом же судебном акте указано, что в силу ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания законности принятого оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, принявший соответствующий акт.

Поскольку доказательств необходимости строительства объектов для нужд Рязанской области в соответствии с генеральным планом, правилами землепользования и застройки, а также отсутствия других вариантов размещения этих объектов не представлено, то суд обоснованно в силу требований ст. 13 ГК РФ признал ненормативный акт государственного органа недействительным.

Согласно п. 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 22.07.2008 N 561 «О некоторых вопросах, связанных с резервированием земель для государственных или муниципальных нужд» (в дальнейшем — Положение о резервировании) решение о резервировании земель принимается на основании документов территориального планирования.

С 1 января 2021 г. в силу вступил запрет на принятие органами государственной власти, органами местного самоуправления решений о резервировании земель, об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, о переводе земель из одной категории в другую, подготовке документации по планировке территории при отсутствии документов территориального планирования, а также на предоставление земельных участков для строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при отсутствии правил землепользования и застройки (ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации»).

Общественность имеет возможность участвовать в обсуждении указанных документов.

Следовательно, при ссылке на данные документы публичный интерес действительно выступает как общественный в подлинном понимании.

Законодатель в Положении о резервировании предусмотрел и такую гарантию, как возможность ознакомления заинтересованных лиц со схемой резервируемых земель, перечнем кадастровых номеров земельных участков, которые полностью или частично расположены в границах резервируемых земель, а также опубликование сообщения о резервировании в СМИ.

Согласно частям 7 Градостроительного кодекса Российской Федерации, уполномоченные федеральный орган исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления обязаны обеспечить доступ к проектам документов территориального планирования Российской Федерации, документов территориального планирования субъектов Российской Федерации, документов территориального планирования муниципальных образований и материалам по обоснованию таких проектов в информационной системе территориального планирования с использованием официального сайта в сети Интернет, определенного федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление контроля за соблюдением порядка ведения информационной системы территориального планирования, не менее чем за три месяца до их утверждения. Уполномоченные федеральный орган исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления уведомляют в электронной форме и (или) посредством почтового отправления органы государственной власти и органы местного самоуправления об обеспечении доступа к проектам документов территориального планирования Российской Федерации, документов территориального планирования субъектов Российской Федерации, документов территориального планирования муниципальных образований и материалам по обоснованию таких проектов в информационной системе территориального планирования в трехдневный срок со дня обеспечения данного доступа.

Указанные законоположения необходимо однозначно признать позитивными. Однако на практике в настоящее время возникают ряд проблем в процессе принятия документов территориального планирования, и гарантии прав обладателей земельных участков соблюдаются не в полной мере.

Это вызвано несколькими причинами.

Во-первых, действительно, при утверждении документов территориального планирования в обязательном порядке проводятся публичные слушания, а заинтересованные лица имеют возможность направить свои замечания уполномоченному органу государственной власти или органу местного самоуправления для включения в протокол публичных слушаний. Однако на практике включением в протокол публичных слушаний вышеуказанных замечаний публичный субъект и ограничивается. Как правило, властным субъектом готовится решение с указанием на то, что предложения заинтересованных лиц учтены. Таким образом, требования законодательства, и в частности ч. 3 ст. 24 Градостроительного кодекса Российской Федерации, выполняются лишь формально.

Проведение публичных слушаний и учет мнения населения при принятии документов территориального планирования и основного документа территориального планирования — Генерального плана поселения — зачастую носят формальный характер, не способствуют реализации законных прав и интересов правообладателей земельных участков в границах поселения.

Разумеется, законодателем предусмотрены нормы гарантии, согласно которым документы территориального планирования могут быть оспорены заинтересованными лицами в судебном порядке в случае, если их права нарушаются или могут быть нарушены вышеуказанными документами. Так, например, такая норма содержится в ч. 15 ст. 24 Градостроительного кодекса Российской Федерации, применительно к генеральному плану поселения, городского округа.

Однако сам проект документа территориального планирования не может быть оспорен в судебном порядке, т.к. это противоречило бы основным началам процессуального законодательства, и такое положение необходимо, видимо, признать правильным, вместе с тем в момент, когда такой проект становится нормативно-правовым актом и его можно оспорить в суде, права природопользователя вполне могут быть ущемлены.

Таким образом, создается странная ситуация. С одной стороны, обладатель земельного участка заранее знает, что готовится документ, который, по его мнению, будет его законные права и интересы ущемлять.

Такой ущемленный природопользователь уведомляет публичного субъекта о недопустимости такой ситуации, путем направления соответствующих замечаний в рамках процедуры публичных слушаний.

Обладатель прав на землю, с одной стороны, уверен, что его замечания будут приобщены к проекту генерального плана, поскольку согласно, например, ч. 12 ст. 25 Градостроительного кодекса Российской Федерации протоколы публичных слушаний по проекту генерального плана, заключение о результатах таких публичных слушаний являются обязательным приложением к проекту генерального плана, направляемому главой местной администрации поселения, главой местной администрации городского округа соответственно в представительный орган местного самоуправления поселения, представительный орган местного самоуправления городского округа.

С другой стороны, лицо, направившее замечания, совсем не может быть уверено, что оно будет услышано публичным субъектом. Более того, на практике сегодня, особенно в условиях той спешки, в которой принимаются документы территориального планирования, оно может быть уверено в обратном.

Такое положение вещей делает учет мнения населения при принятии документов территориального планирования во многом институтом декларативным и должно быть изменено.

Во-вторых, хотя законодателем предусмотрена возможность обращения заинтересованных физических и юридических лиц к публичному субъекту с предложениями о внесении изменений в документы территориального планирования, однако изменения принимаются согласно той же процедуре, что была описана выше, и следовательно, права собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земли по-прежнему не гарантированы должным образом. Более того, например, ряд положений Градостроительного кодекса ГрК).

Решением указанной проблемы было бы внесение в законодательство изменений, согласно которым предложения, высказанные на публичных слушаниях по проектам документов территориального планирования, в обязательном порядке должны быть учтены путем мотивированного принятия либо мотивированного отклонения публичным субъектом, в форме ненормативного акта, который можно было бы обжаловать в трехмесячный срок со дня, когда данные предложения приняты либо отклонены, по действующим правилам процессуального законодательства.

Это позволило бы в рамках производства об обжаловании ненормативных актов приостанавливать процедуру рассмотрения проектов документов территориального планирования, предотвратило бы возможные нарушения прав природопользователей, гарантировало бы их права в дальнейшем, при резервировании и изъятии земельных участков для государственных нужд.

ГЛАВА 2. ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО НАЗНАЧЕНИЯ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ЗАКАЗНИКА (ООПТ «Карпово»)

.1 Принятие решения об изъятии (выкупе) земельного участка для государственных и муниципальных нужд для создания «Карпово»

В данной выпускной квалификационной работе рассматривается изъятие земель для государственных и муниципальных нужд в целях создания государственного природного заказника «Карпово» на территории деревни Карпово Югского сельского поселения Череповецкого муниципального района.

Природно-экономическая характеристика территории расположения объекта.

Череповецкий район является муниципальным образованием Вологодской области (рисунок 1).

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 1 — Расположение Череповецкого муниципального района

Район располагается в юго-западной части региона, соседствует с Кадуйским, Устюженским, Белозерским, Кирилловским, Шекснинским районами, граничит с Тверской и Ярославской областями. Климат Череповецкого района Вологодской области определяются как умеренно-континентальный с умеренно теплым летом, холодной зимой и неустойчивым режимом погоды.

Общие сведения о районе представлены в таблице 1

Таблица 1 — Общие сведения о Череповецком муниципальном районе

У Череповецкого муниципального района есть свой герб и флаг (рисунок 2)

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 2 — Герб и флаг Череповецкого района муниципального района

В Череповецком районе расположены крупнейшие индустриальные предприятия Северо-Запада, также имеются и весьма привлекательные места для отдыха и охоты. Немалую часть района занимает Рыбинское водохранилище, которое местные жители иногда называют даже морем, которое существенно повлияло на разнообразие животного мира окружающих мест.

Охотничьи угодья района, несмотря на соседство предприятий-гигантов, считаются довольно чистыми в экологическом смысле и богатыми птицей и зверем. Например, поголовье лосей в местных таежных окрестностях — одно из самых высоких в области.

По территории района проходит Волго-Балтийский водный путь, на юге его размещается Дарвинский заповедник. Центром района является город Череповец (порт на реке Шексне, входящей в систему Волго-Балтийского водного пути).

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 3 — Административное деление района

Районный центр Череповецкого района — город Череповец, расположен при впадении реки Ягорбы в реку Шексну (левый приток Волги), недалеко от Рыбинского водохранилища. Расстояние от Череповца до областного центра составляет 126 км.

С 2021 года в состав муниципального района входят четыре сельских поселения, представленных на рисунке 3.

Границы Череповецкого района определяются законом Вологодской области от 6 декабря 2004 года № 1129-ОЗ с последующими изменениями.

января 2006 года в составе района было создано 21 сельское поселение. Укрупнение сельских поселений производилось 8 апреля 2009 года и 30 мая 2021 года. На 14 июня 2021 года в состав района входит 15 сельских поселений.

Местоположение и краткая характеристика Югского сельского поселения Череповецкого муниципального района

Муниципальное образование Югское — сельское поселение в составе Череповецкого района Вологодской области. Центр — деревня Новое Домозерово.

Поселение образовано 12 октября 2009 года в соответствии с Федеральным законом № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

В настоящее время площадь Югского сельского поселения составляет 188 км². В состав сельского поселения входит 125 населённых пунктов.

Численность населения Югского сельского поселения на 2021 г. составила 4083 человек.

Югское сельское поселение расположено в юго-восточной части Череповецкого муниципального района Вологодской области. Оно граничит:

на севере с Ирдоматским сельским поселением (граница проходит по реке Шексне) и городским округом Череповец,

на западе с Рыбинским водохранилищем, Мяксинским и Щетинским сельскими поселениями,

на юге и юго-востоке с Ярославской областью,

на востоке с Фоминским, Любомировским, Юроченским, Железнодорожным и Нифантовским сельскими поселениями Шекснинского района (рисунок 3).

По территории поселения проходит автодорога Р104 Сергиев Посад — Череповец, протекают реки Малый Южок, Сурковка, Большой Юг, Мачевка, Даравка, Сарка, Мыдьевка, Мусорка, Меледка, Масловка, Ишмик, Талица, Пурновка, Ягорба, Маткома, Узкая Маткома.

Связь деревни Новое Домозерово — административного центра поселения с районным центром г. Череповец расположенным на расстоянии 25 км, осуществляется путем автобусного сообщения.

Основные предприятия: ООО «Авангард» занимается рыболовством, производственный кооператив «Батран» — молочно-мясным животноводством и выращиванием льна, колхоз «Южок» — выращиванием зерновых и зернобобовых и разведением крупного рогатого скота, 2 предприятия производят хлеб и хлебобулочные изделия. Работают магазины продовольственных и промышленных товаров, 2 кафе и ресторан.

В деревнях Новое Домозерово, Починок, Воскресенское, Батран, Сурково, Шалимово, Архангельское расположены почтовые отделения. На территории сельского работают 2 АТС, действует сотовая связь.

Местоположение и характеристика заказника «Карпово».

Особо охраняемая природная территория областного значения комплексный (ландшафтный) государственный природный заказник «Карпово» располагается в 200 метрах к югу от деревни Карпово Череповецкий района, Вологодской области (Рисунок 4). Подробное описание границ и координаты поворотных точек границ заказника представлены в Приложении 4. Общая площадь данной ООПТ составляет 147,5 га.

Государственный природный заказник расположен на склоне холмистой моренной гряды, находящейся в пределах Пришекснинского ландшафтного района . Рельеф — озерно-ледниковая холмистая равнина.

Основу ООПТ составляет лесной массив с расположенной в нем лыжной трассой. Средний возраст древостоя — 60 лет. Преобладающий тип леса — ельники кисличники. Жизненное и санитарное состояние лесных насаждений оценивается как хорошее.

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 4 — План-схема комплексного государственного природного заказника областного значения «Карпово».

Территория государственного природного заказника является объектом рекреационного использования и в соответствии с картой территориального планирования Вологодской области зоной с особыми условиями использования территории (рисунок 5).

Особую привлекательность территории придает ее расположение в излучине реки Большой Юг, что создает возможности для развития регионального туризма, спорта и отдыха.

Долина ручья без названия, пересекающего ООПТ с востока на запад и впадающего в реку Большой Юг, образована пологими и крутыми склонами.

Глубина вреза долины ручья достигает 30 м, что создает благоприятные естественные условия для организации лыжных трасс и спусков. Объект посещается туристами, любителями зимних видов спорта.

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 5 — Схема территориального планирования Вологодской области

Целью создания данной ООПТ является — сохранение природных комплексов и экосистем в излучине реки Большой Юг в условиях регламентированной рекреационной нагрузки, охрана редких видов растений и грибов, животных.

Общая же процедура изъятия у частного собственника земельного участка путем выкупа осуществляется следующим образом. Во-первых, принимается решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Такое право принадлежит федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъекта РФ и органам местного самоуправления. При этом конкретные федеральные органы и органы исполнительной власти субъектов РФ, а также органы местного самоуправления, которые уполномочены принимать решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, должны быть определены федеральным земельным законодательством. Но нормы ЗК РФ не содержат такого перечня — и это явный пробел действующего законодательства. Равным образом не определена законодательно и общая процедура (порядок) подготовки и принятия решений об изъятии путем выкупа.

Собственник земельного участка должен быть не позднее, чем за год до предстоящего изъятия земельного участка письменно уведомлен об этом органом публичной власти, принявшим решение об изъятии. Выкуп земельного участка до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника. Данное положение, безусловно, следует расценивать как гарантию защиты права частной собственности от противоправных ограничений — собственнику должно быть предоставлено достаточное время, чтобы «подготовиться» к лишению его имущества.

Наконец, решение федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок (в настоящее время это Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии). Собственник земельного участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты. С момента регистрации право частной собственности на землю прекращается. Применительно к природным ресурсам (которые могут находиться в частной собственности) применяются похожие механизмы защиты от противоправных ограничений (поскольку, как уже было отмечено ранее, допускается возникновение права частной собственности только в отношении распространенных, связанных с землей объектов — песок, гравий, пруд). Отделенные же от земли, они становятся объектами гражданского оборота как объекты движимого имущества, и каких-либо специальных механизмов защиты права частной собственности на эти объекты не возникает.

Наличие признанных индивидуальных интересов, порождающих необходимость ограничений в целях соблюдения прав других частных собственников, приводит в действие, как уже отмечалось, целый ряд гражданско-правовых институтов, поскольку их предназначение заключается в том, чтобы конкретные ограничения права частной собственности позволяли соблюсти интересы третьего лица: исполнение гражданско-правовых обязательств, например, может быть обеспечено с помощью института залога, члены семьи собственника жилого помещения имеют определенные права, не являясь частными собственниками той недвижимости, которую они используют для проживания и т.п., т.е. в целом выстраивается баланс интересов разных субъектов частного права.

Так, очевидно, что государство заинтересовано в стабильном гражданском обороте, именно на этой основе нормы ГК ГК РФ называет такие (совпадающие) условия: во-первых, сумма неисполненного обязательства составляет менее чем 5% от размера стоимости заложенного имущества по договору о залоге, и, во-вторых, период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца. При этом и должник, и являющийся третьим лицом залогодатель вправе прекратить в любое время до реализации предмета залога обращение на него взыскания и его реализацию, исполнив обеспеченное залогом обязательство или ту его часть, исполнение которой просрочено. Соглашение, ограничивающее это право, ничтожно.

Определенные гарантии прав частного собственника содержит и порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Так, взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда в случаях, если предметом залога является жилое помещение, принадлежащее на праве собственности физическому лицу, или имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества и т.п. А если сумма, вырученная при реализации заложенного имущества, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, разница возвращается частному собственнику, предоставившему имущество в залог.

Таким же образом урегулированы и иные гражданско-правовые институты, допускающие ограничения права частной собственности в индивидуальных интересах третьих лиц. Очевидно, что в целях сохранения баланса индивидуальных интересов законодательство (в этом случае прежде всего гражданское) содержит специальные механизмы, позволяющие гарантировать защиту права частной собственности от противоправных ограничений со стороны третьих лиц. Детально действие данных механизмов не изучается в настоящем исследовании, поскольку относится к предмету отрасли гражданского права, но, в общем, следует отметить, что законодатель в каждом конкретном случае соотносит общественную значимость интересов сторон и принимает решение в пользу того или другого индивидуального интереса.

Ограничения права частной собственности, возникающие в силу признания общественного (совпадающего с публичным) интереса, как правило, проявляются в установлении тех или иных административных требований к собственникам. И за соответствующие нарушения устанавливаются меры административной ответственности. Юридический механизм защиты права частной собственности от противоправных ограничений в этом случае находит свое выражение в том, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, и это лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в надлежащем порядке. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением отдельных случаев (а именно: случаев совершения правонарушений в сфере благоустройства территории, или совершения их с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи). Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица. Кроме того, закон, смягчающий или отменяющий ответственность за правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего правонарушение, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило правонарушение до вступления такого закона в силу, и наоборот, закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Наконец, существенно (в десятки раз) различаются меры ответственности, применяемые к гражданам, должностным лицам и юридическим лицам. Так, несоблюдение экологических требований при территориальном планировании, градостроительном зонировании, планировке территории, архитектурно-строительном проектировании, строительстве, капитальном ремонте, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации, выводе из эксплуатации зданий, строений, сооружений и иных объектов капитального строительства может повлечь наложение административного штрафа.

Общие ограничения права частной собственности, заключающиеся в позитивных требованиях о бремени содержания частной собственности и об использовании ее разумно и добросовестно, не имеют прямых форм защиты от противоправных ограничений, за исключением тех случаев, когда результатом их неисполнения становится причинение вреда третьим лицам, но в этом случае вступают в действие иные механизмы, связанные с наличием иных оснований ограничения права собственности: так, бесхозяйное содержание жилого помещения может привести к тому, что оно будет изъято у собственника и продано с публичных торгов. Собственно, весьма сложно представить и ситуацию, в которой данное общее ограничение станет чрезмерным. Нормы законодательства, как показывает практика, не основываются напрямую на изложенных принципах, и в действующих правовых актах не содержится запретов на отказ от соблюдения названных принципов: можно избавиться от собственности, уничтожить ее (с учетом указанных ограничений), можно «забыть» о ее существовании. Даже такие конституционно значимые объекты собственности, как земля и природные ресурсы (находящиеся в частной собственности), могут годами содержаться в «бесхозяйном» состоянии, и, несмотря на то что в данном случае как раз существуют определенные нормы, требующие от собственника надлежащего обращения с данным особо ценным имуществом, на практике какие-либо санкции за невыполнение этих требований не применяются.

Таким образом, представляется доказанным, что в целом конституционно-правовые процедуры ограничения права частной собственности соразмерны, адекватны тем целям, ради которых они вводятся. Поскольку их действие непосредственно связано с реализацией конституционного права человека на собственность, каждое из них содержит пределы реализации, позволяющие лицу, право частной собственности которого ограничивается, защищать свои интересы и отстаивать свои права в случае их нарушения. И применение любой из форм защиты права собственности от противоправных ограничений санкционировано государством и реализуется при необходимости с участием органов публичной власти государства.

.2 Основания прекращения права на земли сельскохозяйственного назначения

Согласно ст. 44 ГК РФ).

Порядок и основания принудительного прекращения прав на земельные участки сельскохозяйственного назначения регулируются Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»

но из ст. 44 Закона об обороте. К их числу можно отнести правила о сроке освоения земельного участка, обязательности применения мер административного наказания, сроках проведения торгов по продаже участка и условий его приобретения в государственную или муниципальную собственность.

Юридическая природа изъятия земельного участка при его неиспользовании или ненадлежащем использовании определялась в литературе как мера юридической ответственности за нарушение земельного законодательства. В судебной практике со ссылкой на ст. 286 ЗК РФ о предупреждении лиц, не являющихся собственниками земельного участка, об изъятии участка в случае неустранения нарушений его использования.

Права собственности на земельный участок могут быть принудительно прекращены на основании ст. 284 ЗК РФ принудительное прекращение прав на земельный участок не освобождает от обязанности по возмещению вреда, причиненного земельным правонарушением.

Само по себе прекращение права собственности и иных вещных прав на земельный участок можно рассматривать как меру ответственности, которая носит специфический характер и не связана с совершением правонарушения, т.е. не относится к мерам уголовной, административной, дисциплинарной и гражданско-правовой ответственности.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» внимание судов обращается на следующее.

Гражданско-правовая (имущественная) ответственность за вред, причиненный окружающей среде, может возникать в результате нарушения договора в сфере природопользования (например, договора аренды лесного участка), а также в результате внедоговорного (деликтного) причинения вреда. Закон Закона N 7-ФЗ граждане имеют право на предъявление исков о возмещении вреда, причиненного окружающей среде и ее компонентам, независимо от причинения вреда их здоровью и имуществу по общим правилам подсудности. Отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение возбужденного уголовного дела, вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о возмещении вреда, причиненного окружающей среде, при наличии к тому оснований, предусмотренных законом.

Вред, причиненный окружающей среде, а также здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 77 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1064 .

С учетом положений п. 3 ст. 1064 Закона N 7-ФЗ).

Согласно п. 2 ст. 6 ЗК РФ о принудительном прекращении прав на земельный участок лиц, не являющихся его собственниками, согласно которым изъятие допускается в случае неустранения фактов ненадлежащего использования земельного участка после наложения административного взыскания в виде штрафа. Из анализа судебной практики также следует, что, если фермер к административной ответственности не привлекался, решение об изъятии участка является незаконным.

По смыслу норм ст. 287 ЗК РФ).

.3 Особенности изъятия земельных участков для создания заказника «Карпово»

Департамент имущественных отношений Вологодской области и Департамент природных ресурсов Вологодской области обратились в Череповецкий районный суд Вологодской области с иском к гражданам Костыгову Д.Б. и Терно А.В. об изъятии путем выкупа земельных участков и определении выкупной цены земельных участков. Данные земельные участки имеют следующие кадастровые номера и площадь:

:22:0304043:630, площадью 152400 кв.м.;

:22:0304043:632, площадью 149300 кв.м.;

:22:0304043:633, площадью 92300 кв.м.;

:22:0304043:636, площадью 53000 кв.м.

Категория земель указанных участков — земли сельскохозяйственного назначения, вид разрешенного использования — для сельскохозяйственных целей. Изымаемые земельные участки находятся в районе д. Карпово Батранского сельсовета Череповецкого района Вологодской области, в северной части кадастрового квартала 35:22:0304043 (Рисунок 6) и принадлежат на праве общей долевой собственности гражданам Костыгову Д.Б. (доля в праве 9/10) и Терно А.В.(доля в праве 1/10).

В целях создания особо охраняемой природной территории «Государственный природный заказник «Карпово» изымаемые земельные участки были зарезервированы распоряжением Департамента земельных отношений области от 03.10.2021 № 916-р.

Рефераты:  Вклад математиков в годы Великой Отечественной войны. | Образовательная социальная сеть

В соответствии с Постановлением Правительства области от 07.02.2021 № 90 были внесены изменения в постановление Правительства области от 17.03.2009 № 487 «Об образовании комплексного (ландшафтного) государственного природного заказника «Карпово» в Череповецком районе Вологодской области», позволяющие создание особо охраняемой природной территории с изъятием земельных участков у правообладателей.

На основании обращения Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области Департаментом земельных отношений области 21.03.2021 было принято распоряжение № 775-р «Об изъятии земельных участков в целях создания особо охраняемой природной территории «Государственный природный заказник «Карпово». Затем была осуществлена государственная регистрация указанного решения об изъятии путем выкупа для государственных нужд области изымаемых земельных участков, принадлежащих на праве общей долевой собственности Костыгову Д.Б. и Терно А.В.

Уведомление об изъятии земельных участков было направлено собственникам 30.03.2021 года. В месячный срок после регистрации решения об изъятии собственники изымаемых земельных участков были уведомлены о произведенной регистрации решения об изъятии.

Департаментом природных ресурсов и охраны окружающей среды области 28.05.2021 был заключен договор с ООО «Агентство оценки» № 2-61 на выполнение работ по оценке рыночной стоимости земельных участков. Изымаемые земельные участки были оценены в размере 4 025 000 рублей. Собственникам было направлено соглашение о выкупе земельных участков, которое не было подписано последними в связи с разногласиями по поводу выкупной стоимости участков.

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Рисунок 6 — Карта-план территории заказника «Карпово»

Департамент имущественных отношений Вологодской области в связи с реорганизацией путем присоединения к нему Департамента земельных отношений Вологодской области в соответствии с постановлением Губернатора области от 25.04.2021 № 203 «Об изменении в структуре органов исполнительной государственной власти области» с 3 сентября 2021 года , являющийся правопреемником Департамента земельных отношений и осуществляющий изъятие земельных участков для нужд Вологодской области, обратился в суд с просьбой изъять указанные выше земельные участки и обязать Костыгова Д.Б. и Терно А.В. заключить соглашение об изъятии земельных участков и определить выкупную цену земельных участков в размере 3622500 рублей для Костыгова Д.Б. и в размере 402500 для Терно А.В.

В связи с тем, что стороны не достигли соглашения о выкупной цене земельных участков, была проведена судебная экспертиза на основании определения Череповецкого районного суда от 05.12.2021 года. Согласно заключению эксперта Р. ООО фирмы «Эксперт» от 05 февраля 2021 года, рыночная стоимость земельных участков по состоянию на 21.01.2021 года составляет: земельный участок (кадастровый номер 35:22:0304043:630), площадью 152400 кв. метров — 3484000 рубля; земельный участок (кадастровый номер 35:22:0304043:632), площадью 149300 кв. метров — 3413000 рублей; земельный участок (кадастровый номер 35:22:0304043:633), площадью 92300 кв. метров — 2110000 рублей; земельный участок (кадастровый номер 35:22:0304043:636) площадью 53000 кв. метров — 1212000 рублей, итого -10219000 рублей. Результаты данной экспертизы сторонами в судебном заседании не были оспорены

По итогам судебного заседания, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

исковые требования Департамента имущественных отношений Вологодской области, Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области к Костыгову Д.Б. и Терно А.В. удовлетворить.

изъять путем выкупа земельный участок с кадастровым номером 35:22:0304043:630 площадью 152400 кв. метров, земельный участок с кадастровым номером 35:22:0304043:632 площадью 149300 кв. метров, земельный участок с кадастровым номером 35:22:0304043:633 площадью 92300 кв. метров и земельный участок с кадастровым номером 35:22:0304043:636 площадью 53000 кв. метров, находящиеся в общей долевой собственности Костыгова Д.Б. (доля в праве 9/10) и Терно А.В. (доля в праве 1/10), в собственность Вологодской области.

определить общую выкупную цену 9/10 доли в праве общей долевой собственности на земельные участки, принадлежащую Костыгову Д.Б., в размере 9197584 рубля 20 копеек. Определить общую выкупную цену 1/10 доли в праве общей долевой собственности на земельные участки, принадлежащую Терно А.В., в размере 1021953 рубля 80 копеек .

В соответствии с решением Черповецкого районного суда Вологодской области от 06.03.2021 по делу № 2-02/14 было заключено Соглашение о выкупе земельных участков между Костыговым Д.Б. и Терно А.В. выступивших в качестве продавцов с одной стороны, Департаментом имущественных отношений Вологодской области в лице начальника Департамента Балаевой Л.В. выступившей в качестве покупателя и Департаментом природных ресурсов и охраны окружающей среды в лице начальника Департамента Завгороднего А.М. выступившего в качестве плательщика с другой стороны.Земельным кодексом РФ (п. 9 ст. 95) предусмотрены также некоторые особенности отвода земель для образования заказника. Объявление земель государственным природным заказником допускается как с изъятием, в том числе путем выкупа, так и без такого изъятия земельных участков у их собственников, землепользователей, землевладельцев.

При изъятии земельных участков у их пользователей, владельцев и собственников создаются государственные природные заказники с правом постоянного (бессрочного) пользования землей. Правовой режим заказников, включая правовой режим их территорий, регулируется, кроме Земельного кодекса РФ, Федеральным законом о государственных природных заказниках общереспубликанского (федерального) значения в Российской Федерации от 25 января 1993 г., иными нормативными правовыми актами, положением о конкретном заказнике. Большинство заказников находится в непосредственном управлении Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

При создании заказников производится, в соответствии с требованиями земельного законодательства, согласование с собственниками, владельцами, пользователями участков земли, на которых они расположены. Это связано с тем, что указанные лица должны будут соблюдать установленный в государственных природных заказниках режим особой охраны, связанный с ограничениями хозяйственной деятельности и прав по использованию земли, и будут нести за его нарушение административную, уголовную и иную установленную законом ответственность. На территориях заказников постоянно или временно запрещается или ограничивается любая деятельность, если она противоречит целям создания государственных природных заказников или причиняет вред природным комплексам и их компонентам.

Как показывает судебная практика, границы заказников нередко оспариваются. Так, арбитражный суд по заявлению академического (РАН) института признал недействительным Постановление правительства Москвы «О мерах по развитию территорий природного комплекса Москвы» в части включения в границы природного заказника «Воробьевы горы» занимаемого институтом земельного участка. Заявитель является объектом, относящимся исключительно к федеральной собственности, и земли, занимаемые им, также находятся в федеральной собственности. Заказник образован как охраняемая природная территория регионального значения, и вся занимаемая институтом территория стала составной частью указанного заказника. Суд со ссылкой на Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» (особо охраняемые природные территории регионального значения являются собственностью субъектов РФ и находятся в ведении органов государственной власти субъектов), на Примерное положение о государственных природных заказниках в Российской Федерации, утв. Приказом Минприроды России от 16 января 1996 г. N 20 (государственные природные заказники регионального значения образуются органами исполнительной власти соответствующих субъектов РФ по согласованию с соответствующими органами местного самоуправления; в соответствии с земельным законодательством создание государственных природных заказников согласовывается с собственниками, владельцами, пользователями участков земли, на которых они расположены), подчеркнул, что оспариваемым Постановлением установлены несогласованные ограничения прав собственника по распоряжению закрепленным участком.

Кабинет Министров Республики Татарстан принял постановление об образовании регионального заказника на землях лесного фонда без изъятия их у пользователей. Суд удовлетворил заявление прокурора о признании постановления противоречащим федеральному законодательству, сделав вывод о том, что объявление субъектом РФ территории государственным природным заказником в виде особо охраняемой природной территории регионального значения может иметь место лишь в отношении территорий и объектов, находящихся в собственности этого субъекта РФ, а в данном случае субъект РФ распорядился собственностью, принадлежащей РФ.

Видимо, данное положение Земельного кодекса Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» переходит в собственность того уровня, который соответствует значению образуемой особо охраняемыми природными территориями.

Земли, изъятые у иных правообладателей в целях организации заказника, находятся в постоянном бессрочном пользовании заказника.

Правовой режим земель заказников определяется помимо данной статьи ЗК РФ законодательством об особо охраняемых природных территориях. Задачи и особенности режима особой охраны территории конкретного заказника определяются положением о нем, утверждаемым соответственно федеральным органом исполнительной власти в области охраны окружающей среды и органами исполнительной власти субъектов РФ. В числе основных задач заказников, в зависимости от их видов, могут быть: сохранение, восстановление, воспроизводство ценных в хозяйственном, научном и культурном отношении охотничьих животных, а также редких и исчезающих видов животных, сохранение среды их обитания, мест гнездования; проведение биотехнических мероприятий с целью создания наиболее благоприятных условий обитания охраняемым объектам животного мира; проведение учетных и научно-исследовательских работ, кольцевание и мечение; научно обоснованное регулирование численности охотничьих животных; проведение фенологических наблюдений; охрана имеющихся на территории заказника природных комплексов и культурно-исторических достопримечательностей; пропаганда природоохранной деятельности и др.

На территориях государственных природных заказников постоянно или временно запрещается или ограничивается любая деятельность, если она противоречит целям создания государственных природных заказников или причиняет вред природным комплексам и их компонентам.

Конкретные перечни запрещаемой и допустимой деятельности устанавливаются индивидуальными положениями о заказниках. Например, на территории биологических (охотничьих) заказников запрещается: распашка земель (любая либо в водоохранных зонах); рубка леса без согласования с органом управления охотничьим хозяйством (возможны другие варианты: рубка леса на особо охраняемых участках; рубки главного пользования на остальной территории в период размножения, кормления и выращивания молодняка); заготовка живицы, сенокошение, пастьба скота; охота, рыболовство, добывание животных, не отнесенных к объектам охоты и рыболовства, другие виды пользования животным миром; провоз вне дорог общего пользования нарезного, гладкоствольного охотничьего и пневматического оружия, капканов и других предметов, которые непосредственно используются для выслеживания животных с целью их добычи, преследования и самой добычи; заготовка и сбор грибов, ягод, плодов, орехов, семян, лекарственных и иных растений, другие виды пользования растительным миром (вовсе либо за исключением любительского сбора в установленные сроки); сбор зоологических, ботанических, минералогических, палеонтологических объектов; предоставление земельных участков под застройку, а также для коллективного садоводства и огородничества; проведение гидромелиоративных и ирригационных работ, геологоразведочных изысканий и разработка полезных ископаемых; строительство зданий, дорог, сооружений и трубопроводов, линий электропередачи и прочих коммуникаций; применение ядохимикатов, минеральных удобрений, химических средств защиты растений и стимуляторов роста; сплав леса; взрывные работы; проезд и стоянка автотранспорта вне дорог общего пользования, полеты на высоте менее 1000 м и посадка воздушного транспорта; устройство привалов, бивуаков, туристических стоянок, лагерей и иные формы отдыха населения (или другой вариант: разбивка палаток, нахождение людей в целях отдыха и экологического туризма вне специально отведенных и оборудованных для этих целей площадок и дорог); проезд на снегоходах; выжигание любой растительности, разведение костров в пожароопасный период; любые иные виды хозяйственной деятельности рекреационного и другого природопользования, препятствующие сохранению, восстановлению и воспроизводству природных комплексов и компонентов.

По разрешению руководства заказника допускается: предоставление участков лесного фонда; применение ядохимикатов, минеральных удобрений, химических средств защиты растений и стимуляторов роста при наличии положительного заключения экологической экспертизы; прокладка туристических троп, туризм и другие формы отдыха; установка пчелопасек; сенокошение для нужд заказника; противоэрозионные и прочие работы, связанные с восстановлением биоценозов.

На территории заказника могут устанавливаться зоны покоя, обозначаемые на местности соответствующими аншлагами и предупреждающими знаками, которые выделяются с целью сохранения природных комплексов в совокупности их компонентов и представляют собой участки, не затронутые или незначительно затронутые хозяйственной деятельностью человека. В зонах покоя запрещаются нахождение посторонних лиц, сбор ягод и грибов, проведение работ, связанных с изменением естественного ландшафта. Вне зон покоя устанавливается режим регулируемого рекреационного и хозяйственного использования.

Положения о заказниках могут содержать исключения из общих правил в отношении работников заказников и граждан, постоянно проживающих на их территории, которым разрешается по согласованию с руководителем заказника для их жизнеобеспечения ограниченное природопользование: лов рыбы, сбор ягод, орехов, лекарственно-технического сырья и проведение сельскохозяйственных работ.

В положениях о заказниках обычно указывается на обязанность собственников, владельцев и пользователей земельных участков, расположенных в границах заказника, а также иных физических и юридических лиц соблюдать установленный режим особой охраны и ответственность за его нарушение. Для правообладателей включенных земельных участков обязанность соблюдения установленных запретов и иных элементов режима особой охраны является, в зависимости от содержания, обременением или, что чаще, ограничением. Правовым актом, устанавливающим такие ограничения, является решение об объявлении территории заказником, перечень же ограничений содержится в индивидуальном положении о заказнике. Поскольку такого рода ограничения устанавливаются в публичных интересах и отсутствует прямое указание закона о компенсации возникающих в связи с этим убытков (как это сделано в отношении памятников природы), то они не подлежат компенсации в порядке ст. 57 Земельного кодекса РФ.

ГЛАВА 3.ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫМИ РЕСУРСАМИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

.1 Состояние и тенденции развития земельных отношений

Основания прекращения прав на землю всесторонне рассматриваются в Земельном кодексе Российской Федерации. Это связано с тем, что вопросы принудительного прекращения прав на землю очень важны для развития земельного оборота. Они требуют особой регламентации, так как от того, насколько четко отлажен механизм принудительного прекращения прав на землю, зависят гарантии имущественно-правового статуса собственников, землевладельцев и землепользователей земельных участков.

Во всех развитых правовых системах в основание механизма принудительного изъятия имущества закладываются два критерия: общеполезность и необходимость справедливой компенсации Конституции РФ, которая гласит: «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть проведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

По действующему гражданскому законодательству принудительное отчуждение земельного участка может производиться только на возмездных основаниях, кроме конфискации, которая применяется по решению суда как санкция за совершение преступления (ст. 50 РФ — исключена

Одним из случаев прекращения права собственности на землю является изъятие (выкуп) земельных участков для государственных и муниципальных нужд. «Это один из правовых механизмов, который дает возможность ограничивать права собственников для функционирования и эффективного развития государства, правовая форма перераспределения земель исключительно в публичных интересах».

Изъятие земельных участков с этой целью производится лишь в исключительных случаях, установленных Земельным кодексом РФ. К ним относятся: выполнение международных обязательств РФ; размещение объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов; иные обязательства в установленных федеральными законами случаях, а применительно к изъятию, в том числе путем выкупа земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов РФ или в муниципальной собственности (ст. 49 ЗК РФ).

По всей видимости, для того, чтобы привести Гражданский кодекс ГК РФ, который гласит, что земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа в исключительных случаях, в том числе в случаях, связанных с размещением объектов, предназначенных для судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в целях обеспечения доступа граждан и организаций к правосудию. Причем решения об изъятии земельных участков для государственных нужд по данному основанию будут приниматься только по поручению Президента РФ уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, что является вполне обоснованным.

Принудительное отчуждение земельного участка для государственных и муниципальных нужд может производиться только при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земельного участка на основании решения суда (п. 2 ст. 55 ЗК РФ).

В ст. 296.2 говорится о том, что право собственности собственника земельного участка, который изымается для государственных или муниципальных нужд, может быть прекращено только после уплаты ему выкупной цены. Причем исполнение обязательства по уплате выкупной цены может быть возложено соответствующим публично-правовым образованием на лицо, которое будет использовать земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд. Мы считаем, что данное положение является необходимым для решения многих вопросов оборота земельных участков, существующих в настоящее время.

Существенным является также тот момент, что неизменными останутся положения о порядке изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд. Лица, у которых изымаются земельные участки, должны быть не позднее чем за год уведомлены об этом органом, принявшим решение об изъятии (выкупе) земельного участка. Плата за земельный участок, сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником земельного участка.

Оценка строений производится по сметной стоимости строительства новых объектов, равных имеющимся по полезной площади. По соглашению с собственником ему может быть предоставлен взамен участка, изымаемого для государственных или муниципальных нужд, другой земельный участок с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Если лица, у которых изымается земельный участок для государственных или муниципальных нужд, не согласны с решением об изъятии их участков, государственный орган, принявший такое решение, может предъявить иск в суд об изъятии (выкупе) земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Причем срок предъявления такого иска увеличен с двух лет (в соответствии с действующим ГК Федерального закона) с момента направления соответствующим лицам уведомления об изъятии (выкупе) у них земельного участка.

При этом, как нам представляется, орган, который принял решение о выкупе земельного участка, должен доказать, что объект, который планируется разместить на данной земле, относится к государственно или муниципально значимому объекту, так как иначе данный принудительный выкуп земельного участка производить нельзя.

Изъятие земельного участка в публично-правовых интересах может происходить, например, для прокладки магистрали, строительства каких-либо объектов и т.п. Если на таком участке находятся здания, сооружения или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов, который не всегда совпадает с собственником земельного участка, имеет право на получение за них соответствующей компенсации.

В новой редакции Гражданского кодекса РФ дано определение земельного участка как объекта права собственности: «Объектом права собственности может являться участок поверхности земли, границы которого описаны и удостоверены в установленном порядке, прошедший государственный кадастровый учет». Там же определено, что по общему правилу собственниками зданий и сооружений становятся собственники земельных участков, на которых эти объекты недвижимости возводятся. Данная норма закрепит в Гражданском кодексе РФ принцип «единой судьбы» земельного участка и иных объектов недвижимости, возводимых на нем.

Следствием соблюдения этого принципа является запрет на отчуждение земельного участка его собственником, являющимся также собственником зданий и сооружений, находящихся на земельном участке без одновременного отчуждения этих зданий и сооружений. Это правило находит свое отражение в проекте ГК РФ (п. 3 ст. 297 ГК РФ в редакции проекта). Если иное не установлено в законе, сделки, направленные на нарушение этой нормы, будут признаваться недействительными.

.2 Проблемы судебной практики по изъятию земельных участков

Изъятие земельных участков для государственных (муниципальных) нужд является одним из наиболее проблемных и спорных способов приобретения государством имущества в собственность. Тесно связан с проблемой определения возможных случаев такого изъятия вопрос о возможном принятии специальных законодательных актов, определяющих его основания и порядок. Этот вопрос в настоящее время широко обсуждается в юридической литературе.

Действующее российское законодательство допускает такую возможность — статья 49 Земельного кодекса РФ устанавливает, что изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных:

с выполнением международных обязательств Российской Федерации;

с размещением ряда объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов;

с иными обстоятельствами в установленных федеральными законами случаях, а применительно к изъятию, в том числе путем выкупа, земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов Федерации или муниципальной собственности, — в случаях, установленных законами субъектов Федерации.

Таким образом, в законе вполне четко определено, что основания для изъятия земельных участков для государственных нужд, помимо действующего общего регулирования (ст. ст. 279 РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах»), были приняты законопроекты, устанавливающие специальные правила изъятия применительно к строительству конкретных объектов и (или) правовому регулированию на определенных территориях.

В литературе подчеркивается, что действующее правовое регулирование в данной сфере нельзя признать отвечающим потребностям реальной жизни, что и вызвало необходимость принятия ряда законов, посвященных отдельным проблемам такого изъятия. А.В. Винницкий отмечает: «…при возникновении реальных потребностей в активном применении института экспроприации в связи с проведением Олимпийских игр в г. Сочи и форума АТЭС в г. Владивостоке оказалось, что действующие нормативные акты не способны обеспечить поставленные государством задачи, а механизмы изъятия работают неэффективно. В связи с этим в срочном порядке на уровне федеральных законов были введены специальные детализированные правила (прежде всего административные процедуры) изъятия земельных участков и (или) объектов недвижимости для соответствующих публичных нужд». Е.Л. Поветкина подчеркивает, что была издана целая серия законов, появление которых было обусловлено возникновением или неожиданным осознанием какой-то государственной надобности в строительстве определенного рода объектов, а затем экстренным принятием закона, который должен был обеспечивать оперативное удовлетворение этой надобности в плане территориального размещения таких объектов. При этом она приходит к выводу: «…каждый из этих законов принят по поводу конкретного случая — конкретного объекта строительства, какой бы масштаб он ни имел. И это, конечно, не слишком хорошо сочетается с самим пониманием того, что такое Закон».

В настоящее время к таким законам следует отнести Федеральные законы от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ Федерального закона «О территориях опережающего социально-экономического развития и иных мерах государственной поддержки регионов Дальнего Востока».

Каждый из перечисленных выше Законов содержит определенные исключения из общего порядка. Например, Закон N 108-ФЗ в статье 30 также содержатся специальные предписания относительно определения рыночной стоимости прав на земельные участки, а также правила относительно изъятия земельных участков в судебном порядке и особенности апелляционного пересмотра судебных решений по иску об изъятии земельного участка. Аналогичные особенности предусмотрены в других подобных законах.

Многие из положений этих специальных законов «балансируют» на грани соответствия действующему законодательству. Так, в своей жалобе в Конституционный Суд РФ Н.С. Миль оспаривала конституционность части 31 ст. 15 РФ.

Очевидно, что складывающуюся в данной сфере правового регулирования ситуацию нельзя признать удовлетворительной. Попытки внесения изменений в действующее законодательство уже предпринимались ранее, в частности депутатами Государственной Думы О.Д. Валенчуком и М.Л. Шаккумом. Предложенный ими проект Федерального закона N 304493-5 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд» подвергся содержательной и достаточно подробной критике в юридической литературе.

Как отмечает Д.Д. Сонина, «анализ современного законодательства позволяет выделить две наиболее значимые тенденции:

) упрощение процедуры образования земельных участков в рамках принудительного прекращения прав на землю. В частности, речь идет об изъятии части земельного участка, то есть будущего, не образованного на момент принятия решения об изъятии земельного участка, что намного рациональнее для осуществляющего изъятие органа (организации). Такая тенденция в большей степени согласуется с публичными интересами, что в ряде случаев может представлять собой угрозу для сохранения баланса частных и публичных интересов;

) расширение перечня оснований для изъятия путем принятия новых федеральных законов и сопутствующее ему упрощение процедуры изъятия в целом применительно к каждому конкретному основанию. Процедура осуществления изъятия земельных участков должна быть единообразной, обеспечивающей защиту интересов правообладателей земельных участков в полном объеме для каждого основания изъятия земельного участка».

Таким образом, налицо необходимость принятия специального федерального закона по данному вопросу, причем в нем могут и должны отдельно содержаться нормы, посвященные проведению соответствующих массовых мероприятий, а отдельно — иным возможным случаям изъятия. Так, К.П. Голованов, предлагая структуру подобного закона, говорит о необходимости включения в него понятия «изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд» в связи с отсутствием такового; понятия «государственные и муниципальные нужды», а также норм, где предусмотрены основания изъятия земельных участков для государственных нужд, к которым могут быть отнесены проведение крупномасштабных государственных мероприятий, проведение международных форумов с участием глав государств и др. Кроме того, он предлагает разделить указанные мероприятия на две группы: от двух до четырех лет — мероприятия, требующие срочной подготовки, и от четырех до восьми лет — мероприятия, не требующие срочной подготовки. Данные положения должны быть приняты во внимание при разработке соответствующего законопроекта.

.3. Пути решения и планируемые результаты

Особую актуальность для науки гражданского права в настоящее время приобретает проблема принудительного прекращения прав на земельные участки, изымаемые для государственных и муниципальных нужд. В литературе по вопросу принудительного прекращения права собственности на земельные участки при их изъятии (выкупе) для государственных и муниципальных нужд отмечается наличие множества серьезных проблем, возникающих при применении данного способа прекращения права собственности. В целом отечественное правовое регулирование изъятия (выкупа) земельных участков для государственных и муниципальных нужд находится сегодня на этапе становления и нуждается в тщательной проработке. Такая проработка будет успешной при комплексном подходе к обозначенной проблеме, когда задачи решаются не только на основе собственного опыта, но и с учетом опыта иностранных государств. Рассмотрим некоторые из наиболее актуальных первостепенных проблем, представляющихся для науки гражданского права и практики ее применения наиболее значимыми.

Во-первых, это проблема оснований изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд. В соответствии со ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме определенных законом случаев.

В соответствии с п. 1 ст. 49 ЗК РФ изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных с:

выполнением международных обязательств Российской Федерации;

размещением определенных объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов.

Приведенный выше перечень обстоятельств не является исчерпывающим. Иные обстоятельства могут быть предусмотрены федеральным законом.

В законодательстве России отсутствуют четкие основания изъятия земельных участков, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд. При этом критерии отнесения размещаемых объектов к объектам государственного или муниципального значения законодательством не определены.

Практика применения ст. 49 ЗК РФ показывает, что государственные и муниципальные нужды толкуются органами государственной и муниципальной власти неоднозначно. Причиной изъятия земельных участков является не только строительство конкретных объектов электроэнергетики или газового хозяйства, но и такие многозначные и неопределенные по объему и содержанию основания, как «реконструкция города», «комплексная реконструкция», «застройка муниципального образования» и т.п..

Анализ зарубежного опыта правового регулирования принудительного прекращения права собственности на землю показывает, что принципы исследуемого правового института и источники правового регулирования отличаются разнообразием.

По праву США, основанием изъятия земельных участков, находящихся в частной собственности, выступает публичное использование. Для обоснования потребности в публичном использовании необходимо доказать разумную необходимость изъятия земельного участка, которое действительно необходимо для достижения поставленных государством целей. Кроме того, принудительное прекращение права собственности должно удовлетворять «разумно обозримые потребности». Органы власти должны обосновать общественные потребности, для реализации которых требуется изъятие земельного участка.

Ряд выработанных судебной практикой США правил изъятия земельного участка представляется весьма интересным и может быть принят во внимание российским законодателем для дальнейшего совершенствования механизма правового регулирования изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд.

В частности, по праву США, изъятие земельного участка будет правомерным, если: 1) после изъятия земля передается публичному собственнику для размещения социально значимых объектов; 2) после изъятия земля передается для оказания социально значимых услуг; 3) изъятый земельный участок передается частному лицу, но для публичного использования.

Важным является то, что в США земельные участки действительно изымаются для публичных нужд, однако могут использоваться в частном порядке. Этот принцип представляет определенный интерес для отечественной практики регулирования рассматриваемых отношений. Данный принцип пока не нашел четкого закрепления в российском законодательстве.

Нет серьезных препятствий тому, чтобы изъятый для государственных или муниципальных нужд земельный участок мог использоваться частными лицами при условии удовлетворения публичных нужд.

Оправданным представляется установление в ЗК РФ ограничений изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд. По этому пути пошел казахстанский законодатель. К преимуществам казахстанского законодательства следует отнести установление ограничения изъятия земель отдельных категорий.

Согласно ст. 90 Земельного кодекса Республики Казахстан изъятие орошаемых сельскохозяйственных угодий, земель опытных полей научно-исследовательских и учебных заведений сельскохозяйственного, биологического и ирригационно-мелиоративного, рыбохозяйственного профилей, лесного и водного фондов допускается только в исключительных случаях, связанных с созданием и расширением особо охраняемых природных территорий, выполнением международных обязательств, обнаружением под участком месторождения ценных полезных ископаемых, строительством дорог, линий электропередачи, линий связи и магистральных трубопроводов, инженерно-коммуникационных сетей общего пользования населенных пунктов, а также объектов, имеющих государственное значение, при отсутствии других вариантов возможного их размещения.

Во-вторых, проблема регламентации порядка изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд. Согласно п. 3 ст. 55 ГК РФ данные положения получили свое закрепление.

Порядок подготовки и принятия решений об изъятии земельных участков для государственных и муниципальных нужд определяется федеральным земельным законодательством.

Проблемой сегодняшнего дня является неопределенность механизмов взаимодействия органов государственной власти, уполномоченных на изъятие земельных участков, с другими органами власти и заинтересованными организациями при принятии решений об изъятии земельных участков.

В России, следуя проверенному практикой опыту правового регулирования изъятия земли в США, Великобритании и Германии, регламентация деятельности государственных и муниципальных органов по изъятию земельного участка для государственных и муниципальных нужд должна основываться на государственном и муниципальном планировании использования изымаемых земель. Результаты такого планирования должны быть доступны для общего сведения. Гласность планирования изъятия земли обеспечивает собственникам изымаемой недвижимости возможность своевременно внести изменения в планы развития земельных участков, их застройки и тем самым снизить убытки от такого изъятия.

Государственное и муниципальное планирование принудительного изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд должно осуществляться в долгосрочном периоде. Планирование изъятия земли должно стать неотъемлемым элементом планирования жилищного строительства, развития городской инфраструктуры.

Думается, что документы территориального планирования и градостроительного обоснования должны рассматриваться судом в совокупности с другими доказательствами при оценке законности и обоснованности решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

В-третьих, проблема определения размера выкупной цены земельного участка, изымаемого для государственных и муниципальных нужд. В проблеме принудительного изъятия земельного участка для государственных и муниципальных нужд серьезные трудности и конфликты сторон вызывает решение вопроса о выплате собственнику изымаемого земельного участка предварительного и равноценного возмещения стоимости участка и находящейся на нем недвижимости.

Данный вопрос нашел отражение в нормах федеральных законов, прежде всего Земельном кодексе Российской Федерации (статьи 49 ).

В настоящее время остается неразрешенным вопрос о том, подлежит ли возмещению рыночная стоимость земельного участка, изымаемого для государственных нужд, который не принадлежит лицу на праве собственности, а находится в его постоянном (бессрочном) пользовании, — так, как это установлено для прекращения права собственности. Либо вытекающая из статьи 35 Конституции Российской Федерации обязанность произвести предварительное и равноценное возмещение при изъятии земельного участка, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании, не предполагает его выкуп по рыночной стоимости, а лишь предусматривает обязанность произвести возмещение, равноценное прекращаемому праву (а не объекту данного права). То есть суть проблемы состоит в том, полагается ли обладателю земельного участка его выкупная стоимость, или только возмещение убытков, причиненных изъятием земельного участка и тем самым — прекращением права постоянного (бессрочного) пользования им.

Лицо, земельный участок которого изымается, может претендовать не только на получение выкупной цены земельного участка, но в определенных случаях также на получение взамен изымаемого участка другого, равноценного участка без выплаты выкупной цены изымаемой земли.

В связи с этим весьма интересно сравнить нормы п. 3 ст. 281 . В п. 4 ст. 351 ГК Украины закреплено право лица, право собственности которого прекратилось, требовать предоставления ему другого, равноценного по качеству, земельного участка в черте данного населенного пункта.

Российский законодатель предоставляет собственнику изымаемого земельного участка больше гарантий его прав, чем украинский законодатель, так как равноценный земельный участок должен быть предоставлен собственнику изымаемого участка до прекращения права собственности на него. В то же время в украинском ГК содержится весьма полезная ссылка на то, что равноценный земельный участок должен находиться в черте «данного населенного пункта». Такое правило отсутствует в ГК РФ.

Рефераты:  Реферат: Организация стоматологической помощи -

ная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать федеральное законодательство в сфере изъятия земли у собственников и арендаторов. Изъятие земельных участков сложная процедура, которая позволяет государству регулировать оборот земли. При этом возникает много вопросов. Одним из них является вопрос о соблюдении прав собственника при изъятии земли. Сложность принятия решения по таким делам предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений. В целом изъятие земли является спорной и неоднозначной процедурой, зачастую конфликтной. Поэтому в данном направлении необходимо совершенствовать

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изъятие земель для государственных и муниципальных нужд, являясь самостоятельным основанием для прекращения отношений различных прав на землю, в том числе права собственности, права аренды, основано на комплексном межотраслевом правовом регулировании — помимо базовых норм ЗК РФ.

В целом конституционно-правовые процедуры ограничения права частной собственности соразмерны, адекватны тем целям, ради которых они вводятся. Поскольку их действие непосредственно связано с реализацией конституционного права человека на собственность, каждое из них содержит пределы реализации, позволяющие лицу, право частной собственности которого ограничивается, защищать свои интересы и отстаивать свои права в случае их нарушения. И применение любой из форм защиты права собственности от противоправных ограничений санкционировано государством и реализуется при необходимости с участием органов публичной власти государства.

Подводя итог изложенному, необходимо заострить внимание на следующих основных вопросах:

) Существует необходимость принятия специального федерального закона по данному вопросу, причем в нем могут и должны отдельно содержаться нормы, посвященные проведению соответствующих массовых мероприятий, а отдельно — иным возможным случаям изъятия.

) Необходимо включение в него понятия «изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд» в связи с отсутствием такового; понятия «государственные и муниципальные нужды», а также норм, где предусмотрены основания изъятия земельных участков для государственных нужд, к которым могут быть отнесены проведение крупномасштабных государственных мероприятий, проведение международных форумов с участием глав государств и др. Нужно разделить указанные мероприятия на две группы: от двух до четырех лет — мероприятия, требующие срочной подготовки, и от четырех до восьми лет — мероприятия, не требующие срочной подготовки. Данные положения должны быть приняты во внимание при разработке соответствующего законопроекта.

Можно предложить следующую формулировку понятия государственных и муниципальных нужд» — это изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд — это прекращение права собственности у гражданина или юридического лица на земельный участок на основании решения федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления путем выкупа у собственника этого земельного участка за счет органа, для чьих нужд он изымается

Также остается неразрешенным вопрос о том, подлежит ли возмещению рыночная стоимость земельного участка, изымаемого для государственных нужд, который не принадлежит лицу на праве собственности, а находится в его постоянном (бессрочном) пользовании, — так, как это установлено для прекращения права собственности. Либо вытекающая из статьи 35 Конституции Российской Федерации обязанность произвести предварительное и равноценное возмещение при изъятии земельного участка, находящегося в постоянном (бессрочном) пользовании, не предполагает его выкуп по рыночной стоимости, а лишь предусматривает обязанность произвести возмещение, равноценное прекращаемому праву (а не объекту данного права).

То есть суть проблемы состоит в том, полагается ли обладателю земельного участка его выкупная стоимость, или только возмещение убытков, причиненных изъятием земельного участка и тем самым — прекращением права постоянного (бессрочного) пользования им.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2021 N 2-ФКЗ, от 21.07.2021 N 11-ФКЗ)//Собрание законодательства РФ. 04.08.2021. N 31. ст. 4398.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 15.02.2021)//Собрание законодательства РФ. 29.07.2002, N 30, ст. 3012.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2021) //Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. N 32, ст. 3301.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 29.06.2021) //Собрание законодательства РФ. 29.01.1996.N 5. ст. 410.

Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 N 136-ФЗ (ред. от 30.12.2021)// Собрание законодательства РФ. 29.10.2001. N 44.ст. 4147.

Градостроительный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 190-ФЗ (ред. от 31.12.2021) // Российская газета. 2004. N 290.

Федеральный закон от 14.03.1995 N 33-ФЗ (ред. от 13.07.2021) «Об особо охраняемых природных территориях» //Собрание законодательства РФ. 20.03.1995, N 12, ст. 1024

О некоторых вопросах, связанных с резервированием земель для государственных или муниципальных нужд: постановление Правительства Российской Федерации от 22.07.2008 N 561// Российская газета. 2008. N 160.

Об образовании комплексного (ландшафтного) государственного природного заказника «Карпово» в Череповецком районе Вологодской области: постановление Правительства области от 17.03.2009 № 487// Официальный портал Правительства Вологодской области. 2009. — Режим доступа: #»899000.files/image007.jpg»>

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Другие документы:

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Ведомственная подчиненность:

Международный статус ООПТ:

Не присвоен

Категория ООПТ согласно классификации Международного союза охраны природы (МСОП, IUCN):

Данные отсутствуют

Число отдельно расположенных, не граничащих друг с другом участков территории/акватории ООПТ:

Данные отсутствуют

Месторасположение ООПТ:

Северо-Западный федеральный округ, Вологодская область, Череповецкий район.

Географическое положение ООПТ:

Вологодская область, Череповецкий район, в 200 метрах к югу от деревни Карпово.

Общая площадь ООПТ:

,5 га, в том числе площадь морской особо охраняемой акватории — 0,0 га, площадь земельных участков, включенных в границы ООПТ без изъятия из хозяйственного использования — 102,8 га.

Площадь охранной зоны ООПТ:

Данные отсутствуют

Наличие в границах ООПТ иных особо охраняемых природных территорий:

Отсутствуют

Природные особенности ООПТ:

Государственный природный заказник расположен на склоне холмистой моренной гряды, находящейся в пределах Пришекснинского ландшафтного района. Рельеф — озерно-ледниковая холмистая равнина.

Основу ООПТ составляет лесной массив с расположенной в нем лыжной трассой. Средний возраст древостоя — 60 лет. Преобладающий тип леса — ельники-кисличники. Жизненное и санитарное состояние лесных насаждений оценивается как хорошее.

Особую привлекательность территории придает ее расположение в излучине реки Большой Юг, что создает возможности для развития регионального туризма, спорта и отдыха.

Долина ручья без названия, пересекающего ООПТ с востока на запад и впадающего в реку Большой Юг, образована пологими и крутыми склонами. Глубина вреза долины ручья достигает 30 м, что создает благоприятные естественные условия для организации лыжных трасс и спусков.

Основные охраняемые виды:and other protists (Водоросли и другие простейшие)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы

Bacteria and Archaea (Бактерии и археи)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы(Мохообразные)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы, lichens and fungus-like organisms (Грибы, лишайники и грибоподобные организмы) Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы(Беспозвоночные животные)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированыplants (Сосудистые растения)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы(Позвоночные животные)

Среди представителей группы на ООПТ охраняемые таксоны и популяции не зафиксированы

Суммарные сведения по биологическому разнообразию

Уникальные с научной, познавательной, эстетической точек зрения природные и культурно- исторические объекты:

Данные остутствуют.

Экспликация земель:

Данные отсутствуют

Негативное воздействие на ООПТ (факторы и угрозы):

Данные отсутствуют

Юридические лица, ответственные за обеспечение охраны и функционирование ООПТ: Департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды Вологодской области

Юридический адрес организации: 160035, Вологодская обл, Вологда г, Зосимовская ул, 65

Почтовый адрес организации: 160035, Вологодская обл, Вологда г, Зосимовская ул, 65 Телефон: (8172) 758418

Факс: (8172) 752148

Адрес электронной почты: [email protected]

Геоданные

Масштаб

:15000

0,25 0,5 км

Геоданные

Геоданные

Геоданные

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

(обязательное)

Соглашение о выкупе земельных участков

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13Исследование процесса изменения законодательства по вопросу изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Курсовая работа (т). Сельское хозяйство. 2016-05-13

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий