ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ЗАУРАЛЬЯ – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ ЗАУРАЛЬЯ – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка Реферат

Крестьянское хозяйство зауралья в конце xvi-начале xx вв.

0-735552

На правах рукописи

БАЛЮК Наталья Алексеевна

КРЕСТЬЯНСКОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗАУРАЛЬЯ

В КОНЦЕ XVI-НАЧАЛЕ XX ВВ.

07. 00. 02 — отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Тюмень — 2003

Работа выполнена в Тюменском государственном университете

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Половинкин Николай Сергеевич]

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, заведующая отделом этнологии русского народа Института этнологии и антропологии РАН Власова Ирина Владимировна доктор исторических наук, профессор Миненко Нина Адамовна доктор исторических наук, профессор Усанов Виктор Иванович

Ведущая организация: Российская Академия государственной службы при Президенте Российской Федерации

Защита состоится «29 » мая 2003 г. в 10 часов на заседа нии диссертационного совета Д 212. 274. 04. по защите диссерта ций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Тюменском государственном университете по адресу: 625003, г.

Тюмень, ул. Ленина, 23, ауд. 513.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тюменс кого государственного университета.

Автореферат разослан « » 2003 г.

Ученый секретарь 3. Н. Сокова диссертационного совета 0- ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ Научная значимость и актуальность темы исследования Земледельческое освоение Зауралья — одна из определяю щих вех в аграрной эволюции России. Процесс становления и раз вития крестьянского хозяйства, максимально отражающего жиз недеятельность земледельческих сообществ в условиях колони зуемой территории, является важной страницей в социальной и экономической истории страны. Предпринимательская инициати ва переселенцев из Европейского Севера и политика метрополии по созданию за Уралом государственной вотчины заложили ос нову для формирования на значительных земельных простран ствах специфического типа крестьянской цивилизации с прису щей ей структурой сельских поселений и хозяйственных комп лексов. Поселение на новых местах дало возможность как бы заново «проиграть» ранее сложившиеся режимы эксплуатации земли, выявить их достоинства и недостатки. Реконструкция на микроуровне системы взаимодействия сложившихся элементов сельскохозяйственной практики в условиях Зауралья необходи ма для определения типов аграрной эволюции с учетом простран ственного и биоклиматического потенциала регионов. Это важно для понимания особенностей формирования земледельческой куль туры в странах с разреженной демографической ситуацией и боль шим ресурсом свободных земель, таких как Россия, Америка, Австралия, Канада и др. Комплексный анализ крестьянского хо зяйства Зауралья в динамике развития позволит определить его роль и место в процессе освоения новых земель, в экономике страны в целом. Изучение данного феномена с учетом широкого круга вопросов, связанных с жизнью земледельческого населе ния, позволит раскрыть специфику хозяйственной системы кон кретного региона, выявить закономерности экономического и общественного развития. Актуальность темы определяется совре менными тенденциями в историографии, направленными на ре конструкцию исторического опыта крестьянства с позиций новых теоретико-методологических подходов. Для отечественной и за Козлов С. А. Аграрные традиции и новации в дореволюционной России. М., 2002. С. 250.

Современные концепции аграрного развития // Отечественная история. 1992. №5. С. 3.

рубежной исторической науки в сфере аграрной проблематики так же характерно обращение к наследию выдающихся агрономов и экономистов конца ХIХ-начала XX вв. — Е. И. Красноперова, Н. Ф. Кондратьева, Н. П. Макарова, А. В. Чаянова, А. Н. Челинцева, A. Ф. Фортунатова и др., которое легло в основу нового направле ния — крестьяноведения 1. На современном этапе большую роль в его популяризации и выработке концептуальных подходов сыграли работы Т. Шанина, В. Данилова, А. Никулина и др 2. Прошлое дерев ни Зауралья имеет важное значение для определения менталитета сибиряка, общественного сознания крестьянского мира. Актуаль ность исследования этого аспекта осознается многими историками, писателями, государственными деятелями. Они видят в жизни кре стьянина ту основу, с которой начиналась жизнь общества, его ус пехи и неудачи. В русской литературе путь, пройденный крестья нином, воспринимался как своеобразный эталон правильного раз вития страны3. В. М. Шукшин писал, что «…навсегда запомнил жизнь сибирского крестьянина, его нравственный уклад, который пре красен, начиная с языка и жилья. Жизнь в деревне была трудная, но она не угнетала и не озлобляла людей»4. Сказанное очень важ но, т. к. под воздействием разного рода публикаций целенаправлен но искажается облик крестьянина, его образ жизни, блокируется использование ценного опыта, творческое видение ретроспективы.

В предисловии замечательной книги, посвященной 200-летней ис тории американского земледелия, авторы отмечают, что интерес к жизни села за прошедшее время может принести пользу американ скому обществу. Применительно к России, исключительно крес Чаянов А. В. Организация крестьянского хозяйства. М.,1925.

Shanin Т. Defining Peasants. Essays concerning Rural Societies, Expolary Economies, and Learning from them in the Contemporary Worid.

Oxford Basil Blackwell, 1990 ;

Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире / Сост. Т. Шанин. М., 1992;

Современные концеп ции аграрного развития // Отечественная история. 1992. № 5 ;

Отече ственная история. 1998 № 6;

Рефлексивное крестьяноведение. Десятиле тие исследований сельской России / Под ред. Т. Шанина, А. Никулина, B. Данилова. М., 2002.

Белов В. Повседневная жизнь Русского Севера. М.,2000. С. 6.

Коробов В. Василий Шукшин. М., 1971. С. 43 — 44.

The Americam Farm. A photographic history (by Maisie Conrat and Richard Conrat) California historical society. San-Francisco, Boston, 1977. P. 10.

тьянской стране, это высказывание приобретает особый смысл и актуальность. Изучение агрикультурной и хозяйственной жизни дореволюционной сибирской деревни имеет и практическую зна чимость. В настоящее время, в связи с развитием индивидуаль ных форм ведения хозяйства, сельские жители, агрономы и уче ные обращаются к «дедовскому» опыту в целях реконструкции приемлемых элементов аграрной практики, рационального при родопользования и т. д. Масштабная мелиорация земель, их хи мизация привели к катастрофическим результатам, вывели из оборота громадные территории, серьезно понизили урожайность многих культур, качество получаемого продукта1.

Это заставляет отказываться от многих «передовых» приемов земледелия и возвращаться к системам, проверенным вековой крестьянской практикой. Подобного рода явления и процессы слу чались и в аграрной эволюции европейских стран. В частности, об этом свидетельствуют восстания крестьян в Нижней и Верх ней Саксонии против трехполья, описанные В. Рилем. Известный публицист-аграрник XIX в. В. Безобразов писал, что «…цель сель скохозяйственной отрасли не технические успехи обработки, не внешняя рациональность, а благосостояние, основанное на рав новесии способов производства с потребностями…»2. На важность и незаменимость традиционных систем земледелия промышлен ными указывал еще в XIX столетии А. В. Советов3. Данное поло жение не утратило актуальности и в настоящее время. Более того, в исследованиях зарубежных социологов доказано, что в основе любой эффективной организации труда обязательно ле жат элементы традиционного опыта.

Иваненко С. И. 4 века тюменского поля. Свердловск, 1990. С. 195;

Суринов В. М Историческая память народа. Тюмень, 1990. С. 3;

Ганжа А. Г.

Традиционный опыт природопользования и современность // Вопросы истории. 2001. № 4. С. 163-165.

Безобразов В. Материалы для физиологии общества // Русский вестник. СПб., 1857. Т. 12. С. 513, 600.

Тимирязев К. А. Наука и земледелец // Сочинения. М., 1937. Т. 3. С.

20;

История почвоведения // Вопросы истории естествознания и техни ки. 1985. №1. С. 139-143.

Hofstede Y. Cultures and Organisations Software of the mind Z., 1991.

Состояние научной разработки проблемы Основные результаты изучения проблемы аграрного освоения Зауралья дореволюционного и советского периодов получили ква лифицированную оценку в специальных историографических ис следованиях и ряде крупных монографий1. В связи с этим основное внимание будет обращено на те стороны и аспекты социально-эко номического развития крестьянского хозяйства, значение которых не было раскрыто в полной мере. Начальный этап разработки про блемы связан с накоплением фактического материала, где кресть янскому хозяйству были посвящены отдельные сюжеты. В конце XIX-начале XX вв. основным предметом изучения экономистов-аг рарников было крестьянское хозяйство Европейской России. Эта тенденция частично обусловлена тем, что земских учреждений, занимающихся статистическими исследованиями крестьянства на Александров В. А. Русское население Сибири XVII — начала XVIII вв. М., 1964;

Преображенский А. А. Урал и Западная Сибирь в конце XVI — начале XVIII вв. М., 1972;

Русакова Л. М. Сельское хозяйство Среднего Зауралья на рубеже XVIII — XIX вв. Новосибирск, 1976;

Ми ненко Н. А. Историография Сибири (период феодализма). Новосибирск, 1978;

Горюшкин Л. М. Историография Сибири (период капитализма).

Новосибирск, 1979;

Соловьева Е. И. Промыслы сибирского крестьянства в пореформенный период. Новосибирск, 1981;

Горюшкин Л. М., Минен ко Н. А. Историография Сибири дооктябрьского периода (конец XVI начало XX вв.). Новосибирск, 1982;

Крестьянство Сибири в эпоху фео дализма. Новосибирск, 1982;

Крестьянство Сибири в эпоху капитализ ма. Новосибирск, 1983;

Власова И. В. Традиции крестьянского земле пользования в Поморье и Западной Сибири в XVII-XVIII вв. М., 1984;

Миненко Н. А. Источники по истории народной агрономии Зауралья в XVIII-первой половине XIX вв. // Источники по социально-экономи ческой истории Урала дооктябрьского периода. Екатеринбург, 1992. С. 3 15;

Миненко Н. А. Урал и Западная Сибирь в новейшей историографии // Культурное наследие Азиатской России. Материалы 1 Сибиро-Ураль ского исторического конгресса. Тобольск, 199. С 24-30;

Пундани В. В.

Государственная деревня Западной Сибири во второй половине XVIII первой половине XIX вв. Курган, 1999;

Ильиных В. А. Аграрные иссле дования в институте истории СО РАН в 1999 г. // Сибирская деревня:

история, современное состояние, перспективы развития. Омск, 2000. С.

3;

Заболотный Е. Б., Камынин В. Д. Проблемы изучения истории Тюмен ской области в отечественной историографии // Ежегодник ТОКМ. Тю мень, 2002. С. 124-140.

территории Зауралья, не существовало. Поэтому изучение дерев ни проводилось спорадически и в основном носило прикладной и отчасти фискальный характер 1. Данный этап исследования кресть янского хозяйства был подытожен в публикациях чиновников Ми нистерства государственных имуществ А. А. Кауфмана, С. К. Патка нова, Н. К. Куша, Н. О. Осипова, П. И. Соколова, С. С. Пчелина и др 2.

Среди работ этого периода следует выделить исследование П. И. Емельянова, основанное на большом фактическом материале 3.

При изучении состояния хозяйства затрагивались исторические ас пекты его развития, широко использовались для этих целей доку менты землеустроительных и межевых комиссий, отчеты губерна торов, записи крестьян и т. п. Авторы данных работ предпринимали попытки теоретического осмысления проблемы. В ходе сравнитель ного анализа за эталон бралось сельское хозяйство Центральной России с его относительно высоким уровнем интенсивности исполь зования земельных ресурсов. Отдельные элементы, составляющие структуру сибирского земледелия, зачастую абсолютизировались и рассматривались вне связи с условиями их возникновения и фун кционирования. Так, перелог и подсека представлялись явлением исключительно регрессивного порядка. Вместе с тем не учитыва лось то многое позитивное, что давали эти формы землепользова ния в условиях Зауралья.

Сведения о крестьянском хозяйстве населения Тобольской и Томс кой губерний в 1901-1902 гг. по сообщениям корреспондентов. Омск,1902;

Остафьев В. Характерные особенности земледельческого хозяйства За падной Сибири. Омск, 1902;

Иванов В. А. Крестьянское хозяйство в Ялуто ровском уезде // Вестник сельского хозяйства. 1903. № 33;

Хозяйство крестьянина Е. К. Мерзлякова из д. Глазуново Ялуторовского уезда // Справочный листок по сельскому хозяйству. СПб., 1904;

Маслов С. Крес тьянское хозяйство. СПб.,1911;

Описание хозяйства деревни Кашевской Ялуторовского уезда // Крестьянское хозяйство России. СПб., 1915.

Кауфман А. А. Очерк крестьянского хозяйства в Сибири. Томск, 1894;

Он же. Хозяйственно-статистическое исследование Тобольской гу бернии // Юридический вестник. 1890. Т. 6;

Патканов С. К., Кауфман А. А., Куш Н. К., Осипов Н. О., Пчелин П. И., Соколов В. Н. Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян и инородцев Западной Сибири. Вып. 1-Х1Х. СПб., 1891-1897.

Емельянов П. И. Сельское хозяйство в Тюкалинском округе То больской губернии. Тюмень, 1897.

Сложившийся стереотип был характерен не только для уче ных, деятельность которых связана с изучением земледельчес ких центров России, но и для сибирских областников Н. М. Яд ринцева, Г. Н. Потанина и др1. Их доводы относительно прими тивности сибирского земледелия обычно сводились к признанию неразвитости его отдельных элементов, «грубости» орудий тру да, низких урожаев и т. д. При обобщении результатов деятель ности авторы не использовали такой показатель, как количество произведенного продукта на душу населения. Игнорирование этого главного параметра формировало неверные представления об уровне развития сельского хозяйства Зауралья. Подобное иска жение действительности было характерно не только для изуче ния Сибири. С такими же мерками к оценке уровня развития сельского хозяйства подходили и европейские ученые. Другим существенным недостатком историографии дореволюционного периода являлась слабая изученность некоторых сопредельных сфер жизнедеятельности крестьян, в т. ч. проблем, касающихся воздействия общественного развития на аграрный сектор эконо мики региона, структуру сельскохозяйственной отрасли. В част ности, в этом процессе не была определена роль переселенчес кого движения. Размышления авторов обычно сводились к тому, что миграция большого количества населения сама по себе мо жет способствовать развитию производительных сил деревни2. На самом деле есть основания полагать, что неуправляемый пере селенческий поток вносил деструктивный элемент в процесс ос нащения крестьянских хозяйств сельскохозяйственными ору диями труда.

В первые десятилетия XX в. российская наука являлась ве дущей в области изучения крестьянского хозяйства. Отечествен ное крестьяноведение получило развитие в трудах талантли Ядринцев Н. М. Сибирь как колония // Известия Омского государ ственного историко- краеведческого музея. Омск, 1992. № 1. С. 3.;

Пота нин Г. Н. Нужды Сибири // Известия Омского государственного истори ко — краеведческого музея. Омск, 1996. № 4. С. 231-253.

Остафьев В. А. Переселенцы в Сибири. Очерк устройства пересе ленцев в Сибири // Юридический вестник. 1891. Т. 8;

Материалы по обследованию переселенческого хозяйства. СПб.,1906;

Гурвич И. А. Пе реселение крестьян в Сибирь. М., 1888 и др.

вых ученых-экономистов — А. В. Чаянова, А. Н. Челинцева, Н. П. Макарова и др., сделавших качественно новый шаг в совер шенствовании методики изучения крестьянского хозяйства1. В ис ториографии это направление определилось как организацион но-производственное. Основное внимание было обращено на раз работку теории организации крестьянского хозяйства.

В работах ученых впервые был предпринят анализ внутренней структуры крестьянского хозяйства;

определены механизмы его функционирования и процессы, происходящие на первичном уров не. Обобщение значительного эмпирического материала, накоплен ного исследователями пореформенного периода, позволило им оп ределить уровень социально-экономического развития крестьянс кого хозяйства к началу XX в. В частности, вопрос о развитии товарообмена в отрасли маслоделия бьш рассмотрен А. В. Чаяновым на материалах крестьянского хозяйства Зауралья. Автор пришел к выводу, что кризис в сибирском маслоделии в начале XX в. был обусловлен большим количеством заводов, ввиду благоприятной на начальном этапе конъюнктуры. Однако впоследствии маслоделие развивалось в условиях жесткой конкуренции2.

В 30-е гг. XX в. крестьянское хозяйство стало рассматриваться историками в контексте общих проблем аграрного развития страны.

В этот период, наряду с продолжением накопления фактического материала по социально-экономической истории Сибири, делаются первые квалифицированные теоретические обобщения по резуль татам колонизации сибирских территорий. Для данного этапа харак терно формирование различных точек зрения в отношении процесса колонизации. Так, С. В. Бахрушин отходил от теории, господствую щей в историографии в конце ХIХ-начале XX вв. о вооруженном захвате Сибири как единственной форме присоединения. На раннем этапе освоения Сибири историк отводил определяющую роль разви тию пушного промысла. Специальное исследование С. В. Бахрушин посвятил деятельности тобольских воевод и организации слободских поселений. Однако тема развития крестьянского хозяйства в Заура Макаров Н. П. Крестьянское хозяйство и его интересы. М.,1917;

Ча янов А. В. Организация крестьянского хозяйства. М., 1925.

Чаянов А. В. Крестьянское хозяйство. М., 1989. С. 439.

Бахрушин С. В. Очерки по истории колонизации Сибири XVI-XVII вв. М., 1927.

лье им не была рассмотрена. В 40-50-е гг. одним из значимых в сиби реведении был вопрос о земледельческом освоении территории. Впер вые он был поставлен В. И. Шунковым1. Если С. В. Бахрушин рассмат ривал земледелие как сопутствующий фактор хозяйственного осво ения Сибири, то В. И. Шунков принимал земледелие за основу экономической жизни. Главную роль в этом процессе он отводил кре стьянству. По данным уездов Тобольского разряда им реконструиро ван начальный этап развития земледельческого промысла, механизм формирования территории уездов. Автор показывает, что основу политики государства за Уралом составляло земледельческое освое ние. В дальнейшем А. В. Александровым, совместно с другими уче ными, была создана обобщающая концепция хозяйственного освое ния Сибири2. В 50-е гг. развернулась дискуссия вокруг проблемы ге незиса раннекапиталистических отношений. На данном этапе были предприняты попытки рассмотрения воздействия «cash system» (тор говых отношений) на развитие земледельческой культуры. Среди ученых утвердилось мнение, что качественные изменения в госу дарственной деревне Сибири проходили медленнее, чем в Европейс кой России. Н. М. Дружинин объяснял это отдаленностью крестьянс ких хозяйств от прямых рынков сбыта продукции3. Начало интенсив ного развития хозяйства он соотносил с пореформенным периодом, определяя в его структуре элементы американского фермерского типа. Однако воздействие рыночной экономики на состояние хозяй ства автором рассматривалось вне зависимости от демографической ситуации и режима эксплуатации земли. В силу этого не были учте ны и внутренние импульсы развития крестьянского хозяйства Сиби ри, которые в свою очередь предопределяли характер и динамику его вхождения в рыночные отношения. Некоторыми историками и социологами признавалось, что многие изменения в крестьянском хозяйстве не всегда были связаны с воздействием внешних факто ров (развитием денежных отношений, системой фиска и т. д.). Указы валось, что в условиях мелкого хозяйства «…аграрные новшества Шунков В. И. Очерки по истории колонизации Сибири в XVII начале XVIII вв. М., 1946.

Александров В. А. Русское население Сибири XVII — начала XVIII вв. М.,1964.

Дружинин Н. М. Государственные крестьяне и реформа П. Д. Кисе лева. Л.,1946.

являлись отнюдь не средством обогащения, а лишь условием са мосохранения, что некоторые явления общественной жизни не могут быть объяснены ни капитализмом, ни наукой, ни такой слу чайностью, как благоприятное географическое положение…»1. На данном этапе слабая изученность внутренней структуры кресть янского хозяйства, особенностей его функционирования была обус ловлена общей тенденцией приоритетного изучения аграрных от ношений. Что касается производительных сил хозяйственного ком плекса, эта тема рассмотрена лишь в отдельных работах2. Между тем, без серьезного изучения элементов производительных сил создать стройную систему аграрных отношений в сибирской де ревне было довольно сложно.

В 60-80-е гг. проблема земледельческого освоения получила свое дальнейшее развитие. Характерным для историографии этих лет было обращение к вопросам формирования сословной структуры сибирской деревни, развития сельского хозяйства и производительных сил, кустарно-промышленной деятельности, опыта природопользования. Проблема становления русского зем леделия за Уралом изучена в трудах В. А. Александрова. На материалах Енисейского уезда XVII в. автором впервые рас смотрены такие формы коллективного землевладения, как «впо вал», «воопче»3. И. В. Власовой при изучении земледельческой практики Поморья и Западной Сибири в XVII-XVIII вв. выявле но, что на процесс формирования крестьянского землепользо вания и землевладения существенное влияние оказывали тра диции поземельных отношений, привнесенные за Урал черно сошными крестьянами. Проблемы заселения и земледельческого освоения Западной Сибири в конце XVI- XIX вв. рассмотрены в Бессмертный Ю. Л., Кахх Ю. Ю., Малов В. Н. Некоторые итоги изучения истории крестьянства в период разложения капитализма и зарождения капиталистических отношений // История крестьянства Европы. Эпоха феодализма. Т. 3. М., 1956. С. 547;

Mokir I. The ekonomik of endustrial revolution. Z., 1985.

Александров В. А. Хозяйство и быт западносибирского крестьянства XVII-начала XVIII вв. М., 1974;

Суринов В. М. Производительные силы сельского хозяйства Западной Сибири ( конец ХIХ-начало XX вв.). М.,1974.

Александров В. А. Указ. раб. С. 177.

Власова И. В. Указ. раб. С. 106.

работах Н. А. Миненко, А. А. Преображенского, А. Д. Колеснико ва, В. В. Пундани1. Исследование крупной проблемы развития капитализма в аграрной сфере проведено Л. М. Горюшкиным.

В его работах предметом специального изучения стали рефор мы 1861 г., формы землевладения, производительные силы сель ского хозяйства и крестьянская промышленность. Вопросы аг рарных отношений автор рассматривал комплексно, связывая этот процесс с переселенческим движением и земледельческой колонизацией. Анализируя состояние экономики западносибир ской деревни в конце ХIХ-начале XX вв., Л. М. Горюшкин от мечал преобладание развитых форм капитализма в районах, приближенных к железной дороге. Тема земельной собственнос ти трактуется им, как «…ключ для понимания земельных по рядков и экономических отношений между государственными крестьянами…»2. Его тезис о том, что основным владельцем и полноправным распорядителем земли в Сибири являлось госу дарство, оспаривался многими историками. Они справедливо утверждали, что земельные наделы находились в свободном распоряжении крестьян3. В настоящее время этот важный аспект требует дальнейшего рассмотрения. Проблеме формирования кре стьянского населения в Сибири в XVIII-первой четверти XIX вв.

посвящены труды 3. Я. Бояршиновой. Автор пришла к выводу, что активный поток различных категорий зависимого населения в Сибирь был обусловлен феодально-крепостническим гнетом.

Н. А. Миненко датирует завершение процесса формирования го сударственных крестьян в Западной Сибири началом XVIII в5. Де тальное исследование сословной структуры деревни Урала и За падной Сибири проведено А. А. Преображенским6. Большое вни Миненко Н. А. Указ. раб.;

Колесников А. Д. Указ. раб.;

Пундани В. В.

Указ. раб.

Горюшкин Л. М. Сибирское крестьянство на рубеже двух веков.

Новосибирск,1967. С. 43.

Лапин Н. А. Государственные крестьяне южных округов Тобольс кой губернии в 40-50-х годах XIX в. // Ученые записки Курганского педагогического института. 1963. Вып. 5. С. 105.

Бояршинова 3. Я. Указ. раб.

Миненко Н. А. Живая старина. Будни и праздники сибирской де ревни. Новосибирск, 1984.

Преображенский А. А. Указ. раб.

мание автор уделил категории гулящих людей, полагая, что пе реход этой группы населения в крестьянское сословие занимал довольно длительный период. Важное направление проблемы со ставили вопросы о формировании сословной структуры зауральс кой деревни. В работах Н. И. Никитина показана роль служилых людей в земледельческом освоении Сибири в XVII в1. В. В. Пундани рассмотрена динамика миграции государственных крестьян из Ев ропейской России, исследован процесс социально-экономического развития государственной деревни Западной Сибири в XIX в2. На значение естественной среды в развитии крестьянского хозяйства впервые в отечественной историографии указывала М. М. Громы ко3. В последующем этот вопрос был рассмотрен Н. А. Миненко с позиций культурно-антропологического подхода, где автор иссле дует проблему природопользования в рамках системы жизнеобес печения сибирской деревни и процесса адаптации крестьян к но вым условиям хозяйствования4-.

Проблеме взаимодействия природной и социальной среды посвя щены труды В. А. Зверева, В. А. Липинской, Т. С. Мамсик и др5.

В. А. Зверевым рассмотрен социально-демографический аспект раз вития семейного крестьянского хозяйства Западной Сибири в XIX в6.

В целом в 60-80 гг. сибиреведами была разработана крупная пробле ма аграрной эволюции в Сибири, исследованы социально-экономи ческие изменения в сельском хозяйстве региона, демографические процессы, условия жизнедеятельности крестьян. В научный оборот введен большой фактический материал, что открывало перспекти вы для дальнейшего, более детального изучения судеб сибирского крестьянства, земледельческого хозяйства, определения типов аг Никитин Н. И. Служилые люди в Западной Сибири XVII века. Но восибирск, 1988.

Пундани В. В. Указ. раб.

Громыко М. М. Западная Сибирь в XVIII в. Новосибирск, 1965.

Миненко Н. А Экологические знания и опыт природопользования рус ских крестьян Сибири в XVIII—первой половине XIX в. Новосибирск, 1991.

Зверев В. А. Изменение образа жизни крестьянства в ходе земле дельческого освоения Сибири. Новосибирск, 1985;

Липинская В. А. Рус ские сельские поселения // Этнография русского крестьянства Сибири XVII-середина XIX вв. М., 1981;

Мамсик Т. С. Указ. раб.

Зверев В. А. Семейное крестьянское домохозяйство. Социально демографический аспект. Новосибирск, 1989.

рарной эволюции. Однако выход аграрной проблематики на более современный уровень, характерный для общего крестьяноведения, сдерживался тем, что вне поля зрения ученых по-прежнему остава лись вопросы, касающиеся истории крестьянского хозяйства, его типологии и внутреннего строя, производительного потенциала, со циальных и экономических параметров, бюджета и др. аспектов.

Для историографии периода 1990-2000 гг. характерными стали поиск новых исследовательских подходов, актуализация проблем крестьяноведения и крестьянского хозяйства1. Специальное иссле дование типологии крестьянского хозяйства проведено А. В. Гор доном2. Автором раскрыт принцип соединения «общинного архе типа» с архетипом семейного хозяйства, где хозяйственный индивидуализм и коллективистскую мораль он находит взаимо обусловленными, а собственно общинный архетип материализо вался в крестьянском хозяйстве под видом корпоративного, «ар тельного» предприятия. М. А. Свищевым выработаны общие принципы функционирования крестьянского хозяйства3.

Т. С. Мамсик исследованы типологические параметры ста рожильческой деревни Западной Сибири, условия функциони рования крестьянского хозяйства дореформенного периода. Ав тором поставлен вопрос о полной неадекватности концепции сибирского феодализма историческим реалиям. При исследо вании общих тенденций процесса колонизации Западной Сиби ри Т. С. Мамсик пришла к выводу, что переселение не являет ся следствием бегства крестьян от крепостной зависимости в более приемлемые условия. Напротив, их действия автор оп ределяет как «…реализацию стремления российского кресть Современные концепции аграрного развития //Отечественная ис тория. 1992. № 5;

Рефераты:  Реферат: Альтернативная энергетика -

Отечественная история. 1998. № 6;

Крестьянское хо зяйство: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции. Ч. 1, 2. Вологда, 1992;

Сибирская деревня: история, совре менное состояние, перспективы развития. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Омск, 1992-2002.

Гордон А. В. Типология семейного хозяйствования в крестьяноведе нии (90-е гг. XIX-90-e гг. XX вв. // Крестьяноведение: Теория. История.

Современность. Ученые записки. М., 1999.

Свищев М. А. Механизм функционирования крестьянского хозяй ства (теоретический аспект) // Крестьянское хозяйство…С. 117-136.

янства к организации экстенсивного товарного хозяйства с перспективой его превращения в производство буржуазное…»1.

Народный опыт земледелия Зауралья в XVII-XIX в. обобщен в работе В. И. Шадурского2. Важный сектор экономики кресть янского хозяйства — кустарное производство в ХIХ-начале XX вв. исследован в работах В. В. Коновалова и Е. В. Бородули ной3. В. В Коноваловым установлено, что развитие крестьянс ких промыслов в Сибири в пореформенный период выража лось прежде всего в привнесении новых производств в районы заселения переселенцами из Европейской России, а также в расширении уже существовавших промыслов среди старожиль ческого населения. В свою очередь, как определил автор, об разование новых промыслов вело к разрушению патриархаль ного хозяйства. Н. С. Половинкиным и В. М. Суриковым показа на ЭВОЛЮЦИИ- пашенных орудий труда в крестьянском хозяйстве Урала и Зауралья в ХIХ-начале XX вв4.

Новые аспекты в проблеме реконструкции облика сибирско го крестьянства, условий его жизнедеятельности раскрыты в работах М. М. Громыко, А. В. Буганова, О. Н. Шелегиной, М. В. Бо рисенко5.

Мамсик Т. С. Социальная организация фронтира в контексте миро вого колонизационного процесса по материалам Сибири и Северной Америки // Сибирская деревня:…Омск, 1996. С. 43;

Она же. Сибирская старожильческая деревня (по материалам массовой волостной статисти ки // Сибирская деревня… 1998. С. 38.

Шадурский В. И. Народный опыт земледелия Зауралья в XVII начале XX вв. Свердловск, 1991.

Коновалов В. В. Мелкие промышленники Сибири и большевистская диктатура. Новосибирск, 1995;

Бородулина Е. В. Мелкая и кустарно- ре месленная промышленность Тобольской губернии в 1861 — 1917 гг.:

Автореф. дисс. к. и. н. Тюмень, 1999.

Половинкин Н. С, Суринов В. М. Пахари и сохолады Урала и Зау ралья конца XIX-XX вв. Тюмень, 1995.

Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М., 2000;

Шелегина О. Н. Культура русских сибиряков в XVIII- первой половине XIX вв. как результат адаптации в условиях освоения но вых территорий ( к постановке проблемы) // Культурное наследие Азиатской России. Тобольск, 1997. С. 85;

Борисенко М. В. Семья и двор русских крестьян Западной Сибири в конце XVI-середине XIX вв. СПб., 1998.

Условия взаимодействия крестьянского хозяйства с окружа ющей средой и опыт природопользования русских крестьян в Западной Сибири исследован С. В. Туровым1. Значительный круг актуальных на современном этапе проблем, касающихся процес са имущественной и социальной дифференциации крестьян, со циально-правовых аспектов землевладения и землепользования в России был рассмотрен на аграрных симпозиумах 2000-2002 гг2.

Историками выявлены факторы, влиявшие на дифференциацию сибирского крестьянства в XVI-XVII вв.;

определены основные тенденции развития зажиточных хозяйств в начале XX в., тра диционные типы зажиточного крестьянства, социально-право вые аспекты крестьянского надельного землепользования и арен дные отношения в Западной Сибири во второй половине XIX начале XX вв3.

Таким образом, в отечественной историографии сделаны зна чительные шаги в разработке проблемы аграрной эволюции Си бири, накоплен обширный документальный и фактический мате риал, который подвержен детальному анализу и теоретическому осмыслению на основе различных методологических подходов. При Туров С. В. Исторический опыт природопользования русских крес тьян Западной Сибири ( XVIII-первая половина XIX вв.). Автореф. дисс….

к. и. н. Тюмень, 2000.

Зажиточное крестьянство России в исторической ретроспективе:

землевладение, землепользование, производство, менталитет // Мате риалы XXVII сессии Симпозиума по аграрной истории Восточной Евро пы. М., 2000;

Землевладение и землепользование в России (социально правовые аспекты) // Материалы XXVIII сессии симпозиума по аграр ной истории Восточной Европы. М., 2002.

Иванцова Н. Ф., Туяков Н. В. Основные тенденции развития зажи точного крестьянского хозяйства Западной Сибири в годы Первой миро вой войны // Зажиточное крестьянство…;

Мамсик Т. С. Традиционные типы зажиточного крестьянства Сибири (итоги математической обра ботки данных дореформенной волостной статистики) // Зажиточное крестьянство…;

Пундани В. В. Социально- правовые аспекты крестьянс кого надельного землепользования в Урало-Сибирской деревне в пер вой половине XIX в. // Землевладение и землепользование. С…64;

Ря занов В. В. Арендные отношения в Западной Сибири в XIX в. // Земле владение и землепользование… С. 73 и др.

изучении основной акцент был сделан на процесс земледельчес кого освоения региона и формирование поземельных отношений;

складывание режимов земледелия, форм землевладения и зем лепользования в государственной деревне. Вместе с тем, частное крестьянское хозяйство не было выделено в качестве самостоя тельного объекта исследования. Вне сферы исследовательских интересов остались такие принципиально важные вопросы, как генезис и социально-экономическое развитие земледельческого хозяйства, его внутренний строй, механизм функционирования, производительный потенциал, экономический базис, отраслевая структура и специализация, бюджет, типология хозяйственных комплексов. Слабо изученной остается тема, касающаяся эволю ции аграрных технологий и влияния на этот процесс механиза ции сельского хозяйства. Все это указывает на необходимость исследования поставленной проблемы.

Цель и задачи исследования Автором поставлена цель — показать историческую судьбу зем ледельческих сообществ в условиях колонизуемой территории, т. е.

изучить генезис и социально-экономическую трансформацию кре стьянского хозяйства — основы жизнедеятельности крестьян — с кон. XVI до нач. XX вв.;

выявить факторы, определяющие дина мику развития хозяйственной системы Зауралья. В связи с этим выдвинуты следующие исследовательские задачи:

— раскрыть механизм становления земледельческого хозяйства;

выявить общие закономерности и особенности его экономического развития;

определить качественные изменения и устойчивые фор мы в функциональной структуре хозяйственного комплекса;

— исследовать общий ход, этапы заселения территории, типы, функции и процесс трансформации сельских поселений;

опреде лить их роль в закреплении и хозяйственном освоении Зауралья;

— рассмотреть процесс формирования сословной структуры государственной деревни;

охарактеризовать социально — право вой статус земледельческого населения, формы трудовых отно шений;

определить специфику сезонного найма в условиях коло низуемой территории;

— показать в динамике основные составляющие и уровень производительного потенциала крестьянского хозяйства;

— исследовать процесс имущественной и социальной диффе ренциации зауральской деревни, выявить факторы зажиточнос ти и обеднения крестьян;

определить типы и социальные пара метры крестьянских хозяйств;

— рассмотреть отраслевую структуру крестьянских хозяйств южного и северного экономических районов, процесс специали зации сельскохозяйственного производства в условиях Зауралья;

— реконструировать бюджеты основных групп крестьянских хозяйств (мелкого, среднего и крупного);

определить их эконо мические параметры.

Объект исследования — крестьянство Зауралья как соци ально-исторический тип, возникший на основе материальной и духовной деятельности земледельческой цивилизации. Предмет исследования составляет крестьянское хозяйство государствен ной деревни — главное функциональное звено в экономике ре гиона, которое определяется в широком смысле, во всех взаимо связях и проявлениях, как идеально-типическая основа для изу чения системы жизнедеятельности крестьян.

Хронологические рамки исследования охватывают период конец XVI-начало XX вв. Необходимость рассмотрения пробле мы в таком широком хронологическом диапазоне обусловлена замедленными темпами развития сельскохозяйственной отрасли.

Н. И. Вавилов определял земледелие как самый консервативный промысел1. Исследование хозяйства в течение четырех столетий дает возможность выявить особенности его развития, качествен ные изменения и устойчивые формы. Нижние рамки исследова ния — конец XVI в. — определяются начальным этапом заселе ния и хозяйственного освоения Зауралья русскими. К этому вре мени относится появление первых указов о закладке за Уралом государевой вотчины. Важными вехами в формировании хозяй ственной системы региона стало «Уложение» тобольского воево ды Ю. Я. Сулешева (1623-1624г.) и меры 1782 г. по отмене госуда ревой десятины. Верхние рамки исследования ограничиваются первым десятилетием XX в. — кануном кардинальных социальных и экономических преобразований в сибирской деревне.

Географические рамки исследования определяются террито рией Зауралья в границах Тобольской губернии начала XX в., вклю чающей Березовский, Ишимский, Курганский, Сургутский, То больский, Туринский, Тарский, Тюкалинский, Тюменский и Ялу Вавилов Н. И. Избранные труды. М., Л., 1956. Т. 5. С. 3.

торовский округа. Ввиду значительной протяженности территории, Тобольская губерния отражала специфику не только Зауралья, но и Западной Сибири ( естественная среда, этническое и быто вое многообразие населения). Насыщенная гидрографическая схе ма, многообразие локальных почвенно-климатических и природ ных зон, двухуровневый ландшафт в совокупности повлияли на формирование в губернии двух природно-экономических районов — южного и северного. Это представляет большой интерес для про ведения сравнительного анализа, определения условий социаль ного и экономического взаимодействия между югом, где были со средоточены основные хлебные житницы, и севером, с его про мысловым хозяйством, что определяло особенности развития хозяйственной системы Зауралья.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впер вые в отечественной историографии проведено комплексное ис следование крупной научной проблемы — истории крестьянско го хозяйства Зауралья с конца XVI до начала XX вв. Выработан ряд приемов и методов изучения хозяйственных систем в их ис торическом развитии на колонизуемой территории, которые мо гут быть применимы для изучения регионов, стран, обеспечен ных значительными земельными ресурсами.

Впервые в сферу исследования вовлечены новые виды доку ментов, документальные комплексы, которые в определенной мере восполнили отсутствие материалов земской статистики в Сибири. Изучение большого массива документов XVII-начала XX вв. позволило по многим позициям выстроить новую концепцию развития крестьянского хозяйства государственной деревни За уралья. На основе структурного моделирования и комплексного анализа впервые рассмотрен в динамике процесс социально-эко номической трансформации земледельческого хозяйства;

опре делен механизм функционирования хозяйственных комплексов южного и северного экономических районов. Впервые реконст руирован сословный состав землепользователей, определен их социально-правовой статус;

выявлена роль половничества в фор мировании земледельческого населения государственной дерев ни;

показана специфика имущественной и социальной диффе ренциации в Зауралье;

исследован процесс специализации крес тьянских хозяйств;

определены особенности сезонного найма и его влияние на развитие производственной деятельности в усло виях колонизуемой территории. Впервые проведена реконструк ция бюджетов основных групп хозяйств (мелкого, среднего и крупного), определены их экономические параметры.

Научно-практическая значимость работы Результаты исследования могут быть использованы при под готовке обобщающих трудов по истории России и Зауралья;

в образовательном процессе при углубленном изучении различных аспектов социально-экономической истории Сибири;

при подго товке лекционных курсов и семинаров по проблемам крестьян ства. В социально-практическом смысле исследование представ ляет интерес для работников аграрной сферы, организаторов индивидуальных крестьянских хозяйств.

Методология исследования Основным методологическим принципом исследования явля ется историзм, посредством которого крестьянское хозяйство рассматривается в становлении и развитии, в связи с порождаю щими его условиями — естественной средой, динамикой соци ально-экономических, демографических процессов, системой по земельных и общественных отношений и др. Принцип историзма находится в неразрывной связи с объективностью исторического исследования. Комплексный характер исследования предполага ет использование системного подхода и основных положений аг рарно—типологических концепций крестьяноведения, способству ющих определению крестьянства и условий его жизнедеятельно сти. С этих позиций хозяйство крестьянина рассматривается в системе многомерных оценок: как определяющий признак само го понятия крестьянства;

как форма семейной хозяйственной орга низации;

как многофункциональный хозяйственный комплекс;

как основа аграрного сектора экономики;

как система, состоящая из подсистем, блоков, элементов.

Для проведения комплексного исследования в работе исполь зованы специальные исторические методы: компаративный, ис торико-типологический, проблемно-хронологический. При изуче нии экономики крестьянского хозяйства применены общенаучные методы: структурно-системный, статистический, функционально го и количественного анализа. Обработка материалов массовой статистической отчетности была проведена на основе структури рования типовых экономических показателей и сравнительного анализа количественных и качественных изменений на опреде ленных этапах развития крестьянского хозяйства. Использование структурно-системного метода дало возможность реконструиро вать основные элементы внутренней структуры хозяйства, меха низм их взаимодействия и взаимовлияния. В целом методика ис следования позволила выявить системообразующие факторы, обес печивающие возникновение и функционирование хозяйственного комплекса. Для определения динамики воздействия этих факторов проблема рассматривается расчлененно. Таким образом, создается основа для обобщения явления в целом и объективной реконструк ции исторического опыта;

определения общих типологических прин ципов организации хозяйственных систем з регионах, обеспечен ных значительными земельными пространствами.

Источниковую основу исследования составили архивные (ос новная часть) и опубликованные документы, систематизирован ные по нескольким видам и группам, в соответствии с их проис хождением и характером информации.

Законодательные акты центральных ведомств (указные гра моты, царские и императорские указы) отражают общие тен денции управления регионом на уровне метрополии;

степень ре ализации предписанных указов на местах;

специфику админист ративного и юридического регулирования процессами колонизации и земледельческого освоения территории;

практику поземель ных отношений и выработку основных принципов по реализации государством своих прав на землю. Этот документальный комп лекс также использовался при рассмотрении процесса формиро вания двух форм землевладения в Зауралье — официального и обычно — правового. Кроме архивных документов, в работе ис пользованы акты, опубликованные в Полном Собрании Законов Российской империи. По определению W. Mossa, своеобразие этой группы документов заключается в том, что она являлась ядром, вокруг которого формировались все делопроизводственные ком плексы ( РГАДА. Ф. 214;

РГАДА. Ф. 24;

РГИА. Ф. 396).

Материалы текущего делопроизводства учреждений различ ных ведомств XVIII-начала XX вв. включают несколько групп источников. Поземельные акты — купчие крепости, данные, ме новые, закладные, жалованные, межевые грамоты — раскры вают механизм становления земледельческого хозяйства, проце дуру документирования отведенных земельных угодий;

формы землевладения и землепользования, специфику поземельных сде лок, таких как купля-продажа, обмен, заклад и т. д. Наказные памяти, документы фискального учета — межевые, умолотные и ужинные книги;

рапорты и отчеты волостных правлений и ме жевых комиссий XVIII — начала XX вв. позволили реконструиро вать систему трудовых отношений в крестьянской и служилой среде;

выявить природу разных форм трудового найма;

рассмот реть отраслевую структуру хозяйства и условия его функциони рования, определить состояние сельскохозяйственной отрасли на разных этапах развития. Челобитные крестьян и служилых лю дей способствовали определению уровня и характера отношений податного населения с властью, социально-правового статуса зем лепользователей, реконструкции системы поземельных отноше ний и механизма урегулирования земельных споров, форм зем лепользования и землевладения. Документы фискального учета (ужинные, умолотные и межевые книги) в большей мере имеют отношение к монастырскому хозяйству. На основе этой группы документов рассмотрены особенности его развития, способы кон троля властей за состоянием земельных владений монастырей (РГАДА. Ф. 214;

ГАТО. Ф. 47, Ф. 31, Ф. 33, Ф. 45 ;

ТФ ГАТО. Ф. 3, Ф. 152, Ф. 154, Ф. 156, Ф. 329, Ф. 332, Ф 335, Ф. 341, Ф. 353, Ф.

417, Ф. 479;

ТГИАМЗ. Фонд рукописей). Отдельный комплекс со ставляют документы XVII — начала XVIII вв., касающиеся при крепления крестьян к тяглу, оформления условий сезонного, ка бального и поденного найма (ГАТО. Ф. 45, Ф. 47). Анализ источников показал, что «посадка новоприбылых в тягло» сопро вождалась обязательным определением поручителей из числа старожилов или родственников и составлением поручной записи.

Найм работников со стороны государства или частных лиц на сезонные и поденные работы в XVII-XVIII вв. оформлялся зак лючением порядных, подрядных, работных, кабальных записей, где оговаривались двухсторонние условия сделки (ГАТО. Ф. 47).

Важное место в исследовании занимают описи имущества, позволившие определить имущественное положение крестьян, характер материальной культуры сельской среды (ГАТО. Ф. 47).

Массовые статистические источники, ввиду обширности, раз делены на четыре группы. Первая объединяет дозорные, перепис ные, приправочные книги, перечневые списки городов и острогов, ямов — XVII — начала XVIII вв. ( РГАДА. Ф. 214), которые отличает высокая информативность. Кроме полных сведений о размерах зе мельных угодий, книги содержат информацию о географии пересе ленцев, численном и сословном составе землепользователей, состо янии земледельческого хозяйства, структуре земельных угодий и режиме земледелия. В переписных книгах основной акцент был сде лан на фиксацию наличного населения, что послужило основой для следующей ступени статистического учета населения — ревиз ских сказок. Сочетание этой группы документов с актовыми мате риалами и текущим делопроизводством позволило выявить особен ности процесса заселения, формирования типов поселений и хозяй ственной системы Зауралья в XVII-начале XVIII вв.

Редкую группу источников составляют подворные описи второй половины XVIII в., которые составлялись по инициативе фискаль ных органов для выявления имущественного положения крестьян и разночинцев (ГАТО. Ф. И 47). В документах фиксировалось количе ство жилых и хозяйственных построек, расположенных на кресть янском дворе, размеры земельных наделов и посевных площадей, род занятий владельцев, уровень их зажиточности или обеднения и причины этому способствующие. Кроме подворных описей, в 1799 г.

в Зауралье составлялись ведомости о подворных крестьянских по севах. Ценность этой группы документов заключается в том, что они содержат сведения о состоянии земледельческого хозяйства и имущественном положении крестьян после отмены государевой де сятинной пашни (ГАТО. Ф. 10). Подобная информация имеется и в опросных листах-анкетах конца XIX в., посредством которых изу чалось мнение крестьян о необходимости создания в губернии сети хлебозапасных магазинов (ТФ ГАТО. Ф. 417). По инициативе То больского губернского статистического комитета в 1897 г. листы заполнялись в сельских обществах по каждому округу, где в част ности указывались годовые нормативы потребления хлеба для тру доспособных членов семей, подростков и престарелых;

численность «нищих, бродяг и бедных», а также причины, способствующие их обнищанию ( ТФ ГАТО. Ф 417). Обобщение этих данных позволило выявить причины бедности крестьян и численность недееспособных хозяйств, вовлеченных в процесс социальной дифференциации;

го довой потребительский уровень в хлебе по каждому округу. В сово купности эти сведения способствовали реконструкции основных рас ходных статей в бюджете крестьянского хозяйства.

В третью группу включены материалы IV-X ревизий и Первой всеобщей переписи населения Тобольской губернии 1897 г. (ТФ ГАТО. Ф. 154, Ф. 417). Эти источники легли в основу исследования демографических процессов в государственной деревне, способ ствовали выявлению общих тенденций и динамики внешних и внут ренних миграций, определению географии переселенцев, струк турного, численного, возрастного состава семей;

рассмотрению процесса трансформации сельских поселений со второй половины XVIII-до конца XIX вв. При исследовании экономики крестьянс кого хозяйства одно из главных мест заняли материалы переписи 1897 г. Подворные листы переписи содержат сведения о трудовом ресурсе семьи, основных и «побочных» занятиях крестьян. На ос нове подворных и опросных листов (анкет) за 1897 г. была реконст руирована отраслевая структура крестьянских хозяйств, что в свою очередь сделало возможным исследование процесса отрас левой дифференциации и специализации хозяйственных комплек сов в южном и северном экономических районах. Учитывая значи тельный объем первичной документации переписи, для исследо вания этого вопроса была предпринята группировка данных переписных листов по 10 хозяйствам из каждой волости и округа Тобольской губернии. Полученные материалы по ведущим и вспо могательным отраслям были дополнены опубликованными данны ми о хозяйствах, специализирующихся на кустарных промыслах (ТФ ГАТО. Ф. 147). Эти сведения в совокупности составили основу для реконструкции отраслевых районов на территории Тобольс кой губернии, определения удельного веса хозяйств, специализи рующихся на той или иной отрасли, а также выделения самосто ятельной группы хозяйств с комплексной отраслевой структурой.

Ценные сведения для определения экономического состояния крестьянского хозяйства в ХIХ-начале XX вв. содержит четвер тая группа документов — статистическая отчетность органов уп равления: ведомости волостных и уездных судов, реестры, рос писи, списки и таблицы волостных и уездных правлений, отчеты губернаторов (1874-1914 гг.) с приложением ко всеподданнейше му отчету, «Обзоры Тобольской губернии», опросные листы за 1897-1904 гг. (РГИА. Ф. 396, Ф. 1290;

ТФ ГАТО. Ф. 152, Ф. 185, Ф.

332, Ф. 417). Губернские отчеты и «Обзоры», несмотря на несо вершенную обработку данных, разного рода корректировку по казателей со стороны чиновников, содержат необходимые дан ные о динамике урожайности, размерах посевных площадей, ценах на основную сельскохозяйственную продукцию. Для наи большей достоверности, к анализу были привлечены материалы текущей документации — рапорты волостных правлений о дохо дах и расходах, ведомости о численности скота, статистические отчеты о состоянии округов, ведомости о ценах на хлеб и т. д.

Отсутствие земской статистики за Уралом частично компенси руется статистическими исследованиями крестьянских хозяйств, которые проводились в 80-90-х гг. по инициативе Министерства государственных имуществ, в целях упорядочения в Сибири си стемы налогообложения. Для сбора первичного материала при влекались добровольные корреспонденты, представители агро номических служб губернии, чиновники особых поручений.

Результаты статистического обследования хозяйств были опуб ликованы в многотомном издании «Материалы для изучения эко номического быта государственных крестьян и инородцев Запад ной Сибири». Эти сведения, в комплексе с документами текущего хозяйственного учета, отчетами губернатора, переписными и опросными листами, нормативами затрат на производство еди ницы продукции и внутренние потребности семьи, текущими ценами за 1897 г., дневниковыми записями крестьян, позволили произвести реконструкцию приходной и расходной частей бюд жетов крестьянских хозяйств, определить уровень их доходнос ти (РГИА. Ф. 1290;

ТФ ГАТО. Ф. 154, Ф. 329, Ф. 185, Ф. 417).

Исключительный интерес для исследования крестьянского хо зяйства представляет источник эпистолярного жанра — «Книга на записку хлебов, пашен и покосов», где ежегодно, с 1843 по 1899 гг. крестьянин А. Д. Никитин фиксировал все хозяйственные операции. Особую значимость имеет регулярность, с какой осуще ствлялись записи, что важно для проведения сравнительного ана лиза показателей. В настоящее время это почти единственный со хранившийся источник эпистолярного жанра, бытовавший в кре стьянской среде. Его записи за 1897 г., в совокупности с материалами переписи 1897 г., статистическими данными, нормативами и др.

документами, легли в основу исследования бюджета крупного хо зяйства. Регулярное фиксирование данных о севооборотах и уро жайности по каждому полю в течение 56 лет позволило опреде лить режимы земледелия средней полосы таежной зоны Заура лья, динамику урожайности зерновых культур, объем производства сельскохозяйственной продукции в течение года и т. д. Большое значение в раскрытии темы играет эпистолярное наследие Н. Л. Скалозубова. Его дневники и переписка содержат ценные све дения о состоянии крестьянского хозяйства Зауралья в конце XIX начале XX вв. (ТФ ГАТО. Ф. 147). Длительная служба в Зауралье позволила Н. Л. Скалозубову, как и его коллегам по агрономичес кой службе, в значительной мере отойти от взгляда «европейца»

на хозяйство крестьянина-сибиряка, увидеть его специфику и достоинства. На основе комплекса документов из фонда Н. Л. Ска лозубова рассмотрено экономическое состояние крестьянского хозяйства в конце ХIХ-начале XX вв.

Обширный материал о сельских населенных пунктах Заура лья содержит другой вид источников — географические и стати стические словари, Списки населенных мест Тобольской губер нии (1869-1912 гг.). Выявленные данные использованы при иссле довании типов сельских поселений. Следующий вид источников — материалы центральной и местной периодической печати — жур налы Министерства государственных имуществ, «Сибирские воп росы», «Хозяин»;

газеты «Сибирский листок» и «Тобольские гу бернские ведомости». Они включают серию публикаций, посвя щенных актуальным для того периода вопросам землевладения и землепользования, опыту хозяйствования и др.

Апробация полученных результатов Диссертация обсуждалась на заседании кафедры отечествен ной истории Тюменского государственного университета. Основ ные положения и результаты исследования докладывались на всероссийских и региональных научных конференциях в Москве, Калуге, Екатеринбурге, Омске, Тюмени и Тобольске в 1992- гг. Содержание диссертации отражено в четырех монографиях, статьях, тезисах докладов и выступлений общим объемом 74,5 п.

л. Материалы диссертации использованы автором при подготов ке трех учебных пособий, двух сборников архивных документов XVII-начала XVIII вв., «Энциклопедии Ханты-Мансийского ок руга», «Энциклопедии Тюменской области», «Летописи Тобольс ких деревень»;

разработке и чтении вузовских курсов по отече ственной и региональной истории.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновываются научная значимость и актуаль ность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработки, формулируются цель и задачи работы, ее геогра фические и хронологические рамки, определяются объект и пред мет исследования, характеризуются методология и источнико вый потенциал исследования.

В первой главе — «Социально-экономическая трансформация земледельческого хозяйства Зауралья» рассматривается процесс заселения и формирования системы сельских поселений на тер ритории Зауралья, определяются их типы, функции и роль в закреплении и хозяйственном освоении земель. Проведена рекон струкция сословной структуры государственной деревни, иссле дован процесс социально-экономической трансформации земледель ческого хозяйства Зауралья.

В процессе заселения территории Зауралья русскими пере селенцами выделено несколько этапов. В конце XVI-первой по ловине XVII вв. закрепление территории сопровождалось час тичным земледельческим освоением средней и южной полосы региона и промысловым (пушным) в отдельных районах Северо Западной Сибири ( междуречье Туры, Тобола, Исети, Пыш мы, Вагая, Иртыша и Оби). Этот период характеризуется как начальный этап формирования стационарной системы сельских поселений в регионе. Механизм становления земледельческих поселений включает переход от временного (избушки, заимки, починка, отъезжей пашни) к постоянному сельскому населенно му пункту деревне-двор.

В работе исследуется поэтапная трансформация основных типов сельских поселений с конца XVI до начала XX вв. Установ лено, что стационарные поселения под влиянием внешних и внут ренних факторов меняли свой тип, сохраняя при этом место раз вития. В свою очередь для мобильных типов (выселки, заимки и пр.) была характерна смена не только места расположения, но и функционального назначения. В целом для Зауралья возникнове ние временных поселений являлось одним из устойчивых, не меняющихся процессов деревенской жизни. В ряде случаев вре менные поселения переходили в стационарные. Устойчивость сель ского населенного пункта зависела от выбора места под поселе ние (обеспеченность земельными угодьями, природно-сырьевым ресурсом, водоемом) и демографической ситуации.

Рефераты:  Образование как педагогический процесс. | Консультация на тему: | Образовательная социальная сеть

Для второй половины XVII в. характерна активизация внешне го миграционного потока в Зауралье черносошных крестьян из северных и северо-восточных районов России и складывание ос новного ядра постоянных сельских поселений в уездах Тобольско го разряда. В этот период в средней полосе региона основным ти пом поселений являлись однодворные и малодворные деревни;

на юге — комплексный тип «острог-слобода», совмещающий земле дельческие и оборонительные функции. После снижения военной опасности основная часть острогов, расположенных на южной обо ронительной линии, становится земледельческими слободами.

В первой четверти XVIII в., в связи с официальным переводом всех категорий сельского населения в сословие государственных крестьян, на территории Зауралья ямские поселения трансфор мируются в деревни. Общую тенденцию заселения региона в XVIII в.

составлял активный приток населения в южные районы, посред ством внешней миграции и смещения части крестьян из старозасе ленных уездов. Во второй половине XVIII в., ввиду отмены госу даревой десятины, в районах нерентабельного земледелия наме тилась отраслевая переориентация мобильных поселений — заимок.

В связи с введением системы волостного деления, часть деревень и слобод получает статус сел — административных волостных цен тров.

Важную особенность этого периода составляло изменение в хозяйстве южной зоны структуры производительных сил. Главным фактором, элементом производства здесь выступает чернозем. Кре стьяне, пришедшие из северных уездов региона в погоне за хоро шими землями, проигрывали в другом. В этих почвенно-климати ческих условиях потенциал земледелия снижался из-за регуляр ных засух, масштабных разливов, экспансии вредителей и т. п., что спорадически приводило к разрушению производительных сил земледельческого промысла. Наиболее зримо это явление прояви лось в конце XIX в. Так, в 1894 г. зафиксировано вымирание целых деревень в Курганском, Ишимском и Ялуторовском округах. Таким образом, процесс освоения южных районов Зауралья, с одной сто роны, сопровождался введением в хозяйственный оборот значитель ных массивов плодородных земель, с другой — демографическим спадом, ввиду высокой смертности населения.

Во второй половине XIX—начале XX вв. на территории Заура лья сложились компактные зоны проживания русского старожиль ческого населения. В малоземельных районах часть заимок и вы селков трансформируется в постоянные сельские поселения. Это му способствовали — демографическая ситуация в регионе, изме нение гидрографической схемы рек в зонах активного течения, что в большей мере характерно для округов северного экономи ческого района, сосредоточенных в бассейне Иртыша. В порефор менный период прослеживается переориентация части земледель ческих заимок на переработку растительного и животного сырья.

К началу XX в. приток населения в Тобольскую губернию значи тельно сократился. Размещение прибывших переселенцев осуще ствлялось на казенных земельных участках, приписанных к ве домству переселенческого управления. В этот период расселение новоприбылых крестьян в районах компактного проживания ста рожильческого населения сопровождалось обострением противо речий между ними и новоселами. Мотивом для конфронтаций слу жила практика ежегодных земельных переделов, а также расту щее малоземелье, что ущемляло интересы старожилов.

Таким образом, структура сельских поселений Зауралья в течение исследуемого периода претерпела существенные изме нения, что было обусловлено мерами правительства по регули рованию колонизационного процесса, снижением военной опас ности, динамикой миграции населения, демографической ситуа цией. Устройство сельских населенных пунктов обеспечивало хозяйственное освоение земель за Уралом. В процентном соотно шении на начало XX в. в Тобольской губернии деревни составля ли 82,2%, села 5,6%, заимки 3,8%, выселки 5,4%, поселки 3,4%.

Деревня, как крестьянская институция включала природно сырьевой и экономический ресурс, систему социально-экономи ческих отношений. В совокупности это обеспечивало необходи мые условия для развития семейного крестьянского хозяйства основного производящего звена в экономике региона.

Сословный состав государственной деревни Зауралья изна чально определялся спецификой колонизации, которая на ран нем этапе проходила в условиях преобладания присваивающей экономики аборигенного населения с элементами очагового зем леделия. Ввиду отсутствия местной хлебопроизводящей базы и срывов поставок хлеба из Европейского Севера, проблема продо вольствия в Зауралье остро проявилась в начале XVII в. Сло жившаяся ситуация способствовала выработке мер по привле чению к хлебопашеству всех категорий прибывающего в регион населения, где преобладали служилые люди. В начале XVII в. в состав землепользователей входили рядовые служилые люди — пешие и конные казаки, стрельцы, пушкари, затинники, брон ники и др.;

служилая знать, выписные и беломестные казаки, казачьи дети, пашенные, оброчные и монастырские крестьяне, гулящие люди, разночинцы, бобыли, захребетники, серебрени ки, срочные работники, вкладники, трудники, дворовые люди, крепостные, детеныши и др. Переход неземледельческих групп населения в официальный статус землепользователей обычно проходил безболезненно, ввиду значительных земельных просто ров, имеющейся возможности перехода от одного режима эксп луатации земли к другому, более совершенному, и стимулирую щей этот процесс политики государства. Получив земельный на дел и льготную подмогу, они в короткие сроки становились самостоятельными землевладельцами, в достаточной степени обес печенными производительным потенциалом для ведения собствен ного хозяйства.

Сопоставление большого количества архивных материалов показало, что в состоянии половничества пребывали почти все неземледельческие группы переселенцев, причем численно пре обладали гулящие люди и бобыли. Это дает основание отказаться от прежнего трактования половника как самостоятельной катего рии феодально-зависимого населения. В данном случае половни чество проявляется как механизм перехода нетяглого населения в тяглое на определенных условиях трудового найма. По своей при роде эта форма найма отличалась от отработки долговой и кабаль ной зависимостей. Быстрое становление переселенцев как само стоятельных хозяев изначально сдерживало распространение здесь найма дешевой рабочей силы на кабальных условиях. Получение «собинного» земельного надела сопровождалось оформлением по ручной записи, которая обязывала нового дворохозяина нести от ветственность за исправное несение тягла.

До первой четверти XVIII в. единственным регулирующим инструментом государства по формированию устойчивой сослов ной структуры земледельческого населения была дифференци рованная поземельная рента. Юридическо-правовой статус зем ледельческого населения в этот период определялся тяглыми обя зательствами перед государством и нормами обычного права.

Отметим, что в условиях Зауралья эти тенденции сохранялись и в более поздний период. В 1724 г. официально оформляется со словие государственных крестьян, но процесс сословной консо лидации в регионе протекал вплоть до второй половины XIX в.

Для сельского общества была свойственна сословная мобильность, что определяет его как относительно открытую систему. В XIX в.

в сословной структуре зауральской деревни государственные крестьяне составляли 79,8%, экономические крестьяне 10,7, по мещичьи крестьяне 1,4, мещане и цеховые 8,1 %. К началу XX в.

численность государственных крестьян возросла до 90 %. Важно отметить, что динамика этого процесса определялась не декла рацией официального закона, а реалиями крестьянской жизни, наглядно показывающей, что пребывание в статусе государствен ных крестьян не было обременительно для лиц, ранее пребыва ющих в других сословных группах.

Для понимания сущности аграрной эволюции в условиях коло низуемой территории важно исследование генезиса и развития главного звена хозяйственной системы — крестьянского хозяйства.

В течение длительного времени оно взаимодействовало с хозяй ствами служилых людей и монастырских крестьян. В процессе постепенной трансформации этих групп землепользователей в со словие государственных крестьян, отдельные элементы их прак тики органично вошли в структуру крестьянского хозяйства. В совокупности с другими факторами это определяло специфику развития хозяйственной системы региона. Начальным этапом фор мирования хозяйственного комплекса являлся выбор плодород ных земельных угодий и определение структуры землепользова ния. В этот период хозяйство находилось в статусе временной отъез жей пашни, починка, заимки. В последующем, если данный вариант оказывался оптимальным, земледельческий комплекс подлежал документальному оформлению в воеводской канцелярии. Фамилия владельца регистрировалась в крестьянской книге на основании составленного «доезда», где приказчик фиксировал межевые ори ентиры и подтверждал факт первого владения этими землями.

Затем земельный надел санкционировался в воеводской канцеля рии и владельцу выдавалась данная, служившая основанием для пользования этими угодьями на условиях несения тягловых обяза тельств. С этого момента временная сезонная пашня переходила в статус стационарного земледельческого хозяйства.

С конца XVI до середины XVII вв. развитие хозяйственного комплекса шло по типичной схеме организации натурально замкнутого хозяйства. Со второй половины XVII в., ввиду из менения демографической ситуации в регионе ( приток пересе ленцев и естественный прирост населения), наблюдается слия ние замкнутых однодворных деревень в малодворные, расширение схемы транспортных коммуникаций. В условиях больших территорий и слабых рыночных связей тракты обеспе чивали основной сбыт сельскохозяйственной продукции, ввиду возросшего потребительского спроса. Усиление натурального и товарного обмена стало определенным импульсом для развития экономики натуральных хозяйств, частичному их переходу на уровень мелкотоварного.

В первой четверти XVII в. 53% обрабатываемых земель в Верхотурско-Тобольском хлебопроизводящем районе принадле жало служилым людям, 47% — пашенным, оброчным и монас тырским крестьянам. Процесс организации хозяйства служилых людей носил двойственный характер. С одной стороны, его со здание было обусловлено мерами по переводу служилых людей на «службу с пашни», с другой, — целенаправленной деятельно стью властей по формированию из рядового служилого контин гента разряда постоянных земледельцев после снятия военной опасности на границах. С середины XVIII в. в Зауралье наблюда ется активный переход основной части служилых людей в сосло вие государственных крестьян, где переходную стадию состав ляла категория разночинцев. В южной пограничной зоне земле дельческое хозяйство продолжало бытовать в среде выписных, беломестных и линейных казаков вплоть до начала XX в. Наряду с общими принципами функционирования земледельческого хо зяйства, основные отличия хозяйства служилых людей от крес тьянского составляла структура землепользования, где преоб ладали сенокосные угодья и специализация большей части дво рохозяев на скотоводстве. Хозяйственную практику казаки совмещали с несением военной службы, чем обусловлено введе ние для этой группы хозяйств льготного налогообложения.

На динамику развития монастырского земледельческого хо зяйства оказывала влияние политика государства, направлен ная в целом на сдерживание роста монастырских и церковных владений в Сибири. Вводимые ограничения способствовали фор мированию в монастырских вотчинах трехполья, как оптималь ного варианта, не требующего вовлечения в хозяйственный обо рот большого количества земель. Ввиду высокой трудоемкости трехпольного хозяйства, монастыри использовали практику при нудительного труда, привлекая для этих целей «людей колмыц кой породы» из числа пленных, для ухода за скотом и внесения удобрений на поля. Потребность в органических удобрениях спо собствовала формированию в отраслевой структуре монастырс кого хозяйства развитого скотоводческого комплекса.

Несмотря на вводимые властью ограничения, монастыри на ращивали свои земельные владения посредством вкладов «за по мин души», закладов за долги, покупки, обмена, прямого захва та, «государевых пожалований по указу», добровольных пожерт вований. В 40-60-е гг. XVIII в. в малоземельных районах получает распространение захват монастырских земель казенными кресть янами. Однако подобная практика была характерна и для монас тырей. Активизация деятельности монастырей по наращиванию своего земельного фонда, особенно на юге Зауралья, обусловила принятие государством мер по секуляризации церковных и мона стырских земель. В этот период экономика монастырского хозяй ства находилась на уровне натурального и мелкотоварного. В от раслевой структуре зажиточных хозяйств монастырских крестьян наметилась специализация на скотопромышленности. После секу ляризации основной земельный фонд церкви переходит в казен ное ведомство в качестве хозяйства экономических крестьян, ко торое после 1811 г. постепенно сливается с хозяйством государ ственных крестьян. В конце Х1Х-начале XX вв. земельные владения церкви и монастырей официально ограничивались держанием ве домственных подсобных хозяйств и дач. Вместе с тем монастыри продолжали практику наращивания земельных владений, кото рая на данном этапе носила скрытый характер.

Политика метрополии по формированию на востоке госуда ревой вотчины изначально была направлена на ограничение лю бых форм частного землевладения, что определило особый ста тус казенных (пашенных и оброчных) крестьян. Развитие крестьянского хозяйства на начальном этапе стимулировалось государством посредством предоставления льгот и ссуд. После окончания «льготных лет» наблюдается усиление фискального надзора за количеством обрабатываемых в хозяйствах пашенных зз земель. В свою очередь крестьяне создавали дополнительное ре зервное хозяйство ( дальнюю пашню, заимку, избушку и пр.) для получения заработка, не облагаемого налогом. Причиной со здания резервного хозяйства также было стремление крестьян уйти от насильственной регламентации хозяйственной деятель ности и навязывания властями трехпольной системы земледелия.

Со второй половины XVIII в. в Зауралье наметился переход части натуральных хозяйств на уровень мелкотоварного и товарно го (в узком смысле, с его примитивными чертами товарности). Меры по отмене натуральных и введению денежных повинностей способ ствовали включению трактовых и пригородных зон в товарно-де нежные отношения, что усилило процесс имущественного рассло ения, определило начальный этап социальной дифференциации в крестьянской среде. Периферию, с преобладающим типом натураль ного хозяйства среднего достатка, этот процесс затронул в мень шей степени. Отмеченные тенденции сохранялись в государствен ной деревне до середины XIX в.

Уровень развития крестьянского хозяйства находился в пря мой зависимости от динамики демографических процессов, интен сивности внешней и внутренней миграции, степени аграрного пе ренаселения и других факторов, определяющих рост реального малоземелья в регионе. В пореформенный период в Зауралье сло жилось устойчивое земледельческое хозяйство с признаками со словности, ввиду сохранения поземельной практики в служилой среде и церковном ведомстве.

Во второй главе «Земледельческий комплекс и производи тельный потенциал крестьянского хозяйства» исследуются фор мы землевладения и землепользования в государственной дерев не;

характеризуются системы земледелия и условия функциони рования земледельческого хозяйства;

рассматривается его производительный потенциал.

В условиях Зауралья специфику землевладения определял двойственный характер. С одной стороны официальным юриди ческим правом владения землей обладало государство, с дру гой — фактическим распорядителем земельного фонда были зем лепользователи, которые самостоятельно осуществляли поземель ные сделки (купля-продажа, обмен, заклад, вклад, передача по наследству и пр.). Основой для подобных действий крестьян было их право владения «по старине», т. е. факт первичного возделы вания целинного участка. Реализация государством своих прав на землю осуществлялась посредством контроля за несением кре стьянами тяглых обязательств, взимания дифференцированной поземельной ренты и платы за аренду казенных земель.

С XVIII по XIX вв. основным средством приобретения земли являлся регулированный отвод в соответствии с установленной общиной душевой нормой. При этом общинный передел не затра гивал участки с правом владения «по старине» и «росчисти». К на чалу XX в. землевладение сочетало общинные и индивидуальные формы. Удельный вес частновладельческих хозяйств составлял не более 3%. На данном этапе главную особенность землевладения в Зауралье составляло несовпадение юридической собственности государства и фактического распоряжения землей крестьянами.

Как и в прошлые периоды, государство осуществляло свои права на землю посредством поземельных налоговых сборов. Основной сферой, на которую распространялось ведомство государства при регулировании поземельных отношений, являлся резервный фонд казенных оброчных статей. При этом на территории сельских об ществ в основе системы распределения земельного фонда лежали обычно-правовые нормы. Практически все меры властей по ре формированию системы поземельного устройства выверялись сель ским миром на уровне института обычного права, где вырабаты вался адаптивный механизм их реализации, с учетом реальной ситуации на местах и интересов крестьян.

В земледельческой практике крестьян Зауралья преобладал экстенсивный режим земледелия. В условиях больших земельных пространств залежно-переложное земледелие являлось менее трудоемким, в отличие от интенсивного трехполья. В свою оче редь уже на раннем этапе становления земледельческого хозяй ства со стороны властей предпринимались меры по насаждению практики трехполья. В силу специфики биоклиматических усло вий, этот режим земледелия получил распространение только в средней лесо-таежной зоне ( междуречье Иртыша, Тобола и Ва гая). Причем казенные крестьяне практиковали чередование трех полья с перелогом. В «чистом» виде трехполье бытовало в хозяй стве монастырей. По сравнению с залежно-переложным, этот режим земледелия функционировал стационарно, в условиях ог раниченного земельного фонда. Интенсивная обработка пашни, характерная для трехполья, порождала потребность использова ния форм принудительного труда. Нечто аналогичное можно об наружить в практике американского земледелия. Высокотехноло гичные культуры — табак, хлопок и др., порождали спрос на ра бов-негров, а впоследствии эмигрантов из Мексики, Китая, Япо нии и др.

В целом на территории Зауралья в земледельческой практи ке преобладал комплексный режим, сочетающий, в зависимости от биоклиматических условий, в северных округах перелог и трех полье с навозным удобрением;

в южных округах перелог и трех полье с практикой чистых паров, используемых для восстанов ления плодородия почв на черноземье. Общую специфику разви тия земледелия в регионе составлял выбор оптимального варианта агротехники, приспособленной к конкретным условиям местнос ти. До пореформенного периода два основных типа земледель ческих хозяйств — трехпольное и залежно-переложное (паро вое) — развивались параллельно. Затем, по ряду причин, обус ловленных активизацией товарно-денежных отношений, наметилось слияние интенсивного и экстенсивного режимов зем леделия посредством соединения ведущих элементов производ ства. Для первого типа включение в рыночные отношения требо вало расширения посевных площадей, что влекло за собой усо вершенствование земледельческих орудий. В определенной мере этому способствовало развитие в регионе обмена производствен ными достижениями в сельскохозяйственной отрасли. Развитие второго типа хозяйств на данном этапе определялось усовершен ствованием агротехники и повышением урожайности зерновых культур, т. е. его интенсификацией. Слияние этих отдельных эле ментов, наработанных в рамках определенного режима эксплуа тации земли, наглядно проявляется в изобретении сохи-пермян ки. В северных районах бытовала оглобельная соха, у которой под влиянием интенсивных форм землепользования был усовер шенствован однолемешный сошник. На юге конструкцию сохи улучшили соединением лемеха с колесным передком и боганой (грядилем). На следующем этапе произошла контаминация, т. е.

соединение наиболее усовершенствованных элементов южного и северного вариантов — однолемешного сошника и колесного пе редка с боганой. В результате было создано довольно совершен ное по тем временам пахотное орудие — колесная соха «пер мянка», максимально приспособленная к условиям Зау ралья. В течение исследуемого периода производительность зем ледельческого хозяйства зависела от состояния трудового ре сурса, наличия орудий труда и площади земельных угодий, ко торая в свою очередь определялась внутренними потребностями семьи, установленным размером земельной ренты и режимом земледелия. С XVII до второй половины XVIII вв. в среднем на одно хозяйство в Зауралье приходилось от 15 до 18 десятин земли, с амплитудой колебания от 3-х до 40 и более десятин. В этот период размер земельного надела регламентировался со циальным заказом властей. После отмены десятинной пашни и введения денежного налога в районах нерентабельного земле делия размеры посевных площадей у значительной части хо зяйств были сокращены до уровня потребительских норм семьи и в среднем составляли 3-6 десятин на 1 двор в зависимости от количества едоков. В пореформенный период наблюдается по всеместная дифференциация размеров земельных наделов, что было обусловлено расширением сферы арендных и товарно-де нежных отношений.

У мелких хозяйств южных округов губернии на один двор приходилось от 2 до 8 дес. пашни,в северных соответственно от 1,5 до 2 дес. У средних и крупных хозяйств этот показатель коле бался от 10 до 50 и более десятин, в зависимости от уровня производительных сил. Эта тенденция в практике хозяйств со хранялась до начала XX в.

При рассмотрении элементов сельскохозяйственного производ ства и их воздействия на развитие крестьянского хозяйства во вто рой половине XIX в., выявлен уровень соотношения в производстве сельскохозяйственных машин и доли ручного труда. В условиях Зауралья процесс использования сельскохозяйственных машин на чался с сохи-пермянки на колесах, а завершился применением в 90-х гг. XIX в. техники американского производства, рассчитанной на распашку значительных земельных пространств. Приток в реги он новых орудий, технически более совершенных, но требующих адаптации к местным почвенно- климатическим условиям, в свою очередь стимулировал развитие кустарного производства сельско хозяйственной техники на базе крестьянских хозяйств. Местные мастера при изготовлении техники использовали зарубежный опыт и в ряде случаев дублировали наиболее приемлемые конструкции и агрегаты.

Что касается использования человека как трудового ресур са, то следует отметить высокие тарифы на наемный сезонный труд в регионе, что обуславливалось известной независимостью крестьянина от работодателя и широкими возможностями для ве дения собственного хозяйства (наличие большого резерва сво бодных земель;

ресурсы плодородия западносибирских равнин).

Это обстоятельство значительно снижало уровень социальной конфронтации в земледельческих сообществах Зауралья.

Структура производительных сил земледельческого хозяй ства определялась его отраслевым профилем и составом сельско хозяйственных культур. Развитие товарно-денежных отношений и проведение на юге региона Транссибирской магистрали оказа ли существенное воздействие на рост производительного потен циала хозяйств. Основные изменения претерпело хозяйство юж ной зоны, что было обусловлено развитием маслоделия. В ското водстве с конца XIX в. предпринимались меры по улучшению пород животных, а также разрабатывались проекты по услови ям его правильного содержания. В совокупности это составило важную веху в развитии производительного потенциала кресть янского хозяйства Зауралья.

В третьей главе «Экономика крестьянского хозяйства» ис следуется процесс имущественной и социальной дифференциа ции государственной деревни, реконструируется отраслевая структура крестьянских хозяйств южного и северного экономи ческих районов, определяется специализация сельскохозяйствен ного производства, анализируются бюджеты мелкого, среднего и крупного крестьянских хозяйств.

При изучении проблемы имущественной и социальной диф ференциации была изменена традиционная схема деления хозяйств на бедные, средние и богатые. На основе группировки данных (размеры земельных наделов, численность трудоспособных чле нов семьи, количество рабочего и продуктивного скота), выде лены четыре основных группы хозяйств, которые в процентном соотношении, с учетом колебаний, распределились следующим образом: недееспособные (2-3%), мелкие (12-18%), средние (70 80%), крупные (2-4 %). Под воздействием многих факторов про центное соотношение этих показателей могло быстро меняться.

Наиболее мобильными группами являлись мелкие и средние хо зяйства. Динамика показателей по этим группам находилась в прямой зависимости от роста доходности мелких хозяйств, меха нически переходящих в группу средних. В свою очередь в неуро жайные годы определенная часть средних хозяйств перемеща лась в группу мелких. Наиболее высокий показатель роста чис ленности средних хозяйств пришелся на конец XIX в., в связи с переориентацией отрасли животноводства на маслоделие, что спо собствовало увелечению доходов крестьян. Однако предложен ная статистика адекватно отражает действительность лишь в пре делах достаточно узкого хронологического периода (конец XIX начало XX вв.).

Имущественное расслоение крестьян на начальном этапе оп ределялось состоянием природной среды, которая являлась базо вым экономическим ресурсом хозяйственного комплекса. Динами ка этого процесса зависела от воздействия ряда социальных и экономических факторов. Имущественное расслоение по своей природе существенно отличалось от социального. В условиях Зау ралья предпосылки к имущественному неравенству начинают скла дываться в земледельческих сообществах уже в начале XVII в. На новом месте экономический базис хозяйства строился на основе имущества, привезенного с собой, личных сбережений, льгот и подмог, предоставленных государством, работы в течение ряда лет «на себя», без уплаты налогов, трудового ресурса семьи. Од ним из определяющих факторов наращивания экономического по тенциала хозяйства являлось его место развития, с учетом мак симальной сбалансированности земельных угодий, уровня репродуктивности почв. Изучение проблемы показало, что не каж дое хозяйство, имеющее земельный надел, было дееспособным и, напротив, безземельное хозяйство — малоимущим, ввиду вы бора крестьянами наиболее оптимальной формы организации хо зяйства, его отраслевой структуры. В условиях богатого природ ного ресурса часть крестьян, после введения денежных повинностей, занималась отходом, кустарно-промышленной дея тельностью, добывающими промыслами и др. неземледельческими занятиями, следуя в ряде случаев опыту автохтонов. Отмеченные тенденции были характерны в основном для районов убыточного земледелия. Уровень зажиточности хозяйств изначально зависел от внутреннего режима экономии, качественной обработки полей, трудового ресурса семьи, предприимчивости и трудолюбия. Ос новными факторами «обеднения» хозяйств были: снижение чис ленности трудоспособных членов семьи;

регулярные неурожаи и наводнения;

отрыв крестьян от полевых работ на другие «сторон ние» работы;

нестабильные цены на хлеб, ввиду отсутствия в гу бернии до середины XIX в. регулируемого рынка и др. Низкий уровень благосостояния крестьян зависел также от «нерадения» и «лености», отсутствия предпринимательской инициативы. На эко номическое состояние хозяйств оказывали влияние семейные раз делы. Дальнейшее становление хозяйства отделившейся семьи за висело от того, в какие экономические условия оно попадало.

В первые годы, несмотря на земельную свободу, основная часть таких хозяев обрабатывала небольшие участки земли, ввиду низ кого уровня производительных сил хозяйства.

Природа имущественного расслоения определялась диффе ренциацией экономического базиса хозяйств и в принципе не зависела только от уровня развития товарно-денежных отноше ний и степени включения хозяйства в рыночную инфраструкту ру. В условиях Зауралья этот процесс был характерен как для товарных, мелкотоварных так и натуральных хозяйств. В целом процесс дифференциации в государственной деревне Зауралья осуществлялся в условиях преобладания хозяйств среднего дос татка. Ввиду замедленных темпов развития сельского хозяйства, более интенсивно имущественное расслоение проходило в зо нах, приближенных к трактам и городам, обеспечивающих сбыт сельскохозяйственной продукции. Со второй половины XIX в. эти процессы распространяются в отдаленные районы губернии.

Рефераты:  реферат найти Освоение человеком труднодоступных мест земли

В отличие от имущественного расслоения, которое было ха рактерно для всех групп хозяйств, социальное распространя лось только на две крайние группы — недееспособные и круп ные, которые резко отличались по основным социальным и экономическим параметрам. В ходе социального расслоения они приобретали иной социальный статус, переходили на другой уро вень социально-экономических отношений. Для богатых кресть ян, отделившихся от крестьянского сообщества, было свойственно соединение на основе товарно-денежных отношений ведущих от раслей хозяйства — земледелия и скотоводства с последующей переработкой производимой продукции, либо специализация на торгово-посреднической деятельности.

Другая группа крестьян (пауперов) в ходе социального рассло ения переходила в состояние недееспособных, пополняя слой ни щих, бродяг, а также батраков, поденных работников. Что касает ся распределения этих категорий населения в пределах губернии, то основная их часть была сосредоточена в округах южного эконо мического района, где хозяйство было подвержено более актив ному воздействию естественных и социально-экономических факто ров. В конце ХIХ-начале XX вв. экономические параметры кресть янских хозяйств, функционирующих в условиях Зауралья, определялись следующими показателями: 1) мелкое хозяйство: паш ни — от 2 до 5 1/2 десятин;

рабочих лошадей — от 2 до 3 голов;

дойных коров от 2 до 4 гол.;

мелкого скота от 6 до 10 гол.;

2) сред нее хозяйство : пашни от 5 до 15 дес;

рабочих лошадей от 4 до гол.;

дойных коров от 5 до 30 гол., мелкого скота от 15 до 50 гол.;

3) крупное хозяйство: пашни от 15 до 50 дес. и более;

рабочих лоша дей от 15 до 50 гол. и более;

дойных коров от 10 до 60 гол. и более;

молодняка скота от 20 до 100 гол. и более, мелкого скота от 30 до 100 гол. и более. Широкая амплитуда колебаний показателей по трем указанным группам хозяйств связана с тем, что благосостояние крестьянского двора определялось не только уровнем его произво дительного потенциала, но и природно-климатическими условия ми, рыночной конъюнктурой. И то и другое в условиях Зауралья можно характеризовать крайней неустойчивостью.

Наиболее выразительным показателем динамики имущественной и социальной дифференциации государственной деревни являлось образование торговой прослойки из среды крестьян-скупщиков. Пред метом их посреднической деятельности были скупка и реализация сельскохозяйственной продукции, ростовщичество, аренда и суба ренда земли. Аграрный капитализм в Зауралье определялся почти повсеместно соединением торгового капитала с производительным, т. к. большая часть сельских предпринимателей-скупщиков совмеща ла эту деятельность с ведением своего хозяйства. В пореформенный период общая численность хозяйств торговых крестьян по губернии составляла в пределах 1-2%. Тем не менее, они оказывали опреде ленное влияние на формирование торгового капитала в сфере реа лизации сельскохозяйственной продукции. В условиях Зауралья раз витие рынка не привело деревню к катастрофическим последстви ям. Большая часть хозяйств функционировала в условиях равномерного баланса между природной и социальной средой, т. е.

находилась на уровне традиционного натурального и мелко-товар ного, что обеспечивало жизнеспособность хозяйственных комплек сов. В целом аграрный капитализм в Зауралье в конце ХIХ-начале XX вв. находился в зачаточном состоянии, где основную долю вло жений обеспечивал торгово-ростовщический капитал, который фор мировался в районах товарного маслоделия и зернового хозяйства.

В формировании аграрного капитала большую роль играли аренда и субаренда земли и сезонный найм, который в услови ях разреженной демографической ситуации на территории То больской губернии производился по высоким тарифам. Аренда и заклад земли в Зауралье широкое распространение получа ют во второй половине XVIII-начале XIX вв. Развитие аренд ных отношений способствовало перераспределению земельного фонда, что в свою очередь влияло на процесс имущественной и социальной дифференциации в регионе. Основными субъектами арендной сделки выступали переселенцы, обедневшие крестья не-отходники и арендаторы зажиточные крестьяне. В конце XIX в. резервом для аренды земли являлся казенный фонд об рочных статей, а основной формой арендных отношений между крестьянами была субаренда.

При определении сущности сезонного найма выделено два аспекта. С одной стороны, он являлся источником дохода для кре стьян, с другой стороны динамика спроса и предложения опреде ляла географию рынка наемного труда. Привлечение наемных работников в аграрную сферу практиковалось в Зауралье уже на начальном этапе становления хозяйственной системы. В XVIII в. использование найма проявлялось более интенсивно. Отсут ствие свободных трудовых ресурсов, необходимых для выполне ния полевых работ во время жатвы, способствовало складыва нию высоких тарифов на эти виды работ.

При формировании отраслевой структуры крестьянских хо зяйств большую роль играли биоклиматический потенциал и соци альный заказ властей. С начала XVII в, ввиду острой нехватки хлебных ресурсов, все группы населения привлекались к хлебо пашеству, в частности и те, которые проживали в районах с низ кой репродуктивностью почв. Кардинальные изменения в отрасле вой структуре земледельческих хозяйств на территории Зауралья последовали после мер 1782 г. по отмене государевой десятинной пашни, ввиду того, что хлебопашество крестьян на «собинной пашне» давало больший экономический эффект, чем бюрократи чески организованное производство продуктов. В районах убыточ ного земледелия этим были созданы предпосылки для выбора бо лее оптимального варианта хозяйствования.

Отраслевая специализация крестьянских хозяйств в губер нии получает развитие со второй половины XIX в. Важным мо ментом в процессе капитализации сельского хозяйства являлось выделение основного продукта, предмета торговли и подключе ние отдельных южных районов производства к внутреннему и внешнему рынкам. Основным критерием в этом случае являлась дешевизна его производства и потребительская стоимость на рын ке. Для Сибири, и в частности для Тобольской губернии, таким товаром стало сливочное масло. Для его рентабельного произ водства в губернии были все необходимые условия, обширное луго-пастбищное хозяйство, приспособленный к местным усло виям скот, дающий молоко с высоким содержанием жирности.

Большие торговые обороты зерна благоприятно влияли на формирование пшеничного клина на юге губернии. Но не все гда правительство способствовало развитию местного произ водства. Подтверждением является печально известный Челя бинский перелом, т. е. введение специального тарифа на зерно вые продукты, поступающие из Сибири на рынки Европейской России.

К началу XX в. на территории Зауралья сформировались спе циализированные экономические районы, где преобладали хо зяйства с комплексной отраслевой структурой, включающей в различном соотношении отрасли: земледелие, молочное и мяс ное скотоводство, производящие и присваивающие промыслы, переработку растительного и животного сырья. В Тобольской гу бернии на земледелии специализировалось в Курганском округе 19,6% хозяйств, Ишимском — 18,8%, Тюкалинском— 14,7%, Ялуторовском — 13,8%. В северных округах Тобольском, Тюмен ском и Туринском этот показатель колебался от 5,8 до 7,3 %. Ос новные районы, специализирующиеся на мясном скотоводстве, были сосредоточены в северных волостях Тобольского и Тюмен ского округов. В пределах губернии на скотоводстве специализи ровалось 13,5% хозяйств, в том числе на молочном 9,7%, мясном 3,8%. В разрезе экономических районов этот показатель распре делился следующим образом: по южному — Ишимский 30,1% хозяйств, в т. ч. на молочном 23,1%;

Тюкалинский 22,9%, в т. ч.

молочном 20,6%;

Курганский соответственно 14. 1 и 8,5%;

Ялуто ровском 13,4 и 10,9 % хозяйств. В северных округах этот показа тель колебался от 1,4 до 2,8% хозяйств. Центры по переработке зерна и кожевенного сырья сформировались в специализирован ных районах земледелия и скотоводства. Выделение мукомоль ной и кожевенной крестьянской промышленности в ведущие от расли наблюдается в губернии с 90-х гг. XIX в. Основная часть предприятий по переработке растительного и животного сырья создавалась на основе долевого капитала, что определяло их коллективный характер. В пределах губернии удельный вес хо зяйств, специализирующихся на переработке растительного и животного сырья, составлял в пределах 1-2 % от их общей чис ленности. Такое же количество хозяйств совмещало эту деятель ность с другими отраслями. Переориентация в конце XIX в. зна чительной части хозяйств скотоводческого профиля с мясного на молочное обусловлена развитием маслоделия. Это в свою оче редь повлияло на снижение численности хозяйств, специализи рующихся на кожевенном промысле.

В отличие от зерна, при реализации которого производители испытывали большие трудности, сибирское масло занимало одно из первых мест на всероссийском и мировом рынках. В Зауралье ведущими центрами по производству масла были следующие ок руга: Тюкалинский, Ишимский, Курганский, Тарский и Ялуто ровский. Основная часть заводов была максимально приближена к железной дороге. В Тюменском и Тобольском округах маслоделие выступало как вспомогательная отрасль. Здесь произведенное масло шло на внутренние потребности семьи. По губернии численность индивидуальных хозяйств, специализирующихся на маслоделии, составляла 0,4%. Кроме того, около 20% хозяйств было вовлече но в артельные объединения и кооперативы по производству мас ла. Совмещали это занятие с торговлей 35% хозяйств, с земледе лием— 2%, скотоводством — 44% хозяйств.

Присваивающие промыслы (охота, рыболовство, собиратель ство) наибольшее распространение получили в северном эконо мическом районе, округах Тобольском (5%),Тюменском (10,7%),Ту ринском (15,9%). В кустарно-ремесленной деятельности ведущее место занимал Тюменский округ, где получили развитие опто вые ремесла со специализированными центрами. В конце XIX в.

кустарные мастерские функционировали по принципу семейно го корпоративного мелкотоварного производства. Центры по де ревообработке сложились в Тюменском, Тобольском, Туринском округах и северных волостях Ялуторовского округа. В отличие от лесных районов, в южных лесостепных и степных округах от раслевая направленность кустарных промыслов определялась в первую очередь земледелием и скотоводством. К началу XX в.

удельный вес хозяйств, специализирующихся на кустарных и присваивающих промыслах, составил: в Ялуторовском округе 11,5%, Тарском 6,7%, Тюкалинском 10,4%, Курганском 19,4%.

В целом в Тобольской губернии процесс специализации сель скохозяйственного производства проходил в условиях сохране ния у основной части хозяйств комплексной отраслевой структу ры натурального хозяйства как базовой системы жизнеобеспече ния семьи. Этим был обусловлен дискретный характер специализации, т. е. складывание ведущих товарных отраслей осуществлялось на основе прежней комплексной отраслевой струк туры. Таким образом, процесс товаризации распространялся на всю отраслевую структуру крестьянского хозяйства с учетом сба лансированного круглогодичного цикла хозяйственной деятель ности. В свою очередь этому способствовало сочетание в отрасле вой структуре хозяйств элементов производящей и присваиваю щей экономики. Значимую роль в получении дополнительного дохода играло резервное заимочное хозяйство. На разных эта пах развития этот мобильный хозяйственный комплекс мог ме нять свою отраслевую направленность в зависимости от обстоя тельств и потребностей основного стационарного хозяйства.

Оптимальным критерием для определения экономического по тенциала крестьянского хозяйства является уровень его доходности.

Для выявления этого показателя предпринята реконструкция и ана лиз приходной и расходной частей бюджетов мелкого, среднего и крупного хозяйств на основе согласованной информационой базы данных, извлеченной из различных видов документов. В качестве объектов исследования были привлечены хозяйства крестьян А. Ку корина, В. Васильева, В. Велижанина, А. Никитина, А. Потапкова.

Отраслевая структура этих хозяйств восстановлена по данным под ворных листов переписи 1897 г. На основании собранных сведений были сделаны расчеты годовых затрат на производство продукции по основным отраслям и определен условный общий годовой доход по конкретным хозяйствам. Экономические параметры хозяйств в фактическом и стоимостном выражениях определяются следующими показателями: стоимость жилых и хозяйственных строений, произ водительный потенциал хозяйства (трудовой ресурс семьи, земель ный фонд, орудия труда, рабочий и продуктивный скот), прямые затраты на производство основной продукции, прямые затраты на вспомогательное производство, потребительские расходы семьи. При ходные статьи бюджета включают данные о количестве полученной продукции по отраслям. Условный чистый доход за год рассчитан без учета трудозатрат семьи и суммы износа средств производства.

Важную статью в расходной части бюджета крестьянского хо зяйства составляли налоги. Во второй половине XIX-начале XX вв. сумма годовых налоговых выплат на 1 рев. душу составляла по Тобольской губернии 15-16 р. Анализ состояния бюджетов хозяйств позволил выявить следующую особенность: при росте уровня до ходности хозяйства и переходе его из состояния мелкого в сред нее, сумма расходов на внутренние потребности семьи значитель но сокращалась (до 10-12% от общих годовых расходов). Это было обусловлено «включением» режима экономии — ведущего факто ра, обеспечивающего рост доходности хозяйства. Что касается мел ких хозяйств, то расходы на внутренние потребности в их бюдже те составляли в среднем от 30 до 50% от полученного дохода.

Режим экономии средств в бюджете хозяйства также зависел от состояния трудового ресурса семьи, возможности производить про дукцию своими силами, без привлечения сезонных наемных ра ботников, либо использовать их в крайних случаях.

Общий годовой доход мелкого хозяйства определялся суммой до 100 рублей. В случае неурожаев, дефицит в бюджете эта груп па хозяйств перекрывала заработком в период сезонного найма, поденной работой у зажиточных крестьян и деньгами, взятыми в долг. Основной доход мелкие хозяйства получали от земледелия.

Показатели доходности хозяйства среднего достатка колеба лись в пределах от 100 до 600 рублей в год. Анализ материалов переписи 1897 г. показал, что для этой группы хозяйств харак терна комплексная отраслевая структура с различными вариан тами специализации на земледелии, скотоводстве, маслоделии, торгово-ростовщической деятельности, извозе, сезонном найме, кустарных ремеслах и промыслах. Доход крупных хозяйств со ставлял от 600 до 1500 рублей в год и выше. Эта группа хозяйств специализировалась как на нескольких, так и на одной отрасли с преобладанием торгово-ростовщической и торгово- промышлен ной деятельности. Уровень доходности мелких хозяйств зависел от интенсивности воздействия природных и экономических фак торов. Напротив, у средних и крупных хозяйств, с более устой чивым экономическим базисом, наблюдается получение стабиль ных доходов ввиду гибкой отраслевой структуры и устойчивого роста капитала, что позволяло менять специализацию в зависи мости от конъюнктуры рынка, динамики цен, цикличности не урожайных и урожайных сезонов т. д. Изучение крупного хозяй ства А. Д. Никитина показало, что высокий уровень доходности, прежде всего, определялся местом развития производящего ком плекса, его максимальной приближенностью к рынкам и возмож ностью сбыта продукции без посредников;

выбором оптимально го в а р и а н т а отраслевой структуры, ее внутренней сбалансированностью с учетом круглогодичного функционирова ния, обеспечением условий для высокой продуктивности зерно вого хозяйства. При распределении годового дохода, у средних и крупных хозяйств от 20 до 50% полученных средств вкладыва лось в воспроизводство хозяйственного комплекса. В отличие от них, у мелких хозяйств основной доход шел на внутреннее по требление семьи и прежде всего на питание, что было обуслов лено преобладанием в производстве доли ручного труда.

В заключении диссертации подводятся основные итоги ис следования, дается обобщающая сравнительная характеристика крестьянских хозяйств южного и северного экономических райо нов Зауралья.

Крестьянское хозяйство как целостная система развивалось в условиях органичного взаимодействия с природной и социальной средой. Его экономическая устойчивость обеспечивалась: оптималь ностью выбора места развития, рациональным природопользова нием;

максимальной сбалансированностью составляющих элемен тов хозяйственного комплекса и его производительного потенциала, с учетом круглогодичного цикла функционирования;

сохранением режима эксплуатации земли, обеспечивающего восстановление плодородия почв. Детальный анализ широкого круга документов показал, что качественные изменения во внутреннем строе хо зяйства носили дискретный характер, т. е. приобретение новых свойств происходило при сохранении изначального ядра натураль ного хозяйства как базовой системы жизнеобеспечения семьи.

В этом отношении аграрная эволюция Сибири мало чем отлича лась от других стран и территорий. Обусловленные этими обстоя тельствами медленные темпы развития аграрной сферы не ис ключали качественных изменений в структуре крестьянского хо зяйства. Применительно к Зауралью существенное значение имело «Уложение» 1623-1624 гг., подготовленное тобольским воеводой Ю. Сулешевым. Этим актом было положено начало формирова нию инфраструктуры зауральской деревни. Она сыграла крайне важную роль в организации пространства для сельскохозяйствен ного производства и быта земледельческих сообществ. Заселение и освоение территории осуществлялось посредством двух типов поселений — стационарных (деревень и сел) и мобильных (заи мок, избушек, балаганов, выселков и пр.).

Заимочный комплекс являлся неотъемлемым компонентом земледельческой культуры сибирского крестьянина. В его со знании он рассматривался в качестве определенного резерва для развития хозяйства как в интенсивном режиме земледелия (трехполья), так и в рамках экстенсивного (подсека, перелог).

На разных этапах экономического развития заимки играли раз личную социальную и экономическую роль. Первоначально они функционировали как «дальняя пашня». В дальнейшем, под воз действием рынка, заимки стали использоваться в качестве пун ктов по переработке животного и растительного сырья, пчель ников и др. Таким образом, в рамках сложившгося сельского пространства, включающего стационарные и мобильные типы поселений, создавались условия для развития различных форм эксплуатации земельных ресурсов. Это обстоятельство имело определенные социальные последствия. Например, возможность ухода на заимку обеспечивала определенную независимость для членов земледельческих сообществ, что в свою очередь созда вало трудности для использования их в качестве наемных ра ботников. Производство высокотехнологичных культур в усло виях трудоемкого трехпольного хозяйства приводило к необхо димости применения принудительных форм труда. Для этих целей в Зауралье в XVII в. использовали пленных калмыков, что было характерно для монастырского хозяйства. Этот принцип заме ны свободного труда рабом в Сибири не получил широкого рас пространения. Большие пространства, возможность организа ции индивидуального хозяйства не способствовали выработке здесь традиции внеэкономического принуждения.

Важной вехой, существенно изменившей строй крестьянско го хозяйства, явилась отмена в 1782 г. государевой десятинной пашни. Последствие этих мер было многоаспектным и коснулось самых разнообразных сторон жизни сибирской деревни. Введе ние денежных налогов, вместо обязательных отработок на го сударевой пашне, послужило начальным толчком для самостоя тельного включения крестьянского хозяйства в торговую сферу.

Дальнейшая логика развития в этом направлении привела к уси лению отраслевой и имущественной дифференциации, склады ванию предпосылок социального расслоения. Дополнительным импульсом, усилившим наметившиеся процессы, стало проведе ние Транссибирской магистрали, которая пролегала через наи более развитые в экономическом отношении южные территории губернии. Расширение рынков сбыта сельскохозяйственной про дукции способствовало включению сложившихся двух типов хо зяйств (интенсивного трехпольного и экстенсивного залежно-пе реложного) в систему товарно-денежных отношений, что сопро вождалось их слиянием, на основе усовершенствования аграрных технологий и перехода к более производительным орудиям тру да (сохе-пермянке и технике заводского производства). В сово купности эти процессы способствовали зарождению в зауральс кой деревне начальной стадии капитализма, основу которого составлял торгово-ростовщический капитал. В конце XIX— нача ле XX вв. основную долю капиталовложений обеспечивали от расли маслоделие и земледелие.

В условиях Зауралья главную особенность сложившейся позе мельной практики составляло несовпадение юридической собствен ности государства и фактического распоряжения землей крестья нами на основе обычно-правовых норм. Осуществление поземель ных сделок: купля-продажа, заклад, обмен, передача по наследству крестьяне аргументировали фактом первоначального возделыва ния «новины», «росчистей», «старины», наследственного владе ния. В свою очередь, реализация государством своих официаль ных прав на владение землей осуществлялась посредством конт роля за выполнением крестьянами тяглых обязательств, взимания дифференцированной ренты и платы за аренду казенных земель.

Все предпринятые меры, направленные на преобразование сло жившейся системы поземельного устройства, выверялись кресть янами на уровне института обычного права. Несмотря на земель ную свободу и возможность введения в хозяйственный оборот зна чительных массивов, размеры земельных наделов у основной час ти хозяйств определялись потребительскими нормами семьи. Дан ное обстоятельство, с одной стороны, было обусловлено разме ром налога, который был поставлен в зависимость от площади земельного надела, с другой — хозяйственной целесообразнос тью, т. к. в условиях Зауралья многоземельные хозяйства, ввиду высоких тарифов на сезонные работы, были экономически не эф фективными. Наиболее оптимальной организационной формой в условиях Зауралья являлись хозяйства средней группы.

Изменение структуры производительных сил земледельчес кого хозяйства зависело от состава зерновых культур и после довательной смены одних сортов другими. При этом основные изменения претерпело хозяйство южной зоны, с более разви тым производительным потенциалом, чем в северной. В агротех нике, ввиду вырождения озимого клина, вводятся чистые пары, ставшие вплоть до настоящего времени необходимым элементом сельскохозяйственной практики за Уралом. Территориальная про тяженность и специфика биоклиматических условий Зауралья способствовали формированию у основной части хозяйств комп лексной отраслевой структуры. К началу XX в. важную веху в развитии производительного потенциала крестьянского хозяй ства составило создание опытных семенных и селекционных стан ций, способствующих районированию наиболее продуктивных видов и сортов растений, улучшенных пород животных. Отме ченные достижения не были случайными, т. к. являлись продол жением той работы, которая велась крестьянами самостоятель но, ввиду длительного отсутствия в Зауралье специализирован ных агрономических служб. Реконструкция экономического базиса хозяйств показала общую тенденцию преобладания натуральных и мелкотоварных хозяйств среднего уровня доходности. Числен ность этих групп хозяйств была неравномерной, ввиду отсутствия в Зауралье регулируемого рынка.

Таким образом, на территории Зауралья сложился особый тип хозяйственной системы, который по условиям функциониро вания, социальным и экономическим параметрам отличался от общероссийского. Основу этой системы составляло крестьянское хозяйство комплексного типа, с присущей ему дискретностью, круглогодичной специализацией и резервным заимочным хозяй ством. Основным принципом развития крестьянского хозяйства в условиях Зауралья являлась оптимальность в широком смысле, обусловленная хозяйственной целесообразностью.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

1. Родословие от земли. ТГПИ. Тобольск, 1992. 101 с. ( 6 п. л.).

2. Из истории сельскохозяйственного образования в Сибири в XIX начале XX вв. // Родиноведение. Материалы научной конференции. ТГПИ.

Тобольск, 1992. С. 10-14 (0. 2 п. л.).

3. Карачинская волость в XVTI в. по материалам челобитных тоболь ских служилых людей // Возрождение России. Исторический опыт и современность. М., 1993. С. 92-94 (0. 1 п. л.).

4. Опыт народной агрономии. Дневник крестьянина А. Д. Никитина (1843-1899 гг.). // Духовная культура Сибири — проблемы межнацио нальных связей. Философия, филология, история. ТГУ. Тюмень, 1994.

С. 57-67 (0,5. п. л.).

5. Демьянская волость Тобольского уезда в конце XIX в. По матери алам историко-этнографического описания К. В. Гамолецкого // Тради ционная культура русских крестьян Сибири и Урала. Ур ГУ. Екатерин бург, 1995. С. 48-51 ( 0,2. п. л.).

6. Реформы тобольского воеводы Ю. Я. Сулешева // Проблемы регу лирования межнациональных отношений в Тюменском регионе: истори ческий опыт и современность. Всероссийская научно-практическая кон ференция. Тобольск, 1996. С. 6-11 ( 0. 3. п. л.).

7. Тобольская деревня в конце XVI-X1X вв. Тобольск, 1997. 224 с. (14 п. л.).

8. История Тобольской деревни на уроках математики. ТГПИ. То больск, 1997. В соавторстве с Н. А. Корощенко. 104 с. ( 6 п. л. / 4 п. л.).

9. Земледельческие сословия Тобольской губернии в конце XVI-X1X вв. ТОГИРРО. Тюмень, 1998. 33 с. (1,5 п. л.).

10. Русские сельские поселения Западной Сибири в конце XVI- XVIII вв. ТОГИРРО. Тюмень, 1998. 22 с. (1,0 п. л.).

11. Формирование монастырских вотчин в Тобольском уезде в XVII в.

// Этнокультурная история Урала XVI-XX вв. // Материалы междуна родной научной конференции. Ур. ГУ. Екатеринбург, 1999. С. 8-9 (0. 1. п. л.).

12. Вотчины Тобольского Софийского Дома в XVII в. // Публикатор арх. док. ТГУ. Тюмень, 2001. 84 с. (5,5 п. л.).

13. Земледельческое хозяйство Западной Сибири в XVII — нач. XVII вв. // Публикатор арх. док. ТГУ. Тюмень, 2001. 180 с. ( 11,5 п. л.).

14. К проблеме землевладения и землепользования в Зауралье в XVII в. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития. Сборник научных трудов. Ч. 1. Омск, 2002. С. 36-38 (0.1. п. л.) 15. Развитие земледельческого хозяйства Западной Сибири ( конец XVI-начало XX вв.). ТюмГНГУ. Тюмень, 2002. 180 с. (12 п. л.).

16. Русские старожилы Западной Сибири (по данным массовых ста тистических источников XVII-XVIII в.) // Вторые тюменские родос ловные чтения. Тюм ГНГУ. Тюмень, 2002. С. 85-90 (0. 3. п. л.).

17. Поземельные сделки служилых людей в Западной Сибири в 20 60-е гг. XVIII в. // Землевладение и землепользование в России (соци ально-правовые аспекты) // Материалы XXVIII сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. М., 2002. С. 42-45 ( 0. 2. п. л.).

18. К истории земледельческого освоения автохтонных территорий Си бири и Америки в XVII-начале XX вв. // Материалы V Сибирского симпо зиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». Тобольск-Омск, 2002. С 305 — 311 ( 0. 4. п. л. / 0. 2. п. л.) В соавторстве с В. М. Суриновым.

19. Книга «на записку хлеба и пашни и покос» 1843-1899 гг. крестьяни на А. Д. Никитина. // Отечественные архивы. 2002. № 6. С. 90-99 ( 0. 5. п. л.) 20. Становление русского земледелия в Зауралье в конце XVI-XVIII вв.: крестьянство и власть. // Этнографическое обозрение. 2003. № 2.

С. 24-46 (1 п. л.).

21. Имущественное положение государственных крестьян в XVII XVIII вв. по материалам Зауралья // Этнографическое обозрение. 2003.

№ 3. С. 28-34 (0,8. п. л.).

22. Крестьянское хозяйство Зауралья в конце XVI-начале XX вв.

ТГУ. Тюмень, 2003. 180 с. (15,0 п. л.).

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий