✅ Особенности повествования в прозе лескова. I —

✅ Особенности повествования в прозе лескова. I - Реферат

Эстетико-философские основы хроникального жанра н. с. лескова

O.B. Угдыжекова. Эстетико-философские основы хроникального жанра Н.С.Лескова

О. В. Угдыжекова

ЭСТЕТИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВЫ ХРОНИКАЛЬНОГО ЖАНРА Н.С.ЛЕСКОВА

Томсхий государственный педагогический университет

Создание целостного представления о русс кой литературе XIX в, немыслимо без творческого наследия Н,С. Лескова. Начало литературного пути писателя приходится на начало 60-х гг. — период, который русское общество переживает как «^эпоху смены двух катехизисов» (В. Соловьев). Немецкую идеалистическую философию вытесняет материализм Бюхне-ра и Молешотта, церковный идеал славянофилов заменяет нигилистический идеал безбожия. Сложная динамика социального развития русского общества отзывается в литературе обостренным интересом к проб-леме личности и к проблеме народа. На первый план историко-литературного процесса середины XIX

■ I:.-. • ■ irr нашита ьн< и и к-, проблематика, связанная, а свою очередь, во-первых, с пониманием личности н обстоятельств, среды, как пзаимодейст-нующих к взаичоьлияюшнх сфер, во-вторых, с поисками в отечественной литературе новых жанровых форм.

IS69 ! 870-е гг. — это время, когда русское об-шест-во знакомя гея и романом-эпопеей»Война и мир» и уже знакомо с «книгой родства и памяти» «Чающие движения воды» Н.С. Лескова. Это время, когда в «Сыне отечества» печатаются три нрлвоопнеатель-н ых лес конских очерка, а в творческой лаборатории М.Е. Салтыкова-Щедрина создается цикл сатирических очерков «История одного города».

Давая свое определение «романической хроники» жанру произведения «Чающие движения воды», в письме A.A. Крэевскому Лесков настоятельно утверждает, что «это будет хроника, а не роман. ‘Гак она была задумана, и так она растет по милости божией. Вещь у нас мало привычная, но зато поучимся» (I,

■ j » . Ji МЫС Л ПО ЮП ■ Т’О-‘ к ЮПИ Ш (ЯПК (Я (Ш так широк, что не укладывался н традиционные рам-кн романного жанра с его твердой сюжетной интригой и композиционной выверенностью. По замечанию Б.Г. Реичона, хроника ориентировала читателя на жанр летописи, «не претендующей ни на полноту изображения, ни на философию, лишенной рассуждений и оценок, предоставляющей читателю самому делать выводы и размышлять» [2, с. 55].

Универсализм мышления Лескова обусловил обращение писателя к хронике как к жанру, представляющему своеобразный синтез разных точек зрения и жанровый диалог разных форм понес шонання (жития, легенды, сказания и т.д.). Это давало писателю, во-первых, большие возможности для создания эс-тетически-целостного образа действительности с позиции текстовой »вненаяодамости»(М.М. Ьахтин) ан-тора и объективного, нейтрально-выдержанного повествователь по го тона. Во-вторых, мотив про пало в

лесковском произведении появление образа рассказчика, позиция которого оказывается близка гармонизирующей позиции летописца, создающего целостную эпическую картину чира, Лесковская хроника, впитывая в себя опыт создания «Капитанской дочки» A.C. Пушкина и «Семейной хроники» С.Т. Аксакова, принимает форму мемуаров, преломляющих исторические события через частное, индивидуальное сознание.

Лесковедами общепризнано, что в центре художественного мира писателя находи гея лик человека, личность. «Не свет, — писал сам Н.С. Лесков. — а лично человек — вот кто дорог мне…» [3, с.39) Но проблема личности у Лескова не ограничивается рамками гуманистической концепции, она поднимает в творчестве писателя соте ри о логическую тему спасения человека. Поиски русским писателем нового жанра идут, па наш взгляд, не только в традициях хроникально-летописного повествования. Они связаны в первую очередь с христианским миропониманием Н.С. Лескова, для которого многие вопросы современности преломляются сквозь призму христианской философии.

В основе пескзовской концепции бьггия лежит диалоги чн ость, которая предполагает равнозначность отношений между «я» и «другой» (выраженную в эквивалентах М.М. Бахтина) — в реальном аспекте, «собственный» и «чужой» — в мифологическом, «человеческое» и «божественное» — в теологическом аспекте. Эта своеобразная философская позиция писателя отражается а его эстетике событийной связью героя и среды; в поэтике находит свое воплощение в мифологемах «судьбы», «жизни — смерти», «жизни -странствия», «испытания», в образе игры; отражается в сказовой манере повествования; преломляется и жанровом аспекте как сочетание больших и малых эпических форм. Отражение со-бытия «среды» и «героя» в художественном произведении Лескова требует эстетического наполнения тгой снязн эпическим смыслом. В этом плане функционально значимыми в лесковских текстах являются категория долженствования и категория времени.

Императив долга требует от человека активного противодействия негативным жизненным обстоятельствам. определенного поступка. Личность и среда у писателя, как правило, находятся нсостоянии конфликта, который и становится источником драматизма лесковского повествования. Историзм в исследовании художником характера этого конфликта проявляется я том, что последний всегда имеет проекцию на характер определенной эпохи. «Взвешивающий, аналитический критицизм был. начиная с первых ша-

Вестник ТГПУ. 1999. Выпуск 6(15). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФЙЛОЛОГИЯ)

гон, формой раздумий Лескова над историческим» судьбами Ршссии, прошлое к настоящее которой рассматривается как непосредственное продолжение и единство» |4Г с. 47].

История, человеческое бытие, время осмысляется писателем с позиции христианского учения, в частности философии блаженного Августина. Имя Аврелия Августина не рад появляется на страницах, Лескове кнх произведений (‘*На ножах». «Владычный суд», «На краю света»). В лесковиане, кроме этой констатации факта и общих утверждений, тезис о влня-нии фил ософн и Лигу сти и а на мировоззрение писателя не i голу чи л должного подтверждения.

Автор ‘»Исповеди» и книги «О [раде божием» пропагандирует христианское учение, суть которого и на-.ичии г.вух миров: мира человеческого и мира Ьо—■кес гвенного. Мир Бога существует г> вечности, чир человека — в изменчивом временном прострет: rue. Каким же образом вечность связывается со временем, » царство н ебсс ное» — с *» царством зем н ;,t м»? Через настоящее время, по утверждению Августина, которое измеряется в грех категориях: настоящее прошел те го — пам ять. н астоя г цее и астоя ще го — co:iep¡ га-ние и настоящее будущего — его ожидание [5, с. 170}. |î христианемэй перспективе время стало линейным г в отличие oí циклического времени античности), оно с гало означать движение человеческой души, деятель-ногу человеческого духа, стремящихся обрести Ьш-а, Человек, по Августину, познает Бога сер днем, но не разумом, так как тот или иной человеческий поступок заключен в рамки собственной воли человека, определяющей его анижение к [soi у. Христианский геолог приходит к следующему выводу: в жизни отдельного человека и человечества в целом должен существовать ориентир вечности (т.е. Ьог), если иб щество ориентируется на смертные земные цели, оно становится «гибнущим».

Рефераты:  Какой двигатель лучше — дизельный или бензиновый

Именно м ^том дискурсивном контексте следует рассматривать, на наш взгляд, лееконекое стремление к идеалу и его приверженность идее «неортодоксального» хилиазма. Известно, что Лесков, начиная с 70-х гг., крайне негативно оценивает российскую действительность, государственный и церковный ннс-ти:угы ь пис:.•-.■:.■ il.K. Щебальскому он замечает, что это еще не ад» «потому что в нас живо стремление к идеалу» [I, с. 439]. Религиозная интуиция ведет пирате i* к пониманию челоиека как образам подобия ko га. Антропологизм Лескова требует обязательного чело веч ее кош i форы на к Во ¡у. Человеку, но мысли автора «Соборян», дается идея бесконечного Божественного Бытия, обусловливающая е:чэ восхождение от конечного к бесконечному, его обращение от ала к добру «во мгновение ока».

В очерке «Владычный суд» автор отсылает «критиков». которым НС нравится описание архиерея и миссионеров, не спешивших крестить бродячих дикарей. представленное писателем в рассказе «На краю снега», к сочинениям блаженного Августина. Ибо там

«они могут найти у этого великого философа готовые ответы на укоризны, делаемые мне за моих «тенденциозно вымышленных героев», — пишет Н.С. Лесков [6, с.263]. Тем не менее, принимая в целом учение Августина, писатель относиген к нему критически: берет для себя самое ценное, при этом принцип^ ально не соглашается с некоторыми вещами. Герой рассказа «На краю света» открыто противоречит христианскому геологу: цПростн меня, блаженный Августин, а я я тогда разномыслил с тобою и сейчас с тобою не согласен, что будто «самые добродетели языческие суть только скрытые пороки» [7, с.448]. Исторический процесс, с точки зрения писателя, обнаруживает неистребимое стремление человечества построить Царство Ьожие на земле, идеальное общество, обозначающееся в одном нз архетипов Юнга как Новый мир, первичный образ, который заставляет человека развиваться в определенном направлении. «Я же вселенную утверди7′, заявляет Лесков, отмечая общую для всех людей устремлен ноем, к высшим идеалам.

R философскою концепцию времени Н.С. Лескова входит идея хилиазма, проходящая через все творчество писателя, в котором опосредованно отражается августановская идея о «граде божием». Формулируя свое чтическо-е писательское кредо, Лесков провозглашает: «1Дело честного писателя ■ служить Т1>му» чтобы Царстно Ножие настало на земле как можно скорее и всес о вершен нее» [fi, c.365J, Мыс <к о возможности грядущего Царства Божьего на земле развивается им нз страницах беллетристических произведений. Так, н романе «I fa ножах» спирит Водопьянов утверждает: «Христово царспю придет, когда «все раскуют мечи на орала н копья на серпы». Придет, придет, придет и июли станут ум нее и буду i лоб-рее, и это придет» [9, с.361]. Герой другого произведения {«Обойденные») отвечает на бурное е;юволч-№ рже мне своих нт’илистнушщн.ч собеседников следующем образом: «Это. rot иола, ведь все веши решенные: «ищите прежде всего Царствия Божня и правды Его, а вся сия приложатся вам» [!0, с.74] И далее, полемизируя с оппонентами, он рассуждает уже о путях его достижения: «Вы говорите: идея не вопгтошается до спх пор потому, что она очень широка, а посмотрите, не оттого ли она не воплощается, что все н во имя любви-то делается без любви вовсе» [10, с.75]. Давая отповедь Лизе Бахаревой, ему вторит Розанов в романе «Некуда»: «…желаю, чтобы необъятная ширь ваших страданий не мешала вам, любя человечество, жалеть людей, которые вас окружают, и быть к ним поснисходительнее. Пока mi ! не будем считать для себя обязательным участие к каждому человеку, до пех пор все эти гуманные теории — вздор, ахинея и ложь, только вредящая делу» [11, с.430].

H лесдовскнх текстах прочитываются не только с ло ва С вящен но го П нсан ия : «возлгаб и ближнего своего1′, но и размышле mm блаженного Августина о с по-

И. И. (Seребенка. Структура повествования в русском романе 1860-х годов

собах познания Бога. В «Исповеди» философ поздней античности приходит к мысли, что путь к Богу — это любовь, которую Бог-отец дает миру через своего Сына. Только через нее временной мир прикасается к вечности, только через нее сердце становится способно к пониманию Бога. Эта идея Августина находит отклик не только в беллетристическом, но и в эпистолярном наследии русского писателя. В письме П.К. Щебальскому от 10 ноября 1875 г. Лесков замечает; «Л его (Бога) дано только чувствовать». И представляет свое лесковское: «…но не комментировать, ни с какой, ни с лютеранской, ни с поповской точки зрения» [1, с.430].

С этой же позиции духовности, движения к Богу Лесковым трактуется категория времени, которое осмысляется художником как неразрывная связь времен. Писатель характеризует время как «‘тогдашнее», идентифицируемое им с «веком романтизма и поэзии», со «старой сказкой», и «нынешнее», обозначаемое как «век гражданских чувств н свободы», как «шандизм», г е. «комическое» время. В хрониках «Чающие движения воды», «Старые годы» эти временные определения еше отсутствуют, в полном своем оненочночи 1ссж)м пГтьемс они появляются в сатирической

Рефераты:  Дипломная работа на тему: "Социальная работа c подростками по профилактике игровой зависимости в образовательных учреждениях"

хронике «Смех и горе» (187 О, затем в «Соборянах» (1872) и в «Захудалом роде» (1874).

История воспринимается писателем как контрастная смена времен’ прошлого и настоящего. В недрах прошлого времени уже наличествует и развивается настоящее. Став реальностью, настоящее время сохраняет импульсы предшествующего времени, содержит их в скрытом потенциале. Прогрессивный характер будущего зависит от того, какое развитие получают в настоящем времени позитивные силы прошлого, находятся ли они и движении или присутствуют в статическом состоянии. В последнем случае общество может впадать в такие крайности, как нигилизм, «шандизм» или в состояние «общего эгоизма» (Н.С. Лесков). В лесковском тексте н исторический поток времени всегда влн-аается лич ное время героя, а потому даже в самый «ничтожный» иск появляются личности, чье самостоянис и противостояние целой эпохе способно в перспективе изменить будущее.

Следует отметить, что в целом лесковская концепция времени, раскрывая причинно-следственную закономерность явлений, предполагает оптимистическое видение перспектив русского социально-исторического развития.

ЛИТЕРАТУРА

1 Лесков Н.С. Собрание сочинений: В 11 т. Т. Ю — М . 1958 2. Реизов Б.Г. Французский роман 19 века — М., t977. 3 Лесков Н С. Указ. ссч Т.9.

4. Горелое A.A. Лесков (демократические начала творчества) // Русская литература.- 1981- № 1- С 32-57. 5- Аврелии Август Исповедь.- М„ 1992. 6 Лесков Н.С. Собрание сочинений. В 12 т. Т 12,- М. 1989

7. Леем» Н С. У*аз сач Т 4

8. Лесков Н.С. Заметки Ц 8 мире Лескова.- М„ 1983.- С. 365-Э67 9 Лестов Н С. Собрание сочинений: В 12 т. Т. 8 — М , 1989.

Ю. Лесковн.С Указ соч.т.З. 11. Лесков Н С. V*aa, со» Т 4

И. И. Середенко

СТРУКТУРА ПОВЕСТВОВАНИЯ В РУССКОМ РОМАНЕ 1860-* ГОДОВ

Томский государственный педуниверситет

Структуре повествования в эпическом произведении закономерно уделяется значительное внимание. Теоретические работы М.М. Ьахтина [1], В.В. Виноградова [2. 3, 4], Г.А. Гуковского [5], Б.О. Кормана [б], Б.А. Успенского 17) и других ученых позволяют увидеть проблему в исторической перспективе и решать задачи конкретного аналнза субъектной организации прозаического художествент>ш текста. Классификация субъектов речи п эпическом произ-недении. разработанная Б.О. Корманом [8], легла в основание настоящей работы, посвященной пробле-

мам повествования в близких по времени создания романах «Некуда» и «Соборяне» Н.С’. Лескова и «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского,

Роман «Некуда» (1864), один из первых так называемых антинигилистических романов, принадлежит перу мастеря сказа. Тем более интересно проследить, как в открыто тенденциозном произведении Лесков апробирует иную манеру повествования.

i (овестионатсль в «Некуда» выступает в двух «ликах»: личного повествователя и автора-повествователя, I !срвый обнаруживается по обращению к чита-

Картинка к сочинению особенности стиля и языка лескова (своеобразие повествовательной манеры)

✅ Особенности повествования в прозе лескова. I -

Несколько интересных сочинений

Произведение по жанровой направленности относится к романтическим сочинениям писателя, рассматривающим взаимоотношения между мужчиной и женщиной.

В доброй беседе всяк ума копит – так гласит пословица. Но какая беседа является «доброй»? Наверное, не только такая, которая рождает приятные ощущения и кажется «доброй».

Верность является одним из самых ценных качеств человека. Верный человек везде ценится. Можно быть верным своему партнеру, родине, деятельности, которой занимаешься, группе людей.

Главная особенность романа — это наличие фантастических героев, которые несут собой философский подтекст. Одним из таких героев является кот Бегемот — оборотень в обличии обыкновенного, жирного кота

В рассказе «Гамбринус» писатель раскрывает разные образы человека. Сашка самый уникальный и в то же время самый колоритный персонаж. На первый взгляд он обычный скрипач пивной

Образ рассказчика в прозе лескова

Образ рассказчика в прозе Лескова

Образ рассказчика в прозе Н.С.Лескова – ратующий за положительного героя земли русской повествователь. Манера Лескова воспринимать русскую действительность второй половины XIX века отражена в его литературном творчестве, порою жутковатом, а иногда исполненным смехом и сатирическими излияниями.

Но, безусловно, образ рассказчика, созданный Николаем Семеновичем Лесковым, это образ человека богобоязненного и богоугодного, опутанного поверьями, легендами; образ верующего человека, подвергнутого влиянию свыше, чующего свою принадлежность ко всему русскому, чующего свои корни, человека религиозного и в то же время простого.

Образ рассказчика лесковских произведений – это непростой характер русского мужика из народа, чаще всего страдающего, озабоченного жизнью, всюду и везде ощущающего божий промысел и свою смиренность перед людьми, стоящими выше его на социальной лестнице.

Образ повествователя в рассказах малоизученного Лескова зачастую сливается с образом автора. Его произведения воспринимаются читателем как сочиненное не потомственным дворянином Орловской губернии (пусть даже молодым и незначительным, как считал сам Лесков), а как повествование от лица служащего у господ.

Грань между рассказчиком и автором стирается, заставляя принимать написанное Лесковым повествование исповедью странника, путешественника, имя которому – православный человек. Этот человек предан вере, порядкам, обычаям, государственному строю, чудовищным неурядицам русской земли. Он не желает любить — 2 —

Особенности языка и стиля лескова

Творчество писателя отличается своеобразной манерой изложения с использованием собственного стиля повествования, позволяющего с величайшей точностью передавать народные речевые мотивы.

Художественной особенностью произведений писателя является изложение литературных историй в форме сказаний, в которых рассказчиком представляется участник описываемого события, при этом речевая стилистика произведения воспроизводит живые интонации устных рассказов.

В образах рассказчиков в своих сказах автор использует различных представителей общества, которые ведут повествование в соответствии со своим воспитанием, образованием, возрастом, профессией. Применение данной манеры изложения позволяет придать произведению яркость, жизненность, демонстрирующие богатство и разнообразие русского языка, который дополняет индивидуальные характеристики персонажей лесковских рассказов.

Рефераты:  Реферат: Вещественные доказательства в гражданском процессе -

Для создания сатирических произведений писатель применяет при их написании словесную игру с использованием острот, шуток, языковых курьезов, сочетающихся с непонятно звучащими иностранными фразами, а иногда и сознательно исковерканными, устаревшими и неправильно употребляемыми словами.

Языковая манера лесковских произведений обладает меткостью, колоритностью, насыщенной пестротой, позволяя передавать многочисленные простые говоры русской речи, отличаясь тем самым от классических форм утонченного, строгого литературного стиля того периода времени.

Самобытностью художественного стиля писателя отличается и характерная логическая структура его произведений, в которой применяются различные литературные приемы в виде необычных рифм, самоповторов, просторечий, каламбуров, тавтологий, уменьшительно-ласкательных суффиксов, образующих авторскую разговорную манеру словообразований.

В сюжетных линиях лесковских сказаний прослеживается сочетание повседневных, бытовых историй о обыкновенных людях и сказочные мотивы легенд, эпосов, фантазий, позволяющее представлять читателям произведение в виде удивительного, неповторимого, харизматичного феномена.

Особенности языка и стиля николая лескова, своеобразие повествовательной манеры

А. И. Фаресов о Н. С. Лескове:

«…он пишет массу рассказов, сильных по выполнению и проникнутых в каждой строчке

благородным настроением автора. Таковы его рассказы, вошедшие во II том под общим заглавием «Праведники», и полный эпического спокойствия «Сказ о тульском левше и стальной блохе» и т.д. <…>

Живая и разговорная речь, действительно, резко отличается от книжной и правильно-литературной. Вот почему Лесков не сам рассказывает «Запечатленного ангела», «Очарованного странника» и т.д., а влагает их в уста людей, говорящих чужим для него языком. Лесков, как художник, прежде всего должен быть в воспроизведении жизни верен действительности: как характеру лиц, так и их языку.

А между тем многие удивляются тому, что у Лескова есть шепелявящие герои, которые вместо «город» произносят «голод»; в затруднительные минуты заговариваются и ставят одно слово вместо другого: «знако лицомое, а где вам помнил — не увижу» [из романа «Божедомы»] и т.д.

Удивляются тому, что рассказчик в «Стальной блохе» и приживалка в «Полуношниках» говорят приблизительно одним и тем же языком, хотя это объясняет просто тем, что оба они страдают недугом «артистической удали», свойственной многим беспокойным натурам, недостаточно интеллигентным, в простоте не говорящим ни одного словечка… Таких натур можно встретить всюду и даже среди публицистов в претензией на звание философов…

…язык в произведениях Лескова является результатом изучения самого предмета… <…>

…он… в стомилионной массе русского народа не отрицал и добродетели («Праведники»), и гений, и изобретательность («Стальная блоха») и гордился сознанием положительных типов из русской нации. <…>

…правильного отношения к себе вообще у большинства наших критиков Н. С. Лесков так и не дождался. С мнениями о нем господ Буренина и Волынского, однако, можно считаться: они оба иначе смотрят на Лесков, чем следует на него смотреть, но ни тот, ни другой не отрицают за ним его заслуг в литературе.»

(А. И. Фаресов, «Против течений. Н. С. Лесков. Его жизнь, соч., полемика и воспоминания о нем», 1904 г.)

М. О. Меньшиков о Н. С. Лескове:

«Язык Лескова излишне меток и колоритен; это чисто русский язык, но уже слишком пересыщенный русской солью, отягощенный курьезами, облик которых подавляет.

Неправильная, пестрая, антикварная манера делает книги «Лескова» музеем всевозможных говоров: вы слышите в них язык деревенских попов, чиновников, начетчиков, язык богослужебный, сказочный, летописный, тяжебный, салонный, — тут встречаются все стихи великого океана русской речи.

Язык Лескова, пока к нему не привыкнешь, кажется искусственным и пестрым. Как некогда венецианцы, делая набеги на Восток, отовсюду привозили что-нибудь для своего собора св. Марка…, так и Лесков в постройке своего языка: он обобрал, кажется, все сокровищницы и кладовые русской речи.

Стиль его неправилен, но богат и даже страдает пороками богатства — пресыщенностью. В нем нет строгой, почти религиозной простоты стиля Лермонтова и Пушкина, у которых язык наш принял истинно классические, вечные формы; в нем нет изящной и утонченной простоты гончаровского и тургеневского письма, нет задушевной, житейской простоты языка Толстого, — язык Лескова редко прост.

Лесков совсем не похож по типу творчества ни на Достоевского, ни на Щедрина, но удивительно родствен им по темпераменту… Сатира требует, может быть, по своей природе особого языка; …яд речи, необходимый сатирику, черпается им из элементов распадения речи, из выразительных, причудливых словечек, не укладывающихся в организме языка.

Как у Щедрина и Достоевского, у Лескова такое же пристрастие причудливому, чрезмерному, резкому и курьезному, и как у них — способность при случае писать и совершенно спокойным языком. Некоторые романы Лескова очень напоминают Достоевского, а многие страницы, по выдержанности, не уступают лучшим тургеневским.»

(М. О. Меньшиков, «Критические очерки», Т. 1, 1899 г.)

Популярные сегодня темы

Больше всего на свете Васнецову нравится писать не только былины, но еще и сказки. Кроме этого практически к каждой сказке он рисовал иллюстрации.

Все нуждаются в общении. Речь идет не только о людях, но и о животных. Однако общение животных и людей радикально различается. Животные общаются преимущественно с помощью языка тела

Произведение под названием «Коляска» написано известнейшим писателем Золотого века русской литературы Николаем Васильевичем Гоголем. Анализ данного произведения представлен в этой статье.

Короткий рассказ Бунина Красавица, который занимает не более страницы, порождает гораздо больше рассуждений, которым может не хватить и джины страниц. В основе сюжета новое обручение пожилого чиновника с красивой девушкой

Один из главных героев произведения – Владимир Николаевич – молодой дворянин, проходящий службу в армии в чине прапорщика. Герой повести не был богатым человеком. Всё его богатство составляла деревенька

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий