Литература русского зарубежья 1-ой волны

Александр куприн

После окончания Великой Отечественной войны началась волна реэмиграции. Тем, кто покинул Россию в начале двадцатых, обещали советские паспорта, работу, жилье и прочие блага. Однако многие эмигранты, возвратившиеся на Родину, стали жертвами сталинских репрессий. Куприн вернулся еще до войны. Его, к счастью, не постигла участь большинства эмигрантов первой волны.

Александр Куприн уехал сразу же после Октябрьского переворота. Во Франции первое время занимался в основном переводами. В Россию вернулся в 1937 году. Куприн был известен в Европе, с ним не могли советские власти поступить так, как они поступали с большей частью белых эмигрантов.

Александр Куприн умер в 1938 году от онкологического заболевания. Похоронен на Волковском кладбище.

Аркадий аверченко

До революции жизнь писателя складывалась замечательно. Он был главным редактором юмористического журнала, который пользовался огромной популярностью. Но в 1918 году все резко изменилось. Издательство было закрыто. Аверченко занял отрицательную позицию по отношению к новой власти.

Сперва Аверченко жил в Софии, затем в Белгороде. В 1922 году уехал в Прагу. Жить вдали от России ему было сложно. Большая часть произведений, написанных в эмиграции, пронизана тоской человека, вынужденного жить вдали от Родины и лишь изредка слышать родную речь. Впрочем, в Чехии он быстро приобрел популярность.

В 1925 году Аркадий Аверченко заболел. Несколько недель провел в Пражской городской больнице. Умер 12 марта 1925 года.

Владимир набоков

Писатель происходил из богатой аристократической семьи. В 1919 году, незадолго до захвата Крыма большевиками, Набоковы покинул Россию навсегда. Им удалось вывести часть фамильных драгоценностей, что спасло от нищеты и голода, на которые обречены были многие русские эмигранты.

Владимир Набоков окончил Кембриджский университет. В 1922 году переехал в Берлин, здесь зарабатывал на жизнь уроками английского. Иногда публиковал свои рассказы в местных газетах. Среди героев Набокова немало русских эмигрантов («Защита Лужина», «Машенька»).

В 1925 году Набоков женился на девушке из еврейско-русской семьи. Она работала редактором. В 1936-м была уволена — началась антисемитская кампания. Набоковы уехали во Францию, поселились в столице, часто бывали в Ментоне и Канне. В 1940 году им удалось бежать из Парижа, который уже спустя несколько недель после их отъезда был оккупирован немецкими войсками. На лайнере Champlain русские эмигранты достигли берегов Нового Света.

В Соединенных Штатах Набоков читал лекции. Писал он как на русском, так и на английском. В 1960 году вернулся в Европу, поселился в Швейцарии. Русский писатель скончался в 1977 году. Могила Владимира Набокова находится на кладбище в Кларане, расположенном в Монтре.

Вторая волна эмиграции

Вторая волна эмиграции, в отличие от первой, не имела столь массовый характер. Вторая волна эмиграции охватывает период 1940-1950 гг. Со второй волной из страны уезжают граждане, которые были угнаны немцами на работы в Германию. Большая часть эмигрантов обосновалась в Германии и в Америке.

Основной темой поэзии русского зарубежья этого периода является политическая тематика. Публиковались политические фельетоны в стихотворной форме, антитоталитарные стихи. Наиболее известным поэтом второй волны русской эмиграции считается Елагин, основными направлениями творчества которого являются гражданственность, урбанистическая фантастика, тема беженцев и лагерей, ужас перед технической цивилизацией.

Знаменитые эмигранты

Русские писатели первой волны эмиграции — Владимир Набоков, Иван Бунин, Иван Шмелев, Леонид Андреев, Аркадий Аверченко, Александр Куприн, Саша Черный, Тэффи, Нина Берберова, Владислав Ходасевич. Ностальгией пронизаны произведения многих из них.

После Революции родину покинули такие выдающиеся деятели искусства, как Федор Шаляпин, Сергей Рахманинов, Василий Кандинский, Игорь Стравинский, Марк Шагал. Представителями первой волны русской эмиграции являются также авиаконструктор Игорь Сикорский, инженер Владимир Зворыкин, химик Владимир Ипатьев, ученый-гидравлик Николай Федоров.

Иван бунин

Когда речь идет о русских писателях первой волны эмиграции, его имя вспоминают в первую очередь. Октябрьские события Иван Бунин встретил в Москве. Вплоть до 1920 года он вел дневник, который позже опубликовал под названием «Окаянные дни». Писатель не принял советскую власть.

По отношению к революционным событиям Бунина нередко противопоставляют Блоку. В своем автобиографическом произведении последний русский классик, а именно так называют автора «Окаянных дней», полемизировал с создателем поэмы «Двенадцать». Критик Игорь Сухих сказал: «Если Блок в событиях 1917-го услышал музыку революции, то Бунин — какофонию бунта».

До эмиграции писатель некоторое время прожил с женой в Одессе. В январе 1920 года они поднялись на борт парохода «Спарта», который отправлялся в Константинополь. В марте Бунин был уже в Париже — в городе, в котором провели последние свои годы многие представители первой волна русской эмиграции.

Судьбу писателя нельзя назвать трагической. В Париже он много работал, и именно здесь написал произведение, за которое получил Нобелевскую премию. Но самый известный цикл Бунина — «Темные аллеи» — пронизан тоской по России. Все же предложение о возвращении на Родину, которое получили многие русские эмигранты после Второй мировой войны, он не принял. Умер последний русский классик в 1953 году.

Иван шмелев

Далеко не все представители интеллигенции услышали в дни октябрьских событий «какофонию бунта». Многие воспринимали революцию как победу справедливости, добра. Октябрьским событиям первое время радовался и Иван Шмелев. Однако совсем быстро разочаровался в тех, кто оказался у власти.

В 1922 году писатель с женой покинул Россию. К тому времени Бунин уже был в Париже и в переписке не раз обещал оказать ему помощь. Несколько месяцев Шмелев провел в Берлине, затем уехал во Францию, где провел остаток жизни.

Последние годы один из величайших русских писателей провел в нищете. Он умер в возрасте 77 лет. Похоронен, как и Бунин, на Сент-Женевьев-де-Буа. На этом парижском кладбище нашли последнее пристанище знаменитые писатели, поэты — Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Тэффи.

Рефераты:  Реферат: 1. Понятие о дисперсных системах -

Леонид андреев

Этот писатель сперва принял революцию, но позже изменил свои взгляды. Последние произведения Андреева проникнуты ненавистью к большевикам. В эмиграции он оказался после отделения Финляндии от России. Но за границей прожил недолго. В 1919 году Леонид Андреев умер от сердечного приступа.

Литература русского зарубежья 1-ой волны

Альманах издавался 
в течение 1930–1934 гг., всего вышло
10 номеров. «Числа» сыграли исключительную
роль в судьбе «забытой литературной
молодости, забитой в темный угол молчания,
общего невнимания, равнодушия редакторов,
– как подчеркивал П. М. Пильский. – Казалось,
что это – обреченное поколение. Оно и
стало бы обреченным, многие бы не увидели
своих строк в печати, эти имена спасены
“Числами”» [22]. Здесь печали свои стихи
очень многие молодые талантливые поэты,
принадлежавшие к различным течениям
и группировкам: Б. Поплавский, А. Гингер,
И. Одоевцева, Л. Червинская, Ирина Кнорринг,
Ю. Бек-Софиев, Б. Божнев, Д. Кнут, В. Смоленский,
Раиса Блох, М. Горлин и др.

Творчество молодых 
поэтов русского зарубежья несло 
на себе печать нового времени и 
новых тенденций в искусстве.
Это было связано с факторами 
как историко-общественными и 
культурологическими, так и чисто 
психологическими, индивидуальными.

Прежде всего, в отличие от старших 
писателей, эти молодые люди проходили 
путь творческого становления 
уже в эмиграции, в окружении иной национальной
культуры, взаимодействие с которой было
реальной частью их духовной жизни, их
творческого опыта. Это в большей или меньшей
степени давало знать о себе в их произведениях.
О новой эмигрантской литературе Б. Поплавский
говорил: «Не Россия и не Франция, а Париж
(или Прага, Ревель и т. д.) ее родина, с какой-то
только отдаленной проекцией на русскую
бесконечность» («Вокруг “Чисел”»). В
поэзии молодых отчетливо видны тенденции,
коррелирующие с авангардными течениями
европейской литературы, прежде всего
футуризма, экспрессионизма, сюрреализма.
Уже в ранних объединениях молодых поэтов
– «Палата поэтов», «Гатарапак», «Через»
– просматривается ориентация на художественные
ценности поэтического авангарда ХХ в.
– русского и европейского. Много сделал
И. Зданевич для укрепления связей между
«левыми» группами в метрополии и эмиграции.
Весной 1922 г. он открыл в Париже заумный
«Университет 41», студентом которого был
Б. Поплавский.

Вместе с тем позиция молодого
поколения поэтов эмиграции в противостоянии
– взаимодействии тенденций традиционализма
и авангарда была неоднозначна. Достаточно
сказать, что даже в поэзии В. Сирина –
самого последовательного приверженца
«неоклассицизма» – отчетливо видны черты
экспрессионистского стиля (стихотворение
«Россия», 1922).

Авангардное искусство 1930-х гг., хотя
генетические корни его и восходят
к футуризму, воплотило мироощущение
качественно иное: не мироощущение
революционного времени – слома 
эпох, исторических потрясений, сокрушавших 
основы духовной жизни, не революционный
восторг, а постреволюционный трагический
духовный надрыв и слом. Говоря о новаторских
чертах в творчестве «авангардистов новой
послевоенной формации», Б. Поплавский
подчеркивал, что возникло не просто новое
формальное течение, а особая идеология.
Суть ее в том, что местом ее рождения стало
изгнание, тесная клетка, «жизнь, по-звериному
воющая от разлуки с самой собой» («Вокруг
“Чисел”»).

Трагический пафос, свойственный всей
поэзии зарубежья, в творчестве «молодых» 
вступил в качественно новую
фазу. Здесь нашло свое выражение не разочарование
от утраты в результате катастрофы прежних
идеалов и крушения привычного мира, вековых
общественных устоев и ценностей, а мироощущение
человека после катастрофы, когда он увидел
себя вне четкой, исторически сложившейся
системы социально-общественных и даже
нравственных координат. «В отношении
себя, в отношении своего… современный
человек, – писал Ю. Терапиано, – пережил
глубокое разочарование. Он научился не
слишком доверять себе, он требует от себя
правдивости, он суров, серьезен. Линия
жизни современного человека представляет
собой постепенное изживание “человека
внешнего”, смену его “внутренним”, но
внутренним не в смысле раскрытия предполагаемой
метафизической сущности своего я, а таким,
который хотя бы самому себе не лжет, который
хочет прорваться к действительно-му знанию
– что есть в себе, в другом, тех, кто готов
принять последствия, какой бы непри-глядной
и мучительной ни оказалась правда»  [23].

Обратив свой взгляд внутрь, в глубь 
души, поэты «неудавшегося поколения»,
освобожденные волей исторических обстоятельств
от устойчивых критериев формирования
и эволюции, от социальных связей, сделали
фокусом своих онтологических конструкций
подсознание. «Когда потрясены религия,
наука и нравственность… и внешние устои
угрожают паденьем, – писал В. Кандинский,
– человек обращает свой взор от внешнего
внутрь себя» [24].

Появилась новая, часто «больная» 
поэзия. Это умонастроение наиболее
полно выразило себя в «парижской
ноте» – самом влиятельном течении
эмигрантской поэзии. Но многие поэты
остались вне «парижской ноты». Пафос
их творчества был в гораздо большей степени
жизнеутверждающим. Стремление прорваться
сквозь безнадежность и боль к радости
через утверждение исконных и неизменных
положительных ценностей бытия – любви,
искусства, творчества. Энергия молодости
брала свое. Об этом стихотворение В. Сирина
«Жизнь»:

Шла мимо Жизнь, но ни лохмотий, 
ни ран ее, ни пыльных ног 
не видел я… Как бы в дремоте, 
как бы сквозь душу звездной ночи, – 
одно я только видеть мог: 
ее ликующие очи 
и губы, шепчущие: Бог! (1923).

В. В. Набоков-Сирин (1899–1977) – один из самых
ярких и талантливых поэтов молодого поколения.
Его поэзия менее известна, чем прозаические
сочинения. Однако лучшие образцы набоковской
лирики – яркий феномен поэзии русского
зарубежья. Ее отличают оригинальность
философской мысли, высокие эстетические
достоинства. Отдельным изданием русскоязычные
стихи поэта выходили в сборниках «Горний
путь» и «Гроздь» (1923), «Сти-хотворения
1929–1951 гг.» (1952), «Poėsie» (1962), «Poems and Problems»
(1970).

Некоторые стихотворения явились 
прообразом его романов (написанное
в 1930 г. в Париже стихотворение «Лилит» 
можно считать первой «пульсацией»
романа «Лолита»), другие своеобразно 
комментируют его прозу (стихи героя
романа «Дар» – писателя Годунова-Чердынцева).
Позднее В. Набоков подчеркивал, что не
видит принципиальной разницы между художественной
прозой и поэзией: «многое пересекается
в наших современных понятиях прозы и
поэзии. Бамбуковый мостик между ними
– метафора» [25].

Яркость красок, обилие света, радостное 
ощущение жизни выделяет его среди 
поэтов русского зарубежья. Удивительно,
но все основополагающие принципы эстетики
зрелого Набокова сформировались уже 
в поэзии В. Сирина 1920–1930-х гг.: главенство
художественной формы, сочинительство
(стихотворное в том числе) – не как способ
уйти от жизни, а как способ жизни и как
главное из ее наслаждений. Уже лирике
молодого В. Сирина возникает эротизация
творческого процесса («Вдохновенье –
это сладострастье …»). Способность остро
переживать красоту земного мира («Бабочка»,
1917–1922; «На черный бархат лист кленовый…»,
1921 и др.) дает лирическому герою В. Сирина
возможность жить и быть счастливым в
этом мире. Радость бытия неотделима от
сладости творения:

Рефераты:  Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 16 ноября 2020 г. № 782н "Об утверждении Правил по охране труда при работе на высоте"

Есть в одиночестве свобода, 
и сладость – в вымыслах благих. 
Звезду, снежинку, каплю меда 
я заключаю в стих.

И, еженочно умирая, 
я рад воскреснуть в должный час, 
и новый день – росинка рая, 
а прошлый день – алмаз 
(Есть в одиночестве свобода…).

В подтексте стихотворения лежит 
излюбленная метафора В. Набокова: жизнь 
– художественное произведение. Образная
логика последней строфы строится на
взаимопроникающих полярностях. Умирая
– воскреснуть, прошлый день – 
новый день – вместе составляют
жизнь. Росинка противоположна алмазу
как вода сверхтвердому телу, но оба сияюще
прозрачны и предстают лишь фазами художественного
пересоздания мира: росинка текуча, ибо
она – предвестье нового дня и ее еще только
предстоит запечатлеть в стихе, а алмаз
– уже навеки запечатленная красота.

Мир, открывающийся в стихах В. Сирина,
– земной, доступный взору, и в 
то же время лирический герой неизменно 
ощущает себя стоящим у порога
вечности. Уже в лирике молодого
поэта возникла модель «художественного
двоемирия», унаследованная от романтиков
через поэзию Ф. Тютчева («О, как ты рвешься
в путь крылатый…», 1923). Эта модель, соединившая
материальный и трансцендентный уровни
бытия, станет структурообразующей в творчестве
зрелого писателя. Смерть у В. Набокова
не имеет самостоятельной сущности: это
лишь момент перехода в прекрасное инобытие
(«Смерть», 1924).

Тема России – одна из ведущих 
в лирике В. Сирина 1920–1930-х гг. Решение 
ее кажется типичным для поэзии первой
волны эмиграции: покинутая родина
предстает в воспоминаниях, мечтах
или как сон о возвращении. Но есть принципиальное
отличие: у В. Сирина ностальгические мотивы
обретают качество креативной памяти.
Мнемозина – доминанта сочинительства
– сотворения новой реальности художественного
мира.

Вдали от ропота изгнанья 
живут мои воспоминанья 
в какой-то неземной тиши: 
бессмертно всё, что невозвратно, 
и в этой вечности обратной 
блаженство гордое души  
(Весна, 1925).

Эти воспоминания-видения по настроению
порой прямо друг другу противоположны.
Так, в стихах писателя Федора Годунова-Чердынцева
из романа «Дар» мы видим радостный, сверкающий
всеми красками жизни мир детства героя,
а в стихотворении «На закате» (1935) лирический
герой в воображении возвращается к возлюбленной
своей юности. Вообще стремление вернуться
домой – доминантный мотив в набоковской
лирике этого периода. Но что сулит возвращение
на родину? Оно предстает то счастливым
(«Домой», 1917–1922), то мучительным видением
– как в стихотворении «Беженцы» (1921),
когда лирический герой (действительно,
как в страшном сне!) не узнает своего родного
города – Петербурга. А в стихотворении
«Россия» («Плыви, бессонница, плыви, воспоминанье…»,
1922) образ Родины обретает черты экспрессионистско-сюрреалистического
ужаса.

И тогда приходит трезвое осознание
того, что та родина, которая существует
реально, а не в сновидениях-воспоминаниях,
смертоносна для всякого живого существа.
Звучит страшное слово: Расстрел, – как
знак, символ России сегодняшней. В стихотворении
под этим названием в трагически неразрешимый
узел сплелись неисследимые алогизмы
и противоречия мятущегося русского сердца.
Быть расстрелянным на родине – счастье!
«Покров» «благополучного изгнанья» спасителен,
но скучен и сер, а ночь расстрела прекрасна:
«звезды… и весь в черемухе овраг». В более
мягкой форме, гармонизированной волшебной
силой искусства, парадоксальная любовь
русского человека к родине выражена в
известном стихотворении из романа «Дар»,
подсвеченном пушкинским («Дар напрасный…»
и «Евгений Онегин», глава 6, XLV строфа –
«Так, полдень мой настал…») и лермонтовским
(«Благодарность») реминисцентным подсветом:

Благодарю тебя, отчизна, 
за злую даль благодарю! 
Тобою полн, тобой не признан, 
я сам с собою говорю. 
И в разговоре каждой ночи 
сама душа не разберет, 
мое ль безумие бормочет, 
твоя ли музыка растет…

И, наконец, в стихотворении «К России»
(1939), написанном перед отъездом в 
Америку, поэт в мучительном сверхнапряжении 
всех душевных сил стремится освободиться
от мучительного плена памяти о
России.

Сиринское решение темы России сфокусировало,
вобрало в себя все прозвучавшие
в эмигрантской поэзии ее вариации:
от просветленных или трагических 
воспоминаний-возвращений до осознания 
того, что родины больше нет, она 
мертва, от ощущения своей неразрывной,
кровной связи с Россией до страстного
желания забыть, от любви до ненависти.

Другой талантливый представитель 
новой поэзии – Б. Б. Божнев (1898–1968).
Произведения поэта были весьма одобрительно
встречены как «левыми» – мэтром «парижской
школы» Г. Адамовичем, так и «правыми»
– последовательным приверженцем и союзником
В. Ходасевича В. Сириным.

В своем творчестве Б. Божнев соединил,
казалось бы, несоединимое: выступая в
области поэтической формы как последовательный
традиционалист, использующий возможности
классического стиха и даже употребляющий
архаическую лексику, поэт шокировал и
критиков и читателей воинствующим антиэстетизмом
многих стихотворений (особенно в первом
сборнике «Борьба за несуществование»,
1925), граничащим с цинизмом (достаточно
привести несколько названий стихотворений:
«Пишу при свете писсуара…», «Стою в уборной…»
и др.). Лирику Б. Божнева отличает стремление
к совершенству художественной формы,
отточенности мастерства – в духе «неоклассицизма»
В. Ходасевича, а в то же время она несет
в себе явные черты экзистенциально-сюрреалистического
мировидения и даже авангардистского
«нигилизма» (Г. Струве) и эпатажа.

Особенно резко этот контраст проявил 
себя в сборнике «Борьба за несуществование».
Вынесенную в заглавие формулу Н.
Берберова в рецензии на книгу назвала
формулой нового «почти мировоззрения»
[26]. Г. Адамович назвал лирику Б. Божнева
стихами из подполья («Литературные беседы»).
Эсхатологичность мышления лирического
героя, неприятие мира и ощущение своей
абсолютной незащищенности в  нем («И с
омерзением приемля…», «Я не люблю оранжереи…»)
и, наконец, восприятие внешнего мира как
страшного «провала», «дыры», «пустоты»,
которая грозит поглотить человека («О,
не смотри в оконную дыру…»), – все эти
черты экзистенциалистского мировосприятия
очевидно сближают лирику Б. Божнева с
поэзией «парижской ноты». Однако мироощущение
«надрыва» поэт воплощает в законченных,
отточенных поэтических образах. Вот,
скажем, замечательное по органичности
эстетического решения мысли стихотворение:

Катушка ниток – шелковая бочка, 
Но я не пью и не умею шить. 
Игла, пиши пронзающую строчку: 
Как трудно шить, еще труднее жить. 

Нина берберова

В 1922 году вместе с мужем, поэтом Владиславом Ходасевичем, писательница уехала из Советской России в Германию. Здесь они провели три месяца. Жили в Чехословакии, в Италии и с 1925-го — в Париже. Берберова публиковалась в эмигрантском издании «Русская мысль».

Рефераты:  Основные положения Декларации, ее правовые последствия.

Понятие литературы русского зарубежья

В русской эмигрантской литературе различаются три периода — три волны .

Первая волна русской эмигрантской литературы охватывает период с начала 1918 года до начала Второй мировой войны. Первая волна имела массовый характер.

Вторая волна русской эмигрантской литературы возникла в конце Второй мировой войны.

После хрущевской оттепели началась третья волна литературной эмиграции, в ходе которой за границу уехали крупнейшие писатели России.

Первая волна русской литературной эмиграции имеет наибольшее культурное значение.

Понятие русского зарубежья возникло и сформировались после Октябрьской революции 1917 года. В этот период из России массово стали уезжать беженцы. Согласно статистике, после 1917 года страну покинуло около двух миллионов человек. В основном они уезжали в Берлин, Париж, Харбин.

Поэзия русского зарубежья первой волны эмиграции

Поэтов, оказавшихся в эмиграции, объединяло острое переживание краха судьбы России и их личных судеб. Однако в творческом плане эмиграция оказывала благотворное влияние. Стихия творческой свободы, в которой оказались поэты, вдохновляла их на написание новых произведений.

Одним из основных направлений движения поэтического процесса русского зарубежья было стремление к сохранению связи со своей национальной культурой. Именно эта ориентация на классическую традицию стала важным моментом в духовном самоутверждении литературных сил русского зарубежья.

Кроме этого, за традиционализмом стояло и неприятие поэтами-эмигрантами тех событий, которые происходили в России. Это следование традициям и стремление сберечь художественные ценности 19 века стало фактором, объединявшим представителей различных течений – модернистов, реалистов, неоклассицистов.

В частности, это относится к поэтам старшего поколения, которые стали известными в литературных кругах еще до революции. Эти поэты продолжили свою творческую деятельность и в эмиграции. Среди поэтов, относящихся к старшему поколению были: К. Бальмонт, И. Бунин, З.

Тема ностальгических воспоминаний о Родине стала главным мотивом поэзии старшего поколения русского зарубежья. Младшее поколение поэтов придерживалось другой позиции. Это поколение поэтов, которые поднялись в другой духовной среде, которые отказались от восстановления того, что безнадежно утрачено.

К писателям незамеченного поколения относятся: Г. Газданов, В. Набоков, О. Мандельштам, М. Агеев, Б. Поплавский, М. Алданов, Н. Берберова, И. Кнорринг, А. Штейгер, Ю. Терапиано и многие другие.

Главным центрами расселения русской эмиграции стали София, Берлин, Париж, Прага, Харбин.

Причины первой волны русской эмиграции

Люди покидают свою родину по экономическим, политическим, социальным причинам. Миграция — процесс, который в разной степени происходил во все времена. Но характерен он прежде всего для эпохи войн и революций.

Первая волна русской эмиграции — явление, аналога которому нет в мировой истории. Пароходы были переполнены. Люди были готовы терпеть невыносимые условия, лишь бы покинуть страну, в которой победили большевики.

После революции члены дворянских семей подверглись репрессиям. Те, что не успели убежать за границу, погибли. Были, конечно, исключения, например, Алексей Толстой, которому удалось подстроиться под новый режим. Дворяне, не успевшие либо не пожелавшие уезжать из России, меняли фамилии, скрывались. Одним удавалось прожить под чужим именем много лет. Другие, будучи разоблачены, попадали в сталинские лагеря.

Начиная с 1917-го, Россию покидали писатели, предприниматели, художники. Есть мнение, что европейское искусство XX века немыслимо без русских эмигрантов. Судьбы людей, оторванных от родной земли, были трагичны. Среди представителей первой волны русской эмиграции немало всемирно известных писателей, поэтов, ученых. Но признание не всегда приносит счастье.

Какова причина первой волны русской эмиграции? Новая власть, которая проявляла симпатию к пролетариату и ненавидела интеллигенцию.

Среди представителей первой волны русской эмиграции не только творческие люди, но и предприниматели, которым удалось сколотить состояния собственным трудом. Среди фабрикантов были и те, что сперва радовались революции. Но недолго. Вскоре они поняли, что и им нет места в новом государстве. Фабрики, предприятия, заводы были в Советской России национализированы.

В эпоху первой волны русской эмиграции судьбы обычных людей мало кого интересовали. Не волновала новую власть и так называемая утечка мозгов. Люди, оказавшиеся у руля, полагали, что для того чтобы создать новое, следует разрушить все старое. Советскому государству не нужны были талантливые писатели, поэты, художники, музыканты. Появились новые мастера слова, готовые донести до народа новые идеалы.

Рассмотрим более подробно причины и особенности первой волны русской эмиграции. Краткие биографии, представленные ниже, создадут полную картину явления, имевшее страшные последствия как для судеб отдельных людей, так и для всей страны.

Саша черный

Настоящее имя поэта, одного из представителей Серебряного века — Александр Гликберг. Он эмигрировал в 1920 году. Жил в Литве, Риме, Берлине. В 1924 году Саша Черный уехал во Францию, где провел последние годы. В местечке Ла Фавьер у него был дом, куда нередко съезжались русские художники, писатели, музыканты. Саша Черный умер от сердечного приступа в 1932 году.

Тэффи

Русская писательница первой волны эмиграции покинула Родину в 1919 году. В Новороссийске она села на пароход, который отправлялся в Турцию. Оттуда добралась до Парижа. Три года Надежда Лохвицкая (таково настоящее имя писательницы и поэтессы) прожила в Германии. За границей она печаталась, уже в 1920-м организовала литературный салон. Тэффи умерла в 1952 году в Париже.

Федор шаляпин

Знаменитый оперный певец покинул Россию, можно сказать, не по своей воле. В 1922 году он находился на гастролях, которые, как показалось властям, затянулись. Длительные выступления в Европе и США вызвали подозрения. Тут же отреагировал Владимир Маяковский, написав гневное стихотворение, в котором были такие слова: «Я первый крикну — обратно катить!».

В 1927 году певец пожертвовал сборы от одного из концертов в пользу детей русских эмигрантов. В Советской России это восприняли как поддержку белогвардейцев. В августе 1927 года Шаляпина лишили советского гражданства.

В эмиграции он много выступал, даже снялся в фильме. Но в 1937-м у него обнаружили лейкоз. 12 апреля того же года знаменитый русский оперный певец скончался. Похоронен на парижском кладбище Батиньоль.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий