Приватизация: мировой опыт и Россия. Курсовая работа (т). Эктеория. 2013-11-20

Приватизация: мировой опыт и россия. курсовая работа (т). эктеория. 2021-11-20

Понятие и пути разгосударствления. Самоуправление предприятием

В развитии человеческой цивилизации, экономических систем, становлении и развитии товарного производства наряду с разделением труда решающую роль играет собственность. Отношения собственности составляют основу любой экономической системы.

Истории человеческого общества известны самые разнообразные формы собственности, из которых наибольшее значение имеют государственная и частная собственность.

В современном мире нет ни одной страны, где бы государство активно не занималось хозяйственной деятельностью. Преобладание государственной формы собственности в экономике страны ведет к возникновению государственной монополии, которая пагубна для развития экономики, для потребителя, населения и чрезвычайно выгодна производителю.

Огосударствление всей общественной жизни означает, что государство занимает монопольное положение, а сама система общественной жизни выступает в качестве авторитарно-бюрократического государства.

Разгосударствление — это совокупность мер по преобразованию государственной собственности, направленных на устранение чрезмерной роли государства в экономике.

Кроме того, разгосударствление означает снятие с государства большинства функций хозяйственного управления, передачу соответствующих полномочий на уровень предприятий, замену вертикальных хозяйственных связей горизонтальными. Разгосударствление не означает, что государство перестает играть важную роль в рыночной экономике. Уменьшаются масштабы государственного предпринимательства, но государство остается структурным элементом смешанной экономики.

Процесс разгосударствления не равнозначен денационализации, т.к. последняя не сводится к одной приватизации. Процесс разгосударствления сохраняет государственную собственность и направлен на повышение эффективности функционирования остающихся в государственном секторе предприятий.

Основными способами разгосударствления являются:

) либерализация рынков;

) коммерциализация;

) стимулирование создания и расширение сферы деятельности смешанных предприятий (государственно-частных);

) денационализация.

Либерализация рынков предполагает открытие широких возможностей для их освоения различными хозяйственными субъектами. Это путь формирования конкурентных структур в тех секторах экономики и на тех рынках, для которых характерна полная монополия государства. Речь идет о:

) снятии различного рода запретов и устранении барьеров, препятствующих доступу на тот или иной рынок новых конкурентов;

) о диверсификации производства и продаж, в результате чего растет число многопрофильных фирм, чья продукция может поступать на самые разные рынки.

Государство поощряет также малый бизнес (через налоговые льготы), снимает ограничения для проникновения иностранного капитала, принимает меры по демонополизации экономики. Все это делает рынки более свободными. Либерализация рынков означает разгосударствление без изменения государственной собственности.

Коммерциализация государственных предприятий заключается в их переводе на коммерческий расчет, в подчинении их деятельности принципам рыночного механизма. Коммерциализация государственных предприятий предполагает устранение окружающей их нерыночной среды. При этом, государство либо сокращает, либо полностью прекращает их бюджетное финансирование, отменяет льготное налогообложение, оказывает влияние в списании кредитной задолженности, оценивает результаты хозяйственной деятельности на основе критериев, применяемых в частном секторе.

Коммерциализация хозяйственных объектов приводит к решению параллельной проблемы государства — сокращению дефицита государственного бюджета, так как государство избавляется как от субсидирования, так и от инвестирования в государственное предприятие. Это в свою очередь ведет к оздоровлению денежного хозяйства страны, к снижению уровня инфляции.

Еще одним способом разгосударствления является создание смешанных предприятий с участием государства и субъектов иных форм собственности, которое могло бы сопровождаться льготным кредитованием и налогообложением. Речь в данном случае идет не только и не столько о создании предприятий с участием иностранного капитала, сколько о вкраплении в структуры государственной собственности других форм собственности отечественного происхождения.

И еще один способ разгосударствления — это денационализация государственной собственности, которая в подавляющей своей части носит непосредственный приватизационный характер. При этом собственность государственных предприятий может переходить не только в частные руки, но и к банкам, коллективам государственных предприятий, кооперативам. Все эти способы разгосударствления переплетаются, выражаясь в изменении собственности и совершенствовании хозяйственного механизма рыночной экономики.

Результатом разгосударствления является уменьшение доли валового национального продукта, перераспределяемого через государственный бюджет. Иначе говоря, сокращается часть чистого продукта, создаваемого предпринимателями, изымая через налоговые и другие платежи в централизованный доход государства. По уровню такого изъятия можно судить о степени огосударствления или, наоборот, разгосударствления экономики и соответственно о развитии рыночных механизмов. Следует уточнить, что при разгосударствлении форма собственности не изменяется (в отличие от процесса приватизации). В экономической теории и практике современный процесс разгосударствления адекватен приватизации.

1.2 Сущность и формы приватизации

Приватизация — одно из направлений разгосударствления собственности, заключающееся в передаче ее в частную собственность отдельных граждан и юридических лиц.

Под приватизацией обычно понимается передача контролируемой теми или иными государственными органами общественной собственности в частный сектор. Закон РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятии в РФ» от 3.07 1991г. понимает под приватизацией «приобретение гражданами, акционерными обществами (товариществами) у государства и местных Советов народных депутатов в частную собственность предприятии, цехов, производств, участков, иных подразделений, выделяемых в самостоятельные предприятия; оборудования, зданий, сооружений, лицензий, патентов и других материальных и нематериальных активов ликвидированных предприятий и их подразделений; долей, (паев, акций) государства и местных Советов народных депутатов в капитале акционерных обществ (товариществ); принадлежащих приватизируемым предприятиям долей (паев, акций) в капитале иных акционерных обществ (товариществ), а также ассоциаций, концернов, союзов и других объединений предприятий».

Цель приватизации:

. Формирование слоя частных собственников, содействующих созданию социально ориентированной рыночной экономики.

. Повышение эффективности предприятий путем их приватизации.

. Социальная защита населения и развитие объектов социальной инфраструктуры за счет средств, поступивших от приватизации.

. Содействие процессу стабилизации финансового положения в Российской Федерации.

. Создание конкурентной среды и содействие демонополизации народного хозяйства.

. Привлечение иностранных инвестиций.

. Создание условий и организационных структур для расширения масштаба приватизации.

Известны два пути преодоления тотального выведения предприятий из-под прямого контроля государства, т.е. разгосударствления: через самоуправление или через приватизацию.

Самоуправленческая модель предприятия, позволяющая обеспечить определенную степень хозяйственной обособленности, с одной стороны, и некоторые черты групповой собственности, с другой, появилась в недрах административно-плановой экономики именно как форма ухода от тотального государственного контроля и усиления мотивации к эффективной хозяйственной деятельности. Наибольшее распространение самоуправлен-ческая модель получила в Югославии и Польше, но отдельные ее элементы использовались и в других бывших социалистических странах (например, система рабочего участия в прибылях предприятий в Венгрии).

Самоуправленческая модель базировалась на весьма аморфных отношениях собственности, когда эти отношения распространялись главным образом на полученные предприятием хозяйственные результаты, а не на капитал. Если сравнивать самоуправление с формами собственности, принятыми в рыночной и в переходной экономике, то по своей сути оно больше всего приближается к аренде предприятия его трудовым коллективом, когда первоначальный (авансированный) капитал остается в собственности государства как арендодателя.

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий — производителей, основанных на том или ином производственно — техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), к фирмам, базирующимся на капитале. Капитал как самовозрастающая стоимость несет с собой коренные изменения всех функций, жизненных циклов, структурных сдвигов бывших государственных предприятий.

Конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, на каких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это прежде всего выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Весьма остро перед началом приватизации во всех странах стоял вопрос о том, кто может претендовать на имущество приватизируемых государственных предприятий — все граждане, только члены трудовых коллективов, обладатели достаточных для выкупа капиталов. Актуальным был и вопрос о масштабах допуска к приватизации иностранного капитала. По всем этим проблемам в постсоциалистических странах шли острые дискуссии социально — политического и экономического плана. Приватизация вообще является одним из наиболее политизированных элементов рыночной трансформации.

Переходя к вопросу о необходимости проведения приватизации и разгосударствления в России, следует сказать следующее. Дело в том, что российская экономика долгое время находилась под влиянием административно-командной системы хозяйствования. Уже с конца 20-х годов мы тщательно пытались заменить ее чем-то более рациональным, не стихийным, «научно обоснованным». На деле же был создан неэффективный механизм хозяйствования. Достаточно сказать, что на его основе непроизводительные расходы и потери в народном хозяйстве страны оцениваются примерно в 38-40% валового общественного продукта страны. В сущности, мы ушли не вперед, а в сторону от магистрального пути цивилизации и зашли в тупик, из которого и пытаемся сейчас выбраться.

Попыткой правительства выхода из сложившегося положения явилось создание рыночной экономики в России (хотя следует сказать, что путь к сбалансированной рыночной экономике длительный и противоречивый, как показывает иностранный опыт. Он включает также и переходный период). Для этого потребовалось создание условий формирования рынка, рыночной инфраструктуры. Эти условия следующие:

разгосударствление и приватизация собственности; самостоятельность субъектов рынка;

система социальной поддержки населения; право субъектов самостоятельно договариваться о цене: достаточное число производителей, формирующих предложения товаров;

устойчивость рубля и денежного обращения; демонополизация хозяйственной деятельности и хозяйственных связей;

система социальной поддержки населения; наличие конкуренции; независимое судопроизводство, необходимая сеть учреждений Госарбитража;

право субъектов самостоятельно договариваться о цене;

развитие внешнеэкономических связей;

Приватизационная компания и явилась одним из условий формирования и установления рынка, т.е. перехода России к многоукладной экономики, предусматривающего преобразование государственной собственности в сложившейся ситуации в России. Вследствие этого появились и развиваются необходимые элементы инфраструктуры рынка — банки, биржи, мелкооптовые коммерческие организации для торговли, различного рода посреднические структуры и т.д.

В ходе приватизации и разгосударствления в России государство, будучи практически главным инвестором и содержателем огромного числа убыточных и малорентабельных предприятий, отказалось от этого груза в условиях рыночной экономики, т.к. при сохранении монопольного положения одного собственника (в данном случае государства) невозможно полноценное развитие рыночных отношений. Это является следствием проведения приватизации и разгосударствления в России, еще раз показывающим всю необходимость таких процессов для благоприятного развития российской экономики. Скажем больше, что в условиях рынка, стали реально выполнимы его функции, способные решить широкий круг жизненно важных задач в общественном производстве, обмене и распределении.

Таким образом, цель приватизации и разгосударствления, как фундаментальных элементов реформ в «переходной» экономике заключалась в обеспечении условий для нормального функционирования будущей рыночной системы. Именно в ходе процессов трансформации отношений собственности в масштабах страны возможно формирование новых мотиваций хозяйствующих субъектов и предпосылок для рационального изменения структуры производства как базовых условий повышения эффективности производства и роста национального дохода.

При этом важную роль при достижении целей приватизации играла программа Российского правительства, определявшая очередность практических шагов приватизации:

преодоление монополии государства и создание условий гражданского общества и социально ориентированной рыночной экономики. Для этого нужны реальные субъекты рыночных отношений, которые смогут доказать свою жизнеспособность лишь эффективным ведением хозяйства на основе заинтересованности и ответственности;

преодоление бесхозяйственности, убыточности, дефицитов, в том числе и дефицита бюджета как одного из основных источников инфляции;

стимулирование инициативы собственников как источника самодвижения, саморазвития экономики:

изменение роли государства, ибо государство перестает быть монопольным собственником, но сохраняется как один из собственников; при этом государство берет на себя функции регулирования рынка в основном экономическими методами.

На основании всего вышеизложенного можно сказать, что при участии государства в процессе разгосударствления и приватизации структура собственности, в конечном итоге, смогла приобрести следующий вид: государственные предприятия, частный бизнес, народные предприятия, акционерные корпорации с преобладанием государственного капитала, акционерные негосударственные предприятия. Такая структура и характерна для многоукладной рыночной экономики. Рынок необходим для российского государства, как средство решения многих экономических и хозяйственных проблем, нависших в результате длительного сохранения в России командно-административного механизма управления экономикой.

Приватизация в форме продажи акций работникам предприятия означает развитие рабочей акционерной собственности. Продажа акций рабочим является эффективным средством повышения их заинтересованности в результатах своей работы, росте производительности труда и прибыльности предприятий.

Формы приватизации. Одна из наиболее распространенных форм приватизации — публичная продажа акций населению, при которой государственное предприятие превращается в акционерное общество открытого типа. Продажа акций населению осуществляется по фиксированной или конкурсной цене. При продаже акций по фиксированной цене возможны завышение и занижение стоимости имущества. При конкурсной цене достигается более точная оценка имущества государственных предприятий.

Публичная продажа акций ориентируется на сбережения населения. Ее главное преимущество состоит в открытости и доступности для всех желающих.

Приватизация не всегда сопровождается продажей государственного имущества. Нередко государственная собственность «разбавляется» частным капиталом, образуя смешанные предприятия. Практиковалась также аренда, когда физические или юридические лица приобретали часть государственного имущества в пользование на определенный период и за определенную плату. Арендатор получает возможность самостоятельно организовать производственный процесс, нанимать персонал, осуществлять контроль за производством и нести финансовую ответственность за хозяйственную деятельность предприятия. Как правило, аренда использовалась для малорентабельных предприятий с целью повышения эффективности их работы. В этих же случаях могла использоваться такая форма, как заключение контракта на управление предприятием. Подписание контракта представляет управляющим полный контроль над функционированием предприятия и все необходимые полномочия для эффективного управления предприятием.

Соглашение об аренде и контракты на управление зачастую являются временными мерами для улучшения экономических показателей деятельности государственных предприятий или переходной ступенью к полной приватизации.

Ряд исследователей, например, А.Подберезкин, считают, что советский опыт хозяйствования довольно серьезно противостоит постулату о принципиальной неэффективности государственной собственности. По его мнению, проведение в СССР индустриализации в краткие сроки или создание космической отрасли свидетельствует о серьезной претензии на эффективность. Однако можно отметить, что приведенные выше положительные достижения нивелировались более глобальными процессами в хозяйственной жизни страны, связанными с неэффективным планированием и дисгармоничным развитием индустрии (например, тяжелой и легкой промышленности), отставанием развития науки и техники, нерезультативным использованием ресурсов, сверхмилитаризацией экономики и др. Результатом этого в начале 80-х гг. явилось:

. в макроэкономическом и политическом плане — кризис советской экономики и снижение конкурентоспособности Советского Союза на международной экономической и политической арене;

. в общественном плане — снижение уровня и качества жизни советских людей по сравнению с аналогичными показателями в Западной Европе, США и Японии, отторжение обществом идеологии социализма на фоне возрастания интереса к западному образу жизни.

Советская экономика имела базисное противоречие между общественным характером производства и государственной формой собственности. Советское государство стремилось представлять общество, но в первую очередь — интересы господствующего класса, каковым являлась партхозноменклатура. Именно последняя управляла и распределяла, а, следовательно, и реализовывала отношение собственности. Можно с уверенностью сказать на примере не только Советского Союза и прекратившейся в Восточной Европе социалистической системы, но и современного Китая, что специфическим коллективным собственником в основном выступает партхозноменклатура.

Противоречие между общественным характером производства и государственной формой собственности нарастало, что стало причиной реформ Н.Хрущева, затем, так называемых, Косыгинских экономических реформ, попыток реформ Ю.Андропова и, наконец, Перестройки М.Горбачева. При этом перед упомянутыми реформаторами всегда стояли два главных вопроса:

. демократизация общественно-политической жизни;

. привлечение трудящихся к решению управленческих производственных вопросов.

Очевидно, что без постановки главного вопроса — об участии общества в управлении и распределении во всем объеме социально-хозяйственных задач никакие реальные реформы не были возможны. Этим объясняется огромный порыв общества к демократии во время Перестройки. В расцвет Перестройки очень быстро выдвинулись группы ученых и политиков (например, Г.Попов, Е.Гайдар, Г.Явлинский, А.Чубайс и др.) которые отвергали приоритет государственной собственности и государственного влияния на экономику (как форму участия государства в собственности). Они получили впоследствии название «реформаторов» и «либералов». «Реформаторы» предлагали немедленную массовую приватизацию с созданием многомиллионного слоя новых собственников, конкуренцией и минимизацией государственного регулирования экономики. Важно отметить, что эти идеи нашли поддержку у значительного слоя советской партхозноменклатуры. Несомненно, что создание класса массовых частных собственников — это одно из решений задачи участия общества в управлении и распределении. В то же время именно это обеспечивает и массовое участие граждан в решении вопросов управления и распределения на уровне государства, так как, собственник даже самого малого предприятия очень озабочен такими вопросами, как налоги, экономическая и социальная политика государства, таможенные платежи и прочее.

Таким образом, России действительно требовалась массовая приватизация с созданием миллионов мелких и средних собственников, а также последующая приватизация известного числа крупных предприятий. Но в то же время ей требовалась твердая государственная власть, обеспечивающая законность в отношении как государственной, так и частной собственности, основанная на активном участии в решении вопросов управления и распределения всех слоев общества.

Исследователи выделяют Первый этап приватизации, который пришелся на необычный период 1988 — начало 1992 гг., когда в СССР, затем в России появились первые изменения отношений собственности, стали появляться кооперативы. В этот период стали создаваться различные схемы использования государственной собственности в частных целях (то есть, отношения управления и распределения в государственных по юридической форме предприятий стали осуществляться некоторыми руководителями предприятий и их партнерами в собственных интересах). Например, рядом с государственным предприятием создавались кооперативы, которые использовали основные фонды, сырье, налаженные партнерские связи и т.д. для фактической эксплуатации этих предприятий в интересах определенных лиц. Однако этот процесс не мог по существу изменить государственный характер основного объема собственности в стране.

В отношении масштабной приватизации госсобственности первоначально имелось несколько ее программ с принципиально разными подходами. Так, Г.Явлинский выдвинул разработанный проект по формуле:

. управляемая распродажа государственной собственности за деньги любому покупателю без специфичных запретов и льгот; при единообразном подходе для всей территории России;

. аккумулирование полученных средств предусматривалось в федеральном бюджете.

По сути дела, речь велась о «венгерском варианте» приватизации. Реформаторы возражали этому варианту приватизации, аргументируя это тем, что ни денег, ни собственников в переходной экономике нет.

С другим проектом выступил М. Малей, который отвергал идею «торговой приватизации» в связи с известным уже аргументом отсутствия денег у населения. Он предлагал «народную приватизацию» по принципу — всем гражданам России поровну и бесплатно. Приватизация должна была затронуть 70% основных производственных фондов промышленности и сельского хозяйства. Все граждане страны должны были получить безвозмездно государственное имущество общей балансовой стоимостью 2 200 млрд. рублей. Каждый гражданин при реализации этого проекта должен был бы получить свою долю, при этом доля оценивалась в «условных единицах», а не в инфляционных рублях. Размер каждой доли составил бы 14 тыс. условных балансовых рублей (но расчетам Госкомитета по управлению государственным имуществом СССР). Основной идеей такого механизма являлось наделение граждан приватизационным именным счетом, покупательная способность которого не подвержена инфляции, и она должны была возрастать по ходу выявления рыночной стоимости приватизируемого имущества. Плюсом этого проекта было то, что каждый владелец именного счета имел возможность приобрести на него или акции приватизируемого объекта, или акции инвестиционного фонда, аккумулирующего акции многих предприятий. Последнее снижало неизбежные риски покупателя. Предложение М. Малея позволяло не допустить вовлечения именных счетов в рыночный оборот, что не способствовало росту инфляции.

Рефераты:  Читать реферат по таможенному праву: "Таможенная статистика" Страница 1 | скачать бесплатно, рефераты, отзывы

Однако реформаторы предложили идти по другому пути, и, хотя они согласились и на денежную, и на чековую (ваучерную) приватизацию, но при этом отменили основной принцип народной приватизации — передача государственного имущества в собственность граждан в равных долях.

Таким образом, к 1992 г. были сформулированы общие цели и принципы приватизационной политики российского правительства. К основным из них можно отнести следующие:

. разгосударствление предприятий, направленное на рост эффективности производства; стимулирование предприятий к поиску новых рыночных стратегий и возрастанию конкурентоспособности их продукции на отечественных и мировых рынках;

. сокращение расходов бюджета на дотации государственным предприятиям;

. прирост доходов бюджета от продажи предприятий и пакетов акций;

. формирование эффективных собственников, передача предприятий новым стратегическим собственникам и привлечение инвестиций для обновления и развития их производственного аппарата;

. формирование и развитие рынка капиталов, регулирующего переход инвестиций в наиболее эффективные сферы, и осуществление на этой основе новой структурной и технологической политики;

. сохранение «обязательной» части государственного сектора в жизнеспособном состоянии (оборона, естественные монополии) при сокращающемся объеме реально контролируемых государством ресурсов.

Глава 2. Этапы приватизации и разгосударствления в России

2.1 Акционирование и ваучерная приватизация

Говоря об этапах приватизации и разгосударствления в России, следует различать два основных: первый — это этап ваучерной (или точнее массовой приватизации и разгосударствления в России, так как процесс приватизации и разгосударствления собственности начался раньше, чем появился приватизационный чек (или ваучер)). По длительности этот этап продолжался в России около 3-х лет. Если говорить о правовом аспекте первого этапа приватизации, то нормативным актом, свидетельствующим о начале процесса разгосударствления и приватизации в РФ, явился Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» (ныне — в РФ), принятый 3 июля 1991 года. Данный Закон определял и устанавливал организационно-правовые основы преобразования отношений собственности на средства производства в Российской Федерации путем приватизации государственных и муниципальных предприятий в целях создания эффективной социально ориентированной рыночной экономики.

Законом определялась государственная программа приватизации. Программа разрабатывалась на три ближайших года, и состояла из задания на текущий год и прогноза на два последующих года. В соответствии с этой программой были определены объекты приватизации (три группы — объекты, не подлежавшие и не подлежащие в ближайшее время приватизации). Сюда входят: недра, земельные и водные ресурсы, континентальный шельф, железнодорожные, трубопроводные и автомагистрали, объекты, представляющие собой национальное достояние. Сюда же относится подавляющая часть оборонного комплекса, за исключением тех предприятий, которые уже переключились на производство гражданской продукции; объекты немедленной приватизации, где была рекомендована немедленная приватизация. Это: торговля, сфера услуг, коммунальное хозяйство, жилье, мелкие и средние предприятия, муниципальный транспорт и т.п.; объекты, которые остались в собственности государства. К ним относились и относятся: топливно-энергетический комплекс, структуроопределяющие гиганты индустрии, фармацевтическая промышленность, предприятия по выпуску детского питания и другие объекты особой значимости). В программе также были установлены требования к местным программам приватизации, задания органам государственной власти и управления по приватизации государственного имущества, предпочтительные способы приватизации: конкурс (предложение лучших условий выкупа); аукцион (предложение более высокой цены); выкуп (чаще всего через аренду). В программе также устанавливался перечень государственных предприятий, объединений или их подразделений, не подлежащих приватизации. Организация приватизационной компании по Закону от 3 июля 1991 года возлагалась на Государственный комитет Российской Федерации по управлению государственным имуществом.

Действующая модель приватизации 1992 года предусматривала определенные базовые идеи — упор на бесплатную, льготную приватизацию для трудовых коллективов. Широко распространены были и денежные формы приватизации имущества на начальном этапе — аукционы и конкурсы приватизируемых объектов. Аукционы позволили приблизить оценку имущества к реальной, рыночной, а ведь оценка имущества на этом этапе была главной проблемой. Эта была важная черта процесса, которая одновременно являлась и действенным способом борьбы с коррупцией. При иных способах, прямой продаже трудно даже было представить возможный размах коррупции — она была бы колоссальной.

Нельзя обойти и процесс акционирования, как способ приватизации на первом этапе. При этом огромную роль играли созданные в то время инвестиционные фонды, формировавшие первичный рынок ценных бумаг (таких, как акций). С помощью их на сегодняшний день основной преобладающей организационной формой в России стали акционерные предприятия. Фонды давали ориентиры для того, чтобы разобраться в огромном океане ценных бумаг акционировавшихся предприятий. В процессе акционирования нормальной ситуацией считалось, когда все выпущенные акции предприятия проданы гражданам. Часть этих акций передавалась безвозмездно или продавалась на льготных условиях членам трудового коллектива. В целом к 1 июня 1993 г. свыше 17 тыс. крупных и средних предприятий и подразделений находились в той или иной стадии корпоратизации (или акционирования).

В процессе акционирования немаловажную роль играли и чековые аукционы. Среди основных участников чековых аукционов были трудовые коллективы, мелкие инвесторы, чековые инвестиционные фонды и крупные институциональные и частные инвесторы. Средством платежа при приватизации государственного или муниципального имущества, а также при покупке акций (паев) инвестиционных фондов выступил приватизационный чек. Приватизационный чек — это государственная ценная бумага на предъявителя, которая использовалась гражданами РФ в качестве средства платежа при приватизации государственного или муниципального имущества, а также при покупке акций (паев) инвестиционных фондов. Для чего нужна была именно эта ценная бумага? Разрушение в России системы расчетно-платежных отношений, когда даже обычные взаимные сроки, теряются, осуществляются с огромным трудом, сделало нереальным применение приватизационных счетов. Поэтому счета было решено заменить приватизационными чеками, которые, в сущности, выполнили ту же функцию. Положительной стороной приватизационного чека явилось то, что чековая приватизация предопределяла крупные масштабы и высокие темпы процесса — ведь чеки розданы всему населению и сроки их реализации были ограничены. Тем самым в процесс приватизации было вовлечено большое количество населения и объектами приватизации стало 90% госимущества, чего не знала история денационализации других стран. В этом есть своя специфика приватизации в России на начальном этапе.

Так, уже к началу 1994 года, было погашено около половины приватизационных чеков — примерно 90 миллионов. Однако, в связи с тем, что до конца чековой приватизации оставалось несколько месяцев, это потребовало от правительства создания новой программы приватизации на 1994 год. Это должно было подготовить почву для завершения этапа реформ 1991-1993 гг. и перехода к следующему, новому этапу — денежной приватизации, становлению вторичного рынка ценных бумаг, утверждению всех необходимых структур нормального, цивилизованного фондового рынка в России. Чем же отличалась новая программа? Нынешняя программа ставила своей целью, как и прошлая, формирование широкого слоя частных собственников как экономической основы рыночных отношений. Это предопределило преемственность ее идеологии, главных принципов, методов реализации. Сохранены были все основные способы приватизации, прежние три варианта льгот (резко усилены стимулы третьего варианта) зафиксированы принципы бесплатной чековой приватизации, действующий механизм чековых аукционов и т.д.

Заметим то обстоятельство, что российская приватизация на первом своем этапе передавала собственность тем, кто ею и так владел или, во всяком случае, ощущал себя ее владельцем — и отнюдь не без оснований.

Приватизация по видимости была не так уж страшна для тех кругов, которые реально правили экономикой. Казалось, она сохраняет чрезвычайно выгодное для них позднесоветское status quo под новыми псевдонимами. Напомним: 3/4 акционировавшихся предприятий избрали второй вариант льгот, то есть получение 51% акций. Директора государственных предприятий становились главами АО, ничего по видимости при этом не теряя. На самом же деле нормативные акты массовой приватизации содержали, в более или менее скрытом виде, механизмы, способные действительно передать собственность в другие руки. И мало-помалу эти механизмы вступали в ход.

Итак, можно с утверждением сказать одно: в промышленности и в сфере «малого бизнеса» (торговли, сервисе, общепите) — приватизация была необратима. Этот ее итог — неоспорим: там, где она прошла, массовый откат без серьезного насилия практически невозможен. Да и нет значительных политических сил, которые видели бы в нем свою задачу.

Вернемся к чековой приватизации. «Население России получило 146,064 млн. приватизационных чеков. Владелец ваучера имел четыре возможности: использовать свой чек при закрытой подписке на акции своего предприятия (в ходе закрытой подписки было принято почти 26 млн. чеков); участвовать в чековом аукционе; купить акции чекового фонда (их было создано 640 штук: собрали они свыше 60 млн. приватизационных чеков); продать чек (такая судьба постигла «ориентировочно» четверть выданных чеков). 40 млн. граждан России стали акционерами созданных в ходе приватизации АО или чековых фондов».

Затрагивая вопрос о влиянии приватизации на работу предприятий, а также и на ведущие промышленные отрасли, следует сказать то, что:

«В результате приватизации более половины ВНП стало производиться в негосударственном секторе. Спад производства на приватизированных предприятиях был на 10% меньше, чем в среднем по промышленности».

Таковы основные направления и показатели в новом этапе приватизации — денежном этапе, касательно появления денежных аукционов в России.

В конце хотелось бы заметить высказывание исполняющего обязанности председателя Госкомимущества П. Мостового. Он высказал следующее по поводу денежного этапа приватизации: «Если подход к приватизации не на словах, а на деле вернется в разумные рамки, я думаю, что к желаемым 70% негосударственного сектора можно будет подойти к концу 1995 года». Таким образом остается лишь только предполагать, насколько будут оправданы такие прогнозы в отношении второго этапа приватизации.

Этап 1. Начальный этап приватизации.

«Малая приватизация» (первая половина 1992 г.). В 1992 г. была проведена денежная или «Малая приватизация», которая предшествовала чековой приватизации. Она касалась объектов торговли, автотранспорта, сферы услуг и т.п. Менее чем за полугодие 1992 г. в ходе «Малой приватизации» было реализовано 46 815 объектов госсобствен-ности. По итогам 1992 г. за каждый рубль государственного имущества было получено не более 42 копеек, что дало бюджету 39,9 млн. рублей. Для сравнения: приватизация 25 000 аналогичных объектов в Чехии принесла чешскому бюджету 1 200 млн. долларов.

Тем не менее, подобная экономическая невыгодность мотивировалась реформаторами необходимостью скорейшего создания эффективного собственника.

Чековые аукционы (1993 — первая половина 1994 гг.) Исследования, проведенные группой А. Бравермана по заказу Госкомимущества, показали, что в России отсутствуют денежные средства для проведения приватизации, для формирования слоя новых собственников. Несомненным выходом было привлечение иностранного капитала, однако было понятно, что в короткие сроки существенные денежные средства из-за рубежа в Россию привлечь не удастся. В связи с этим было предложено ввести в наличный оборот на рынке новое платежное средство — приватизационный чек. Это, помимо прочего, позволяло скрыть покупателя, в том числе иностранного, таким образом, вместо именного чека был предложен чек на предъявителя.

В августе 1992 г. был издан указ Б. Ельцина, утверждающий концепцию ваучерной приватизации. В соответствии с планом реформаторов Госкомимущество принципиально изменило вид и свойство платежных средств, которыми могли распоряжаться граждане при покупке в частную собственность государственных и муниципальных предприятий и имущества. При этом был отменен основной принцип народной приватизации — передача государственного имущества в собственность граждан в равных долях.

В российской статистке весь производственный потенциал страны оценивался по балансовой стоимости основных фондов. Плановые задания приватизации по регионам страны имели специфическую черту: составленные по 12 отраслям производства, они не совпадали со структурой отраслевой отчетности российских органов статистики. А предприятия наиболее привлекательных отраслей: машиностроение, приборостроение, ресурсодобывающие и перерабатывающие были отнесены к категории «прочие объекты». По определенным реформаторами отраслям средняя стоимость объекта в сфере бытового обслуживания составляла 2 млрд. рублей, в легкой промышленности — 24 млрд. рублей, в то время как средняя стоимость объекта в категории «прочие» — 32 млрд. рублей. По состоянию на 1 января 1992 г. в Госкомстате России были учтены 270 000 государственных предприятий, находящихся на самостоятельном балансе, из них к обязательной чековой приватизации было предложено 155 638 предприятий с совокупным уставным капиталом 1 520 млрд. рублей.

Предприятия федеральной и республиканской собственности были проданы по ценам, не превышающим номинальную стоимость акций, краевая и областная собственность реализована практически по номиналу акций, и только собственность муниципальная шла по цене, несущественно превышающей номинальную стоимость акций объекта. Однако муниципальная собственность составляла малую толику, основная доля собственности — 64% по объему капитала была собственностью федеральной. Английское аналитическое агентство «Independent Strategy» в сентябре 1994 г. сообщало, что «… даже если считать, что в России стоимость основных производственных фондов равна валовому внутреннему продукту (ВВП), а в ведущих странах Запада фонды превышают ВВП в 2,4 -2,8 раза, то для экономики с ВВП порядка 300 — 400 млрд. долл. сумма, вырученная от приватизации, просто ничтожна».

Условия равенства прав при покупке акций для разных социальных слоев населения не выдерживались. При реализации акций по закрытой подписке членам трудовых коллективов средний курс приватизационного чека составил 0,7, то есть, на один чек приходился пакет акций на сумму 7000 рублей, что в 3,3 раза превышало курс открытых специализированных чековых аукционов. Таким образом, работник, покупающий акции собственного предприятия по подписке, находился в более привилегированных условиях по сравнению с гражданами, покупающими те же акции на чековых аукционах. Отметим, что типовым положением о закрытой подписке не ограничивалось количество заявляемых для покупки акций, это позволило сообразительным покупателям пользоваться подставными лицами. В нарушение законодательства о приватизации, как правило, не декларировались источники доходов при скупке за чеки крупных и сверхкрупных пакетов акций физическими лицами, осуществлялась целенаправленная скупка акций за чеки иностранными компаниями через подставные фирмы и с помощью зафрахтованных физических лиц.

Если, как было объявлено официально, акционерами стали 40 млн. граждан России, то из 148 млн. выпущенных в оборот чеков только каждый четвертый чек прошел законную процедуру прямого обмена на акции приватизированных предприятий, остальные были предъявлены уже в условиях вторичного рынка ценных бумаг.

Сходства и различия в практике массовой приватизации в России и Восточной Европе достаточно очевидны, хотя с определенной долей допущения можно сказать, что российский вариант в существенных чертах ближе к чешскому опыту. Однако российская ваучерная приватизация по многим пунктам проигрывает даже опыту Чехии и Словакии. При всех известных изначальных отличиях недостатки российской ваучерной приватизации были следствием не проявления каких-то российских особенностей, а результатом сознательного выбора, то есть, во многом определялись причинами субъективного порядка.

Таким образом, главными недостатками осуществленной в России программы чековой приватизации были:

. выпуск чека на предъявителя, а не именного чека;

. фиксирование номинальной стоимости чека в рублях, а не в условных единицах;

. отсутствие механизмов поддержания курсовой стоимости чека в процессе аукционов и ее соответствия стоимости приобретаемых на него активов;

. локальный характер аукционов;

. и отсутствие ограничений на участие в них физических и юридических лиц.

Этап 2. Денежный этап приватизации.

Таким образом, специальные залоговые аукционы должны были в конкурсном порядке выявить банки, предлагавшие наиболее выгодные для правительства условия кредитования. Тем не менее, исследователи обращают наше внимание на следующие вопросы. Зачем правительству брать кредит у российских банков и отдавать в залог акции госпредприятий будущим олигархам, если потом на возврат кредитов денег не будет? И если до залоговых аукционов В. Потанин и другие участники не были очень крупными собственниками, то откуда у них взялись деньги на кредит государству, чтобы потом получить такие важные объекты российской индустрии? Тем не менее, консорциум российских коммерческих банков в составе банков «Империал», «Инкомбанк», «ОНЭК-СИМбанк», «Столичный банк сбережений», «Менатеп» и «Международная финансовая компания» предложил Правительству РФ крупный льготный приватизационный кредит, временно замещающий собой запланированные в бюджете поступления от приватизации, при условии передачи им в залог пакетов акций ряда крупнейших российских предприятий. Вместе с тем, известно, что Правительство сначала одолжило банкам деньги под мизерный процент: из 9 коммерческих банков, в которых Минфин России размещал на депозитах временно свободные валютные средства, в залоговых аукционах участвовали 6 банков (в качестве потенциального кредитора или гаранта).

Тем не менее, в 1995 г. было проведено 11 из 12 залоговых аукционов. Все банки названного консорциума, за исключением «Инкомбанка», стали победителями залоговых аукционов. Общая запланированная сумма кредита по всем заключенным договорам составила 3,57 трлн. рублей, или 1,85% от доходов федерального бюджета за 1995 г. Учитывая, что выполнение плана по доходам федерального бюджета 1995 г. составило 106% (при общем дефиците в 48 трлн. рублей), решающего значения для покрытия дефицита эти кредиты не имели. Анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась.

Рефераты:  Қорытпалардың күй диагрммасы | Скачать Реферат

По истечении установленного срока кредитования (1 сентября 1996 года) в случае не возврата денег банк-залогодержатель имел право реализовать на рынке имеющийся у него пакет акций. Как и предполагалось, было принято совместное решение Правительства и Совета безопасности, которое подтвердило право банков продавать заложенные пакеты акций. Что и было сделано разными способами, причем — что уже стало традицией — со многими скандалами между конкурентами. В большинстве случаев пакеты акций были выкуплены самими кредиторами непосредственно или через подставные фирмы. Пожалуй, наиболее бесконфликтно прошли продажи заложенных пакетов акций нефтяных компаний «Сургутнефтегаз» и «Лукойл».

Таким образом, с использованием механизма залоговых аукционов были приватизированы крупные компании:

. нефтегазовый комплекс: Сургутнефтегаз, Лукойл, Сиданко, Юкос, Сибнефть;

. металлургический комплекс: Челябинский меткомбинат, Норильский никель, Новолипецкий металлургический комбинат;

. морские пароходства: Северо-Западное пароходство, Мурманское морское пароходство, Новороссийское морское пароходство.

Таким образом, основные выводы, которые можно сделать в отношении приватизации с использованием механизма залоговых аукционов, состоят в следующем:

. были приватизированы наиболее привлекательные российские предприятия по ценам, существенно ниже их рыночной стоимости;

. одним из эффектов такой приватизации явилось формирование класса российских олигархов;

. по некоторым оценкам, заключенные сделки имеют все признаки притворности, направленной на отчуждение федеральной собственности в пользу ограниченного числа лиц.

Инвестиционные конкурсы (1993-1998 г.г.) по продаже объектов приватизации, находящихся в государственной собственности, были еще одной реалию российской приватизации. По сути, инвестиционные конкурсы для федерального бюджета являлись убыточной формой продаж, так как, при продаже пакетов акций на аукционе или коммер-ческом конкурсе, продажная цена в результате торгов выросла бы многократно и деньги сразу бы были направлены в бюджет. Тем не менее, идеология инвестиционных курсов состояла в том, что государство в условиях мизерности федерального бюджета поручало инвестору-покупателю осуществить инвестиционную поддержку приватизируемого производства, подразумевая, что упущенный доход бюджета будет компенсирован в дальнейшем за счет преобразования действующего производства. Покупатель, став собственником, как правило, крупного пакета акций, приобретенного на инвестиционном конкурсе, становился, по сути, исполнителем государственного заказа по финансовой и производственной реабилитации приватизированного предприятия.

Формирование инвестиционных программ при приватизации осуществлял сам эмитент совместно с потенциальным покупателем, а Госкомимущество их утверждало. Законодательно не был установлен порядок подбора организаций-разработчиков инвестиционных программ и порядок согласования программ. Технико-экономическое обоснование инвестиционных проектов, как правило, не разрабатывалось, проекты инвестиционных программ не экспертировались отраслевыми проектными институтами.

Через инвестиционные конкурсы прошли практически все крупнейшие предприятия России: предприятия нефтедобычи и нефтепереработки, Норильский никель, гиганты горнодобывающей отрасли, черной и цветной металлургии, порты, предприятия энергетики, связи.

В самом понятии «инвестиционный конкурс по продаже пакетов акций акционерных обществ, созданных в порядке приватизации государственных и муниципальных предприятий» соединены два независимых друг от друга процесса:

. конкурс по приобретению акций приватизируемых предприятий;

. исполнение инвестиционных обязательств, принятых как дополнительное условие участия в приватизации.

В качестве критерия для выявления победителя конкурса могут быть назначены разные показатели: цена пакета (коммерческий конкурс), социальные условия, сумма инвестиций, сроки внесения инвестиций, цели и формы инвестирования или любые иные показатели.

Резюмируя опыт продаж на инвестиционных конкурсах, нужно отметить, что продавец государственного имущества — РФФИ и территориальные фонды имущества не проводили должной подготовительной работы, недостаточно изучали истинные намерения покупателей. Впоследствии выявлялись нарушения в расчетах уровня инвестиций, корыстный сговор инвестора и эмитента, иные нарушения, связанные с неисполнением инвестиционных обязательств. По данным РФФИ, всего с начала приватизации было заключено 147 договоров с победителями инвестиционных конкурсов по продаже объектов федеральной собственности, размер инвестиционных обязательств составлял не менее 2,1 трлн. рублей, территориальными фондами имущества заключено более 1 219 договоров, сум-ма инвестиций оценивается в 8,2 трлн. рублей. РФФИ признает, что из 147 договоров выполнено только 26.

Сложившаяся в России технология приватизации государственного имущества требует модернизации. Об этом заявил Председатель Правительства Российской Федерации М. Е. Фрадков, открывая очередное заседание Правительства, на котором рассматривался вопрос об итогах приватизации за 2003 год и плане приватизации на 2004 год.

«Рассматривая итоги приватизации государственного имущества, Правительство должно, в первую очередь, проанализировать все недостатки приватизационных процедур, чтобы гарантировать выполнение планов приватизации в последующие годы», — подчеркнул М. Фрадков. К основным проблемам он отнес недостаточный уровень исполнения приватизационных планов, дискуссии по удлинению списков приватизируемого имущества, столкновение ведомственных интересов, а также тот факт, что приватизация носит формально количественный характер.

«Из года в год растут переходящие остатки приватизации значительного массива государственного имущества, а выполнение планов приватизации зачастую осуществляется за счет крупных, разовых сделок», — отметил глава Правительства. По его данным, 70% доходов от приватизации 2003 года были получены от ряда крупных сделок, осуществленных в конце 2002 года.

М. Фрадков заявил, что необходимо по существу проанализировать то, что сейчас происходит в сфере управления государственной собственностью, подчеркнув при этом необходимость отхода от количественного подхода к приватизации. «Собственность вообще и государственная собственность в частности, является мощнейшим ресурсом, которым располагает государство, и который с максимальным эффектом необходимо использовать в структурных реформах и обеспечении роста экономики», — отметил глава Правительства.

.2 Итоги и перспективы приватизации

На первоначальном этапе рыночной трансформации устойчиво преобладали мнения, что приватизация как массовая трансакция собственнических прав может быть проведена в сравнительно короткие сроки, быстро создаст критическую массу частных собственников и основу стабильного повышения эффективности экономики. Иллюзии рассеивались по мере той или иной степени реализации приватизационных программ: на волне приватизации подъема экономики не произошло. Нельзя, однако, полностью согласиться и с распространенным в России взглядом на приватизацию как на ошибочный курс властей, способствовавший развалу экономики. В мировой экономической истории не было еще прецедентов, когда на огромном геополитическом пространстве практически одновременно и в столь короткие сроки были бы приведены в движение фактически все государственные активы. Процесс такого размаха не мог пройти гладко, с абсолютно позитивным или близким к намеченному результатом. Проблемы были неизбежны и в основном могут быть сведены к следующему.

Во-первых, несовершенство, неразвитость институтов собственности в переходных экономиках, отсутствие механизмов самонастройки и компенсации сторонних воздействий позволяют государству в лице чиновничьей номенклатуры фактически сохранять полностью или частично контроль над приватизированными активами. Права новых собственников плохо защищены. Юридическая смена собственности на государственные активы не обеспечивает новому собственнику полной уверенности в правах и не стимулирует поэтому рационального экономического поведения. Таким образом, в переходных экономиках (как, впрочем, и в любых других) приватизация выходит далеко за рамки чисто юридического процесса. А потому даже вполне добротная юридическая основа приватизации — это очень важная, но всего лишь часть процесса изменения отношений собственности.

Во-вторых, нет никаких гарантий, что вслед за юридическим изменением формы собственности на государственные активы изменятся сами собой экономические отношения в распределении ресурсов. На самом деле регулирование ресурсной базы, как правило, сохранялось в руках государства безотносительно к форме собственности на активы. И необходимы большие дополнительные усилия, чтобы действительно разделить собственность и власть после смены юридического статуса.

В-третьих, в трансформирующихся экономиках переход прав собственности не ведет автоматически к изменению системы управления и контроля. Опыт всех стран свидетельствует о неизбежности конфликтов по вопросам профессионального управления и контроля между новым и старым менеджментом, внешними и внутренними инвесторами приватизированных компаний даже независимо от их размеров.

В 1995 — 1996 гг. не была достигнута главная, фискальная, цель приватизации — недовыполнение заданий по поступлениям в бюджет было огромным. Переломить на некоторое время негативную тенденцию удалось с помощью новой для России (и нетипичной в мировой практике) схемы так называемых залоговых аукционов (осень — зима 1995 г.). В соответствии с этой схемой правительство (госбюджет) получает от коммерческих банков кредит под залог федеральных пакетов акций наиболее привлекательных компаний. По акциям, предназначенным в залог, проведены тендеры, победителями которых были признаны банки, предложившие более крупные кредиты. Банки, выигравшие на залоговом аукционе, получили право управлять залоговыми пакетами в течение всего времени залога. По истечении этого времени (намеченный срок — 1 сентября 1996 г.) в случае невозврата кредитов (а иначе и не могло быть при катастрофическом состоянии госбюджета) залогодержатель получал право продать залоговые пакеты и погасить за счет выручки предоставленные правительству кредиты. С определенными оговорками залоговые схемы можно назвать специфическим методом приватизации-практически все залогодержатели предпочли не продавать свои пакеты. На залоговые аукционы были выставлены акции 12 компаний. Бюджет в общем итоге получил от залоговых аукционов около 1 млрд. долл.

Проведение аукционов сопровождалось множеством конфликтов между участвовавшими банками (их инвестиционными компаниями), а после завершения аукционов возникли конфликты также между банками-залогодержателями и менеджментом компаний. Менеджмент стремился сохранить контроль, не допуская представителей банков в корпоративные органы управления, препятствуя открытию всей финансовой информации и тормозя тем самым начало реструктуризации предприятий (таким, например, было противостояние «Норильского никеля» и ОНЭКСИМбанка).

Залоговые аукционы были первой попыткой перевода крупных российских промышленных предприятий под частное управление. Но на их результативности сказался очевидный олигархический характер переходной экономики в России. Залоговые аукционы практически были закрытыми для большинства банков, создавая выгодные условия сделок только «для своих». Поэтому суммы залога и цена последующих продаж оказались, по различным оценкам, в 3 — 5 раз ниже того, что могло быть получено на открытых торгах.

В 1997 г. вступил в силу новый закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества Российской Федерации». Закон делает основной акцент на приватизацию не предприятий (большая часть из них уже приватизирована), а имущественных долей государства. Набор методов приватизации расширен за счет продажи производных ценных бумаг. Сокращены и могут использоваться более гибко (вплоть до полной отмены) льготы трудовым коллективам. Важно, что стоимость имущественных комплексов определяется не только по балансовой стоимости, а совокупно — на основании уставного капитала, балансовой оценки и рыночной стоимости. Восстановлено забытое понятие аренды с выкупом (по рыночной стоимости).

С 1997 г. предусмотрен ряд новых подходов, призванных улучшить ситуацию прежде всего с бюджетными доходами от приватизации. Учитывая низкую бюджетную эффективность предшествовавших массовых продаж, новый порядок приватизации опирается на хорошо подготовленные немногочисленные крупные сделки. Предпродажная подготовка с привлечением независимого финансового консультанта нацелена на получение максимальных поступлений в федеральный бюджет. Помимо продаж по индивидуальным проектам будут продаваться пакеты акций и недвижимость по стандартным схемам, на коммерческих конкурсах с инвестиционными и социальными условиями. Предусмотрено также продолжить практику сдачи федерального имущества в аренду.

Крупнейшими сделками стали продажи пакетов акций компаний «Связьинвест», «Роснефть», ряда нефтяных компаний, выведенных для этого из запретительных списков.

Планы приватизации компаний, условия конкурсов и аукционов по продаже крупных пакетов вновь стали предметом длительных острых конфликтов между потенциальными инвесторами, федеральными и региональными властями. Чтобы упорядочить процесс подготовки и проведения приватизационных сделок, Мингосимущество РФ предусмотрело классификацию предприятий с той или иной степенью государственного участия и соответствующими ограничениями в приватизации. Выделяется пять типов предприятий:

региональные и национальные естественные монополии, в которых управление государственным пакетом осуществляет коллегия представителей государства (РАО «Газпром», РАО «БЭС России» и др.);

акционерные общества, доминирующие на отдельном рынке и подлежащие реструктуризации в интересах формирования конкурентной среды. Такие общества контролируются путем закрепления в собственности государства контрольного пакета акций или «золотой акции»;

акционерные общества, акции которых могут быть переданы в холдинги или другие объединения предприятий (в том числе финансово-промышленные группы) с сохранением у государства «золотой акции»;

акционерные общества, пакеты акций которых могут быть переданы в управление субъектам федерации;

все остальные акционерные общества, акции которых могут быть проданы или выставлены на конкурсы по доверительному управлению.

В первом квартале 1998 г. пакеты акций, находящиеся в федеральной собственности, по величине доли в уставном капитале АО распределялись следующим образом: более 50% — 831 АО; от 25 до 50% — 2004 АО; до 25 — 1400 АО; «золотая акция» — 631 АО. Всего на начало 2000 г. в России зарегистрирована 31 тыс. АО.

Правительство внесло в Госдуму программу приватизации на 2004 год. Программа включает в себя приватизацию имущества, которое не используется для обеспечения функций и задач государства, а также проведение структурных преобразований в соответствующих отраслях экономики.

В настоящее время в России насчитывается 9 тыс 860 федеральных государственных унитарных предприятий (ГУП), 911 из них состоят как приватизированные в 2003 году. В 2004 году было приватизировано еще 1 тыс. 62 ГУПа.

Также в 2004 году было приватизировано еще свыше 700 открытых и закрытых акционерных обществ, акциями которых владеет государство.

В 2004 году была продолжена приватизация пакетов акций предприятий машиностроения, энергостроительного комплекса, химической, нефтехимической и атомной промышленности, морского, автомобильного и воздушного транспорта, связи, легкой и лесной промышленности. Государство продаст также свои пакеты акций в коммерческих банках.

В конце 2004 года была завершена приватизация ГУПов в нефтегазовом комплексе, топливной промышленности, морском и речном транспорте и предприятий здравоохранения за исключением санэпиднадзора.

Кроме этого правительство разрешило приватизацию 70 предприятий оборонного комплекса, исключив их из перечня предприятий и организаций, приватизация которых запрещена. Среди них — Российская самолетостроительная компания «МИГ», Производственное объединение «Квант», КБ «Луч» (г. Рыбинск), НИИ «Экран» (г. Самара) и другие предприятия.

Государство получило от приватизации федерального имущества в 2004 году не менее 40 млрд. рублей.

Глава 3. Опыт зарубежных стран

3.1 Опыт ваучерной приватизации

Приватизация в постсоциалистических странах не была равномерным поступательным процессом смены титула собственности предприятий с государственного на частный или смешанный. Формирование структуры экономики, по критерию форм собственности отвечающей требованиям рынка, осуществлялось поэтапно, с замедлениями, отступлениями и корректировками первоначальных программных установок. Практически повсеместно началу нормальной легитимной приватизации по стандартным схемам и в соответствии со специальными законами и государственными программами предшествовал этап так называемой спонтанной приватизации.

Если передача новым собственникам малых и части средних предприятий через аренду, продажу и реституцию (возвращение бывшим владельцам собственности, национализированной после второй мировой войны) прошла довольно легко и успешно, то «большая» приватизация столкнулась с существенными трудностями. В Болгарии, Польше, Румынии и Чехословакии (позднее Чехии и Словакии) были приняты ваучерные схемы приватизации. Но, за исключением Чехословакии, они не осуществлялись на практике вплоть до середины 90-х годов, когда в этих странах уже возникли рыночная банковская система и фондовый рынок. В эти годы различные представители и группы правящего слоя боролись за контроль над государственной собственностью и делили ее. В итоге к 1995 — 1996 гг. в сферу ваучерной приватизации попали те предприятия, которые государство не могло продать частным лицам или организациям. В это время ваучерная приватизация уже полностью потеряла привлекательность для населения. Примечательно, что на референдуме, состоявшемся в Польше в феврале 1996 г, большинство граждан высказались в поддержку платной приватизации. Единственным примером быстрой и успешной ваучерной приватизации в Восточной Европе является приватизация в Чехии и Словакии, прошедшая в 1992 — 1994 гг. Она во многом аналогична схеме ваучерной приватизации в России. Граждане Чехии и Словакии получали ваучеры, которые могли обменять на акции предприятий или на акции инвестиционных фондов. Однако, в отличие от России, чешские и словацкие инвестиционные фонды не прекратили существование после завершения приватизации, а превратились в собственников бывшего государственного имущества. Хотя не во всех фондах положение обстоит благополучно, многие из них все же сумели наладить эффективное управление приватизированными предприятиями.

Практика восточноевропейских стран, особенно Болгарии и Румынии, выявила крайне негативные последствия затягивания сроков приватизации. В условиях экономической либерализации государство во многом теряет возможность контролировать госпредприятия. Имущество, фактически потерявшее владельца, становится объектом злоупотреблений.

.2 Опыт платной приватизации

В середине 90-х годов возникла новая волна интереса к платной приватизации. На этот раз она была связана с острейшим бюджетным кризисом, поразившим почта все восточноевропейские страны. Причина кризиса — в нереформированности бюджетной сферы.

Государство сохраняет высокие обязательства перед производством и социальной сферой, но налоговая база и организация сбора налогов не дают возможности профинансировать государственные расходы в предусмотренном объеме. Более того, если в период высокой инфляции первой половины 90-х годов государство добивалось приемлемого уровня собираемости налогов благодаря высокой инфляции (а собираемость многих налогов, включая НДС, прямопропорциональна инфляции), то при переходе экономики в низкоинфляционный режим оно лишилось этого «источника». Наконец, по мере развития рыночной экономики стали появляться такие статьи государственных расходов, которых раньше в постсоциалистических странах не было (например, выплата пособий по безработице).

Эта ситуация очень напоминает бюджетный кризис в России в 1997 г., что еще раз свидетельствует об общности основных законов трансформации для всех переходных экономик.

В 1997 — 1998 гг. проблема финансирования бюджета с наибольшей остротой встала перед Болгарией, Венгрией и Румынией, хотя проявилась и в Польше и Чехии. Государственные органы этих стран приступили к приватизации крупных объектов энергетики, тяжелой промышленности и транспорта. Главная трудность состоит в том, чтобы привлечь покупателей к этим объектам, которые обычно отличаются хронической убыточностью и отягощены большой социальной инфраструктурой, устаревшим оборудованием и избыточной занятостью. Например, в Венгрии одни и те же энергетические и транспортные компании приходилось выставлять на торги пять-шесть раз.

В числе объектов, которые были выставлены на продажу в эти годы, — электростанции, сети энерго- и газоснабжения в Венгрии, Польше и Чехии, нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы, сети заправочных станций в Румынии и Болгарии, национальные авиакомпании в Польше и Чехии, машиностроительные предприятия, ранее составлявшие сердцевину индустриального комплекса. Из-за высокой стоимости эти компании и предприятия достаются главным образом иностранному капиталу.

Рефераты:  Реферат: Общим воинским уставам. Скачать бесплатно и без регистрации

Для некоторых стран, например для Болгарии, характерно стремление продать госпредприятия дешевле, но как можно быстрее. Это объясняется необходимостью срочно пополнить бюджет, а также связано с необходимостью производить крупные платежи по внешнему долгу. По этой же причине Болгария, единственная из стран Восточной Европы, возобновила практику приватизации по «схеме Брэйди» (названной по имени министра финансов США конца 80-х годов), которая предусматривает продажу государственной собственности зарубежным инвесторам и проведение экологических мероприятий международного значения в зачет погашения внешнего долга.

В процессе приватизации государство поощряет формирование крупных промышленно-финансовых структур (аналогичных российским). Такие структуры возникают, например, в результате приобретения банком контрольного пакета акций крупного производственного предприятия. Не смотря на то что подобные объединения финансового и производственного капитала ведут к монополизации рынка, восточноевропейские страны видят в них возможность добиться роста производства за счет экономии на масштабе. В то же время интерес к политике поддержания конкуренции заметно ослаб. Например, в Польше в 1995 г. парламент пересмотрел антимонопольный закон, изменив критерий «монополистического положения», с которого начинается применение санкций к монополисту, с 20 до 40% объема продаж в отрасли. Благодаря этому из сферы действия антимонопольного закона были выведены многие предприятия энергетики, транспорта и телекоммуникаций, то есть тех отраслей, где особенно остро стоит вопрос о реструктуризации и приватизации. В том же году польское правительство объявило о планах объединения государственных предприятий в нефтеперерабатывающей, сталелитейной, фармацевтической и других отраслях.

Органы антимонополистического регулирования в Польше (как и в других восточноевропейских странах) осуществляют наблюдение за рынком по критерию не столько доли компании в отраслевом производстве или сбыте, сколько «монополистического поведения», то есть значительного завышения цен, снижения качества продукции, незаконного препятствования вступлению новых конкурентов на рынок и т. п. Такой подход соответствует доминирующим в мире тенденциям антимонопольного регулирования.

Приватизация и другие институциональные преобразования в Восточной Европе создали ту среду, которая благоприятствует экономической активности и помогла быстро преодолеть глубокий кризис.

.3 Приватизация во Франции, Германии, Испании

Госсектор Франции формировался под воздействием сменявших друг друга волн национализации (1936, 1945, 1982-го годов) и приватизации (конец 60-х и первая половина 70-х годов, 1986-1988, 1993-1996 годов).

Выбор правительствами той или иной стратегии в каждый конкретный исторический момент обусловлен многими экономическими, идеологическими политическими и другими мотивами. Однако главную роль во Франции, глубинную первопричину изменений в политике правительств в отношении госсектора играли экономические императивы.

В 1982 году правительством левых сил была проведена масштабная национализация. Анализируя эту национализацию можно сказать, что она противоречила потребностям экономического развития страны, привела к увеличению числа неэффективно работающих, убыточных государственных предприятий. Правительству не удалось доказать, что государство способно управлять ими эффективно.

В отличие от национализации 1982 года приватизация 1986 года не стала единовременным актом, связанным исключительно с приходом к власти правоцентристского правительства. Она приобрела характер долговременного стратегического курса, которого придерживались все правительства Франции, в открытой форме или де-факто, независимо от их политической ориентации.

У этой приватизации существует внутренняя противоречивость: приватизация вовсе не означает «ухода» государства из экономики, хотя формально приводит к сокращению размеров государственной собственности. При проведении приватизации правительства разной политической ориентации всегда старались сохранить в своих руках (или даже увеличить) рычаги контроля и управления экономическими процессами. Это очень важно для соблюдения законов ее проведения, так как соблазн расхищения государственной собственности во время приватизации особенно велик. Все мероприятия по приватизации тщательно и порой долго готовились, просчитывались различные варианты и возможности, а в послеприватизационный период государство продолжало наблюдать за деятельностью переданных в частные руки предприятий с тем, чтобы не допустить их перепродажи. Государством принимались меры, ограничивающие сосредоточение капитала приватизируемых компаний в одних руках, а также ограничивающие участие в их капитале иностранных инвесторов.

Политика приватизации имела свои плюсы и минусы. Далеко не всегда, как свидетельствуют приведенные факты, она способствовала повышению эффективности и нередко приводила к обострению социальных конфликтов. По-видимому, проблема неэффективности хозяйственного механизма, которую пытались решать через приватизацию, отнюдь не зависит напрямую от масштабов государственной собственности, степени административного вмешательства и регулирования.

Приватизация во Франции имела четко выраженный фискальный характер. Государство продавало свою собственность по значительно более высоким ценам по сравнению с компенсационными платежами при национализации. В итоге государство выручили 71 миллиардов франков, значительная часть этой суммы пошла на погашение государственного долга. Французская приватизация привела к росту численности акционеров — к концу 80-х годов она достигла 6 миллионов, т.е. собственником акций стал каждый шестой житель страны старше 18 лет.

Что же касается Германии, то возрождение предпринимательства в первый период времени после Второй мировой войны шло только в восточных землях, и в нескольких формах. Это и создание новых фирм, и реприватизация, и организация совместных предприятий при участии западного капитала и бывших народных предприятий. Своего рода переходной мерой является децентрализация управления в рамках бывших комбинатов, в результате чего прежние государственные предприятия начинают действовать как свободные производители в рыночной среде.

Сразу же после объединения Германии было подано около 6000 заявок о выкупе предприятий их бывшими владельцами. При полном выкупе хозяйства предприятия имели возможность получить кредит у Немецкого кредитного банка под залоговую стоимость земельного участка. Кредиты на модернизацию можно было получить по линии «Программы возрождения Европы».

Хозяйство Германии структурно было организовано в 250 комбинатов, в которых в свою очередь входило около 8000 предприятий. После объединения Германии все они были переданы под управление ведомства по реорганизации и приватизации, называемого Попечительским или Опекунским советом. Но не все предприятия могли быть приватизированы. Поэтому параллельно с приватизацией были и другие подходы поиска эффективного управления.

Первым путем был роспуск комбината: входящие в него предприятия получали полную самостоятельность, выбирали директоров и действовали на свой страх и риск. Второй путь — превращение комбината в штаб — квартиру с координационными и поддерживающими функциями, которые предприятию выгодно делегировать такого рода центру. Третий путь — это создание холдингов вместо прежних производственных объединений. В марте 1990 года в ГДР был издан закон об учреждении и деятельности частных предприятий и об участии в капитале, где определялись условия приватизации.

После того как обозначились временные рубежи объединения, понадобилось примерно 4 месяца, чтобы завершить формирование правовой базы для приватизации восточногерманских предприятий. Договор о создании валютного, экономического и социального союза между ФРГ и ГДР от 18 мая 1990 года учреждал Опекунский совет по управлению государственным имуществом. К нему переходил государственный долг ГДР в том объеме, в каком он мог быть погашен будущими доходами от реализации государственного имущества. Оставшаяся задолженность распределялась между новыми восточными землями.

При анализе деятельности предприятий выяснилось, что лишь 8 % рабочих мест являются рентабельными, а производительность труда в ГДР составляла менее 30 % от западногерманского уровня. Тем не менее, к концу 1994 года, когда попечительское ведомство завершило свою деятельность, удалось приватизировать или вернуть прежним владельцам около 20000 предприятий, преимущественно производственных. При этом в договорном порядке были получены гарантии создания 1,5 миллиона рабочих мест и выделения инвестиций на сумму 210 миллиардов марок. Как показывает текущая проверка выполнения гарантий, данных предприятиями, в среднем было создано больше рабочих мест и вложено инвестиций, чем это предусматривалось договорами.

После Попечительского совета были созданы другие организации, которые занимаются приватизацией оставшихся в руках государства производственных предприятий и контролируют выполнение договоров, заключенных с инвесторами. В Испании государственный сектор экономики за последние 20 — 30 лет значительно сократился. Если в середине 80-х годов его доля в общем объеме валового внутреннего продукта страны составляла более 90 %, в середине 90-х — 83 %, то сейчас — чуть больше 30 %. Продажа бывших государственных предприятий осуществляется уже почти 20 лет.

К государственному сектору экономики еще совсем недавно относилось большинство промышленных предприятий Испании. Вся электроэнергия в стране производилась на государственных электростанциях компании «ЭНДЕСА». Государственными были — весь используемый в стране газ, 65 % угля и почти 90% стали. Полностью в руках государства находилась телефонная связь.

К государственному сектору экономики относились также сеть лучших гостиниц, ведущие туристические агентства и даже гольф-клубы. Разумеется, весь общественный транспорт в стране, кроме такси, был государственным.

И весь этот гигантский сектор национальной экономики, включавший в себя более половины всех предприятий Испании, управлялся из одного центра — так называемого Национального Института промышленности. По сути, это было одно грандиозное министерство.

Впрочем, такая структура экономики, созданная во времена диктатуры генерала Франко, вполне соответствовала тогдашнему авторитарному режиму. Франко пришел к власти в Испании в 1939 году в результате военного мятежа и трехлетней гражданской войны. Но лишь в 50-е годы его правительство обратилось к национальной экономике, пришедшей к тому времени в полный упадок.

Частный капитал был весьма слабым, в стране преобладало мелкое производство. Но диктатор особо и не доверял ни частной инициативе своих сограждан, ни иностранному капиталу, и делал главную ставку на свое государство. В те годы, ведущие промышленные предприятия национализировались одно за другим.

Легкой промышленностью и сельским хозяйством генерал Франко практически не занимался. И сельское хозяйство Испании оставалось традиционным: на юге преобладало крупное частное землевладение, на севере — мелкое.

Диктаторский режим прекратился после смерти Франко в 1975 году, затем наступил «переходный период», когда были заложены основы демократических преобразований.

Приватизацию государственной собственности в Испании начала Социалистическая Рабочая Партия, стоящая на позициях социал-демократии и близкая по идеологии, например, немецким социал-демократам. Эта партия находилась у власти почти 15 лет — с 1982 по 1996 годы. Примечательно, что именно левая партия начала приватизацию, поскольку даже ее лидеры убедились, что альтернативы не существует.

Сменившая социалистов в 1996 году и находящаяся по сей день у власти в Испании правоцентристская Народная Партия продолжила приватизацию. Продажа государственных предприятий — один из основных пунктов экономической программы нынешнего председателя правительства Испании Хосе-Мария Аснара. По своим взглядам он близок немецким христианским демократам.

Разногласий по поводу приватизации промышленных предприятий в испанском обществе практически не было. Против этого не возражали даже коммунисты — третья по влиянию политическая партия в Испании. Все ведущие политические силы страны, представленные в национальном парламенте, сходились в том, что роль государства в экономике должна быть ограниченной. Это не значит, впрочем, что разногласий по поводу приватизации не существует вовсе. Но они затрагивают в основном социальную сферу — здравоохранение и образование. Здесь также давно присутствует частный сектор: многочисленные частные школы и университеты, развитая сеть частных клиник и консультаций. Тем не менее, ключевые позиции по-прежнему сохраняет за собой государство. Частный сектор пока не в состоянии решить всех существующих в социальной сфере проблем. Ведь он всегда ориентирован на получение прибыли, а медицинское обслуживание, также как и общественный транспорт, должны быть общедоступны.

В Испании и национальная железнодорожная компания «РЕНФЕ» пока остается в полной собственности государства, как и городской транспорт — автобусы и метро. Что касается общественного транспорта, то после многочисленных парламентских дебатов, в Испании началась приватизация национальной авиакомпании «Иберия». Автобусные междугородние перевозки уже приватизированы. Практически все отрасли топливно-энергетического комплекса и телефонная связь также приватизированы. Например, бывший монополист, государственная нефтегазовая международная «Бритиш Петролеум». Что касается других крупных монополий, то, скажем, приватизация национальной телефонной компании «Телефоника» была полностью завершена еще в 1996 году. Полностью приватизирована и другая крупнейшая государственная монополия — национальная энергетическая компания «ЭНДЕСА». С другой стороны, в собственности государства по-прежнему остаются самые крупные в стране угольные шахты «УНОСА», в провинции Астурия, на севере. Их приватизация пока нереальна — шахты убыточны, а просто закрыть их государство не может. Без работы сразу окажутся сотни людей. Поэтому испанское правительство считает пока более целесообразным предоставление дотаций этим шахтам, так как не в состоянии решить проблему переквалификации и трудоустройства шахтеров в этом угольном регионе.

Как же осуществляется контроль за предприятиями стратегических отраслей? Как правило, государство владеет в этих компаниях так называемой «золотой акцией», дающей право блокировать любое нежелательное, с точки зрения правительства, решение акционеров. Кроме того, ни испанская, ни зарубежная компания, не может купить сколько-нибудь значимый пакет акций предприятия, относящегося к числу стратегических, без специального разрешения правительства Испании. Существует специальная, подотчетная парламенту, государственная Комиссия по приватизации, которая контролирует весь процесс продажи государственных предприятий. В среднем крупнейшие предприятия в Испании продаются в течение 5-8 лет.

Заключение

Быстрый передел собственности преследовал в первую очередь не экономические, а политические цели, поэтому возникший слой акционеров в основной массе не стал эффективным собственником. Участие в управлении акционерным обществом для рядовых держателей акций затруднено, так как для этого необходим соответствующий пакет акций. Кроме того, завершившиеся процессы концентрации собственности путем скупки акций менеджментом или крупными собственниками предприятий делают управление акционерным обществом для основной массы рядовых акционеров малореализуемым.

. Основная часть приватизированных и государственных предприятий в нашей стране работают малоэффективно, так как, сама по себе смена формы собственности не обеспечивает повышение эффективности производства. Повышение эффективности не является прямым следствием приватизации, оно возможно за счет замены устаревшего оборудования на новое, применения прогрессивных технологий, успешной реализации маркетинговой политики, улучшения управления. Эти процессы являются длительными, требующими дополнительных инвестиций.

. Реализованная в нашей стране модель приватизации дала в бюджеты всех уровней доходов меньше, чем приватизация в бывших соц. странах Европы. Доходы от приватизации в малой степени отразились на социальной защите населения и развитии социальной инфраструктуры.

. Финансовое положение России стабилизировалось только после 1998 г., и связано это было не с эффектом от приватизации, а, в первую очередь, эффектами от низкого курса рубля и постепенным ростом цен на нефть на международных рынках.

. Можно констатировать, что технологически отсталое производство на большинстве предприятий не в состоянии конкурировать с более развитым западным производством.

. По объему ежегодно привлекаемых иностранных инвестиций экономика России серьезно отстает от экономик европейских государств бывшего соц. лагеря.

Как показывает анализ процессов приватизации и развития фондового рынка в России, денационализация может осуществляться либо путем глобальной или ограниченной приватизации, либо бесплатной передачи предприятий или продажи его инвестору. В результате ваучерной приватизации уже к 1994 году в России 13 тыс. предприятий стали акционерными обществами. Малая приватизация была практически завершена, однако часто она проходила в условиях получения неполной собственности (например, аренды магазина).

Экономические последствия форсированной приватизации, проведенной по российскому образцу, оказались крайне тяжелы. Системы национальных счетов показывают, что для реального сектора российской экономики ситуация тяжелая. С другой стороны, если приватизация не ставит своей целью радикальное изменение социально — классовой структуры общества, то можно увидеть, что разумная, умеренная, постепенная приватизация действительно частично повышает инвестиционную активность, но только вместе с реформами в других областях финансовой деятельности.

Итоги приватизации последних лет незыблемы и пересмотрены не будут. А с 2021 года эту программу вообще планируется приостановить.

От приватизации федерального имущества в бюджет страны в 2005 году поступило порядка 35 млрд. рублей. При этом доход от приватизации федерального имущества также составит 35 млрд. рублей. В 2007 году было приватизировано государственное имущество, которое не обеспечивает необходимые государственные функции, а также были проданы пакеты акций акционерных обществ, доля участия государства в которых «не обеспечивает эффективного влияния в управлении».

В развитии человеческой цивилизации, экономических систем, становлении и развитии товарного производства наряду с разделением труда решающую роль играет собственность. Отношения собственности составляют основу любой экономической системы.

В современном мире нет ни одной страны, где бы государство активно не занималось хозяйственной деятельностью. Преобладание государственной формы собственности в экономике страны ведет к возникновению государственной монополии, которая пагубна для развития экономики, для потребителя, населения и чрезвычайно выгодна производителю. Гипертрофированное огосударствление экономики приводит к мономорфизму собственности, окостенению предпринимательских структур, препятствует функционированию рыночных механизмов. Именно поэтому необходимо разгосударствление и приватизация.

Библиографический список

1. Иохин В. Я. Экономическая теория: введение в рынок и микроэкономический анализ. — М.: 2007.

. Куликов В. Об итогах приватизации в Российской федерации и основных направлениях ее дальнейшего проведения. — М.: 2008.

. Куликов В. Российская приватизация в шестилетней ретроспективе. — М.: 2005.

. Миронов В., Зимогляд А., Яковлев А. Российский монополизм и приватизация 2007.

. Пустовалов А. Р. Приватизация и национализация в Западной Европе. С.-П.: 2003.

. Райзберг Б. А. Рыночная экономика. — М.: 2007.

. Сажина М. А., Чибриков Г. Г. Экономическая теория. — М.: 2006.

. Чепурин М. Н., Киселева Е. А. Курс экономической теории. — Киров: «АСА». — М.: 2008.

. Ходов Л. Г. Основы государственной экономической политики. — М.: 2005.

. Эрроу К. Переход к рыночной экономике: темпы и возможности. /Проблемы теории и практики управления. — М.: 2006.

. Права собственности, приватизация и национализация в России: — Санкт-Петербург, Фонд «Либеральная миссия», Новое литературное обозрение, 2009 г.- 504 с.

. Приватизация земли коммерческими организациями: Д. Ю. Жогов, С. Е. Малета, С. В. Малета — Москва, Эксмо, 2021 г.- 208 с.

Оцените статью
Реферат Зона
Добавить комментарий