реферат — Десинхроноз как обязательный компонент при любом патологическом процессе.

реферат - Десинхроноз  как обязательный компонент при любом патологическом процессе. Реферат

Реферат — десинхроноз как обязательный компонент при любом патологическом процессе.

     Министерство 
Здравоохранения и Социального 
Развития Российской Федерации

     Волгоградский
Государственный Медицинский Университет

Кафедра 
патологической физиологии
 

                                                  
Реферат на тему:

«Десинхроноз 
как обязательный компонент при 

любом патологическом
процессе»
 

     Содержание: 

1. Универсальность 
феномена ритмичности в природе.

2. Общие 
характеристики и классификация 
биологических ритмов.

3.Понятие о
десинхронозе как обязательном компоненте
при любом патологическом состоянии. Хронобиологические
аспекты адаптации.

4. Экзогенные 
и эндогенные процессы регуляции 
биологических ритмов.

5. Хрономедицина 
как раздел хронобиологии

6.Литература 

1.
Универсальность 
феномена ритмичности 
в природе.

Ритмичность
биологических процессов — неотъемлемой
свойство живой материи. Еще 20 лет 
назад эту, казалось бы прописную 
истину, приходилось отстаивать и 
доказывать с большим трудом, а 
иногда и безрезультатно. Теперь же
вопрос о том, что любое биологическое 
явление, любая физиологическая 
реакция периодичны ни у кого не
вызывает сомнения.

Живые организмы 
в течение многих миллионов лет 
живут в условиях ритмических 
изменений геофизических параметров
среды. При этом всем ходом эволюции
у них выработалась временная 
последовательность взаимодействия различных 
функциональных систем организма, которая 
способствует гармоническому согласованию
различных ритмических процессов 
как внутри так и в окружающей
среде и тем самым поддерживает
нормальную жизнедеятельность целостного
организма.

Дело в 
том, что циклические колебания 
физиологических процессов с 
точки зрения энергетики биологически
целесообразны, выгодны и соответствуют 
принципу оптимальной организации.
Биологические ритмы выявлены на
всех уровнях организации жизни,
начиная от простейших биохимических 
реакций организма в клетке и 
кончая сложными поведенческими реакциями.

Интерес к 
биологическим ритмам прослеживается
на протяжении двух с половиной тысячелетий,
а письменные свидетельства об этом
восходят ко времени древнегреческого
поэта Архилока, который писал: «Познай
какой ритм владеет людьми!» Значимость
биологических ритмов была оценена Гиппократом,
Аристотелем. В IY веке до нашей эры Аристотель
писал: «Продолжительность всех таких
явлений совершенно естественно измерять
периодами, Я называю периодами день и
ночь, месяц, год и времена измеряемые
ими, кроме того лунные периоды.»

Греческий
врач Герофил из Александрии еще 
за 300 лет до нашей эры обнаружил,
что пульс у здорового человека
меняется в течение дня. На периодичность 
как основное свойство живых систем
и их взаимосвязь с окружающей
средой обращали внимание в средневековой 
науке, деятели эпохи возрождения.
С древних времен мышлению человека
было свойственно искать постоянство,
повторяемость в явлениях, связь 
жизненных процессов с окружающими 
условиями.

Более 200 лет 
назад астроном Мэран описал опыты,
в которых показал, что у растений,
выдерживающихся в темноте при 
постоянной температуре, можно обнаружить
ту суточную периодичность движения
листьев, что и у растений, содержащихся
в нормальных условиях освещения. Дюамель 
в 1758 году подтвердил эти опыты и 
провел эксперименты в пещерах. Все 
последующие эксперименты подтвердили,
что растениям и животным присуще 
внутренне чувство времени.

Состоявшийся 
в 1960 году Международный симпозиум 
по биологическим часам утвердил
положение хронобиологии как 
науки. К сожалению, у нас в 
стране, несмотря на появляющуюся изредка 
информацию о биологических часах,
данная проблема оставалась как бы
в тени. За последние 20 лет появились 
очень серьезные монографии и 
статьи, посвященные изучению временной 
организации биологических объектов.

Современный
уровень фундаментальных знаний
в области изучения временной 
организации физиологических систем
организма обосновал новое направление 
развития медико-биологической науки,
зародившейся на стыке хронобиологии 
и хрономедицины – хронопатологию,
или хронопатофизиологию. Это область
экспериментальной и клинической хрономедицины,
изучающая механизмы нарушения временной
организации физиологических систем в
ходе развития патологического процесса
и роли этих нарушений в патогенезе болезни,
на всех этапах ее становления и исхода.
К настоящему времени сформулированы
главные задачи хронопатофизиологии:

    Изучение динамики
    основных параметров временной организации
    физиологических функций и процессов
    в условиях переходных
    состояний
    от успешной адаптации к болезни,
    т.е. на стадии доклинических нарушений
    здоровья.

    Изучение особенностей
    ВО и ее нарушений в
    ходе патологических
    процессов
    , составляющих патогенетическую
    основу болезни обеспечивающих новые
    представления о механизмах хроноадаптации
    в ее манифестных стадиях.

    На основе новых
    знаний разработка новых технологий
    активной хроноадаптации
    , оптимизирующей
    общепринятое лечение заболеваний от
    этапа их возникновения – хронопрофилактика,
    через этап манифестации – хронотерапия,
    к исходу, включая реабилитационный период
    восстановительные
    технологии, основанные
    на хрономедицинских
    подходах.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.
Общие характеристики 
и классификация 
биологических ритмов.

Любой организм
как колебательная система является
носителем многочисленных ритмов. Для 
характеристики ритма используют целый 
ряд показателей: мезор — уровень, период,
амплитуда и положение фазы. Уровнем 
биологического ритма принято считать 
среднюю величину изучаемой функции 
за время исследования одного биологического
цикла.

Период ритма 
рассчитывают, как длительность одного
полного цикла ритмических колебаний 
в единицу времени. Амплитуду 
вычисляют как разность между 
минимальными и максимальными значениями
исследуемого процесса в течение 
одного биологического цикла. Положение 
колеблющейся системы в каждый конкретный
момент времени характеризует фаза.
При этом время наибольшего снижения
процесса как минимальная акрофаза.

Помимо этих
показателей, каждый биологический 
ритм характеризуется формой кривой,
которую анализируют при графическом 
изображении динамики ритмически меняющихся
явлений.

Параметры
биоритмов определяются структурой
самого организма. Чем она сложнее,
тем сложнее уровень иерархии
— соподчинения ритмов. Каждый из них 
может иметь собственные параметры 
ритма. Не исключено, что длительность
их периодов связана с иерархическим 
уровнем, который занимает осциллятор
в целостном организме.

Если осциллятор
изолировать от других , то период его 
колебаний может измениться — проявятся 
эндогенные (только ему присущие) ритмы,
параметры которых зависят только
от собственной структуры, это однако
возможно только теоретически или в 
искусственных условия, на практике
же такие состояния чрезвычайно 
редки, поэтому и возникают методические
сложности по выявлению структуры 
ритмов.
 

Нередко во
взаимосвязанных системах ритмы 
имеют одинаковый период, а разность
их фаз постоянна — такие ритмы 
называют синхронизированными. Синхронизация 
осуществляется благодаря наличию 
специальных управляющих структур
— водителей ритма , их называют пейсмекерами.
В качестве таких синхронизаторов 
могут выступать как внешние 
так и внутренние факторы. Например,
ритм свет-темнота, изменение гравитационного 
вектора, труд-отдых, пищевой режим 
и др. их называют цейтгеберы.

Класификация 
биологических ритмов.

В соответствие
с общепринятой классификацией, выделяют
следующие группы ритмов (Б.М. Владимирский,
1980 ):

1.Микроритмы:
собственная частота ионосферного волновода
— 0,1 сек микропульсации геомагнитного
поля класса Рс 0,2 — 1000 сек, инфразвук полярных
сияний — 20-100 сек.

2.Мезоритмы:
пульсации Солнца — 60 сек, 2 часа 40 мин, вращение
Земли — 24 часа. Секторная структура межпланетного
магнитного поля — 7-14 суток, вращение Солнца
— 27 сут., обращение Луны 7, 9, 14, 27, 29 суток.

3.Макроритмы:
обращение Земли вокруг Солнца 0,5 — 1 год,
циклы солнечной активности 2, 3, 5, 8, 11, 22,
35 лет, долгопериодические компоненты
лунного прилива 18,6 лет.

4.Циклы большой
длительности: циклы солнечной активности
80, 170, 400, 600 лет, варианты напряженности
геомагнитного поля 350 — 500, 1000, 7000 лет.

Эта классификация,
хотя и является общепризнанной, не
отражает в полной мере характер циклических 
колебаний у человека. Наиболее удобной
и отвечающей практике является классификация
Н.И. Моисеевой и В.М. Сысуева , а также классификация
F.Halberg (1967), который выделяет n Ритмы высокой
частоты (0,5 час) — электроэнцефалограмма,
частота пульса, дыхания; n — Средней частоты
— ультрадианные (0,5 — 20 час), циркадианные
(20 — 28 час), инфрадианные (28 час — 2;5 суток)
n Низкой частоты — циркасептдианные( 7
3 дня), циркавигинтидианные ( 21 3 дня),
циркатригинтидианные ( 30 5 дней), цирканнуальные
( 1 год 2 мес).

Биоритмы 
классифицируют также по уровням 
организации биосистем: клеточный,
органный, организменный, популяционный.

С точки 
зрения взаимодействия организма с 
окружающей средой выделяют два типа
колебательных процессов : адаптивные
ритмы, т.е. колебания с периодом
близким к основным геофизическим 
циклам; физиологические или рабочие,
отражающие длительность физиологических 
систем организма.
 

3.
Понятие о десинхронозе 
как обязательном 
компоненте при 
любом патологическом 
состоянии. Хронобиологические 
аспекты адаптации.

Очевидно, принцип 
синхронизации имеет универсальное 
значение для всех уровней интеграции
биологических систем. В организме 
принято выделять шесть уровней 
регуляции: целого организма, физиологических 
систем, органов, клеток, субклеточный
и молекулярный уровень. Неразрывная 
связь между этими уровнями не
сводится к простой иерархии, а 
состоит в том, что все уровни
оказывают влияние друг на друга.

Существование
живых организмов в сложной и 
динамичной среде обитания возможно
лишь благодаря непрерывному взаимодействию
со средой, непрекращающемуся процессу
адаптации к постоянно меняющимся
условиям внешней среды. В повседневных
условиях существование организма 
подвергается не однократному влиянию 
какого-либо одного фактора среды, а 
нескольких, причем нередко многократно 
действующих с одинаковыми или 
разными интервалами и чаще всего 
с неодинаковой силой. В результате
этого в целом организм подвергается
не простому внешнему воздействию, а 
определенному ритму этого воздействия,
непрерывно меняющемуся как по частоте 
так и по интенсивности. Ясно, что 
в этих условиях для адаптации 
организма к окружающей среде 
и сохранения гомеостаза требуется 
непрерывная перестройка интенсивности 
биосинтетических процессов соответствующая 
колебаниям частоты и силы внешних 
воздействий.

В конечном
счете уровень адаптационных 
способностей организма определяется
степенью временной адекватности между 
моментом воздействия раздражителя
и началом развертывания нейтрализующей
его приспособительной реакции.
Предупреждающее реагирование осуществляется
за счет периода и фазы того или 
иного ритма, обеспечивающих максимальные
функциональные возможности в определенное
время суток, и чем лучше организованы
кривые, тем выше адаптоспособность. Адекватная
реакция на непредсказуемые воздействия
обеспечивается за счет амплитуды колебаний,
и чем больше их размах, тем большим выбором
обладает организм и соответственно тем
более адекватна его реакция. Учитывая
это Н.И. Моисеева и В.М. Доскин в 1978 году
предложили использовать структуру биоритмов
в качестве критерия адаптационных способностей
организма.

Хорошими 
прогностическими знаками являются:

1. Четкая 
организация суточной кривой.

2. Относительно 
высокое значение средних показателей 
и разброс их в течение суток. 

3. Относительно 
постоянное положение акрофазы 
при повторении исследований 
в течение нескольких суток.

В медицине
наибольшее значение имеют мезо- и 
макроритмы, изучению которых посвящено 
достаточно большое количество работ.
По утверждению В.С. Новикова и Н.Р.
Деряпы ( 1992 ) суточные и сезонные ритмы 
служат не только целям приспособления
организма к изменяющимся условиям
внешней среды, «но и составляют универсальную
временную основу, необходимую для интеграции
сложных биологических систем». Изменения
структуры ритма ведет к серьезным нарушениям,
в частности, появление «хаотических
ритмов» свидетельствует о возможности
внезапной смерти от остановки сердца.
Циркадные ритмы часто изменяются у людей
с эмоциональными расстройствами ( Glass
L., Mackey M.C. 1991 )

Многие патологические
процессы в организме сопровождаются
нарушением временной организации 
физиологических функций. В то же
время рассогласование ритмов является
одной из причин развития выраженных
патологических изменений в организме.
Это состояние получило название
десинхроноза.

Показано, что
суточный ритм температурной кривой значительно
отличается у больных. Общая структура
ритма у них существенно деформирована,
снижена амплитуда колебаний, изменено
положение акрофазы. Причем степень тяжести
заболевания коррелирует с изменения
хода суточных кривых. Таким образом десинхроноз
можно выявить с помощью различных доступных
методов, которые могут служить прогностическими
критериями.

Установлено,
что разрушение биоритмов или 
изменения их параметров в системе
(период, частотные характеристики,
мезор, амплитуда и положение 
акрофаз на оси времени) неизбежно
искажают информационные
сигналы сопряженным
висцеральным системам
и органам, их временные
кодовые связи с центрами
управления и регуляции
временной организации
функций, что приводит
к состоянию десинхроноза
в рабочей (исполнительной)
части, выражающей конечный
результат деятельности
биосистемы.

Патология,
возникающая вследствие таких нарушений 
регуляции функций систем жизнеобеспечения
по  определению Г.Н. Крыжановского
(2002) есть дизрегуляционная
патология
, важным аспектом которой
является дизрегуляционная
хронопатология
, изучающая и объясняющая
механизмы дизрегуляции в физиологических
системах и в целостном, живом организме
с позиций критерия времени. Таким образом,
десинхроноз временной организации биологической
системы является транзиторным проявлением
ее дизрегуляции, предшествующим дизрегуляционной
хронопатологии, которая устойчива и сама
является эндогенной причиной развития
новых заболеваний.

В последнее
время учение о десинхронозах пополнилось
новыми фактами и представлениями, что
позволило его классифицировать по ряду
критериев (Схема 1). Различают десинхронозы:
внешний — внутренний, внутрисистемный
– межсистемный, острый — хронический,
скрытый — явный, физиологический — патологический.

Патогенез
патологического десинхроноза по результатам 
наших многолетних исследований
складывается по принципу типового патологического 
процесса, сочетающего в себе физиологические
(саногенетические) реакции организма 
с патологическими, находящимися между 
собой в причинно-следственной связи 
и стереотипно повторяющимися при 
самых разных заболеваниях – срыв.
 

Рефераты:  Презентация на тему: "Национальные парки и заповедники Беларуси Подготовила Тулейко Анастасия.". Скачать бесплатно и без регистрации.


 

При индивидуальном
хроноанализе биоритмов конкретных
лиц с патологическим десинхронозом
выявляется хаос внутрисистемных периодичностей,
разброс акрофаз ритмов и снижение доли
достоверных периодичностей в системе
при сохранении среднесуточных значений
показателей мезоров .

Т.о.,
патологический десинхроноз
– качественно
новое состояние организма, препятствующее
развитию успешной адаптации, когда ритмы
интегральных параметров физиологических
функций разрушаются или становятся ригидными,
“жесткими”, не чувствительными к требованиям
среды обитания и интересам живой системы
в целом, когда нарушаются временные кодовые
взаимоотношения в биосистемах и следующим
этапом становится развитие манифестных,
клинических форм патологии, сопровождаемых
своими типичными хронодиагностическими
критериями, знание которых позволяет
разработать новые способы хронопрофилактики
и хронотерапии патологических процессов,
составляющих основу болезни — одна из
главных задач хронопатофизиологии.
 

4.
Экзогенные и эндогенные 
процессы регуляции 
биологических ритмов.

Немаловажное 
значение в понимании природы «биологических 
часов» отводится электромагнитному 
полю Земли. (Браун Ф.,1964, А.П. Дубров
1974, Е.Д. Рождественская, Г.П. Селиверстова
1975)

Многие биоритмы
имеют период совпадающий с периодом
экзогенных ритмов, другие лишь синхронизированы
с ними. Изменение частоты или 
фазы внешних датчиков времени приводит
к перестройке синхронизированных
ранее биоритмов.

Трансформация
сигналов из физического или биологического
окружения во внутренние физиологические 
сигналы осуществляется при участиии
нервного и гуморального звена регуляции
(Rensing, 1972) Многими исследователями (
Андронова Т.И., Деряпа И.Р., Соломатин 
А.И., 1982; Войчишин К.С., 1974 ; Раевская О.С.
1988) были получены данные об изменении 
вегетативно — гуморальной регуляции 
при изменении возмущенности 
геомагнитного поля. По-видимому, именно
с перестройкой нейрогуморальных взаимоотношений 
связаны изменения органов кровообращения.

В организме 
существуют две системы реагирования
на ЭМП — быстрая (магнитофосфен и 
радиозвук ) и медленная (через кожный
анализатор); чувствительность разных
людей к ЭМП различна — существуют очень
чувствительные и нечувствительные люди;
при экспозиции ЭМП менее 2 сек реакция
на него не возникает; порог по интенсивности
ПЕМП располагается около 1 мТл; существуют
«окна прозрачности» в частности
спектре ЭМП — например, 8-10 Гц, где сенсорные
и физиологические реакции выше.

Магнетит 
обнаружили в носовых костях человека
и в надпочечниках. Появляется компасная 
ориентация в возрасте 5 лет и 
к 12 годам достигает уровня взрослых,
именно к этому времени формируются 
клиновидная и решетчатые пазухи. Браун
считает, что организмы обладают необычайной
специализированной рецептивной емкостью
к естественным ЭМП. Их динамика отражает
геофизические циклы и является датчиками
времени для биоритмов.

Пороговая
плотность потока мощности (ППМ) считается
10 мк Вт/см2, что соответствует начальным 
изменениям в поведении экспериментальных 
животных. ( Холодов Ю.А., Лебедева Н.Н.
1992)

Результаты 
многочисленных исследований доказывают,
что наиболее чувствительными к 
флюктуациям ГМП являются структуры 
НС. Впервые это обнаружил А.Л.
Чижевский. К изменениям ГМП весьма
чувствительна вегетативная нервная 
система здоровых людей, А.Л. Чижевский 
обнаружил асимметрию и изменение 
электрических потенциалов кожи
в периоды магнитных возмущений.
Во время возмущений ГМП малой 
интенсивности как правило, вызывает
увеличение тонуса симпатической нервной 
системы, в 30% случаев, чаще у мужчин
повышается тонус парасимпатического
отдела.

На основании 
данных литературы можно выделить ряд 
ключевых моментов по воздействию ГМП 
на живые организмы:

1. Человек 
способен достоверно отличать 
ЭМ сигналы от пустых проб;

2. ЭМ-чувствительность 
человека определяется кроме 
индивидуальных особенностей, биотропными 
параметрами поля — частотой, формой 
импульса, экспозицией ;

3. Характер 
возникших ощущений (давление, покалывание, 
прикосновение, мурашки, жжениее) 
свидетельствует об участии в 
рецепции ЭМП кожного анализатора; 

4. Латентный 
период реакции на ЭМП в 
среднем составляет 20-60 сек, 

5. Выявлена 
асимметрия восприятия ЭМП в 
зависимости от того, на какую 
руку ( правую или левую) осуществлялось 
воздействие. Воздействие в течение 
60 минут поля КВЧ вызывает изменение 
временных связей в коре головного 
мозга, характерное для каждого 
испытуемого. 

6. Чувствительность 
к ЭМП зависит от времени 
суток. Наилучшая реакция растений 
на МП отмечается в полдень 
(10-15 часов),

7. Одежда 
из искусственной ткани снижает 
чувствительность к ГМП. 

8. Магнитные 
бури ухудшают ориентацию в 
геомагнитном поле. Воздействие 
искусственным МП на протяжении
10 минут ухудшало ориентацию в 
ГМП на сутки или двое.

9. Многие 
исследователи отмечали сноподобное 
действие ЭМП.

Один из
предполагаемых механизмов регуляции
биологических ритмов:

 

5.
Хрономедицина как 
раздел хронобиологии
включает в
себя :

— хронофизиологию 
— хронопатологию 
— хронотерапию
Хрономедицина
ставит целью использовать закономерности
биоритмов для улучшения профилактики,
диагностики и лечения заболеваний 
человека. Для использования законов 
биоритмов необходимо ввести понятие 
хронобиологической нормы: Хронобиологическая
норма включает в себя индивидуальный
хронотип, хроноадаптацию, хронореактивность.

Отклонение 
от этих норм можно назвать хронопатологией.
Если учесть , что любое патологическое
состояние или болезнь сопровождается
нарушением течения физиологических 
функций, то можно выделить целое 
направление — хронопатологию. За последние 
годы накоплен большой фактический 
материал о зависимости действия
лекарственных веществ на организм
человека от фазы биоритма. Несколько
примеров характеризующих значение знаний
хронобиологических законов.

Аллергические
реакции:

-Воздействие
аллергенов минимально в 15 часов

-максимальный
ответ на аллергены отмечается в 23 часа

-с 8 до 12 часов
обострение приступов сенной лихорадки

-с 19 до 23 часов
максимальное выделение гистамина, поэтому
отмечается самый сильный зуд именно в
эти часы.

Чувствительность 
к антигистаминным препаратам также 
различна в разные часы суток.

Антигистаминные
препараты принятые утром действуют
15-17 часов, принятые вечером 7-9 часов.

Органы чувств:
-с 3 до 8 утра
максимальная чувствительность ко всем
видам боли.

-с 17 до 19 часов
начинается повышение обонятельных вкусовых
и слуховых ощущений, максимума они достигают
в 3 часа ночи, а минимум их чувствительности
отмечен в 6 часов утра.

Применение 
лидокаина в 15 часов — длительность
его действия 32 минуты, в 7 часов — 12 минут.

Сердечно-сосудистая
система:

-с 7 до 9 часов
чаще, чем в другое время развиваются инсульты
и инфаркты

-с 21 до 24 часов
минимум приступов. Однако по данным разных
авторов пик заболеваний может сдвигаться.
Это зависит от индивидуальных особенностей.
Опасны в плане развития приступов первые
часы после пробуждения. Т.е. Если человек
по хронотипу «сова», то у него время
возможного приступа сдвигается вперед,
на 10-12 часов, если «жаворонок» то
— назад — на 6-8 часов.

Хронобиологи 
советуют препараты блокирующие 
кальциевые каналы и нитроглицерин 
принимать утром, бетта — блокаторы
— вечером.

Артериальное 
давление:

В норме 
артериальное давление существенно 
колеблется. Минимальные значения ночью,
перед пробуждением — повышается но
не до максимальных цифр, затем возрастает
к вечеру до максимума, а затем 
постепенно снижается. Если давление совсем
не колеблется , то это признак начала
заболевания. Действительное артериальное
давление можно определить только при 
круглосуточном наблюдении.

Опухоли:
Существует 
явная суточная цикличность деления 
здоровых клеток. Опухолевые клетки отличаются
от здоровых тем, что безудержно делятся,
при этом известно, пики их активности
не совпадают с пиками активности
деления здоровых клеток. С одной 
стороны это может является дифференциально-диагностическим 
критерием. С другой — позволяет рационально
назначить лечение. Все клетки организма
наиболее чувствительны к действию медикаментозных
препаратов в фазу деления. Поэтому цитостатики
лучше назначать в период максимума деления
опухолевых клеток и минимума — нормальных.
Тогда побочные эффекты будут минимальны
даже при увеличении дозы.

Группа ученых
из Миннесотского университета изучала 
эффекты от лечения адриамицином
и цисплатином рака яичников у 60
женщин. Если адриамицин применяли 
в 6 утра, а цисплатин — в 18 часов, то эффект
достигался быстрее , побочных эффектов
было меньше и через 5 лет после 
лечения 50% женщин этой группы были живы.
В группе, принимавшей эти же препараты,
но в обратном порядке отмечались
побочные эффекты, а через 5 лет в 
живых осталось только 11 % женщин. В 
третьей группе, принимавшей эти 
же препараты, но в свободном режиме
в живых через пять лет не осталось
никого. Так как серьезные побочные
эффекты заставили отказаться их
от приема лекарственных препаратов.

Аналогичные
результаты были получены и на больных 
с раком мочевого пузыря.

В 1985 году канадскими
учеными было установлено на группе
из 118 детей больных лимфобластным 
лейкозом, что применение химиотерапии
с учетом хронобиологических особенностей
дает положительный эффект. Прием 
цитостатиков после 17 часов более 
эффективен, чем прием их в утренние
часы. В первой группе здоровыми 
остались 80% детей, во второй лишь 40 %.

Оперативное
вмешательство на молочной железе по
поводу рака наиболее эффективно проводить 
в середине ОМЦ, риск метастазирования
и рецидива уменьшается. Если же оперировать 
во второй половине цикла, то увеличивается 
угроза рецидивов.

Опухоли репродуктивной
системы сезонно-зависимы. Весной смертность
от рака молочной железы выше, чем в 
другие сезоны.. Врачи из Калифорнийского
университета стравнив статистику заболеваемости
раком молочной железы с данными о солнечной
радиации по 87 регионам США пришли к выводу,
что в северных районах, где световой день
самый короткий — заболеваемость самая
высокая. Действительно плохая освещенность
приводит к поломке ритмов, что ведет к
гормональному дисбалансу и снижению
иммунитета. И как следствие — опухоли
разной локализации.

и т.д……………..

Рефераты:  Реферат на тему: "Известные физики" (Исаак Ньютон) | Образовательная социальная сеть

Хронобиологические аспекты депрессии

УДК 616.8-06

ХРОНОБИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ДЕПРЕССИИ

М.Ю. Герасимчук

ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова

Депрессия снижает качество жизни пациентов, повышает риск соматических заболеваний, алкоголизации, суицида. Анализ клинических проявлений депрессии свидетельствует о тесной взаимосвязи циркадианных ритмов и психического здоровья человека. Для совершенствования диагностических методов с целью оптимизации лечебного процесса необходим новый взгляд на арсенал имеющихся данных с анализом хронобиологических закономерностей.

Ключевые слова: депрессия, хронобиология, циркадианные ритмы, десинхронизация

Авторы заявляют об отсутствии возможных конфликтов интересов

DEPRESSION: A FOCUS ON CHRONOBIOLOGY

M.Y. Gerasimchuk

First Moscow State Medical University named after I.M. Seshenov

Depression reduces quality of life (QOL), increases the risk of somatic diseases, alcohol use and suicide. Analysis of clinical presentation demonstrated a close link between cir-cadian rhythms and mental health. To improve the diagnostic with the purpose of optimization of treatment process required a new look at the Arsenal of available data with the analysis of chronobiological regularities. A new approach using chronobiological regularities to increase the diagnosis and treatment efficiency is needed. Keywords: depression, chronobiology, circadian rhythms, desynchronization

Заболеваемость депрессией составляет 0,2— 14,1%, в 2 раза выше у женщин, чем у мужчин (11,7 и 5,7% соответственно, NHANES III); у лиц старших возрастных групп — до 42%, при наличии сопутствующей патологии — до 60% [10,15]. Депрессия, повышая риск инвалидиза-ции в 1,78 раза; смертность — в 1,8 раза (70% всех суицидов; Stahl), к 2020 г., по прогнозам ВОЗ, выйдет на второе место по наибольшему количеству лет нетрудоспособности (40%), а к 2030 г. займет первое место по распространенности во всем мире [2,11].

Хронобиология на количественной основе объективно исследует механизмы биологической временной структуры [1,12]. Частота колеба-

Authors declare lack of the possible conflicts of interests

ний может варьировать (классификация Halberg, Reinberg, 1967):

1. Высокие частоты: T < 0,5 ч (ЭЭГ, частота пульса, дыхания).

2. Средние частоты: 0,5 ч < T < 20 ч (ультра-дианные: циркасемидианные (~3,5 сут), цир-каоктохоральные (~8 ч)/ритмы быстрого и медленного сна).

3. Низкие частоты: 20 ч < T < 28 ч (циркади-анные).

4. 28 ч < T < 2,5 дня (инфрадианные).

5. T > 2,5 дня (циркасемисептанные (3 ± ±0,5 сут) / циркасептидианные (7 ± 3 дня) / циркавигинтидианные (21 ± 3 дня) / циркатри-гинтидианные (30 5 дней) / цирканнуальные (1 год ± 2 мес).

В настоящее время разработан ряд моделей, исследующих «нарушения циркадианного ритма — ключ к пониманию патофизиологии аффективных расстройств» (E. Frank) [3,7]. Наряду с главным пейсмейкером (модель Czeisler) — супрахиазматическими ядрами, каждая клетка имеет собственный ритм (концепция периферических ритмов). Эндогенноморфная генетическая предиспозиция опосредует уязвимость индивидуального циркадианного профиля не более чем на 50% (period, NPAS2, CLOCK, cryptochrome, BMAL1). Депрессивные симптомы могут быть обусловлены недостаточной выраженностью ритмов (модель «ослабления»; Schulz, Lund) или их дестабилизацией вследствие стрес-сорных воздействий, нарушающих «zeitgebers» («времязадатель»; Ашофф) — график работы, сна, приема пищи (теория «социального джет-лага») [4,8]. От степени первичного смещения между ритмами зависит цикличность заболевания («beat-феномен»).

Хронобиологические нарушения при депрессии. «Бессонница и депрессия — два варианта одного хронопатологического паттерна» (Lemoine, 2007). Согласно теории «двух процессов» (Borbely, 1982), при недостаточности гомеостатического S, активируется циркадиан-ный C, со смещением ритмов на более раннее время: при депрессии наблюдаются опережение фаз сна на 6—8 ч, редукция секреции мелатонина («hormone of darkness») с уплощением ночного пика: его низкая концентрация — маркер предрасположенности к депрессии (low melatonin syndrome; Wetterberg) [17]. Сущность модели реципрокного взаимодействия (Hobson): расторможение REM-сна ввиду повышения Ацх тонуса и снижения 5-HT и NE-трансмиссии.

Нарушения сна (50—99,6%, в 2 раза чаще в пожилом и старческом возрасте) — значимый прогностический фактор манифестации депрессии: повышая риск в 3,95—40 раз в течение 0,5—3 лет, могут предварять первый (40%) и повторные эпизоды депрессии (>50%)[28]. При психогенных депрессиях преобладают нарушения засыпания с удлинением утреннего сна, при эндогенных — ночные и окончательные ранние пробуждения. Гиперсомния (2,4—8,3%) встречается при биполярной и атипичной депрессии, сезонном аффективном расстройстве [9].

Для пациентов пожилого и старческого возраста характерны уменьшение числа нейронов, участвующих в функционировании «биологических часов», псевдоинсомния (А.Л. Эпштейн, 1928) — утрата чувства сна. Нарушения сна, предиктор повторных суицидальных попыток, повышают риск инвалидизации в 3 раза (Paunio, 2021), ухудшают дневное функционирование (сонливость — 10—15%, расстройства памяти, нарушения социальной адаптации, головная боль, клинофилия (навязчивое желание лежать в постели), агриптоагнозия (отсутствие у пациента целостного восприятия расстройства сна).

Колебания настроения при депрессии наблюдаются в 37—88% случаев. Циркадианно-ви-тальный симптомокомплекс (E. Kraepelin, 1922) включает в себя утренние ухудшения настроения — «the core of depression» (Wirz-Justice). Обнаружены депрессивные дневные волны, при сочетании с навязчивостями — страхи в вечернее время, колебания с месячной (20%), недельной (5%) периодичностью. Суицидальные тенденции соответствуют первой четверти лунного цикла (27,5 дней), обострения — фазе менструального цикла.

Рефераты:  Язык как знаковая система - Реферат

Аффективные расстройства имеют сезонный паттерн течения (30,8%). Госпитализация, случаи суицидов чаще приходятся на весну/осень, сезоны с быстрым изменением светового дня, что Kripke связывал с атавистическим выражением поведения. Периодичность особенно обнаруживается при континуальном течении, феномене «быстрой цикличности». Полная согласованность в отношении критериев «сезонного аффективного расстройства» (САР, SAD) в МКБ-10 и DSM V отсутствует [23].

Хронопатология рецидивов. Вероятность рецидива после впервые перенесенной депрессии — 50-85% (National Institute of Mental Health), после 2—3-го эпизодов — 70 и 90%. Свердлов, Скорик (1991) выделили интервалы риска с периодом около 2, 5, 9, 13 и 22 недели; Стрельник (2006) — макроритмы: 15—32 года (эндогенные); 1 — 11 лет (экзогенные) и 2—12 мес, обусловленные взаимосвязанными факторами.

В пожилом возрасте феномен ускорения восприятия времени связан с ухудшением внимания, снижением количества событий, сужением субъективной временной шкалы. Однако при депрессии отмечается субъективное замедление

восприятия в связи с изменениями церебральных механизмов восприятия, самоанализом жизненных изменений.

Индивидуальные предпочтения во времени сон-бодрствование (хронотип) рассматриваются как континуальный, генетически запрограми-рованный параметр [21]. Согласно I. Merikanto (2021), лица с вечерним хронотипом (evenin-gness) в 3 раза более подвержены риску депрессии [5,18,24,29]. M. Müller (2021) же рассматривает переход от утреннего к промежуточному хронотипу в качестве коррелята развивающихся нарушений [25,26]. Вечерний хронотип (Natale, 2005) соотносится с хорошим самочувствием летом (длинный протопериод), утренний — зимой (короткий): таким образом, продолжительность светового дня и его вариабельность в зависимости от времени года могут влиять на рецидив.

Нарушение циркадианных ритмов играет центральную роль в развитии коморбидной соматической патологии («metabolic mood syndrome») [22]. Рассмотрена гипотеза о существовании заимствованного у соматического заболевания ритма депрессивных расстройств [6].

Хронобиологические аспекты терапии депрессии. Хронобиотические свойства обнаруживают литий, антидепрессанты; разработаны синтетический аналог, имитирующий профиль эндогенного мелатонина (циркадин), агонисты MT1 и MT2 (рамелтеон, тазимелтеон, агомела-тин [16,20,27]. Продолжается поиск новых соединений (TIK-301, PD-6735, пиромелатин). Психиатрическая хронотерапия включает депри-вацию сна, смещение фазы сна на более раннее время (sleep phase advance), терапию светом и темнотой, поведенческие стратегии [13,14,19].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

До 30% депрессивных состояний характеризуются резистентностью к терапии или незначительной реакцией на нее, при этом длительное ожидание эффекта повышает риск суицидального поведения. Несмотря на тесную взаимосвязь хронобиологических нарушений и депрессии, данный аспект все еще остается недостаточно изученной областью психиатрии. Предполагается провести анализ хронобиологических закономерностей для выявления клинико-дина-мических особенностей депрессии, разработки

критериев индивидуализированного прогноза и

реализации дифференцированного подхода к

выбору терапии.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

1. Катинас Г.С., Чибисов С.М., Агарвал Р.К. Актуальные термины современной хронобиологии. Здоровье и образование в XXI в. 2021; 1: 4-12.

2. Парфенов В.А. Постинсультная депрессия: распространенность, патогенез, диагностика и лечение. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2021; 4: 84-88.

3. Abreu T., Braganga M.J. The bipolarity of light and dark: A review on Bipolar Disorder and circadian cycles. J. Affect. Disord. 2021; 185: 219-229.

4. Andersen L.L., Garde A.H. Sleep problems and computer use during work and leisure: Cross-sectional study among 7800 adults. Chronobiol Int. 2021; 32(10): 1367-1372.

5. Antypa N. et al. Chronotype associations with depression and anxiety disorders in a large cohort study. Depress Anxiety. 2021; 33(1): 75-83.

6. Barandas R., Landgraf D.et al. Circadian clocks as modulators of metabolic comorbidity in psychiatric disorders. Curr. Psych. Rep. 2021; 17(12): 98.

7. Bielen J., Melada A., Markelic I. Depression and circadian typology. Psychiatr Danub. 2021; 27(2): 190-192.

8. Bjorvatn B., Mager0y N. et al. Parasomnias are more frequent in shift workers than in day workers. Chronobiol Int. 2021; 32(10): 1352-1358.

9. Borisenkov M.F., Petrova N.B., Timonin V.D. et al. Sleep characteristics, chronotype and winter depression in 10-20-year-olds in northern European Russia. J. Sleep. Res. 2021; 24(3): 288-295.

10. Buchtemann D., Luppa M. et al. Incidence of late-life depression: a systematic review. J. Affect. Disord. 2021; 142(1-3): 172-179.

11. Chaudhury D., Liu H., Han M.H. Neuronal correlates of depression. Cell. Mol. Life Sci. 2021; 72(24): 48254848.

12. Cornelissen G. Prediction and prevention. Intl Innovation. 2021; 181: 77-79.

13. Dallaspezia S., Benedetti F. Chronobiology of bipolar disorder: therapeutic implication. Curr. Psychiatry Rep. 2021; 17(8): 606.

14. Dallaspezia S., Suzuki M., Benedetti F. Chronobiological therapy for mood disorders. Curr Psychiatry Rep. 2021; 17(12): 95.

15. Djernes J.K. Prevalence and predictors of depression in populations of elderly: a review. Acta Psychiatr Scand. 2006; 113(5): 372-387.

16. Domotor E. et al. The temporal accuracy of agomelatine administration and comparison of antidepressant effect of agomelatine and escitalopram in major depression, a ret-respective investigation at a psychiatric outpatient clinic. Neuropsychopharmacol Hung. 2021; 17(2): 59-67.

17. Duval F., Mokrani M.C., Erb A. et al. Chronobiological hypothalamic-pituitary-thyroid axis status and antidepressant outcome in major depression // Psychoneuroendo-crinology. 2021; 59: 71-80.

18. Fares S., Hermens D.F. et al. Clinical correlates of chronotypes in young persons with mental disorders. Chronobiol. Int. 2021; 32 (9): 1183-1191.

19. Jones S.G., Benca R.M. Circadian disruption in psychiatric disorders. Sleep Med. Clin. 2021; 10(4): 481-493.

20. Liira J. et al. Pharmacological Interventions for Sleepiness and Sleep Disturbances Caused by Shift Work. JAMA. 2021; 313(9): 961-962.

21. Malone S.K. et al. Ethnic differences in sleep duration and morning — evening type in a population sample. Chronobiol Int. 2021; 10: P. 1-12.

22. Mansur R.B., Brietzke E., McIntyre R.S. Is there a «metabolic-mood syndrome»? A review of the relationship between obesity and mood disorders. Neurosci. Biobehav. Rev. 2021; 52: 89-104.

23. Melrose S. Seasonal Affective Disorder: an overview of assessment and treatment approaches. Depress Res and Treat. doi: 10.1155/2021/178564.

24. Merikanto I. et al. Eveningness relates to burnout and seasonal sleep and mood problems among young adults. Nord J. Psychiatry. 2021; 70(1): 72-80.

25. Müller M.J., Cabanel N., Olschinski C. et al. Chronotypes in patients with nonseasonal depressive disorder: Distribu-

tion, stability and association with clinical variables. Chronobiol Int. 2021; 5: 1-9.

26. Müller M.J., Kundermann B. et al. Eveningness and poor sleep quality independently contribute to self-reported depression severity in psychiatric inpatients with affective disorder. Nord J. Psychiatry. 2021; 4: P. 1-6.

27. Pringle A. et al. Does melatonin treatment change emotional processing? Implications for understanding the anti-depressant mechanism of agomelatine. J. Psychopharma-col. 2021; 29(10): P. 1129-1132.

28. Rumble M.E., White K.H., Benca R.M. Sleep Disturbances in Mood Disorders. Psychiatr. Clin. North Am. 2021; 38(4): 743-759.

29. Sheaves B., Porcheret K., Tsanas A. et al. Insomnia, nightmares, and chronotype as markers of risk for severe mental illness: Results from a Student Population. Sleep. 2021; 39(1): 173-181.

Поступила 17.02.2021 Принята к опубликованию 29.02.2021 Received 17.02.2021 Accepted 29.02.2021

Сведения об авторе

Герасимчук Мария Юрьевна — аспирант кафедры психиатрии и наркологии, ГБУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова. E-mail: marigeras@yandex.ru.

About the author

Gerasimchuk M. First Moscow State Medical University I.M. Sechenov, PhD students at the Department of psychiatry and narcology. E-mail: marigeras@yandex.ru.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий